Читать онлайн Шелк и тени, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тени - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Отправив привратника за каретой, Перегрин развернул лошадь и поехал обратно к дому, по пути обдумывая план дальнейших действий. Он уже немного продвинулся в исполнении намерения увести леди Сару у Велдона, но надо идти до конца.
С самого начала он чувствовал, что нравится Саре, хотя она была слишком невинна и слишком леди, чтобы осознать это. Он должен действовать осторожно, чтобы не испугать ее. Надо подождать, пока она созреет, и попытаться соблазнить ее. Перегрин понимал, что нельзя заходить слишком далеко: соблазнив высокородную английскую девственницу, он вызовет скандал, а это грозит ему массой неприятностей и осложнений и совсем ни к чему. Теперь он знал: Сара не любит своего жениха и если узнает настоящую любовь, поймет, что ее брак будет ошибкой.
Перегрин не сомневался: он сумеет соблазнить Сару. Однако ему совершенно не хотелось делать это, когда женщина испытывает боль. Вот почему он настоял, чтобы нанять для нее карету.
Восхищаясь ее мужеством, он ругал себя за то, что разрешил ей ехать верхом. Ее нога спутала все его планы.
Перегрин осадил коня и еще раз внимательно оглядел поместье Сулгрейв. Он решил купить загородный дом, чтобы утвердиться в английском обществе, и, кроме того, думал, будет место, где можно остаться с Сарой наедине. Поместье так его очаровало, что он чуть не выдал себя с головой. Впредь надо быть осторожнее — взгляд выдает Человека и делает его уязвимым.
Осмотрев дом еще раз, он тронул коня и продолжил путь. Что толку без конца разглядывать? Сулгрейв — просто дом, хотя и очень красивый. Может быть, когда-нибудь, в туманном будущем, когда он выполнит свою миссию, поместье станет его гордостью, но пока это еще один шаг к намеченной цели.
К своему удивлению, Перегрин увидел, что Сара сравнительно легко шла ему навстречу, хотя хромала больше обычного.
— Вы быстро поправились, — сказал он, спешившись.
— Практика — великая вещь, — сухо ответила Сара. — Удалось вам уговорить привратника найти карету?
— Конечно. Сначала он сопротивлялся, но потом, очевидно, сообразил, что я могу стать его новым хозяином, и быстро согласился. Вы не хотите погулять в саду, пока я осмотрю дом?
— Я приехала сюда не для того, чтобы смотреть на бабочек. Мне тоже хочется увидеть дом изнутри. Мне почему-то кажется, что вы купите этот дом, даже если найдете в нем массу недостатков, — заметила Сара, беря принца под руку.
— Неужели это так очевидно? — спросил он с недовольным видом.
— Не очень, но вы себя выдали.
Сара оперлась на руку Перегрина, и он подумал, что, возможно, уже сегодня достигнет цели. Не надо только торопить события. У него был ключ от задней двери дома, он открыл замок, и они вошли.
Леди Саре не понравилась кухня. Она сказала, что ее надо полностью переделать, заменить печи на более современные да и вообще все переоборудовать. Перегрин и сам это видел.
Других недостатков они не обнаружили. Комнаты были большими и прямоугольными. Потолки покрыты богатой резьбой. Столовая и гостиная изящные, библиотека внушительная. Некоторые комнаты можно отвести под музыкальный салон и бильярдную.
Обследование первого этажа закончилось в холле, пол которого был выложен древней мозаикой. Перегрин встал на колени и погладил плитку рукой.
— Поверенный сказал мне, что ее привезли с римских развалин города Силчестера.
— Дом великолепен, — заметила Сара, рассматривая мозаику, — только надо его хорошенько почистить и заново декорировать. Мебель тоже продается?
— Наследник не хочет возиться, продавая, ее отдельно, — ответил принц, стирая с ладоней пыль. — Мне кажется, что многие предметы в хорошем состоянии.
Сара, кивнула:
— Да, Кое-что можно отреставрировать, с чем-то придется расстаться, но, если вы хотите сохранить стиль того века, у вас будет хорошее начало для коллекции.
— Надеюсь, вы поможете мне в этом, — сказал принц. — Хотите подняться наверх?
Сара бросила на лестницу опасливый взгляд, и в это время Перегрин рассмотрел ее профиль: красивые очертания лица, шеи, груди. Она напоминала ему сивиллу, предсказательницу древних. Внезапно его охватило желание. Оно было таким сильным, что он испугался. Не хватало, чтобы его страсть помешала давно намеченной цели.
Как впервые испытывающий вожделение юнец, он подхватил ее на руки и понес вверх по дубовой резной лестнице.
— Вы так спешили подхватить меня, что чуть не сшибли с ног, ваше высочество, — сказала леди Сара, едва дыша от испуга. — Я бы и сама могла подняться.
— Не сомневаюсь, но ваше упрямство обошлось бы вам дорого. Не забывайте о своей больной ноге.
— Применительно к дамам не применяют слово «ноги». Это считается неприличным. Надо говорить «конечности».
— Неприличным? — удивился принц, опуская ее на пол. Он немного поднял подол ее юбки и посмотрел на лодыжки. — Не вижу ничего неприличного, — отметил он.
— Не забывайтесь, ваше высочество. — Смеясь, она выдернула из его рук подол юбки. — Я не сказала, что неприличны ноги дамы, а просто само слово. Таковы уж особенности английского языка.
— Их не так уж и мало, — заметил он, предлагая ей руку. — Но не думайте, что я не признателен вам за ваши усилия сделать из меня более образованного человека. Что же касается ваших правил и обычаев, то нужно хорошо знать правила, чтобы уметь нарушать их.
— Вы просто неисправимы, — заявила Сара, опираясь на его руку.
— Зато со мной не соскучишься.
Леди Сара сделала гримасу.
— Это верно, но даже скуку вы готовы обратить себе на пользу.
— Разрешите ответить тем же. Респектабельность стала для вас культом.
Обмениваясь комплиментами, они осматривали второй этаж, где было пятнадцать просторных спален. Ванные комнаты и ватерклозеты нуждались в современном оборудовании, но это были мелочи в сравнении с великолепием дома.
Последней они осмотрели галерею, которая была расположена в тыльной части дома. Огромные камины в обоих концах комнаты, большие створчатые окна и удобные мягкие диваны возле них делали комнату чрезвычайно привлекательной. В галерее были развешены портреты прежних владельцев, и Сара с интересом рассматривала каждый.
— Портреты тоже продаются? — спросила она.
— Нет, все картины будут отправлены в Канаду. Возможно, я бы и оставил несколько предков, — продолжал Перегрин, — но уж очень у них сверлящие взгляды. В будущем я могу найти художника, который напишет серию портретов специально для меня.
Перегрин посмотрел вдоль галереи, и улыбка исчезла с его лица. Выпустив руку Сары, он быстро подошел к окну и распахнул его. Упершись руками о подоконник, он выглянул наружу. Перед ним в своей неяркой красоте раскрывался английский сельский ландшафт: зеленые поля и застывшая вдали гряда голубых холмов. Перегрин не отрываясь смотрел из окна, и взгляд его зеленых глаз был таким же, как при виде поместья. Очевидно, он совсем забыл о своей спутнице и вздрогнул, когда за спиной раздался ее голос.
— Это поместье вам по душе, не так ли?
— Что же в этом удивительного, — ответил принц. Он и сам пытался понять, почему его так влечет английская природа, но не находил ответа. — Вы, английские аристократы, родились и выросли здесь. Вы привыкли к красивой жизни, к добру и справедливости. Вам трудно понять, что все это значит, — с грустью сказал Перегрин.
— Возможно, — ответила Сара, опускаясь на стоящую рядом кушетку. — Росс говорил, что в Кафиристане есть своя притягательная красота. Неужели Англия значит для вас больше?
— Нет, но это разные вещи.
Перегрин сел на другой конец кушетки и посмотрел на леди Сару. Она была сдержанна и холодна, и только большие карие глаза светились теплом. Сара Сент-Джеймс была настоящей женщиной и леди. Она оставила шляпу внизу, и сейчас ее волосы золотились на солнце.
Что-то шевельнулась в душе Перегрина, и он почувствовал, как снова волна страсти захлестывает его. Что так влекло его к ней? Ее спокойная красота или мужество? Ему нравилось и то, и другое. Но в них ли причина?..
Возможно, она влекла его, как это поместье, как природа, как сама Англия. Она была частью этой страны, которая пока для него недоступна. Он еще не решил, та ли это жизнь, которую он хочет для себя. Когда цель будет достигнута и он покончит с Чарлзом Велдоном, тогда все решится само собой. А пока он должен держать себя в руках. Он не имеет права завлекать леди Сару в свои сети. Перегрину потребовалось собрать всю свою силу воли, чтобы взять себя в руки. Ему хотелось заключить ее в объятия, пробудить в ней дремлющую пока страсть, но он сумел отказаться от желаний.
— Кафиристан бедная страна, — начал он, стараясь в потоке слов утопить свою страсть, — удивительно бедная. Это даже не страна, а поселение нескольких родственных между собой племен. Не надо быть особенно богатым, чтобы стать там известным.
— Но Росс сказал, что вы очень богаты. Как?.. — Сара осеклась и покраснела.
— Понимаю вас. В Англии считается неприличным спрашивать, откуда у человека деньги. Пусть ваш вопрос вас не смущает, я не обидчив. Источник моего богатства находится не в Кафиристане. Вы когда-нибудь слышали о Шелковом пути — древней торговой дороге из Китая к странам Средиземноморья?
— Только слышала, что такой путь есть, на не более.
— Еще две тысячи лет назад караваны с товарами шли с Востока на Запад, из Китая до Древнего Рима. Шелк, камни, пряности, золото, янтарь и тысячи других товаров проходили через руки самых разных людей, и эти руки не всегда были чистыми, — начал Перегрин тоном сказителя. — В пути торговцев поджидали разбойники и опасные болезни, но еще хуже были естественные преграды: высокие горы и бескрайние пустыни. Самой опасной частью пути был Китайский Туркестан. Там, в самом сердце горячей Азии, лежит бескрайняя пустыня Такла-Макан, где дюны достигают высоты трехсот футов. Пустыня ограждена самыми высокими в мире горами. И вот на этом пространстве временами гуляет кара-буран — черный смерч, поглощая целые караваны вместе с людьми и верблюдами.
— Вы рассказываете так, будто вы там были и все это видели, — сказала Сара. Перегрин кивнул.
— Шелковый путь пролегает по южной границе Такла-Макана, и там, в районах оазисов, некогда стояли большие города. Они были богатыми и могущественными, но несколько веков назад большинство из этих городов перестали существовать. Пустыня поглотила их, как море поглощает берег. Существует много легенд о потерянных городах. В них говорится, что боги наказали их за богатство и разврат.
Глаза Сары загорелись: она поняла, к чему ведет он свой рассказ.
— Вы нашли один из таких затерянных городов? Принц снова кивнул:
— Да. Город назывался Катак. О нем мне поведал киргизский пастух, а ему — его отец. Легенда о Катаке переходила у них из поколения в поколение. Катак расположен в солончаках Лоп-Нора. Найти его было очень трудно, но еще труднее — провезти богатства через горы и пустыни.
— А вы не боялись гнева богов? — спросила Сара, придвигаясь ближе.
— Они не мои боги и не имеют надо мной власти. — Взгляд Перегрина подернулся воспоминаниями. — Мне удалось убедить друзей поехать со мной. Мы ездили в Катак три раза и каждый раз возвращались в Кафиристан, нагруженные золотом, серебром, произведениями искусства. Как предводитель, я получил большую часть богатства, и оно стало основой моего состояния. Я спустился с гор и направился в Индию, где научился торговать, выгодно вкладывать деньги и стал богатым даже по европейским масштабам человеком.
— Какая чудесная сказка, — произнесла Сара, задумчиво склонив голову.
— Только когда рассказываешь, — сухо ответил принц. — На самом же деле это тяжелый, изнурительный труд, полный опасностей и неожиданностей.
— То же самое говорит и Росс о своих путешествиях. Такие настоящие путешественники должны презирать тех, кто проводит все свое время в гостиных. Представляю, какой глупой я вам кажусь. Мне только и остается, что слушать рассказы путешественников.
— Я никогда бы не назвал вас глупой, — ответил Перегрин. — Вы умеете слушать и сопереживать рассказчику. Некоторые люди любят слушать рассказы о путешествиях, чтобы пощекотать себе нервы и еще раз убедиться, что они поступают мудро, оставаясь дома. На таких людей я просто не стал бы тратить время. — Принц заговорщически подмигнул Саре. — Не рассказывайте никому, как я нажил свое богатство. Пусть для всех это будет тайной. Я предпочитаю оставаться загадкой.
— И очень преуспели в этом, — заметила Сара.
Перегрин поймал ее взгляд. Боль отступила, и она сейчас с восхищением смотрела на него. Пора действовать, решил принц. Он сконцентрировал всю свою волю и, не отрываясь, смотрел ей в глаза. Ее губы приоткрылись, и она всем своим существом потянулась к нему, чувствуя, что между ними возникла неразрывная связь.
— Что руководит вами, Микель? — спросила Сара, впервые назвав его по имени. — Почему вы так сильно отличаетесь от других людей? Почему вы, такой умный человек, приехали на маленький туманный остров, где вас никто не оценит?
— Еще когда я был ребенком, то знал, что непременно приеду в Англию. — Перегрин сказал правду и прежде, чем леди Сара задала следующий вопрос, добавил: — Возможно, я чувствовал, что встречу вас.
Перегрин нежно провел рукой по ее щеке. Глаза Сары расширились, и в них появился немой интерес. Принц придвинулся ближе и стал легкими поцелуями покрывать ее лицо, пока их губы не встретились. Сначала это был легкий, нежный поцелуй, такой, каким они обменялись на балу. Затем он открыл рот, и Сара инстинктивно открыла свой. Сейчас поцелуй был глубоким и более страстным. Ток пробежал по телу Сары, и она начала сама целовать его.
Перегрин думал, что сумел побороть свою так внезапно нахлынувшую страсть, но оказалось, что он плохо рассчитал силы. Ответный поцелуй Сары привел его в неистовство. Волна страсти снова захлестнула его.
Если бы Сара была опытной женщиной, она бы почувствовала, что ей грозит, и немедленно бы остановилась. Но у нее не было никакого опыта в сердечных делах, и принцу приходилось сдерживаться, чтобы не напугать ее. Он обнял ее за талию и осторожно привлек к себе. Сара не сопротивлялась и тоже обняла его. Она жадно отвечала на его поцелуи.
Перегрин откинулся и увлек за собой Сару. Сейчас она почти лежала на нем. Ее грудь приникла к его груди, живот прижимался к животу. Он провел рукой по изгибам ее бедер и еще сильнее прижал к себе. Их тела разъединяла только ткань одежды.
Жизнь научила Перегрина не отказываться ни от чего, что само бежало к нему в руки. Вот и сейчас он решил, что глупо отказываться от женщины, которая сама его хочет. Пусть Сара и неопытна, но она женщина и женщина довольно зрелая, которая уже может отвечать за свои поступки. Возможно, учить ее радостям любви и небольшое удовольствие, но он ее хочет, и это еще один шаг к намеченной цели.
— Милая Сара, — прошептал он, лаская ее, — ты такая же сказочная, как и сокровища Шелкового пути.
Принц расстегнул ей жакет и запустил руку под корсет. Его ладонь слегка сжала ее нежную грудь.
— Ты как золото, слоновая кость или янтарь, которые доставляют столько радости людям.
Слова принца пленили Сару, и она почувствовала, как желание захватывает ее. Стыдясь этой безудержной страсти, она прервала поцелуй и посмотрела принцу в глаза. В них она прочитала ответную страсть. Он желал ее так же, как она его…
Сара вырвалась из объятий Перегрина и отодвинулась от него подальше.
— Нет, — сказала она твердо, — это дурно, и я не могу позволить себе этого.
Перегрин сел и снова положил ей руку на талию.
— Почему же ты не можешь? — спросил он. — Посмотри, как легко это делается. — Он привлек ее к себе и снова поцеловал.
Голова Сары закружилась, но она нашла в себе силы оттолкнуть его. Она вскочила на ноги и отбежала.
— Возможно, это и легко, — сказала она, — но я не должна этого делать. Я принадлежу другому человеку. Я не хочу покрывать позором ни себя, ни его.
Она отошла от него еще на несколько шагов и оглянулась.
Прядь волос упала Перегрину на лицо. Грудь его вздымалась, как после тяжелой пробежки. Сара испугалась. Они были одни в доме, и она была полностью в его власти. Даже английский джентльмен, воспитанный на понятиях чести, не мог бы сдержаться в данной ситуации, а принц принадлежал совсем другой культуре, с другими понятиями о чести. Возможно, он считал, что раз она с ним одна, то он может позволить себе все что угодно.
— Мое поведение непростительно, но, пожалуйста… — Голос Перегрина сорвался, и Сара почувствовала, что краснеет.
Перегрин отвернулся к окну, и по его телу прошла дрожь. Когда минуту спустя он снова посмотрел на нее, его взгляд был спокойным и холодным. Опасность миновала, но только Сара начала успокаиваться, ее снова потянуло к нему, как будто какая-то неведомая сила так и толкала ее в его объятия. К счастью, принц не сдвинулся с места, и Сара мысленно поблагодарила Бога за то, что он спас ее. Если бы этот чужестранец знал, какое он на нее имеет влияние!..
— Вы еще не вышли замуж за Велдона и, возможно, никогда не выйдете, — холодно заметил он. — Вы так же реагируете на его поцелуи?
— Это вас не касается, — ответила, покраснев, Сара. — К тому же в брак вступают не для страсти. Брак основан на доверии и взаимном уважении.
— Добавьте еще и совместную собственность, — заметил он с иронией. — Вы — богатая наследница, а дела Велдона идут не так хорошо, как это кажется на первый взгляд.
Сара глубоко вздохнула, стараясь сдержать возмущение.
— Чарлз не охотник за приданым, — сказала она, — а если бы даже и был им, это не дает мне права нарушать данное ему слово. Я и так себе много позволила. Мое поведение по отношению к нему непростительно.
Выражение лица Перегрина стало еще более ироничным.
— Если вы считаете, что те несколько поцелуев, которыми мы обменялись, делают ваше поведение непростительным, то почему бы нам не пойти дальше? Вы приобретете не только опыт, но и настоящее чувство вины.
Несколько поцелуев! Сара покраснела, вспомнив, как отвечала на них. Слава Богу, что она еще так одета. Если бы на ней было одно из тех воздушных платьев, которые носили раньше, она бы в момент оказалась голой.
— Я вела себя плохо, — сказала Сара, — и у вас есть все основания сердиться на меня, но, пожалуйста, не смейтесь надо мной. Это не сделает вам чести.
Ирония во взгляде Перегрина исчезла.
— Я не смеюсь над вами, — проговорил он с нежностью в голосе. — Просто мне кажется, что вы делаете поспешные выводы. Вы очаровательная женщина, и я поцеловал вас, а вы мне ответили. Какой в этом грех?
— Возможно, этот случай и тривиальный для вас, но отнюдь не для меня.
Сара вспомнила, что никогда ничего подобного еще не испытывала. Она вытерла о юбку вспотевшие ладони и прислонилась к стене, чтобы дать возможность отдохнуть ноге, которая снова начала болеть. Слова Чарлза пришли ей на ум, и она добавила:
— Мы, англичанки, пользуемся большей свободой, чем женщины других стран, но это не делает нас более доступными. Не думайте, что мы лишены морали. Это совсем не так.
— Не так? — удивился Перегрин. — У меня есть неоспоримые свидетельства противоположного.
— Возможно, будет правильнее сказать, что англичанки не более распущены, чем женщины других народов, — сказала Сара, вспомнив женщин, которые постоянно вились вокруг принца. — У нас в чести целомудрие.
— У ваших соотечественниц больше возможностей расстаться со своим целомудрием, чем у женщин других стран.
Принц поднялся и в два шага преодолел дистанцию, их разделявшую. Сара даже почувствовала тепло его тела.
— Каким бы привлекательным ни был этот разговор, — сказал принц, — он нам ничего не даст. Я никогда не подвергал сомнению вашу мораль. Вы сама невинность, леди Сара, и это одна из тех черт, которая так влечет меня к вам.
Он взял ее лицо в руки, и его длинные пальцы заскользили по ее гладкой, как шелк, коже.
Сара чувствовала, что он сейчас поцелует ее. Когда он это сделал, она не сопротивлялась, так как хотела его. Физически она была готова, и он это чувствовал. Но морально она еще не созрела.
— Вы знаете, что я не могу сопротивляться вам, — сказала Сара срывающимся голосом, — но, пожалуйста… пожалуйста, остановитесь. Не губите меня, чтобы потешить ваше тщеславие.
Перегрин застыл.
— Вы так обо мне думаете? Нет, Сара, мои мотивы совсем другие, чем простое тщеславие. — Принц выпустил ее из объятий. — Я не хочу губить вас. Вы заслуживаете лучшей участи.
— Тогда чего же вы хотите? — спросила Сара, вжимаясь в стену, так как принц снова потянулся к ней. Но на этот раз он не стал целовать ее, а просто заправил выбившуюся прядь волос ей за ухо, и в этом жесте было столько нежности, что Саре стало не по себе.
— Ответ очень прост, — сказал принц. — Я хочу вас и только вас.
Сара покачала головой, чувствуя свою беспомощность и смущение. Если бы подобные слова сказал англичанин, то они бы звучали как прелюдия к объяснению в любви, а возможно, даже как предложение руки и сердца, но она была совершенно уверена, что Перегрин был далек от этого.
— Я совершенно не понимаю вас, — в отчаянии произнесла Сара.
Прежде чем принц успел ответить, громкий стук сотряс дом. Они оба вздрогнули от неожиданности.
— Это, должно быть, кучер, — сказал кафир, прислушиваясь. — Карета подъехала к парадной двери. Я попрошу его заехать с тыла, так как у меня ключ только от задней двери.
Принц ушел, и Сара с облегчением перевела дыхание. Пока он ходил в одну из спален, открывал окно и кричал кучеру, она быстро добралась до лестницы и стала осторожно спускаться, держась за перила. Принц догнал ее, и она в страхе посмотрела на него, боясь, что он снова подхватит ее на руки.
— Не бойтесь, — сказал принц, поймав ее взгляд. — Не надо так волноваться, милая Сара. Со мной вы в полной безопасности.
— Правильная форма обращения ко мне — леди Сара. Я не давала вам права обращаться ко мне неформально. — Почувствовав внезапную злость, Сара остановилась и посмотрела на принца. — Для вас это все игра, не так ли? — спросила она. — Мне бы хотелось, чтобы мы больше не встречались. Вы перевернули наизнанку всю мою жизнь, а для вас это только развлечение.
— Это не игра и не развлечение. — Принц спустился на две ступеньки ниже и остановился, глядя ей в лицо. — Признайтесь откровенно, разве то, что вы называете «перевернул наизнанку вашу жизнь», не пошло вам на пользу, ну хоть чуть-чуть?
Сара вспомнила, как он сумел заставить ее преодолеть страх перед танцами и верховой ездой. Он же и раскрепостил ее. В его объятиях она познала страсть, которая чуть не привела ее к черте, за которой следуют падение и позор. Закрыв глаза, Сара потерла виски.
— Польза, несомненно, есть, — ответила она, — и я не жалею, что встретила вас. Но впредь я не желаю оставаться с вами наедине. Прошу не приглашать меня больше с вами кататься, потому что я не приму вашего приглашения.
— Вы не доверяете мне? — спросил он, глядя ей в глаза.
— Нет, — ответила она твердо. — Ни вам, ни себе. Я не могу допустить, чтобы сегодняшняя сцена повторилась.
— Я подчиняюсь вашим желаниям, леди Сара, — ответил принц после долгого молчания. — До поры, до времени. — В его взгляде промелькнуло что-то хитрое и опасное.
Дорога назад в Лондон была долгой и утомительной. Сара радовалась, что принц предпочел ехать верхом на Сиве, а не с ней в тесной карете, где каждый толчок мог бросить ее в его объятия. С нее достаточно и того, что уже произошло. Она с трудом сохраняла хладнокровие.
Когда они подъехали к Хеддонфилд-Хаусу, принц с холодной вежливостью отвел Пеней в конюшню и помог Саре подняться по лестнице, осторожно поддерживая ее за локоть. Он вежливо поблагодарил ее за неоценимую помощь и уехал. Даже строгий дворецкий, который наблюдал за их прощанием, не заметил ничего предосудительного. Собрав остаток сил, Сара медленно поднялась по лестнице и вошла к себе в комнату.
К счастью, отца не было дома. Ее горничная Хоскинз начала выговаривать, что не стоило так перетруждать себя, катаясь верхом, но Сара приказала ей попридержать язык, и та замолчала.
С наслаждением освободившись от костюма и корсета, Сара хотела сразу лечь, но решила, что будет чувствовать себя много лучше, если полежит в горячей ванне. Кроме того, ей надо хорошенько подумать и привести мысли и чувства в порядок.
Отослав Хоскинз готовить ванну, Сара села перед трюмо и начала медленно вытаскивать из волос шпильки. Вскоре волосы рассыпались по плечам густой золотистой массой. Настала пора посмотреть правде в глаза, и зеркало не позволит ей обманывать самою себя.
Она долго обманывалась на свой счет, пожалуй, с самой первой встречи с Перегрином, когда снова и снова убеждала себя, что он ее совершенно не интересует. Она убедила себя, что невосприимчива к его чарам, и это чуть не привело к беде.
Сара пробежала пальцами по волосам, распрямляя их и стараясь унять боль в затылке. Но как унять душевную боль? Даже самая дешевая проститутка была честнее с собой, чем леди Сара Сент-Джеймс. Незнание не исключает вины, а леди Сара прекрасно знала, что происходит между мужчиной и женщиной. Об этом ей рассказала шустрая горничная, уроженка Ист-Энда. И зияя все, она чуть не попала в ситуацию, которая могла навеки погубить ее репутацию, хотя в самой глубине сердца ей было плевать на эту репутацию и она бы предпочла отдаться страсти.
Но Сара считала, что она была слишком леди, чтобы поддаться такому искушению, хотя даже сейчас в тайных уголках своей души она не жалела, что хоть краешком познала страсть. Если бы она испытала это чувство к Чарлзу, она бы только приветствовала это, но нет, она испытала его к совершенно постороннему мужчине, который совсем не интересовался его.
Хотя Перегрин и сказал, что она единственная женщина, которую он хочет, Сара отнеслась к его словам как к тактической лжи опытного соблазнителя, так же как, впрочем, отнеслась и к его комплиментам. Золото, слоновая кость или янтарь, которые доставляют столько радости людям. Вот уж сказано! Она посмотрела на свое отражение в зеркале и увидела там маленькую, хрупкую женщину, слишком серьезную и… Сара старалась подыскать слово… калеку.
Странно, она почему-то поверила Перегрину, когда он сказал, что не хочет губить ее и действует не из тщеславия. Это воспоминание согрело ей душу, и она улыбнулась.
Сара стала искать причину, почему красивый принц из всех прекрасных, более опытных женщин выбрал именно ее, но не находила ответа. Возможно, его привлек ее титул, который он ставил выше физической красоты, но скорее всего она показалась ему просто доступной простушкой, которая повела себя так, что кафир решил воспользоваться ее неопытностью. Она вела себя, как глупая школьница. Он легко мог изнасиловать ее, но не сделал этого, и она ему благодарна. Скорее она должна благодарить Росса, ведь он его друг, а мужская дружба крепче, чем женская, и во имя этой дружбы он не воспользовался ее глупостью. Слава Богу, что Росс, Чарлз и отец никогда не узнают, в какой переплет она сегодня попала. Кузен еще может понять ее или по крайней мере отнестись терпимо к ее слабости, но отец и особенно жених будут глубоко оскорблены ее поведением.
Не в силах больше смотреть на свое отражение в зеркале, Сара закрыла лицо руками. Даже если эти трое мужчин никогда не узнают, что она сделала, ее ждет наказание пострашнее: она больше не сможет жить, как жила раньше. Она всегда считала себя целомудренной женщиной, но, оказывается, целомудрие шло от незнания.
Размышления прервала горничная, которая пришла сообщить, что ванна готова. Сара прошла в ванную комнату, скинула с себя зеленый бархатный халат и погрузилась в теплую, благоухающую розами воду. Вода ласкала ее, унимая боль. Удовольствие от ванны было сравнимо только с тем, которое она получила, находясь в объятиях Перегрина.
Раздраженная, Сара попыталась привести в порядок свои мысли, но безуспешно. Они становились все смелее. Она опустила руку в воду и провела ладонью по изгибам своего тела. Распаренная горячей водой, ее кожа была атласной.
Длинные пальцы Перегрина были ловкими и нежными. Как, наверное, чудесно чувствовать кожей прикосновение его сильных рук. По ее телу пробежал огонь желания, но она не прервала хода своих мыслей.
Сара приподняла одну грудь. Она была нежной и совсем невесомой в воде. Какая чудесная вещь эти груди. Как они влекут к себе мужчин. Какое удовольствие она испытала, когда Перегрин дотронулся до ее груди.
Рука двинулась ниже, миновала талию и остановилась на нежных золотистых волосах внизу живота. Она мысленно представила поросшую темными волосами руку, лежащую на этом месте. Всего несколько часов назад она находилась в его объятиях, прижимаясь к нему этим самым заветным местом…
Сара сердито отдернула руку, но не Перегрин был причиной ее гнева. Она сердилась на.себя за то, что даже в мыслях предавала человека, за которого собиралась выйти замуж. Она сомневалась, что Чарлз после смерти жены жил жизнью праведника, но это никак не извиняло ее.
Сара посмотрела на правое бедро, где были безобразные шрамы, оставшиеся после операции. Врачи занесли в рану инфекцию и считали, что ногу надо ампутировать, но она быстро пошла на поправку. Теперь эти швы стали неотъемлемой ее частью, так же как и ограничения, которые ей рекомендовали. И хорошо, если она будет всегда об этом помнить.
Вода остывала, и Сара, взяв кусочек французского мыла, стала намыливать тело. Прикосновения к коже снова навели ее на смелые мысли. Проклятый Перегрин, теперь от него никак не отделаться.
Усмехнувшись, Сара мысленно задала себе новый вопрос. Вне всякого сомнения, кафир разбудил в ней женщину, но сам не испытывал к ней никаких чувств. А что, если она ошибается? Что, если он попросит ее выйти за него замуж? Что она будет делать тогда?
Последние остатки самообладания исчезли, и Сара заплакала. Крупные слезы катились по ее лицу и падали в остывшую воду. Почему она плакала, она и сама не знала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тени - Патни Мэри Джо



опозорить свою любимою это маразм
Шелк и тени - Патни Мэри Джонадежда
7.03.2014, 22.17





Средненько ,
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоАнна
15.05.2014, 10.00





Неплохой роман. С легкой интригой, без бурных страстей и крутых поворотов сюжета. Легкое спокойное повествование, читаешь - отдыхаешь и получаешь удовольствие. Понравились герои, редко встречаются адекватные, а тут все поступки и мысли оправданы и обоснованы. Герой в детстве прошел через ад, но М.Ж. Патни умело описывает все его беды не вызывая отвращения, а только лишь сочувствие. Хотя страдания героя остались для меня только на бумаге. Сюжет мне понравился(один из моих любимых), а вот воплощение его особых чувств не вызвал. Но все же неплохо: 8/10
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоNeytiri
27.05.2014, 22.34





Роман действительно средний, как и другие, но-при надоевших страшных новостей в мире, это самое то...Просто наслаждаться не думая.Вот только нужно на сайте и этого автора романы как то соеденить -Шелк и тени поставить первым читать и потом далее , которые связаны героями.
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоASTREYA
28.10.2014, 14.37





Мне вот интересно,бурная страсть это что?Когда героиня и герой друг друга бьют,обзывают,когда герой лишит девственности,она при этом получает неземное блаженство, а потом начинает его оскарблять,обвинять,топать ножкой.Потом до нее доходит "О так я его люблю",после получения следующего "Нет все таки не люблю" и т.д.Прекрасный роман и герои просто замечательные и чувства у них настоящие.И по моему в этом романе есть все,что пресуще любовному роману.А главное любовь!!!И ни какого самоедства.У этого автора все романы такие,одно удовольствие их читать.ИМХО
Шелк и тени - Патни Мэри Джос
18.12.2014, 14.01





Сюжет не раз повторялся автором: он+ она+ его враг. Но фантазия Мэри не дает скучать. В каждом ее романе есть изюминка. Ви этом - бордель девственниц. Одна из проституток 6 лет изображала девственницу. И я вспомнила одну знакомую незамужницу, которая при начале очередных отношений талантливо имитировала девственность, как она говорила, что бы ее уважали. Только после 40 прекратила. Видно поняла, что в этом возрасте за девственность можно и по морде лица получить!
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоВ.З.,67л.
25.09.2015, 15.05





Роман так себе на восьмушечку. Герой более- менее достоверно изображен. А вот героиня временами дико бесила абсолютным отсутствием логики. То она сама невинность- мол, не имею представления о житейской грязи, то совершенно спокойно выслушивает от бывшего жениха (главного злодея) фактическое признание в педофилии, а её при этом больше волнует, что ГГ-й использует её для своей мести злодею. Злодей, кстати, выписан тщательнее других персонажей.
Шелк и тени - Патни Мэри Джоморин
30.09.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100