Читать онлайн Волна страсти, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волна страсти - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волна страсти - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волна страсти - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Волна страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Кеннет долго метался в беспокойном сне, пока внезапный толчок в сердце не разбудил его окончательно: опять ночные кошмары.
Он всегда обладал прекрасной зрительной памятью. Он мог с удивительной точностью вспомнить цвета заката и мельчайшие подробности человеческого лица, всего лишь на мгновение промелькнувшего перед ним. Он в точности запомнил рисунок на ладонях Ребекки и мог в любой момент воспроизвести его перед мысленным взором. Он всегда радовался этому Божьему дару, пока не поступил на военную службу. Гораздо приятнее помнить закаты, чем кровавые сражения.
Перед мысленным взором Кеннета предстал образ Марии, какой он ее видел последний раз. К горлу подступил комок, и он, рывком поднявшись с постели, зажег свечу, стоявшую на прикроватном столике. Воспоминание было мучительным, и Кеннет, стремясь отогнать его от себя, постарался переключиться на другие, более приятные видения. Он вспомнил лицо Ребекки, ее прищуренные глаза, когда она внимательно изучала его едва заметную ямочку на левой щеке, копну восхитительных непослушных волос. Он видел ее так ясно, как будто она была рядом.
Сердце Кеннета тревожно забилось, и он понял, что и этот образ не успокоит его, но думать о ней все же было приятнее, чем без конца вспоминать смерть и разрушения.
Поняв, что ему больше не заснуть, Кеннет быстро накинул халат: лучше немного порисовать, чем предаваться тяжким воспоминаниям. Рисование всегда успокаивало его, помогало уйти от мрачной действительности. Беспробудное пьянство и распутный образ жизни никогда не привлекали его. Ничто не действовало так успокаивающе, как создание красивых, мирных пейзажей. После кровавых сражений в Бадахосе он создал серию акварелей «Цветы Испании», после Ватерлоо – серию рисунков, исполненных пастелью, «Играющие дети».
Кеннет подошел к шкафу и стал искать за развешенной одеждой папку с рисунками и рисовальными принадлежностями, которые он спрятал подальше от посторонних глаз. Его рука наткнулась на что-то холодное и гладкое, на ощупь похожее на металл. Это «что-то» оказалось серебряной шкатулкой для визитных карточек, принадлежавшей Томасу Морли, его предшественнику.
Превосходно! Отличный предлог повидаться с Томом и выудить из него хоть какие-то сведения. Теперь он может смело отправляться к нему – это будет абсолютно естественно.
Расценив находку как доброе предзнаменование, Кеннет достал из шкафа рисовальные принадлежности и опустился в кресло. Минутное раздумье натолкнуло его на еще одну удачную мысль. На днях Бет прислала ему письмо от друзей – Майкла и Катарины. Они сообщали о рождении сына, приглашая провести недельку-другую в Корнуолле, чтобы принять участие в крещении младенца. К сожалению, у него не было ни времени, ни денег, чтобы поехать туда; не на что было купить и подарок. Картина вполне могла заменить его.
Кеннет принялся за работу. Используя карандаш, он набросал вчерне семью, стоящую у купели. В центре был изображен счастливый и немного взволнованный Майкл с сыном на руках. По его левую руку стояла Катарина и, склонив к ребенку голову, расправляла складки его рубашечки. Справа от Катарины стояла их старшая дочь Эми, которая так и сияла, глядя на брата. Эми, должно быть, уже тринадцать. Последний раз Кеннет видел ее перед Ватерлоо, и за это время она наверняка стала уже совсем взрослой. Сейчас она уже молодая леди и, скорее всего, похожа на свою красавицу мать.
Окончательный рисунок был выполнен тушью. Иногда его рукой, казалось, водило само Провидение, и сейчас был именно такой случай. Тушь не прощала ошибок, но рука Кеннета была тверда, и рисунок ложился четкими линиями. Особенно тщательно он выписывал искрящиеся счастьем лица, и поэтому картина вся светилась любовью. Он не знал, в какой церкви будет происходить крещение, и поэтому лишь слегка обозначил ее обстановку, изобразив детали, присущие всем храмам.
Картина понравилась Кеннету, и он был уверен, что она понравится и счастливым родителям. Внезапная грусть охватила его. Сколько лет он мечтал о своем возвращении в Саттертон! Он мечтал даже жениться, но ему и в голову не могло прийти, что он будет беден как церковная мышь и не сможет содержать семью. Даже если лорд Боуден возвратит закладные, потребуются годы каторжного труда, чтобы все вернулось на круги своя. В Саттертон надо вкладывать не только труд, но и деньги, к тому же его долг – обеспечить будущее Бет.
Стараясь подавить в себе угрызения совести, Кеннет должен был признать, что его положение сейчас намного лучше, чем когда в его жизнь вошел Боуден. Возможно, пройдет с десяток лет, прежде чем он сможет позволить себе обзавестись семьей, но Кеннет готов был терпеливо ждать.
Капитан еще раз посмотрел на рисунок, и на какое-то мгновение ему показалось, что вместо Майкла и Катарины он видит себя и Ребекку.
Какой вздор! Конечно, его влечет к молодой художнице, но только не она станет его женой. Когда он наконец решится на этот шаг, его женой станет уютная и любящая женщина, такая, как Катарина, а не ершистая старая дева, для которой весь смысл жизни в живописи.
Настроение Кеннета опять упало. Он посмотрел в окно, где уже занималась заря. Не лучше ли отправиться на верховую прогулку, чтобы разогнать тяжелые мысли, а заодно и объездить лошадь сэра Энтони?


Кеннет изучающе смотрел на молодого человека, прилежно работавшего внутри небольшой конторы. Стройный, опрятно одетый, с тонким лицом и заметной уверенностью в себе, он воплощал собой образчик личного секретаря важной особы.
Услышав стук в дверь, молодой человек поднял голову.
– Прошу вас, сэр, – вежливо сказал он. – Я Томас Морли, секретарь сэра Уилфорда. Его сейчас нет. Чем могу быть полезен?
– Собственно говоря, я пришел повидаться лично с вами, – ответил Кеннет, подходя к столу. – Я Кеннет Уилдинг, новый секретарь сэра Энтони Ситона.
На лице Морли мелькнула тень удивления: он явно не ожидал увидеть человека, подобного Кеннету, на таком месте. Быстро справившись с удивлением, Морли поднялся и протянул руку.
– Рад с вами познакомиться. Я слышал, у сэра Энтони появился новый секретарь.
После обмена рукопожатиями Кеннет протянул Морли маленькую серебряную шкатулку.
– Я разместился в вашей прежней комнате и вчера совершенно случайно обнаружил в шкафу вот это. Сэр Энтони дал мне ваш адрес, и раз уж я оказался в Вестминстере, то решил занести ее вам лично.
Морли взял протянутый ему предмет, и лицо его просияло.
– Благодарю вас, сэр. Это подарок моей крестной по случаю окончания Оксфорда. Я в спешке переезда на новое место потерял эту вещицу и уже мысленно распрощался с ней. – Морли опустил коробочку в карман. – Я как раз собирался пообедать в таверне, расположенной неподалеку отсюда. Не составите ли мне компанию, капитан Уилдинг? В знак благодарности я заплачу за ваш обед, а вы мне расскажете последние новости. Что нового в доме Ситона?
Кеннет охотно согласился, так как в его намерения входило самому пригласить куда-нибудь Морли. Вскоре они сидели в уютной таверне и наслаждались превосходным бифштексом. Обстановка была непринужденной, так как оба они в разное время работали на сэра Энтони и у них была общая тема для разговора.
С полчаса возбужденный Морли говорил о своей новой работе и политических пристрастиях, но затем, спохватившись, сказал:
– Извините, что утомляю вас своими разговорами, но работа мне так нравится, что я не могу не говорить о ней. Скажите, что нового в доме Ситона? Каково ваше мнение об этой семье?
– По-разному, – ответил Кеннет, потягивая из кружки эль.
– Очень тактичный ответ, – рассмеялся Морли. – У сэра Энтони можно встретить самых интересных людей, но я не жалею, что ушел от него. Этот артистический мир такой непредсказуемый, что никогда не знаешь, чего ждать в следующую минуту. Я чувствовал себя там как на поле боя. Наверное, это вам уже хорошо известно.
– Я привык командовать на поле боя, – с улыбкой ответил Кеннет. – После вашего ухода там был ужасный беспорядок, но сейчас мне все удалось наладить. Правда, сэру Энтони нелегко угодить.
– Мне старик очень нравился, но его вспышки гнева всегда пугали меня. Я никогда не мог понять, что на уме у этой знаменитости. Вы когда-нибудь наблюдали, как он работает? Он стоит перед мольбертом с длинной кистью в руке и не задумываясь лепит краску на полотно. День-другой и вуаля! – портрет готов. А ведь каждый портрет приносит ему до сотни гиней. – Морли вздохнул. – Мне кажется несправедливым, что деньги так и плывут к нему сами собой, в то время как нам с вами приходится трудиться не покладая рук, чтобы заработать себе на жизнь.
– Возможно, работа сэра Энтони и кажется легкой, – сухо ответил Кеннет, – но ему потребовались годы напряженного труда и самоограничения, прежде чем научиться правильно «лепить», как вы говорите, краску на полотно. – Стремясь выведать мнение собеседника о Ребекке, капитан прибегнул к явной лжи: – Когда мисс Ситон узнала, что я собираюсь навестить вас, она передала вам привет.
– Неужели это правда? – удивился Морли, наливая себе эля. – Мне казалось, что она даже не заметила моего ухода. Странная девушка, не правда ли? Я никогда не мог понять, чем она занимается. Наверное, просто закрывалась в своей комнате и хандрила. Она совершила… – Морли задумался, подбирая нужные слова, – неблаговидный поступок несколько лет назад, и теперь порядочное общество для нее закрыто. Сдается мне, что после этого она совсем скисла.
Кеннету захотелось выплеснуть содержимое своей кружки прямо в самодовольную физиономию собеседника.
– Я нахожу, что мисс Ситон очень интересная и благородная молодая женщина, – сдержанно заметил он.
Брови Морли поползли вверх.
– Должно быть, вам удалось то, чего не удалось мне, – расположить ее к себе. – Морли наклонился поближе к Кеннету и доверительно сообщил: – Не скрою, я старался заинтересовать ее. Когда-нибудь она станет богатой наследницей, и с ее репутацией и возрастом не очень-то будет разборчива в выборе мужа. Немного подумав, я пришел к выводу, что она не годится в жены человеку с будущим.
Возможно, идеалом жены для Морли была глупая кукла, которая бы только и могла, что молча разливать чай. Решив, что пора брать быка за рога, пока он окончательно не потерял терпение, Кеннет спросил:
– Как долго вы работали у сэра Энтони?
– Три года. Я поступил к нему на службу через месяц после окончания университета.
– Целых три года, – с удивлением протянул Кеннет, делая вид, что он слышит об этом впервые. – Тогда вы должны были знать леди Ситон. Что она из себя представляла?
Дружелюбное выражение моментально исчезло с лица Морли, и оно стало напряженным.
– Она была очаровательной и ослепительно красивой женщиной, – ответил он после продолжительного молчания. – Ее смерть была ужасной трагедией.
У Кеннета возникло подозрение, что молодой человек был влюблен в свою хозяйку.
– Как она умерла? – спросил он. – Никто при мне не упоминал ее имени, а я сам не осмелился расспрашивать.
Морли молча уставился в свою кружку.
– Она упала с крутого обрыва, когда гуляла в своем поместье Рэйвенсбек, – ответил он наконец. – Я никогда не забуду этот день. Окно моего кабинета выходило на дорогу, и, работая с корреспонденцией сэра Энтони, я вдруг увидел, что к дому бежит Джордж Хэмптон, гравер. – Лицо Морли исказилось судорогой.
– Как он там оказался? – спросил Кеннет.
– Он был у них в гостях. Вы знаете, это Озерный край, и его очень любят художники. – Голос Морли понизился до шепота. – Мне никогда еще не приходилось видеть Хэмптона таким испуганным, и я выскочил из дома, чтобы узнать, что случилось. Он сказал, что видел, как какой-то человек упал с обрыва, и побежал к дому за помощью. – Морли судорожно сглотнул, кадык его задергался. – Я спросил, какого цвета была одежда на том человеке, и как только Хэмптон ответил, что зеленого, я сразу догадался обо всем. В то утро на леди Ситон было очаровательное зеленое платье, и она в нем была такой прекрасной… – Голос Морли сорвался.
Кеннет молчал, давая Морли возможность хоть немного прийти в себя.
– Вы, конечно, позвали сэра Энтони, собрали всех мужчин и, схватив веревку, побежали спасать ее.
– Примерно так, только сэра Энтони не было дома. Мисс Ситон тоже отсутствовала, поэтому все обрушилось на мои плечи.
– Сэр Энтони и его дочь были вместе?
– Нет. Она гуляла одна. Она присоединилась к нам, когда… когда мы уже вытащили тело ее матери.
– Представляю, каким это было для нее жестоким ударом, – заметил Кеннет. – Вам тоже пришлось нелегко. Такое несчастье, да еще рядом рыдающая женщина.
Морли покачал головой.
– Мисс Ситон не рыдала. Она была мертвенно-бледной, но не вымолвила ни слова и не пролила ни единой слезинки. До сих пор не могу понять, как так можно. Это даже противоестественно.
– Возможно, она не могла прийти в себя, – сказал Кеннет, подливая эля в кружку собеседника. – А когда же сэр Энтони узнал о трагедии?
– Оh вернулся домой, чтобы переодеться к обеду. – Лицо Морли исказилось от боли. – Думаю, у него было свидание с другой женщиной. Ни для кого не было секретом, что он изменял жене.
– Вы сами сообщили ему об этой страшной трагедии?
Морли кивнул.
– Представьте себе, произошла странная вещь. Он прорычал: «Черт бы ее побрал!» Затем, оттолкнув меня, побежал в ее спальню, где лежало бездыханное тело. Казалось, он не верил, что она мертва. Я вошел вслед за ним. Она… она выглядела просто спящей. Он приказал мне убираться к черту и провел у ее ложа целую ночь. На следующее утро он вышел совершенно спокойным и стал распоряжаться относительно похорон. – Пальцы Морли, обхватившие кружку, побелели. – Этот самоуверенный ублюдок не выказал и тени сожаления, что его жена мертва.
Кеннет по опыту знал, что горе принимает причудливые формы. Если он провел всю ночь около своей мертвой жены, это о чем-то говорит.
– Как могло случиться, что леди Ситон упала с обрыва? Может, была гроза или оползень?
Лицо Морли сделалось несчастным.
– Ничего подобного, – возразил он. – Погода стояла прекрасная, и земля была твердой. Леди Ситон там часто гуляла. Это было ее излюбленное место. Я до сих пор не могу понять, как она могла сорваться.
– Конечно, никому и в голову не пришло, что это могло быть убийство? – осторожно осведомился Кеннет.
– Естественно, нет, – поспешил заверить его Морли. – Расследование было чисто формальным.
– Если причиной смерти леди Ситон стал несчастный случай, почему все так неохотно вспоминают о нем? – с простодушным видом спросил Кеннет. – Не кроется ли здесь какая-то тайна?
– Никакой тайны, – резко ответил Морли. – Просто всем очень жаль, что она так рано ушла из жизни. – Мне пора возвращаться к работе. Был рад с вами познакомиться, капитан Уилдинг. Уверен, что с таким дотошным секретарем, как вы, сэру Энтони не страшны никакие невзгоды. – Морли быстро поднялся и вышел из таверны.
Оставшись один и потягивая эль, Кеннет мысленно подводил итоги полученным сведениям: по напряженному виду Морли можно предположить, что смерть Элен Ситон не являлась результатом несчастного случая. Если Джордж Хэмптон и неведомая любовница сэра Энтони гостили в тот день в имении, значит, там были и другие члены их узкого круга; это еще предстоит выяснить.
Что означают слова сэра Энтони «Черт бы ее побрал!»? Это могла быть реакция любящего человека на очевидную нелепость смерти любимой жены. Но он мог проклинать и другую женщину. Ведь могло так случиться, что его загадочная любовница умышленно столкнула леди Ситон с обрыва в надежде выйти замуж за своего любовника. Если это так и сэр Энтони догадывался об этом, то легко находится объяснение, почему дело быстро закрыли: ему пришлось бы давать показания в суде как свидетелю и таким образом отправить любовницу на виселицу.
Напомнив себе, что подобные мысли могут завести его далеко и направить по ложному пути, Кеннет быстро покончил с элем и покинул таверну. Лучше ему начать потихоньку расспрашивать людей, и в первую очередь кучера Хелпа, с которым они сошлись на общей любви к лошадям.
Что же касается Ребекки, то Кеннет не оставит попыток разговорить ее, пока не выяснит ее собственных мыслей по этому поводу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волна страсти - Патни Мэри Джо



хороший роман
Волна страсти - Патни Мэри Джонадежда
6.03.2014, 22.37





замечательные герои и чудесный роман!
Волна страсти - Патни Мэри Джоeris
1.05.2014, 19.33





Прекрасная история любви. Роман интересный, но немного затянут, хотя познавательный.
Волна страсти - Патни Мэри ДжоТаня Д
13.06.2014, 10.43





Неожиданно неплохой роман! Даю десять баллов. Читать можно, и может, нужно ;-)
Волна страсти - Патни Мэри ДжоКрококо
15.12.2015, 18.10





Неожиданно неплохой роман! Даю десять баллов. Читать можно, и может, нужно ;-)
Волна страсти - Патни Мэри ДжоКрококо
15.12.2015, 18.10





Роман очень интересный! Читайте получите удовольствие.
Волна страсти - Патни Мэри ДжоКис
20.02.2016, 20.37





Мило...
Волна страсти - Патни Мэри ДжоТатьяна
27.03.2016, 12.07





скучно и безумно затянуто. пропустила 15 глав.думаю, что не сильно потеряла
Волна страсти - Патни Мэри Джовера
4.04.2016, 0.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100