Читать онлайн Только ты, автора - Пега Бонни, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только ты - Пега Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только ты - Пега Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только ты - Пега Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пега Бонни

Только ты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Этим вечером Макс приехал к Кейтлин на три четверти часа раньше. Когда никто не отозвался на его стук в сетчатую дверь, он вошел в дом. Телевизор показывал какой-то мультипликационный фильм, а Джордан лежал на кушетке и крепко спал. Поставив пакеты с едой на кухонный стол, Макс отправился на поиски Кейтлин. Звук льющейся воды в ванной первого этажа заставил его пойти в том направлении. Он уже положил руку на ручку двери, когда Кейтлин открыла ее изнутри.
Кейтлин увидела Макса, отступила на шаг и пропищала:
– Ты слишком рано!
– Недостаточно рано, – возразил он, проводя пальцем выше края полотенца, в которое она завернулась. – Если бы я пришел на несколько минут раньше, я бы мог застать тебя под душем.
– Где Джорди? – спросила Кейтлин, подхватывая покрепче полотенце.
– Храпит в гостиной на кушетке.
– Почему бы тебе его не разбудить? Если он проспит слишком долго, он не ляжет спать в свое обычное время.
Глаза Макса жадно скользнули по ее обнаженной коже, а когда они задержались на ее груди, то Кейтлин почувствовала, что соски ее ответно напрягаются. Макс протянул руку и безошибочно нашел один из плотных бутонов. У Кейтлин перехватило дыхание.
– Макс.
Макс сделал шаг вперед и запер за собой дверь ванной. Сверкая глазами, он тихо проговорил:
– После прошлой ночи, Кейти, я заслуживаю как минимум поцелуя в знак приветствия.
Краска смущения поднялась от ее грудей к шее и щекам.
– Кстати о прошлой ночи, – чопорно начала она.
– Да, давай поговорим о прошлой ночи, нежная Кейт. – Его голос был грубым как наждак и в то же время бархатисто-шелковым. – Эта была самая невообразимая ночь за всю мою жизнь. Как твои губы таяли под моими, как твои груди наполняли мои ладони, как твое тело разгоралось огнем вокруг меня! Только вместо того, чтобы утолить мой голод, это заставило его стать еще сильнее, и я хочу тебя еще больше, чем прежде. Ты это хотела сказать о прошлой ночи, Кейт?
Кейтлин вообще потеряла дар речи. Его слова вызвали снова яркие образы, которые она старалась притупить весь день. И с новым пониманием себя Кейтлин ощутила, как между ее ног собирается теплая влага.
Ее желание, наверное, было ясно видно, потому что Макс наклонил к ней голову и похитил один поцелуй, а потом еще один. Он пробовал и смаковал ее губы, пока она их ответно не приоткрыла. Тогда он жадно приник к ней в поцелуе, который впивал в себя ее сладость. Она выгнулась, прижимаясь к нему, и Макс опустил руки и, подхватив ее под попку, приподнял. Ее ноги обхватили его, и она пришлась прямо туда, куда надо: ее влажная нежность прижималась к его рвущейся на свободу жесткости.
Пальцы Макса скользнули под махровую ткань и нашли ее обнаженное тело, и Кейтлин со стоном шевельнулась, пытаясь, чтобы это твердое давление попало туда, где она жаждала его. Макс ответил таким же стоном и шагнул к трюмо, посадив ее на краешек столика, и стянул с нее полотенце, уронив его на пол.
Наклонив голову, он взял в рот ее сосок, разгладив его языком до напряженной чувственности, потом уделил такое же любящее внимание второму соску. Возбуждение его члена стало почти нестерпимым. По телу его пробежала дрожь, и он резко зарылся лицом между ее грудей.
– Господи, Кейти, мы должны остановиться. Иначе я буду любить тебя прямо здесь, а у меня нет с собой ничего, чтобы предохранить тебя.
Кейтлин казалось, что ее пожирает пламя, погасить которое может только Макс.
– Макс, время цикла. Наверное, можно. – Чуть слышные слова были полны томления.
Максу так отчаянно хотелось ее, что лоб его покрылся испариной, но он покачал головой.
– Нет, любимая. Я с тобой никогда не стану так рисковать.
– Но это больно, – прошептала она.
Макс улыбнулся:
– Такой боли я могу помочь.
Пальцы его начали ласкать росистые складки плоти у нее между ног. Когда она выгнулась к его ищущим пальцам, он прижался губами к ее соску.
– Ох, Макс, – выдохнула она, запутываясь пальцами в его густых волосах, – мне надо… надо…
Макс увеличил темп поглаживания и через несколько секунд был награжден, почувствовав, как все ее тело судорожно сотрясается. Он притянул ее к себе и крепко обнял. Он ощутил ее удовольствие так остро, словно оно было его собственным, и сила этого чувства потрясла его до глубины души. Кейтлин не хочет, чтобы он говорил ей о своей любви, поэтому ему просто придется показывать ей свое чувство, как только сумеет.
Не успел ни один из них сказать хоть слово, в дверь постучали и послышался жалобный оклик:
– Мам?
Кейтлин сделала глубокий вдох.
– Да, Джорди?
Она была рада, что голос ее звучит достаточно ровно.
– Мам, Макс не тут?
– Э-э… – Она помолчала, не зная, что ответить. – А почему ты спрашиваешь?
– Потому что машина его здесь, а я его нигде не могу найти.
Кейтлин быстро взглянула на Макса, который указал наверх.
– А ты наверху смотрел?
– Нет.
– Ну, может, он ищет тебя там. Почему бы тебе не пойти и не проверить?
Кейтлин и Макс прислушались к удаляющемуся топоту ног, потом Макс поцеловал ее – это был быстрый и нежный поцелуй – и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Минутой позже до Кейтлин донесся приветственный вопль Джордана, а потом приглушенные звуки радостной болтовни.
Она повернулась, чтобы взять одежду с трюмо и случайно увидела себя в зеркале. Она остановилась, разглядывая свое отражение: такой она еще никогда не была. Щеки ее разгорелись от недавнего наслаждения, губы алели поцелуями Макса, груди налились от его прикосновений. Но сильнее всего изменились глаза. Из них исчезли тени и они сверкали радостью жизни.
Она выглядит, как женщина, которую как следует любили. Надеясь, что Джорди не заметит перемены в ней и не станет ее расспрашивать, она быстро натянула джинсы и футболку.
Когда она вошла на кухню несколькими минутами позже, Макс вынимал картонки с едой из микроволновой печки. Он повернулся к ней, и его глаза удержали ее взгляд. Дикие фиалки? Васильки? Синий гиацинт? Ну, должно же существовать какое-то название для синевы его глаз, думала Кейтлин.
Улыбнувшись, он сказал:
– Не понимаю, в чем дело. Еда почему-то остыла, так что мне пришлось самому ее подогревать.
Неожиданно смутившись, Кейтлин опустила глаза.
– Вуаля! – объявил Макс, ставя картонки на стол. – Китайская кухня. Для тебя я взял жареные овощи с соевым творогом.
Его внимательность заставила всю ее кровь согреться ответным теплом. Не то чтобы она могла это есть, ведь там почти наверняка масса глюконата. Но это она сама виновата. Она ведь не рассказала ему о своей аллергии. Он и правда самый чудесный человек на свете. Конечно, к тому же упрямый и невыносимый, но тем не менее чудесный. Может быть, все-таки может быть, между ними что-то получится.
* * *
Всю следующую неделю Кейтлин с Максом виделись каждый день. Один раз вечером они взяли Джордана на каток, на следующий день Макс приходил обедать. Пару раз они втроем устраивались у Макса на диване и смотрели телевизор. Макс даже взял Джордана в кино вместе с тремя своими племянниками. Мысль о том, как Макс в элегантном костюме сидит на фильме о черепашках-ниндзя в окружении возбужденных, кричащих мальчишек, переполнила Кейтлин насмешливой нежностью.
К пятнице Макс уже готов был начать грызть ногти. Это была неделя тесного контакта, нежных прикосновений – и никакого удовлетворения. Ему так отчаянно хотелось остаться с Кейтлин наедине, что он был готов почти на все. Даже на подкуп.
Он заехал в теплицу в середине дня с цветами и ленчем из магазина здоровой пищи, который ей нравился. Он даже дошел до того, что ел пряную чечевицу с рисом. Но когда он попросил Кейтлин этим вечером прийти к нему домой одну, она стала отказываться.
– Кейти, я хочу побыть с тобой. – Макс обогнул письменный стол и встал прямо перед ней.
– Ты мог бы сегодня вечером зайти ко мне домой и пообедать с нами.
Макс вздохнул и поднял ее на ноги, поблескивая глазами.
– Кейти, то, чем я хочу с тобой заняться, не годится видеть малышам. Завтра я на три дня уезжаю в Атланту. Мне надо перед отъездом побыть с тобой.
Тут Кейтлин почувствовала, что начинает задыхаться, и ее решимость ослабела.
– Макс, я просто не думаю…
Макс медленно провел ладонями по ее рукам от локтей до плеч, потом притянул поближе.
– Ах, нежная Кейт. Я всю неделю так отчаянно хотел тебя, – проговорил он чуть охрипшим голосом.
Кейтлин попыталась собрать быстро разлетающиеся мысли, но не сумела. Его пальцы исполняли потрясающий танец вдоль ее позвоночника.
– Макс…
– Пожалуйста, Кейти, – мягко умолял он ее, проскальзывая ладонями под край футболки и обхватывая ее спину.
– Макс… – трепеща, веки ее опустились.
– Пожалуйста, Кейти. – Его руки оказались впереди, и он дразнил ее груди сквозь кружево лифчика.
– Макс…
Он притянул ее в колыбель своих бедер и прижал к своему наливающемуся страстью естеству.
– Пожалуйста, Кейти.
– Я… я позвоню Донне.
– Я заеду за тобой в половине седьмого, – удовлетворенно сказал Макс.
– Я встречаюсь с новым продавцом в шесть, – пробормотала Кейтлин, водя пальцами вверх и вниз по его груди. – Но только на несколько минут. Я прямо оттуда приеду к тебе домой. Я даже привезу с собой ужин.
Макс сразу же согласился. Ощущая прикосновение Кейтлин к своей груди, он готов был согласиться на что угодно – даже на тофу «Сюрприз».
* * *
– Привет, – сказала Кейтлин Максу, когда он вечером открыл ей дверь. Она подняла бумажную сумку, которую несла в руке. – Вот ужин.
Встретив скептический взгляд Макса, она улыбнулась.
– Вегетарианские заменители мяса на необдирном пшеничном. Эй, ты что делаешь? – вскрикнула она, когда Макс принял у нее сумку и зашагал с нею на кухню.
Кейтлин услышала, как открылась и закрылась дверца холодильника, а потом Макс вернулся в комнату и медленно пошел к ней, распуская одной рукой галстук, который он небрежно бросил на пол. За ним сразу же последовал брючный ремень. Дыхание Кейтлин стало прерывистым и неровным.
– Ты, кажется, сейчас не очень хочешь есть, да?
– Есть – не очень.
Он протянул руки и вытащил подол ее футболки из-под пояса джинсов.
– А чего ты хочешь?
Но даже не дожидаясь его ответа, она поспешно начала расстегивать пуговицы его рубашки.
Вместо ответа Макс подхватил Кейтлин на руки и направился прямо в спальню. Он поставил ее на пол рядом с кроватью и одним легким движением скинул с себя рубашку.
Все происходит так быстро, подумала Кейтлин. С Максом все всегда происходит быстро, у нее почти не остается времени, даже чтобы перевести дыхание.
– Макс, – ахнула она, – подожди. Ты не думаешь, что мы…
– Нет. – И Макс расстегнул ее джинсы.
– Но ты даже не знаешь, о чем я собиралась спросить!
– Я знаю, что ты слишком много разговариваешь, – пробормотал он, заставляя ее приподняться на цыпочки и жадно припадая к ее губам. Его язык потребовал – и добился – чтобы его впустили, и ворвался в ее рот возбуждающе-эротическими ударами. Когда ее тело стало теплым и податливым под его прикосновениями, он стянул ей через голову футболку и расстегнул кружевной бюстгальтер.
Неожиданно ей стало казаться, что все происходит недостаточно быстро, и Кейтлин выгнула спину, прижимая свои обнаженные груди к его грудной клетке.
Макса пронизала страстная дрожь, и он прижал ее к себе еще сильнее. Он болел, он пылал…
– Ты нужна мне сейчас, нежная Кейт. Сейчас.
Он снял с себя брюки, потом ее джинсы, оставив ее только в трусиках-бикини. Его жаждущие глаза ненадолго задержались на нежно-кремовой коже, потом он осторожно стянул кружево с ее ног вниз.
Он упал с нею на кровать, и его рот нашел ее губы с какой-то неутолимой жаждой. Казалось, его руки находятся одновременно повсюду, и Кейтлин полностью отдалась страсти, которую он пробуждал в ней. Она вскрикнула, когда его пальцы нашли ее самое чувствительное место, и он поймал это восклицание своими губами.
Он стремительно вошел в нее, и оба застонали, когда их тела страстно напряглись. Последней связной мыслью Макса перед тем, как он нашел блаженное облегчение, было «Моя. Она моя».
Потом Макс баюкал измученную страстью Кейтлин в своих объятиях и мечтал о том, чтобы проводить так с нею каждую ночь. Он закрыл глаза и представил себе, как они с Кейтлин устраивают сонного Джордана в постели, целуют его на прощание и с пожеланием доброго сна тихо закрывают дверь. Рука об руку они сразу же пойдут в свою собственную спальню и там всю ночь будут заниматься сладкой любовью.
– Макс? Твой пес только что забрался к нам в постель.
– Он привык спать со мной. – Макс поуютнее устроил ее на своей руке.
– А.
Кейтлин улыбнулась про себя. Значит, Макс разрешает своему псу влезать на диваны и кресла. Может, он еще не безнадежен.
– Когда Шарлемань приезжает с тобой домой, он спит с тобой?
– Иногда.
Глаза Кейтлин закрылись.
Макс зевнул и прижался щекой к ее волосам.
– Ну, когда мы поженимся, твоему коту и моему псу просто придется спать где-нибудь в другом месте.
Кейтлин лежала рядом с ним, не шевелясь, напрягая все тело и невидящими глазами смотрела в потолок. Ее старинный враг, паника, снова показала свое уродливое лицо и издевалась над ней. Выходи замуж, насмехалась она, чтобы снова стать слабой и беззащитной, как раньше. Поверь кому-то другому, а не себе, и посмотри, что получится. Вспомни-ка, что получилось с Брэдом. И с твоим отцом.
Как только она услышала медленное, размеренное дыхание Макса и поняла, что он спит, она высвободилась из его объятий. Поспешно одевшись, она на цыпочках спустилась вниз.
Она ехала домой, а в ушах ее все звучали и звучали слова Макса. «Когда мы поженимся… Когда мы поженимся… Когда мы поженимся…» Приехав домой, она упала на кушетку: ноги больше не держали ее. Руки ее дрожали.
Она думала, что боится только секса, но теперь она знает, что ее страх лежит гораздо глубже. Любовная связь – это одно, но брак? Сама эта мысль приводила ее в ужас. Сможет ли она отдать в руки другому человеку не только свое сердце, но и свое будущее?
Нет! Никогда больше. Никогда больше она не будет полагаться на другого человека, другого мужчину – ни в чем. Она сильна и независима. Она будет полагаться только на себя, сказала она себе, не обращая внимания на бессильное желание бежать обратно в объятия Макса, в постель Макса.
* * *
Макс улыбнулся и потерся лицом о мягкие волосы, щекотавшие его нос. Он рассчитывает просыпаться вот так каждое утро всю свою оставшуюся жизнь. Он протянул руки, чтобы притянуть ее поближе, но его пальцы нащупывали только волосы. Очень много волос. Раскрыв глаза, Макс сел в постели. Чолли приподнял голову, взглянул на него, обиженно вздохнул и снова устроился на подушке.
– Кейтлин? – Макс оглядел комнату. Ее одежда исчезла. Может, она на кухне. Натянув брюки, он пошел проверить. Там ее тоже не оказалось. Он выглянул из дома туда, где стояла ее машина. Она исчезла.
Макс нахмурился и посмотрел на часы. Она, наверное, вернулась домой, чтобы принять душ и переодеться для работы. Жаль, что она сначала не разбудила его. Но если он поторопится, то, может быть, сможет выкроить время, чтобы позвонить ей из аэропорта до отлета самолета.
* * *
Когда зазвонил телефон, Кейтлин не сомневалась, кто это. Она разрешила ему прозвонить раз шесть, и только потом, наконец, подняла трубку.
– Алло?
– Привет, любимая. Я начал думать, что ты уехала на работу раньше времени.
– Я уже готова ехать, – сказала она.
– Мне сегодня утром тебя не хватало, – хрипловато проговорил Макс. – Я так хотел проснуться утром, обнимая тебя.
– Мне надо было успеть домой.
– Знаю. Но мне бы хотелось еще раз обнять и поцеловать тебя перед отъездом. Я так хотел бы остаться.
– Надеюсь, что ты хорошо съездишь, – вежливо отозвалась Кейтлин.
Макс нахмурился. Этим утром она кажется какой-то холодной.
– Я позвоню тебе сегодня вечером.
– Это необязательно.
Его не оставляло тревожное чувство, что что-то не так.
– Нет, обязательно. Я буду скучать по тебе, Кейти.
– Ты, наверное, будешь слишком занят, чтобы скучать, – легко сказала она. – Ну, мне пора. Мне сегодня с утра первым делом надо подобрать несколько заказов.
– Кейтлин… – Черт побери! Он уже слышит последнее приглашение на свой рейс. – Я должен идти. Я позвоню тебе.
– Не на…
Но он уже повесил трубку.
Когда телефон начал звонить вечером, Кейтлин только смотрела на него. Обняв себя обеими руками, она мысленно приказывала ему перестать. Он прозвенел раз пятнадцать, потом замолк.
Часом спустя он зазвонил снова. Когда он, наконец, перестал, она сняла трубку с крючка. Ей так нужно было услышать его голос, что эта потребность пугала ее. Ей понадобилось семь лет, чтобы научиться быть сильной, а каждый раз, когда Макс оказывается рядом, он угрожает этой ее обретенной силе, заставляя чувствовать себя ранимой.
– Мам? – заспанный Джордан перегнулся через перила. – Мне показалось, что я слышу, как телефон звонит, не переставая.
– Все в порядке, малыш. Иди ложись, ладно?
Кейтлин успокаивающе улыбнулась Джордану, который повернулся, чтобы идти к себе в спальню. Потом ее взгляд дернулся к телефону. «Почему все должно быть таким непростым? – устало подумала она.
Она поднялась наверх и долго сидела на кровати Джордана, наблюдая, как он спит. Было утешением знать, что его, по крайней мере, не одолевают заботы и беспокойство. Наконец, она вернулась вниз и проверила и перепроверила все запоры и засовы на дверях и окнах, хотя и знала, что опасность не во внешнем мире, но в ее прошлой роковой судьбе, которая и сейчас не оставляет ее в покое.
Она заснула уже почти под утро, и это был беспокойный сон, полный темных, угрожающих видений.
Она проснулась несколько часов спустя, чувствуя себя совсем не отдохнувшей. Она, правда, выглядит лучше, чем чувствует себя, признала она, разглядывая свое отражение в зеркале, пока натягивала свежие джинсы и футболку. Она прошла в гостиную и только-только положила трубку обратно, как телефон зазвонил. Не успев сообразить, что делает, она уже подняла трубку.
– Где ты была вчера вечером?
– Хэлло, Макс, – ровным голосом ответила она. – Извини. Ты вчера звонил?
Теплое блаженство, которое она всегда испытывала при звуке его голоса, начало подтачивать ее решимость, но она заставила себя держаться.
– У тебя все в порядке?
– Все отлично. Но я уже немного опаздываю. Спасибо, что позвонил. Надеюсь, что у тебя все идет хорошо.
– Кейти, что, к черту, происходит? Ты со мной говоришь так, словно нас только что представили друг другу на вечеринке.
Так приятно слышать его голос, думала она, даже сейчас, когда в нем звучит досада. Но ей необходимо время. Ей нужна свобода. Он подталкивает ее, и в ней поднимается обычная ее паника. Ему нужно больше, чем она может дать. Ему нужно все.
– Все прекрасно, Макс, – спокойно сказала она. – Но мне и правда пора собираться на работу. Я поговорю с тобой позже.
Она повесила трубку, и для того, чтобы Макс не смог перезвонить, снова подняла ее и положила на столик.
Кейтлин начала растирать ноющие виски. День будет ужасный, думала она. Еще нет семи часов, а у нее уже начинается страшнейшая головная боль. Может, это и к лучшему, произнес в ее голове тихий голосок. Так, по крайней мере, не заметишь, что у тебя ноет сердце.
Когда она вошла к Джордану, чтобы разбудить его, он сидел в постели и расчесывал какие-то подозрительные красные пупырышки на руках.
Подняв глаза, он нахмурился.
– Мам, у меня голова болит, и я весь чешусь.
Кейтлин положила ладонь ему на лоб. Он действительно был немного горячим. И сыпь выглядела ужасно знакомой.
– Знаешь что, парень? По-моему, ты подхватил то, что было у Джерри.
– Ветряную попсу?
Кейтлин улыбнулась.
– Ветряную оспу, да. Почему бы тебе не одеться? Посмотрим, не найдется ли у доктора Харди времени принять тебя.
– И он сделает укол?
– Нет, малыш.
Джордан спрыгнул с постели с негромким «ура!», а Кейтлин почувствовала, как у нее вдруг сжалось сердце. Ей от всей души хотелось, чтобы существовал укол, от которого ей стало бы легче. Но она знала, что затаившуюся в ней боль ничем не умерить.
Заехав к врачу, который дал ей тюбик крема, чтобы снять у Джордана зуд, она решила, что проще всего взять сына с собой на работу, где он мог бы тихо играть в конторе.
Когда они туда приехали, она увидела, что на ее автоответчике мигает красная лампочка. Ее ничуть не удивило, когда, нажав кнопку воспроизведения, она услышала голос Макса:
«Кейтлин, где ты? У тебя все в порядке? Оператор сказала, что твой домашний телефон не работает. Сейчас одиннадцать часов, а ты еще не в теплице. Я думал, ты обычно по субботам работаешь с девяти до часу. Я позвоню через час».
После паузы – еще один звонок.
«Сейчас без четверти двенадцать. Почему ты не на работе? Твой домашний телефон по-прежнему не работает. Я собираюсь позвонить в час, и если тебя все еще не будет, я попрошу полицию проверить, все ли в порядке».
Телефон зазвонил в половине двенадцатого. Собравшись с духом, Кейтлин подняла трубку.
– Лав инкорпорейтид.
– Кейтлин! – прорычал Макс. – Где ты, к черту, пропадала?
– Привет, Макс. Я этим утром завозила Джордана к врачу.
– К врачу? Что с ним? Я возвращаюсь первым же самолетом…
– Это просто ветряная оспа, Макс. Он в порядке.
– А что случилось с твоим домашним телефоном? Он не работает. Все время сигнал «занято».
– Я его проверю, – пробормотала Кейтлин. – Надеюсь, твоя поездка проходит нормально.
– Я по тебе дьявольски скучаю, любимая.
Я тоже скучаю по тебе, подумала она, но не произнесла этих слов вслух.
– Спасибо, что позвонил, Макс. Я… э-э… мне надо тут еще кое-что сделать, прежде чем везти Джордана домой. Я не сомневаюсь, что ты тоже очень занят.
– Не настолько занят, чтобы не поговорить с тобой. – Голос Макса звучал обеспокоенно. – В чем дело, Кейти? Что-нибудь еще не так? Ты говоришь совершенно непохоже на себя.
– Я просто устала, Макс. Все в порядке.
– Черт подери, Кейтлин! Почему ты разговариваешь со мной так официально? Ради Бога, не отталкивай меня снова!
Глаза Кейтлин наполнились слезами, но она постаралась, чтобы ее боль не прозвучала в ее голосе.
– Мне пора, Макс.
– Я позвоню тебе сегодня вечером. Проследи, чтобы твой телефон уже работал. – Макс говорил отрывисто. – Нам надо поговорить.
– Да, – отозвалась несчастная Кейтлин, – наверное, надо.
Надежное убежище рук Макса манило ее, как огонь маяка в густом тумане. Она хотела бы оказаться в гавани его объятий и никогда больше в одиночку не уходить в море. Но она решительно отмела эту мысль. Она больше ни на кого не может опираться. Никогда больше.
Когда этим вечером телефон прозвенел, Кейтлин позволила Джордану снять трубку. Она слушала, как он радостно рассказывает Максу о своей «ветряной попсе» и о том, что всю следующую неделю не будет ходить в школу. Когда Джордан передал телефонную трубку Кейтлин, она сжала ее с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Прежде чем поднести трубку к уху, она сделала несколько глубоких успокаивающих вдохов.
– Привет, Макс.
– Как ты, Кейти? – Макс говорил невесело.
– В порядке. Как твои дела?
– Все идет хорошо. Я, наверное, смогу уехать завтра во второй половине дня.
Макс старался осторожно выбирать слова, как будто пробирался через минное поле, которое она устроила на его пути. У него было такое впечатление, что в любую секунду может произойти взрыв.
Почему, ну почему она не может сказать ему, что случилось? Он обещал ей, что сразится с любыми драконами, которые только у нее есть, но он не может сражаться с тем, чего не видит.
– Говори со мной, Кейтлин, – мягко попросил он.
– Мне просто нужно немного времени, Макс. Все идет слишком быстро. Мне нужно время и свобода.
– Что ты говоришь?
Кейтлин приложила все силы к тому, чтобы голос ее прозвучал спокойно и уверенно.
– Я говорю, что… возможно, нам не следует некоторое время встречаться.
– Не встречаться? – опасливо спросил Макс. Что с ней еще стряслось? Сердце его начало биться тяжело и медленно. – Сколько времени?
– Не знаю.
– Кейти, я… Послушай, мы не можем так говорить об этом по телефону. Я вернусь около трех дня. Я приеду и сразу к тебе.
– По-моему, это не слишком удачная мысль…
– Я заеду завтра днем. – Его тон не допускал возражений. – Не вздумай уйти из дома.
В эту ночь Кейтлин опять плохо спала. Лежа, как она вынуждена была признаться себе, в очень пустой постели, она не переставала спорить сама с собой. Она обожала быть с Максом. Она обожала заниматься любовью с Максом. Но она не хочет зависеть от него – и от кого угодно – хоть в чем-то. Она не может поставить все на карту. Почему бы им просто не продолжить их отношения так, как они есть? Они ведь не обязаны вести свои отношения к браку, разве не так?
Все может идти так, как сейчас: они будут приятно проводить вместе вечера, страстно любить друг друга. Ей не вполне по душе был этот план, но она рада была найти хоть какое-то решение, которое позволило бы оставить Макса в ее жизни, не рискуя при этом всем.
* * *
Когда Макс приехал в воскресенье во второй половине дня, Кейтлин встретила его улыбкой и поцелуем. Если бы он был из тех людей, кто от удивления открывает рот, то он, наверное, споткнулся бы о собственный подбородок. Но он только с недоверием всмотрелся в нее.
– Как Джордан? – прежде всего спросил он.
– Он чувствует себя не слишком плохо, но легко устает. Вот и сейчас он задремал. – Она взяла его под руку и подвела к кушетке. – Расскажи о своей поездке.
– Кейтлин, – начал Макс, – нам надо поговорить. – Вчера вечером…
– Извини за то, что я сказала вчера вечером. Может, мы об этом просто забудем?
– Нет. Нет, это невозможно. Кейти, что происходит?
– Теперь уже все в порядке. Я вчера хорошенько подумала, только и всего, и все в порядке.
Макс немного успокоился. Она казалась совершенно довольной и счастливой. Однако ему необходимо было понять, что заставило ее попытаться отстраниться.
– Кейти, мне все же хотелось бы знать, что тебя мучило в последнюю пару дней. Видно, что ты со всем справилась, но мне кажется, что мы должны честно говорить друг другу о наших чувствах.
Она заерзала. Он прав, подумала она, но до чего же ей неприятно обсуждать это!
– Я… ну, мне просто показалось, что ты загоняешь меня в угол. Мне показалось, что ты толкаешь меня к тому, чтобы я связала себя на долгое время.
– А ты этого не хочешь, – осторожно сказал Макс. Голос его звучал нейтрально, лицо оставалось бесстрастным.
– Правильно. Но прошлой ночью я поняла, что мы можем по-прежнему оставаться… э-э…
– Любовниками? – подсказал Макс.
– Ага.
– А если я этого не хочу? – голос его звучал натянуто. – Если я хочу, чтобы ты была не только в моей постели, но и в моей жизни – и навсегда, Кейти?
– Макс, я не хочу сейчас себя связывать. Я к этому не готова. Но я все равно хотела бы быть с тобой.
Макс поднялся на ноги.
– Понятно. Я гожусь на то, чтобы со мной переспать, но не гожусь для того, чтобы разделить со мной всю твою оставшуюся жизнь?
Кейтлин тоже встала.
– Макс, я совсем не это имела в виду.
– Вот как? Ты просто снова меня отталкиваешь – но по-другому.
– Нет, я не…
У Макса был горько-усталый вид.
– Кейтлин, я люблю теплую, прекрасную женщину. Я хочу построить с ней жизнь. И с ее сыном, которого полюбил так, будто он – мой собственный. Но она постоянно меня отталкивает. Я все время возвращаюсь, но теперь я устал. У меня такое чувство, что я просто пробуксовываю на месте, а вперед не двигаюсь – скорее, откатываюсь назад.
Несколько долгих секунд он молча смотрел на нее.
– Мне уже тридцать четыре года, Кейтлин. Мне нужны дом и семья с женщиной, которая любит меня так же, как я люблю ее. Знаешь, ты даже ни разу не сказала мне этих слов?
– Макс… – Кейтлин замолчала. Она не знала, что сказать ему. – Макс…
– Не говори ничего, Кейтлин. Просто подумай над этим. Если ты решишь, что готова к настоящим отношениям, дай мне знать. – Он тяжело вздохнул. – Но сейчас я устал, Кейтлин. Когда нам мешало только прошлое – ну, я с этим готов был справляться. Но теперь это ты. А я не могу сражаться с тобой.
С этими словами Макс ушел, тихо прикрыв за собой дверь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только ты - Пега Бонни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Только ты - Пега Бонни



Прелестный роман! Мне очень понравился. особенно Гг. Бываю же такие мужики...)))
Только ты - Пега БонниМарина
22.04.2014, 12.29





Прекрасная история!легко читается! жизненно и без фанатизма!мне понравился!
Только ты - Пега БонниАнна
14.05.2014, 7.58





Роман не плохой до последней главы. Автор наверное никогда не видела и не слышала как болеют "ветрянкой" взрослые люди. Может быть это не смертельно, но занятие любовью - это не реально... Это все испортило.
Только ты - Пега Боннииришка
8.01.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100