Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Шествуя по крутым дюнам, верблюды так выгибались, что Джулиет спешилась и повела животных по глубоко изрезанной почве. Ноги верблюдов неловко вязли в трещинах, и они каждый раз при этом раздраженно кричали.
Спустившись с дюны, Джулиет снова вскарабкалась на верблюда, потом решила попить. Смочив пересохшие губы, долго держала воду во рту и лишь затем проглотила. Несмотря на то что вода в бурдюке была теплая и маслянистая, ей она показалась вкусной, как амброзия. Солнце палило так, словно стояло лето.
Проехав Мары, они целых три дня брели по пустыне, лишенной оазисов. В Рафитаке бурдюки наполнили водой, но только раскопав два колодца, которые мародерствующие туркмены завалили песком и камнями.
Джулиет устало потерла лоб, думая о том, как приятно было бы ощутить сейчас дуновение холодного ветра: закутанная с головы до ног, она изнемогала в темной одежде. Впрочем, такой наряд не только помогал ей скрывать свой пол: в жаркой пустыне слои ткани сохраняют от потери влаги и спасают организм от обезвоживания.
Они пробирались по дюнам, и в воздухе носились песчинки, вздымаемые пухлыми ногами верблюдов. Ветер подхватывал их и уносил прочь. Летом Каракумы были бы непроходимыми, если бы не «ветер сотни дней», как его называют поэты Туркестана. Он дул с севера, иногда мягкий, чаще сильный, но не прекращающийся ни днем, ни ночью. А вот сейчас Джулиет заметила вдалеке «пыльного дьявола» — смерч, подбросивший тонкий песок высоко в воздух. Смерчи здесь были явлением распространенным: как-то раз Джулиет насчитала одновременно шесть вихревых потоков.
Вздохнув, она отложила бурдюк: «До Бухары меньше недели. Вот там-то и начнутся настоящие тревоги».
Караван добрался до водоема к полудню и расположился на ночь, поскольку до следующего колодца было еще два дня пути. Еще засветло Джулиет и ее спутники покончили со скудным ужином, состоявшим из хлеба, риса, сдобренного шафраном, чая и фиников. Росс извинился и куда-то ушел, наверное, поговорить с одним из своих многочисленных друзей, которых он завел за время пути. Салех с Мурадом устроились вздремнуть в тени одеяла, растянутого, как тент, между корзинами, а верблюды с довольным видом поедали верблюжьи колючки. Джулиет же, несмотря на усталость, чувстновала себя тревожно. Чтобы некоторое время побыть в одиночестве и успокоиться, она решила прогуляться.
Женщина пошла на восток, туда, где возвышались двухсотфутовые дюны, которые уже миновал караван. Нагулявшись вдоволь и возвращаясь в лагерь, Джулиет, к своему удивлению, обнаружила за дюнами сидящего на песке Росса. Он с отсутствующим видом всматривался в простиравшуюся перед ним даль.
Джулиет хотела было повернуться и уйти, но Росс уловил негромкий шорох шагов и обеспокоенно поднял глаза, но тотчас расслабился.
— Я вижу, тебе тоже не лежится. Иди сюда, ко мне.
Поколебавшись немного, Джулиет приблизилась.
Они с Россом едва ли перебросились одной-двумя фразами с тех пор, как уехали из Мары. Но за последние несколько дней ее страсть понемногу улеглась: усталость, жара и жажда сделали свое дело, ей стало совершенно не до эротики, так что она могла спокойно провести с ним несколько минут.
Женщина присела на песок рядом с Россом и заметила:
— А я думала, что ты пошел к кому-то в караване.
— Иногда я люблю побыть один на один с пустыней. Как она прекрасна, не правда ли? — Он показал на окружавшие их со всех сторон дюны. В послеполуденном солнце чувственные округлости песчаных холмов и эффектные тени создавали изысканную экзотическую картину.
— Да, прекрасна, но холодна, — прокомментировала Джулиет. — Никак не могу выбросить из головы зелень Шотландии. И какая там чудесная вода!
— Ты скучаешь по Шотландии? — Росс удивленно изогнул брови.
— Иногда. В конце концов первые пять лет жизни я провела там. По-моему, то, что человек полюбит в детстве, остается у него в сердце на всю жизнь.
— Это верно. Англия, королевство у моря, навсегда останется моим домом. — Росс перевел взгляд на расстилавшуюся перед ним пустыню. — Но несмотря на все опасности, я рад возможности еще раз пройти по Шелковому пути. Меня чарует мысль о том, что эту пустыню за многие тысячелетия пересекло столько людей, перевозя грузы и идеи от Рима до Китая и обратно. Мы идем по следам Марко Поло и других бессчетных купцов и искателей приключений.
— Очень романтично! — Джулиет не преминула полюбоваться профилем Росса. Из-за нехватки воды он не брился уже несколько дней. Щеки и подбородок у него заросли темно-золотистой щетиной. Отводя взгляд в сторону, Джулиет сказала:
— Вот почему ты так много путешествуешь. В поисках романтики или приключений?
— Немаловажно и то, и другое. — И, не позволив ей прокомментировать, задумчиво добавил:
— Я думаю, моя следующая книга, если я ее, конечно, напишу, будет о Шелковом пути.
— Твоя следующая книга? Я и не знала, что ты пишешь книги, — заинтересованно откликнулась Джулиет. — А о чем те, первые?
— Так, комментарии к путешествиям. Одна о Центральной Сахаре, другая о северо-западной границе Индии, третья о Леванте и Северной Аравии.
— Впечатляет! — восторженно произнесла она. — И как их приняли? Хорошо?
— В общем, терпимо, — пожал плечами Росс. — Все отпечатаны большим тиражом, но отчасти из-за моего привлекательного титула. Издатель сказал мне, что если на обложке стоит «лорд» или «леди», то книга расходится раза в два быстрее.
Джулиет подозревала, что Росс скромничает, но не стала заострять на этом внимание.
— А если ты напишешь на обложке «герцог Уиндермеерский», тираж возрастет вчетверо.
— Наверное, ты права, — без всякого энтузиазма отозвался Росс. Он вновь посмотрел за горизонт и внезапно обеспокоился. — Проклятие! Приближается песчаная буря!
За те несколько минут, что они говорили, небо потемнело и ветер значительно усилился. Джулиет проследила за взглядом Росса и заметила зловещие сине-желтые облака над дюнами и темно-серой стеной пыли.
— Похоже, разразится сильная буря. — Росс неловко поднялся. — Пойдем, надо предупредить караван, чтобы сложили палатки.
Прежде чем сдвинуться с места, Джулиет с минуту разглядывала бурю. И то, что предстало перед ее взором, сковало ее страхом до мозга костей. Пылевое облако мчалось к ним быстрее, чем любой бегущий человек, заворачиваясь кверху бурлящей массой спиралей. По мере приближения вихря до их ушей донеслись жуткие завывания. Нервы обоих натянулись до предела.
Джулиет побежала за мужем и закричала, стараясь перекрыть рев ветра:
— Росс, у нас нет времени! Ложись и накрой голову!
Порыв ветра налетел с такой силой, что едва не сбил Джулиет с ног. Пошатнулся и Росс, а когда снова восстановил равновесие, повернулся и двинулся навстречу жене. Фигура его еле маячила в потоках песка. Карлайл натянул край тюрбана на нос, закрыл рот, но было ясно, что легкая ткань не защитит его от бури. И даже тяжелое складчатое покрывало Джулиет не препятствовало швыряемым ветром песчинкам.
Они находились на расстоянии пятидесяти футов друг от друга, когда песчаная буря обрушилась на них в полную силу. Это была самая страшная буря, которую когда-либо видела Джулиет, и мощи вихря хватило бы на то, чтобы погубить любого не соответствующим образом одетого человека. Видимость сошла на нет, а острые, как кинжал, песчинки раздирали обнаженные руки женщины и жалили узкие полоски не закрытого покрывалом лица. Нагнувшись, она пронзительно закричала:
— Росс!
Казалось, Джулиет услышала его ответный крик, но невозможно было сказать определенно из-за оглушительного рева ветра. Экипированная для такой погоды лучше, чем Росс, она попыталась двинуться туда, где видела его в последний раз, но тотчас утратила всякое ощущение направления в этих однообразных вихрях песка. Ветер толкал ее, сбивал с ног; она звала его снова и снова, но безуспешно.
Джулиет охватила паника. Она убеждала себя, что Росс не дурак, что у него хватит ума лечь на землю и накрыть голову своим длинным халатом, но он подпоясывался кушаком, и потребовалось бы больше времени снять его, чем Джулиет — свою накидку. «Что, если он слишком много времени потратил на то, чтобы разыскать меня… А вдруг у него рот и легкие забиты песком?..» — подумалось ей.
Она уже готова была распрощаться с надеждой, когда буквально наткнулась на Росса. Он стоял на коленях, пытаясь размотать тюрбан, чтобы защитить лицо, но от сильного кашля, казалось, вот-вот задохнется.
Джулиет сорвала с себя длинную плотную накидку и сложила пополам, чтобы обеспечить двойную защиту от песка, быстро опустилась на землю и потянула мужа к себе. Ветер так и рвал покрывало из рук, но она, вцепившись в него что было сил, обмотала ткань вокруг их тел с головы до колен. Менее чем за минуту Джулиет сотворила уютный кокон, который укрыл их от мучительно острого песка.
Росс все еще содрогался от кашля, стараясь восстановить дыхание, и Джулиет протянула ему маленькую бутылочку с водой, которую всегда носила на поясе, когда путешествовала по пустыне. Это был трудноосуществимый маневр, ибо пришлось немного распустить покрывало, но все же она сумела поднести бутылочку к губам Росса.
Они оказались прижатыми друг к другу настолько тесно, что Джулиет почувствовала глотательные движения мужа. Росс наконец откашлялся, отпил немного воды и только потом заговорил.
— Спасибо, — хрипло произнес он. — Я рад, что ты оказалась одета подобающим образом. Я никогда еще не видел такой страшной песчаной бури.
— Несколько лет назад я пережила подобную ситуацию. Погибли двое мужчин и несколько лошадей. — Джулиет почти кричала, чтобы перекрыть рев ветра. Укрывшись покрывалом, она тоже глотнула из бутылочки, потом повесила ее на место и принялась извиваться, чтобы сделать ямку в упругом песке.
— Возможно, нам придется пробыть здесь от пятнадцати минут до трех часов, — пояснила она. — Надо устроиться поудобнее.
Он негромко засмеялся и положил ей руку на плечо.
— Вообще-то здесь вполне уютно, хотя иногда и ощущается неистовство бури. Сами же мы теперь, как небольшие дюны: песок уже намело мне на спину. Это неплохая защита от ветра.
Они лежали лицом к лицу, и Джулиет пришлось положить пораненную руку на грудь Росса. Тот лежал спиной к ветру, так что загораживал жену от самых яростных порывов.
— Если будем лежать смирно, наш самодельный тент послужит нам, — сказала она. — Надеюсь, что Салех с Мурадом тоже успели укрыться.
— С ними все в порядке, — заверил ее муж. — Принимая во внимание все эти опасности, подобная буря так же страшна, как наводнение, дуэль на кинжалах или даже состязание бозкаши. Салеху с Мурадом надо лишь завернуться в одеяло так, словно они собираются подремать в тени. И поскольку весь караван отдыхал, то лучшего времени для бури не придумать.
— И правда, — признала она. — Одни мы с тобой настолько глупы, что решили полюбоваться экзотикой.
— Естественно. Всем известно, что британцы — неутомимые туристы.
Джулиет улыбнулась, но сказывалась усталость, говорить больше было не о чем, и она решила вздремнуть. «Там, снаружи, природа разбушевалась не на шутку, но мы сейчас в уютном, безопасном оазисе, где можно касаться, согревать друг друга и потихоньку дышать», — подумала она.
Тем не менее стало ясно, что заснуть ей не удастся. Теперь, в безопасности, неистовство бури действовало на нее возбуждающе. Порывы ветра ударяли ей в спину, и она словно бы слилась с землей и с Россом, ибо их тела подходили друг другу так, словно природа создала их как часть единого целого. В темноте она не видела лица Росса, но вдыхала его запах и слышала стук его сердца, созвучный первобытному ритму бури.
Медленно, но неумолимо страсть, которую, как считала Джулиет, ей удалось погасить, возродилась и зажила своей опасной жизнью. Сначала что-то слабо шевельнулось у нее в груди, затем охватило все ее тело и превратилось в звон, который ударил по жилам и пробудил каждую ее клеточку. «Если бы мы были любовниками, я без колебаний ответила бы на это растущее желание. Обняла бы его мускулистые руки и грудь, прижалась бы губами к его шее и ощутила его соленый пот, дразня и зазывая Росса в одно и то же время…» — грезила она.
И тем не менее она лежала неподвижно, словно камень, изо всех сил пытаясь совладать с непреодолимым желанием прикоснуться к мужу. Вспомнился караван-сарай в Серахсе, когда Джулиет проснулась и обнаружила, что обнимает любимого. Но тогда он спал, и ей удалось высвободиться. Теперь же оба бодрствовали и ощущали дыхание друг друга, и были здесь вдвоем на все то время, пока свирепствует буря. Джулиет сурово приказала себе не поддаваться желанию посреди разъяренной стихии, которая уже развеяла почти два слоя ткани. Но плоть ее упорно отказывалось внять голосу разума.
Вожделение ее так сильно давало знать о себе, что кожа ее зудела, как если бы ее покалывало что-то острое. Почувствовав, что превратится в факел, если не шевельнется, Джулиет слегка приподнялась и, вместо того чтобы отодвинуться, лишь теснее прижалась к мужу, ругая себя на чем свет стоит за то, что не в силах совладать с собой. Она сосредоточилась на том, чтобы успокоить дыхание, моля Бога только об одном: лишь бы Росс ни о чем не догадался.
И вдруг стало ясно, что она не одинока в своем желании. Бедром женщина как раз упиралась в пах Росса, и она безошибочно почувствовала растущее свидетельство того, что он в не меньшей степени возбужден ее близостью.
Джулиет закусила губу, чтобы не дать волю истерическому смеху: «Мы оба сошли с ума. Пока вокруг бушует песчаная стихия, мы тут переживаем неподобающую страсть. И безумнее всего то, что каждый старательно делает вид, будто бы полностью игнорирует все, что с ним происходит!»
У Джулиет пересохло во рту. Почувствовав, что вот-вот задохнется, она потянулась за своей бутылочкой, опустила руку вниз, и память мгновенно унесла ее на двенадцать лет назад. Темнота и такая же близость очень сильно напоминали таинства их супружеской постели, когда она с полным правом прикасалась к мужу, а он подталкивал и вдохновлял ее. «Тогда между нами не было ни барьеров, ни сомнений, ничего…»
Совершенно против ее воли рука Джулиет скользнула мимо бутылочки с водой и замерла на теплой, несокрушимой скале его мужского естества. Он рванулся навстречу ладони, от ее прикосновения плоть его стала еще тверже. Мысли Джулиет витали в прошлом, и она восхищенно провела рукой по знакомой выпуклости.
Восторг, который она воскресила в памяти, длился всего одно мгновение, вся она словно оцепенела.
— Боже мой, Джулиет! — воскликнул Росс, отбрасывая прочь ее руку. — Сейчас чертовски неподходящее время для твоих идиотских игр!
Обескураженно вернувшись на землю и ужаснувшись своему поведению, Джулиет сдавленно вздохнула. Она забыла обо всем, ей хотелось сквозь землю провалиться. Она отпрянула, сорвала с лица накидку и попыталась встать на ноги. И мгновенно удушающий песчаный ветер забил ей нос и рот.
Джулиет, задыхаясь, упала, Росс обнял ее за талию и повернул к себе спиной. Потом точными злыми движениями снова натянул накидку ей на лицо и вновь устроил спасительную гавань.
Джулиет била дрожь, скорее от стыда, чем от нехватки воздуха. С самого начала их путешествия она пыталась скрыть свое влечение к мужу и вот теперь предстала перед ним во всей своей слабости. Она чувствовала себя куда обнаженнее, чем если бы с нее сорвали всю одежду.
На этот раз уже Россу пришлось отпаивать ее водой, чтобы привести в чувство. Вскоре она уже дышала полной грудью, но по-прежнему трепетала. Преграда, которую они так тщательно воздвигали между собой, преграда из невысказанных слов и непрощенных поступков вдруг пала, став настоящей жертвой бури.
— Извини, Росс! — в отчаянии воскликнула Джулиет. — Я вовсе этого не хотела. Я не играла,
просто я… Я не могла совладать с собой. Это гадко, стыдно и чертовски неудобно, но даже спустя все годы я по-прежнему хочу тебя. А то, что мы вместе и днем, и ночью, просто сводит меня с ума! — У нee перехватило дыхание, и она с трудом вздохнула, прежде чем смогла шепотом закончить:
— Мне жаль, мне очень жаль.
Несмотря на то что она лежала спиной к нему, они так тесно прижимались друг к другу, что Джулиет ощутила его реакцию. Мгновение спустя его суровость прошла.
— Одного извинения вполне достаточно, Джулиет. Я, конечно, тоже хорош, но ты чертовски удивила меня — ведь я все время пытался сдерживать свою страсть! — Он успокаивающе обнял ее рукой за талию. — И как ты заметила, не преуспел в этом. Ты сводишь меня с ума, я в смятении, и как ты выразилась, сейчас это чертовски неудобно, но мне никуда от этого не деться.
От этих слов Джулиет почувствовала себя неблагодарной идиоткой. Скорее у себя, нежели у него она спросила:
— Но почему так происходит? Почему брак, который распался, никак не распадется совсем?
— Моя мать, — вздохнул Росс, — которая, как ты помнишь, знает немало о таинственных взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, как-то раз заметила, что в первые год или два супружеская страсть наиболее сильна. Затем безумный, безудержный огонь понемногу стихает и превращается в устойчивое, регулируемое пламя. К сожалению, ты уехала много раньше, мы не были друг с другом достаточно долго, чтобы цикл наших отношений завершился и пламя страсти поутихло. Поэтому, несмотря на то что брак наш в далеком прошлом, физическое влечение все еще живо и сильно. А теперь, в обществе друг друга, вся эта неутоленная страсть вспыхнула вновь.
— Что ж, пожалуй, — неуверенно усмехнулась Джулиет. — Я постоянно вспоминаю тот столп огня, который вел израильтян через пустыню. Сейчас между нами так и вертится этот самый столп, но ты так хорошо держишься, что мне казалось, он действует только на меня. Хорошо хоть наше безумие взаимно.
— Да уж. — Росс крепче обнял ее. — Но в Бухаре, где мы будем жить вместе, это непременно сведет нас с ума.
— И я тоже думала об этом, — призналась Джулиет. — Но мне не дает покоя ответственность за тебя. Ведь если бы не мои брат и мать, ты был бы сейчас цел и невредим, в Англии. И понимая, что я ничего не смогу сделать, если эмир осудит тебя, меня тем не менее не покидает эта бессмысленная потребность находиться рядом.
— Да помогут мне небеса, я чувствую то же самое по отношению к тебе. Словно бы потому, что никто не сможет заботиться о тебе лучше. — Он медленно провел большим пальцем по спине жены. Мучительно-дразнящее тепло разлилось по телу Джулиет. — Похоже, нас отягощают одно и то же желание защищать друг друга и все та же непреходящая страсть, — тихо произнес Росс, — Думаю, самое логичное и естественное решение — удовлетворить это последнее.
От такой мысли Джулиет едва не растаяла: «Снова стать любовниками, отдаться страсти, вместо того чтобы бороться с нею, — о, райское блаженство! Но ведь он снова уедет в Англию. Я уже однажды покинула Росса, и это едва не уничтожило меня, если же мы возобновим наши прежние отношения, вряд ли я переживу его очередную потерю».
— Легче будет только на мгновение, — срывающимся голосом произнесла Джулиет. — А в будущем это попросту раздавит нас.
Росс замер, потом убрал руки.
— Что ж, ты совершенно права, — холодно произнес он. — Было очень мудро с твоей стороны напомнить мне об этом. Как и большинство людей, могу сказать, что эта дикая страсть совершенно сводит меня с ума.
— И со мной происходит то же самое, — тоненьким голоском пролепетала она. — Это лишь очередная, недостойная леди черта моего характера.
От этих слов Росс как-то разом обмяк.
— А я всегда ценил в тебе это, — заметил он. — Твоя прямота — как обоюдоострый меч, но мне это по душе. Я не люблю флиртующих женщин, которые своими ужимками ставят мужчин в тупик и получают от зтого удовольствие.
Приятно было слышать, что Росс любит в ней не только тело. Хорошо, конечно, что он находил ее привлекательной, несмотря на все сложности, которые вызывала страсть. Многие годы она была бесполой сильной Гул-и Сарахи, а теперь с удовольствием вновь ощутила себя женщиной, осознала, что по-прежнему притягивает мужчин. Особенно этого мужчину.
Расслабившись, они молча лежали в тишине, впрочем, некоторая неловкость все же ощущалась. Джулиет прямо-таки наслаждалась близостью мужа, но, к сожалению, все проходит: ветер понемногу стихал, и им вновь предстояло держаться друг от друга, как обычно, на расстоянии.
Когда завывание стихии прекратилось и перешло в негромкий шелест «ветра сотни дней», Росс отнял свою руку, собираясь сесть. Джулиет же нерешительно произнесла:
— Я, конечно, вела себя, как дура, но в общем-то я рада, что так получилось. Теперь все прояснилось, и мы оба знаем, что между нами… сохранилось влечение. Надеюсь, теперь нам будет легче.
— И это хорошо, — после долгого молчания ответил Росс, правда, весьма сухо. — Похоже, буря выдула себя до основания. Давай посмотрим, каким стал мир.
Он стянул накидку; из каждой складки и морщинки ее побежали тоненькие струйки песка. На пустыню опустилась тьма, однако небо было ясное и восковая луна распространяла легкий свет на бледные, сладострастно изогнутые дюны. Сильно похолодало. И тем не менее после тесноты пространства самодельного тента свежий ночной воздух показался им божественным.
Глубоко-глубоко вздохнув, Джулиет перевернулась на спину и вытянула ноги.
— Как величественны звезды пустыни! — произнесла она, вглядываясь в черную бархатную ночь. — Мне никогда не надоедает смотреть на них.
Более озабоченный земными, нежели небесными проблемами, Росс рывком сел и стал озираться по сторонам.
— Хорошо, что у меня есть компас, не то нам пришлось бы искать дорогу в лагерь по звездам. Буря так изменила очертания дюн, что немудрено заблудиться.
— По крайней мере торопиться не стоит. Завтра мы наверняка тронемся поздним утром: потребуется несколько часов, чтобы отыскать всю утварь, погребенную под песком.
Джулиет шевельнулась, собираясь сесть, и в блед ном свете луны Росс разглядел классическое совершенство ее лица.
— Хорошо хоть выяснилось, что нас снедает все та же страсть, — пробормотал он, потом потянулся к лицу Джулиет. Его легкое прикосновение возбуждало ее. Он ласково провел рукой по щеке жены и слегка коснулся губ.
У нее перехватило дыхание, хотелось сказать ему, что это неразумно, но прежде чем она обрела дар речи, Росс наклонился и поцеловал ее, глубоко, чувственно, требовательно. Страсть, которую Джулиет сдерживала изо всех сил, разгорелась, как сухое дерево. Она радостно приняла его губы, в глубине души жаждая этого. Она уже забыла подобное объятие, а может, просто не осмеливалась вспоминать.
Подавшись к нему всем телом, Джулиет крепко обняла его. Он, не прерывая поцелуя, изо всех сил сжал ее в своих объятиях. Она бесстыдно изогнулась ему навстречу, и Росс тотчас навалился на Джулиет всей своей тяжестью. Она затрепетала от счастья, снедаемая разгоравшейся страстью. Жена прижалась к мужу еще теснее, и он прерывисто вздохнул, потом стянул с нее покрывало, обнажил шею. Он целовал ее нежную кожу, а колючая щетина сладостно, разительно контрастировала с обжигающим жаром его ласковых губ и языка.
Руки его скользнули к груди Джулиет, и она ожила под его ладонями, ненавидя все свои одежды и тесную нательную повязку, которая мешала волшебным прикосновениям Росса. Прерывисто дыша и извиваясь всем телом, Джулиет была почти на грани экстаза, но больше всего в этот миг она жаждала полностью слиться с ним.
И вдруг он отпрянул, оставив после себя холодную ночь, которая словно обожгла ее распаленное тело. Ужасная, обескураживающая утрата!
Испуганная, смущенная Джулиет открыла глаза и увидела Росса над собой. Закрыв широкими плечами звезды, он тяжело дышал от пережитого волнения. Несмотря на возбуждение, он заговорил, да так, что казалось, его ирония отточена до остроты кавалерийской сабли.
— Итак, согласно твоим же словам, теперь, когда наше неподобающее влечение выплеснулось наружу, с ним можно будет чудесно и легко справиться. Как же нам повезло!
В какой-то миг Джулиет оцепенела. Потом всплеск неприкрытой ярости овладел ею, и до нее дошло, что он намеренно дразнит ее, пробуждая в ней страсть, пытается наглядно продемонстрировать, насколько мучительно их положение. «Только бы мне до него дотянуться! Так бы и ударила кулаком по прекрасному подбородку! Иан всегда говорил, что для девчонки я отлично дерусь», — промелькнуло у нее в голове. И тут же с мучительной ясностью она поняла: Росс призывает ее к сдержанности. «Ведь я сама провозглашала это, заодно установив и границы наших любопытных взаимоотношений. И тогда, в юности, я первая провела тот сексуальный эксперимент, после которого бодрым тоном сделала идиотское заявление, что наши отношения теперь улучшатся», — подумала Джулиет и беспомощно рассмеялась.
— Пусть твое джентльменское поведение станет оружием, Росс. Прекрасно, ты высказал свое мнение, хотя и весьма варварским способом.
Она встала и принялась стряхивать с себя песок.
— А что до моего высказывания, что нам якобы теперь будет легче, — так это всего лишь одна из моих дурацких реплик. — Она наклонилась, подняла накидку и резко встряхнула ее. — Но тем не менее думаю, лучше уж нам обоим отдавать себе отчет, что между нами… существует огненный столп.
— Возможно, и все же не могу согласиться, что нам особенно везет в нынешней ситуации, — печально произнес Росс. — Теперь настала моя очередь просить прощения. Ты права, я поступил как варвар, но если для тебя хоть в какой-то мере это послужит утешением, то знай: остановиться мне было столь же трудно, сколь и тебе.
— По крайней мере ты не потерял головы, и я тебе благодарна за это. — Джулиет встряхнула покрывало. — А теперь, когда мы оба вдоволь помучили друг друга, пора возвращаться в лагерь.
Прежде чем она снова обернулась покрывалом, Росс притянул ее за плечи и с любовью поцеловал в щеку.
— Я уже говорил, что ты — самая восхитительная, сводящая с ума женщина, которую я когда-либо встречал?..
— А ты, в свою очередь, — совершеннейший джентльмен, который может совратить и святого… А я отнюдь не святая.
— Полагаю, быть святым — весьма утомительное занятие, тебе это совсем не идет, — весело отозвался он. Они молча побрели обратно в лагерь, и в этих черных безмолвных дюнах приподнятое настроение Джулиет улетучилось без следа. На душе у нее было холодно и страшно в преддверии неведомого будущего и неизвестности.
Она опустошенно подумала о том, что об интимной близости не стоит даже беспокоиться. Песчаная буря открыла нечто более опасное: эмоциональная близость для Джулиет оказывается еще соблазнительнее, чем поцелуи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100