Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Верблюд наклонил голову и неприязненно закричал на Росса. Догадавшись, что животное собирается плюнуть в него, Росс осторожно отошел в сторону и пробормотал себе под нос:
— На мой взгляд, ты не менее безобразен.
Позади него раздался сдержанный смешок, и потом тихо, чтобы никто не услышал, Джулиет проговорила:
— Но как верблюд, он вполне пригоден.
Росс вручил поводья Джулиет. В сущности, она была права: верблюд был довольно симпатичный, если, конечно, вообще могут нравиться животные, которых Господь Бог создал не в самый лучший свой день.
Монгольские и туркменские верблюды принадлежат к разновидности двугорбых бактрианов; они ниже ростом, плотнее и мохнатее, чем одногорбые дромадеры, которых можно встретить в Северной Африке и в Западной Азии. Бактрианы превосходно переносят климат Центральной Азии, где резкая жара сменяется таким же сильным холодом, так что Бог, очевидно, знал, что делал, расселяя верблюдов на территории, наиболее им подходящей.
Передав только что приобретенное животное на попечение Мурада, Джулиет вернулась к Россу, чтобы помочь выбрать последнего верблюда для их путешествия. Следующий, которого они осмотрели, оказался слабым самцом. Джулиет со знанием дела помассировала его горбы двумя руками, потом покачала головой.
— Этот недостаточно упитан. Пусть попасется еще несколько месяцев. Он вряд ли вынесет переход в Бухару.
Росс полностью доверился ей, ибо у него не было особого опыта общения с верблюдами. Несмотря на феноменальную выносливость, они в то же самое время были хрупкими животными и нуждались в длительном восстановлении сил после тяжелой работы. Только самые здоровые верблюды способны выдержать переход через Каракумы, и поэтому Джулиет уже отвергла некоторых животных из предложенных купцом.
Следующей оказалась гладкая верблюдица с густой черной шерстью на шее. Она кокетливо скосила глаза, потом тряхнула головой и рыгнула прямо в лицо Россу. Верблюды так выражают свой добрый нрав.
Росс осторожно осмотрел массивные крепкие ноги животного, а Джулиет тем временем проверила, здорова ли самка. Тщательно обследовав горбы, она заключила:
— Эта подойдет.
— И мне нравится. — Росс дружески шлепнул верблюдицу. — Я сам поеду на ней и назову Джульеттой.
Жена гневно сверкнула глазами в узкой прорези покрывала, однако от комментариев воздержалась, поскольку к ним приближался владелец верблюдов Мустафа Хан.
Они выехали из Серевана получасом позже назначенного времени. Салех сменил свои сверкающие шелка на скромный наряд купца, а Джулиет в своих развевающихся черных одеждах с покрывалом была вполне убедительна в качестве надменного, колкого слуги. Мурад неприкрыто дивился на своего компаньона-туарега, однако ни на какие замечания не осмеливался, ибо его первое же пробное приветствие было встречено холодным взглядом и односложным, невразумительным ответом.
В сопровождении шестерых людей из Серевана они спустились с горного плато к бесплодной равнине, уходящей вдаль, и еще до захода солнца добрались до Серахса. Невзрачная деревенька с глинобитными строениями притулилась возле мелкой илистой речушки. Номинально она находилась под контролем персов и состояла примерно из двух тысяч семей некочевых туркменов.
Желая рассмотреть верблюдов при солнечном свете, Росс потребовал, чтобы Джулиет привела путников к торговцу скотом, как только они доберутся до города. Теперь, когда сгустились сумерки, Росс уселся попить чаю и договориться с купцом о цене. Умение торговаться — это на Востоке искусство и одновременно развлечение, и Мустафа Хан с удовольствием начал этот процесс, назвав оскорбительную, несообразно высокую сумму.
Росс мог расплатиться не торгуясь, однако сей факт привлек бы к нему опасное внимание, что, естественно, доказало бы, что он человек не восточный. Карлайл тотчас согласился на половину заявленной цены, а потом с наслаждением наблюдал, как Мустафа Хан стонет, жалобно закатывает глаза, горестно опустив свои черные усы.
Туркменский купец подчеркнул, что почтенный Кхилбурн выбрал самых лучших животных, потом, красноречиво поведав о своей любви к верблюдам, о том, что они для него как любимые дети, и о том, что он выставил их на продажу, только чтобы услужить такому достойнейшему путешественнику, каковым является его благородный гость, Мустафа Хан снизил цену на десять процентов.
Росс много лет провел на Востоке и прекрасно овладел искусством торговаться на азиатских и африканских базарах, поэтому он разразился обличительной речью, в которой перечислил все изъяны животных:
слабость ног, плохое состояние, вероятность того, что они свалятся замертво, не достигнув и середины Каракумов. И, несмотря на то, что он мог бы приобрести верблюдов где угодно, симпатия и уважение, которые зародились в ту самую минуту, как только он увидел Мустафу Хана, заставили его предложить намного больше, чем могла стоить эта паршивая скотина.
Всякий раз, когда Росс приводил очередной довод, Мустафа Хан хватался за сердце и бормотал, что почтеннейший Кхилбурн хочет сделать детишек Мустафы Хана сиротами и нищими. Однако он вновь снизил цену. И к их обоюдному удовольствию, торг продолжался еще часа два. За это время были выпиты шесть крошечных чашечек чаю. Между тем спутники Росса с истинно восточным терпением предавались праздности. Все, кроме Джулиет, которая беспокойно расхаживала по двору. Вид у нее был сумрачный и грозный.
Росс дважды поднимался, чтобы уйти, за ним сразу же устремлялись Салех, Мурад и Джулиет. Они уже почти вышли на улицу, когда их нагнал Мустафа Хан и выдвинул новое предложение.
Наконец сделка состоялась. Росс приобрел пять верблюдов, два вьючных седла и кое-какие небесполезные в пути вещи. Скорбно объявив, что окончательная цена разорила его, Мустафа Хан тотчас весело проинструктировал Росса, как добраться до караван-сарая, где коротали ночь погонщики.
В облике Джелала Джулиет исполняла роль погонщика верблюдов, поэтому она взялась оседлать и навьючить двух животных поклажей и снаряжением. Оседлав первого верблюда, она дважды затянула подпругу, а потом потянула за нее, чтобы животное опустилось на колени. Натягивание подпруги требовало больших усилий: сначала Джулиет схватилась за длинную шерсть на шее животного, одновременно дернула за уздечку, продетую через ноздри, и пнула верблюда в голень. Животное недовольно заревело, но опустилось на колени. Росс удивленно наблюдал за этой сценой. Подобное обращение с лошадью считалось бы оскорбительным, однако внимание верблюда не привлечь ничем, кроме как грубостью.
Росс принес поклажу и тихо спросил:
— Ну, как я справился с торгами?
— Ты переплатил несколько динаров, — отозвалась Джулиет, отпрыгивая назад, поскольку верблюд повернул голову и обнажил внушительные коренные зубы. — Впрочем, ты разыграл убедительный спектакль с этим старым разбойником — Мустафой Ханом.
Росс усмехнулся и пошел седлать следующее животное. «Нам с Джулиет и впрямь надо быть осторожнее: ни она, ни я не можем противостоять соблазну обмениваться мыслями и непочтительными замечаниями. Конечно, никто не поймет, ибо мы говорим на тамашек и вставляем английские слова, когда нет подходящего туарегского термина, но тем не менее…»
Они несколько задержались у Мустафы Хана, потому что второй верблюд ухитрился сбросить поклажу, когда вставал на ноги. Росс ничуть этому не удивился, лишь вздохнул и снова принялся за нудную работу: навьючил верблюда и устроил багаж удобнее. Наверное, единственное, в чем проявлялось благоразумие верблюдов, — это в их умении сбрасывать груз, и для того, чтобы пристроить им на спину поклажу, требовалось большое мастерство. Россу уже несколько лет не приходилось этим заниматься. Впрочем, через какое-то время он явно обретет сноровку.
Джулиет помогала Карлайлу, не произнося ни слова; наконец они благополучно перепаковали груз и отправились в караван-сарай, ведя своих верблюдов под уздцы, потому что улицы становились все оживленнее. Когда караван находился в городе, то все разносчики и базарные ларьки активизировались в надежде заключить как можно больше сделок.
Бурные разговоры и смех эхом разносились по узеньким улочкам; то тут, то там трепетный свет факелов выхватывал какие-то лица в густой толпе. Это было целиком мужское общество, ибо те немногие женщины, что находились на базаре, были чуть ли не полностью закутаны в покрывала. Торговались купцы и потенциальные покупатели, развлекали заинтересованных слушателей сказители, писали письма писцы, в воздухе висел смешанный запах еды, немытых тел, специй и навоза, но все перебивал едкий дым крошечных костров, на которых торговцы жарили кебаб. Даже если бы Росс закрыл глаза, он мгновенно понял бы, что находится в Центральной Азии.
Высокий безбородый Росс поймал на себе несколько удивленных взглядов, но тем не менее никто особенно им не интересовался. Джулиет же, напротив, своим покрывалом и развевающимися темными одеждами привлекала больше внимания. Но это было скорее простым любопытством, нежели подозрением или враждебностью. Мужчины, следуя великому караванному пути из Африки в Азию, бывали за тысячи миль от родины, так что «Джелал» был просто очередным экзотическим гостем. Джулиет выделялась среди окружающих своим высоким ростом, превосходно имитировала мужскую развязную походку; казалось, в эта обстановке она чувствует себя как рыба в воде. Есл бы Росс увидел ее в лагере туарегов в Сахаре, он ни я что не догадался бы, что это женщина.
Как только они выйдут в путь, им придется сократить свой рацион до минимума, поэтому Росс решил вечером хорошенько наесться впрок. Пробиваясь сквозь толпу, он между делом купил несколько вертелов шипящей жареной баранины у торговца кебабами, потом свежий хлеб из пекарни и печенье от кондитера. Снедь, а также небольшую сумку с древесным углем для костра доверили Мураду.
Караван-сараи представляли собой гостиницы для людей и для животных. Их можно было встретить вдоль всего караванного пути — от Атлантики до Китая. Росс с его отрядом миновал высокие ворота и обнаружил в караван-сарае типичные для гостиниц маленькие комнатки для гостей и стойла для животных. Двери выходили на широкий центральный двор.
На дворе горели бессчетные костерки, они служили и для приготовления пищи, и для обогрева в холодную ночь. В караван-сарае было очень шумно: галдели люди, кричали животные, и все эти звуки эхом отражались от глинобитных стен. Сидя вокруг костров, путешественники пили чай и обменивались новостями, а по двору между тем в поисках покупателей расхаживали мелкие торговцы. Можно было различить по меньшей мере дюжину языков и рас, включая индусов в тюрбанах, китайцев с длинными черными косами, арабов в белых головных платках, перевязанных на лбу черными ленточками или веревочками из верблюжьей шерсти.
Над дверью хозяина караван-сарая висела лампа. К счастью, Салеху удалось договориться насчет ночлега, и путники определились в клетушку в дальнем конце строения. В маленькую комнатку внесли багаж, Мурад принялся разводить огонь, Джулиет занялась верблюдами, а Росс и Салех отправились на поиски кафила-баши, главного погонщика каравана.
Пробиваясь сквозь запруженный двор, Росс признал, что Джулиет была права, когда просила его сдерживать свои рыцарские манеры. Он лишь усилием воли заставлял себя стоять рядом и наблюдать, как она выполняет тяжелую физическую работу. Она была выше Мурада и Салеха, правда, несколько тоньше, но уж наверняка не слабее любого из этих мужчин. И все же Россу с трудом удавалось отбросить старые привычки, и он через силу обращался с Джулиет так, как стал бы вести себя с мужчиной.
Он никак не мог забыть, что она — женщина.
Комната у кафила-баши была чуть больше и находилась неподалеку от входа в караван-сарай. Главный погонщик как раз торговался со старостой афганских купцов, которые только что прибыли из Герата и желали присоединиться к большему каравану. Обсудив условия и порядок передвижения, кафила-баши отпустил афганца и повернулся к Россу и Салеху.
— Салаам алейкум. — Он махнул рукой, чтобы они сели. — Меня зовут Абдул Вахаб. Чем могу служить?
Росс отозвался на приветствие и уселся на утрамбованный земляной пол, внимательно разглядывая кафилу-баши. Платье и черты лица последнего указывали, что он узбек. Это был широкоплечий мужчина средних лет, с проницательными темными глазами и властным от природы видом.
Росс назвал себя Кхилбурном, потом представил Салеха, и они с Вахабом договорились, что примкнут к каравану, который тронется в путь завтра на рассвете. Потом, основываясь на интуитивном расположении к кафиле-баши, Росс решил открыться:
— Я полагаю, вы должны знать, что я ференги, англичанин.
Абдул Вахаб поднял брови.
— Для ференги вы прекрасно говорите по-персидски. Заметен лишь легкий акцент, и я подумал, что вы — балучи из южного Афганистана. — Он перевел взгляд на Салеха. — Ну а вы-то, верно, не ференги?
Салех покачал закутанной в белый тюрбан головой.
— Нет, я узбек, как и вы. Другие члены нашего отряда — перс и тарги из Сахары. Ференги только Кхилбурн.
Кафила-баши задумчиво поглядел на Росса:
— А почему вы сказали мне об этом?
— На вашей ответственности благополучие каравана. Я не хотел бы навлекать на вас беду.
— Это достойный мотив. — Нахмурившись, Абдул Вахаб пригладил черную бороду. — Не ездите в Бухару, Кхилбурн, а не то станете сыном смерти, потому что эмир презирает всех европейцев. Подождите в Серахсе еще несколько дней, скоро пойдет караван в Хиву. А это — мой родной город. Там для ференги куда безопаснее.
«Все в один голос заявляют, что мне лучше не ездить в Бухару», — мрачно подумал Росс.
— У меня нет выбора. Я беспокоюсь о судьбе брата, британского офицера, который прибыл в Бухару с официальной миссией и был посажен эмиром в тюрьму.
Главный погонщик каравана сдвинул свои кустистые брови.
— Такой высокий светлый человек, вроде вас?
Волосы Иана были скорее каштанового оттенка, нежели светлыми, но ростом он был с Килбурна и очень светлокожий.
— Да, — кивнул Росс.
— Я собственными глазами видел, как несколько месяцев назад за дворцом эмира в Бухаре обезглавили ференги, по описанию похожего на вашего. В толпе говорили, что он солдат. — Абдул Вахаб сочувственно посмотрел на Росса. — Мне очень жаль, но наверняка казненный — ваш брат. Очень немногие ференги добираются до Бухары, и еще меньше их остается в живых. Вам не стоит продолжать путешествие, потому что теперь в этом нет смысла.
От слов кафилы-баши у Росса екнуло сердце. Несмотря на все разговоры и основанные на слухах свидетельства, в первый раз он встретил человека, который лично присутствовал при казни иностранца, предположительно Иана. Слабая надежда, еще теплившаяся в нем в Константинополе, померкла, и он вдруг решил, что совет кафилы-баши хорош. Пожалуй, следует закончить путешествие здесь. «Не только потому, что это разумнее, но и потому, что так я сумею избежать нескольких недель мучительного соседства с Джулиет».
И едва только в голову ему пришла мысль прервать путешествие, как у него перед глазами возник образ Джин Камерон. «Пожалуйста, Росс, прошу тебя», — умоляла она. Даже сейчас ему нечего было сказать о судьбе Иана, а у Джин тем более осталась бы слабая, хрупкая ниточка надежды.
И более того, Росс вдруг с мучительной ясностью понял, что не желает бежать от горько-сладкого общения с Джулиет.
— Ваш совет мудр, Абдул Вахаб, но я не могу вернуться без очевидных подтверждений. Если мой брат мертв, то эмир, возможно, позволит мне увезти тело в Англию.
Главный погонщик настроен был пессимистически, но все-таки кивнул:
— Будь по-вашему.
Желая больше разузнать о ференги, Росс спросил:
— А тот человек, которого казнили… В каком он был состоянии?
— В очень тяжелом. Почти скелет, с ужасными язвами по всему телу, походил на старика. — Абдул Вахаб поморщился. — Знаете, эмир приказал выращивать специальных паразитов в Черном колодце, чтобы узники еще сильнее мучились. Не думаю, что ференги долго бы продержался в тюрьме. По крайней мере меч прервал его дальнейшие страдания.
— Мой брат, наверное, погиб как смелый человек, — чуть ли не утвердительно произнес Росс.
— Да, верно. Несмотря на то что здорово ослаб, он стоял прямо и правой рукой сделал знак креста перед грудью, а потом заговорил на своем языке. Точно сказать не могу, но я думаю, что он препроводил свою душу христианскому Богу. — Кафила-баши почтительно склонил голову. — Воину больше подобает погибнуть в бою, но уверяю вас, он не опозорил ни самого себя, ни своих родных.
Росс слегка удивился, ибо шурин его никогда не был религиозным, а знак креста вряд ли распространен среди шотландских пресвитерианцев. Но, поразмыслив немного, Росс пришел к такому выводу. Помимо того, что само многомесячное заключение могло изменить духовные верования любого человека, то, что Иан перекрестился, означало, что этим последним жестом он бросил вызов своим мучителям, публично провозглашая свою национальность и религию. «Даже перед смертью его не сломили. Возможно, это хоть в какой-то мере утешит его родных».
— Благодарю за подробные сведения, Абдул; Вахаб. — Росс встал. — В качестве компенсации за то, что мое присутствие может доставить вам беспокойство, сообщаю: мы с моим слугой Джелалом хорошо вооружены и с удовольствием воспользуемся своим оружием, если придется защищать караван.
— Бог милостив, и ваше оружие не понадобится, но я рад слышать, что оно у вас имеется. — В комнату вошли еще два человека, и главный караванщик, кивнув на прощание, обратился к посетителям.
Росс и Салех вышли. Похоже, дела складываются не так уж плохо. «Кафила-баши вроде бы человек способный и терпимый, и если нам повезет, мы пересечем Каракумы без особых происшествий. Поскорее бы закончить путешествие!
К несчастью, придется рассказать Джулиет все, что! слышал о ее брате. А этого мне вовсе не хочется делать».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100