Читать онлайн Шелк и тени, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тени - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующий день после экскурсии в Таттерсоллз Перегрин встретился за обедом в лондонском клубе «Сити» с мистером Велдоном. Бенджамин Слейд говорил ему, что именно в этом клубе богатые дельцы устанавливают контакты с высшими правительственными чиновниками и знатью. Здесь Ротшильды якшаются с премьер-министрами. Но даже без разъяснений своего поверенного Перегрин знал, почему Велдон является постоянным завсегдатаем клуба: здесь источник его богатства, силы и власти.
Со дня их первой встречи Перегрину удалось затушить в себе на время огонь ненависти, и сейчас он готов был к встрече, сохраняя абсолютное хладнокровие. Ситуация даже забавляла его. Цель Велдона была проста: убедить иностранца стать инвестором. У Перегрина же были далеко идущие планы: сначала подружиться со своим врагом, нащупать его слабое место и только потом нанести сокрушительный удар.
За обедом, дорогим и обильным, шла обычная беседа, и только когда они перешли в курительную, расположились в мягких креслах и заказали себе по рюмочке портвейна, Велдон приступил к делу.
— Если вы хотите вложить деньги в этой стране, ваше высочество, — начал он, обрезая кончик сигары, — та лучшего поля для бизнеса, чем строительство железных дорог, вы не найдете. За ними будущее. Уже сейчас многие компании погрели на этом руки, но дальнейшее сулит еще большие выгоды.
— Боюсь, что фортуна больше не повернется к нам лицом, — заметил Перегрин. Он не хотел, чтобы в данной игре противник считал его бараном, с которого можно стричь шерсть.
— Пару лет назад все были охвачены идеей вкладывать деньги в железные дороги, и что из этого вышло? Компании разорялись, дробились, соперничали друг с другом, обещая многое и не выполняя ничего. Они попросту зря растратили капиталы.
Велдон в удивлении поднял брови и с уважением посмотрел на принца.
— Я вижу, вы хорошо изучили предмет. Да, железнодорожная индустрия сейчас находится в состоянии реорганизации. Инвесторы выжидают, а капиталы накапливаются. В последующие два или три года произойдет железнодорожный бум. Деньги потекут рекой, и мелким инвесторам там нечего будет делать. Выгоду получат те, кто рискнет вложить деньги сейчас.
— Возможно, — согласился Перегрин, потягивая портвейн. — У вас есть на примете какая-нибудь определенная железная дорога?
— Да Лондон — Сауттемптон, — ни минуты не раздумывая, ответил Велдон. — Саутгемптон — один из важнейшим портов страны, и его связь с Лондоном, имеет большое экономическое значение. Часть дороги уже была построена перед тем, как начался отток капитала и мелкие вкладчики разорились. В настоящее время не представит труда приобрести контрольный пакет акций, а приток нового капитала позволит закончить линию. Эта железная дорога станет самой прибыльной в Англии.
— Если компания не сомневается в своем: успехе, то почему она не может уже сейчас привлечь новых инвесторов? — спросил Перегрин, стряхивая пепел с сигары.
— Очень уместный вопрос, — ответил Велдон. Его тон и даже выражение лица изменились, когда он понял, что имеет дело с себе равным. — Дело в том, что инвесторы стали осторожными после того, как началась тяжба с землевладельцем о размере комиссионных эа право проезда через его земли, но сейчас у меня есть все основания полагать, что теперь он будет более разумным и пойдет на уступки.
— Значит, вы ищете сейчас инвесторов, чтобы выкупить контрольный пакет акций; а самому стань председателем правления?
— Совершенна верно. Это, наверное, звучит нескромно, но никто, кроме меня, не защитит лучше интересы компании. Может, вы сами хотите возглавить правление?
— Ни в коем случае. Меня не привлекает ежедневная кропотливая работа. Я привык поручать все управленческие и финансовые дела другим людям. Я согласен, что железные дороги сулят большую выгоду, надо лишь выбрать надежную компанию. Прежде чем принять окончательное решение, я должен более тщательно изучить дело, но уже сейчас нахожу ваше предложение интересным. Могу я просить вас прислать всю необходимую информацию моему поверенному?
Глаза Велдона заблестели.
— Я знал, что вам захочется вникнуть в детали, и принес все необходимые бумаги. — Он залез во внутренний карман пиджака и вытащил сложенные документы. — Если вам будут нужны другие подробности, пришлите мне перечень вопросов.
— Договорились, — ответил Перегрин, пряча документы. — Теперь, когда мы покончили с делами, могу я вас попросить, сэр Чарлз, назвать мне ряд мест, где джентльмен… ну, скажем так… может расслабиться. Я знаю, что во всех столицах мира есть заведения, где можно получить удовольствие. — Перегрин помолчал, сделал глоток портвейна и продолжил: — :К сожалению, большинство таких заведений закрыты для иностранцев. Туда нужны особые рекомендации. Я мог бы обратиться к моему другу лорду Россу, но он больше ученый, чем светский человек, и навряд ли ему известны такие места. Вы человек более широких взглядов, поэтому я взял на себя смелость обратиться именно к вам.
Велдон мог бы заявить, что он совсем не тот человек, который нужен принцу, или отослать его к кому-нибудь другому, но в его глазах вспыхнул огонь совсем другого рода: в них появилось что-то темное и алчное. Было заметно, что, помимо обычной выгоды, в этом деле у него есть свой собственный интерес.
— Сочту за честь познакомить вас с рядом таких заведений, ваше высочество, — сказал он. — В Лондоне есть все, что душе угодно, начиная с простой крестьяночки на улице и кончая самыми утонченными, эпикурейскими удовольствиями.
Перегрин с наслаждением затянулся сигарой. Его жертва проглотила наживку вместе с крючком. Надо, чтобы он показал ему что-то особенное, из ряда вон выходящее.
— Боюсь, что человека, познавшего все наслаждения Востока, Лондон ничем не удивит, — сказал он.
Бледно-голубые глаза Велдона превратились в щелки.
— Я бы не променял развлечения Лондона ни на какие другие, пусть даже и восточные. За хорошую цену вы можете найти здесь буквально все. Абсолютно все, — подчеркнул он. Баронет затушил сигару и поднялся. — К концу вечера вы удостоверитесь, что я прав. Идемте.
Они сели в закрытый экипаж Велдона, на котором, как отметил про себя Перегрин, не было ни герба, ни каких-либо других опознавательных знаков. Они медленно ехали по темным улицам и молчали. Первым заговорил Велдон.
— Закон запрещает мужчинам зарабатывать деньги на проституции, но что не позволено мужчине, разрешено женщине. Именно поэтому все подобные заведения содержат женщины.
Откуда-то из-под сиденья он достал периодическое издание и протянул его гостю.
— Это может вас заинтересовать, — добавил он.
Журнал назывался «Эксклюзив». Перегрин раскрыл его и увидел заголовок «Под покровом Венеры». В колонке давалось подробное описание женщин. Перелистывая страницы, Перегрин читал: изящная блондинка с манерами леди, умелая и выносливая; темноволосая пышка, знаток французской любви.
— Интересно, — догадался он, — каталог куртизанок.
— Совершенно верно. Хочу заметить, что он постоянно обновляется. Здесь вы найдете перечень всех ночных заведений и таверн, где можете познакомиться с женщинами этой профессии. Конечно, сюда не включены уличные проститутки. Если вы хотите иметь женщину, то можно поехать на Принсез-стрит в заведение Кейт Гамильтон, но я предлагаю вам лучший вариант. Только там вы найдете все самое изысканное и утонченное.
— Ценю вашу доброту, — сказал Перегрин, откидываясь на сиденье.
Вечер обещал быть интересным.
Первая остановка была в обыкновенном борделе, отличающемся от других разве что обилием роскошной мебели. Их впустил здоровенный детина, в прошлом боксер. Обменявшись с ним приветствиями, Велдон спросил, свободна ли мадам де Мейнтенон. Мадам была свободна и немедленно появилась в дверях. Грузная, средних лет женщина, с остатками былой красоты и яркими волосами, оттенка которых вообще не существовало в природе, была рада видеть своего клиента.
После обычного обмена приветствиями Велдон представил мадам Перегрина.
— Мой друг совсем недавно приехал в Лондон, и я решил познакомить его с вами.
Мадам де Мейнтенон, называвшаяся на французский лад, с явным одобрением оглядела Перегрина.
— Рада познакомиться с вами, милорд, — сказала она. В ее речи чувствовался скорее ист-эндский акцент, чем парижский.
— Если хотите посмотреть моих девочек, то приглашаю вас подойти к этой стене.
Она раздвинула драпировки, и Перегрин увидел несколько застекленных отверстий, расположенных на разной высоте. Принц подошел к самому высокому и заглянул в гостиную, где стояли и сидели с полдюжины молодых, женщин в открытых полупрозрачных платьях, не оставляющих ни малейшего сомнения в их профессии, Вся система была похожа на азиатские рестораны, где каждый посетитель выбирал себе рыбу, плавающую в стеклянном бассейне.
— Девочки еженедельно проходят медицинский осмотр, — сказала мадам. — Вино и роскошный ужин входят в стоимость билета. Если вы пожелаете иметь нескольких, то за особую плату, милорд. Мы также проводим костюмированные спектакли.
— Костюмированные спектакли? — удивился Перегрин.
— Девочки наряжаются в разные костюмы и разыгрывают небольшие сценки, — пояснила мадам, — Многим клиентам это нравится. Вы можете выбрать горничную; школьницу, молочницу, невольницу, герцогиню к даже свою собственную мать. Мы предоставим вам нет хотите. — Склонив набок голову, мадам задумчиво посмотрела на Перегрина. — вы ведь иностранец? Если вы католик, то мы устроим для вас выступление послушниц и монахинь. Они пользуются популярностью у священнослужителей. Нескольким нашим завсегдатаям нравятся пастушки, и мы разыгрываем сценки на лугу с настоящими овечками. Но для такие особых заказов нам нужен день или два. Одна из моих девочек прекрасно изображает королеву. Поэтому; если вам захочется потанцевать с ее величеством, это легко устроить.
— Не сомневаюсь, — ответил Перегрин. Интересно, как бы отнеслась ко всему этому королева Виктория, узнай она, какое гнусное оскорбление ей наносят.
— Все очень, очень заманчиво, мадам.
— Так у вас есть какие-нибудь пожелания, милорд? — с надеждой спросила мадам.
У Перегрина не было ни малейшего сомнения в том, что «милорд» входит в стоимость обслуживания, как вино и роскошный ужин.
— Сегодня я просто заехал к вам узнать, на что я могу рассчитывать. В следующий раз я непременно останусь и сделаю выбор.
Распрощавшись с мадам, они сели в карету и поехали дальше.
— Все очень интересно, но ничего необычного, сэр Чарлз, — сказал Перегрин. — Вы обещали мне что-то более утонченное.
Велдон рассмеялся.
— Вам нелегко угодить, ваше высочество. Хорошо, я познакомлю вас с заведениями более высокого класса. Должен ли я включить в наше приятное путешествие дома, где собираются гомосексуалисты?
Несмотря на то что Перегрин ожидал подобного вопроса, все в его душе перевернулось, ладони сжались в кулаки так, что ногти впились в кожу, оставляя следы. Полумрак экипажа не позволял видеть, какое отвращение было иа его лице. Сдерживая гнев, он ответил:
— Не могу сказать, что я интересуюсь развлечениями подобного рода, но, чтобы иметь полную картину о возможностях Лондона, не возражаю познакомиться с одним из этих мест.


Они приехали в Сохо и вошли в красивый особняк, хозяйкой которого была миссис Кембридж. Одетая в облегающее фигуру шелковое платье и боа, она с гордостью демонстрировала свою коллекцию: плетеные ремни, хлысты, плети, щипцы, скребницы, кочерги и прочие пыточные инструменты; в бочонках мокли березовые розги, а в дорогих вазах стояли букеты жгучей крапивы, которая могла быть использована по желанию клиента.
— С помощью всего этого мы можем поднять даже мертвого, — заметила хозяйка, разразившись веселым смехом.
Особой гордостью дамы было сооружение, которое она изобрела сама и называла «Шевалье Кембридж». Это было нечто похожее на дыбу, снабженную отверстиями, позволяющими с помощью острых ножей жалить тело клиента. Миссис Кембридж сама выполняла все операции, но на тот случай, когда клиент хотел быть исполнителем, содержала штат особ мужского и женского пола. Мужчины, чей интерес был просто познавательным, могли наблюдать за всеми действиями через застекленные отверстия, в стенах.
По мнению Перегрина, жизнь и без того была достаточно тяжелой, чтобы подвергать себя дополнительным испытаниям, но он оставил свое мнение при себе и молча поцеловал руку миссис Кембридж, так как в ее гордости за свой процветающий бизнес было что-то подкупающее. Она с уважением относилась к своей пыточной коллекции и не видела в ней ничего плохого. Это было ее ремесло, которое приносило хороший доход.
Очарованная таким отношением к ней со стороны Перегрина, она на прощание подарила ему журнал «Школьная учительница на службе у Венеры, или Березовый спорт».
Далее они ненадолго остановились в игорном доме, где обнаженные девушки играли в карты и на бильярде и клиенты могли выбрать любую из них. Здесь Велдон раздобыл две черные маски, и они отправились в бордель для гомосексуалистов.
Приехали туда в самый разгар свадьбы. Невестой был здоровенный усатый детина, по виду похожий на гренадера, а ее женихом — инфантильный джентльмен на целую голову ниже, чем его нареченная. Среди гостей циркулировали официанты, разнося шампанское. Их мускулистые тела были обнажены, и только маленькие фартучки прикрывали первопричинное место.
Перегрин с бокалом шампанского отошел в тень и с отвращением наблюдал за «свадьбой». Он с интересом отметил, что Велдон чувствует себя здесь как дома.
Перегрин мысленно поздравил себя с тем, что хладнокровно выдерживает все выпавшие на него за сегодняшний вечер испытания. В это время кто-то нежно дотронулся до его руки. Перегрин резко обернулся с таким свирепым выражением лица, что мужчина, принося тысячу извинений, сразу отступил. Перегрин, быстро овладев собой, попытался объяснить, что его резкая реакция была вызвана неожиданностью, но мужчина не захотел слушать и исчез в соседней комнате.
К счастью, Велдон, покрутившись с полчаса среди гостей, предложил ехать дальше.
— Самое лучшее я оставил напоследок, — сказал он, когда они разместились в экипаже. — Если вас там ничего не заинтересует, то не откажите в любезности немного меня подождать.
— Непременно, — ответил Перегрин. — Вы потратили на меня слишком много вашего драгоценного времени, я л.не могу отказать в такой малости. Какой способ любви из виденных нами сегодня вечером предпочитает английский джентльмен, когда остается в спальне со своей женой, такой, как, например, леди Сара Сент-Джеймс?
Он спросил это самым невинным тоном.
Велдон чуть не задохнулся от возмущения. Но что взять с иностранца, подумал он и терпеливо разъяснил:
— Ни один английский джентльмен не ожидает от своей жены ничего подобного. Мы заходим к ним в спальни на предмет нежных чувств раз или два в месяц. Многие приходят к своим женам только тогда, когда хотят иметь детей.
— Публичные дома наверняка очень доходный бизнес, — как бы вскользь заметил Перегрин.
— Если вы решили вложить деньги в этот бизнес, — сказал Велдон после холодного молчания, — то разрешите вам напомнить, что законы Англии запрещают мужчинам получать доход от проституции.
— Я уже говорил вам, что меня не устраивает каждодневная работа, какой бы привлекательной она ни была, — ответил Перегрин, стараясь казаться равнодушным. — Я задал этот вопрос из чистого любопытства. Так какой же лакомый кусочек вы приберегли для меня под конец?
— Заведение, которое специализируется на девственницах. Советую вам снова надень маску.
Велдон улыбнулся, и в полумраке кареты сверкнули его белые ровные зубы.
— Правительство не обращает внимания на обычные бордели, но заведения, подобные тому, куда мы сейчас едем, преследуются законом. Надо быть очень осмотрительными.
Спустя минуту Велдон заговорил снова, и Перегрин почувствовал, что вы возбужден.
— Ничто так не стимулирует, как девственница. Знать, что ты у нее первый, и обладать ею… — Велдон довольно рассмеялся. — Но я уверен, вы не хуже меня знаете, что это за удовольствие. Вы, наверное, слышали о мусульманских гаремах, где содержатся десятки тысяч девственниц и их владелец каждую ночь обладает одной из них?
— Ходят такие слухи, хотя сам я там не был.
Перегрин нисколько не удивился, что Велдон везет его в заведение, где торгуют детьми, и находит в этом высшее наслаждение. Он уже хорошо знал, что представляет собой этот мерзкий человек.
Карета остановилась, и Перегрин надел маску. Его ноздри уловили хорошо знакомый запах доков. Этот район был самым опасным в городе. Велдон тихонько постучал в дверь. Открылось маленькое окошко, чей-то глаз внимательно изучил их, и дверь открылась. На пороге стоял похожий на разбойника здоровенный детина. Похоже, все бордели Лондона нанимают на работу в качестве вышибал людей одного типа.
Хозяйкой заведении была миссис Кент; крепкая; высокая женщина с тонкими губами и жестким взглядом. По тому, с каким радушием она встретила Велдона, Перегрин понял, что тот постоянный клиент этого дома.
— Сегодня у меня для вас есть что-то особенное, милорд, — сказала хозяйка Велдону и, бросив многозначительный взгляд на Перегрина, добавила: — Найдется подарочек и для вашего друга.
Радостно возбужденный, Велдон посмотрел на своего спутника.
— Я настаиваю, чтобы здесь вы были моим гостем. Обещаю вам неземное блаженство. Этот дом лучший в Лондоне.
Перегрин колебался недолго, зная, что на карту поставлено слишком многое. Его приглашали стать соучастником в этом отвратительном деле. Это совместное удовольствие сплотит их, сделает ближе. Отказаться от предложения — значит отдалить от себя Велдона, сделать их отношения просто формальными, а это не входило в его планы.
— Очень признателен вам, — ответил он как можно мягче, стараясь ничем не выдать своего отвращения. — Я с удовольствием принимаю ваше предложение.
— Через минуту я буду в полном вашем распоряжении, — сказала ему миссис Кент и увела Велдона.
Оставшись один, Перегрин прислушался. Полная тишина. Даже уличный шум не проникал сюда. Видимо, стены хорошо изолированы, чтобы заглушить все звуки, как изнутри, так и снаружи.
Перегрин медленно обошел гостиную. Все в нем клокотало от стыда и возмущения, в ушах звенело, нервы были обострены. Обычно он приходил в такое состояние, когда грозила опасность. Сегодня он не испытывал ничего, кроме боли и отчаяния, чувствуя себя идущим по краю пропасти.
Усилием воли Перегрин подавил в себе все чувства. Этот дом — еще один шаг к мщению. Он должен, он просто обязан сделать все, что приведет его к намеченной цели, пусть ему придется обесчестить девственницу. Он пойдет на это, по крайней мере сделает это лучше других. Спустя несколько минут вернулась миссис Кент и повела Перегрина на второй этаж. За ними следовал мрачный вышибала. Перед одной из дверей она остановилась и открыла ее.
— Чудесный ребенок, милорд, — сказала она. — Вы получите большое удовольствие.
Дверь закрылась, и Перегрин огляделся. Несколько свечей на камине хорошо освещали комнату, прекрасно меблированную, с преобладанием красного цвета. На массивной кровати, покрытой алым покрывалом, лежала худенькая девочка.
Она повернула голову и молча посмотрела на него. Хорошенькая, с длинными светлыми волосами, на вид не больше тринадцати. На ней была короткая белая рубашка, отделанная кружевами и лентами, что делало ее еще более похожей на ребенка.
Перегрин взял свечу и подошел к кровати. Руки девочки были привязаны к кроватным столбикам, оставляя ей некоторую свободу движений. Она смотрела на Перегрина, и в ее огромных глазах отражался свет свечей. Однако она не выглядела так, как, по мнению Перегрина, должна выглядеть девственница, знающая, что ее сейчас будут насиловать. Возможно, ей дали наркотик и она не понимала, что происходит.
Нахмурившись, Перегрин вглядывался в ее лицо, выражавшее покорность и смирение, но только не страх. Перегрин никогда не был в заведениях подобного рода и не знал; что и думать.
— Здесь есть смотровые отверстия? — спросил он.
Глаза девочки расширились от удивления, и она непроизвольно посмотрела на висящее на стене зеркало. Перегрин подошел к зеркалу и исследовал его. Глазок находился в украшенной резьбой рамке. Вынув носовой платок, Перегрин заткнул им отверстие.
— Есть еще?
Девочка явно начала волноваться, так как клиент вел себя непонятным образом. Она молча покачала головой, но Перегрин не поверил ей и тщательно осмотрел все места, где, по его мнению, могли быть смотровые отверстия. Убедившись, что их больше нет, он подошел к девочке, развязал ей руки и сел на край кровати как можно дальше от нее.
— Ты ведь не настоящая девственница? — спросил он.
— Как вы узнали? — воскликнула она, вскакивая с постели.
— Просто догадался, — ответил Перегрин, радуясь, что ему не придется ее терзать.
Девочка упала на кровать и закрыла лицо руками.
— Пожалуйста, сэр, не жалуйтесь ей, — попросила она. — Я сделаю все, что вы хотите, только не говорите ей, что вы узнали, что я не девственница.
Вспомнив жесткий взгляд миссис Кент, Перегрин понял, почему девочка так боится эту женщину и упорно не называет ее по имени.
— Успокойся, дитя, — сказал он, поднимая руку. — Я не собираюсь ей жаловаться и не сделаю тебе ничего плохого. Только в обмен ты должна рассказать мне, что происходит в этом доме.
Девочка долго изучала лицо Перегрина, пытаясь вонять, не шпион ли он, затем кивнула.
— Я расскажу вам все, но обещайте, что не выдадите меня.
Она говорила на хорошем языке, лишь слегка выдававшем в ней обитательницу лондонских трущоб.
— Обещаю, — ответил Перегрин, скрещивая на груди руки и тем самым показывая, что он не собирается ее трогать.
— Ты часто играешь роль девственницы? — спросил он.
— Два-три раза в неделю, — сухо ответила девочка, — и надеюсь, вы знаете, как это делается. Пары уксуса для того, чтобы сузить проход, затем вставляется губка, пропитанная кровью. Большинства мужчин так и не догадываются, что имеют дело не с девственницей, особенно когда ты отбиваешься и кричишь.
— Как тебя зовут?
— Она назвала мена Дженнифер, но мое настоящее имя Дженни Миллер.
— Тебя выкрали из семьи?
Дженни покачала головой.
— Иногда они крадут девочек прямо на улицах, но эта бывает редко, так как их можно купить очень дешево. Па продал меня за пять фунтов. Миссис Кент сказала, что это очень дорого, но она заплатила, потому что я хорошенькая и меня можно использовать не один раз.
— И много здесь таких девочек?
— Еще две. Настоящие девственницы приходят сюда только раз, продавая себя за гинею. Или их приводят родители всего на одну ночь. Мужчины, больные триппером, считают, что только девственница может исцелить их. Таких девочек сразу выгоняют. Она считает, что они могут разнести заразу.
Дженни уже освоилась, и напряжение с ее лица исчезло.
— Иногда она приводит ко мне мужчин, которые любят девочек, но так, чтобы те уже все умели. Эта работа посложнее, чем разыгрывать из себя девственницу.
— Как давно ты здесь?
Дженни пожала худенькими плечами.
— Уже давно. Три, а может, и четыре года. Она делает записи, чтобы не подсунуть меня одному и тому же мужчине. Однажды здесь был целый скандал, когда джентльмен узнал меня и ей пришлось изворачиваться и убеждать, что я сестра первой.
Три или четыре года, по пятьдесят гиней за каждый приход, думал между тем Перегрин. За это время миссис Кент сколотила себе целое состояние.
— Сколько тебе лет, Дженни?
— Кажется, семнадцать, а может, и восемнадцать.
— Неужели? Ты выглядишь гораздо моложе.
— В этом-то моя и ценность, — язвительно заметила Дженни. — Но с каждым разом мне все труднее выглядеть маленькой девочкой, даже несмотря на эту рубашонку. Боюсь, что скоро меня отошлют во взрослый публичный дом, где мне придется принимать много мужчин за вечер. Это будет очень трудная работа.
Перегрин видел, что под рубашкой Дженни скрывается тело женщины, а не ребенка. Никакие детские платья не смогут этого скрыть. Раздумывая, он крепко сжал зубы. Проститутка зарабатывает, конечно, больше, чем продавщица или молочница, но ее век короток. У этой девочки нет будущего. Интересно, знает ли она, что ее ждет впереди?
— Ты сможешь покинуть этот дом, если того захочешь? — спросил он.
— Очень сомневаюсь, — ответила она с горечью. — Даже если я убегу, мне некуда идти. Не хочу возвращаться домой. Мой отец сам бы использовал меня, если бы не знал, что за девственниц платят дороже. Работать на улице хуже, чем в публичном доме, а идти в услужение тоже не сулит ничего хорошего. Моя сестра служила горничной, и каждый мужчина в доме мог воспользоваться ею. В конце концов она умерла, пытаясь избавиться от ребенка.
Перегрин задумался. Кажется, у девочки есть здравый смысл. Похоже, она задумывается над своим будущим.
— Чем бы ты хотела заняться, выйдя отсюда? — спросил он.
Лицо Дженни стало серьезным.
— Я всегда мечтала быть горничной у какой-нибудь леди. Они обслуживают только одну даму, а не весь дом, имеют дело с красивыми вещами, им дарят платья. Я бы хотела служить какой-нибудь молодой и модной даме, которая бы одевала и защищала меня. Может, мне потом удалось бы выйти замуж за лакея. — Она немного подумала и добавила: — Конечно, если он не будет таким же пьяницей, как па.
Глаза Дженни засверкали надеждой.
— Почему вы меня расспрашиваете? — задала она вопрос. — Вы что, хотите, чтобы я стала вашей любовницей? Вы бы не пожалели. Я знаю все, что нравится мужчинам. Если пожелаете, я могу быть девственницей хоть каждую ночь.
— Мне не нужна любовница, — ответил Перегрин, — а если бы была нужна, то я предпочел бы, чтобы, она выглядела как женщина, а не как ребенок.
Он был недоволен тем, что его любопытство породило такие фантазии в голове Дженни.
На худеньком личике Дженни появилось плаксивое выражение.
— Пожалуйста — взмолилась она. — Вы не пожалеете.
Перегрин вздохнул. В городе было полно девочек, подобных этой. Некоторые из них находились даже в худшем положении, чем она, торгуя своими худенькими телами в подворотнях, умоляя каждого прохожего купить их, лишь бы заработать хоть монету на пропитание. Их было великое множество. Они рождались и сгорали, как мотыльки на пламени свечи. Его прежняя жизнь была бесконечной борьбой за выживание, и он быстро узнал, что сострадание — непозволительная роскошь. Он видел все формы деградации и страданий и хорошо усвоил, что всем не поможешь. Конечно, он может помочь этой девочке. Но что с того, если он спасет одну проститутку? На ее места придут тысячи других. Сколько несчастных, покалеченных детей бродят по улицам.
Дженни продолжала с надеждой смотреть на него, и он не мог вынести этого взгляда. Обычно он был более решительным в своих поступках и умел бесповоротно отказывать. Но иногда под влиянием какого-то импульса, который был выше его понимания, он совершал благородные поступки. Вот и сейчас в глубине души почувствовал этот импульс. Почему не протянуть ей руку помощи, если это никак не помешает намеченной цели? Иногда надо делать и добрые дела.
— Мне не нужна любовница, — резко повторил он. — Но если ты действительно хочешь уйти отсюда, я дам тебе кров и помогу найти работу.
От радости у Дженни перехватило дыхание.
— Да, я хочу уйти, — прошептала она. — Вы можете не сомневаться в этом, но ведь она никогда не отпустит меня.
Перегрин задумался. Конечно, он может выкупить девочку, но лучше ее выкрасть. Это будет дешевле и принесет ему удовлетворение. Таинственность стала основой его поведения, и в данном случае он все сделает тайком да к тому же утрет нос этой жестокой миссис Кент.
— Ты постоянно пользуешься этой комнатой? — спросил он.
Девочка кивнула.
— Я приду сюда завтра ночью, — продолжал Перегрин, — между двумя и тремя часами. Я брошу камешек в твое окно. Если ты будешь одна и захочешь уйти, то открой окно, и я закину веревку.
— Я не смогу поднять раму, — сказала Дженни. — Она накрепко замазана.
Подойдя к окну, Перегрин раздвинул тяжелые драпировки и увидел, что девочка права. Окно не открывалось годами, и на один слой краски наносился другой. Вынув нож, он стал по краям отскабливать краску, стараясь не разбить стекла. Рука его устала, но рама скоро открылась, и вместе с шумом улицы в комнату ворвался свежий ветер.
Выглянув в окно, Перегрин увидел темную безлюдную улочку, которая отделяла бордель от соседнего дома. Все окна заведения были плотно зашторены, значит, маловероятно, что кто-то заметит, как Дженни будет спускаться по веревке. Он высчитал ее окно, чтобы не ошибиться, а потом предложил девочке попробовать самой поднять раму.
— Вы будете ждать меня, если я вдруг окажусь не одна? — с беспокойством спросила она.
— Подожду с полчаса, и если ты к тому времени не освободишься, то приду снова следующей ночью. Если понадобится, приду и в третий раз. На веревке будут узлы, чтобы тебе было легче спускаться. Ты сумеешь выбраться без лишних проблем?
— Я постараюсь, — кротко ответила Дженни.
Решив, что он пробыл в комнате девочки достаточно долго и никто его ни в чем не заподозрит, Перегрин направился к двери.
— Мне пора, — сказал он. — Надеюсь, ты приведешь простыни в нужный беспорядок, чтобы мадам ни о чем не догадалась и решила, что все свершилось?
Дженни с возмущением посмотрела на него.
— Конечно, я все сделаю. Я прекрасно знаю, как все это выглядит.
— Мне остается довериться твоему опыту, — сказал Перегрин, усмехнувшись. — Ты действительно хочешь уйти отсюда? Ты же меня совсем не знаешь. Может, я еще хуже, чем миссис Кент.
Дженни пожала плечами.
— Вполне возможно, но стоит рискнуть. У меня здесь нет будущего, а другой случай может не представиться.
— Ты храбрая девочка.
— Или просто глупая, — заметила она простодушно.
В свете догорающих свечей она была похожа на ребенка, которого няня укладывает спать, но выражение ее лица было совсем взрослым. Перегрин улыбнулся, радуясь в душе, что поддался порыву. Девочка была умненькой и жизнерадостной. Она не упустит шанса начать новую жизнь и приложит к этому все свои силы.
После того как довольный Велдон привез его в гостиницу, Перегрин еще долго сидел, припоминая и записывая все имена и адреса этой ночной экскурсии, чтобы потом передать их Бенджамину Слейду для проведения дальнейших расследований.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тени - Патни Мэри Джо



опозорить свою любимою это маразм
Шелк и тени - Патни Мэри Джонадежда
7.03.2014, 22.17





Средненько ,
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоАнна
15.05.2014, 10.00





Неплохой роман. С легкой интригой, без бурных страстей и крутых поворотов сюжета. Легкое спокойное повествование, читаешь - отдыхаешь и получаешь удовольствие. Понравились герои, редко встречаются адекватные, а тут все поступки и мысли оправданы и обоснованы. Герой в детстве прошел через ад, но М.Ж. Патни умело описывает все его беды не вызывая отвращения, а только лишь сочувствие. Хотя страдания героя остались для меня только на бумаге. Сюжет мне понравился(один из моих любимых), а вот воплощение его особых чувств не вызвал. Но все же неплохо: 8/10
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоNeytiri
27.05.2014, 22.34





Роман действительно средний, как и другие, но-при надоевших страшных новостей в мире, это самое то...Просто наслаждаться не думая.Вот только нужно на сайте и этого автора романы как то соеденить -Шелк и тени поставить первым читать и потом далее , которые связаны героями.
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоASTREYA
28.10.2014, 14.37





Мне вот интересно,бурная страсть это что?Когда героиня и герой друг друга бьют,обзывают,когда герой лишит девственности,она при этом получает неземное блаженство, а потом начинает его оскарблять,обвинять,топать ножкой.Потом до нее доходит "О так я его люблю",после получения следующего "Нет все таки не люблю" и т.д.Прекрасный роман и герои просто замечательные и чувства у них настоящие.И по моему в этом романе есть все,что пресуще любовному роману.А главное любовь!!!И ни какого самоедства.У этого автора все романы такие,одно удовольствие их читать.ИМХО
Шелк и тени - Патни Мэри Джос
18.12.2014, 14.01





Сюжет не раз повторялся автором: он+ она+ его враг. Но фантазия Мэри не дает скучать. В каждом ее романе есть изюминка. Ви этом - бордель девственниц. Одна из проституток 6 лет изображала девственницу. И я вспомнила одну знакомую незамужницу, которая при начале очередных отношений талантливо имитировала девственность, как она говорила, что бы ее уважали. Только после 40 прекратила. Видно поняла, что в этом возрасте за девственность можно и по морде лица получить!
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоВ.З.,67л.
25.09.2015, 15.05





Роман так себе на восьмушечку. Герой более- менее достоверно изображен. А вот героиня временами дико бесила абсолютным отсутствием логики. То она сама невинность- мол, не имею представления о житейской грязи, то совершенно спокойно выслушивает от бывшего жениха (главного злодея) фактическое признание в педофилии, а её при этом больше волнует, что ГГ-й использует её для своей мести злодею. Злодей, кстати, выписан тщательнее других персонажей.
Шелк и тени - Патни Мэри Джоморин
30.09.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100