Читать онлайн Странные клятвы, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Странные клятвы - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.26 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Странные клятвы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21



Когда муж ушел, Сесили оделась, абсолютно уве­ренная: кровная вражда между Бургонем и Уорфилдом вот-вот разрешится. Трудно поверить, что лорд Адриан для спасения жены смог взобраться по не­приступному утесу и стене, но, тем не менее, женщи­на считала, что Ги прав. Говорят, де Лэнси безрас­судно храбр, кроме того, вряд ли кто-то из его людей способен рисковать жизнью из-за графини. Сесили с болью подумала о том, как прекрасно было бы иметь такого любящего мужа.
Леди Честен отбросила эту мысль. За свою лю­бовь Уорфилд умрет ужасной смертью, и ему ничем нельзя помочь. Однако кое-что сделать она все же попытается.
Сопровождаемая двумя рыцарями с факелами, Се­сили вышла наружу и взобралась по лестнице на сте­ну. Отсюда открывался великолепный вид на внут­ренний двор. Ближайшая лестница вела к домику стражников, охраняющих ворота. Женщина на мгно­вение остановилась, прислушиваясь к стуку копыт под стенами замка.
Вглядываясь в темноту, она увидела темную мас­су по другую сторону стены. Там стояла группа всадников, очевидно, во главе с Ричардом Фитц-Хью. Не­ужели он ждет, пока Уорфилд откроет ему ворота, чтобы захватить Честен?
Сесили некоторое время размышляла над этим во­просом, затем покачала головой. Сражение внутри замка подвергнет опасности жизни его обитателей, в том числе и леди Мериэль. Наверное, Уорфилд по­пытается вывести ее наружу другим путем. Нет, ско­рее всего, Фитц-Хью стоит у ворот в надежде помочь брату.
Но он не в силах ничего предпринять. Возможно, если бы Ричард был наследником, то не сожалел бы о кончине брата. Приказав себе не отвлекаться, леди Сесили быстро обошла башню, ища место, с которого хорошо просматривается сторона, обращенная к реке.
Возможно, ее вмешательство спасет жизнь жене Уорфилда. Она мало знала леди Мериэль, но ради нее стоило рискнуть. Юная хрупкая женщина стала жизненно важным символом борьбы, и если удастся вызволить ее, может быть, и проблемы Сесили раз­решатся.


Адриан остановился, как вкопанный, при виде скоп­ления вооруженных рыцарей, столпившихся возле башни, и множества факелов. Каким-то образом их присутствие было обнаружено, и визитеров, словно крыс, поймали в ловушку. Рассвело настолько, что можно было различить некоторые фигуры. Рыцари торжествующе кричали, ликуя при виде жертв.
Они попались в ловушку, но их все же еще не схватили.
– Назад! – приказал де Лэнси.
Беглецы только что миновали место, где башня, стена и какое-то каменное здание соединялись, обра­зуя тупик. Добравшись до него, Адриан и Алан выта­щили мечи и кинжалы и встали плечом к плечу. Уорфилд распорядился.
– Мериэль, встань позади нас.
Безмолвно и безропотно она подчинилась. Места для сражения хватало обоим рыцарям, но было явно недостаточно, чтобы долгое время сдерживать атаку­ющих.
Топая сапогами, звеня доспехами и мечами, пол­дюжины стражников ринулись к тупику, но с еще большим грохотом остановились, обсуждая тактику боя.
Пока они совещались, прибежала еще одна груп­па рыцарей, которую вел сам Бургонь. В полном бое­вом облачении, с гербом на доспехах, огромный муж­чина, чья мощная фигура из-за доспехов отбрасывала гротескную тень, казался исчадием ада.
Бургонь остановился, глядя на Адриана:
– Итак, – выдохнул он, и в его свистящем шепоте послышалось удовлетворение. – Наконец мы встре­тились. Как это похоже на тебя, Уорфилд, распус­тить нюни из-за бабенки. Твоя слабость будет стоить тебе жизни.
– Она будет стоить еще многих жизней, если ты попытаешься взять нас силой, – убежденно ответил де Лэнси, лихорадочно обдумывая положение. Конеч­но, быстрая смерть в бою предпочтительнее плена, когда его участь будет решать Ги, однако, в любом случае, ему не жить. Подумав, что свобода Мериэль и Алана может быть куплена ценой его жизни, он предложил: – Если ты освободишь мою жену и ее брата, я сдамся.
– Нет, Уорфилд, я не хочу, чтобы ты сдавался, – возразил Бургонь, вытаскивая меч. – Я не могу ли­шить себя удовольствия убить тебя, – выражение его лица скрывал шлем, но в голосе слышались ликую­щие нотки. – Бой один на один, пока кто-нибудь не умрет. Может, когда я раскромсаю тебя на кусочки, то стану таким добрым, что отпущу пленников.
– О, да, это будет удивительно честный бой, если учесть, что ты в полном боевом вооружении, а я – нет, – в голосе Адриана прозвучала ирония. Его участь была предрешена независимо от исхода боя. Даже если удастся убить Бургоня, его люди немедленно отомстят за смерть хозяина. Однако жирный боров сказал, что, возможно, освободит Мериэль и Алана, значит, еще есть надежда, что им удастся выжить. Ведь проще и безопаснее освободить Алана, чем убить его.
– Пусть будет так – поединок один на один. Мой друг не станет вмешиваться, если твои люди посту­пят так же.
Сэр Венсан де Лаон, стоявший позади владельца Честена, сделал рыцарям знак отойти. Стражники выстроились полукругом у входа в тупик. Мужчины, держащие факелы, встали по бокам, чтобы осветить место поединка.
Алан отсалютовал Адриану мечом.
– Странно, но мне приятно было познакомиться с тобой, Уорфилд. Желаю удачи.
Едва заметно улыбнувшись, тот кивнул, затем пос­мотрел на Мериэль, чувствуя, как сжалось сердце при мысли, что он, возможно, никогда больше не уви­дит ее. Графиня стояла, гордо выпрямившись – хруп­кая, несломленная, храбрая женщина, лицо было скры­то темнотой. Адриан спокойно произнес:
– Прости, дорогая, что из-за меня ты попала в такое положение. Можешь простить?
Она пожала плечами.
– Тебе не пришлось бы стоять здесь, глядя в лицо смерти, если бы не я, так что нет нужды прощать, – в голосе слышались печаль и сожаление. – Все в руках Господа. Пусть он хранит тебя.
На такой дружественный ответ Адриан даже не рассчитывал. Повернувшись к противнику, он вынул меч и хотел снять плащ. Не успел он дотронуться до застежки, как Алан издал предупредительный возглас.
Де Лэнси поднял голову – Ги ринулся вперед, высоко подняв меч, презрев законы поединка, по ко­торым сражение не начинается, если одна из сторон не готова. Однако и сам бой трудно назвать нормаль­ным – речь шла не о защите чести или проверке сил, а о смертельной схватке. Адриан отпрыгнул в сторо­ну, но меч Бургоня все же разрезал плащ и кожаный нагрудник.
Лорд Честен с торжеством взглянул на куски одеж­ды. Сбросив плащ, Уорфилд швырнул его в противни­ка с такой силой, что тот пошатнулся. Земля от про­шедшего ночью дождя была мокрой, и Ги неловко упал на колено. К тому времени как он поднялся, противник уже поджидал его, полностью готовый к бою.
– Пошли за священником, Ги, – тихим голосом, в котором слышалось обещание смерти, произнес Ад­риан. – Настал час твоей гибели, и даже предатель­ство не спасет тебя.
Взревев, Бургонь взмахнул своим огромным ме­чом. Де Лэнси понимал, насколько слабы его пози­ции, и испытывал сожаление, что не облачился в до­спехи. К тому же, его силы были истощены утомительным восхождением. Для него любой удар Ги может оказаться смертельным, а самому Адриану потребуются удача и все мастерство, чтобы нанести врагу удар, способный пробить доспехи. И все же, бряцание металла о металл наполнило сердце Уорфилда радостью. Много лет назад он дал клятву ото­мстить и выжидал, тренируясь в искусстве владения мечом, пока не достиг совершенства, строил непри­ступный замок и не срывал зло на невинных кресть­янах, принадлежащих врагу. Но теперь настал час расплаты за все. Пусть Адриан погибнет сам, но сна­чала сведет счеты с человеком, который сжег его дом и уничтожил семью.
Несколько минут звон мечей эхом раздавался в тишине, отражаясь от каменных стен, пока участни­ки поединка пробовали свои силы. Уорфилд убедился в том, что его противник сильный и опытный боец, обладающий смертельным ударом и, наверное, самый опасный из тех, с кем ему доводилось скрестить мечи. Если он допустит хоть малейшую ошибку, тут же погибнет. У Бургоня, конечно, имелись и свои недо­статки – вкладывая всю силу в удары, Ги быстро ус­тавал. Его техника владения оружием не отличалась разнообразием. Этим непременно надо воспользовать­ся. Чем дольше боров будет биться, чем больше вы­мотается и устанет, и тем скорее возрастут шансы совершить смертельную ошибку.
Размышляя о тактике ведения боя, Адриан сосре­доточил силы на защите, отражая удары врага. На стороне Уорфилда были его молодость и быстрота ре­акции, к тому же, отсутствие доспехов давало, кроме уязвимости, преимущество в скорости. Ги, несомнен­но, устанет первым, но до этого нужно беречь ярость для финального удара, сосредоточиться на том, что­бы остаться в живых.
Для большинства зрителей поединок был уроком владения мечом, совершенством боевой техники. Ры­цари начали заключать пари на участников схватки. Большинство считали, что победит их хозяин – возь­мет силой и защищенностью доспехами, но другие, более разумные, ставили на Уорфилда. Хотя молодой человек построил тактику на защите, но передвигал­ся с поразительной скоростью, ловко уворачиваясь от ударов, делая стремительные выпады, удивляя на­блюдателей своим мастерством.
Ошеломленная и испуганная, Мериэль, затаив ды­хание, наблюдала за сражением. Поначалу она абсо­лютно не разбиралась в достоинствах и недостатках бойцов. Звон мечей оглушал, ей казалось, что любой из ударов Ги будет последним для Адриана, и тот рухнет к его ногам, разрубленный пополам. Уорфилд казался маленьким и беззащитным, но вскоре она убедилась, что рыцари равны по силе и мастерству и ведут себя соответственно избранным гербам. Ги де­монстрировал мощную, грубую силу свирепого боро­ва, а де Лэнси напоминал бесстрашного сокола, стре­мительно атакующего и ловко уходящего от ударов, причем делал это красиво и грациозно.
Мериэль могла еще сомневаться в своих чувствах к мужу, но в отношении Ги все было ясно. Человек представлял собой злобного, свирепого зверя. О, Дева Мария, прости за сравнение с божьей тварью. Такого дьявола вряд ли любит Бог, принимая во внимание не только его мрачный нрав, но и бесчисленные зло­деяния. Мериэль неистово молилась за победу Адри­ана.
Много лет назад в Ламборне она уже наблюдала за ним издалека. Теперь, с близкого расстояния, де Вер видела его сосредоточенность, красоту движений и великолепный, полный грации танец со смертью. Уорфилд легко двигался, уворачиваясь от ударов и сам нанося их. Его мускулы напрягались, вырисовы­вались под одеждой, а прекрасное, как у ангела, лицо блестело от пота.
Мериэль впервые узнала, что поединок до смер­тельного исхода – очень шумное зрелище. Мечи то звенели, как разбитые колокола, то скрежетали друг о друга, издавая душераздирающий визг. Удары и кон­трудары сопровождались тяжелым хриплым дыхани­ем, выкриками и ругательствами сражающихся. Со стороны зрителей доносилось глухое бормотание, словно шелест волн, сменяющееся восклицаниями и вздохами при особенно сильном ударе.
Первая кровь пролилась из-за одного из воинов. Когда Адриан в очередной раз увернулся от меча Ги, рыцарь, которому надоело, что ни один из участников поединка еще не ранен, шагнул вперед и сунул древко копья под ноги Адриану. Сосредоточив внимание на противнике, тот не заметил подножки и тяжело рухнул, упав на правую руку и придавив телом меч.
По законам поединка, если один из участников стал жертвой стороннего наблюдателя, соперник до­лжен дать время подняться, но Бургонь, далекий от понятий чести, с торжествующим криком ринулся впе­ред, взмахнув огромным мечом и готовясь нанести смертельный удар. Мериэль вскрикнула, прижав руки ко рту, застыв от страха и будучи абсолютно уверен­ной в исходе боя.
Однако Адриан отреагировал с быстротой молнии. В последнее мгновение, когда меч Ги, казалось, уже коснулся его шеи, молодой человек взмахнул кинжа­лом, зажатым в левой руке, и отбил удар. Сталь за­звенела от напряжения, и кинжал сломался. Меч, вырвавшийся из руки Бургоня, отлетел в сторону, а Уорфилд метнул рукоятку кинжала в лицо врагу, раз­бив ему нос.
Ги машинально схватился за лицо, а де Лэнси, резко распрямив согнутые ноги, изо всех сил ударил ими в пах врага. Бургонь взревел и попятился. Все еще лежа на земле, Адриан взмахнул мечом. В таком положении он не мог нанести сильный удар, но ему удалось рассечь ногу Ги от икры до колена.
– Первая кровь за Уорфилдов! – грудь болела от напряжения, но душу переполняла радость. Де Лэн­си вскочил на ноги. Его белокурые волосы сверкали, как белый огонь. – Этот удар за моего отца, лорда Хью Уорфилда, убитого на Рождество. Есть высшая, божественная справедливость, и ты умрешь от его меча!
В то время, когда Адриан сражался с Бургонем, Алан подошел к рыцарю, поступившему так нечест­но. Его меч глубоко вошел в руку стражника, и когда стон раненого отразился от стен Честена, Алан крик­нул:
– Я убью всякого, кто посмеет вмешаться! – вер­нувшись на прежнее место, он время от времени пос­матривал на солдат, стоявших полукругом, чтобы убедиться – у тех отпала охота наносить предательс­кие удары.
Рассвело, в свете факелов уже не было нужды, и стражники начали гасить их. Ногу Бургоня заливала кровь, но рана была неглубокой. Он опомнился и об­рушил град ударов на Уорфилда. Потеря кинжала ослабила защиту Адриана, он вынужден был отступить.
Мериэль вспомнила о кинжале, который дала леди Сесили. Она прятала его под платьем. Конечно, он не такой большой, как у Ги, однако это лучше, чем ни­чего.
Вытащив нож и размотав тряпку, в которую он был завернут для безопасности, Мериэль дождалась подходящего момента, когда Уорфилд, отбив очеред­ную атаку, приблизился к ней.
– Адриан, возьми! – она бросила кинжал прямо к его ногам. Уорфилд быстро глянул на жену. На мгно­вение их взгляды встретились, и от дикого выраже­ния глаз Адриана по телу Мериэль пробежала дрожь, хотя она знала, что злость направлена не против нее. Уорфилд стиснул зубы и повернулся к Бургоню.
Наблюдатели вздрогнули и издали дружный вздох, когда Адриан наклонился, чтобы левой рукой поднять кинжал. Мериэль сжала руки, не замечая, что ногти больно впились в ладони, понимая, что в какой-то мере отвлекла его внимание. Она никогда не простит себе, если это повлечет смерть Уорфилда. Мериэль подумала, что тоже скоро умрет – лорд Ги вряд ли освободит ее и брата.
Воспользовавшись моментом, Бургонь вложил в удар всю силу. Такой удар способен пронзить Уор­филда насквозь, и лорд Честен сначала взревел от восторга, затем от ярости, когда соперник увернулся от разящего меча. Ги ринулся вперед, выставив пра­вую руку, но слишком поздно обнаружил, что со сто­роны противника это было обманным движением, и вместо того, чтобы пригвоздить врага к стене, муж­чина подставил себя.
Двигаясь с поразительной быстротой, Адриан кос­нулся острием меча правой кисти врага. Кровь хлы­нула из перерезанной вены, а де Лэнси хрипло про­изнес:
– Это за моего брата Хью, за его жену и сына.
Противники обменялись серией ударов, но Ги явно потерял преимущество. Ему не устоять против свер­кающего, как молния, меча Адриана. Зрители при­тихли. Бургонь, пожалуй, был единственным, кто не понял, что его участь решена. Уорфилд завладел ини­циативой и играл с противником, как кот с мышью, нанося раны на незащищенные участки тела Ги.
Тот начал двигаться медленнее – силы таяли – и потерял бдительность. Пытаясь защитить от разяще­го меча ноги, он слишком низко опустил меч и щит. Адриан не преминул воспользоваться шансом и уда­рил в левую сторону лица Ги, выбив глаз и распоров щеку до кости.
– Это за моих братьев Эмори и Болдуина, земля им пухом!
Бургонь издал хриплый, протяжный вой. Он не про­сил о передышке, зная, что пощады не будет. Ги про­должал сражаться, ослепнув на один глаз и истекая кровью, хлещущей из трех ран, но все еще представ­лял серьезную опасность. Не в силах двигать правой рукой, он неожиданно отреагировал на насмешливый голос Адриана, ринувшись на него с вытянутыми рука­ми, будто собираясь заключить того в объятия.
Рукопашная застала Адриана врасплох, и он со­вершил ошибку, пытаясь отбить нападение мечом, а не отпрыгнул в сторону. Лезвие скользнуло по защи­щенной доспехами груди Бургоня, но не остановило нападение.
Ги подмял противника под себя, прижав к земле своим телом. Двое врагов лежали лицом к лицу, сверля друг друга ненавидящими взглядами, пытаясь вложить в них всю злость, скопившуюся за годы вражды.
Тяжелые доспехи Ги и его немалый вес нещадно давили на Адриана, а хриплое дыхание и глаз, горящий животной злобой, напоминали дикого кабана. Острие кинжала вот-вот коснется горла де Лэнси.
– Я попаду в преисподнюю, набожный ублюдок, – рявкнул Бургонь, – но ты отправишься туда раньше меня!
– Не говори «гоп» пока не перепрыгнешь, – выдохнул Адриан. Он не мог пошевелиться, придавленный к земле весом этого борова, однако не мог позво­лить себе быть зарезанным, словно ягненок. Собрав волю и оставшиеся силы, он освободил левую руку, поднял кинжал Мериэль и с силой вонзил его в спи­ну Бургоня. Узкое лезвие прошло сквозь щель в соединении доспехов, и с противным хрустом вошло в тело. Вытащив окровавленный кинжал, Адриан хрип­ло проговорил:
– Это за невинных жителей Уорфилда, которые умерли по твоему приказу!
Смертельно раненый, Ги захлебнулся кровью, вы­ронив меч из внезапно ослабевших пальцев. Адриан сбросил с себя обмякшее тело и, шатаясь, встал на ноги. Бургонь лежал на спине, продолжая сверлить врага ненавидящим взглядом. Легкие выталкивали кровь, и жизнь уходила вместе с ней. Потянувшись за мечом, он бессильно уронил руку.
Мериэль думала, что поединок завершен, однако Уорфилд так не считал. Его прекрасное лицо падшего ангела горело такой мстительной яростью, что девушка содрогнулась. Не веря глазам, застыв от ужаса, она увидела, как Адриан изо всех сил вонзил меч в ни­жнюю часть живота Бургоня, не защищенного доспе­хами.
Ги вскрикнул в агонии, но его крик заглушил гром­кий голос Адриана, звонко отразившийся от камен­ных стен:
– А это за тех, кого ты убил и обесчестил за всю свою Богом проклятую жизнь!
Но даже после этого Уорфилд не успокоился. Взмахнув окровавленным кинжалом, он оскопил по­верженного врага. Тихо, так что услышали только те, кто стоял рядом, мужчина закончил:
– За Мериэль и за твои преступления. Чтоб ты горел вечным пламенем в аду!
Ги дернулся, издал горловой булькающий звук, кровь последний раз выплеснулась на траву, глаза закатились.
Покрытый бисеринками пота, зажав в руке окро­вавленный меч, Адриан стоял, глядя на мертвого Бургоня. Кровь гулко стучала в висках.
Правосудие свершилось, ярость начала постепен­но отступать, а вместо нее пришла слабость. Инстин­ктивно он посмотрел на Мериэль, ища поддержки.
Но вместо этого Уорфилд прочел на ее лице отвра­щение. Жена отошла в дальний конец тупика и скло­нилась, прижав руку к животу, словно ее тошнило. В побелевшем лице не было любви, только ужас, будто перед ней находилось исчадие ада.
Адриан похолодел, осознав, что ведя жестокий бой с Бургонем и совершив акт возмездия, потерял Ме­риэль. В этот момент он страстно желал, чтобы Ги нанес ему смертельный удар, потому что теперь де Лэнси жаждал смерти как освобождения.
Хриплое бормотание рыцарей привлекло его вни­мание. Повернувшись, Уорфилд понял, что времени на сожаление не осталось. Опасность по-прежнему окружала их, а он был не совсем готов противостоять ей. Адриан обвел взглядом толпу рыцарей. Они счи­тались закаленными и опытными воинами, а оскор­бление хозяина прибавило им сил.
Де Лэнси медленно отошел от тела Ги, наблюдая за застывшими лицами рыцарей. Он был настолько измотан поединком физически и морально, что меч дрожал в руке, а дыхание причиняло боль – очевид­но, когда Бургонь упал на него, то сломал ребро, од­нако сейчас на боль не было времени, пока не пропа­ла надежда увести отсюда Мериэль.
– Он убил вашего хозяина! – рявкнул де Лаон. Придя в себя от бешенства – он потерял своего покро­вителя, – француз со свитом рассек воздух мечом. – Убейте их, убейте их всех!
Некоторые рыцари колебались, но другие обна­жили оружие и двинулись вперед, словно стая голод­ных волков.
Сожалея, что Мериэль и ее брат вынуждены рас­плачиваться за его грехи, Уорфилд собрал оставшие­ся силы и сосредоточился на последней отчаянной попытке. Ему и Алану никогда не совладать с целой толпой взбешенных рыцарей, но они дорого отдадут свои жизни.
Алан встал рядом, держа в руке обнаженный меч.
Внезапно тишину нарушил напряженный женский голос:
– Нет, черт возьми! – леди Сесили спускалась по лестнице со стены, а ветер развевал ее вуаль. Женщина растолкала рыцарей. – Все кончено! – Она обратилась к стоящим впереди мужчинам: – Ги мертв, и теперь я хозяйка Честена! Большинство из вас служили еще моему отцу и прекрасно знаете, он не потерпел бы предательства и неуважения к чело­веку, только что выигравшему бой! – Сесили пере­вела дух. – Нет, это нельзя назвать честным боем, ведь Бургонь хотел просто зарезать Уорфилда, но вместо этого нашел свою смерть. Ги убил семью лорда Адриана и похитил его жену. Де Лэнси имел полное право требовать возмездия, и Бог дал ему силы и мастерство для победы!
Обведя взглядом стоявших кругом мужчин, она обратилась к одному, затем к другому:
– Рейнолф, Эдрик, Одо, слушайте меня! Вы слу­жили отцу и знаете, что такое честь! – никто не смог бы сейчас узнать тихую, запуганную женщину, какой она была совсем недавно. Высокая и полная, Сесили походила на древнюю британскую богиню войны. Женщина с достоинством приняла наследство. – Хьюго, Жан, Эдвард, вложите мечи в ножны!
Мужчины стыдливо опустили головы. Воины, ко­торых она назвала по имени, исполнили приказание. Секундой позже их примеру последовали остальные. Только что походившие на стаю голодных, жажду­щих кровавой расправы волков, они стали отрядом воинов, подчиняющихся приказам хозяйки. Сесили обратилась к одному из рыцарей:
– Хьюго, как капитан стражи ты прекрасно справ­лялся со своими обязанностями в сложных ситуаци­ях. Я хочу, чтобы так же честно служил и мне.
Кивком головы она указала на другого мужчину:
– Эдрик, иди к главным воротам и объяви Ричар­ду Фитц-Хью, что его брат жив и здоров, лорд Ги мертв, а он со своими людьми может зайти в ворота, если пришел с миром.
С каменным лицом Сесили повернулась к сэру Венсану де Лаону:
– Вы же, сэр Венсан, соберите вещи и выметай­тесь из Честена. Даю на сборы час. Не просите об оплате, я прекрасно знаю, что вы частенько запускали руку в карман господина, – затем женщина обрати­лась к рыцарю, подставившему Адриану подножку. – Ну а ты, Хьюберт? Бесчестному человеку нет места в Честене. Собирайся и тоже уходи. Она вызвала двух стражей:
– Идите вместе с де Лаоном и проследите, чтобы тот ничего не украл. Если у вас возникнут сомнения, обратитесь ко мне.
Сесили подняла руку, привлекая внимание:
– Остальные могут идти завтракать. Жан, пошли за отцом Ансельмом, чтобы тот причастил графа.
Через несколько минут мужчины разошлись, ос­тавив на поле недавнего сражения четверых живых и одного мертвеца. Когда рыцари скрылись из виду, леди Сесили подошла к изуродованным останкам Ги Бургоня. Она долго смотрела на тело, затем плюнула на него и отвернулась.
Ослабев от усталости и облегчения, Адриан при­слонился к стене, но затем выпрямился.
– Леди Сесили, – неуверено начал он. – Я на­деюсь, мы будем друзьями, ибо я не хочу быть вашим врагом.
Женщина едва заметно улыбнулась, но вера в до­брые отношения сменилась тревогой.
– Надеюсь, вы не обвините Честен в преступле­ниях мужа? Вы поддержите меня в наведении поряд­ка среди моих вассалов и исправлении зла, причи­ненного Бургонем?
– Конечно. Я просто обязан вам помочь, – Адри­ан задумался, затем продолжил: – Если пожелаете, я попрошу Ричарда остаться здесь, пока вы упрочите свое положение.
Подумав над его предложением, женщина кивнула.
– Да, я слышала много хорошего о вашем бра­те… – ее прервал стук копыт, и перед ними предстал отряд во главе с Фитц-Хью. Спрыгнув с лошади, Ричард подошел к брату и так крепко сжал его в объ­ятиях, что граф почти потерял сознание от боли.
Затем пришло время объяснений. Адриан старал­ся держаться прямо и, не обращая внимания на боль в боку, слушал внимательно. Он даже был рад этой боли и смущению – это помогало не думать об отвра­щении на лице Мериэль.
Когда Уорфилд сражался с Бургонем, то знал – у него за спиной стоит жена, но сейчас она ушла. Не видя, когда исчезли Алан и Мериэль, де Лэнси тем не менее был уверен в этом. У него не хватало му­жества разыскать ее, но это не понадобилось – через несколько минут де Вер сама нашла его. Мериэль сидела верхом на гнедой кобыле, а Алан – на со­бственной лошади.
На бледном лице выделялись лишь огромные го­лубые глаза, когда графиня, подъехав ближе, натяну­ла поводья.
– Милорд, в замке находится еврейский купец Бенжамин Левески и его домочадцы. Ги держал их в чулане, требуя выкупа. Они помогли мне, когда я за­блудилась в королевском лесу, чувствуя себя боль­ной от горя. Прошу вас проследить, чтобы его отпус­тили.
– Ваша просьба будет исполнена, – Адриан отдал бы все на свете за одно прикосновение к ее руке, однако не осмелился сделать это. Лицо Мериэль ясно говорило о страхе и отвращении, которые та испытывала.
– Спасибо, лорд Адриан, – холодно поблагодари­ла графиня, соблюдая правила этикета. Немного по­колебавшись, она повернулась к леди Сесили. – Миле­ди, от всего сердца хочу поблагодарить вас за то, что вы сделали для меня. Вы храбрая, честная и благородная женщина, и я буду молиться, чтобы будущее при­несло то счастье, которое вы заслуживаете, – взяв поводья, она направилась к главным воротам. Алан кивнул Уорфилду:
– Мне еще не приходилось видеть более опытно­го, мужественного и достойного рыцаря, чем ты, – к удивлению Адриана де Вер протянул ему руку. После крепкого рукопожатия Алан повернулся и отправил­ся вслед за сестрой.
Когда Мериэль скрылась из виду, Уорфилду пока­залось, что она унесла с собой его сердце.
Ошеломленная, леди Сесили переводила взгляд с Адриана на Мериэль, но видя выражение его лица, отвернулась.
Ричард был менее тактичен.
– Господи, Адриан, не позволяй ей уехать. Мери­эль – твоя жена! За последние двенадцать часов ты рисковал жизнью дюжину раз, чтобы спасти ее! Поз­воль мне догнать их, и ты сможешь поговорить с ней!
Уорфилд покачал головой. На его лице была на­писана такая непереносимая боль, что Фитц-Хью не мог смотреть на брата. Адриан чуть слышно произ­нес:
– Если она действительно моя, то вернется по своей воле.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Странные клятвы - Патни Мэри Джо



Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Для любителей истории.
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоНаталка.
30.04.2014, 7.30





Очень хороший роман. Интересный сюжет, хорошо прописаны характеры всех героев. Очень рекомендую прочесть!
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоЕлена
19.07.2014, 20.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100