Читать онлайн Странные клятвы, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Странные клятвы - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.26 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Странные клятвы - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Странные клятвы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11



Далеко за полночь раненый гонец, прибывший в замок, сообщил Адриану, что Ги Бургонь взял неболь­шое поместье Честон. Бесцеремонно разбуженный среди ночи, Уорфилд выслушал известие достаточно спокойно, но в душе отругал себя за беспечность – ведь Ричард предупреждал его.
Граф быстро отдал распоряжения, кому из рыца­рей следует готовиться выступить. Честон – доволь­но маленький замок – башня и небольшой двор, поэ­тому его люди могут спокойно отвоевать его обратно, если выступят скоро, до того как соперник организу­ет оборону. Адриан обсудил с сэром Уолтером путь к месту тревоги, а тем временем оруженосец Уорфилда надевал на него доспехи.
Замок гудел, как муравейник, повсюду, бряцая ору­жием, сновали вооруженные люди. Поэтому не было ничего удивительного в том, что Мериэль тоже просну­лась и примчалась в комнату белокурого ангела, босая и одетая лишь в тонкую сорочку. Адриан не знал, сколько времени она тихо стояла в углу, когда наконец заметил ее. В глазах любимой светилось отчаяние.
На то чтобы отдать последние распоряжения ры­царям и отпустить их, потребовалось несколько минут. Когда все ушли, граф подошел к Мериэль. Всю неделю после ее чудесного выздоровления они каж­дый день проводили много времени, беседуя и гуляя по окрестностям. Уорфилд вел себя на удивление сдер­жанно, как и подобает воспитанному, галантному кавалеру. Это было очень нелегко – Мериэль довер­чиво тянулась к нему. Однако, признаться честно, де Лэнси сдерживало не столько понятие о чести, сколько страх, что однажды утром она проснется, все вспом­нив и ничего не простив.
Когда он приблизился, девушка встревоженно спро­сила:
– Ты вернешься?
– Конечно, – удивился Адриан. – Я хотел разбу­дить тебя, чтобы попрощаться, а не просто раство­риться в ночи.
Мериэль заметно расслабилась. Обняв девушку, Адриан отвел ее в комнату, где у изголовья горела одинокая свеча.
– Это опасно – я говорю о ссоре с вашим сосе­дом?
Уорфилд хотел было возразить, но передумал. Про­стодушие Мериэль было частью ее натуры, но вовсе не означало, что он должен говорить с ней как с глу­пым ребенком.
– Конечно, когда человек отправляется на войну, он всегда рискует жизнью, но рыцаря в полном бое­вом вооружении не так легко убить, – немного поду­мав, де Лэнси продолжил: – В большинстве сраже­ний рыцари находятся в относительной безопасности, потому что ценны только живыми, мертвые же стоят мало или, честно сказать, ничего не стоят. Но здесь другой случай – между Ги Бургонем и мной сущес­твует кровная вражда. Однажды я убью его.
Сверкая глазами, Мериэль обняла мужчину, ут­кнувшись лицом ему в грудь.
– Или он убьет вас.
– И это возможно, – признал Адриан, прижавшись к ней. – Но я так не думаю, потому что справедливость на моей стороне. На этот раз меня не будет несколько дней. Отвоевать Честон не представляет особой слож­ности, если, конечно, действовать быстро.
Мериэль едва слышно пробормотала:
– Ваши доспехи не очень-то приятно обнимать.
– Что верно, то верно, – рассмеялся Уорфилд, разомкнув объятия и укладывая девушку на кровать. Накрыв ее одеялом, он наклонился.
– Я вернусь к тебе, дорогая, и очень скоро. Не беспокойся ни о чем. Сэр Уолтер будет охранять за­мок в мое отсутствие, а он опытный воин.
Притянув ближе его голову, безумно желая невы­разимой сладости поцелуя, Мериэль вызвала в нем страстное желание сбросить с себя доспехи, забыть про врагов и соединиться с ней. К действительности рыцаря вернула появившаяся откуда-то Кестрел, кос­нувшись щеки Адриана пушистым хвостом. Засмеяв­шись, мужчина выпрямился.
– Здесь есть кое-кто, кто не будет по мне скучать. Твоя кошка ревнует тебя ко мне.
– Она женского рода и скоро тоже влюбится в вас, – возразила девушка, провожая взглядом уходя­щего белокурого ангела.
В ее действиях и словах ясно читалась любовь, а человеку, идущему воевать, необходимо считать себя нужным кому-то. И коль скоро это маленькая война, небольшой конфликт, он скоро вернется домой, что­бы познать все прелести нового состояния – любить и быть любимым.


На захват Честона ушло только два дня, еще два – на устранение повреждений и похороны погибших. К разочарованию Адриана Ги Бургонь возглавил нападение на замок, но после удачного наступления хозя­ина поместья удрал восвояси. Итак, их поединок вновь откладывался на неопределенное время. Несколько раз им удавалось скрестить мечи, но сражающиеся рядом рыцари не давали возможности решить вопрос жизни и смерти. Однажды им пришлось встретиться лицом к лицу в доме сэра Рейнолфа Честера. Сопер­ники вынуждены были вежливо и учтиво общаться друг с другом, то есть вести себя, как подобает циви­лизованным людям. Их поведение немало насмешило сэра Рейнолфа. Адриан несколько лет ждал главной, решающей встречи, однако сейчас обнаружил, что его терпению пришел конец. Сейчас он желал исполнить клятву мести, затем запрятать злобу и мстительность в глубину души, чтобы начать новую счастливую жизнь с Мериэль.


Шел дождь и уже стемнело, когда Адриан, нако­нец прибыл в Уорфилд, сопровождаемый всего лишь шестью всадниками. Остальные остались в Честоне, чтобы дождаться, пока обитатели поместья оконча­тельно придут в себя и организуют надежную защи­ту. Когда слуги сняли с него доспехи, граф заглянул в комнату Мериэль, жадно глядя в нежное лицо спя­щей любимой, но разбудить не решился. Утром будет больше времени на приветствия. Едва положив голо­ву на подушку, Уорфилд немедленно погрузился в тяжелый сон.
Мериэль проснулась, задыхаясь от ужаса. С тех пор как уехал Адриан, ее мучили кошмары, и девуш­ка боялась спать. Сегодня сквозняк, проникший че­рез щель, задул свечу, и темнота казалась еще страш­нее оттого, что воздух был тяжел и влажен.
Девушка пыталась успокоиться и внезапно поня­ла, с облегчением вздохнув, что он вернулся.
Соскочив с кровати, даже не разбудив Кестрел, свернувшуюся в ногах, Мериэль побрела по коридо­ру, подгоняемая сквозняком и абсолютной тишиной, царившей в замке.
Инстинкт не обманул ее: белокурый ангел спал в своей комнате. Занавески были подняты, и она мог­ла ясно различить мужчину, лежавшего на постели лицом вниз, раскинув руки. Лунный свет падал на распростертую фигуру, и ночные тени придавали Ад­риану вид неземного существа, некоего божества. Дрожа от холода, девушка замерла от охватившего ее восхищения. В голову снова пришла мысль о спус­тившемся на землю ангеле, скрывавшем свою силу, чтобы смертные, окружавшие его, не были сожже­ны пламенем.
Мериэль осторожно присела на край кровати, ста­раясь не потревожить его сон. Одно только присутст­вие Адриана способно оградить ее от кошмаров.
Все-таки ей следовало бы знать, что воин пробуж­дается от малейшего шороха. Не успела она присесть, как Адриан мгновенно проснулся и, схватив за пле­чи, прижал ее к постели. Его пальцы больно впились в тело, а рельефные, словно вылепленные мышцы обнаженных рук и плеч казались произведением та­лантливого скульптора.
Мериэль судорожно вздохнула от неожиданнос­ти, но не испугалась. Лицо Адриана склонилось над ней, и Мериэль поняла, что мужчина, окончательно проснувшись, узнал посетителя. В то же мгновение он отпустил ее плечи.
– Тебе больно? – участливо спросил Уорфилд.
Девушка покачала головой.
– Нет, – отдышавшись, ответила она. – Прости­те, я не хотела потревожить вас.
– Я тоже не хотел причинять тебе боль, – улыб­нулся Адриан. Де Лэнси провел рукой по теплой щеке девушки, ощущая под ладонью нежную кожу. – Тебе холодно, дорогая? Что-то случилось?
– Я просто… видела дурной сон, – к своему ужа­су девушка начала плакать.
Адриан обнял ее, прижал к себе, стараясь успоко­ить и согреть своим теплом.
– Не волнуйся, – нежно прошептал он. – Никто и ничто не обидит тебя здесь.
Когда Мериэль перестала плакать, он спросил:
– Ты помнишь сон? Иногда, если о кошмаре рас­сказать вслух, ночные демоны теряют власть.
– Я… была узницей в каменной клетке, очень по­хожей на мою комнату, и стены начали сдвигаться, ломая мне кости и хороня под обломками. Я слышала хруст костей, не в силах набрать в легкие воздуха, чтобы закричать.
Девушка вздрогнула от пережитого ужаса и со­брала все свое мужество, чтобы не заплакать вновь:
– Там был демон, он насмехался надо мной, гово­рил, что я должна довериться ему, и если сделаю это, он освободит меня, но я знала, что он лжет. Но самое ужасное, – девушка почувствовала, как дрожь пробе­жала по телу, – у него было ваше лицо.
Уорфилд застыл, затем опустился на подушки, при­жав девушку к себе и поглаживая плечо любимой, стараясь успокоить своими ласковыми прикосновени­ями.
– Это дурной сон, дорогая, и только. Ты же зна­ешь, я никогда не обижу тебя, и говори мне «ты».
– Хорошо. Да, я знаю, что ты не сделаешь этого, – растерянно прошептала Мериэль, несказанно удивив­шись, что Адриан мог такое предположить. Положив голову ему на плечо, она расслабилась. – Вот почему сон показался мне ужасным – зло приняло личину добра и красоты.
Коснувшись губами ее лба, Уорфилд нежно про­изнес:
– Это всего лишь сон. Тебе следует забыть его.
Кошмар был уже почти отогнан на задворки со­знания, потому что Адриан находился рядом, такой добрый и нежный. Ощущая, как спадает напряжение, девушка прижалась к нему, надеясь, что он не попро­сит ее уйти.
Умиротворенная, Мериэль провела пальцами по обнаженной груди мужчины, лаская нежную, глад­кую кожу, ощущая под пальцами жесткие волосы. Она нахмурилась, обнаружив на ребрах шрамы. Что ж, шрамы – украшение и непременный атрибут во­ина, однако почему ими должен быть отмечен люби­мый? Что, если бы меч вошел глубже? Нет, об этом лучше не думать.
Нежные пальчики Мериэль провели по соску, и она почувствовала, как тот твердеет от ее прикосно­вения. Прижав голову к груди Адриана, девушка ощу­щала неуловимые для постороннего изменения в его теле – частое дыхание и сердцебиение. Но еще более интересной оказалась собственная реакция – зеркальное отражение его ощущений. Проводя по своей гру­ди, Мериэль почувствовала, что ее соски также от­вердели.
– Наверное, – задыхаясь, произнес Адриан, – бу­дет лучше, если ты перестанешь. Я теряю контроль над собой.
Она послушно закрыла глаза, однако рука про­должала непроизвольно двигаться. Мужчина лежал полностью обнаженный, и только тонкая простыня разделяла их. Девушку привлекли короткие светлые волосы на его груди, узким клином спускавшиеся к животу.
Добравшись до живота, Мериэль игриво описала пальчиками круг и спустилась ниже. Она уже согре­лась, а тело любимого полыхало жаром. Тыльной сто­роной ладони девушка коснулась раскаленной плоти, и та мгновенно напряглась. Адриан застонал и схва­тил ее руку, сплел пальцы вместе и прижал к груди.
– Прости меня, – с раскаянием прошептала Ме­риэль. – Тебе надо спать, а я мешаю.
Уорфилд хрипло рассмеялся.
– Наоборот, именно потому, что ты мешаешь, я не буду спать. Лучше, – поднеся ее руку к губам, он поцеловал ладонь, – буду делать вот так.
Девушка издала вздох от удовольствия. Крепко обняв, Адриан осторожно уложил ее на постель и лег сверху.
– Или лучше это, – пробормотал он, отыскав ее губы.
Вначале поцелуй был очень нежным, но когда рот Мериэль приоткрылся от наслаждения, его губы ста­ли тверже, а поцелуи более страстными. Дыхание молодых людей слилось в одно, сердца забились в унисон, и Мериэль ощутила, как внутри разгорается пламя, когда рука мужчины скользнула на ее грудь. Отыскав сосок сквозь тонкую ткань рубашки, Уор­филд осторожно провел по нему указательным паль­цем. Эти движения заставили девушку всхлипнуть от наслаждения, она ощутила, как внизу живота появи­лось новое, неизведанное ранее чувство.
Застонав, Мериэль выгнулась и прижалась к Ад­риану. Его бедро находилось между ее слегка раздви­нутых ног. Мериэль чувствовала, что по его телу про­бежала дрожь. Собрав все свои силы, мужчина с трудом оторвался от нее.
– Наверное, за все мои грехи Бог назначил такое наказание. Ты сводишь меня с ума, дорогая.
– Я не хотела сердить тебя, – прошептала Мери­эль. – Я не всегда могу понять, что хорошо, а что плохо.
– Ты вовсе не рассердила меня, – Уорфилд еще находил в себе силы шутить. – Просто ты разрушила мои добрые намерения. То, что мы делаем, не всегда считается ужасным, просто это… немного не вовремя.
Сев на постели, она опустила ноги на пол.
– Я пойду в свою комнату, а ты спи.
– Нет! – Адриан схватил Мериэль за руку, заста­вив лечь. Перевернувшись на бок, он прижал хруп­кое тело к себе, обняв девушку за талию. – Мы бу­дем лежать здесь и замаливать грехи.
Мериэль, хихикнув, успокоилась, умиротворенная его близостью и ощущением мускулистого тела. Не­возможно волноваться и беспокоиться, когда Адриан рядом.


Уорфилд проснулся с первыми лучами солнца, об­наружив, что во время сна его рука переместилась и теперь покоилась на нежной округлости груди. Де­вушка все еще спала, и улыбка озаряла ее лицо. Вспом­нив о мучивших ее кошмарах, мужчина поморщился, опасаясь, что ненависть к нему могла затаиться в дальних уголках сознания Мериэль. Теперь она пол­ностью доверяет ему, причем без всяких на то осно­ваний. Если память ее вернется, вид искаженного ненавистью лица, которое теперь выражает любовь и доверие, будет подобен удару меча.
Однако вполне возможно, что этого никогда не произойдет. За исключением кошмаров ничего не го­ворило о возвращении памяти, и если Мериэль дей­ствительно полностью выздоровела, то вполне веро­ятно, что вместе с болезнью исчезла и неприязнь.
– Дорогая, я исправлю все зло, которое когда-то причинил тебе, – нежно прошептал он.
Утром человек обычно испытывает прилив чувств, и страсть достигает апогея, к тому же, Адриан уже отдохнул и не чувствовал себя таким усталым, как ночью, когда к нему пришла Мериэль. Поэтому, во избежание недоразумений, он отнес девушку в ее комнату, стараясь не разбудить и, не без основания, опасаясь за последствия.
Первая половина утра ушла на выяснение того, что произошло в замке во время его отсутствия. Од­нако никаких особых происшествий за столь корот­кое время не случилось, поэтому у Уорфилда появи­лось много свободного времени. Он решил посвятить его Мериэль и отвести ее в конюшни и сокольничью. С первой встречи он понял, что девушка любит птиц, и теперь ему было интересно, как она отреагирует на них. Уорфилд лелеял смутную надежду, что если и после этого к ней не вернется память, то ему больше нечего опасаться.
Мериэль с радостью принимала все его предложе­ния. Он вовсе не удивился, когда девушка ловко на­тянула охотничью кожаную перчатку с видом челове­ка, давно привыкшего к этому. Войдя в сокольничью, она огляделась и уверенно подошла к ближайшему насесту. Не прикасаясь к большой птице, чья голова была покрыта колпаком, Мериэль нежно сказала:
– Это ведь самка, не так ли? Я слышала о таких, но никогда прежде не видела.
Это означало, что таинственная леди ни разу не была в сокольничьих короля или богатого лорда.
Адриан вздохнул с облегчением. Похоже, она не нормандка.
– Ее мне подарила императрица Матильда. Она очень быстра, наверное, самая лучшая птица, кото­рую я когда-либо видел.
Будто поняв, что речь идет о нем, сокол встрепе­нулся, гортанно вскрикнул и, хлопая крыльями, при­поднялся. Остановленный возгласом хозяина, он поч­ти успокоился, опустился на место, однако продолжал кричать. Мериэль поспешно отошла, ус­тупив дорогу сокольничему, подбежавшему, чтобы успокоить птицу.
В другом конце помещения девушка увидела ма­ленького ястреба и, не раздумывая, сняла путы с его лап и усадила на руку в перчатке.
– В ястребах есть что-то величественное, – про­бормотала Мериэль, когда когти птицы впились в пер­чатку. – Они часто злы и раздражительны, но безрас­судно смелы. Однажды я видела, как ястреб уселся на спину бегущему оленю. В другой раз была свиде­телем сражения с зайцем, хотя тот значительно пре­восходил птицу по размерам.
– Ты помнишь, где это произошло? – спокойно спросил Адриан. Мериэль застыла, и ее чувства пе­редались птице, которая мгновенно успокоилась. Де­вушка вернула ее на насест, двигаясь чрезвычайно осторожно.
– Нет. Я помню, что видела эти сцены, но когда пытаюсь вспомнить больше, ничего не получается.
Уорфилд обнял ее, и молодые люди продолжили осмотр. Главный сокольничий следовал за ними на почтительном расстоянии и наконец, осмелившись, подошел к графу.
– Ходят слухи о соколе, живущем на границе леса. Говорят, это обученная птица, улетевшая от хозяина. Я отправился туда, чтобы посмотреть собственными глазами, нашел ее и приманил. Птица спустилась, но не далась в руки, – сокольничий изредка посматри­вал на Мериэль.
– Да? – Адриан обменялся с ним взглядом, пре­красно понимая, на что тот намекает. Соколы, как известно, всегда реагируют на зов, независимо от того, как давно улетели от своих хозяев. Если эта птица раньше принадлежала Мериэль, то способна вернуться к бывшей хозяйке. Повернувшись к девушке, он спро­сил:
– Хочешь попробовать поймать сокола?
Удивившись, польщенная девушка с радостью от­ветила:
– Ну конечно!
Узнав о точных координатах места, где видели пти­цу, Адриан взял все необходимые приманки и в со­провождении Мериэль направился к конюшням.
Они уже бывали здесь, но девушка не выказала желания сесть в седло и, теперь, с опаской погляды­вая на странное приспособление, спросила:
– Как ты думаешь, я умею ездить верхом?
– Ты прекрасная наездница, – заверил граф, по­могая ей усесться на лошадь.
Некоторое время Мериэль неуверенно раскачива­лась в седле, затем ее лицо просветлело:
– Ах! – счастливо улыбнулась она и, наклонив­шись, погладила шею кобылы. – Мне этого так не хватало!
Усмехнувшись, Уорфилд вскочил в седло, и моло­дые люди покинули замок.
Проехав деревню, девушка поинтересовалась, как зовут лошадь.
– Можешь выбрать любое имя.
Она задумалась.
– Гм, я назову ее Розалией.
Волосы мужчины встали дыбом – это имя оказа­лось созвучно тому, которое пленница выбрала до по­тери памяти – Роза. Наверное, в прошлом у нее была лошадь по кличке Розалия или Роза, но где? Почему-то граф сомневался, что Мериэль ехала на старой заезженной кляче, которую якобы взяла из конюшни брата.
Всю дорогу до королевского леса Адриан размыш­лял о прошлом девушки, о ее окружении, хотя в глу­бине души надеялся никогда об этом не узнать. Жен­щина, знающая латынь, любящая и умеющая обращаться с соколами и ездить верхом, не могла обойтись без покровителя. Но где он был в тот день, когда Уорфилд нашел Мериэль в лесу?
Девушку не терзали мрачные мысли, она явно на­слаждалась скачкой и обществом Адриана, а тот за­видовал ее беспечности.
Через час они подъехали к огромному лугу, за которым раскинулся королевский лес, и напряженно начали всматриваться вдаль, пытаясь обнаружить сокола. Их кони неспешно двигались вдоль кромки леса, а всадники наслаждались поездкой. Время шло, но поиски не увенчались успехом. Адриан хотел было предложить вернуться в замок, когда Мериэль вне­запно вскрикнула:
– Там! – и указала на небо. – Это сокол, которого мы ищем!
Уорфилду хотелось надеяться, что это так и есть, но его глаза не могли ничего различить. У Мериэль не было сомнений. Она спешилась.
– Дай мне колпак, манок, путы и отъезжай, – скороговоркой выпалила девушка, не отводя глаз от точки в небе.
Мало кто осмеливался командовать графом Шропширским, однако тот беспрекословно повиновался, удивленный ее привычкой повелевать. Он отдал Мериэль все необходимое и отъехал. Когда мужчина удалился на приличное расстояние, девушка стала свистеть в манок, и было видно, что это для нее при­вычное занятие.
Сначала казалось, что птица никак не реагирует на призыв, но девушка не унывала и размахивала приманкой. Адриан, прищурившись, смотрел на небо, сомневаясь в успехе.
Птица изменила угол полета, будто задумавшись и решаясь на что-то, затем начала спускаться вниз. По всем признакам перед ними действительно был сокол. При виде такой смелости и быстрого падения вниз человек не мог не ощущать благоговейного ужа­са перед Богом, сотворившим такое великолепное создание.
Через несколько секунд сокол с силой врезался в приманку, вцепившись в нее мертвой хваткой и прижимая к земле. Даже находясь на приличном расстоянии, Уорфилд услышал громкий радостный смех до­вольной девушки. Когда птица жадно ухватилась за мясо, привязанное к приманке, Мериэль подбежала и связала ей лапы. Сокол не возражал и через мгно­вение был окончательно пойман.
Когда граф подъехал ближе и спешился, Мериэль взглянула на него сияющими глазами:
– Она вернулась ко мне, Адриан, вернулась! Нет ощущения прекрасней, когда дикое существо идет к человеку по доброй воле!
Намеренно небрежно он спросил:
– Как ее имя?
– Чансон, конечно, – сказав это, девушка запну­лась, переводя взгляд с мужчины на птицу. – Но как… я узнала об этом?
– Я, наверное, еще не говорил, что в лесу, когда мы нашли тебя, ты держала сокола, но отпустила его, швырнув против ветра? – Уорфилд улыбнулся, вино­вато опуская глаза. – С первой встречи ты не доверя­ла мне, поэтому освободила птицу. Хотя я не могу поклясться, что это тот самый сокол, но сомневаюсь, чтобы другая птица могла послушаться тебя.
Мериэль нахмурилась, и при виде складок между ее бровей сердце мужчины сжалось. Девушка пока­чала головой.
– Я не помню… – сокол доел мясо, и она усадила его на руку, почесав шею, покрытую перьями. Чансон издала довольный звук и вся распушилась.
– У нее нет сомнений в том, что она вернулась к хозяйке.
Девушка надела колпак на голову Чансон, затем подняла на графа счастливые глаза.
– Может, нам тоже пора домой?
При этих словах боль отпустила его сердце. Если даже после поимки сокола и напоминания о встрече в лесу к Мериэль не вернулась память, то, скорее всего, не вернется никогда. В первый раз за все вре­мя Адриан почувствовал себя в полной безопаснос­ти. Теперь можно думать и о будущем.
– Да, моя дорогая, пора возвращаться домой.
Молодые люди отправились в Уорфилд. Доволь­ная Мериэль любовно поглядывала на Чансон, спо­койно сидевшую на руке, и напевала какую-то мело­дию.
Она показалась Адриану знакомой и, вслушавшись, мужчина ощутил, как тучи вновь нависли над его го­ловой. В мелодии он узнал латинский гимн, который поют монахини-бенедиктинки.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Странные клятвы - Патни Мэри Джо



Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Очень хороший роман. Нестандартная ситуация, нестандартные герои, нестандартная любовь... rnЕсть конечно и немного клише но в основном сюжет очень интересный.
Странные клятвы - Патни Мэри Джонека я
15.10.2013, 21.31





Для любителей истории.
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоНаталка.
30.04.2014, 7.30





Очень хороший роман. Интересный сюжет, хорошо прописаны характеры всех героев. Очень рекомендую прочесть!
Странные клятвы - Патни Мэри ДжоЕлена
19.07.2014, 20.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100