Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Даже двенадцать напряженных лет жизни в Персии не подготовили Джулиет к суровой скачке по Каракумам. Песок, раскалившись под палящим солнцем, стал наковальней; лучи, словно молот, безжалостно долбили по хрупким телам людей. Без свежего «ветерка сотни дней» пересечь Каракумы было просто невозможно.
Впрочем, ветер мог стать и врагом, ведь летом нередко свирепствовали песчаные бури. Сотни раз на дню порывистый ветер взметал в воздух колючие песчинки, препятствуя продвижению вперед, забивая глаза и легкие. Но ни разу отряд не попал в столь свирепую песчаную бурю, как та, что налетела на них на пути в Бухару.
Переправившись через Оксус, они двадцать четыре часа подряд скакали на запад, пока не выбились из сил и не остановились отдохнуть под импровизированными навесами из одеял. Правда, нещадный зной не позволил им как следует выспаться.
Солнце уже садилось, когда путники вновь оседлали лошадей и тронулись в путь. Они скакали всю ночь и следующее утро, стремясь хотя бы к полудню добраться до скудного, наполовину высохшего колодца. Им не удалось полностью залить бурдюки, потому пришлось задержаться и подождать, пока из глубоких песков поднимется вода. А затем — снова в путь.
Хорошо, что беглецы выбрали эту дорогу, ибо им до сих пор никто не встретился. Пробираясь по бескрайним пескам, они сверялись с показаниями компаса и расположением звезд, за которыми особенно тщательно следил Мурад.
Им удалось избежать мягких зыбучих песков, но тем не менее вскоре и люди, и животные покрылись слоем желто-коричневой пыли, характерной летом для всей Центральной Азии.
На третий день пути Джулиет решила, что они сумели уйти от погони. И все-таки, когда они стали на полуденный отдых, Росс с небольшой подзорной трубой вскарабкался на вершину ближайшего холма, чтобы в этом убедиться. Джулиет была слишком изнурена, чтобы заснуть, поэтому она присоединилась к мужу, надеясь испытать некоторое облегчение.
Усевшись в тени скалистого выступа, Росс вглядывался в сверкавшие, насквозь прокаленные жаром холмы. Подзорная труба теперь покоилась у него на коленях. Джулиет знала, что он спал меньше всех, ибо даже на привалах оставался начеку, но тем не менее выдавил скупую улыбку при виде жены.
— Ну, как ты переносишь поездку?
— Вполне прилично. — Джулиет вздохнула и, подставляя лицо ветру, распустила покрывало. — Но когда я доберусь до дома, целую неделю буду нежиться в постели и ходить в турецкую баню.
Воды в пути не хватало, и щеки Росса поросли золотистой семидневной щетиной, но для Джулиет он все равно оставался самым красивым мужчиной на свете. Ей так хотелось до него дотронуться! Она накрыла его руку своей, и их пальцы мгновенно переплелись. Казалось, эти лежащие одна в другой руки излучают мир и покой. В усталом мозгу Джулиет на мгновение промелькнуло: надо же, и такое незамысловатое общение успокаивает ей душу подобно освежающему глотку воды!
— Теперь уже недолго, — произнес Росс. — Мы на полпути к цели.
Так они сидели, наслаждаясь обществом друг друга, пока Джулиет вдруг не сказала:
— Интересно, Иан — единственный среди нас, кто становится сильнее в этом переходе. В первую ночь, когда тебе пришлось привязать брата к седлу и вести его лошадь, я испугалась, что он не вынесет путешествия.
— А он тем временем ел вволю, спал как убитый на каждом привале и в конце концов стал самостоятельно держаться на лошади. Он невероятно сильный, иначе ни за что бы не пережил заключение в Черном колодце. — Росс моргнул. — Вне всякого сомнения, темница оказалась для Иана прекрасной подготовкой к такому трудному переходу.
Джулиет только крепче сжала руку Росса.
— Мне страшно говорить об этом вслух, но мы, похоже, выполнили неосуществимое. — Она неожиданно усмехнулась. — И как ни противно осознавать, но интуиция моей матери не подвела.
— А что будет, когда мы доберемся до Серевана? — задумчиво спросил Росс.
Благодушное настроение Джулиет вмиг улетучилось.
— Не знаю, — едва ли не шепотом произнесла она.
— Я тоже. — Росс высвободил руку, поднес к глазам подзорную трубу и тотчас нахмурился.
— Ты что-то увидел? — спросила Джулиет.
— Облако пыли, которое скорее предвещает появление всадников, чем песчаную бурю. — Он передал ей подзорную трубу. — А ты что думаешь?
Джулиет некоторое время всматривалась вдаль, пытаясь различить детали на выцветшем небе.
— Да, определенно это группа всадников, наверное, человек десять или двенадцать, — наконец выдавила она, — и скачут они из Бухары. Неужели за нами гонятся?
— Как знать. Если кто-нибудь напал на наш след и разузнал, что мы направляемся в Персию не по главному караванному пути… Больше никаких причин нет.
Джулиет неловко поднялась на ноги.
— Наверное, нам пора удирать.
По-прежнему сидя, Росс покачал головой.
— Еще рано. Даже туркменским лошадям нужен отдых в такую жару, и хотя Иан поразительно быстро идет на поправку, он все же не железный. Я останусь здесь и послежу за всадниками. Пусть приблизятся, и мы решим, насколько они опасны. Иди отдохни немного, ты ведь тоже не железная.
— А можно я прилягу возле тебя? — застенчиво спросила жена, ибо только рядом с Россом чувствовала себя лучше. — Обещаю, я попытаюсь заснуть.
Вместо ответа он взял Джулиет за руку и нагнул к себе, пока голова ее не упала ему на колени. Его крепкое бедро оказалось тем не менее весьма приличной подушкой, и, к своему удивлению, Джулиет вскоре задремала. Тени заметно удлинились, когда Росс легонько потряс ее за плечо.
— Пора трогаться. На всадниках форма бухарских солдат. Думаю, их единственная цель — погоня за нами.
— Проклятие! — Джулиет в страхе уставилась на пылевое облако. — Честно говоря, я не верила, что кто-нибудь окажется настолько настырным!
— Это, наверное, Шахид Махмуд. — Росс устало поднялся. — Он особенно не любил нас обоих, а сам в то же время напоминает бульдога, который ни за что не отстанет.
Они поспешили вниз по склону, разбудили остальных и через пять минут уже поскакали. Они упорно двигались всю ночь, но на следующее утро, когда Росс остановился на вершине холма, чтобы посмотреть на дорогу за ними, он убедился, что беглецы оторвались ненамного.
Росс нахмурился. Те, кто скачет за ними, вероятно, знают, что их жертвы неподалеку, ибо обе группы передвигались быстро, насколько это было возможно при таких условиях. А расстояние между ними неуклонно сокращалось. «Если нам удастся удерживать такую дистанцию, то мы будем спасены. Впрочем, любая неурядица задержит нас, и тогда мы пропали».
Присоединившись к остальным, Росс дал знак продолжать скачку, а сам безмолвно возблагодарил Господа за то, что Иан держится наравне со всеми. Пережив заточение в Черном колодце, Иан, похоже, не собирался умирать: теперь он был свободен, а кузница пустыни лишь отточила его волю и упорство. «Он не допустит, чтобы мы пострадали из-за его здоровья», — подумал Росс.
Однако беда все же пришла днем позже, когда оказалось, что очередной колодец полностью высох. Прошло уже два дня с тех пор, как они пополнили запасы воды. Бурдюки почти опустели. При бережном отношении воды людям хватило бы еще дня на два, но лошадей тоже надо было поить. В мрачном расположении духа путники изменили курс, направляясь к очередному колодцу.


Шахид безжалостно вел свой отряд по темно-желтым сыпучим дюнам. Вдали показались какие-то всадники. И как бы это ни казалось невероятным, это были его жертвы. В такую даль Шахида завела интуиция. У него проявилась почти сверхъестественная способность улавливать ход мысли своей добычи. Такое чутье всегда помогало ему охотиться на газелей и львов, а теперь оказалось не менее действенным и при охоте на ференги. На реке Оксус паромщик описал ему переправлявшихся, и Шахид уверился, что Кхилбурн со спутниками движется на запад. Опыт подсказывал, что беглецы поскачут по редко используемой южной дороге, где почти невозможно найти воду. Добравшись с отрядом до пересохшего колодца, Шахид еще раз осознал свое преимущество, ибо в отличие от ференги у него были две вьючные лошади, которые тащили дополнительные бурдюки с водой. «Вскоре весь отряд Кхилбурна станет замедлять ход, а потом и вовсе остановится. Останется только схватить их». — В глазах Шахида зажегся недобрый огонек, и он приказал роптавшим уже солдатам ускорить бег лошадей.


Прошел еще один бесконечный изнурительный день. Джулиет в страхе поняла, что погоня с каждым часом приближается. Она обернулась и на расстоянии ружейного выстрела увидела врагов. Направив уставшую лошадь к Россу, женщина предложила:
— Думаю, нам пора найти засаду и дождаться их там.
Росс поморщился.
— Видимо, так и случится. Хорошо хоть у нас есть ружья, а большинство узбеков стреляют не так метко, как патанцы или афганцы. Но все равно их много, а у нас только два ружья.
Джулиет встревоженно поглядела на небо.
— Если мы решили остановиться, то надо сделать это до захода солнца.
Росс осмотрел окрестности — низкие, осыпающиеся дюны.
— Я бы с радостью обменял все эти пески на одну прелестную скалистую теснину. Как хорошо было бы сейчас на твердой земле!
Джулиет слабо улыбнулась:
— А я обменяла бы эти пески на все что угодно.
Их разговор прервал взволнованный крик Мурада, который только что перевалил через очередной песчаный холм. Встревоженные Росс и Джулиет подстегнули лошадей и помчались туда же.
Менее чем в четверти мили от них показался отряд туркменов в черных шапках. Там было по меньшей мере двадцать молодых парней и ни одной женщины или ребенка.
«Мародеры!» — подумал Росс. Туркмены, заметив людей Росса, рысцой двинулись им навстречу.
Джулиет вполголоса выругалась.
— Это все равно что оказаться между дьяволом и глубоким синим морем.
— Честно говоря, я выбрал бы дьявола и море, чем это, — резко проговорил Иан.
Усталый мозг Джулиет отказывался работать. «От преследователей мы бы, может быть, еще и отстрелялись, но уйти от туркменов… Их слишком много, нам с ними не справиться. А пытаться избежать стычки с обоими вражескими отрядами бесполезно: и мы, и лошади изнемогаем от усталости».
Росс горестно вздохнул.
— Есть только одно решение: отдаться на милость туркменам и надеяться на их закон
гостеприимства. — И к ужасу Джулиет, Карлайл, пришпорив коня, направил его прямо к боевому отряду и поднял правую руку, предупреждая о мирных намерениях.
— Правильно, — сдавленно произнес Иан и помчался вслед за Россом.
Джулиет с Мурадом испуганно переглянулись.
— Они сошли с ума: довериться туркменским мародерам! — воскликнул Мурад.
С этим нельзя было не согласиться, но у Джулиет не было других предложений.
— А разве у приверженцев ислама безумцы не считаются святыми? — криво усмехнувшись, спросила она, закрепляя покрывало как следует. — Или гостеприимство не священно? Давай помолимся, чтобы эти туркмены придерживались таких взглядов.
С какой-то легкомысленной бравадой она последовала за Россом и Ианом, затем за спиной ее послышался цокот копыт — Мурад присоединился наконец к отряду. Тем временем Росс заговорил:
— Мы умоляем вас проявить гостеприимство! Последний колодец пересох, а наши лошади покрылись язвами…
— Вы ищете гостеприимства?! — недоверчиво спросил разодетый молодой человек, судя по виду — вожак. Без сомнения, он больше привык к другому.
Какой-то миг судьба путников висела на волоске: общественный долг или жадность бандитов — что перевесит? И тут вдруг кто-то из туркменов взволнованно произнес:
— Это Кхилбурн, ференги, который победил Дил Ассу и выиграл матч бозкаши! — Он направил лошадь вперед, чтобы получше рассмотреть Росса. — Я собственными глазами видел это! Иначе бы не поверил, что неверный может так хорошо играть в бозкаши!
Его поддержали еще двое, которые тоже присутствовали тогда на матче. Один из них, двоюродный брат Дил Ассы, тотчас описал, как ференги досталась отороченная волчьим мехом шапка.
И тут подозрительная толпа головорезов превратилась в приветливую компанию, которая залилась безудержным хохотом.
Заговоривший первым туркмен с любопытством спросил:
— Я слышал, что вы ездили в Бухару просить за вашего брата, Кхилбурн. Эмир снизошел до вашей просьбы?
— Нет, он отказал. — Росс демонстративно сделал паузу. — Но поскольку Насрулла не оставил нам другого выбора, мы с друзьями — Мурадом и Джелалом, — он кивнул на каждого из них по очереди, — были вынуждены выкрасть моего брата из Черного колодца.
Слушатели буквально онемели от изумления, и Росс указал на Иана:
— И вот он здесь, перед вами.
Перевязанный глаз, густая рыжая борода и внушительный рост Иана не могли не произвести впечатление даже на туркменских мародеров.
В ответ на расспросы о том, как ему удалось спасти брата, Росс кратко описал свою маскировку, поддельные документы и угрозы, которыми он запугал охранников. Рассказ этот чрезвычайно позабавил аудиторию, и туркмены вновь расхохотались. Когда же смех утих, Росс продолжил:
— А сейчас солдаты эмира преследуют нас. У них дюжина ружей против наших двух. Вот почему мы просим вас о помощи.
Вожак, назвавшийся Субханом, усмехнулся:
— Мы с удовольствием поможем легендарному Кхилбурну. — И повернувшись к товарищам, сказал:
— В оазисе мы достаточно запаслись водой. Эй, кто-нибудь четверо, поменяйтесь с ними бурдюками! — Обмен занял минуты две, не больше. Потом Субхан снова заговорил:
— Наши пути пересекаются, поэтому как только мы наткнемся на ваших преследователей, мы проучим их как следует за наглость и за то, что они посмели сунуться в Каракумы. Пустыня наша, и никому не позволено шляться по ней без нашего ведома! — Тут же слова вожака были встречены хором одобрительных голосов.
— Тысячу раз спасибо! — Росс почтительно поклонился. — Ваше мужество идет от самого сердца, и нет ему цены. Но тем не менее в знак благодарности я хотел бы предложить вам небольшой подарок. — Он порылся в седельной сумке, где уже покоились полные бурдюки с водой, и бросил Субхану тяжелый кожаный кошелек. — Поскольку сам я не смогу присутствовать на празднике, прошу вас воспользоваться этими деньгами и воздать должное вашим смелости и великодушию.
Под ликующие возгласы Субхан засунул кошелек во внутренний карман чапана.
— Мы будем петь песни и танцевать всю ночь в вашу честь, — пообещал он, — а когда-нибудь я расскажу своим сыновьям о том, как повстречался с легендарным Кхилбурном.
Обменявшись на прощание любезностями, отряды разъехались. Лошади ференги помчались на запад, а туркмены полетели на восток. Менее чем через четверть часа, когда пришло время поить лошадей, через песчаную пустыню до Карлайла донеслись сухие щелчки ружейных выстрелов. Вся группа разом остановилась и прислушалась.
— Вот уж не думал, что придет день, и я буду благодарен туркменам за кровожадность и варварство, — усмехнулся Мурад.
— Пока нам это на руку, пусть дерутся, раз им так нравится. — Джулиет напоила лошадь, чуть отпила сама, но, прежде чем проглотить, прополоскала драгоценной влагой рот. Вновь взобравшись в седло, она подумала, что только Росс мог найти выход там, где, казалось бы, неминуемо прольется кровь: «Такой человек — один на миллион. Жаль, что я не та из миллиона, которая достойна его».


Перевязав раненую руку, Шахид смачно выругался: «Проклятые туркмены! Чуть все не испортили своим нападением!» После первой шумной атаки страсти понемногу улеглись, теперь раздавались лишь случайные выстрелы да громкая цветистая брань. Правда, отдельные вопли продолжались до самой темноты. Войско Шахида оказалось разбито, восемь его солдат бежали с поля боя и бесследно сгинули. Воспользовались сумятицей и удрали. «Сейчас эти свиньи уже на полдороге к Бухаре», — подумал Шахид. И все же ему удалось сплотить вокруг себя троих солдат, самых крепких, опасных и безжалостных. «Этих вполне достаточно, чтобы навсегда покончить с ференги. — Узбек вычислил, что ему потребуется примерно два дня, чтобы наверстать время, упущенное во время стычки с туркменами. — Мы перехватим Кхилбурна в том месте, где пустыня переходит в холмы».


Шахид вскочил, крикнул своих солдат, и они пустились в ночь по следу ференги. Следующие два дня оказались довольно тяжелыми, ибо им пришлось скакать чуть ли не без привалов. Четыре человека поднимали гораздо меньше пыли, чем двенадцать, и Кхилбурн, похоже, не замечал, что его до сих пор преследуют.
«Неверного» в конце концов настигли у гряды холмов на границе персидского плато. Зеленая твердь была на руку преследователям, и Шахид сумел незаметно провести людей по каменистой дороге, пока наконец не заметил врага. И словно знаменуя собой удачу, дорога впереди пошла под уклон и превратилась в глубокую лощину. Кхилбурн со спутниками находился на дальней стороне лощины и значительно ниже бухарцев. Более удачной дислокации для засады и не придумаешь. Шахид приказал своим людям спешиться и спрятаться в укрытие. Все разом зарядили оружие, прицелились, и явир подал сигнал стрелять.
«А я буду метить в эту свинью Кхилбурна!»


Несмотря на постоянную изнуряющую жару, два последних дня показались Джулиет вполне сносными: ведь самое худшее уже позади! До следующего колодца они добрались после встречи с туркменами. В этом щедром источнике они набрали столько воды, что им должно было хватить до самого дома.
Вот и знакомые холмы. Джулиет тотчас узнала местность и самым коротким путем повела отряд к Серевану. Когда они вскарабкались на склон лощины, на них пахнуло ароматным прохладным воздухом гор. Путешественники уже едва ли не пребывали в блаженстве.
— Мы в пяти милях от крепости, — удовлетворенно объявила Джулиет. — Нам даже хватит времени насладиться турецкими банями перед обедом.
— Ты прямо как лошадь, что почуяла стойло, — усмехнулся Росс.
Ничуть не смутившись, Джулиет улыбнулась, и они двинулись в путь: Иан сразу за сестрой, а Росс с Мурадом впереди.
— Ты сделал свое дело, Мурад, — весело сказал Росс. Они выбрались на участок дороги пошире, и Росс, подогнав свою лошадь, поскакал рядом с юношей-персом. — Ты благополучно перевел нас через Каракумы, толком не зная пути. Думаю, это дает тебе право считаться отличным проводником.
— Все это слова, Кхилбурн, — засмеялся Мурад и подался вперед. — Надеюсь, вы не забыли о премии, которую обещали выплатить мне, если я хорошо справлюсь с работой?!
В тот же миг игривое настроение обоих улетучилось: из-за холмов донесся оружейный залп. Кто-то из скакавших впереди Джулиет закричал, но она не стала разбираться, кто. Пули так и отскакивали от выжженного солнцем камня.
Джулиет спрыгнула с лошади и пристроилась за беспорядочной горкой валунов, а потом насильно уложила лошадь рядом, чтобы защитить и ее.
Чуть выше по склону Росс также спрятался в укрытие и, вытащив ружье, принялся стрелять в сторону врага. Он ничем не выдал своего волнения, руки его твердо держали оружие. Иан укрылся почти подле Джулиет, за той же самой горкой валунов. Джулиет расчехлила ружье, и Иан сухо заметил:
— Слава Богу, что все бандиты — плохие стрелки, кем бы там они ни были!
Джулиет подумала, что скорее всего их спас сильный ветер, продувающий весь овраг. Порывы его меняли траекторию пуль такого калибра. Но тем не менее нападавшим кое-что удалось: один из них ранил Мурада. Это он закричал, прежде чем упал с лошади и безжизненно скатился вниз по косогору. Он теперь лежал без сознания; рукав его рубахи насквозь пропитался кровью, но невозможно было прийти ему на помощь, ибо место это прекрасно простреливалось. Джулиет выругалась и осторожно выглянула из-за валунов. На противоположном склоне холма, на голых, выжженных солнцем камнях жара порождала лишь слабые отблески, из-за чего трудно было оценить расстояние. Кто-то из нападавших снова выстрелил, и еще до того, как эхо сухого треска разнеслось по ущелью, черное облачко дыма выявило, где скрывается узбек. Росс и Джулиет ответили одновременно, потом быстро опустили ружья. Едкий запах черного пороха обжег ноздри Джулиет. Она вспомнила первоначальный залп и решила, что на них нападают трое или пятеро преследователей.
Перезарядив ружье, женщина поискала глазами цель.
— Один вот за этой кривой сосной. А остальных ты высмотрел, Росс?
— Двое за грудой камней на темной каменистой осыпи, один ниже, слева. — Он подтвердил свои слова выстрелом, потом снова пригнулся. — Я думаю, на нас напали Шахид Махмуд и его бравые ребята.
Джулиет не стала спорить, ибо Росс, по всей видимости, был прав: существовал только один, кто бы их так ненавидел и чей нюх бульдога мог бы завести его в такую даль. Его не остановили даже мародерствующие туркмены! Заметив белое облачко дыма над темной осыпью, она выстрелила, потом еще раз, изменив направление выстрела, в надежде хотя бы рикошетом ранить скрывавшегося за каменным хребтом. Наступило временное затишье. Джулиет передала Иану пистолет, а с ним и снаряжение из своей седельной сумки.
— Жаль, что у нас нет больше ружей. Впрочем, пистолет тоже неплох, если кто-то попытается к нам подкрасться.
— Ружье не поможет, ибо, потеряв глаз, я, наверное, утратил способность правильно целиться. — Иан проверил заряд, потом спустил курок. — Впрочем, в этой стране, где все любят подкрадываться, я гораздо увереннее чувствую себя с пистолетом. — Он абсолютно правильно заметил, что осторожный человек куда угодно мог бы пробраться незамеченным.
Джулиет печально сказала:
— Сейчас нам остается только ждать.
— Если не принять мер, Мурад умрет от потери крови, — заявил Росс, снова выстрелил и неторопливо перезарядил ружье. — Я хочу перехватить инициативу. Я намерен пробраться к выступу, откуда прекрасно просматривается весь овраг.
Джулиет внимательно осмотрела задний его склон.
— Надо же убедиться, что бандиты слишком заняты, чтобы стрелять в тебя.
Росс едва улыбнулся ей доброй улыбкой, словно они находились в спальне в Бухаре, а не сражались с риском для жизни в опаленном солнцем горном ущелье.
— Твои умения куда полезнее, чем характерные для женщин увлечения музыкой или вышиванием.
Джулиет чуть не расхохоталась.
— Только не забывай беречь свою голову и другие не менее ценные части тела. — Она некоторое время следила, как он спускается вниз по склону с ружьем в руке. Его желто-зеленый полосатый чапан и белый тюрбан были настолько запачканы желтой пылью, что он полностью сливался с землей. Росс двигался быстро и бесшумно, как и требуется в подобных случаях, пользуясь любым пятачком для маскировки. «Вряд ли такое умение необходимо английскому маркизу, но в данном случае оно как нельзя кстати», — подумала Джулиет. Она отвернулась и обратила все свое внимание на противоположную сторону холма. Хорошо хоть ружье быстро перезаряжается — враги подумают, что стреляют сразу несколько. Она пригибалась и оборачивалась при малейшем подозрении, в то же время надеясь, что Россу сопутствует удача. «Мне совершенно не нравится, черт побери, эта ситуация!» — мелькнуло у нее в голове.


Ругань Щахида Махмуда превратилась в непрерывный поток непристойностей, ибо его прекрасная засада оказалась во власти ветра, а скалистая местность предоставила его врагам возможность прятаться где угодно. Недооценив силу ветра, бухарцы потеряли первоначальное преимущество, и теперь, когда оба отряда спустились на землю, можно было весь остаток дня стрелять друг в друга, не нанося при этом особого вреда. «Будь проклят этот ветер и будь прокляты мои солдаты за то, что они такие никудышные стрелки, и больше всего будь проклят я за то, что подстрелил проводника, а не ференги!» — исходил злобой Шахид.
Но тут он прищурился: пыльный чапан зеленоватого цвета двигался вдоль дальнего склона ущелья. «У них в отряде только Кхилбурн носит такой!» — Узбек пристально следил за мишенью. Вскоре на склоне показалось еще одно зеленое пятно.
Шахид крепко выругался, сообразив, что неверный карабкается по склону, чтобы занять более выгодную позицию. «Та сторона оврага поднимается вверх, к плато, так что этот мерзавец может подняться выше и благополучно доберется до недосягаемой высоты, если его не остановить. Поэтому надо его перехватить, а значит, придется пересечь ущелье и подобраться так, чтобы я смог достать его выстрелом».
Шахид припал к земле и переметнулся к следующему валуну, что находился справа от него и ниже. И тотчас рядом просвистела пуля. Причем так близко, что жужжание ее показалось ему зовом смерти. Прошло несколько секунд, и следующая пуля разнесла камни под ногами другого бухарца. «Проклятие! Эти люди ференги — меткие стрелки! Но и им не помешает увидеть цель, прежде чем стрелять». Шахид заскользил от валуна к валуну, тщательно отслеживая, чтобы никто его не заметил.


Карабкаться по блестящему склону было не так-то просто, но Джулиет превосходно прикрывала Росса, и он сумел доползти до места, не привлекая к себе внимания. Выступ оказался шельфом из обработанного камня, под довольно острым углом спускающимся вниз. Росс упал на живот и пополз, расцарапывая пальцы о камни в кровь.
Добравшись до края, он осторожно поднял голову и посмотрел в сторону ущелья. Как он и думал, на расстоянии ружейного выстрела лежали трое ничего не подозревающих бухарцев. Стиснув зубы, Росс заметил, что ни один из этих троих не похож телосложением на Шахида Махмуда. «А жаль: если бы я подстрелил офицера, то бой, возможно, прекратился бы и не пришлось бы людям умирать, — подумал Росс. — Что ж, будь что будет. Мне не доставляет удовольствия убивать людей, но жизнь своих друзей мне дороже жизни безымянных незнакомцев». Он мгновенно сосредоточился, заставляя себя думать о бухарцах как о мишени, а не как о людях, приставил ружье к плечу, тщательно прицелился, учел воздействие ветра и спустил курок.
Первая же пуля точным и смертельным попаданием вонзилась в цель. Росс не стал смотреть, куда повалился этот человек, и, перезарядив ружье, выстрелил снова. Следующая мишень оказалась двигающейся. Человек попытался удрать, и Росс всего лишь ранил его в плечо. Но этого оказалось достаточно, чтобы солдат закричал, выронил оружие, потом нагнулся и схватился за рану. «Сегодня он больше всерьез стрелять не сможет», — решил Росс.
К этому времени третий бухарец исчез из поля зрения. Однако то, что ференги удалось вывести из строя двоих солдат, значительно улучшило его положение. Снова перезарядив ружье, Росс дюйм за дюймом пополз вниз по каменистой плите, утешая себя мыслью о том, что следующий уступ находится примерно в двадцати футах от него: «Даже если я упаду, то не сломаю себе шею». Подняв голову, он попытался определить местоположение Шахида Махмуда, который, по его расчетам, должен был находиться где-то на дальнем склоне.
И даже не почувствовал, как его поразила пуля.


Джулиет хотела было захлопать в ладоши, когда в ущелье раздались выстрелы Росса. Услышав вопль после второго выстрела, Иан одобрительно кивнул.
— Похоже, Росс одного подстрелил.
— Двоих. Он меткий. Первым же выстрелом сразил кого-то наповал, — уверенно произнесла Джулиет.
Она подняла глаза и увидела над хребтом облачко черного дыма.
Бросив быстрый взгляд на белый тюрбан Росса, Джулиет вздрогнула: «Как высоко и как опасно! Хорошо еще, что он лучше переносит высоту, чем я», — подумала женщина.
В этот момент раздался еще выстрел и резким эхом отразился от скал. Джулиет мгновенно поняла: случилось что-то страшное, ибо, по звуку, стреляли из ружья бухарца, но со стороны ущелья, где прятался ференги.
В следующий миг прямо на ее расширившихся от ужаса глазах муж повис на краю обрыва. И в это же время над ущельем послышался хриплый торжествующий вопль.
Росс падал неестественно медленно: тело его цеплялось за какие-то кустарники, облепившие скалистый склон, тюрбан развязался и затрепетал на ветру, как знамя. Золотистые волосы некоторое время сверкали на солнце; ружье же, блеснув, с металлическим стуком ударилось обо что-то твердое внизу.
И потом он исчез из виду, рухнув на дно выступа, с которого он стрелял.
— Росс! — пронзительно закричала Джулиет. Слепой, безумный страх овладел ею настолько, что она бросилась было бежать, не понимая, куда и зачем. И только Иан образумил ее, схватив за руку и прижав к земле.
— Боже мой, Джулиет! — воскликнул Иан. — Если ты хочешь пойти за Россом, то хотя бы пригнись: ты не поможешь ему, если тебя тоже убьют. Дай мне твое ружье, я попытаюсь тебя прикрыть. — Он выхватил у нее ружье, потом взвел курок пистолета и вручил его Джулиет. — Возьми. Может, понадобится.
Джулиет оцепенело приняла оружие — она была готова на все, лишь бы Иан отпустил ее к мужу. Когда брат разжал руку, она опрометью бросилась вниз по склону, почти не пригибаясь к земле.
Иан проводил сестру взглядом, потом повернулся и выстрелил просто так — пусть враг знает, что ференги по-прежнему участвуют в деле. К его удивлению, пуля попала точно в цель. Мрачно усмехнувшись, он неистово принялся стрелять. И с радостью осознал, что потеря глаза, похоже, вовсе не лишила его меткости.


У Шахида, казалось, кровь взыграла от счастья. Он двинулся к своей жертве: «Возможно, Кхилбурн все еще жив, ибо я целился под неудобным углом. Падения же явно недостаточно для того, чтобы убить взрослого человека насмерть. Разве только он неудачно приземлился. Ладно, сначала надо убедиться, что ференги мертв, потом я заберусь повыше и воспользуюсь этой выигрышной позицией, чтобы неторопливо перестрелять остальных. Впрочем, если я буду осторожным, тарги протянет подольше, чтобы претерпеть еще и унижения». С ружьем наготове узбек, извиваясь, как змея, пополз по вздыбленной земле.


Когда Джулиет, запыхавшись, добралась до уступа, она неожиданно обнаружила там бункер, заполненный песком, гравием и густой травой. Она возблагодарила Господа за то, что песок смягчил силу удара.
Росс лежал на боку, казалось, он просто уснул, однако кровь, испачкавшая светлые волосы, выглядела зловеще. Прерывисто дыша от напряжения и страха, Джулиет опустилась на колени и попыталась найти на шее Росса пульс. Ее охватила удушающая волна отчаяния, но наконец, словно чудом, ей удалось ощутить нормальное биение.
Сердце ее переполняла смесь молитв, благодарностей и угроз, которые она готова была произнести, если бы Господь не сохранил для нее мужа. Она положила свой пистолет на землю и быстро осмотрела Росса. Пуля задела череп, но, похоже, ничего серьезного не было.
Надо было перевязать Росса, и Джулиет оторвала кусок своего покрывала. Волосы ее вырвались на волю неистовым золотым каскадом, рассыпались у нее по плечам, но она нетерпеливо закинула их на спину и разорвала ткань на полосы. Женщина уже успела управиться, и вдруг послышался шорох гальки. Она резко подняла голову, и вовремя — с выступа, изготовившись для стрельбы, свесился Шахид Махмуд.
Несколько мгновений они, оцепенев от изумления, молча смотрели друг на друга.
— Женщина! — еле выдохнул узбек. Глаза его широко раскрылись от удивления, едва только он рассмотрел лицо Джулиет и ее густые яркие кудри, трепетавшие на ветру. — Значит, мальчишка-тарги Кхилбурна на самом деле оказался тощей потаскухой-ференги!
Коран призывал быть милосердным к женщинам и детям, но этой директиве Шахид никогда не подчинялся. Он, злорадствуя, поднял ружье и направил его на Джулиет.
— Сейчас смерть соединит тебя с твоим любовником.
Но Шахид слишком медлил: обескураженный узбек переваривал факт чудесного превращения тарги. Джулиет подняла пистолет, а потом, держа его двумя руками, выстрелила в Шахида Махмуда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100