Читать онлайн Только ты, автора - Пега Бонни, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только ты - Пега Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только ты - Пега Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только ты - Пега Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пега Бонни

Только ты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Сегодня Максимиллиан Шор придет в теплицу, подумала Кейтлин, как только проснулась. Она все еще не была уверена, что рада этому. Тем не менее, после того, как она поспешно отправила Джорди за дверь к ожидающему его школьному автобусу, она с особой тщательностью оделась на работу.
Вместо обычных выцветших джинсов и рубашки она надела более новые черные джинсы и светло-зеленую блузку. Она подняла вверх непослушные русые кудри, доходящие ей до плеч, и собрала их в узел, но вопреки всем ее усилиям с десяток маленьких прядок выбились из узла и мягкими завитками обрамляли ее лицо. Она даже покрыла ресницы легким слоем туши. Сюда больше ничего не пойдет, решила она, схватила сумочку и пошла к фургону.
Как назло, дорожные пробки задержали ее дольше обычного, она опоздала на пятнадцать минут и, въезжая на стоянку, увидела, что Макс уже стоит у двери в теплицу. Ей следовало бы знать, что эксперт по эффективности не только приедет вовремя, но и будет посматривать на часы. Он выглядел элегантным и в то же время слишком заурядным, – на нем снова был костюм и галстук. Возможно, ей следовало предупредить его, что в теплице нет кондиционера, и к середине дня, когда ее заливает апрельское солнце, там становится довольно жарко.
– Вы опоздали, – напрямик заявил Макс.
Кейтлин прикусила язык и не произнесла тех извинений, которые готовилась принести ему. Она передумала предупреждать его о жаре. Пусть изжарится в своем темном костюмчике. Она подарила ему сахариновую улыбочку:
– И вам тоже утро доброе, мистер Шор.
– Первое, что я хочу сделать сегодня утром, – это вместе с вами проделать ваши обычные дела в конторе, – сказал Макс, как только они вошли в здание.
– Ну, – мягко возразила Кейтлин, – первое, что я собираюсь сделать, – это полить дальнюю треть теплицы. Может быть, вы захотите ознакомиться с моей конторой, пока будете меня ждать.
Макс вздохнул.
– Прекрасно. Потом…
– Потом я собираюсь полить среднюю часть теплицы. А потом я собираюсь полить ее переднюю треть.
– Разве это не может подождать?
– Нет, не может. Растения вянут. Люди – нет. – Сделав этот последний выстрел, она повернулась на каблуках и пошла в дальнюю часть здания.
Макс хмуро смотрел ей вслед. Черт! Разве обязательно было начинать это утро с замечания в ее адрес? Он не знал, почему это сделал. Только подумал, как хорошо она выглядит, а в следующую минуту – резкое «Вы опоздали!» само сорвалось с его губ. Может быть, причиной было древнее, глубоко укоренившееся чувство мужского самосохранения, подумал он уныло. Хотя ее тоже нельзя назвать воплощенной любезностью. Она говорила резко, даже раздраженно.
Та ли это женщина, которая снилась ему? Он всегда предпочитал, чтобы его женщины были мягкими, уступчивыми, высшего класса. Так что же привлекло его в этой саркастичной женщине, от горшка два вершка ростом, с характером гунна Атиллы, одевающейся, как подросток-беженец? Дьявол, возможно, она замужем. При этой мысли он нахмурился. Как он заметил, кольца на ней не было, но, с другой стороны, она была так чертовски независима, возможно, она просто предпочитала его не носить. Макс снова нахмурился и направился к конторе. Этот день складывался совсем не так, как он надеялся.
Когда он открыл дверь конторы, его встретил все тот же хаос, к которому добавилась еще пара слоев почты. Без сомнения, его ожидала непростая работа. Макс покачал головой и спросил себя, разбирает ли Кейтлин когда-нибудь вообще бумаги. Когда он решил проверить картотеку, то увидел самого крупного из когда-либо виденных им котов, устроившегося среди бумаг.
– Привет, котик. – Макс протянул дружественную руку и быстро отдернул ее, когда кот встретил его раздраженным ворчанием. – Извини. – И Макс решил начать с письменного стола.
* * *
Кейтлин включила автоматическую систему полива, потом пошла вдоль рядов, следя за тем, чтобы каждое растение было правильно закреплено. Она занималась этой работой каждый день в течение многих месяцев с тех пор, как установила сифонную систему, но сегодня ее мысли были далеко от работы. Они были в конторе, с Максимиллианом Шором. По крайней мере, Макс решил быть сердитым прямо с утра. Так гораздо легче будет держаться от него на расстоянии. И одному Богу известно, как ей это необходимо.
Но не может же она вечно избегать его, как бы соблазнительна ни была эта мысль. Ей придется когда-нибудь пойти в контору. Безобразие, что комната такая маленькая. Мысль о том, что она будет заперта в этом крошечном помещении с Максом, нервировала ее. И, неохотно признала она, возбуждала. Он излучал мужественность и заставлял ее ощущать себя мягкой, и женственной, и уязвимой в ответ. Только ей не хотелось чувствовать себя уязвимой. Больше она этого никогда не допустит.
Через час Кейтлин вошла в свою захламленную контору и остановилась в изумлении. Макс каким-то чудом расчистил крышку стола. Он даже вскрыл и рассортировал почту за три дня – счета, платежные листы и договора на закупки лежали отдельными стопками.
– У-у, я поражена.
Он пожал мускулистыми плечами.
– Понадобится еще несколько дней, чтобы все собрать. Однако организовать что-либо, то есть привести в порядок, – это самая легкая часть работы. Трудно поддерживать порядок. В этом и заключается моя обязанность. Вместе мы должны выработать работоспособную систему. Кое о чем я хотел бы сказать прямо сейчас. Конечно, если у вас есть время. – Его голос звучал подчеркнуто спокойно.
Кейтлин слегка смутилась. Она была слишком обидчивой все утро. Не его вина, что она нервничает из-за него.
– Извините меня, – быстро ответила она. – Я должна была предупредить вас заранее, что утро здесь бывает довольно бурным. Нужно полить растения, они не могут ждать. Утро пятницы еще хуже, потому что мне нужно звонить по телефону и собирать заказы на поставки в понедельник. А сегодня даже хуже, чем обычно, потому что Марта болеет всю неделю. – Она улыбнулась.
От гунна Атиллы до ангела, и все, что для этого потребовалось – улыбка. Он мог бы смотреть на эту улыбку всю оставшуюся жизнь. Ой! А ЭТА идея откуда пришла к нему в голову? Макс быстренько собрал свои разбегающиеся мысли.
– Я тут составил список некоторых предметов, которые понадобятся вам, чтобы привести в порядок контору. Я обычно имею дело со складом офисного оборудования на противоположном конце города, но если вы знаете кого-нибудь, кто продаст вам дешевле, – это ваше право.
– О каком именно оборудовании идет речь? – осторожно спросила Кейтлин, подводя мысленно баланс расходов фирмы.
Макс вынул маленькую записную книжечку из кармана рубашки и начал читать:
– Один картотечный шкафчик на четыре ящика, приличный калькулятор, скрепки, синие и красные ручки… – Макс поднял глаза. – Вам известно, что у вас здесь только одна ручка, и к тому же зеленая?
– Я люблю зеленый цвет, – пробормотала Кейтлин. – Продолжайте. Что еще?
– Блокноты, картонные папки и конверты, хороший гроссбух…
– Что-нибудь еще? – перебила Кейтлин.
– Еще одно. Я вам усиленно рекомендую приобрести компьютер.
– Компьютер? Ни в коем случае! – И дело было не только в расходах. Кейтлин ненавидела машины, даже автомобили. У них с фургончиком существовала нелегкая договоренность. До тех пор, пока он доставляет ее туда, куда она хочет поехать, она не сдаст его в металлолом. С компьютерами у нее не было соглашения. Она ненавидела их, и они ненавидели ее. Застыв от ужаса, Кейтлин слушала, как Макс начал петь хвалебную песнь компьютеру.
– … И он может усовершенствовать систему отчетности и ведения счетов. Он может даже рассчитывать зарплату служащим.
– В этом нет необходимости, – сказала Кейтлин. – У меня всего три служащих, кроме меня.
Макс продолжал, будто не слышал ее:
– … И он может вести текущий учет.
– Никакого компьютера.
– Послушайте, я понимаю, что это довольно большое первоначальное вложение денег, но оно оправдывает себя. Даже маленький персональный компьютер может сэкономить сотни человеко-часов.
– Никакого компьютера.
– Но они очень эффективны и позволяют исключить ошибки, допускаемые людьми.
– Мне нравятся ошибки, допускаемые людьми. Зато я не люблю компьютерных ошибок. – Кейтлин говорила очень горячо.
Ей следовало предвидеть, что эксперт по эффективности будет помешан на компьютерах. Она обещала Арни, что последует советам консультанта, но против компьютера она будет сражаться с Максом до последнего вздоха. Лучше всего сразу же дать ему понять свою точку зрения, потому что, если Макс заговорит о нем с Арни, она пропала. Арни вцепится в эту идею двумя руками.
– Никаких компьютеров, мистер Шор. Никаких, ни единого, ноль.
– Хорошо, хорошо. Не надо так горячиться по этому поводу.
– А я и не горячусь! – Кейтлин осознала, что почти кричит. Она замолчала, шокированная. Она не кричала уже многие годы. Она всегда держала свои эмоции в узде, предпочитая ничего не принимать слишком близко к сердцу. Но в Максе Шоре было нечто такое, что заставляло ее раздражаться. По правде говоря, все ее тело приходило в возбуждение.
Чувствуя неловкость, Кейтлин отвернулась и стала гладить кота, все еще возлегающего на картотечном шкафчике. Кот замурлыкал, издавая глубокий рокот удовольствия, и перекатился на спину.
– Будь я проклят! – тихо прошептал Макс и, когда Кейтлин подняла на него удивленный взгляд, объяснил: – Этот кот все утро только и делал, что ворчал и шипел на меня.
– Шарлемань? Он и мухи не обидит.
– Мухи – возможно, но готов поспорить, что он может победить в весовой категории питбулей, – пробормотал Макс, и почувствовал себя немного смешным. Кот выглядел таким мягким и безобидным, когда лежал вытянувшись на спине, подставляя для поглаживания живот. Он протянул руку, но только он прикоснулся к голове кота, как тот схватил руку Макса когтями и зашипел, предостерегая его от дальнейших проявлений фамильярности.
Кейтлин прошептала:
– Надо же! И я все эти годы даже не подозревала, что он – бойцовый кот.
– Ну, теперь вы знаете. Не будете ли вы так добры отозвать его?
– Он меня не послушает. Шарлемань, в основном, сам себе хозяин. – Кейтлин почувствовала самодовольное удовлетворение. Макс попался как следует. Пока он не двинет рукой, Шарлемань будет просто держать ее. Но как только Макс попытается пошевелить пальцами, кот возобновит нападение.
– И что же мне теперь делать? Стоять тут весь день и ждать, пока этот кот устанет?
Он мог бы стоять тут весь день, внезапно подумала она, и она нисколько бы не возражала. У него красивая спина – мускулистая, но без бугров, и если бы она принадлежала к тому типу женщин, которые замечают мужскую задницу, то она бы, несомненно, обратила внимание на то, как ткань его брюк натянута вокруг тупого зада. Однако она не принадлежит к такому типу женщин. Она откашлялась.
– Не весь день, но если вы подождете всего минутку…
Кейтлин оторвала от блокнота длинную полоску бумаги и помахала ею перед котом. Уши Шарлеманя настороженно приподнялись, а хвост дернулся, после чего он протянул лапку, чтобы ударить по бумажке. Макс воспользовался моментом и отдернул руку, потом посмотрел на нее.
– Видите? Он меня поцарапал.
Не задумываясь, Кейтлин протянула руку и осторожно взяла руку Макса, глядя на еле заметные уколы от котгей.
– Почти ничего не заметно, – сказала она, поглаживая кончиками пальцев кожу. – В следующий раз…
Ее голос замер, когда пальцы Макса охватили ее ладонь, отчего та стала теплой и слегка задрожала. Тогда Кейтлин взглянула вверх, и ее карие глаза встретились с его голубыми. Его пальцы переплелись с ее пальцами, она провела языком по пересохшим губам. Неожиданная жажда, вспыхнувшая в глубине его взгляда, застала ее врасплох. Она отдернула руку и сделала шаг назад.
Макс заметил обеспокоенность на лице Кейтлин. Какое-то мгновение она была такой же растерянной и такой же испуганной, как ребенок, который не может найти свою маму. Что испугало ее? Он? Или неожиданная вспышка страсти, поразившая их обоих? Какой бы ни была причина, страх в ее глазах вызвал у Макса желание заключить ее в объятия и обещать ей, что она всегда будет в безопасности.
Кейтлин резко отвернулась и стала деловито просматривать стопку счетов на столе. Возможно, самым лучшим будет проигнорировать все происшедшее, подумала она.
– Вы говорили, что хотите обсудить со мной нашу конторскую работу утром, нельзя ли перенести это на послеобеденное время? Мне сейчас надо сделать несколько телефонных звонков, а во второй половине дня придет К. С. и присмотрит тут за всем.
– Это было бы чудесно. Если вы уберете этого кота, я даже попробую реорганизовать систему ведения картотеки.
Макс вытащил из заднего кармана белоснежный платок и вытер со лба тонкую пленку пота.
– Здесь всегда так жарко?
– Не всегда. – Кейтлин слегка улыбнулась. – Обычно еще жарче.
– Жарче?
– Жарче. В теплице действительно имеется вентиляционная система, которая не позволяет температуре повышаться выше тридцати градусов, но здесь она не очень помогает.
– Это я и сам вижу, – проворчал Макс, ослабив галстук.
Как завороженная, Кейтлин смотрела, как Макс расстегивает и закатывает рукава рубашки, обнажая загорелые, мускулистые руки. Когда он начал расстегивать верхние пуговки рубашки, она пробормотала:
– Я сейчас включу вентиляторы. – И повернулась, чтобы уйти.
– Эй, прежде, чем уйдете, не будете ли вы так любезны забрать с собой кота?
– Может быть, это и не поможет. – Кейтлин подняла кота на вытянутых руках, с которых этот огромный зверь свисал, болтаясь, как переваренные макароны. – Он сам умеет открывать дверь в контору.
– Он живет в теплице?
– Иногда. Иногда он провожает меня до фургона, когда я собираюсь уезжать. Тогда я знаю, что он хочет поехать со мной домой. Другими словами, он сам решает, где ему хочеться быть. – Кейтлин переместила тяжелого кота на другую руку, старательно избегая смотреть Максу в глаза.
– Насколько я понимаю, ни Джордан, ни, э-э… ваш муж не страдают аллергией на кошек. – Поняла ли она, что он пытается получить информацию о ее семейном положении?
– Ни у Джордана, ни у меня нет аллергии на кошек.
Она не упомянула мужа, подумал Макс с облегчением. Несомненно, если бы она была замужем, она бы сказала что-нибудь и о муже.
– А? Что? – Макс осознал, что Кейтлин что-то говорит ему.
– Я сказала, – терпеливо повторила она, – что собираюсь теперь заняться телефонными звонками. Я обычно ем ленч примерно в полпервого – в час. Если хотите, можете присоединиться ко мне.
– Это будет прекрасно, спасибо. Хотите, я закажу что-нибудь? – спросил Макс, подумав о компании «Супер Сабз» и их роскошных блюдах, увенчанных грудой острого перца, или о «Пигги Пицца» и их пицце с начинкой «из всего, кроме кухонной раковины».
– Если вам не трудно, – улыбнулась Кейтлин. – Тут на расстоянии пары кварталов от нас есть прекрасное место, откуда доставляют еду. Их номер записан вон на той зеленой бумажке, прилепленной сбоку от телефона.
Когда она вышла из конторы, Макс позвонил по указанному номеру и с разочарованием узнал, что в дежурные блюда входят жаренный на гриле тофу с лимоном, табули с грецкими орехами и овощные сэндвичи. О боже, нет, подумал Макс. Он не собирается заказывать эту гадость. Она не годится даже для животных. Ну, поправился он, подумав о Шарлемане, возможно, для одного животного. Но разве не любезно со стороны Кейтлин заказывать у них еду просто потому, что они по случайности оказались поблизости. Тем не менее, Макс вовсе не собирался быть любезным в вопросе о своей пище. Он закажет несколько настоящих блюд, подумал он с удовлетворением. Возможно, Кейтлин оценит приличный ленч.
* * *
Кейтлин провела следующий час в задней части теплицы у телефона, пытаясь достать американский женьшень. Вешая трубку, после того, как она договорилась о заказе на восемьдесят фунтов, она почувствовала покалывание в затылке и, повернувшись, увидела, что Макс стоит позади и наблюдает за ней. Интересно, сколько времени он уже стоит так.
– Привет, – произнесла она, чувствуя некоторое смущение.
– Ленч уже в конторе.
– Спасибо. Я сейчас приду.
Кейтлин прошла к раковине и вымыла руки. Она надеялась, что Макс достал табули. Гарден готовит действительно вкусные табули. Тофу-сэндвичи на гриле тоже были хороши, а домашний салат с соусом из йогурта был просто великолепным. Ее рот наполнился слюной, она толкнула дверь в контору.
Она чуть не застонала вслух, и ее аппетит съежился, как шерстяной свитер в горячей воде. Китайские блюда. Она не может есть китайскую пищу. Дело было не только в том, что это оказалась кисло-сладкая свинина, – она не ела мяса, – но в ней было полно глюконата натрия. Глюконат натрия вызывал у нее крапивницу. Она уже готова была сказать об этом Максу, но тут заметила, как аккуратно все накрыто. Стол был убран, и тарелки с салфетками разложены так тщательно, как будто это был фарфор, а не простая бумага.
Он приложил столько усилий, и Кейтлин не решилась сказать что-либо, кроме: «О, вы не должны были так беспокоиться». Действительно, она бы хотела, чтобы он этого не делал.
– Никакого беспокойства, – жизнерадостно ответил он. – Я подумал, что мы оба получим от этого удовольствие.
Когда Кейтлин увидела его мальчишескую и все же так по-мужски опасную улыбку, она смирилась с предстоящей долгой ночью, полной зуда.
Ленч прошел спокойно, потому что Макс ел с энтузиазмом, а Кейтлин незаметно выбирала зеленый перец и ананас, оставляя свинину на тарелке. После ленча Кейтлин объясняла обычный порядок ведения дел в конторе, или, если выражаться точнее, его отсутствие. К чести Макса, он ничего не сказал, хотя, если бы он имел привычку поднимать брови, они бы уже давно скрылись под прядью волос, которая падала ему на лоб.
Интересно, не один раз на протяжении их беседы приходило ему в голову: Кейтлин, казалось, из тщеславия прилагает все усилия, чтобы не быть организованной. В конце концов, в такой тесной конторе, как у нее, гораздо легче было бы класть документы в папку, чем потом копаться в грудах бумаг, разыскивая их. Гораздо менее хлопотно.
Учитывая то, насколько тщательно она пыталась контролировать свои чувства, это было интересное противоречие. Возможно, размышлял он, она не такая сдержанная, как хочет казаться всем остальным. Может быть, она старается подавить творческую, страстную натуру, а неряшливость и отсутствие порядка просто являются отдушиной для этих подавленных эмоций. Неожиданно Макс вздрогнул, осознав, что ему хотелось бы быть с ней в тот день, когда ее творческое начало и страсть вырвутся, наконец, на свободу.
Был еще один кусочек в головоломке по имени Кейтлин, головоломке, которую он так страстно желал сложить. Больше всего ему хотелось вычислить, почему она избегала физических контактов. Было ли дело именно в нем, или она избегала вообще любых прикосновений? В ее конторе невозможно было двигаться, не задевая друг друга. Но вместо того, чтобы бросить дружелюбное «извините», Кейтлин опускала глаза и резко втягивала воздух.
Когда в час тридцать появился К. С., Макс обнаружил, что дело все-таки не в нем самом. К. С., высокий компанейский подросток, ворвался в дверь конторы с воплем. Он сгреб Кейтлин в охапку и закружил ее, выкрикивая что-то о девушке по имени Диана и о вечере пятницы. Как только он отпустил ее, Макс заметил, как она провела дрожащей рукой по волосам.
– Боже мой, К. С.! – воскликнула она с улыбкой, хотя Макс мог бы поклясться, что голос ее слегка дрожит. – Может быть, ты успокоишься и скажешь все это на простом английском языке?
– Она сказала «да», Кейтлин. Мы встречаемся вечером в пятницу.
– Здорово. Куда ты собираешься повести ее?
– Черт, я еще об этом не думал. – Он помолчал, нахмурив брови. – Нужно, чтобы это было классное местечко, но не чересчур классное. Не хочу, чтобы она подумала, что я выставляюсь, понимаете? Может, нам пойти в… – Все еще бормоча себе под нос, он вышел из дверей конторы и направился в заднюю часть теплицы.
– Эй, погоди! – крикнула ему вслед Кейтлин. – Как чувствует себя мама? – К. С. был сыном Марты.
– Лучше, – крикнул он в ответ.
Кейтлин повернулась к Максу и пожала плечами, извиняясь.
– Извините за то, что мы отвлеклись. Но К. С. с ума сходил по Диане с тех пор, как познакомился с ней прошлым летом. Это свидание – результат года упорной работы. – Она закинула руку за голову и рассеянно почесала затылок. – Ну, все равно, давайте вернемся к нашим делам.
Рассказывая об основных системах хранения документов, Макс занес в свой каталог памяти новый факт, касающийся мисс Кейтлин Александры Лав. Ей не просто не нравилось, когда к ней прикасались. Он знал нескольких человек, которым просто не нравились слишком фамильярные физические прикосновения. Нет, Кейтлин боялась их. Макс был поражен теми чувствами, которые это открытие вызвало в нем, – яростное желание защитить ее и сильный гнев на того человека или на те обстоятельства, которые сделали ее такой.
Он продолжал украдкой поглядывать на нее, и каждый раз, когда она ловила на себе его взгляд, она смущенно поеживалась и потирала предплечья. Он заставляет ее нервничать – так ему казалось до тех пор, пока она не протянула руку за карандашом, и он увидел красные пятна, проступающие на ее руках.
– Боже мой! – воскликнул он, наклоняясь вперед и схватив ее руку, которую она рассеянно почесывала. – Что это?
Кейтлин опустила глаза и, хотя она ожидала этого, замигала, увидав характерные пятна крапивницы, покрывшие всю ее левую руку. Она так внимательно слушала Макса, что не заметила, когда начался зуд.
– О, ничего особенного. Просто крапивница. – Она безуспешно попыталась освободить от его хватки свою руку.
– Просто крапивница? Выглядит ужасно. У вас нет ничего, чем это можно помазать?
– У меня в сумочке есть какой-то крем. Я сейчас принесу его и…
Не отпуская ее, Макс сдернул ремень ее сумки со спинки стула. Он бросил ее на стол и бесцеремонно вытряхнул содержимое, выбрав из него тюбик лечебного крема. Он выпустил ее руку ровно на столько, сколько потребовалось ему, чтобы отвинтить крышку тюбика и выдавить щедрую порцию содержимого себе на ладонь. Схватив ее снова за руку, он начал намазывать крем длинными плавными движениями.
– Я сама намажу, – быстро сказала Кейтлин, но он не обратил на нее внимания и продолжал втирать крем. Кожу ее покалывало в тех местах, где он к ней прикасался, а левую руку и кисть охватила странная слабость. Казалось, дыхание замерло в ее горле. В сущности, она не смогла нормально вздохнуть до тех пор, пока Макс не отпустил ее руку.
Она только успела вдохнуть воздуха, как дыхание ее опять перехватило, когда Макс взял другую ее руку в свои и начал нежно втирать крем. Привычная паника, которая обычно охватывала ее при близком контакте, подняла свою безобразную голову, но стихла благодаря его поглаживаниям, почти завораживающе ритмичным.
Так приятно, так естественно было прикасаться к ней, думал Макс, как в тумане лаская ее руки своими ладонями. И знала она об этом или нет, но эта женщина нуждалась в том, чтобы к ней прикасались часто. Но только так, как нужно, и чтобы это был тот мужчина, что нужно. И этим мужчиной был он.
Шокированный тем, что пришло ему в голову, он резко выпустил ее руку.
– Я, э-э… лучше выйду на улицу и погуляю несколько минут. Там, наверное, прохладнее, чем здесь.
Да, во всех отношениях, подумала Кейтлин, с отсутствующим видом проводя пальцами по руке, которую он только что ласкал. Нет, поправилась она, он втирал противоаллергический крем. Если его прикосновения были непривычно приятными, то только потому, что крем был таким прохладным и успокаивающим. Решительно кивнув, Кейтлин повернулась и подняла телефонную трубку, которую теперь легко было отыскать на расчищенном столе.
Когда Макс снова вошел в контору, он застал ее за обсуждением подробностей поставок. Их взгляды встретились, и она запнулась посреди предложения, но потом сделала усилие и снова собрала разбегающиеся мысли.
– Гм, прошу прощения, Лютер, не могли бы вы еще раз повторить цену?
Она поспешно нацарапала что-то на листке бумаги.
– Ну, хорошо, спасибо, и если вам попадется «Salix alba», позвоните мне… Нет, мне не нужна «Salix пурпурная»… мой покупатель не хочет пурпурную… С этим нужно смириться, Лютер, в нашем деле мы даем покупателю то, что он желает, а он желает «альбу»… Еще раз спасибо.
– Могу ли я узнать, что такое «Salix alba»?
Она сделала попытку не встретиться с ним глазами.
– Это кора ивы. Белой ивы, если быть точной. Она используется в медицинских целях.
– Для чего? – голос Макса звучал скептически.
– Как болеутоляющее.
– Почему бы не принять аспирин? – рассудительно заметил Макс.
– Кора ивы содержит салицил, который превращается в салициловую кислоту в организме. Салициловая кислота – это основной компонент аспирина.
– Тогда почему бы не принять аспирин? – повторил Макс.
– Потому что, – терпеливо объяснила Кейтлин, – некоторые люди не хотят, чтобы искусственно приготовленные химикаты накапливались в их организме.
– И вы принимаете именно это, когда у вас болит голова?
– Нет. – Улыбнувшись, Кейтлин, наконец, посмотрела на него. – Я принимаю аспирин.
Макс широко улыбнулся в ответ, затем стал серьезным и пробормотал:
– Знаете, а вы очень красивая, когда улыбаетесь. – Он протянул к ней руку и провел по щеке.
Улыбка Кейтлин стала неуверенной, потом и совсем исчезла под его пристальным взглядом. Не рассуждая, она прижалась щекой к его ладони и провела языком по губам, не отрывая взгляда от его глаз. Такие голубые, подумала она. Как яичко малиновки, как барвинок… Она потеряла нить размышлений, увидев выражение его глаз. Он намеревался поцеловать ее. Он наклонил голову набок, ладонью обхватил ее щеку и большим пальцем провел по нижней губе.
Она почувствовала, как налились ее груди, мурашки пробежали под их кожей, и странная теплота залила низ живота. Безмолвно она ждала, завороженная неожиданным пламенем, которое вспыхнуло в его взгляде. Но когда он наклонил к ней голову, старый, знакомый демон, с которым она жила семь лет, проснулся в ее голове. Его темная тень заслонила все, кроме страха, который всегда обитал поблизости.
То, как она судорожно втянула в себя воздух, и неожиданно ставшее неподатливым тело дали Максу понять, что он торопится. В другой раз, милая Кейт, подумал он. В другой раз, но очень скоро. Он отнял руку и сказал с наигранной небрежностью:
– Ну, мне пора идти. Мне нужно зайти обратно в контору, пока еще не слишком поздно. Дать вам адрес того склада офисного оборудования, о котором мы говорили?
Когда Кейтлин задумчиво кивнула, он поискал в бумажнике и вынул карточку.
– Спросите Дональда и скажите, что звоните по моей рекомендации. Он сделает вам скидку. До понедельника.
Макс беспечно улыбнулся и ушел, довольный своими актерскими способностями.
В совершенном недоумении Кейтлин смотрела вслед ему на дверь. Может, она его не так поняла? Наверное, потому что она могла бы поклясться, что он намеревался поцеловать ее. Она облокотилась о письменный стол, со все еще сильно бьющимся сердцем, и покачала головой, раздираемая чувством облегчения и разочарования. Какой странный человек, подумала она. Странный и действующий на нервы. И интригующий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только ты - Пега Бонни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Только ты - Пега Бонни



Прелестный роман! Мне очень понравился. особенно Гг. Бываю же такие мужики...)))
Только ты - Пега БонниМарина
22.04.2014, 12.29





Прекрасная история!легко читается! жизненно и без фанатизма!мне понравился!
Только ты - Пега БонниАнна
14.05.2014, 7.58





Роман не плохой до последней главы. Автор наверное никогда не видела и не слышала как болеют "ветрянкой" взрослые люди. Может быть это не смертельно, но занятие любовью - это не реально... Это все испортило.
Только ты - Пега Боннииришка
8.01.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100