Читать онлайн Странные клятвы, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Странные клятвы - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.26 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Странные клятвы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19



На то, чтобы собрать войска, у Адриана ушло два дня. Алан де Вер не мог усидеть на месте от нетерпе­ния, однако вынужден был признать, что такая слож­ная задача решена в рекордно короткие сроки. Ри­чард Фитц-Хью привел свой отряд на следующий же день. Утром объединенное войско совершило стреми­тельный марш-бросок к замку Бургоня. Всадники при­были засветло, а пешие – к вечеру.
Еще в Уорфилде де Вер поинтересовался, что Ад­риан намеревается делать в ответ на требования Ги, и получил ответ – это будет зависить от сложившей­ся ситуации. Граф был холоден, однако выражение егоглаз ясно говорило: в горячке боя безопасность Мериэль забыта не будет.
Военные действия еще не начались, но обе сторо­ны приняли предупредительные меры. Штурмовать во­рота и взбираться на стены было сродни детским иг­рам, и когда войска Уорфилда прибыли к Честену, то обнаружили, что подъемный мост поднят и замок подготовлен к вооруженной осаде.
Лорд Адриан приказал жителям деревни покинуть свои дома, дав час на сборы, чтобы крестьяне сумели собрать ценные и необходимые вещи. Стояло лето, и людям не угрожала ни голодная смерть, ни смерть от холода, однако те неохотно покидали свои дома, не надеясь вернуться обратно.
Алан решил, что Уорфилд немедленно сожжет де­ревню дотла, но граф разместил в ней войска. Если существует вероятность длительной осады, его воины должны хорошо отдыхать и питаться.
Ричард Фитц-Хью, ближайший помощник брата, в сопровождении вооруженных рыцарей направился к главным воротам. Противную сторону представлял сэр Венсан де Лаон, и вскоре они достигли договореннос­ти о месте и времени встречи двух графов – утром следующе­го дня у подъемного моста Честена и только тогда, когда войско Уорфилда отъедет от замка не менее, чем на полмили.
Алан наблюдал за переговорами, одобрительно гля­дя на Ричарда, знавшего толк в этом деле, как и во многом другом. Фитц-Хью сумел уладить вспыхнув­ший было конфликт, когда де Вер в бешенстве во­рвался на свадьбу Мериэль, и дальнейшее знакомст­во показало, что молодой человек воистину обладает дипломатическими способностями. Вот и сейчас он демонстрировал свои таланты, хотя невооруженным глазом было видно – Ричард едва сдерживается. Иног­да нечто в его глазах говорило Алану: под маской спокойствия кипят страсти, но Фитц-Хью все же был намного мягче в обращении, нежели его брат, от ко­торого буквально исходили ледяной холод и беше­ная, смертельная ярость.
До встречи противников мало что можно было предпринять, поэтому де Вер решил заняться осмот­ром деревни и окрестностей – знание обстановки ни­когда не помешает. Он остановился у церкви, постро­енной на холме в дальнем конце поселения, и нашел там священника, ухаживающего за несколькими боль­ными прихожанами, которым Уорфилд разрешил ос­таться – в лесу их ждала неминуемая смерть.
Остановившись у часовни, чтобы помолиться, Алан взобрался на колокольню. Де Вер находился почти на одном уровне с крепостной стеной замка. Осве­щенная лучами заходящего солнца, картина являла собой идиллию. На башне ветер развевал знамена Ги с изображенным на них кабаном, а в деревне – зна­мена Адриана с серебряным соколом.
Может, это только игра воображения, но Алану казалось: напряжение буквально повисло над замком. Похоже на шахматы, когда белый и черный король противостоят друг другу, а где-то находится пленен­ная королева. Мужчина не сомневался, что Мериэль жива – она слишком ценная узница, чтобы ее убили. Известно ли ей, что муж и брат здесь, под стенами проклятого гнезда, и готовы бороться за нее до пос­леднего вздоха? Нет, наверное, ее заперли где-нибудь в темнице, и она ничего не знает.
Во время службы у лорда Теобальда де Веру при­ходилось бывать в схватках и осадах, даже довелось участвовать в настоящих боях, но никогда прежде исход сражения не казался таким жизненно важным. Он мог бы предложить сразиться с владельцем Чес­тена один на один, но знал, что Бургонь – цель Уор­филда. Ни Алан, ни Мериэль не были главными жер­твами в старой кровной вражде, хотя эта вражда могла унести их жизни.
Де Вер не будет очень переживать, если оба гра­фа погибнут. На заходе солнца Алан поклялся, что сделает все возможное для спасения Мериэль не толь­ко от Бургоня, но и от человека, заставившего ее выйти за себя замуж.


«Давай приляжем и отдохнем в объятиях друг друга», – предложил Адриан, и она согласилась, чувст­вуя себя умиротворенной и спокойной.
Когда девушка проснулась, вместе с ней проснулась и страсть. «В моем сердце живет любовь, – про­шептала она. – Я принадлежу возлюбленному моему, а он принадлежит мне». Они страстно и нежно заня­лись любовью, а утром молились вместе, держа друг друга за руки, как невинные дети.
Наконец Мериэль очнулась. Ее больше не пугали такие сновидения. Появилась привычка – они прихо­дили к ней каждую ночь после того, как ее привезли в Честен. А теперь она видела сны не только ночью, но и днем.
Взглянув на отверстие под потолком, Мериэль ре­шила, что уже утро. Еду принесут позже, поэтому она решила заняться привычным делом. Спела гимн бенедиктинок, сделала несколько упражнений, чтобы размять мускулы. В таком тесном помещении особо не развернешься, однако де Вер и тому была рада.
Размявшись, умылась и ополоснула тело, насколь­ко это было возможно в ведре с водой, доставляв­шемся теперь ежедневно. Впервые омывшись – это случилось два дня назад, – графиня обнаружила едва заметные шрамы на руке и ноге, скорее всего, остав­шиеся после неудачной попытки самоубийства. Она плотно сжала губы – не только разум, но и тело ста­ло чужим и незнакомым.
Еще одно пугало ее – странная чувствительность груди, боль, напряжение и приступы тошноты. Сей­час уже не приходилось сомневаться – у нее под сер­дцем ребенок ее тюремщика, но Мериэль еще не разобралась в своих ощущениях. Она любила детей, но раньше у нее не было возможности выйти замуж и родить собственного ребенка. Теперь она не знала, хорошо или плохо забеременеть в таких обстоятель­ствах.
Покончив с умыванием, Мериэль расчесала воло­сы и заплела косы. В это время открылся люк, и опус­тили корзину с завтраком.
Страже, очевидно, приказали хранить молчание, ибо они не обменялись даже несколькими словами. После посещения леди Сесили три дня назад Мери­эль не разговаривала ни с одной живой душой. Она подозревала, что Ги проведал об этом и приказал стра­же не подпускать жену к пленнице. Леди Сесили об­ладала властью, но явно недостаточной.
Поев, девушка уселась на подстилку, скрестив ноги, и задумалась. Пожалуй, она приняла правиль­ное решение проводить как можно больше времени в молитвах и размышлениях. Витание в облаках – на­илучший способ избавиться от страха, одиночества и скуки.
Начиная со второго дня заключения, откуда-то из темных уголков подсознания стали приходить стран­ные воспоминания. Перед глазами вставал нежный и любящий Адриан, и она отвечала ему взаимностью. Наблюдая со стороны, Мериэль с удивлением видела себя счастливой – она шутила и смеялась с мужем, в тишине ночи разговаривала с ним, делилась сокро­венными мыслями и занималась любовью, вдохновля­ясь песнями Соломона.
Забытые ночи любви и дни, полные нежности, пос­тепенно восстанавливались в памяти, складываясь, как кусочки мозаики, и Мериэль уже не отбрасывала их с негодованием, а размышляла. Она успокаивала себя тем, что всегда лучше знать правду, нежели блуж­дать в темноте неведения. Эти сны и мечты наяву не могли быть плодом воображения, уж слишком живы и реальны они были, в них присутствовало много достоверных деталей.
Мериэль заставила себя принять тот факт, что она влюбилась в лорда Адриана, когда тело победило болезнь, а разум стал чист, как у невинного младен­ца. И того, что ей довелось испытать с ним, у нее никогда раньше не было. Можно подумать, в Уорфилде жило два человека, а в ней – две, совершенно разные женщины.
Перед лицом этих фактов даже темница Ги стала казаться надежным убежищем. Здесь, как в открытом бою, все ясно – где друг, где враг и чего ожидать в следующее мгновение. Момент освобождения казался более ужасным, ведь она столкнется лицом к лицу с Адрианом. Господи, во имя всех святых, что делать?
Самой трудноразрешимой проблемой является, не­сомненно, Уорфилд – похититель и враг, муж и любо­вник, отец ее будущего ребенка. В сердце Мериэль любовь и ненависть вели яростную борьбу, а после того, что произошло, она не имела представления, как вести себя дальше.


В полном боевом облачении, с Ричардом по пра­вую руку и Аланом по левую, со всеми регалиями графского титула, с оруженосцем, ехавшем впереди со знаменем Уорфилда – прекрасный серебряный со­кол, – Адриан подъехал к воротам Честена. Его не удивило, что подъемный мост еще поднят. Он ожи­дал, что Ги воспользуется любой возможностью вы­вести его из себя.
Доехав до ворот, всадники спешились, оставив ло­шадей на попечение оруженосцев. Рыцари вели себя так, словно находились за сотни миль от Честена и открыто обсуждали его достоинства и недостатки. Раз­говор вел Ричард, потому что Адриан молчал. Алан вел себя так же. Кроме того, Фитц-Хью краем глаза следил за бойницами – зная подлость Бургоня, легко предположить, что тот дал указание убить соперника.
Через полчаса Ги и несколько рыцарей появились на крепостной стене над воротами. Их силуэты от­четливо вырисовывались на фоне неба. Уорфилд ре­шил, что противник останется там и не опустит подъ­емный мост. Для него, видимо, возвышение над соперником являлось высшим наслаждением.
Когда Адриан неторопливо направился к воротам, один из сподвижников Бургоня намеренно громко произнес:
– Уорфилд – самый низкорослый из них, лорд Ги.
Де Лэнси едва сдержал улыбку: жирный боров любил грубые шутки и грубую игру. Неужели он дей­ствительно считает, что остальные восхищаются его огромным ростом и неимоверной толщиной? Адриан нисколько не завидовал ни Ричарду, ни Алану, кото­рые почти на голову возвышались над ним, поэтому не обиделся и приветливо произнес:
– Ги, у тебя с годами ухудшается зрение? – его хорошо поставленный, звучный голос, с раннего воз­раста развившийся пением гимнов, достиг ушей со­перника, причем без всякого усилия со стороны де Лэнси. – Или тебя подводит память?
Бургонь оскалился – все-таки, возраст не то, что рост, он старел, а Адриан намного моложе.
– Я сомневаюсь в твоей чести, поэтому решил вести переговоры отсюда.
Другое оскорбление, и снова Уорфилд парировал:
– Я еще не дошел до того, чтобы заставлять муж­чину показывать мужество и храбрость, когда тот их не имеет.
Даже с такого расстояния де Лэнси разглядел, как покраснело лицо Бургоня. Конечно, он повинен во многих подлых и злобных поступках, но никак не в трусости.
Увидев выражение лица противника, Адриан на­помнил себе, что он здесь не для того, чтобы обмени­ваться оскорблениями. Ги, несомненно, тугодум, но в силах отомстить Мериэль, полностью находящейся в его власти, и чем сильнее его гнев, тем больше опас­ность, что враг отыграется на пленнице.
– Давай не будем терять время, Бургонь. Ты гово­ришь, у тебя моя жена. Докажи! Покажи, что она жива и здорова, или нам не о чем разговаривать.
Лицо Ги немного прояснилось, когда он понял, что соперник зависит от него.
– Я так и знал, что ты попросишь об этом, – прогремел он и сделал знак кому-то внизу.
Через минуту на стене появились еще двое. Один из них, рыцарь в доспехах, вел за руку хрупкую жен­щину с повязкой на глазах и связанными за спиной руками. Несомненно, это Мериэль, ее черные, запле­тенные в косы волосы падали на плечи, а платье, слишком большое для нее, развевалось на ветру. Позади Адриана судорожно вздохнул Алан, но во вздохе слы­шалась не боль, а облегчение.
Заслонив рукой глаза от солнца, Уорфилд жадно вглядывался в пленницу. Девушка двигалась непри­нужденно и без усилий, похоже, она не ранена и у нее ничего не сломано, однако граф стиснул зубы, видя, что повязка закрывает не только глаза, но и уши, лишив Мериэль зрения и слуха. Намеренная жестокость со стороны Ги, и Адриан отметил это как очередное преступление, за которое противник очень скоро понесет наказание.
Бургонь что-то сказал, и рыцарь, к ужасу Уорфилда, схватил девушку за талию и поставил в одну избойниц. Лишенная возможности балансировать руками и ничего не видя, она покачнулась и чуть не упала.
У графа потемнело в глазах, и он непроизвольно шагнул вперед. Ричард остановил брата, схватив за руку.
– Стой, сейчас ничего нельзя сделать, а Ги убедится, что ты сходишь с ума от беспокойства за нее.
Рыцарь, поставивший Мериэль в бойницу, не дал ей упасть. Адриан перевел дух, сдерживая гнев. Заще­мило сердце, когда он представил себе мысли жены – ее привели на стену, чтобы сбросить вниз. Однако графиня держалась спокойно и с достоинством, и если чувствовала страх, то не подавала вида. Хрупкая фи­гурка храбро выпрямилась, подбородок гордо поднят, а непомерно большое платье билось и трепетало на ветру вокруг стройного тела.
Он видел, что Ричард схватил Алана, тоже сде­лавшего шаг вперед. Слава Богу, хоть один из них способен здраво мыслить. Повысив голос, Адриан про­изнес:
– Итак, ты действительно захватил в плен мою жену. Какого выкупа ты ждешь?
Ги улыбнулся, возбужденный властью, сосредото­ченной в его руках.
– Неужели ты так страстно влюблен, что способен заплатить любую цену?
– Как я могу знать цену, если ты молчишь, Бургонь, – безразличным тоном сказал Уорфилд. Алан беспокойно шевельнулся, но быстро овладел собой – у него хватило ума промолчать: сделка с дьяволом – нелегкое дело.
Рыцарь снял Мериэль со стены и увел. Бургонь злобно прогремел:
– Сначала я удивлялся, почему ты женился на ней, но за последние несколько дней понял. Боже мой, она горячая и любвеобильная штучка, Уорфилд, и постоянно умоляла меня о любви. Если я не от­правлю ее домой, скоро твоя женушка высосет из меня все соки, – он хрипло рассмеялся. – Конечно, ей может не понравиться спать с тобой после меня. Ме­риэль призналась, что не испытывала счастья в браке.
Ричард тихо свистнул, однако его предупрежде­ние было ни к чему. Адриан собрал в кулак всю свою волю и не показал, как глубоко задели его слова вра­га. Такое оскорбление его мужских достоинств не могло не затронуть, так же нелегко было принять мысль, что жирный боров изнасиловал Мериэль и, скорее всего, неоднократно. «Дорогая, пусть Бог про­стит меня за все, что тебе довелось испытать за это время», – взмолился граф. Вслух он сказал:
– Своими действиями ты снизил ей цену, Бургонь, – в его голосе слышались скука и усталость. – А теперь перестань терять время и скажи, какой хо­чешь выкуп?
Ги давно ждал этого вопроса и намеренно тянул с ответом.
– Я хочу Шрусбери.
Адриан удивленно заморгал, но противник еще не закончил.
– Также Уорфилд, Монфор и все прилегающие к обоим замкам земли.
Де Лэнси почти физически ощутил дрожь, пробе­жавшую по телу Ричарда при последних словах Ги. Не обращая внимания ни на что, кроме возвышаю­щейся на стене мощной фигуры, он ответил:
– Жену всегда можно найти. Неужели ты дума­ешь, что я отдам все, что имею, в обмен на женщину?
– Ой, я же не прошу все, – весело заметил Бур­гонь. – Это будет неблагородно по отношению к та­кому вельможе. Ты можешь сохранить за собой за­мок и поместье Честон, ну и другие замки в твоих владениях. Это будет даже больше, чем ты имел не­сколько лет назад. Может, через пару лет тебе опять повезет.
Адриан пожал плечами.
– Я собираюсь заплатить значительную сумму зо­лотом, такую же, какую заплатил бы за жизнь лорда, но ты сошел с ума, если думаешь, что за женщину я отдам половину Шропшира. Сообщи, когда надума­ешь говорить серьезно, – с этими словами он повер­нулся и направился к лошади.
Ги гневно закричал ему вслед:
– Уорфилд! Я говорю серьезно! У тебя есть двад­цать четыре часа на раздумье, затем ты получишь часть тела твоей жены. Возможно, один из пальцев, – Бур­гонь помолчал, затем добавил: – Нет, одна из ее хо­рошеньких грудок будет лучшим подарком. Это убе­дит тебя?
У де Лэнси потемнело в глазах, как тогда, когда Мериэль стояла на стене, беспомощно раскачиваясь на ветру. Ги это зачтется.
Но вслух Уорфилд ответил:
– Я приеду завтра в это же время, чтобы убедить­ся – ты готов запросить приемлемую цену. Могу пред­ложить немалое количество золота, но если моя жена умрет или лишится пальца, для меня она потеряет всякую ценность.
Стремительно вскочив в седло, Адриан трясущи­мися пальцами – единственным свидетельством сдер­живаемых эмоций – схватил поводья. Если Бургонь узнает, как дорога ему Мериэль, ситуация сразу ос­ложнится.
С угрюмыми лицами Ричард и Алан сели на лоша­дей и отправились прочь. Де Вер всю дорогу сыпал проклятиями, а двое братьев хранили молчание.


Дорога до самого большого дома в деревне, где они остановились на постой, заняла несколько минут. Ос­тавив лошадей оруженосцам, трое рыцарей вошли внутрь. Ричард немедленно направился к столу, на котором стояли кувшин и кубки, и налил всем вина.
– Я знал, что нам потребуется что-нибудь креп­кое после переговоров с Бургонем, – сухо произнес Фитц-Хью. – Выпейте, а то вы похожи на трупы.
Де Вер машинально сделал большой глоток и чуть не поперхнулся, не ожидая такого крепкого напитка.
– О черт, – пробормотал он, разглядывая кубок, затем сделал второй глоток. Горячительная жидкость помогла крови бежать быстрее, но не улучшила на­строения.
Граф отпил немного, затем, как подкошенный, упал в единственное кресло. Положив локоть на подлокот­ник, второй рукой он закрыл лицо. Может, Уорфилд размышлял, а может, предавался черной сатанинс­кой ярости, пугавшей Алана.
Повернувшись к Ричарду, знавшему цену крепко­му напитку и потому цедившему его медленно, ры­царь с упреком сказал:
– Тебе легко, для тебя Мериэль ничего не значит. Знаешь, мне кажется, ты даже будешь рад, если жену твоего брата убьют или посадят в темницу до конца жизни, чтобы тот не смог жениться.
Ричард со стуком поставил кубок на стол, и опас­ные огоньки заиграли в глазах, но до того, как он успел что-либо сказать, вмешался Адриан.
– Не будь идиотом, Алан. Ты должен быть благо­дарен, что рядом с тобой человек, способный рассуж­дать здраво. Мы этого не можем!
Внезапно осознав, что оскорбил Фитц-Хью, де Вер пробормотал:
– Прости, я не должен был так говорить, – Ри­чард расслабился и кивнул, а Алан сделал еще гло­ток, обжегший горло. – Бургонь действительно такой злобный, каким кажется?
– Еще хуже, – не поднимая головы, бросил Уорфилд.
– Сколько денег ты намерен заплатить и вообще, что думаешь о выкупе, Уорфилд? – невзирая на лю­бовь или чувство вины, вновь приобретенный родствен­ник не может так легко отказаться от графства из-за жены. Граф не ответил, просто покачал головой, от­решенно глядя куда-то в пустоту.
Ричард вздохнул и сел на стул.
– Иметь дело с Бургонем – значит, идти по ост­рию ножа, а вокруг горит огонь, и если ты оступишь­ся, непременно сгоришь. Если брат согласится на его условия, Ги поймет, что Мериэль много значит для него, и Бургоню может прийти в голову, что лучше убить пленницу, чтобы сразить соперника, – допив вино, он поставил кубок на стол. – Я сомневаюсь, что Бургонь ожидает получить то, о чем просит. Во­прос в том, чем это заменить? Что он сделает с Мериэль, если Адриан неправильно рассчитает свои силы и ответит ударом на удар?
– Святые угодники, – прошептал Алан. Вспомнив угрозы владельца Честена, он содрогнулся, холодный пот выступил на лбу. – Может, он возьмет меня вмес­то Мериэль?
Заговорил Адриан:
– Нет. Единственный, кто может его удовлетво­рить – это я. Он получит шанс, который ждал многие годы. Вот это будет лучшим решением.
– Нет! – воскликнул Ричард. – Ты не отдашь себя в его власть!
Уорфилд убрал руку с лица и взглянул на брата.
– Думаешь, сможешь остановить меня?
Фитц-Хью посмотрел на Адриана, и его, обычно спокойное, лицо исказила ярость. Он беспокоился за Мериэль, но еще больше его волновал собственный брат.
Алан без малейшего колебания выбрал бы жизнь сестры, если бы ему представилась такая возможность, и совершенно спокойно пожертвовал бы жизнью гра­фа, но сегодня он даже врагу не пожелал бы очутить­ся в руках Бургоня. Если это чудовище способно так поступить с женщиной, можно себе представить, что он сделает с соперником, которого ненавидит.
– Наверное, есть какое-нибудь другое решение, – предложил де Вер. – Может, король пригрозит Ги и тот отпустит сестру?
Ричард невесело усмехнулся.
– Королю Стивену не очень-то удается грозить своим вассалам, и именно поэтому Англия ввергнута в пучину гражданской войны. Неужели ты думаешь, что он использует свое влияние, чтобы спасти жизнь жене сторонника Матильды?
Де Вер на некоторое время забыл о политичес­ких разногласиях, казавшихся в данный момент пус­тяками.
– Это не играет никакой роли. Стивен – благо­родный человек, уважаемый даже врагами, и не поз­волит убить невинную женщину. Вы поддерживаете императрицу, а лорд Теобальд – короля. Он и его жена любят Мериэль, как дочь, а у них очень высо­кое положение.
Адриан возразил:
– Даже если они могут помочь, используя свое влияние, на это просто нет времени. Бургонь ждет ответа завтра, и мне надо угадать ход его мыслей и попытаться сделать что-нибудь другое, – он посмот­рел на брата. – Ты можешь найти кого-нибудь из жителей окрестных деревень или из слуг Честена, который сумеет нарисовать план замка?
– Я был в Честене, – сказал Алан. Оба брата, удивленные донельзя, повернулись к нему. Отвечая на незаданный вопрос, он начал оправдываться. – Вы же никогда меня об этом не спрашивали. Несколько лет назад лорд Теобальд провел ночь в Честене, а я был с ним, – Алан поморщился. – Я не видел Бурго­ня, ибо тогда понял бы, с кем имею дело. Однако у меня было время обследовать внутреннее расположе­ние замка. Никто не знает, когда понадобится знание обороны поместья.
Слабая улыбка, первая за много дней, тронула губы Адриана.
– Хорошо иметь такого родственника. Ты знаешь, где темница?
Де Вер хотел сказать, что Бургонь не поместит знатную даму в темницу, словно воровку, но переду­мал. Нет, именно так и поступил Ги.
– Я не уверен, – неохотно ответил он. – Не могу поручится, но полагаю, темница находится под севе­ро-восточной башней, хотя своими глазами ее не ви­дел.
Граф кивнул, нисколько не удивившись. Даже лю­бопытнейший из гостей должен быть осторожен, суя нос в укромные уголки чужого замка.
– В таком случае, Ричард, тебе придется отыс­кать место, где расположились крестьяне. Прости, что посылаю тебя, но мне надо кое-что выяснить.
Зная, о чем думает брат, Фитц-Хью с отвращени­ем произнес:
– Ты сошел с ума.
– Возможно, – в тон ответил Адриан. – А может, и нет. У тебя есть предложение лучше?
– Я пойду с тобой, – объявил Алан.
Уорфилд вновь улыбнулся.
– Знаешь, я оказался прав, предполагая, что ты захочешь пойти со мной. Бери плащ.


Часом позже де Вер согласился с заявлением Ри­чарда:
– Ты сошел с ума.
Солнце сменил моросящий дождик, и мужчины воспользовались плохой видимостью и черными пла­щами, чтобы незаметно пробраться к замку с тыла. Массивная каменная башня нависала над рекой. Кру­тая скала поднималась от самой воды до основания замка, а стена казалась абсолютно неприступным препятствием в виде отвесной поверхности, поднима­ющейся на высоту двадцати футов
type="note" l:href="#note_11">[11]
.
Не обращая внимания на замечание де Вера, граф, прищурившись, изучал скалу и стену.
– Во время визита ты обратил внимание, сколь­ких дозорных держит Ги на стороне реки?
Алан задумался.
– Кажется, там только несколько человек, и все они располагаются со стороны суши.
– Он всегда был беспечным, – пробормотал Адри­ан. – Проклятый боров сегодня перестраховался у ворот, но я очень удивлюсь, если со стороны реки будет хорошая охрана.
– Конечно, ведь никто не рискнет атаковать за­мок отсюда, – разгневанно проговорил де Вер.
– Скала и стена Уорфилда гораздо круче и выше, а я взбирался по ним, – мягко возразил граф.
Это заставило собеседника замолчать. Ему при­шло в голову, что Адриану нет равных в поисках и добывании птенцов сокола.
– Ты что же, взобрался на скалу ночью и в дождь, когда пальцы скользкие, а ветер настолько силен, что в любую секунду грозит сбросить тебя в реку?
– Ну, не в дождь, – признался Уорфилд, – но здесь подниматься будет легче – подъем не так крут, больше выступов, за которые можно ухватиться.
Алан недоверчиво посмотрел на него. Если лорд Адриан считает это легким подъемом, то явно сошел с ума.
– Как может помочь Мериэль твоя глупая затея?
Граф посерьезнел:
– Ты считаешь, я смогу жить, если Бургонь убьет ее?
Опасные огоньки, заплясавшие в серых глазах де Лэнси, заставили Алана замолчать. Впервые он по­нял, что Уорфилд способен отдать все графство за спасение жены. Серьезность сложившейся ситуации состояла в том, что даже этого могло оказаться недо­статочно, чтобы вырвать ее из лап Ги.
Де Вер перевел взгляд на замок. Он казался не таким дружелюбным, как Уорфилд, не таким внуши­тельным, но все же вызывал благоговейный страх. Волосы на голове встали дыбом, но мужчина старал­ся держать себя в руках.
– Если ты пойдешь туда, я с тобой.
Лорд Адриан удивленно поднял брови.
– Ты достаточно глуп, чтобы попытаться взобрать­ся в темноте по влажной, скользкой скале? Я не ду­мал, что ты зайдешь так далеко.
– Не уверен, что осилю подъем при свете дня, не говоря уже о темноте, но если ты сумеешь добраться до вершины, то можешь спустить мне веревку. Для спасения Мериэль лучше иметь кого-то, кто прикры­вает тебе спину.
Глаза лорда опасно засверкали.
– У тебя не возникнет искушения вонзить туда кинжал?
Алан почувствовал, что краснеет. Он даже не за­метил, когда исчезла его враждебность к Уорфилду. Скорее всего, решающую роль здесь сыграла любовь де Лэнси к жене. Будучи не готовым признать это, Алан отрезал:
– Я оставлю это удовольствие на потом, когда моя сестра станет свободной.
Де Лэнси улыбнулся, воздержавшись от ответа, и продолжал внимательно изучать опасный подъем, который предстояло осилить.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Странные клятвы - Патни Мэри Джо



Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Для любителей истории.
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоНаталка.
30.04.2014, 7.30





Очень хороший роман. Интересный сюжет, хорошо прописаны характеры всех героев. Очень рекомендую прочесть!
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоЕлена
19.07.2014, 20.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100