Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Росс проснулся на рассвете, разбуженный заунывным призывом муэдзина. Как приятно спать на кровати! Ощущение же близости Джулиет скорее наполнило его вчера сладостными, а не губительными грезами.
Одевшись, он, позевывая, направился в гостиную и обнаружил, что жена уже встала и облачилась в свою бесполую туарегскую одежду. Правда, лицо она еще не закрыла. Джулиет сидела на диване. Темные одежды и покрывало придавали ее бледному лицу некое сходство со средневековым монахом, но это было кощунственное сравнение: ни один монах не излучал такой бешеной энергии и чувственной силы.
Забывшись, Джулиет обратилась к Россу, не ведая о его не соответствующих данному моменту мыслях:
— Какой у нас план на сегодня?
Росс уже думал об этом: по утрам он долго раскачивался и был хорош только в одном, но без помощи женщины продемонстрировать это невозможно. С усилием возвращаясь к действительности, он ответил:
— Я надеюсь пораньше переговорить с Абдул Самут Ханом. И хорошо бы разузнать как следует насчет заточения Иана, чтобы таким образом выяснить, кто я — почетный гость или пленник.
— Наверное, и то, и другое.
— И я так думаю. А ты скорее всего можешь выйти в город без помех. — Он помолчал, мысленно намечая план действий. — Я бы хотел навестить Салеха и Мурада и убедиться, что у них все в порядке. Наверное, тебе надо поговорить с Салехом, прежде чем вести к нему Резу, но думаю, чем раньше мальчик лишится моего опасного соседства, тем лучше.
— Может, мне купить лошадей? — поинтересовалась она. — На верблюдах не слишком удобно разъезжать по городу.
— Хорошая мысль! Потом ты отведешь верблюдов к Хуссейну Казиму. Он предлагал воспользоваться его конюшней, а если животные нам больше не понадобятся, то он приглядит за Джульеттой.
Джулиет усмехнулась.
— Ты и впрямь питаешь столь нежные чувства к глупому животному?
Росс хотел было объяснить, что дело отнюдь не в имени верблюдицы, но решил не затевать с утра пораньше разговоры, чреватые ссорой.
— По-моему, сейчас самое подходящее время ознакомить тебя с подарками и сувенирами для взяток и подкупов, а также с оружием, которое я спрятал в багаже.
— Ладно. — Она энергично поднялась. — Каждый раз, когда ты роешься в своих сумках, мне всегда интересно, что за сокровище ты на сей раз извлечешь.
— Искусство грамотно проводить исследования во многом зависит от хорошего запаса подарков, — изрек Росс, провожая ее в спальню. — Полагаю, что полностью обезоружу Абдул Самут Хана, подарив ему один из своих компасов и разъяснив, как он работает. Таким образом, обыскивая мой багаж, он не воспримет компасы как опасные орудия шпионажа.
Джулиет осмотрела все необходимое на тот случай, если с Россом что-нибудь случится, и едва он успел дать ей мешочек золотых монет, как в дверь постучали. Накинув на лицо покрывало и спрятав мешочек, Джулиет отворила дверь и обнаружила там мальчика, который вежливо пригласил почтенного лорда Кхилбурна позавтракать с Абдул Самут Ханом.
Обрадовавшись, что наиб позвал его с утра пораньше, Росс последовал за рабом в частные покои хозяина. Его радостно приветствовал сам наиб.
Росс ответил на приветствие, потом, согнувшись, примостился у стола и передал наибу два подарка. Во-первых, переведенный на арабский язык «Робинзон Крузо», который снискал себе бешеную популярность среди исламского мира. Поскольку Коран всегда изучали на классическом арабском, все образованные мусульмане легко на нем читали. Абдул Самут Хан принял книгу с нескрываемым удовольствием.
Дошла очередь и до компаса — Росс вручил хозяину прекрасной работы сияющий медью инструмент.
— Возможно, вас заинтересует эта любопытная вещица.
Наиб исследовал стекла компаса, отражатели и винтики блестящими от любопытства глазами, а Росс тем временем объяснял ему предназначение инструмента.
— Вы говорите, он всегда указывает путь на север? — Абдул Самут Хан поворачивал компас то в одну, то в другую сторону, завороженный поведением стрелки.
— Именно, — ответил Росс. — Поэтому им можно воспользоваться, чтобы определить дорогу к Мекке.
— А-ах!.. — Абдул Самут Хан восторженно закивал. — И вправду этот инструмент весьма благочестив. Вы мне его продадите?
— Нет, ибо это мой вам подарок в знак благодарности за ваше гостеприимство, за то, что вы так любезно приняли меня.
После поспешных отнекиваний Абдул Самут Хан принял компас с очень довольным видом. Само собой разумеется, хозяин дома весьма любил подарки, причем чем дороже, тем лучше. В благодушном расположении духа мужчины приступили к превосходному завтраку из ягнячьих кебабов, риса, хлеба, чая и какого-то особенно душистого кофе. Управившись с едой, Росс попросил:
— Не могли бы вы рассказать мне подробнее о смерти майора Камерона?
Абдул Самут Хан вздохнул:
— Весьма сожалею. Мой хозяин эмир очень расстроился из-за того, что майор Камерон двинулся сначала во вражеский Коканд. Возможно, дело бы пересмотрели, но потом выяснилось, что у майора не было полномочий от королевы Англии. Отсутствие их заставило эмира усомниться в верительных грамотах, которые майор вручил его величеству.
— Но ведь у него наверняка были документы от лорда Оклэнда, — удивился Росс. — Лорд Оклэнд — генерал-губернатор Индии.
— Да, но это не одно и то же. Не удовлетворившись бумагами майора Камерона, мой господин эмир посадил его в тюрьму и потребовал, чтобы ему прислали письмо от вашей королевы, в котором подтверждалось бы, что майор — тот человек, за которого себя выдает. Несмотря на то что запрос был отправлен в Лондон, подтверждения не получили. Эмир ждал много месяцев, этого времени хватило бы на то, чтобы письмо дошло до Англии и вернулось назад. Он даже построил в пустыне почтовые конторы, чтобы ускорить получение ответа, но все тщетно. Если Камерон был настоящим английским посланником, то вашему правительству следовало поручиться за него.
Росс чуть не задохнулся от ярости. «Получается, что Иан мог бы остаться в живых, если бы из Англии в Бухару пришел приемлемый ответ, но какой-то проклятый чиновник в Уайтхолле счел, что подобный ответ будет „неподходящим“. И все же Росс почувствовал себя обязанным защитить позицию своей державы.
— Поскольку майор Камерон был прислан из Индии, следовало обратиться к генерал-губернатору, если возникли какие-то сомнения. Сама королева явно решила не отвечать, особенно при таких обстоятельствах, когда Бухара удерживала в плену ее офицера.
Наиб смущенно продолжал излагать свою версию:
— Однако Камерон настаивал, что служит королеве, а она не захотела защитить его. Что оставалось думать моему господину?
Росс усомнился, понимает ли эмир, насколько громадна и сложна Британская империя. Скорее всего нет, иначе не стал бы ждать личного ответа от британском монарха. Но так же вероятно, что незнание этого явилось предлогом для совершения убийства. Тем не менее Росс решил выяснить все до конца:
— Вы сказали, что майора Камерона взяли с поличным как шпиона. А что он делал? Он никогда не поступал бесчестно.
— Он пытался тайком переправить письма из тюрьмы.
— И эти письма свидетельствовали об измене?! Он сообщал что-то такое, что могло бы принеся вред Бухаре?
Наиб отвел взгляд.
— Да, так оно и было.
— Раз майор Камерон находился в тюрьме, — спокойно продолжил Росс, — то он наверняка просто-напросто пытался известить родственников и военачальников о своем положении. Это же так естественно.
Не глядя в глаза гостю, Абдул Самут Хан ответил:
— Возможно, это и естественно, но отнюдь не мудро. Письма любого ференги всегда проверяют с особым пристрастием.
«Наверное, оттого, что никто не умеет более-менее сносно читать по-английски, чтобы определить, есть ли в тексте что-либо крамольное, — с горечью подумал Росс. — Эта дискуссия ничего не даст, ибо Абдул Самут Хан по долгу службы обязан защищать позицию своего правителя». Решив перейти к вопросам, более существенным для родных Иана, он спросил:
— А как умер майор Камерон?
Глаза хозяина заблестели.
— С великим мужеством. Он провел в Черном колодце несколько месяцев, и перед смертью он выглядел белым, как снег, весь покрытый язвами. Он щурился от яркого солнца, но стоял прямо, сделал знак креста у себя на сердце и провозгласил, что умирает, как христианин. Палач отсек ему голову одним ударом, он умер быстро, без боли. Это было такое завораживающее зрелище!
Росс мрачно кивнул. Сообщение наиба совпадало с тем рассказом, что ему поведал в караван-сарае Серахса Абдул Вахаб.
Наиб простер руки.
— А что мы могли сделать? Наверное, произошла ошибка, и письмо эмира или ответ вашей королевы затерялись, ибо дорога в Англию долгая и опасная. Весьма сожалею, но майор Камерон уже мертв. Как вы думаете, ваши соотечественники накажут Бухару за неумышленную ошибку?
«Если эмир считает, что нашим нациям не удастся примириться, то ему незачем будет сохранять мне жизнь, зато появятся доводы в пользу того, чтобы посадить меня в тюрьму или убить», — подумал Росс.
— Учитывая то, что вы сказали, все это очень прискорбно, но нельзя же развязывать войну из-за недоразумения, — осторожно произнес Карлайл. — Возможно, эмир отправит со мной в Англию посла, дабы выразить свое сожаление. Этот инцидент сможет послужить упрочению отношений между двумя нашими странами.
Наиб расцвел.
— Какая замечательная мысль! Я поделюсь ею со своим господином. — Он поднялся на ноги. — Пойдемте, я покажу вам сад. Здесь так хорошо по утрам!
Росс покорно последовал за ним. У дверей их встретил огромный узбек в военной форме.
— Лорд Кхилбурн, — обратился к Россу Абдул Самут Хан, — познакомьтесь с явиром Шахид Махмудом. Он капитан моей домашней охраны и будет нести ответственность за вашу безопасность.
Другими словами, это был главный тюремщик Росса, по званию явира сравнимый с британским майором. Шахид имел вполне командирский вид: крепкий, мускулистый человек, довольно высокий для узбека — всего на пару дюймов ниже Росса. Судя по его хмурому лицу, он не жаловал ференги, хотя, представляясь Россу, попытался выдавить из себя несколько скупых приветствий.
Росс удалился вместе со своим хозяином, спиной чувствуя испепеляющий взгляд явира. «Не надо быть слишком проницательным, чтобы понять, что этот человек весьма опасен: судя по выражению его лица, он способен принять взятку, а потом обвинить давшего ее в измене».
Они шли по парковой дорожке, и Абдул Самут Хан, грациозно взмахивая руками, обращал внимание гостя на цветы.
— Есть старинная персидская пословица, быть может, вы ее знаете? «Если у вас есть две буханки хлеба, продайте одну и купите гиацинт».
— Я ее слышал. Очень мудрая поговорка, — ответил Росс, гадая, что у наиба на уме. Вряд ли он решал философские проблемы.
Сад занимал огромную территорию, и когда они удалились на почтительное расстояние от дворца, наиб как-то разом подобрался. Повернувшись к Россу, он с жаром заговорил:
— В доме я не мог говорить свободно, ибо бухарцы — нация шпионов. Рабы подглядывают за хозяевами, уличные мальчишки выдадут любую информацию тому, кто им заплатит, мужья не вольны высказатъ свои мысли женам в постели, не опасаясь быть услышанными. Я персиянин, вы знаете, у меня есть враги, ибо многие завидуют моему влиянию на эмира. По этой причине я должен быть вдвойне осторожен, но должен сказать вам, что казнь вашего брата была ужасным деянием. Он был совершенно безгрешен, не совершил никакого преступления, а его приговорили к смерти.
Наиб невинными глазами посмотрел на своего гостя, и Росс мгновенно почувствовал, что доверять ему нельзя: «Возможно, мой хозяин искренне считает, что Иана казнили по ошибке, но он находится на службе эмира. Нельзя забывать об этом».
— Смерть Иана очень опечалила меня, — сдержанно произнес Росс, — но из ваших слов следует, что казнь явилась результатом недоразумения, а не дьявольских происков.
— Я пытался отговорить эмира, предлагал ему пятьдесят тысяч дукатов за освобождение Камерона, однако Насрулла ответил, что майор — шпион, а шпион должен умереть. — Абдул Самут Хан украдкой поглядел на Росса. — Я небогатый человек и, заплатив такую сумму, наверняка разорился бы, но я не сомневался, что королева возместила бы мне ущерб. Как вы думаете, жизнь его стоила пятьдесят тысяч дукатов?
— Оценить человеческую жизнь невозможно, но я знаю, что мое правительство ни за что не заплатило бы такую сумму, — твердо проговорил Росс. — Это сочли бы выкупом, и стоило только раз согласиться, как это повсюду в мире поставило бы под угрозу жизнь и свободу любого английского путешественника.
Наиб, казалось, был немало озадачен такими доводами и тем не менее все же рискнул спросить:
— Но если не королева, может быть, семья Камерона оплатила бы свободу майора?
Росс покачал головой: разговор о деньгах тревожным звоном отдавался у него в голове.
— Камероны принадлежат к старинному роду, они блестящие воины, но семья их небогата. Даже если бы они захотели, то все равно не смогли бы заплатив такую громадную сумму.
Абдул Самут Хан, похоже, был разочарован.
— Но ведь вы лорд, а он был вашим родственником, и наверняка ваши родные могли выкупить его и вернуть домой, как поступили бы, если бы в плену держали вас.
Росс понял, что они добрались до главного. По всей видимости, наиб хотел узнать, во сколько можно оценить жизнь Карлайла. «Что ж, придется лгать», — решил он.
— Если бы меня посадили в тюрьму, то мои родственники оплакивали бы меня, но не стали бы пытаться купить мне свободу, ибо решили бы, что на все — Господня воля. Я далеко не единственный сын, и мой отец счел бы несправедливым разорить остальных детей ради спасения моей ничтожной жизни.
Наверное, он говорил весьма убедительно, поскольку наиб разочарованно вздохнул:
— Жаль. — Потом он лукаво прищурился. — Говорят, Насрулла, став эмиром, некоторое время поступал по справедливости и был религиозен, но потом стал тяготеть к жестокости и мальчикам-танцорам. Он как бородавка на заду Туркестана. Хорошо бы британское правительство прислало войска в Хиву и Коканд, чтобы те убедили ханов выступить против Бухары. А если королева даст скромную сумму денег, например двадцать или тридцать тысяч дукатов, то и я, главный артиллерист, окажу поддержку при вторжении.
От этих слов Росс насторожился еще сильнее: «Может, наиб пытается спровоцировать меня на неблаговидный поступок, а может, желает продать себя подороже. В любом случае доверять ему нельзя».
— Я не являюсь официальным представителем всего правительства и приехал сюда не для того, чтобы подстрекать к бунту против эмира Бухары. Я всего лишь интересовался судьбой своего брата и теперь вполне удовлетворен.
— Вы не доверяете мне, правда? — проницательно заметил Абдул Самут Хан. — Правильно, мудрый человек всегда осторожен. Но я был другом майора Камерона. Смотрите, он собственной рукой написал благодарность за все, что я для него сделал. — Он сунул руку в халат, извлек листок бумаги и вручил его Россу.
Росс почувствовал, как у него от ужаса пробежали мурашки по спине. На бумаге неровным, но узнаваемым почерком Иана было начертано: «Я пишу этот документ, чтобы удостоверить, что наиб Абдул Самут Хан оказывал мне добрые услуги». Перечислив благодеяния наиба, Иан закончил словами: «Я, Иан Торквил Камерон, подписываю это в Бухаре, четырнадцатого сентября 1840 года от Рождества нашего Господа Иисуса Христа».
Письмо от мертвого человека. Слегка дрожащими руками Росс, сложив бумагу, вернул ее наибу.
— От имени родных майора и сам я выражаю вам глубокую признательность за все, что вы для него сделали.
Абдул Самут Хан мрачно кивнул.
— И так же, как я был другом ему, я буду другом и вам.
«Может быть», — подумал Росс. Однако несмотря на слова наиба, он не торопился доверять ему.


После того как Росс ушел на встречу с наибом, Джулиет отправилась на поиски съестного. В конце концов она нашла кухню и примыкавшую к ней комнату, где обедали слуги. Реза уже был там и радостно поздоровался с ней. Кроме Резы, Джулиет не разговаривала ни с одним из слуг, она просто съела хлеб, выпила чай и ушла. Как всегда, к ней присматривались с любопытством, но она проигнорировала все попытки завязать с ней разговор, и к ней больше никто не приставал.
Настоящие испытания начались, когда она покинула главные ворота домовладения наиба и вошла под арку.
Вооруженный мечом и копьем охранник мгновенно заступил ей дорогу и пролаял:
— Стой!
Джулиет остановилась, но не отступила. Опустив руку на рукоятку кинжала, она уставилась сверху вниз на охранника, который был на несколько дюймов ниже ее, и спросила на своем гортанном персидском:
— Я что, пленник?
Охранник замялся, не зная точно, каков статус этого тарги. Потом, видимо, решив, что дикий слуга ференги ничего особенного собой не представляет, он отступил в сторону.
Не оглядываясь, Джулиет с важным видом направилась по улице, словно давно знала, куда идти. Салех нарисовал ей карту города, отметив главные улицы и строения, и теперь ей хотелось как можно быстрее сориентироваться. К счастью, ярко-бирюзовый купол главной мечети оказался прекрасным ориентиром, и она двинулась к Регистану.
Куда интереснее было наблюдать жизнь города идя по улицам, нежели со спины верблюда. Умеренность в одежде здесь не почиталась добродетелью, и все, кто мог себе позволить, носили халаты из ярких икатских шелков. Шелка эти были самым знаменитым бухарским товаром, ибо город славился производством шелка и являлся важнейшим оазисом на всем древнем Шелковом пути.
Салех когда-то рассказывал Джулиет, что многие семьи выращивают шелковичных червей, выводят яйца, кормят нежными листьями тутовника прожорливые личинки, а потом терпеливо собирают ценные коконы. Улыбнувшись, он тогда еще добавил, что единственное, о чем он не жалел, покинув дом, где прошло его детство, — это шелковичные черви.
В центре Регистана Джулиет попробовала на вкус смесь размельченного льда и виноградного стропа, которая называется «рахат-и-джан». «Восхитительная вещь!» — отметила она.
Умело сооруженные погреба позволяли бухарцам наслаждаться напитками со льдом на протяжении целого лета. В Британии такой роскоши Джулиет не встречала. Но с другой стороны, в Британии лед никому не нужен, скорее наоборот.
Она с трудом обошла всю площадь и направилась по узкой искривленной улочке, собираясь разыскать квартал Джуйбар, где жил брат Салеха. Умело сориентировавшись с помощью карты, Джулиет добралась до места, практически не заплутав.
Брат Салеха, Тура, был мастером-ткачом, и дом его свидетельствовал о процветании торговцев шелком. Слуга, который открыл дверь Джулиет, уже был предупрежден на ее счет, поэтому ее немедленно проводили в обставленную дорогой мебелью комнату, где Мурад с Салехом наслаждались чаем с ароматом кардамона.
Все трое обменялись такими пылкими приветствиями, словно прошло несколько месяцев с тех пор, как они расстались, а не каких-то двадцать четыре часа.
Салех пребывал в превосходном расположении духа оттого, что почти через тридцать лет встретился со своим братом, однако он сочувственно нахмурился, выслушав Джулиет и узнав, что слухи о смерти Иана Камерона подтвердились. Он в свою очередь, со слов брата, поведал об эмире, о его опасной непредсказуемости и ядовитой атмосфере всеобщей подозрительности и нетерпимости, которую намеренно насаждал правитель. Хорошо, что Джулиет с Россом проявили ночью осмотрительность, ибо в доме Абдул Самут Хана наверняка было немало шпионов. И вполне возможно, что они служили разным хозяевам.
Разговор с Салехом отрезвил ее, и когда Джулиет вышла, оказалось, что она теперь не испытывает особого энтузиазма знакомиться с этим новым для нее экзотическим городом. Чем больше она узнавала о Бухаре, тем больше понимала, какой опасной была здесь ситуация. «Росс знал это с самого начала, и тем не менее у него хватило мужества приехать сюда. Он всегда был терпеливым и обладал сдержанностью, которой мне так не хватает», — подумала женщина и решила во всем брать пример с мужа.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100