Читать онлайн Союз двух сердец, автора - Патрик Лора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Союз двух сердец - Патрик Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Союз двух сердец - Патрик Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Союз двух сердец - Патрик Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патрик Лора

Союз двух сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Кеннет начинал задремывать, когда в дверь постучали. Сначала молодой человек решил, что это воображение некстати разыгралось. Но стук повторился. Лэверок приподнялся на локтях и протер глаза. Кто стоит по ту сторону двери — двух мнений быть не может, а учитывая его недавнюю реакцию на Шатти Арран, вряд ли этот полуночный визит в его интересах. Кеннет перекатился на бок и закрыл глаза.
Стук раздался снова — требовательный, настойчивый. Тихо выругавшись, Кеннет дотянулся до выключателя и зажег свет.
— Заходи! — крикнул он.
Дверь чуть приоткрылась, и Шатти робко заглянула внутрь.
— Прости, что разбудила, — шепотом извинилась она. — Но в моей каюте холодно как в погребе. У тебя еще одного одеяла не найдется?
Кеннет мысленно застонал. «Морской ястреб» к приему гостей не приспособлен, что верно, то верно. Когда на шхуне ночевал кто-нибудь из его закадычных друзей — тот же Гил, скажем, или Рэндал, — никаких таких особенных удобств эти ко всему привыкшие ребята не требовали.
Второе имеющееся в наличии стеганое одеяло в данный момент служило ему дополнением к тоненькому шерстяному пледу. Если он уступит то или другое, то вообще не заснет.
— Надень что-нибудь на себя, — посоветовал Кеннет.
Девушка приоткрыла дверь шире, и молодой человек увидел, что с советом он опоздал. Шатти Арран напоминала солдата наполеоновской армии, бегущей из холодной России: несколько слоев одежды и пижама превратили ее прелестную фигурку в некое подобие живой клецки. Поверх всего Шатти натянула теплый свитер с капюшоном, а капюшон надвинула на самый лоб. И все равно зубы у девушки стучали от холода. Последние опасения на предмет роковых чар красавицы угасли, едва Кеннет разглядел на ее руках красные вязаные перчатки и пушистые тапочки на ногах.
— Я умру от переохлаждения, — с укором сказала Шатти. — И ты будешь виноват.
Кеннет застонал — теперь уже вслух — и откинулся на подушку, прикрывая глаза рукой.
— И почему это во всех твоих неприятностях виноват я?
— Так, видно, судьбе угодно. — Шатти решительно пересекла каюту, присела на край его койки и потянула к себе стеганое одеяло. — Жадина, мог бы и со мной поделиться.
Конечно, в таком виде никто не назвал бы Шатти воплощением сексапильности, но Кеннет отчего-то почувствовал себя крайне неуютно. Он никогда не приводил на шхуну женщин — сестры, разумеется, в счет не шли. «Морской ястреб» — его убежище, и Кеннету казалось, что, пригласив сюда подружку, он совершит своего рода кощунство. А теперь вот нежданно-негаданно на шхуне объявилась Шатти Арран. Впрочем, с какой стати он так разнервничался? Она же ему не любовница. Она всего лишь гостья.
Но едва Шатти легла рядом, как ситуация резко изменилась. Девушка бесцеремонно натянула на себя одеяло, заворочалась, устраиваясь поудобнее, всем телом прижалась к нему. И Кеннет смутился, вспомнив, что под пледом на нем ровным счетом ничего нет, даже плавок… Не то чтобы закутанная в дюжину одежек девушка сумеет распознать это… и все же… все же…
— Какого черта ты затеяла? — рявкнул он.
— Просто полежу тут, пока не согреюсь, — как ни в чем не бывало проворковала она. — А потом вернусь к себе. Понимаешь, дело даже не в холоде, а в сырости. Сырость прямо до костей пробирает.
Кеннет резко сел и отодвинулся к самой стене. Нет, ханжой и пуританином его бы никто не назвал, но всему есть границы…
— Здесь ты спать не будешь, — категорически заявил он. — Это моя каюта!
— Ну и что с того? — недоуменно отозвалась Шатти. — Ничего же не случится. Я просто пытаюсь согреться.
— Шатти, уходи к себе, — процедил владелец шхуны сквозь зубы.
— Нет, — отозвалась девушка, плотнее закутываясь в одеяло. — Я буду спать здесь, и точка. — И насмешливо добавила:
— Тебе не о чем тревожиться. Я вовсе не собираюсь задушить тебя во сне. И ты мне ничуть не нравишься. Ты для меня просто теплое тело. — Досадливо вздохнув, Шатти вытащила из-под его головы одну из подушек. — Ну и самомнение у тебя, я скажу! Считаешь себя неотразимым, не иначе? Но, честно говоря, не такой ты и красавец! — Девушка тихо засмеялась и повернулась к соседу спиной.
Ну что ж, вот он и получил ответ на незаданный вопрос. Если между ними и промелькнула искра влечения, то чувство это явно одностороннее. Гостья, ничуть не смущаясь, готова провести ночь в его постели и ровным счетом никакого значения этому эпизоду не придает. Ей дела нет до того, что он лежит нагишом, в чем мать родила, и с трудом сдерживает возбуждение. Ей нужно одно: выспаться в тепле и уюте.
Сущая малость, не правда ли? И он, Кеннет, может предоставить ей и то, и другое. Да, но какой ценой?
Кеннет долго разглядывал бесцеремонную девицу, а затем раздраженно сбросил со своей подушки ярко-рыжий локон.
— Чур, ты держишься своей половины койки, а я — своей, — предупредил он. — Иначе будешь спать на полу.
— Как скажешь, — сонно пробормотала она, сворачиваясь под одеялом клубочком.
Но сколько бы Кеннет не вжимался в стенку, упругие ягодицы девушки дерзко упирались ему в бедро. Он замер неподвижно, опасаясь пошевелиться, едва осмеливаясь дышать.
Ночь с женщиной обычно означает несколько часов возбуждения и страсти, а затем накатывает блаженная истома. Сейчас же он оказался под одним одеялом с закутанной до ушей эскимоской, для которой он, Кеннет Лэверок, — источник тепла наподобие электрообогревателя!
Кеннет понятия не имел, сколько пролежал, не смыкая глаз, знал лишь, что Шатти давно заснула. Во сне девушка опять придвинулась к нему вплотную — рыжие локоны защекотали ему нос. Тишину в каюте нарушало лишь ее ровное, спокойное дыхание. Кеннет честно попытался уснуть, но стоило ему смежить веки, как в воображении оживал рой непрошеных фантазий.
Он живо представлял, как раздевает гостью, сбрасывая на пол ее одежду слой за слоем, затем привлекает девушку к себе, и жар их разгоряченных тел возбуждает и дразнит, хотя и не является уже насущной необходимостью…
Ногу свело судорогой, и Кеннет тихонько застонал. Единственный способ потянуть мышцы — это перебросить ногу через ее бедро. Так он и поступил. И лишь мгновением позже осознал, чего ему стоило это минутное облегчение.
Теперь он прижимался к девушке всем телом, и возбуждение его достигло апогея. Тихо выругавшись, Кеннет отодвинулся — и натолкнулся на стену. Свободного места между ним и досками уже не осталось.
Злополучному хозяину шхуны оставалось лишь одно, и мысль эта возмущала его до глубины души. Он осторожно перебрался через спящую девушку, спрыгнул с койки, поспешно натянул джинсы — и негодующе воззрился на гостью, что расположилась на его законном месте, точно у себя дома. Пока девица здесь, глаз ему не сомкнуть — это ясно, как дважды два — четыре. Кеннет в сердцах прикинул, не отнести ли нахалку обратно в ее каюту, но передумал: она такой шум поднимет, что только держись Так что Лэверок тихо выскользнул за дверь, отправился в каюту для экипажа и кое-как устроился под колючим шерстяным одеялом. Койки здесь действительно были неудобные. Места они занимают немного, так что на них и не потянешься толком, особенно если ростом ты под шесть футов.
Кеннет скрестил руки на груди и мрачно уставился в потолок. Что за безумие на него нашло, какого черта он пригласил на шхуну эту настырную девицу? Он же с первого взгляда понял: с такой неприятностей не оберешься!
Выкладывает без колебаний все, что у нее на уме, даже не задумываясь, что может ненароком обидеть собеседника! Ведет себя так, словно он, Кеннет, — виновник всех ее бед, растравляет в нем угрызения совести, а потом вертит им как хочет! И ведь хватило же наглости, как ни в чем не бывало забраться к нему в постель!
Да уж, надо признать, что Шатти Арран совсем не похожа на прочих женщин. Эта девица строит свою жизнь по совершенно иным законам и правилам. Или, может быть, правил она вообще не признает — этим-то и отличается от других. Как бы то ни было, Кеннет чувствовал, что заинтригован. Несомненно, он очарован красотой Шатти, ее изумрудными глазами и алебастровой кожей, но личность, скрывающаяся за привлекательной внешностью, завораживает его еще сильнее.
Завтра он встанет на рассвете и подыщет ей жилье. Даже если придется заплатить за неделю-другую в местном мотеле, дело того стоит. Шатти Арран ворвалась в его жизнь и нарушила столь тщательно создаваемое им равновесие. Если он оставит девицу на шхуне, одному Господу ведомо, чем это закончится! Чего доброго, он окончательно потеряет голову и влюбится по уши, под стать бестолковым приятелям.
Нет уж, достойный представитель славного клана Лэвероков не поддастся коварной соблазнительнице! Подумаешь, Гил: он всегда был мечтательным идиотом. И что взять с простодушного, доверчивого Рэндала? Вот у него, Кеннета, железная воля и рассудительности не занимать. Уж он-то искушению не поддастся! Как только выдворит Шатти со шхуны и из своей жизни, он спасен! Главное — побыстрее от нее избавиться.
Шатти блаженно потянулась, наслаждаясь обволакивающим теплом. Открыла глаза, оглядела каюту, бдительно отмечая каждую мелочь.
Сквозь иллюминаторы струился солнечный свет, в лучах танцевали пылинки, от дверей тянуло стылым сквозняком.
Девушка уже осознала, что осталась одна, хотя и не помнила, как и когда Кеннет выбрался из постели. Часы на столике показывали четверть десятого — после ночной смены в заведении Викмана она обычно так рано не вставала.
Шатти вздохнула. Больше она не официантка. Сегодня ей предстоит подыскать себе другое место и какое-нибудь пристанище почище и подешевле.
Придется вновь сыграть в игру, изученную во всех подробностях: скрывать свое истинное «я», врать, изворачиваться, сбивать со следа частных детективов…
И хотя мысль начать все сначала Шатти отнюдь не радовала, девушка понимала: это непременное условие избранной ею жизни, жизни, насыщенной приключениями и новым опытом. За шесть месяцев, что Шатти провела вне дома, она ни разу не пожалела о своем побеге. Ну, разве что раз или два, вспоминая дедушку…
Энгус Арран был — и останется навсегда — самым важным, самым дорогим для нее человеком. Именно его примером наследница графа Кэссилис всегда руководствовалась и в мечтах, и в жизни. Дедушка Шатти по матери так и не примирился с той ролью, что уготовили ему собственные титулованные родители. Наследник знатного шотландского рода, в двадцать один год Энгус Арран официально отказался от титула.
Впрочем, поступок этот родственников не особо удивил: начиная с семнадцати лет сын лорда Аррана сам распоряжался своей жизнью, да так, что окружающие лишь хватались за головы. Вместо того чтобы поступать в университет, юноша на год отправился в археологическую экспедицию — дескать, там он научится большему, нежели в пыльных аудиториях среди книг. Следующим этапом его бурной карьеры стал переход через Анды «на выживание», спуск на байдарке по реке Амазонке. А затем, к отчаянию родителей, он поступил в военно-морское училище — дело было как раз перед Первой мировой — и всю войну прослужил на конвойном эсминце, пуская ко дну вражеские подводные лодки.
Шатти мечтательно улыбнулась.
— Вот и я ищу приключений на свою голову, дедушка, — прошептала она. — Только с деньгами в кармане оно было бы куда проще.
Девушка встала, набросила на плечи одеяло и отправилась искать Кеннета. Может, хозяин шхуны сжалится и оставит ее на «Морском ястребе» еще на ночь. Найти место, удовлетворяющее всем ее запросам, не так-то просто: чтобы никаких документов с нее не требовали, платили наличными, да еще с жильем и питанием. В кармане у нее жалкие десять фунтов — на это комнату не снимешь.
Шатти заглянула в салон: Кеннета там не оказалось. Девушка дошла до конца коридора и прислушалась у двери уборной: все тихо. Под конец, уже отчаявшись, она наведалась в отведенную ей каюту. Кеннет спал сном праведника на той самой жесткой неуютной койке, где сама Шатти не выдержала и часа. Одеяло сползло к поясу, грудь обнажена… У девушки перехватило дыхание: ну до чего же ее спаситель хорош собой!
По счастью, вчера вечером ей удалось выбросить из головы непутевые мысли. Спать на одной кровати с посторонним тебе человеком — это одно дело. Но оказаться в постели с мужчиной, сексапильнее которого ты в жизни своей не встречала, — это уже совсем другое. Пожалуй, оно и к лучшему, что сегодня она уйдет отсюда. Жизнь ее и без того складывается непросто. Только мужчины в ней не хватало — даже если речь идет о таком роскошном красавце, как Кеннет Лэверок!
Вздохнув, Шатти осторожно укрыла спящего одеялом и вернулась в салон. Да, на шхуне она едва ли не впервые за шесть месяцев почувствовала себя в безопасности — по крайней мере на одну ночь. Шатти стянула с рук перчатки и принялась варить кофе. Очень скоро по салону разлился гутой аппетитный аромат. Девушка налила себе полную чашку и села к столу.
Задумавшись, Шатти рассеянно проглядывала стопку печатных листов и, лишь дойдя страницы до десятой, поняла: да это же рукопись книги! Из-под стопки торчал уголок книги в суперобложке. Девушка вытащила ее и изумленно охнула: с обложки на нее смотрел Кеннет Лэверок, изрядно смахивающий на этакого современного пирата. «Автор нашумевшего бестселлера „Дорогой ветров“, — гласила яркая надпись. Далее шли цитаты из критических отзывов на книгу, все как на подбор хвалебные. „Блестящий сюжет, превосходный язык, — утверждал представитель «Абердин ньюз“. — Старинная легенда, оживающая в современных декорациях.
Волшебный сплав реальности и мифа…»
Судя по всему, роман Лэверока представлял собою нечто вроде современной фэнтези: история морехода, полюбившего русалку. Вот только сказочный сюжет, как явствовало из тех же отзывов, служил развернутой аллегорией человеческого бытия. «Шедевр нашего времени, — восхищался один из литературных корифеев современности. — Сложные, многогранные характеры персонажей. Читатель смеется и плачет вместе с ними…»
Отложив книгу, Шатти придвинула к себе рукопись. Новая книга относилась скорее к жанру публицистики, ничего волшебного в ней не было.
Здесь речь шла о простых рыбаках, о тех мужчинах и женщинах, с которыми девушка всякий день сталкивалась в заведении Викмана. Труженики Северного моря, их семьи, ожидающие возвращения кормильцев из плавания, — таковы были герои нового произведения Кеннета.
Девушка начала читать, и увлекательное повествование захватило ее с первой же страницы.
Здесь говорилось о причинах, тайных и явных, заставляющих рыбаков всякий раз вверять свою жизнь холодному Северному морю, щедрому и жестокому одновременно. Говорилось о трудовых буднях рыбаков, о тяжкой работе, от которой у мужчин ноет спина, а у их жен — сердце.
Персонажи книги оживали во всей их многогранной сложности, и Шатти казалось, что в том или ином человеке она узнает своих знакомых по пабу. Эти суровые морские волки, исполненные спокойного достоинства, не могли не внушать к себе уважения, к которому примешивались тоскливые нотки. Кеннет не без грусти рассуждал о том, что рыболовный промысел постепенно приходит в упадок и вырождается в нечто насквозь коммерческое и бездушное.
Девушка читала, едва успевая переворачивать страницы. Когда кофе остыл, она заварила еще.
С каждой строчкой, с каждым абзацем она узнавала что-то новое не только о рыбаках Арброта, но о характере самого автора: о том, что Кеннет ценит в людях, чем дорожит в жизни, как смотрит на окружающий мир.
— Что это ты делаешь?
От неожиданности Шатти так и подскочила на месте.
— Ну и напугал же ты меня! — воскликнула она, хватаясь рукою за сердце.
На лице хозяина шхуны читалась легкая досада. Шатти поспешно отодвинула рукопись, с запозданием осознав, что, наверное, поступила дурно, заглянув в нее без спроса.
— Прости. Я случайно бросила взгляд на первую страницу… и уже не смогла оторваться. — Она обезоруживающе улыбнулась. — Потрясающая книга, честное слово!
Кеннет потоптался на месте, явно удивившись комплименту. Вид у него был заспанный, волосы встрепаны, щетина на подбородке еще больше усиливала сходство с пиратом. Из одежды на нем были только джинсы, и Шатти вновь поневоле залюбовалась широкой грудью и мускулистым торсом. Ну, не бывает на свете людей, сложенных настолько безупречно! Хоть какой-нибудь изъян в нем непременно отыщется.
— Я вовсе не хотела подглядывать, — коротко рассмеялась Шатти. — Просто я от природы очень любопытна. Уж такая на свет уродилась.
Кеннет равнодушно пожал плечами.
— Книга еще не закончена.
— Я заметила. — Девушка схватила рукопись и принялась лихорадочно перелистывать страницы. — Если хочешь знать мое мнение, книге недостает глубины. Мне бы, например, хотелось узнать больше о жизни этих людей: кем они мечтали стать, когда вырастут, на что надеялись, о чем горевали. Почему в конце концов из всех возможных занятий выбрали рыболовный промысел? И еще — их подруги и жены. Ты никогда не подумывал расспросить и их? Это сделает книгу ярче, насыщеннее, живее…
Шатти прикусила язык, сообразив, что, чего доброго, обидела собеседника. С какой стати ее вечно тянет выложить все как на духу, даже если ее мнения никто не спрашивает?
— Вообще-то книга хороша как есть, — неловко докончила она и, вдохнув поглубже, добавила:
— Сама не знаю, чего это я так разболталась. Не обращай внимания, ладно? Мало того, что я сую нос не в свое дело, еще и несу чепуху!
Мгновение Кеннет неотрывно смотрел на гостью.
— А ты, похоже, в литературе разбираешься, — медленно произнес он. — Чутье у тебя есть.
Девушка улыбнулась комплименту.
— В колледже я изучала английскую литературу, и американскую тоже. — И, спохватившись, поправилась:
— Впрочем, меня очень скоро отчислили. А читать я люблю… особенно журналы мод. — Еще не хватает, чтобы Кеннет заподозрил в ней выпускницу университета! Чего доброго, и вопросы задавать начнет.
— А в каком колледже ты училась? — действительно полюбопытствовал Лэверок, наливая себе кофе.
— Да в маленьком таком, совсем захудалом, на западном побережье, — солгала Шатти и мысленно прикинула, не напутала ли чего. Семья ее, якобы, живет на Гебридах… Да, западное побережье вполне уместно. — А знаешь… я могла бы помочь тебе с твоей книгой. Вижу, у тебя целая гора набросков и заметок, и все — в страшном беспорядке. Я бы их перепечатала, вычитала рукопись на предмет ошибок и, пожалуй, подсказала бы кое-что… Возьми меня в ассистентки!
Кеннет от души рассмеялся.
— Ассистентка мне не нужна, — заверил он, запуская пальцы в непокорные волосы и безжалостно их ероша.
— А по-моему, еще как нужна. — В качестве доказательства Шатти указала на исписанные салфетки. — Я так понимаю, тебе еще нужно выверить кое-какие факты, да и в основном тексте у тебя немало пробелов. А, закончив эту книгу, ты, надо думать, возьмешься за следующую.
Я бы и там тебе пригодилась! Кроме того, ты мой должник.
Черные брови Кеннета так и взлетели вверх.
— Это еще с какой стати?
— Из-за тебя я потеряла работу. И лишилась крыши над головой.
Лэверок вновь уставился на гостью, словно прикидывая все «за» и «против». И в сердце Шатти всколыхнулась надежда. Неужели он воспринял ее предложение всерьез? А если она станет его ассистенткой, позволит ли он ей поселиться на шхуне?
— Ну ладно, — наконец обронил Кеннет. — Предположим, — просто так, смеха ради, — что ассистентка мне и впрямь нужна. Какой оплаты ты потребуешь?
— Двести фунтов в неделю, — твердо произнесла Шатти. — Наличными. И бесплатное жилье.
Владелец «Морского ястреба» покачал головой.
— Двести фунтов в неделю? Я тебе что, Ротшильд или, может быть, Рокфеллер? Восемьдесят в неделю меня устроит.
— Сто пятьдесят, — быстро возразила Шатти и тут же уточнила:
— Сто фунтов наличными, и крыша над головой. Это мое последнее слово.
— Сто — да еще с жильем?
— Ну да, — повторила она менее уверенно. — Столько я в пабе зарабатывала.
Шатти напряженно ждала, от души надеясь, что не совершила ошибки и не запросила чересчур много.
— Хорошо, убедила, — нехотя согласился Лэверок. — Но за сто фунтов наличными будешь делать все, что я скажу.
Девушка нахмурилась.
— Еще чего! — бросила она, поднимаясь на ноги. — Я, конечно, в отчаянном положении, но не настолько же!
— Ты меня не поняла, — усмехнулся Кеннет.
— Тогда объяснись.
— Я не имею в виду те услуги, о которых ты подумала, — терпеливо произнес он. — Но если ты станешь моей ассистенткой, я, возможно, поручу тебе кое-что, с сочинительством не связанное. Например, в магазин сходить или на шхуне прибраться. Ассистентке полагается облегчать автору жизнь всеми доступными способами, знаешь ли.
— Не возражаю, — серьезно кивнула Шатти.
— Спать ты будешь в отдельной каюте. Я куплю тебе пару одеял и обогреватель. И прежде чем рыться в моих вещах, ты сначала спросишь моего разрешения. Моя личная жизнь принадлежит только мне. К обществу я не привык, так что изволь не путаться под ногами.
— Идет.
Сейчас она готова была пообещать все, что угодно, а уж сдержит ли слово или нет, это еще бабушка надвое сказала. Любопытная от природы Шатти везде норовила нос сунуть. И характер у нее был общительный, так что «путаться под ногами» ее, можно сказать, призвание. Кроме того, проведя ночь в постели Кеннета Лэверока, девушка готова была поклясться, что рано или поздно повторит свой опыт.
— Но у меня есть еще одна просьба. В придачу к ста фунтам в неделю, бесплатному жилью и новому стеганому одеялу.
— И что же это за просьба? — подозрительно сощурился Кеннет.
Шатти уставилась на дно чашки, гадая, как именно объяснить собеседнику свое пожелание.
Может, лучше вообще ничего не говорить?
— Если сюда кто-нибудь явится и станет обо мне расспрашивать, отвечай, что ты меня не знаешь и в жизни своей меня не видел. Обещаешь?
— А тебя будут искать? — насторожился Кеннет. — Кто же?
— Неважно, — отмахнулась девушка. — Ты ведь меня не выдашь, правда?
— Что это еще за история? — не сдавался Кеннет. — У тебя нелады с законом?
— Нет, что ты. Богом клянусь и всем, что мне дорого: ничего противозаконного я не совершила.
Это… личная проблема, и со временем она разрешится сама собою. Честное слово!
— Ну ладно, — хмыкнул Кеннет. — Договорились.
Вскрикнув от радости, Шатти вскочила, порывисто обняла собеседника через стол и звонко чмокнула его в щеку.
— Да я бы на тебя бесплатно работала! — заявила она — Что угодно делала бы, лишь бы не наниматься опять в официантки! — Девушка немного успокоилась и торжественно пообещала:
— Но трудиться я буду на совесть, клянусь! Жаловаться тебе не придется.
— Очень на это надеюсь, — буркнул Кеннет, не поднимая глаз и вцепившись в чашку с кофе, точно в спасательный круг.
Шатти сконфуженно улыбнулась.
— Прости. Ты человек замкнутый, вольностей не признаешь. Мне не следовало так себя вести.
Скрывая смущение, Кеннет указал на пишущую машинку.
— Ты с этой штукой управляться умеешь?
— Конечно, — заверила девушка, снимая черную крышку.
Он достал из стола две кассеты, положил на стол магнитофон «Филлипс» и включил его.
— Печатай через два интервала. Когда закончишь с кассетами, можешь разобраться с заметками; разложи их по темам и пронумеруй. А потом возьмешь этот список и сбегаешь в магазин.
Работать нам предстоит допоздна, а кофе кончается. Кстати, купи себе то, что ешь на завтрак, обед и ужин. Ты готовить умеешь?
— Нет. Но «обеды на дом» умею выбирать безошибочно. Мне стоит только в меню глянуть, чтобы понять, хорошо в забегаловке кормят, средне или отменно. Ты ведь мне и еду оплачиваешь, верно?
— Ну и аппетиты у вас, мисс Арран! — фыркнул хозяин шхуны. — Даешь вам палец, а вы всю руку норовите оттяпать!
— Пальца с меня хватит, мистер Лэверок, — лукаво усмехнулась девушка.
— Мне нужно в Эдинбург съездить, — сказал Кеннет. — Вернусь ближе к вечеру. — Он достал бумажник и вынул оттуда двадцать фунтов. — На покупки. — И, забрав с собою кофе, направился из салона в собственную каюту.
Едва дверь за ним захлопнулась, Шатти, весело хохоча, на радостях сплясала джигу. Ну до чего же здорово все складывается! На лучшее нельзя было и надеяться! У нее есть работа, есть отличное жилье. А наниматель ее — самый привлекательный из всех когда-либо встреченных ею мужчин. И хотя Кеннет упорно отказывается это признать, между ними уже вспыхнула искорка взаимного влечения. Кто знает, к чему это приведет… Но куда бы ни привело, о таком приключении можно только мечтать!
Кеннет взвалил на спину увесистую коробку с книгами и двинулся вверх по ступеням к квартире Рэндала.
— Это что-то новенькое! — забавляясь, крикнул он Гилу. — Книги — в квартире у Рэна! Придется ему повыбрасывать подшивки «Плейбоя», чтобы место освободить!
Пухленькая, белокурая Флоу воинственно подбоченилась. Щеки ее порозовели от холода;
— Эту дрянь мы уже сожгли, — заверила она, в шутку хлопнув Кеннета по руке. — Осталось избавиться от того вон кошмарного кожаного дивана, и я буду просто счастлива!
В дверях показался Рэндал. Подкравшись к жене на цыпочках, он обнял ее и игриво чмокнул в щеку.
— Я еще тебе не показывал, что на этом диване можно проделывать, — поддразнил он. — Ты его еще оценишь!
Торжественный переезд Рэндала в заново обустроенное семейное гнездышко был спланирован за две недели до того. И конечно же нанимать профессиональных грузчиков никто не собирался: когда у человека по меньшей мере двое закадычных друзей, которых Бог силой не обидел, это просто ни к чему. Кеннет отлично знал: задумай он поменять адрес, Гил с Рэндалом охотно окажут ему ту же самую услугу. Да еще как порадуются подвернувшейся возможности!
В последнее время друзья встречались нечасто, а повидаться и потолковать по душам им очень хотелось.
Кеннет подмигнул новобрачной.
— Ага, уж он-то тебе покажет! Его коронный номер, удерживая на одном локте стакан с пивом, а на другом — тарелку с чипсами, зубами вскрыть пакетик с сушеной рыбкой! Ты еще поймешь, каким обзавелась сокровищем!
Эхо звонкого смеха Флоу преследовало его до самой квартиры молодых супругов на втором этаже. Кеннет непроизвольно нахмурился. Чем больше он проводил времени с Рэндалом и Флоу — и с Гилом и Бернис, если на то пошло, — тем больше ощущал себя третьим лишним. Еще несколько месяцев назад трое закадычных друзей были убежденными холостяками и менять свой статус не собирались. А теперь… просто поветрие какое-то! Сначала к алтарю отправился Гил — покорно, точно овечка на убой. А вот теперь настал черед и старины Рэна! Причем у обоих сия кошмарная участь никаких сожалений не вызывала. Оба вели себя так, как если бы у каждого в жизни появилась некая заветная тайна, некий чудесный секрет, которым они ни за что и никогда не поделятся.
Разумеется, Кеннету и в голову не приходило завидовать счастью друзей. Он лишь гадал, как это два ярых женоненавистника в мгновение ока превратились во влюбленных идиотов.
Нет уж, он поумнее будет! Он всегда держал женщин на должном расстоянии, четко разграничивая романы и работу, и случайных подружек в жизнь свою впускать отказывался. Кеннет считал, что и друзья его наделены тем же талантом, но, как оказалось, жестоко ошибался.
— Что-то ты сегодня неразговорчивый, — заметил Гил, помогая другу опустить тяжелую коробку на пол. — Как книга, продвигается?
— Еще как продвигается, — заверил Кеннет, вытирая руки о джинсы.
— Без проблем?
— Теперь — без проблем. Я тут ассистентку нанял.
— У тебя в жизни не водилось ассистентов, — изумленно заморгал Гил. — Зачем тебе помощница?
Кеннет смущенно улыбнулся. Вообще-то он никому не собирался рассказывать про Шатти.
Но его одолевали некоторые сомнения, а Гил, работающий в полиции, пожалуй, поможет ему их прояснить.
— Да она просто подвернулась под руку. Девушке работа была нужна позарез, ну, я ее и нанял.
Мгновение Гил пристально смотрел на друга, словно на невесть какое ископаемое. А затем отправился в кухню, достал из холодильника пару бутылок пива, тут же на месте открыл, вернулся в гостиную и вручил одну из них Кеннету.
— Просто взял и нанял?
Кеннет кивнул и с наслаждением отхлебнул холодного пива. Хотя на улице подмораживало, бегая вверх и вниз по лестнице с тяжелыми коробками, он изрядно вспотел;
— Знаю, звучит ужасно глупо. Но, видишь ли, я отчасти виноват в том, что беднягу вышибли с работы. А заодно и с квартиры. Так что мне волей-неволей пришлось приютить ее на ночь. — Кеннет пожал плечами. — А потом она каким-то непостижимым образом уговорила меня взять ее в ассистентки. Я плачу ей наличными, живет она на шхуне и исправно выполняет все, что я ни прикажу.
Прислонившись к дверному косяку, Гил так и сверлил друга подозрительным взглядом.
— А где она работала до того?
— Напитки разносила в одной прибрежной забегаловке в Арброте.
— Коктейли смешивала?
— Что ты, до барменши ей — как до звезды небесной, — фыркнул Кеннет. Гил мрачно нахмурился.
— Она, часом, не стриптизерша? Потому что, видишь ли, я работал в отделе по борьбе с проституцией и скажу тебе прямо: стриптизерши, они…
— Нет, что ты, — опять возразил Кеннет. — Никакая она не стриптизерша. Девушка как девушка, на хлеб себе пытается заработать. Но есть в ней что-то… непонятное. В тот прибрежный паб она ну никак не вписывалась! Она… другая.
— Это какая еще другая?
— Она начитана, умна. Смышленая такая и говорит как по-писаному, точно Оксфорд окончила. Однако ощущается в ней некое сумасбродство, что ли… Непредсказуемость вроде как.
Гил отхлебнул пива, задумчиво провел пальцем по этикетке.
— Терпеть не могу сообщать очевидное, но по твоему описанию похоже, что девица — первоклассная мошенница. Ты приютил ее на ночь — и она уже вошла в твою жизнь!
— Вот и меня это насторожило. Так что я подумал, может, ты ее проверишь по своим каналам…
— Проверю? — удивился Гил.
— Ну да, ты же в полиции работаешь. Вот и выясни, кто она такая и откуда взялась. Зовут ее Шатти Арран. Рыжая, хотя волосы наверняка крашеные. Глаза зеленые. Фигурка — закачаешься!
Стройненькая такая, как говорится, все при ней.
Рост примерно пять футов пять дюймов, размер, наверное, S. И по три сережки в каждом ухе.
— По три сережки? — всплеснул руками Гил. — Да ты, никак, издеваешься? Это все, что ты можешь мне сообщить? По три сережки в ухе?!
— Это все, что я знаю, — спокойно ответил Кеннет. — А тебе что нужно?
— Ну, если ты и впрямь хочешь все о ней разузнать, просмотри ее добро. Отошли девицу с каким-нибудь поручением, для которого денег не требуется, и поройся в ее бумажнике. Может, попадутся водительские права или чековая книжка… что-нибудь, что помогло бы ее идентифицировать.
— Вещи, говоришь… — задумчиво протянул Кеннет. — Есть одна деталь: сначала я как-то не обратил на нее внимания, а «задним числом» призадумался. У нее на чемодане — монограмма, а сам чемодан, кстати, не из дешевых — натуральная кожа и все такое. Так вот на нем и впрямь значатся инициалы Ш.А. «Шатти Арран», стало быть. Но есть и третья буква — К.
— Может, она замужем.
Слова Гила произвели эффект ушата холодной воды. Неужели у Шатти и впрямь где-то есть муж? Это от него она сбежала? Кеннет судорожно сглотнул.
— Не похожа она на замужнюю женщину.
— Это как? — не понял Гил. — А каковы, по-твоему, замужние женщины?
— А то сам не знаешь? Они, как Флоу. Как Бернис. Спокойные такие, счастливые. Ощущается в них этакое самодовольство — дескать, жизнь удалась. А Шатти не такая, нет. Живет сегодняшним днем, о будущем и не думает. А еще… она заставила меня пообещать, что, если станут расспрашивать, я совру, что в глаза ее не видел.
— Замужем, факт, — подвел итог Гил. — Замужем, и в силу какой-то причины сбежала от законного супруга. Послушай доброго совета, Кен, уволь ее сегодня же. Выдвори со шхуны и забудь о ней навсегда. А то завтра, чего доброго, припрется ее муженек с пистолетом.
— Да, но, если муж у нее маньяк-убийца, не безопаснее ли ей остаться со мной?
Гил внимательно пригляделся к другу.
— Ах, будь я проклят! Ты что, на нее уже «запал»?
— Еще чего! — возмутился Кеннет. — Плохо ты меня знаешь!
— «Запал», а то как же, — не сдавался Гил. — Знаешь, я вот думал, подыщешь ты себе кого-нибудь со временем, то-то я за тебя порадуюсь.
Но с этой девицей лучше не связываться, Кен, поверь. Едва ты стал ее описывать, как мои инстинкты полицейской ищейки тут же подсказали: с этой твоей Шатти не все ладно. Избавься от нее, пока не поздно, а в машинистки найми кого-нибудь другого.
— Это от кого еще надо избавиться?
В дверь ввалился Рэндал с очередной коробкой. Он осторожно опустил ношу на стол и тяжко вздохнул.
— Знай я заранее, что у Флоу такая гора вещей, подыскал бы квартирку раза в три больше. — Рэндал распутал веревки и принялся вынимать из коробки завернутые в газету тарелки и чашки. — Так от кого это ты предлагаешь избавиться?
Кеннет застонал сквозь зубы. Он вовсе не собирался выносить проблему под названием «Шатти» на всеобщее обсуждение. Стоит поделиться своей тайной с Гидом и Рэндалом, как они тут же перескажут все в подробностях Флоу и Бернис, а те не преминут поделиться сведениями с его драгоценными сестрами. Оглянуться не успеешь, как все вокруг станут судачить: мол, Кеннета Лэверока обвела вокруг пальца смазливая интриганка.
— Да так, от одной девчонки, — отмахнулся он, предостерегающе глядя на Гила.
— Надеюсь, это у тебя не серьезно? — встревожился Рэндал.
— Сущие пустяки, — заверил Кеннет.
— Вот и славно, — ухмыльнулся Рэндал. — А то Флоу хотела познакомить тебя со своей коллегой. Звать Седьмой. Жгучая брюнетка, глаза — как сапфиры, фигурка — умереть, не встать!
Нетерпеливым жестом Кеннет заставил друга умолкнуть.
— Нет, прямо сейчас мне интрижки крутить некогда. Сначала надо книгу закончить, а потом я на четыре месяца уезжаю в Бретань. У меня контракт на серию статей «Бретонцы вчера и сегодня» для журнала «Наследие». Страшно интересная тема: Северо-западная Франция, суровый край бурь и штормов, отвесных скал и каменных построек. — Лэверок мечтательно сощурился. — Вот вернусь, тогда посмотрим…
— Так она и стала тебя ждать! — поддразнил Рэндал, сминая газету и швыряя получившейся комок в угол. — Схожу-ка я за последней порцией. Тут работы на четверть часа осталось. Ты ведь на пиццу останешься?
Кеннет покачал головой.
— Нет, мне хорошо бы вернуться пораньше.
Хотел за сегодня еще главы две выправить.
Гил невольно нахмурился. Кеннет читал мысли друга точно открытую книгу. Да, верно, ему не терпится вернуться, чтобы, во-первых, поскорее вытурить Шатти Арран со шхуны… а во-вторых, попытаться убедить себя в правильности такого поступка.
Но до чего же сложно заставить себя избавиться от самой красивой, самой загадочной, самой обаятельной девушки на всем белом свете!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Союз двух сердец - Патрик Лора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Союз двух сердец - Патрик Лора



Не плохо. Можно почитать, если нечем занять вечер
Союз двух сердец - Патрик ЛораАнна
7.07.2012, 11.03





я читала ...но незнаю где и когда*)
Союз двух сердец - Патрик ЛораСеля
18.07.2012, 12.09





хороший роман.захватывает.
Союз двух сердец - Патрик Лорататьяна
27.03.2013, 18.58





все хорошо! а где аконцовка и встреча влюбленных?
Союз двух сердец - Патрик ЛораТатьяна
4.03.2015, 21.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100