Читать онлайн C первого взгляда, автора - Пейсли Ребекка, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - C первого взгляда - Пейсли Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

C первого взгляда - Пейсли Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
C первого взгляда - Пейсли Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пейсли Ребекка

C первого взгляда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Сойер поднял голову и заглянул в ее глаза. В ее взгляде он прочел любовь.
Сойер не знал, что ответить. Он был так изумлен, что даже растерялся.
Но Сафиро не нуждалась в ответе. Опьяненная ароматом цветов и мужским запахом Сойера, она нежно коснулась губами его губ.
Эта ласка и глубокое участие девушки пролили бальзам на раненое сердце Сойера.
Его охватило желание. В предвкушении долгожданного дара Сойер приник к губам девушки. Он вдруг испугался, что Сафиро оттолкнет его, и навалился на девушку, чтобы не дать ей подняться.
Но Сафиро уже давно отдала ему то, чего он так жаждал, покорилась его желаниям. Она улыбалась Сойеру в губы и крепко прижималась к нему всем телом, как будто желала слиться с ним в одно целое.
Они быстро раздели друг друга. Стон сорвался с губ Сойера, когда он почувствовал руку девушки на своей напряженной плоти. Сойер чувствовал, что Сафиро готова принять его, но хотел убедиться в этом наверняка. Скользнул рукой по ее лону, проник пальцами в теплую и влажную женственную плоть.
Сафиро выгнулась навстречу его руке в молчаливой мольбе.
Сойер знал, что ей будет больно, но он сделал все, что мог, пытаясь подготовить ее к этой боли.
Девушка была так возбуждена, что дрожала от малейшего его прикосновения.
Он встал на колени между бедер Сафиро и поднял ее ноги. Она тут же обхватила ими своего любовника. Просунув ладони под упругие ягодицы девушки, он приподнял их и прикоснулся кончиком своей мужской плоти к влажному входу в ее сладостное лоно.
Ему отчаянно хотелось овладеть Сафиро. Его чресла пылали. Но он не решался, боясь причинить ей боль.
– Сафиро!
Девушка посмотрела ему в глаза и поняла: он знает что-то такое, чего не знает она. Но она хотела поскорее узнать это.
– Я люблю тебя, Сойер, – прошептала Сафиро. Сойер улыбнулся, он одним уверенным движением вырвал Сафиро из мира девственности.
– Сойер! – горячо выдохнула Сафиро. Его вторжение вызвало острую боль.
Сафиро убедила себя, что испытывает не свою, а его боль, и приготовилась с радостью и терпением вобрать в себя все страдания Сойера, чтобы они больше его не мучили.
Девушка открыла глаза и улыбнулась.
– Сафиро! – В голосе его звучала радость. Осторожно опустившись на нее всем телом, он легко поцеловал ее в губы и застонал, когда она обвила его руками за шею.
Он задвигался в ней – сначала медленно, потом ускоряя ритм. Сафиро вторила его движениям.
Она выкрикнула его имя, но его губы поглотили ее крик. Сафиро с чувственным упоением отдавалась Сойеру, удерживая и сжимая в себе его частицу. Чувства вспыхивали в ней и кружились радужными огоньками. Ее восторгу не было предела.
Сойер что-то пробормотал. Она не разобрала слов, но сиплый звук его голоса усилил ее возбуждение и вызвал взрыв наслаждения.
Сафиро пыталась попасть в такт движениям Сойера и обнаружила, что ее действия вызывают в Сойере такой же восторг. Удивленная и обрадованная своим открытием, она удвоила старания.
– О Боже! – выдохнул Сойер.
Ее невинные попытки доставить ему удовольствие затопили его блаженством, которое он не мог больше сдерживать. Ему хотелось и дальше подпитывать ее растущее наслаждение, но он понимал, что это невозможно, поэтому просто отдался во власть своего восторга, ощутив первые сладостные содрогания девушки.
Они вместе унеслись в заоблачные выси блаженства. Прильнув друг к другу, они воспарили в неведомую страну грез, созданную их страстью.
Когда они вернулись из мира грез на грешную землю, когда погасла последняя искорка чувственного наслаждения, Сойер перекатился на траву и ласково обнял девушку Неистовое буйство страсти уступило место трепетной нежности.
Он думал о том, как невыразимо приятно обнимать ее.
– Ты был прав, – произнесла Сафиро. – Никто не смог бы мне этого объяснить. Это надо испытать самой.
Она стала целовать его грудь, шею, подбородок, губы.
– Спасибо тебе, Сойер Донован. Ты показал мне... – Он приложил палец к ее губам. – Это я должен благодарить тебя. Ты создана для любви, Сафиро. Такую женщину можно всю жизнь носить на руках, и мне очень жаль, что я не могу остаться с тобой.
Его последние слова вернули Сафиро из мира мечты.
– Когда ты уезжаешь?
Сойер слышал, как дрожит голос девушки, но не мог помочь ее горю. Он должен был уехать из Ла-Эскондиды. Его ждали в Синнере.
– Завтра.
– Возьми Корахе – он быстрей, чем твой мул. Все равно, кроме тебя, никто с ним не справится. А у нас останутся мерин и кобыла.
У него сжималось сердце, когда он слышал ее срывающийся голос.
– Сафиро, я...
– Теперь тебе легче? – Ей не хотелось обсуждать его отъезд. – Я говорю о твоих родных.
– Мне всегда будет их не хватать.
Он взглянул ей в глаза, потом поднял голову к небу. Там сияла полная луна. Но она показалась Сойеру какой-то ущербной. Глаза девушки своей красотой затмевали небесное светило. Он опять посмотрел на Сафиро.
– Мне будет не хватать моих родителей, Минни и Натаниэла. И я всегда буду жалеть о том, что не сумел их спасти. – Сойер сорвал красный цветок и провел алыми лепестками по груди девушки, потом – по ее сапфиру. – Но меня не было с ними. К сожалению, я не могу повернуть время вспять и исправить свою ошибку. Спасибо, Сафиро. За то, что заставила меня плакать. Если б не ты... Сойер замолчал. В самом деле, как много значила для него эта девушка!
Если бы не Сафиро, он бы до сих пор бесцельно скитался по свету. Если бы не Сафиро, он не обрел бы смысла своего существования. Ремонт ее дома стоил ему немалых трудов, но его мастерство принесло пользу. Он почувствовал себя нужным. Если бы не Сафиро, он бы не смеялся так часто. Эта забавная взбалмошная женщина постоянно его смешила. Если бы не Сафиро, он не нашел бы свое прошлое. Конечно, девушка не нарочно подстроила свое похищение, но оно случилось как нельзя более кстати. Сойер испугался за девушку, и это вернуло ему память.
И последнее – наверное, самое главное: если бы не Сафиро, он бы не лежал сейчас на этой поляне и не говорил о том, что смирился с гибелью своих родных. Девушка помогла ему. И за это он будет благодарен ей до конца своих дней.
– Сойер!
– Что?
– Насчет Луиса...
Он замер. Луис... У него из головы вылетел кузен Сафиро.
– Сойер, я только хотела тебе сказать: то чувство опасности, которое не давало мне покоя... оно ушло.
Сойер нахмурился.
– Ушло?
Девушка кивнула и нервно провела рукой по траве.
– Наверное... наверное, опасность исходила от тех людей, которые сегодня меня похитили. А теперь они уже не могут причинить мне вреда. И мое дурное предчувствие прошло. Сначала я решила, что это люди Луиса, но теперь знаю, что нет. Словом, я больше не боюсь.
Сойер понимал, что она говорит неправду. Никуда ее Предчувствие не исчезло.
Сафиро лгала, потому что знала: завтра ее любимый уедет, и не хотела, чтобы он чувствовал себя виноватым. Она лгала, чтобы он мог со спокойной совестью вернуться к своим родным.
Но ей не удалось его успокоить. Сойер до сих пор не вполне верил в ее предчувствия, но его сомнения не имели значения. Главное, что сама Сафиро в них верила. После его отъезда она будет все так же тревожно оглядывать горные вершины и с ужасом ждать Луиса.
Сойер не думал, что Луис сумеет найти Ла-Эскондиду. Это убежище как нельзя лучше соответствовало своему названию (скрытая, тайная (исп.)).
Но он знал, что Сафиро будет жить в постоянном страхе.
А ее старики? Их надо как-то содержать... Конечно, он мог утром настрелять еще дичи, но этого мяса им не хватит, чтобы прокормиться всю зиму. Они скоро опять будут голодать.
Но он не может остаться, не может! В Синнере его ждут четверо детей. И он любит их, как родных!
Да, Сафиро, Тья, Асукар, Макловио, Лоренсо и Педро нуждаются в нем. Но Аира, Такер, Джесс и Дженна – это его семья, и заботиться о них – его долг.
Что же делать? Голова Сойера шла кругом.
И вдруг он нашел ответ. Деньги!
Если у Сафиро будут деньги, она купит все необходимое! Для этого даже не обязательно выходить из убежища – можно попросить сестер-монахинь.
Да, деньги – вот решение!
И Сойер знал точно, как их достать.
Повелитель Ночи опять собрался на разбойничью вылазку.
После ужина старики пошли спать. На кухне остались только Сафиро, Тья и Сойер.
Девушка разомлела. После напряженного дня, наполненного волнующими событиями, так приятно было спокойно отдохнуть. Сафиро казалось, что за один день она прожила целую жизнь. Бандиты, ужасный рассказ Сойера, любовная близость.
Но Сойер завтра уезжает, и она никогда его больше не увидит.
Ей хотелось бодрствовать всю ночь – говорить с любимым, обнимать его, слушать и запоминать каждое его слово.
Но как ни старалась девушка, усталость все-таки взяла свое, и она задремала прямо на стуле.
– Pobrecita! – сказала Тья, глядя на девушку. – Бедняжка! Она очень устала, Франсиско.
Взглянув на спящую Сафиро, Сойер встал и поднял ее на руки.
– Я не хочу ложиться в постель, Сойер, – пробормотала она, уткнувшись ему в плечо, – мне совсем не хочется спать.
– Да, Сафиро, я вижу, что ты не спишь, – откликнулся Сойер.
– Я помогу тебе ее уложить, Франсиско, – предложила Тья.
Следом за полной женщиной Сойер поднялся по лестнице и вошел в спальню Сафиро. Тья зажгла свечу, откинула с кровати покрывало.
– Я ее раздену, – заявила Тья, – а ты иди ложись, Франсиско. Оставь свой костюм Повелителя Ночи на спинке кровати. Он грязный. Я его постираю, и ты опять будешь в нем играть.
Сойер и не думал уходить. Он стоял и смотрел, как Тья расстегивает блузку Сафиро. Перед ним живо встала сцена их свидания на поляне.
– Франсиско, делай, как я сказала!
Резкий окрик женщины одновременно разозлил и насмешил Сойера. Напомнив себе, что у него все равно нет времени развлекаться с Сафиро, молодой человек пошел к двери.
– Спокойной ночи, мама.
У себя в комнате он зарядил револьверы и стал ждать, когда ляжет Тья. Наконец в доме воцарилась тишина, нарушаемая лишь тихим квохтаньем Джинджибер. Неугомонная курица угнездилась на его подушке и, похоже, собиралась снести яйцо. Сойер вышел в коридор и быстро заглянул в остальные спальни.
Все крепко спали.
Внизу он взглянул на часы. Время приближалось к полуночи.
Надо торопиться! Рассвет – первый враг ночного грабителя.
Он оседлал Корахе и выехал из Ла-Эскондиды. Он держал путь на север, где, по словам Макловио, жили богатые испанцы.
Спустя час Повелитель Ночи подъехал к шикарной асиенде. Внушительный дом, похожий на крепость, поднимался до самых небес. Красивая старинная постройка, залитая лунным светом, буквально сверкала роскошью.
Ночной ветер раздувал черный плащ Сойера. Повелитель Ночи вспомнил старое ремесло. Восемь месяцев он никого не грабил, но опыт подсказал ему четкий план.
Он подвел Корахе поближе к дому, остановил коня в тени деревьев и достал из потайного кармана плаща черную маску. Он не стал надевать эту маску, когда спасал Сафиро.
Однако сейчас она ему пригодится.
Надев маску, Сойер спрыгнул с седла и сунул поводья Корахе под небольшой каменный вазон с карликовыми розами. Если конь слегка дернется, то подумает, что его надежно привязали. Но в случае необходимости животному не составит труда вырвать поводья из-под вазона и ускакать.
Сойер подкрался к дому. Из-за мраморной статуи святого Франциска, стоявшей возле крыльца, выполз пес.
Сойер внимательно следил за собакой, приготовившись сразу убежать, если она залает. Но пес молча смотрел на него. Сойер протянул руку и прошептал зверю что-то ласковое. Тот лизнул ему пальцы.
Опять сунув руку в потайной карман плаща, Сойер достал длинную металлическую отмычку. Он уже не помнил, когда в последний раз пользовался этим инструментом, и надеялся, что не забыл, как надо вскрывать замки.
Поднявшись по ступенькам, он подошел к двери, аккуратно вставил отмычку в замок. Открыть его не составило труда. Положив отмычку в карман, Сойер медленно повернул ручку, толкнул дверь и шагнул за порог. Осмотревшись, он понял, что напал на золотую жилу.
Дом поражал своим роскошным убранством. Все – от дорогих обоев и изящной мебели до таких мелочей, как коврик перед дверью и подставка для шляп, – говорило о больших деньгах.
Сойер быстро и тихо обошел дом. Золотые подсвечники столовое серебро, ювелирные украшения – эти предметы Сойер не трогал – их пришлось бы продавать. Его интересовали только деньги.
На кухне в глиняном кувшине он нашел горсть монет. Здесь же, на кухне, дремали две горничные, но они, к счастью, не проснулись.
Асиенда имела множество проходных комнат. Здание очень напоминало лабиринт. Сойер нашел денежные банкноты на письменном столе в кабинете, в бархатной сумочке на диване в одной из гостиных и в карманах плаща, который висел на спинке кресла в столовой.
Потом он поднялся по лестнице на второй этаж. В первой комнате спали ребенок и его няня. Малыш беспокойно завозился в колыбельке и начал попискивать. Сойер понял, что он вот-вот расплачется и разбудит женщину. Тогда он взял младенца на руки и начал ходить с ним по комнате и качать его. Когда малыш заснул, Сойер осторожно положил его в кроватку и выскользнул из комнаты.
Ничего не найдя в следующих пяти комнатах, он наконец подошел к спальне хозяев асиенды. Муж и жена мирно спали в большой кровати под темно-зеленым атласным пологом. Сойер быстро извлек деньги из ящиков комода и кошельков и даже собрал монеты, рассыпанные на туалетном столике.
Но он знал, что это не все. Его чутье точно подсказало, где надо искать.
Он прошел через комнату. На стене, над атласным диваном, висел огромный портрет богатого джентльмена. Сойер снял портрет, пошарил рукой по заднику и нащупал в бархатной подкладке небольшое отверстие. Сунув туда руку, грабитель нащупал какой-то предмет и вытянул его наружу.
Плоский кожаный бумажник был набит хрустящими купюрами, которые тут же отправились Сойеру в карман.
Осталось осмотреть еще одно место, и можно уходить.
Сойер подошел к кровати, опустился на колени и медленным уверенным движением просунул руку под матрас, прямо под спящих хозяев асиенды. Мужчина что-то проворчал во сне и повернулся на другой бок.
Жена громко всхрапнула, и Сойер настороженно замер.
Потом просунул руку дальше, нащупал коробочку и осторожно потянул ее на себя.
Коробочка-копилка была до краев наполнена золотыми монетами.
Все, пора уносить ноги!
Сойер тихо вышел из комнаты и пошел по тусклому коридору. Вдруг он услышал сзади какой-то шум и обернулся.
В дальнем конце коридора стояли двое и смотрели ему вслед – молодой человек, на котором не было ничего, кроме дешевых потрепанных брюк, и девушка в легкой ночной рубашке, отделанной тонким кружевом.
Как видно, хозяйская дочка и парень-слуга были любовниками.
Они увидели Повелителя Ночи. Девушка закричала.
Сойер метнулся от лестницы и забежал в одну из комнат рывком распахнув стеклянную дверь, он шагнул на балкон и громко свистнул, потом перелез через перила и прыгнул. Он попал точно на ветку дерева. Толстая ветка прогнулась под его тяжестью, и Сойер опять свистнул.
Из темноты появился Корахе. Вороной жеребец остановился под деревом и заржал. Сойер упал перед ним на землю, быстро поднялся на ноги и вскочил в седло.
– Мог бы подойти чуть поближе, тогда бы я прыгнул прямо тебе на спину, – прошептал он коню и пустил его сначала легким аллюром, а затем – галопом.
Когда испуганные обитатели асиенды высыпали на крыльцо, они увидели ожившую легенду, которая растворилась в ночи.
Старики в полном ошеломлении смотрели на деньги, которые Сойер высыпал на стол.
В глазах старых разбойников блестели слезы. Каждый вспоминал то время, когда и сам ходил на ночные вылазки.
Тья тоже прослезилась. Деньги, добытые ее милым Франсиско, означали, что на кухне скоро появится много разных продуктов.
Асукар переводила взгляд с Сойера на золото и обратно. Теперь у этого красавца появились деньги, и он наконец-то сможет оплатить ее услуги. Наконец-то она подарит ему восторг, о котором он мечтал с первого дня их встречи!
Сойер ясно видел мысли и чувства каждого. Каждого, кроме Сафиро.
На лице девушки не было абсолютно никакого выражения. Она стояла у стола и равнодушно смотрела на деньги.
Может, она недовольна, что он снова взялся за воровство? Но с какой стати ей быть недовольной? Большую часть жизни она провела с ворами, любила их и лелеяла, с пониманием относилась к их ремеслу.
– Сафиро! – позвал Сойер.
Девушка отвела взгляд от денег, и он сразу понял ее чувства. В глазах Сафиро светилась глубокая, безысходная печаль.
Она знала! Знала, что деньги – это то последнее, что он для нее сделал. Прощальный подарок рыцаря в сверкающих доспехах.
Тянуть с отъездом – значит продлевать ее горе, решил Сойер. Вернувшись в Ла-Эскондиду после ночной вылазки, он поспал всего несколько часов, но это не важно. Надо собирать вещи и ехать. Если повезет, через две недели он будет в Синнере.
– Ты уезжаешь. – Сафиро едва сдерживала слезы.
– Ты знаешь, почему мне надо ехать.
– Да, да, ты должен ехать.
– Почему он должен ехать? – спросил Педро. Все старики, удивленные, повернулись к Сойеру.
– Сафиро вам все объяснит, – ответил молодой человек. – Я пойду собирать вещи.
Он ушел, а девушка все рассказала своим людям и объяснила причину его отъезда. Одна лишь Тья не поняла ее рассказ. Она поклялась нашлепать Сойера, если он только выйдет из дома, а об отъезде из Ла-Эскондиды вообще не могло быть и речи.
Однако Сойер, вернувшись на кухню, быстро уговорил старую женщину.
– Я уже не мальчик, мама. – Он погладил Тья по щеке. – Ты же видишь – я вырос, стал взрослым мужчиной. Я не могу всю жизнь просидеть под крылышком у мамы. Мне пора искать собственное место в этом мире. Так поступают все сыновья.
Тья хоть и не сразу, но все же согласилась с его доводами. Она отступила на шаг, оглядела Сойера с головы до пят.
– Мужчина, – прошептала она, – ты стал мужчиной, Франсиско. Ох, сыночек! – Женщина обняла Сойера и так долго не отпускала, что ему пришлось выпутываться самому. Когда он наконец оторвался от Тья, рубашка его была мокрой от ее слез.
Повернувшись к Асукар, он ласково потрепал ее по щеке, покрутил в пальцах прядь волос старухи, потом нагнулся и чмокнул ее в губы. Асукар счастливо охнула, и Сойер грустно улыбнулся. Он с удивлением понял, что будет скучать по старой проститутке.
Потом Сойер по очереди обнял престарелых бандитов. Он знал, что будет скучать и по ним тоже.
Когда он обнимал Лоренсо, глухой старик проснулся и сразу заговорил на ту тему, которую обсуждал перед тем, как заснуть:
– Да, банда Кинтана тоже воровала золото, Сойер. И мы никогда не забудем ту ночь, когда ты нас ограбил. Вор украл у вора. Это была большая честь для нас!
– Да, ну что ж, до свидания! – Голос Сойера дрожал. – Счастливо вам всем оставаться!
Каждый из этих старых людей стал ему по-своему дорог, и ему было тяжело с ними расставаться.
Закинув сумку на плечо, Сойер взял Сафиро за руку и повел ее к хлеву. Там он взнуздал и оседлал Корахе, потом привязал к седлу свою сумку и сундук.
Теперь осталось последнее: попрощаться с Сафиро. Она стояла в дверях, и вид у нее был такой несчастный, как у сломанной куклы.
Да, он сломал ее, хоть это получилось нечаянно.
Сойер обнял девушку, и сразу же горячие слезы смочили ему рубашку.
– Мне очень не хочется уезжать, – пробормотал Сойер, я бы остался, если бы мог...
– Но ты не можешь.
Сафиро зажмурилась. Она не будет плакать. Она не хочет, чтобы Сойер запомнил ее ревущей. Девушка подняла голову и улыбнулась:
– Спасибо тебе за все, Сойер Донован. Если бы не ты, я не знаю, что бы сейчас с нами было. Мне тоже очень хочется, чтобы ты остался в Ла-Эскондиде, но жизнь – это не розовая постель.
Сойер грустно улыбнулся в ответ. Он знал, что будет скучать по ее исковерканным пословицам, по ее чудесному голосу, звонкому смеху, очаровательной улыбке и волшебному блеску сапфировых глаз.
Он будет скучать по этой необыкновенной девушке, Сафиро Марии Кинтана.
Сойер нежно поцеловал девушку. Это был их последний поцелуй. Что-то опустело в его душе. Кусочек сердца Сойер все же оставлял здесь, в Ла-Эскондиде с ее полоумными обитателями.
Какая ирония судьбы! Он приехал в Ла-Эскондиду потерявшийся, а сейчас снова теряет дорогих ему людей.
Сафиро права. Жизнь – не ложе из роз.
– Я буду за тебя молиться, – сказала Сафиро. – Буду думать о тебе каждый день до конца своей жизни, Сойер, обещаю.
– Я тоже тебя не забуду, милая. – Заметив, что девушка вот-вот расплачется, Сойер выпустил ее из своих объятий и вскочил на Корахе.
Он надел черную шляпу, и Сафиро невольно залюбовалась сочетанием черного с золотым.
– Будь осторожен, – прошептала она.
– Хорошо. И ты тоже.
– Сойер!
– Да, Сафиро? Она облизнула губы.
– Я люблю тебя.
Он спрятал ее нежное чувство в самый сокровенный уголок своего сердца, кивнул и погнал Корахе из Ла-Эскондиды.
Сойер думал о Сафиро. Ему никогда не забыть ее голос, ее смех. Он будет вспоминать их каждый раз, услышав нежную музыку или песню, или даже шелест дождя.
Ему никогда не забыть ее улыбку. Он будет вспоминать ее каждый раз, увидев искрящиеся на солнце капли росы, мерцающие звезды, вспышку молнии.
А волосы? Боже, какие у нее великолепные волосы! Бархатная чернота ночи не даст ему их забыть.
Ее мысли... Сойер улыбнулся. Любая забавная нелепость сразу напомнит ему о милых причудах девушки.
Сойер свернул на север. Эта дорога приведет его в Техас, в Синнер – туда, где живут сейчас его родные.
Сойер как будто раздвоился. Он знал, что ему надо вернуться домой, к детям, которые в нем нуждались. И в то же время его непреодолимо тянуло назад, к Сафиро. Ему было так хорошо в ее объятиях и так весело в ее обществе!
Глубоко вздохнув, он запрокинул голову и посмотрел на небо.
У Сафиро глаза голубее неба. И блестят даже ярче, чем ее сапфир.
Ее сапфир... Стоп. Сойер дернул поводья, Корахе остановился.
Сафиро права: Ла-Эскондиде действительно грозит беда!
Развернув коня, Сойер погнал его обратно, ругая себя за легкомыслие. Почему он раньше не подумал об этом? Как мог он быть таким глупцом?
Спустя час взмыленный жеребец прискакал в горное убежище.
– Сафиро! – крикнул Сойер.
Девушка спрыгнула с качелей и помчалась к нему. Сойер соскочил с Корахе и поспешил ей навстречу. Они остановились друг перед другом.
– Мне пришлось вернуться. – Сойер смотрел на сапфир.
– Да? – Сафиро была вне себя от радости. Сойер дотронулся до сапфира.
– Тот бандит, который вчера ушел, – начал он, – он видел, как Тья убежала в Ла-Эскондиду?
– Что? А... Да. Кажется, видел. А почему ты спрашиваешь?
– Он видел и твой сапфир, Сафиро.
Девушка посмотрела на свой камень, потом опять на Сойера.
– Да, видел.
– И он его не забудет. Если этот человек расскажет кому-нибудь про твой сапфир... если он хотя бы мимоходом упомянет о нем...
– Что тогда?
– Луис узнает о сапфире, Сафиро. – Сойер старался говорить ровным спокойным голосом, чтобы не слишком сильно напугать девушку. – И сразу поймет, кто его носит. Ему не составит большого труда выяснить, где в последний раз видели этот камень. Вчерашний бандит знает, где находится Ла-Эскондида.
Сафиро похолодела от страха. Луис! Он приедет сюда! Но она это знала давно – вот уже несколько месяцев ее мучило дурное предчувствие. Просто ей никогда не приходило в голову, что его может привести сюда ее сапфир.
Сойер прав. Слух об этом необычном камне разнесется быстро, и Луис будет знать точно, где ее искать.
– Поэтому я и вернулся, – поспешно сказал Сойер. – Я буду здесь, Сафиро. Я защищу тебя.
Девушке очень хотелось в это верить, но Сойер не знал Луиса так, как знала его она. Чтобы добиться своего, этот человек пойдет на все.
– Сафиро. – Сойер видел, как она побледнела. – Сафиро...
– Одному тебе не справиться.
– Что?
Он стиснул в кулаке сапфир.
– Тебе понадобится помощь, – объяснила девушка дрожащим голосом. – Ты не одолеешь Луиса в одиночку. Он слишком...
– Сойер, ты вернулся! – воскликнул Макловио. Сойер кивком головы поприветствовал старика и опять посмотрел на Сафиро.
– Послушай, я справлюсь...
– Нет, – прошептала девушка, – нет! – Она тревожно оглядела окружавшие Ла-Эскондиду горы. – Ты не понимаешь, Сойер. Луис...
– Ну ладно, одному мне с ним не справиться, – согласился Сойер. Обняв Сафиро, он погладил ее по волосам и нежно потрепал по щеке. Он не боялся встретиться с бандой Луиса в одиночку, но ему надо было как-то успокоить испуганную девушку. – Я возьму помощников, Сафиро.
Она не понимала, о чем он говорит.
– Помощников?
Сойер и сам удивлялся своему решению.
– Я хочу совершить невозможное: я буду заниматься с твоими людьми.
– Что? – Девушка растерянно заморгала. Сойер улыбнулся:
– Да. Я думаю, банде Кинтана пора тряхнуть стариной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману C первого взгляда - Пейсли Ребекка



Очень трогательный, душевный, очаровательный, милый, красивый, воздушный, прекрасный, чувственный, страстный, чарующий роман! Автору спасибо за шедевр и если честно сюжет романа радует своей яркастью и индивидуальностью, а главное читая роман не заснешь от скуки потому что он с хорошим чувством юмора, читая его я смеялась и плакала и не возможно было понять то ли от смеха слезы то ли так меня тронул этот роман, но в любом случае он меня порадовал! Читается он легко! Советую его всем читать, этот роман того стоит, не пожалеете! Интерезный и захватывающий, пленительный и пылающий счастьем и добратой роман!
C первого взгляда - Пейсли РебеккаНаталья
19.08.2012, 5.53





Конечно, очень наивный роман... Особенно последние главы. Постельные сцены написаны по шаблонам бульварных романов. Единственное что понравилось, так это юморные сцены с сумасшедшими стариками. 6/10
C первого взгляда - Пейсли РебеккаВирджиния
23.07.2015, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100