Читать онлайн Шелк и тени, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тени - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тени - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Записка была доставлена лорду Россу Карлайлу, и через два часа он уже был на борту «Кали». Спрятавшись в тени, Перегрин наблюдал, как высокий, стройный англичанин поднимался на борт корабля.
Прошло два года с тех пор, как они виделись в последний раз, и Перегрину не терпелось узнать, насколько крепкой окажется их дружба здесь, в Англии. Одно дело, когда младший сын герцога относится по-братски к подозрительному авантюристу где-то в горах Афганистана, и совсем другое, когда ему предстоит ввести этого авантюриста в свой круг чопорной английской знати. Нельзя найти более несхожих людей, чем эти двое. И однако между ними существовала поразительная гармония ума, сердца и поступков.
Балансируя между жизнью и смертью в горах Гиндукуш, лорд Росс всегда оставался истым аристократом. И сейчас, когда он оказался в поле света лампы, Перегрин по его дорогой одежде — целая кафирская семья десятки лет жила бы на деньги, потраченные на нее, — и манерам сразу признал в нем человека, принадлежащего правящему классу одной из самых могучих держав мира. Перегрин вышел навстречу другу.
— Я рад, что мое послание застало тебя дома, Росс, — сказал он. — Спасибо, что не заставил себя ждать.
Взгляды двух мужчин встретились. Глаза лорда Росса были карими, что создавало неожиданный эффект в сочетании со светлыми волосами. Несмотря на крепкую дружбу, между ними все же всегда существовало соперничество. И сейчас их встреча не обещала быть легкой.
— Мне хотелось убедиться, что это именно ты, Микель. Вот уж не думал, что увижу тебя в Лондоне. — Англичанин протянул другу руку.
— Я же сказал, что приеду, Росс. Неужели ты сомневался во мне?
Несмотря на некоторую настороженность, Перегрин крепко пожал протянутую руку, чувствуя бесконечное удовольствие от ответного рукопожатия.
— Ты уже обедал? — спросил он.
— Да, но не откажусь от стаканчика твоего чудесного бренди.
— Мы специально остановились во Франции, чтобы пополнить запасы.
Перегрин первым спустился по лестнице. Введя спутника в роскошную каюту, он настороженно посмотрел на него: насколько изменился лорд и можно ли на него положиться?
Поддавшись минутному сомнению, Перегрин решил проверить друга. Без предупреждения он развернулся на каблуках и занес локоть правой руки, нацеливаясь в грудь англичанина. Сила удара, если бы он последовал, свалила бы взрослого быка, но Росс с быстротой молнии перехватил руку Перегрина и незаметным ударом сшиб его с ног. Перегрин сжался и откатился к переборке.
— Рад, что цивилизация не расслабила тебя, — смеясь, проговорил он, и двух лет разлуки как не бывало. — Я не учил тебя такому приему.
— Я посчитал, что мне надо хорошо подготовиться на случай твоего приезда в Англию, — дружелюбно ответил Росс, протягивая руку, чтобы помочь хозяину подняться. — Мир, старый черт?
— Мир, — сказал Перегрин, вставая на ноги.
Его сердце пело, потому что старая дружба с годами не ослабела, и причиной этого был не только расчет на помощь друга.
— Когда ты ступил на палубу, — сказал Перегрин, — то выглядел как истый джентльмен, и я грешным делом подумал, что ты забыл Гиндукуш.
— Если я выгляжу как джентльмен, то ты похож на восточного пашу, который никак не может решить, помиловать меня или бросить в подземелье.
Росс внимательно осмотрел каюту, где восточная роскошь сочеталась с европейскими удобствами. Большой дубовый стол был, несомненно, европейского происхождения, в то время как прекрасный персидский ковер, покрытые бархатом скамьи и разбросанные везде вышитые подушки являлись предметами восточного убранства. Низкие турецкие диваны так и тянули к себе усталого человека.
Лорд опустился на один из диванов и скрестил по-восточному ноги, обутые в элегантные ботинки. Он до сих пор с трудом верил, что его загадочный друг был в Англии. Ибо Перегрин принадлежал другому, не обремененному условностями миру, миру дикой природы и бурных страстей. Но как ни странно, несмотря на свободный восточный халат и длинные черные волосы, он не казался здесь человеком посторонним.
Перегрин подошел к застекленному шкафу, достал графин с бренди и разлил его содержимое в хрустальные бокалы. Росс взял бокал и, задумчиво склонив голову, произнес:
— Похоже, ты хорошо практиковался в английском. Сейчас почти не чувствуется акцента, и ты говоришь, как настоящий британец.
— Рад это слышать, — ответил Перегрин, полуразвалившись на другом диване так, чтобы хорошо видеть гостя. — Я хочу стать настоящим светским львом. Каковы мои шансы на успех?
От неожиданности Росс чуть не захлебнулся бренди.
— Господи! — воскликнул он. — Зачем тебе нужно играть в эти светские игры? — Он был настолько удивлен, что совершенно забыл о такте. — Ты не представляешь, как это скучно — быть британским аристократом. Мне кажется, этот образ жизни тебе совершенно не подходит.
— Должен ли я расценивать твои слова как отказ от желания представить меня твоей семье и друзьям?
Росс нахмурился, уловив легкую иронию в голосе друга.
— Ты прекрасно знаешь, что это не так, Микель. Я твои бесконечный должник, и если тебе в голову пришла дурацкая идея войти в так называемое общество, то я сделаю все, что в моих силах. Для того чтобы войти в общество, нужны деньги и рекомендации, а у тебя есть и то, и другое. Однако ты не должен забывать, что для них ты всегда будешь посторонним, не принадлежащим их кругу.
— Ни одно общество не примет человека, рожденного вне его, — согласился Перегрин, — но я не стремлюсь стать его душой. С меня достаточно и того, что ко мне будут относиться как к экзотическому баловню судьбы.
— Мне кажется, что им никогда не удастся приручить тебя, — ответил Росс, удивляясь все больше. — Не могу вообразить, почему тебе вдруг захотелось тратить свое время на людей, которые считают, что на Париже кончается земля?
— Все-таки я считаю, что мне стоит попытаться, — сказал Перегрин и залпом осушил бокал. — По правде говоря, общество как таковое совершенно меня не интересует. Но пока я в Лондоне, мне бы хотелось… — Он замолчал, подыскивая подходящие слова. — Я хочу свести кое с кем старые счеты.
— Кто бы он ни был, мне бы не хотелось оказаться на его месте, — заметил Росс. — Возможно, он один из тех, кого я хорошо знаю?
— Вполне возможно, — ответил Перегрин, и в его зеленых глазах вспыхнул кошачий блеск.
Перегрин явно колебался, стоит ли раскрывать всю правду. Несмотря на приличный английский и обширные знания, которым мог позавидовать любой кембриджский стипендиат, в его жестах и смене выражений лица было что-то неуловимое, что выдавало в нем чужестранца. Росс должен был признать, что никогда не понимал образа мышления этого человека, и именно это тянуло к нему еще больше.
Наконец Перегрин нарушил молчание:
— Принимая во внимание, как тесно переплелись родственные узы в британском высшем обществе, может случиться, что человек, интересующий меня, твой кузен, сын твоей крестной матери или что-то в этом роде. Если это так, то мне не хотелось бы посвящать тебя в мои планы, но я попрошу тебя об одном — не мешать. Справедливость должна восторжествовать.
Стараясь казаться безразличным, Росс спросил:
— Как зовут этого человека?
— Чарлз Велдон. Достопочтенный. — В голосе Перегрина чувствовалась ирония. — Ты наверняка слышал о нем, если и не знаком лично. Он один из самых известных лондонских бизнесменов.
Росс нахмурился.
— Я хорошо знаю его, — сказал он. — Ему недавно присвоили титул баронета, и сейчас он сэр Чарлз Велдон. Ты не напрасно заговорил о моих кузенах. Мы с ним не родственники, но по странному стечению обстоятельств он только что сделал предложение одной из моих кузин, и она склонна принять его. — Росс допил бренди и еще больше нахмурился. — Так случилось, что она самая моя любимая кузина.
— Я не знал, что он хочет обзавестись еще одной женой, — сказал Перегрин, разливая бренди по бокалам. Он с непринужденной легкостью опустился на диван, поджав под себя одну ногу. — Догадываюсь, что ты не одобряешь этот брак. Ты что-нибудь знаешь о его позоре?
— Нет. Он всеми уважаемый человек. Как младший брат лорда Батсфорда, вхож в самые высокие круги общества, несмотря на то что нажил свое состояние на торговле и финансовых операциях. — Росс немного помолчал и продолжил: — Велдон всегда был со мной очень приветлив, и я не могу понять, почему он вызывает у меня такое беспокойство. Возможно, из-за этой самой приветливости.
— Твоя кузина влюблена в него? Росс покачал головой.
— Сомневаюсь. Он почти на двадцать лет старше Сары, а она отнюдь не романтическая натура.
— Если сердце леди осталось спокойным, будешь ли ты возражать, если эта помолвка не состоится?
Росс молчал, размышляя, почему Велдон вызывает в нем такое беспокойство, припоминая некоторые слухи и домыслы, связанные с именем этот человека.
— Можешь ты с уверенностью сказать, что Велдон заслуживает сурового наказания? — спросил он.
— Даю слово, что он заслуживает того, что я ему уготовил, и даже больше, — ответил Перегрин.
Голос его звучал тихо, но убедительно. И Росс поверил ему. Перегрин, с его своеобразным умом, что называется, на восточный манер, был для него загадкой. Но Росс никогда не сомневался в его честности.
— Скажу откровенно, буду рад, если помолвка не состоится, — сказал он, — при условии, что твои действия не повредят Саре.
— У меня нет ни малейшего желания причинять вред невиновным, — ответил Перегрин, откидываясь на шелковые подушки. — Расскажи мне побольше о своей кузине.
— Леди Сара Сент-Джеймс — единственная дочь герцога Хеддонфилда. Наши с Сарой матери были близнецами. Две шотландские красавицы из семьи среднего достатка. Они приехали в Лондон, не имея за душой ни гроша. Их капиталом была только красота. — Росс отпил бренди, смакуя его аромат. — Этого капитала оказалось достаточно, и красавицы Монтгомери, как их все называли, скоро стали герцогинями, сделав несбыточной мечту многих матерей Британии, которые пытались выгодно выдать своих дочерей замуж.
— Сколько лет твоей кузине?
Росс стал быстро подсчитывать в уме. Сара была на четыре года моложе его.
— Двадцать семь, — ответил он.
— Старовата для невесты. Она что, совсем некрасивая? Росс расхохотался.
— Отнюдь. В Англии двадцать семь не такой уж критический возраст для замужества. У нее нет отбоя от женихов. Стоит ей только пожелать, она тотчас выйдет замуж.
На загорелом лице Перегрина появилось задумчивое выражение.
— Я бы хотел поскорее познакомиться с леди Сарой, — сказал он, — но сначала мне нужно приобрести облик настоящего английского джентльмена.
Росс изучающе посмотрел на друга.
— Это легко сделать. Завтра утром я отвезу тебя к своему портному и цирюльнику, но предупреждаю, что современная английская одежда менее удобна той, что ты обычно носишь. Только смотри не перестарайся. Некоторый налет экзотики сделает тебя более привлекательным в глазах общества, которое жаждет новизны. — Немного помолчав, Росс загадочно улыбнулся. — Я представлю тебя как принца…
Перегрин нахмурился. Его брови, черные и густые, сошлись на переносице, придавая лицу нечто демоническое,
— Принц не совсем то, что эмир.
— В английском языке для эмира нет подходящего эквивалента. Так что вполне сойдет и принц. Титул принца сделает тебя важной персоной, хотя в Англии не ценятся чужие титулы. Принц Перегрин из Кафиристана — это станет сенсацией. Ты произведешь фурор.
«Особенно в среде пресытившихся хозяек гостиных», — пронеслось в голове Росса. Дело принимало занятный оборот. Азиатский ястреб в стае напыщенных английских голубей.


Леди Сара Сент-Джеймс прогуливалась по саду, окружавшему Хеддонфилд-Хаус. Вдруг за живой изгородью послышались шаги. Поступь была твердой, мужской. Сегодня он решил прийти рано.
Сара непроизвольно и судорожно стала поправлять растрепавшиеся русые волосы, пока не осознала, что ведет себя, как неврастеничка. Надо было думать раньше, когда сэр Чарлз делал ей предложение руки и сердца. Сара отлично понимала, что не ее красота влекла к ней сэра Чарлза — если бы это было его главной целью, то он нашел бы невесту и получше, — а знатное происхождение, умение вести себя в обществе и роль хорошей матери для его дочери. Сара, как никто, подходила ему по всем статьям, а потому растрепанная прическа не имела в данной ситуации никакого значения. Уж коль скоро ты решилась дать Велдону то, что он искал, нечего нервничать, а лучше взять себя в руки и с достоинством встретить будущего мужа. Она успокоилась, приняла приличествующую случаю позу и стала задумчиво созерцать лилию.
Знакомый голос позвал:
— Сара, где ты? Я уверен, что ты где-то здесь. Деланная задумчивость вмиг улетучилась, и Сара бросилась в объятия кузена.
— Росс, какой приятный сюрприз! Ты принес мне последнюю главу своей книги?
— Я уже стал опасаться показывать тебе новые главы, — ответил Росс, целуя кузину в щеку. — Наверное, я совершил ошибку, познакомив тебя с восточными учениями, так как нашел в тебе беспощадного критика,
Сара с тревогой смотрела на него.
— Ты же говорил, что мои замечания идут тебе на пользу.
— В том-то все и дело, — вздохнул Росс. — Твои замечания всегда справедливы. Ты знаешь теперь об Азии и Среднем Востоке больше, чем любой чиновник из министерства иностранных дел. Мне было бы гораздо легче, если бы ты ничего не знала. Тогда бы я мог игнорировать твои замечания. Следующая глава будет готова через неделю, — сказал он, скорчив недовольную гримасу. — Легче путешествовать, чем писать книгу.
Поняв, что Росс ее просто дразнит, Сара успокоилась.
— С нетерпением буду ждать следующей главы, — сказала она. — Эта книга будет самой лучшей из всех, что ты написал.
— Ты всегда так говоришь, чтобы поддержать меня, — ответил Росс.
— А ты открываешь мне незнакомый мир.
Сара никогда не видела мест, где побывал Росс, но его письма и статьи в журналах помогали ей скрасить скуку повседневной жизни. Именно она заставила его взяться за перо и описать все свои приключения. Первые две книги имели потрясающий успех, и новая обещала быть такой же интересной.
— Хочу предупредить, — продолжила она, — я жду гостя.
— Я его знаю? — спросил Росс.
Сара сморщила свой маленький аристократический носик.
— Чарлз Велдон придет за ответом на свое предложение.
— Я как раз и пришел для того, чтобы поговорить с тобой об этой помолвке. Ты по своей воле принимаешь его предложение? Мне кажется, что дядя принуждает тебя к этому.
— Ошибаешься, Росс. Твое воображение подводит тебя.
Сара взяла кузена под руку. Они ходили взад и вперед по аллеям сада, причем Россу все время приходилось приспосабливаться к маленьким шажкам кузины.
— Отец одобряет этот брак, но совсем не принуждает меня. Так как его титул и вся недвижимость, согласно правилам майоратного наследования, переходят к кузену Николасу, ему хотелось бы видеть меня хозяйкой собственного дома, окруженной заботой мужа.
— И ты с ним согласна? — недоверчиво спросил Росс. — Вне всякого сомнения, дядя Хеддонфилд хорошо обеспечит тебя, и ты станешь достаточно богатой женщиной, а что касается мужской защиты, то ты вполне могла бы получить ее в моем доме. Почему бы тебе не пожить у меня? — Росс с надеждой посмотрел на Сару. — Мой мавзолей слишком велик для одного.
— Я бы предпочла жить в коттедже, увитом розами, в окружении моих кошек, — ответила Сара, громко рассмеявшись. — Ты же знаешь, какая я эксцентричная. Боюсь, что постоянное общение со мной не доставит тебе удовольствия.
— Наоборот, — ответил Росс. — Мы оба унаследовали повышенную чувствительность от красавиц Монтгомери. Я тоже перееду в коттедж со всеми своими азиатскими рукописями. За чаем я буду читать тебе и твоим кошкам стихи турецких поэтов… Сара, ты любишь Чарлза Велдона? — спросил Росс, становясь серьезным.
Сара с удивлением посмотрела на него.
— Конечно же, нет, но считаю, что мы с ним хорошо поладим. Я ничем не рискую, выходя замуж за Чарлза. Он человек воспитанный, хорошо образованный, и мы вполне подходим друг другу. Папе будет приятно видеть меня замужем, а мне самой хочется иметь детей.
— И у вас будет современный брак, где муж и жена живут каждый своей жизнью.
— Естественно, — согласилась Сара. — Именно это и привлекает меня в Чарлзе. Не думаю, что мне понравился бы муж, который бы постоянно указывал, что мне делать.
Росс печально покачал головой.
— Какая же ты хладнокровная, Сара. Неужели тебе никогда не хотелось влюбиться?
— Из того, что я вижу вокруг, любовь не приносит ничего хорошего. — Сара теснее прижалась к руке Росса. — Мне казалось, что ты уже выбросил из головы все эти бредни.
Росс печально улыбнулся:
— Родившись романтиком, навсегда им остаешься. Такова уж моя судьба, а от судьбы не уйдешь. Ты всегда была более хладнокровной, чем я.
Они вышли на небольшую залитую солнцем поляну, на краю которой стояла скамейка. Росс подвел к ней кузину, и они сели. Сквозь деревья пробивался слабый шум уличного движения, но здесь, на поляне, было тихо и уютно. С трудом верилось, что дом и сад расположены в самом центре Лондона.
— Ты очень расстроишься, если Велдон по какой-то причине возьмет свое предложение обратно? — спросил Росс.
— Если он возьмет свое предложение обратно, я, может, и вздохну с облегчением, — задумчиво ответила Сара, но, спохватившись, бросила на Росса внимательный взгляд и добавила: — Но я не хочу, чтобы ты вмешивался и, якобы спасая меня, заставил его отказаться от своих намерений.
— Я вовсе не собираюсь вмешиваться, — ответил Росс, — просто мне хотелось знать, как ты относишься к этому браку.
— Ценю твою заботу, — сердечно заметила Сара.
Их матери были очень привязаны друг к другу, как это обычно бывает с близнецами, и Росс с Сарой росли вместе, как брат и сестра. Они всегда делились друг с другом печалями и заботами, вместе играли, вместе проказничали. Основным подстрекателем всегда была Сара, но Росс, как мужчина, брал всю вину на себя и настаивал, чтобы наказывали только его. В обществе считали, что леди Сара Сент-Джеймс — самая безупречная во всех отношениях дама, и только Росс знал, на какие выходки она способна. Если бы у нее был родной брат, она не смогла бы его любить больше, чем любила Росса.
— Ты не должен беспокоиться, дорогой, — продолжала она. — Чарлз очень уважаемый человек, и нам будет хорошо вместе.
Росс кивнул, давая понять, что вполне удовлетворен ответом, и постарался скорее сменить тему:
— В Лондон приехал мои хороший друг. Я думаю, знакомство с ним доставит тебе удовольствие. Его зовут Микель Канаури, но в народе его прозвали Соколом, что в переводе на английский означает Перегрин. Принц Перегрин из Кафиристана. Насколько мне известно, еще ни один кафир не посещал Европу.
— Впечатляет, — Сара слегка нахмурилась, припоминая. — Кафиристан расположен северо-западнее Индии, в горах Гиндукуш, не так ли? Несколько лет назад ты писал мне, что собираешься посетить эти места, но потом письма перестали приходить. Последнее я получила из Индии, и в нем ничего не говорилось о твоем путешествии в Кафиристан. Я так и не знаю, был ли ты там.
— Пожалуй, я единственный англичанин, посетивший эти места.
Беспристрастное лицо джентльмена вспыхнуло от нахлынувших воспоминаний.
— Кафиры — своеобразный народ, не похожий ни на какие другие гималайские племена. У них увлекательная история. Мне бы хотелось узнать о них побольше. В Центральной Азии произошло удивительное смешение рас и языков. По своей внешности и обычаям кафиры похожи больше на европейцев, чем на своих мусульманских соседей. Возможно, часть германских племен когда-то, вместо того чтобы идти на запад, пошла на восток. Сами же они считают себя потомками Александра Македонского. Языки кафиров чертовски трудные. В каждой долине говорят на своем диалекте. Каждый член племени — индивидуальность. Он как ястреб в небе. Я не встречал людей, любящих свободу так, как они. — Росс рассмеялся и добавил: — У них даже женщина вольна делать что захочет.
— Похоже, это очень разумные люди, — сказала Сара, игнорируя замечание кузена. — Твой друг Перегрин принадлежит знатному роду?
— У них нет аристократии в нашем понимании, но он, несомненно, очень влиятельная фигура. Соплеменники зовут его «мир», что равносильно вождю. — Росс задумчиво прикусил нижнюю губу. — Я, конечно, не очень силен в их языке, но у меня создалось впечатление, что Перегрин не чистокровный кафир. Мне кажется, его предки — выходцы из Туркестана. Возможно также, что его отец — русский путешественник, соблазнивший кафирскую женщину. Мы никогда не говорили с ним о его происхождении.
Заинтригованная, Сара спросила:
— Как ты познакомился с ним?
— Он спас мне жизнь, причем дважды.
Сара раскрыла рот, чтобы задать следующий вопрос, но Росс опередил ее.
— Хватит вопросов на сегодня.
— Росс! — возмущенно воскликнула Сара. — Ты должен мне все рассказать. Росс сдался.
— Первый раз он спас мне жизнь, когда я только что приехал в Кафиристан. Я столкнулся с группой парней, которым не понравился мой внешний вид, и они решили убить меня. Они горячо обсуждали, как лучше это сделать. Я не очень хорошо понимал их язык, но чувствовал, что моя жизнь висит на волоске. В это время мимо проходил Перегрин. Парни пригласили его поучаствовать в этом мероприятии. Он не посмел отказать своим соплеменникам, но решил превратить все в игру, предложив им двадцать гиней золотом за мою жизнь. Они согласились, и я стал его собственностью. Второй раз он спас меня по дороге в Индию. На нас напали бандиты, и если бы не он, меня бы точно убили.
Сара зябко повела плечами, представляя себе эту ужасную картину.
— Сколько же ты раз рисковал жизнью во время своих путешествий?
— Тебе это знать совсем не обязательно, — ответил Росс, обнимая Сару за плечи. — Я же говорил, что тебе не стоит волноваться за меня. Если я не умер раньше, то мне уже нечего опасаться. Так вот, после того как Перегрин выкупил меня, он привез меня в свою деревню и долго лечил, так как я к тому времени заболел. Поправившись, я с удивлением обнаружил, что мой хозяин неплохо говорит по-английски. Это было довольно-таки странно, ведь он вырос среди кафиров. Тогда-то мне и пришла в голову мысль, что он другого происхождения.
Росс, раздумывая, помолчал, затем продолжил:
— Возможно, поэтому его кожа светлее, чем у сородичей, хотя это трудно утверждать наверняка. Однажды я видел купающегося в ручье ребенка с кожей такой же белой, как и у англичан, но через несколько недель она потемнела. Но я отвлекаюсь. Много месяцев я был гостем Перегрина, и за это время мы очень подружились. У него удивительный ум, острый и стремительный. У него отличная память. Он тогда очень интересовался Европой, задавал мне массу вопросов. Его волновало буквально все. Когда мы встретились спустя два года в Каире, он уже был богатым торговцем, чьи интересы простирались далеко за пределы Востока. Он тогда мне сказал, что собирается в Англию, и вот он здесь. — Росс улыбнулся. — Вот такая история.
— Твои истории всегда порождают множество вопросов, на которые ты, как правило, не даешь ответов, — заметила Сара, сверкая глазами. — Но даже если бы твой гость был свирепым дикарем с кольцом в носу, то и тогда я бы приняла его, зная, что он для тебя сделал.
— Я как раз и надеялся на это. Если ты его примешь в своем доме, то перед ним распахнутся все двери. Но Перегрин не дикарь, хотя и не совсем обычный человек. Ты таких еще не встречала. — Росс хотел сказать что-то еще, но передумал и только добавил: — Впрочем, суди сама. Значит, я могу привести его на твой прием на следующей неделе? Это прекрасная возможность познакомить его со сливками общества.
— Конечно, можешь. Я буду рада с ним познакомиться.
Сара замолчала, так как на аллее появился сэр Чарлз Велдон. Увлекшись разговором со своим кузеном, она совершенно забыла о его визите.
Росс поднялся и обменялся с Велдоном рукопожатием.
— Доброе утро, сэр Чарлз, — сказал он. — Понимаю, что вы хотите остаться наедине с кузиной, поэтому сразу же покидаю вас.
— Это очень тактично с вашей стороны, — ответил Велдон с вежливой улыбкой, — мне действительно не терпится поговорить с леди Сарой.
Когда Росс скрылся, Велдон склонился и поцеловал Саре руку. Она внимательно смотрела на будущего мужа. Несмотря на то что его возраст приближался к пятидесяти, Велдон был еще крепким мужчиной, высоким и стройным, уверенным в себе человеком благодаря положению в обществе. Седина лишь слегка тронула его густые каштановые волосы, а несколько морщин на лице придавали мужественность его облику.
Велдон распрямился, продолжая нежно держать Сару за руку.
— Вы знаете, зачем я пришел, дорогая. Мне не терпится получить ответ.
Сара почувствовала легкое раздражение. Зачем облекать в романтическую форму то, что имело под собой практическую основу? Как правильно заметил Росс, Сара обладала поразительным хладнокровием. Там, где другие женщины хотели бы слышать нежные слова, она предпочитала слова правдивые.
— Если вы хотите услышать да, — ответила она с легкой улыбкой, — то можете считать, что вам повезло.
Голубые глаза Велдона вспыхнули таким торжеством, что Сара испугалась. Неужели этот расчетливый человек с холодной головой обладает нежным сердцем? Она готова стать примерной женой, но на ответную страсть он рассчитывать не должен.
Как бы отвечая на ее мысли, Велдон погасил блеск глаз и вытащил из кармана маленькую бархатную коробочку. Он осторожно открыл ее, и Сара увидела кольцо с огромным бриллиантом, от вида которого у нее перехватило дыхание. Такое кольцо годилось только для члена королевской семьи, как, впрочем, и для знаменитой куртизанки. Велдон достал кольцо и надел ей на палец.
— Оно восхитительно, Чарлз, — сказала Сара, любуясь голубым блеском, исходящим из глубины бриллианта, который усиливал блеск россыпи сапфиров, его окружавших. Кольцо было безвкусным, с точки зрения Сары, но она не могла отвести от него взгляда. — Лучше, если бы бриллиант был поменьше, — заметила она.
— Вам оно не нравится? — спросил Велдон с чуть заметным испугом в голосе.
Сообразив, что ее прямой ответ может обидеть его, Сара улыбнулась и сказала:
— Кольцо красивое, но камень уж слишком большой. Я разорю вас на перчатках, так как он будет цеплять их. Велдон рассмеялся и сел на скамейку рядом с Сарой.
— Я не возражаю, чтобы вы меня разорили. Вы лучшая на свете и заслуживаете всего самого лучшего.
Велдон произнес эти слова с видом собственника, и Сара почувствовала себя неуютно. Накануне помолвки она стала более чувствительной ко всему, что затрагивало ее интересы. Через это проходят все женщины, и Сара не была исключением. Скоро она привыкнет к мысли, что станет женой, и не будет обращать внимание на мелочи.
— Как вы узнали мой размер? — удивилась она. — Неужели догадались?
— Нет, не догадался. Ваша служанка подсказала.
— Что за необходимость была обращаться к моей служанке? — спросила Сара, отгоняя неприятную мысль о том, что ее будущий муж в состоянии шпионить за ней при случае.
— Осведомленность — необходимая составляющая успеха, — ответил Велдон. — А я очень преуспевающий человек. — Он помолчал, чтобы произвести впечатление. — Я кое-что узнал недавно. Можете расценивать это как еще один свадебный подарок. Ваш будущий муж больше не будет простым человеком. В следующем году мне пожалуют титул барона. Я решил называться лордом Велдоном Вестминстерским. Прекрасно звучит, не правда ли? — Он самодовольно улыбнулся. — И это только начало. К концу жизни я непременно стану графом.
— Я вышла бы замуж и просто за мистера Велдона, — ответила Сара, — но я рада, что ваши заслуги оценены по достоинству.
Про себя Сара цинично подумала, что не его заслуги, а деньги, которыми он ссужал партию вигов, принесут ему титул. Но раз уж он так радуется этому, то она тоже может порадоваться вместе с ним.
— Мы должны назначить день нашей свадьбы, Сара, — сказал Велдон, беря ее за руку. — Мне бы хотелось, чтобы она состоялась через три месяца, где-то в начале сентября.
— Так скоро? — удивилась Сара. — Я думала, что мы поженимся через полгода или даже через год.
— Зачем ждать так долго? Мы уже давно не дети. Кстати, о детях. — В глазах Велдона появилась нежность. — Элиза хочет, чтобы мы скорее поженились, и тогда она сможет жить с нами. Она, безусловно, любит своих дядю и тетю, но они ей уже наскучили.
Сара улыбнулась. Любовь Велдона к своей одиннадцатилетней дочери от первого брака была трогательной, и это еще раз убеждало ее, что он будет хорошим мужем.
— Я рада, что нравлюсь Элизе. Она такая душка. Неужели никто никогда не говорился; что мачехи бывают злыми?
— Элиза слишком умная девочка, чтобы верить сказкам. — Велдон взглянул Саре в глаза. — Скажите, что вы хотите выйти за меня замуж в сентябре. Я не могу дольше ждать.
— Будь по-вашему, — ответила Сара посчитав, что затягивать помолвку не имеет смысла.
Велдон заключил ее в объятия и поцеловал. Сара ждала этого поцелуя и готовилась к нему. Достигнув двадцати семи лет, она мало разбиралась в поцелуях и еще меньше в том, что за ними следует. Пока его крепкие руки прижимали ее к груди, она думала, что его объятия вовсе ей не противны. Вдруг он языком раздвинул ей губы, и она вся сжалась.
Велдон немедленно отпустил ее. Его дыхание было прерывистым.
— Извините, Сара, — сказал он. — Я на мгновение забылся. Я не хотел обидеть вашу невинность. Оставим все для первой брачной ночи.
Он потрепал ее по щеке и посмотрел на нее взглядом собственника.
Сара почувствовала некоторое беспокойство, но сумела подавить его в себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тени - Патни Мэри Джо



опозорить свою любимою это маразм
Шелк и тени - Патни Мэри Джонадежда
7.03.2014, 22.17





Средненько ,
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоАнна
15.05.2014, 10.00





Неплохой роман. С легкой интригой, без бурных страстей и крутых поворотов сюжета. Легкое спокойное повествование, читаешь - отдыхаешь и получаешь удовольствие. Понравились герои, редко встречаются адекватные, а тут все поступки и мысли оправданы и обоснованы. Герой в детстве прошел через ад, но М.Ж. Патни умело описывает все его беды не вызывая отвращения, а только лишь сочувствие. Хотя страдания героя остались для меня только на бумаге. Сюжет мне понравился(один из моих любимых), а вот воплощение его особых чувств не вызвал. Но все же неплохо: 8/10
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоNeytiri
27.05.2014, 22.34





Роман действительно средний, как и другие, но-при надоевших страшных новостей в мире, это самое то...Просто наслаждаться не думая.Вот только нужно на сайте и этого автора романы как то соеденить -Шелк и тени поставить первым читать и потом далее , которые связаны героями.
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоASTREYA
28.10.2014, 14.37





Мне вот интересно,бурная страсть это что?Когда героиня и герой друг друга бьют,обзывают,когда герой лишит девственности,она при этом получает неземное блаженство, а потом начинает его оскарблять,обвинять,топать ножкой.Потом до нее доходит "О так я его люблю",после получения следующего "Нет все таки не люблю" и т.д.Прекрасный роман и герои просто замечательные и чувства у них настоящие.И по моему в этом романе есть все,что пресуще любовному роману.А главное любовь!!!И ни какого самоедства.У этого автора все романы такие,одно удовольствие их читать.ИМХО
Шелк и тени - Патни Мэри Джос
18.12.2014, 14.01





Сюжет не раз повторялся автором: он+ она+ его враг. Но фантазия Мэри не дает скучать. В каждом ее романе есть изюминка. Ви этом - бордель девственниц. Одна из проституток 6 лет изображала девственницу. И я вспомнила одну знакомую незамужницу, которая при начале очередных отношений талантливо имитировала девственность, как она говорила, что бы ее уважали. Только после 40 прекратила. Видно поняла, что в этом возрасте за девственность можно и по морде лица получить!
Шелк и тени - Патни Мэри ДжоВ.З.,67л.
25.09.2015, 15.05





Роман так себе на восьмушечку. Герой более- менее достоверно изображен. А вот героиня временами дико бесила абсолютным отсутствием логики. То она сама невинность- мол, не имею представления о житейской грязи, то совершенно спокойно выслушивает от бывшего жениха (главного злодея) фактическое признание в педофилии, а её при этом больше волнует, что ГГ-й использует её для своей мести злодею. Злодей, кстати, выписан тщательнее других персонажей.
Шелк и тени - Патни Мэри Джоморин
30.09.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100