Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Все путники каравана, за исключением нескольких человек, оставленных охранять грузы и животных; направились в лагерь Дил Ассы, который находился неподалеку от города, в двух милях вверх по реке. Благодушно настроенные люди скакали по пустынной местности, и, взглянув на них, Росс затем посмотрел на Джулиет. Ее верблюд легко трусил рядом с Джульеттой Росса.
— Ты была права насчет популярности бозкаши. У всех праздничное настроение.
— Туркмены обожают наблюдать, как животные раздирают друг друга в клочья, — сухо отозвалась она. — Для них это прекрасное развлечение. Собаки дерутся с собаками, петухи с петухами, перепела с перепелами. И даже упрямых верблюдов умудряются втравить в драку, когда они идут караваном. Неужели это ничего тебе не говорит о бозкаши?
— Только то, что я буду рад вернуться в караван-сарай, когда все закончится. И хорошо бы возвратиться не с переломанными конечностями.
Они должны были подъехать к разбросанным юртам, представлявшим собой круглые палатки из войлока. Эти юрты весьма напоминали ульи с черной крышей. Повсюду гудели толпы ребятишек, «новое поколение грабителей». Большинство обитателей юрт носили яркие одежды, предпочтение явно отдавалось красному цвету. К удивлению Росса, женщины-кочевницы паранджи не носили, что для исламского мира — большая редкость. На голове туркменок возвышались замысловатые прически с красными или белыми шарфами, которые, свисая по спине, доходили до талии.
Едва Росс подъехал к лагерю, как все замерли и разом уставились на него. Поскольку все уже знали, что он ференги, Росс решил надеть европейскую одежду, в которой чувствовал себя удобнее, и его белая рубашка и гладкие лосины являли собой разительный контраст с развевающимися цветастыми одеждами туркменов. Единственной данью азиатской моде был белый тюрбан: Карлайл хотел уберечься от палящего солнца.
Росс слез с верблюда, и тотчас сквозь толпу к нему пробился Дил Асса. На туркмене была шапка, по краям отделанная волчьим мехом. Значит, он был «чопендозом», то есть распорядителем в игре бозкаши.
— А, мой приятель-ференги!.. — лицемерно произнес Дил Асса. — Я в восторге оттого, что вы не передумали. Вот кнут для бозкаши. Я отведу вас к вашей лошади. — Вручив Россу тяжелый, словно налитый свинцом, кнут, туркмен повернулся и повел его к окраине лагеря.
Поскольку игровая площадка находилась в некотором отдалении, все прибывшие из каравана так и скакали верхом. Джулиет же спешилась и передала Мураду поводья обоих верблюдов. Потом, как и подобает хорошему слуге, двинулась вслед за Россом, прикрывая его со спины. Впрочем, Росс пока не чувствовал опасности: если Дил Асса вопреки предписанию калифа и убьет ференги, то скорее всего не станет делать этого, прежде чем Росс не опростоволосится в игре.
Дил Асса повел Росса туда, где стояла дюжина оседланных, привязанных к кольям лошадей.
— Вот. — Туркмен указал на старую гнедую кобылу. — Прекрасная, крепкая лошадь, в самый раз для ференги, который никогда не играл в бозкаши.
Росс обошел лошадь кругом, внимательно рассматривая ее и все время покачивая головой.
— Вы не уважаете возраст этой бедной кобылы, Дил Асса? Она умрет от напряжения еще до наступления полудня. — Он погладил ее острый крестец. — Я буду глубоко сожалеть, если стану причиной кончины сей почтенной дамы.
Дил Асса бросил на него свирепый взгляд.
— Я выбрал кобылу потому, что подумал, что даже ференги, который сидит в седле, как мешок с зерном, сможет справиться с нею. Но если вы считаете, что совладаете с настоящим конем для бозкаши, выбирайте из других моих лошадей.
Росс задумчиво прошелся вдоль кольев, опытным взглядом изучая животных. Похоже, все лошади здесь из той самой легендарной породы, которую китайцы называли райскими конями из Ферганы. Их разводили больше ради выносливости, нежели ради скорости. Они не обладали элегантной статью арабских скакунов, и все же лучшие из них в течение недели могли пройти не менее шести сотен миль.
Вокруг столпились туркмены, никто из них не выказывал враждебности Дил Ассе, и все пылко обменивались замечаниями относительно лошадей. Росс не так хорошо знал язык, чтобы понимать их быструю речь, однако улавливал фразы вроде: «Лошадь для бозкаши должна быть быстрой, как сокол, у нее должны быть ловкость козла, сердце льва… Она должна уметь мгновенно остановиться с полного галопа… Должна обладать терпением, воодушевлением, умом…»
Большинство лошадей на вид казались способными удовлетворить всем требованиям игры, однако Росс остановил выбор на высоком белом жеребце, самом возбужденном из всех. Глаза лошади сверкали необыкновенным умом, а из-за легких нетерпеливых движений серебряные пластинки на его уздечке переливались при свете солнца. «Вот настоящий воинственный конь, — подумал Росс, — и он вознаградит всякого, кто попытается его подчинить».
— Я выбираю этого.
Дил Асса едва не задохнулся от ярости у него за спиной.
— Рабат — мой лучший конь! Сегодня я буду скакать на нем!
— А, прошу прощения, — ответил Росс, не слишком удивившись, поскольку свойства жеребца были очевидны. — Я и не мечтал лишить вас лошади, которая принесет вам победу.
Туркмен обжег Росса колючим взглядом, но из-за гордости ответил:
— Мне не нужен Рабат, чтобы выиграть, ференги. Скачи, если он позволит тебе это сделать.
— Вы в высшей степени любезны, — произнес Росс, подавляя усмешку. — Я полагаю, Рабат обучен делать специальные трюки для бозкаши. Что мне надо знать, чтобы правильно держаться на нем в седле?
К счастью, не менее дюжины мужчин загудели в ответ на вопрос Росса, поскольку Дил Асса, похоже, не выразил желания раскрывать секреты. Послушав несколько минут, Росс понял все, чего ему следует ждать от обученной туркменами лошади.
Для того чтобы Рабат привык к его голосу, Росс несколько минут гладил нервное животное по шее и нежно произносил английские слова. Потом, проверив, туго ли натянута подпруга, а также длину стремян, легко вскочил в седло.
Придя в ярость от дерзости незнакомца, Рабат мгновенно взбесился, напряг мускулы, встал на дыбы в неистовой попытке сбросить нежеланного седока. Жеребец располагал поистине внушительным репертуаром боковых прыжков и поворотов, угрожающе напрягался. Впрочем, Росс был готов к такому поведению. Зрители для безопасности отошли подальше и оттуда принялись следить за неистовым поединком, во время которого человек и животное испытывали друг друга.
От Росса потребовалась вся его сила и сосредоточенность, чтобы удержаться на лошади: надо было показать, кто хозяин, и несмотря на то что Рабат дергался из стороны в сторону, как мангуст, Росс все же умудрился бросить взгляд на Джулиет. Похоже, она была вполне удовлетворена этим зрелищем. Счет был в пользу британца.
В белой лошади не было никакого особенного порока, просто крайнее возбуждение и озорное нежелание покорно принять незнакомого всадника. После того как Рабат сбросил избыток своей неукротимой энергии, он угомонился и стал отзываться на вожжи и удары коленями.
Следовало изучить, что умела делать лошадь, поэтому Росс отправился подальше от палаток — на открытую равнину. Потом пустил жеребца в шаг, время от времени обучая его останавливаться, везти седока и прыгать. Рабат схватывал все буквально на лету, мгновенно понимая, что требовал от него всадник. Он также умел резко разворачиваться на месте и оказался одним из самых резвых жеребцов, на которых когда-либо скакал Росс. Испытывать новую лошадь — все равно что пристреливать новое ружье, но только еще интереснее, ибо животное обладает разумом.
Надо было приноровиться и к незнакомой упряжи: всего одна пара поводьев, седло впереди и сзади очень высокое. Вдобавок с передней луки поднимался высокий рог. Необычная конфигурация, но она, очевидно, превосходно поддерживает седока во время диких маневров бозкаши.
Через пятнадцать минут тренировки Росс почувствовал, что они с жеребцом выработали некое взаимопонимание. В качестве последнего опыта Росс пустил Рабата в полный, стремительный галоп, потом схватился за седельный рог и соскользнул вниз так, что тело его в основном повисло над каменистой почвой. Это был опасный трюк, ибо стоило лошади слегка повернуться или оступиться, как Росс на большой скорости ударился бы о землю головой.
Но несмотря на то что всадник свесился на сторону, жеребец держал его твердо, как скала, а Росс тем временем сорвал хрупкий пустынный цветок, затем вновь подтянулся к седлу, замедлил шаг до легкого галопа и вернулся к не сводившим с него глаз туркменам. Люди встретили его с неприкрытым восторгом. На большинстве лиц светились улыбки, доносились одобрительные возгласы. Однако Дил Асса взирал на происходящее в гробовом молчании.
Тем не менее Росс воскликнул:
— Великолепно, Дил Асса! Если вы учили Рабата, то это делает вам честь.
Дил Асса буркнул со смесью раздражения и скупого удовольствия в голосе:
— Да, это я объезжал его. Я принял роды своими собственными руками, чтобы Рабат не упал на землю и не сломал себе ноги. Когда он пил молоко кобылицы, я кормил его мать дюжиной яиц в день, чтобы шкура его лоснилась. Три года он бегал совершенно свободно, без уздечки и седла, еще в течение шести лет я обучал его всем маневрам игры. Нигде нет лучшего коня для бозкаши. Смотрите же, хорошо распорядитесь им.
— Попытаюсь оказаться достойным его, — пообещал Росс. — Кстати, у вас есть еще лошадь, чтобы мой слуга тоже мог посмотреть бозкаши?
Дил Асса гневно прищурился и посмотрел на оставшихся лошадей. Затем, запрыгнув на злобного вида темно-гнедую лошадь, процедил:
— Твой раб-туарег может ехать на этой гнедой.
Заговорив на тамашек, якобы переводя, Росс сказал Джулиет:
— Будь осторожен, раб. Я полагаю, наш хозяин жаждет увидеть, как кто-то сегодня сломает себе шею.
Не удостоив его ответом, Джулиет приспособила под себя подпругу и стремена и села в седло. Молодой нервный мерин был не столь дьявольски настроен, как Рабат, однако оказался очень игривым, так что Джулиет тоже пришлось повозиться, чтобы завладеть его вниманием. Джулиет не обладала силой Росса, но у нее была сверхъестественная способность предвидеть намерения животного, посему она очень быстро призвала гнедого к порядку.
Дил Асса помрачнел.
— Возможно, твоему рабу тоже стоит сегодня поиграть в бозкаши?
— Нет, — спокойно ответил Росс. — Если Джелала ранят, кто позаботится о моих верблюдах?
Согласившись с этим логичным ответом, Дил Асса приказал своим людям садиться на коней, и все направились на площадку для бозкаши.
Она находилась милях в двух от лагеря, и, как и предполагала Джулиет, туда прибыли сотни зрителей. Они разбрелись по дюнам, готовые к зрелищу, жаждущие его. Здесь же присутствовали бесчисленные разносчики и торговцы, деловито предлагая еду и напитки.
Игроков бозкаши нетрудно было определить, поскольку они повсюду беззаботно разъезжали на своих конях. Их было около трех дюжин, все гибкие, грозные. Большинство из них в отороченных каракулем или лисьим мехом шапках, в руках у всех короткие безобразные хлысты.
Джулиет соскользнула со своего гнедого и вручила поводья какому-то туркмену, а потом пешком отправилась на поиски Салеха и Мурада. Подъехал Дил Асса и дал Россу скупые пояснения:
— Это боз, козел. — Обезглавленная, тяжелая, как песок, туша лежала в середине круга, начертанного белой негашеной известью.
Дил Асса махнул рукой в сторону горизонта.
— Вот это полюс, вокруг которого надо пронести боз. Поскольку солнце жарко греет, а матч этот небольшой, дружеский, то полюс установлен поблизости. А когда идет настоящая игра, то его едва видно, так он далеко.
Наконец он указал на известковый круг.
— Боз должен быть возвращен в халлал, круг справедливости. Тот человек, кто швырнет его в халлал, и будет победителем. — По-волчьи сверкнув зубами, Дал Асса усмехнулся:
— Ну что, начнем, друг мой ференги?
— Как прикажете, — вежливо ответил тот.
По сигналу Дил Ассы пожилой человек со шрамом от хлыста на лице пронзительно свистнул, сунув два пальца в рот. И тут же игроки выстроились вокруг козла. Росс оказался напротив Дил Ассы. Воздух, казалось, завибрировал от напряжения, едва только игроки заняли позиции. На лицах светилась жажда быть первым и самым сильным.
Распорядитель поднял руку, потом резко взмахнул.
— Начали!
Мгновенно круг нарушился и превратился в беспорядочную гонку. Всадники хлестнули лошадей и пустили их вскачь, и только Росс сдержался, предпочитая понаблюдать, чтобы разобраться в правилах игры.
Самым проворным оказался легкий, хрупкий человечек: он наклонился и подхватил козла с земли. И в тот же миг тушу у него вырвали двое, а потом принялись тянуть козла за ноги. При этом оба орали, как торговки на базаре. Третий человек направил свою лошадь между их конями, потом вздыбил ее, отделив соперников, чтобы самому схватить добычу.
Игра завихрилась, козел переходил из рук в руки, то взлетая вверх, то падая вниз, его перебрасывали через шеи и седла лошадей, швыряли под их брюхами. Дважды туша падала на землю, но ее тут же поспешно подхватывали. Вскоре из-за едкого запаха лошадей, пота, крови и кожи стало нечем дышать. Оказывается, что кнуты предназначались не столько для лошадей, сколько для соперников. Руки и лица многих были рассечены в кровь почти до костей, но в этом неистовом соревновании никто ничего не замечал. Башмаки на высоких каблуках удерживали всадников в стременах, когда те наклонялись, чтобы схватить добычу. Глаза горят диким огнем, кнут зажат в зубах.
Играли не только люди, лошади также были агрессивны и вступали в потасовку, обнажив зубы, клацая копытами и издавая разъяренное ржание. Всадники и лошади двигались как единое целое. Это напоминало скачки кентавров, когда человек и конь срослись между собой. И в самом центре этой бури постоянно был Дил Асса, самый необузданный из диких.
Один раз группа ездоков бешеным роем врезалась в толпу. Зрители завыли и рассыпались в разные стороны, но не все оказались достаточно проворными, и после того как бозкаши переместилось, в толпе появились травмированные. Они громко жаловались и причитали от боли.
Окруженная едким облаком желтой пыли, стая игроков медленно продвигалась по направлению к полюсу. Россу казалось, что большая часть игроков и лошадей измотают себя задолго до того, как доберутся до круга справедливости. Сдерживая себя и приноравливаясь к лошади, игрок мог бы иметь больше шансов быть в конце концов победителем. Однако для этих людей, несущихся перед Россом, стратегия была пустым звуком: они играли ради безыскусной варварской радости.
Приливы яростной силы обдавали Росса и Рабата, разжигая в крови пожар, призывавший их подчиниться безумию и примкнуть к этой дикой суматохе. Выученный и натренированный до совершенства как специальный конь для бозкаши, белый жеребец метался, готовый принять участие в борьбе, однако Росс сдерживал его, применяя всю силу своих рук и колен. Нельзя же выпускать неистового скакуна из-под контроля.
И чем сильнее Карлайл сражался с лошадью, тем настойчивее он сопротивлялся сиренам, заманивающим его вступить в схватку. Он собирался принять незаметное участие в игре, но едва увидев, как она разворачивается, испугался, и у него пропало всякое желание присоединиться. «В таком хаосе легко упасть, потерять равновесие, а заодно и самоконтроль».
Несмотря на то что в жизни его было немало случаев, когда он почти терял самообладание, Росс никогда не поддавался, поскольку глубоко в подсознании боялся того, что случится, если он даст безудержности одержать над собой верх. «Если я хотя бы раз дам волю безумию, смогу ли я потом быть от него независимым?»
И поэтому он не спешил, а стоял вместе с Рабатом с краю.
Матч медленно продвигался вперед, игроки с мрачной решимостью сражались за каждый дюйм, пока боз не оказался в трех четвертях от полюса. И тут какой-то седок умудрился оторваться от остальных. Козел висел у него на седельной луке.
Это был Дил Асса. Несмотря на жаркую погоню, несколько славных коротких минут он скакал один, а толпа выкрикивала одобрительные возгласы в его поддержку. Он торжествующе замычал, объехал полюс со всех сторон, но к цели ему надо было вернуться той же дорогой. А тут его уже поджидали соперники. И вновь матч превратился в игру без правил.
Росс скакал с краю главной группы, наблюдая, но не принимая участия, больше сосредоточившись на внутренней борьбе за мастерство, чем на том, кто в настоящий момент владел тушей. Она все больше превращалась в лохмотья. И тут перед ним неожиданно появился Дил Асса. Дико сверкнув глазами, с лицом, залитым потом и кровью, он прорычал:
— Трус! Ты зря взял прекраснейшую лошадь для бозкаши! Ты не мужчина! — Он совершенно забыл об обещании, данном калифу, поднял кнут с тяжелым наконечником и ударил Росса по лицу. — Я плюю на тебя, ференги!
Росс инстинктивно поднял жеребца на дыбы, чтобы уклониться от хлыста. Дил Асса бесстрашно направил свою лошадь вперед и снова попытался ударить Росса, вложив в движение всю ярость и силу.
Результат оказался невероятным. Обычно Росс скользил по жизни, как спокойный, отстраненный наблюдатель, близость к Джулиет сдерживала его. Тут же, едва хлыст туркмена яростно прошелся по его спине и плечам, охвативший Росса гнев развеял остатки спокойствия.
Когда Дил Асса снова прыгнул к нему, Росс с кошачьей ловкостью вытянул руку и схватил плеть левой рукой. Не обращая внимания на обжигающую боль, он изо всех сил рванул плеть и вырвал ее из руки противника.
— Если ты хочешь проиграть, туркмен, то будь по-твоему! — Он швырнул кнут на землю. — Сейчас я буду играть и выиграю!
Он резко пришпорил Рабата и пустился догонять основную массу игроков, которые промчались мимо, пока Росс и Дил Асса разбирались друг с другом. В игре наступил очередной прорыв: какой-то человек поволок тушу козла к полюсу. Но тут его перехватили. И теперь все игроки втянулись в безумную общую потасовку.
Жеребец радостно заржал, едва ему дали волю, и помчался по пустой равнине подобно ангелу мщения. Сообразив, что боз, должно быть, в центре свалки, Росс направил Рабата прямо туда.
И тут до него дошло, что Рабат готовится к прыжку. В тот миг, когда седок и конь слились в единое целое, Росс почувствовал, что жеребец хочет перескочить через пенящуюся массу всадников и лошадей.
Это было безумием, и все же Росс не колебался ни секунды: «В бозкаши дозволено все. Абсолютно все». Карлайл почувствовал, как ускорился шаг и напряглись мускулы Рабата, сила и злоба коня взметнули его вверх. Росс испытал такой же прилив энергии и, поднявшись в воздух, какое-то мгновение парил, как на Пегасе.
Потом человек и конь обрушились поверх взбаламученной, выкрикивающей проклятия толпы. Это был настоящий хаос. Пинки, кулаки, удары хлыстов сыпались на Росса и на жеребца словно дождь, однако своей тяжестью, увеличенной силой падения, они отвоевали себе открытое пространство. Как раз рядом с тем местом, где шла борьба за козла. Не обращая внимания на удары со стороны других игроков, Росс зажал кнут в зубах, потом в облаке удушающей пыли нагнулся и опасно провис, удерживаясь при помощи одного только каблука и ухватившись за рог седельной луки. Едва дотянувшись, он изловчился и схватил заднюю ногу искромсанной туши. Человек, державший боза, отчаянно сопротивлялся, но у него не хватало сил, чтоби противостоять напору только что вступившего в схватку противника, и через несколько секунд Росс выхватил у него приз.
И в тот же миг едва не упал на каменистую землю. Россу понадобилась вся его сила, чтобы удержаться в седле, но он сумел-таки сделать это, не потеряв при этом козла и не отдав его в цепкие руки остальных участников.
Пристроив разодранную тушу перед собой, он стал медленно, но упорно продвигаться через кишащую толпу. В том состоянии жгучей ярости, которое овладело им, он не чувствовал ни одного из многочисленных ударов, обрушиваемых на него, и без всяких угрызений совести отвечал тем же. Они с Рабатом безостановочно прорывались сквозь толпу, распихивая игроков в стороны.
И выскочили на простор всего лишь в двухстах ярдах от круга справедливости. Пыль забила Россу глаза, поэтому он едва различал цель, но пришпорил Рабата и пустил его в галоп, положившись на умение лошади и ее инстинкт. Затем машинально оторвал руку от козла, чтобы протереть глаза, и тотчас почувствовал, как кто-то протянул руку и выхватил у него боз.
Дил Асса! Черные глаза его торжествующе горели от ярости. Он перетащил боз на свою лошадь и мгновенно пришпорил гнедого, пытаясь удрать. Но не тут-то было: Росс, вытянув руку, схватил козла за заднюю ногу. Мышцы ференги чуть ли не рвались от напряжения, он пытался перетянуть тушу назад, но Дил Асса с несгибаемым упорством держал ее за передние ноги.
Обе лошади бок о бок рвались к цели, но ни один из мужчин не ослабил мертвой хватки. Со всех сторон их окружили другие всадники, они вопили и хлестали кнутами, но Росс сосредоточился только на безумной схватке за первенство с Дил Ассой.
Чтобы как-то выйти из безвыходного положения, Росс перекинул ногу через седло, потом скользнул по боку лошади, рассчитывая на свой вес в качестве дополнительного усилия. Кто-то неминуемо должен был уступить, так оно и случилось. Козел накренился к Россу, и тот утратил опасное равновесие. Его едва не раздавили копытами преследовавшие игроки, но рог на седельной луке в очередной раз спас его.
Росс выпрямился и увидел в руках Дил Ассы оторванную переднюю ногу боза. Туша же осталась у Росса. Завопив от ярости, Дил Асса перекинул ногу и тем же манером, что и Росс, попытался в очередной раз выхватить козла, но было слишком поздно. Они уже добрались до цели.
Росс бросил разодранную тушу в начертанный известью круг, и тотчас со всех сторон раздались крики: «Халлал, халлал!», а потом зрители дружно запели: «Кхилбурн, Кхилбурн!»
Росс поднял руку в знак благодарности, и толпа совсем обезумела. Неистовая, животная радость взыграла в сердце Росса. Он, конечно, играл когда-то за школьную команду, и, в общем, небезуспешно, но никогда ни одна победа не приносила ему столько удовольствия и гордости за собственную силу. Рабат тоже испытывал подъем, если это слово применимо к лошади: он надменно шествовал и делал курбеты. Жеребец явно торжествовал.
Росс еще раньше заметил то место, откуда за ним вместе с Салехом и Мурадом наблюдала Джулиет, и теперь он искал ее глазами, инстинктивно желая разделить с ней свой успех. Тарги легко можно было выделить из толпы благодаря его росту и темной одежде; он напоминал ворона среди разноцветных туркменов.
На миг их взгляды встретились, Росс ощутил странный толчок в сердце, но расстояние между ними было столь велико, что он не мог разобрать выражения ее глаз. Джулиет же резко повернулась и пошла прочь, потупив голову. «Наверное, она расстроена тем, что я обещал ей не рисковать, а сам пренебрег этим». Но как бы то ни было, поведение Джулиет вернуло Росса на землю. Он охладил свой пыл и вдруг с благодарностью обнаружил изъян в своем обычном здравомыслии. Россу стало жарко, сказывалась усталость. Грудь его тяжело вздымалась, ребра болели от каждого вздоха.
Распорядитель бозкаши подскочил к Россу и в соответствии с обычаем произнес в заключение несколько слов. Из-за всеобщего гама разобрать что-либо было невозможно, но на сияющем лице распорядителя было написано все, что он хотел сказать. Расплывшись в улыбке, туркмен вложил в руку Росса какой-то небольшой предмет.
Росс и думать не думал о призе и теперь с удивлением взглянул на свою ладонь. Профессор-антиквар из Оксфорда согласился бы на что угодно ради того, чтобы заполучить такую старинную золотую монету! Судя по греческому профилю на аверсе, монета скорее всего относилась к эпохе Александра Великого. В Россе тут же заговорил ученый, но сейчас было не время изучать приз, посему он благодарно кивнул головой и сунул монету в карман.
Теперь, когда состязание официально закончилось, на поле высыпали зрители, чтобы лично поздравить игроков бозкаши. Кто-то предложил Россу медный кувшин с водой; он с признательностью принял его и, запрокинув голову, выпил едва не половину содержимого, а потом смыл с лица и шеи желтую пыль.
Состязание оказалось не из легких, повсюду слышались хвалебные отзывы участникам, но в героях ходил Росс, и каждый жаждал пожать ему руку и восхититься.
Впрочем, пожимая очередную руку, Росс подумал, что выиграл не только благодаря своему здравому смыслу, а скорее благодаря британским правилам участия в спортивных играх, которые твердо усвоил с самого детства. Учитывая природный темперамент Росса, зерно попало на плодородную почву. Он огляделся по сторонам, пытаясь найти своего главного соперника. Дил Асса оказался неподалеку, в окружении своих почитателей и болельщиков. Медленно, чтобы никого не задеть, Росс направил Рабата к туркмену.
Дил Асса хмуро взглянул на него и с неприкрытой злостью бросил:
— Тебе повезло, ференги!
— Да, — быстро отозвался Росс. — Если бы не твоя великолепная лошадь… — он похлопал взмыленного жеребца по шее, — да не слабость передних ног боза, я ни за что бы не выиграл.
— Злорадствуешь?!
— Вовсе нет. — Росс протянул руку Дил Ассе. — В моей стране существует традиция после жаркой схватки обмениваться рукопожатием с почетным противником.
Обескураженный Дил Асса растерянно поглядел на протянутую руку.
— А я твой почетный противник, ференги?
— Да. — По-прежнему не опуская руки, Росс добавил:
— У меня есть имя, ты знаешь. Меня зовут Кхилбурн. А ты, Дил Асса, сумел раззадорить меня так, как никто и никогда в моей жизни!
Туркмен неожиданно хрипло засмеялся.
— Значит, я сегодня тоже одержал небольшую победу, хотя было бы разумнее оставить тебя в спячке. — Он крепко пожал руку Росса. — Для ференги ты прекрасно держишься в седле, Кхилбурн.
Росс засмеялся, чувствуя воодушевление.
— Говорить, что туркмены — прекрасные наездники, нет необходимости, точно так же, как и то, что летом светит солнце, а вода — это дар Божий детям его. — Он отпустил свою руку. — Но надо сказать, что только наблюдая за тобой, я узнал, какую радость и силу можно испытать, играя в эту игру…
Дил Асса улыбнулся, перегнулся через седло и стянул тюрбан с головы Росса. Потом снял свою отороченную волчьим мехом шапку и нахлобучил ее на светлые волосы соперника.
— Если ты когда-нибудь вернешься сюда в холодный сезон, Кхилбурн, мы сыграем еще раз. И если, по воле Господа, такое случится, ты будешь скакать как чопендоз, распорядитель бозкаши.
Росс почтительно улыбнулся в ответ, посчитав, что эта пропитанная потом, грязноватая шапка куда дороже любой награды, которой его удостоила бы сама королева Виктория.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100