Читать онлайн Шелк и тайны, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк и тайны - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк и тайны - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Шелк и тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Наблюдая, как муж рискует жизнью во время наводнения, терзалась Джулиет, а через неделю пришла очередь Росса беспомощно стоять и смотреть, как подвергается опасности жизнь Джулиет.
Караван был в неделе пути от города Мары, самого большого поселения между Серахсом и Бухарой. Путники устроились на ночлег у небольшого, почти пересохшего колодца с горькой водой. Они ставили палатки и разводили костры, и тут на лагерь напала банда туркменов.
Все побросали свои дела и уставились на всадников, по сравнению с торговцами гибких и сильных, как волки, и таких же опасных.
Мурад готовил пустынный хлеб, этакую смесь муки и воды, которую кладут в вырытую ямку, а потом засыпают сверху песком и горячими углями. Сидя на корточках, он смущенно произнес:
— Вряд ли бандиты вторгнутся в наш лагерь.
— Да, — согласился Салех. — Наверное, они находятся на службе в Хиве или Бухаре и пришли сюда, чтобы взять дань за караван. Это тоже форма разбоя, хотя и более мягкая.
Поскольку у Салеха был самый невинный вид из всего отряда Росса, пожилой узбек направился в центр бивуака, чтобы разузнать, что происходит. Через полчаса он вернулся и сообщил подробности.
— Главаря зовут Хосро-хан, он юз-баши, то есть «сотник». Он является офицером армии эмира Хивы и прибыл сюда получить дань в размере один к сорока. — Сев на корточки, Салех принял пиалу с чаем, поданную Мурадом, и продолжил:
— Каждая группа должна составить список товаров. Юз-баши посетит каждый костер, проверит записи и соберет дань.
Росс ничуть не удивился и кивнул головой.
— Представляю, как расстроены купцы. Между ханствами и так постоянные распри, и караван мог бы избежать обложения налогом хотя бы Хивой.
Салех улыбнулся.
— Да, купцы немного разочарованы. С них еще потребуют дань в Чарджоу, когда мы прибудем в Бухарское ханство, потом придется откупаться в таможне самого города. Но все же если заплатить дань, то караван избежит большего разграбления. — Он отпил из пиалы чай и с тревогой добавил:
— Абдул Вахаб сказал мне, что Хосро-хан известен своей ненавистью к ференги. Вам бы лучше не привлекать к себе внимание, Кхилбурн.
— Я и не собираюсь высовываться, — пообещал Росс.
Целый час Абдул Вахаб сопровождал юз-баши и его людей по лагерю. Путники занялись обычными делами, хотя прекрасно знали о передвижениях хивинцев. Джулиет и Росс разбирались с верблюдами, а Мурад готовил луковую подливку к хлебу. Салех тем временем составлял опись товаров.
Несмотря на то что туркмены не вскрывали багаж, устрашающий вид заставлял всех проявлять исключитальную честность. Атмосфера над бивуаком раскалилась. Никому не хотелось злить юз-баши: а вдруг тот забудет, что является официальным лицом, и станет вести себя, как его дикие туркменские собратья, и отберет не сорок процентов, а все сто?
Джулиет внимательно следила за мужем; казалось, его не особенно тревожило присутствие туркменов. «Если бы можно было написать книгу о том, как добиться британского хладнокровия, то никто не сделал бы этого лучше, чем Росс. Впрочем, не британского хладнокровия, а английского. Я ведь тоже британка, но вовсе не так бесстрастна, как он».
Мурад тем временем выкопал из ямки плоскую хлебную лепешку, постучал пальцем, чтобы стряхнуть песчинки с корки, а потом позвал всех обедать. Горячий хлеб с луковой подливкой — настоящее лакомство, но Джулиет, как всегда, мучилась с едой в своем покрывале.
Они как раз заканчивали трапезу, когда Джулиет подняла глаза и увидела Хабиба, зловредного погонщика верблюдов, который отвел в сторону одного из хивинцев, чтобы поговорить с ним наедине. Явно удивленные, туркмены посмотрели в их сторону, потом торопливо подошли к своему офицеру и о чем-то заговорили. Джулиет нахмурилась, однако, прежде чем она смогла предупредить кого-либо, юз-баши и его свита направились прямо к их костру.
Юз-баши оказался коренастым, крепким мужчиной с узкими туркменскими глазами. Оглядев всех членов отряда, он приказал:
— Дайте мне список ваших товаров.
Салех молча повиновался. Пока юз-баши изучал список, Джулиет заметила, что Хабиб, стоя неподалеку, злорадно ухмыляется. Подтянулись и другие путники, словно предвкушая какую-то драму. Впрочем, у большинства был скорее озабоченный, нежели любопытствующий вид.
Юз-баши поглядел на Джулиет и, едва заинтересовавшись покрывалом, не удостоил ее большим вниманием, приняв за неимущего слугу. Уверенная, что «Джелала» никто не хватится, Джулиет поднялась, смешалась с толпой и, покрутившись немного, наконец встала рядом с Хуссейном, сыном Мухаммеда Казима.
Немногословно, с сильным акцентом она объяснила ему по-персидски, что Хабиб пытается навлечь на Росса беду и Джелалу с Хуссейном надо проследить, чтобы не совершилось не праведное дело. Озираясь по сторонам, Хуссейн последовал за Джулиет; вдвоем они встали чуть позади Хабиба.
Юз-баши тем временем взял дань с Салеха. Росс же как ни в чем не бывало сидел у костра и спокойно потягивал чай, словно ему не о чем было беспокоиться.
Однако вместо того, чтобы перейти к следующему костру, юз-баши подошел к Россу и уставился на него подозрительными узкими глазками.
— Говорят, вы европеец. Это правда?
Росс невозмутимо поглядел на хивинского офицера. Лишь тот, кто хорошо знал Карлайла, мог бы распознать в этом безмятежном лице тщательно скрываемое беспокойство.
Росс открыл было рот, чтобы ответить, но не успел он вымолвить хотя бы слово, как вмешался Абдул Вахаб:
— Кхилбурн — армянин и мирза, грамотный человек.
Из толпы зевак тотчас подал голос Мухаммед Казим:
— Да, Кхилбурн армянин. Конечно, он христианин, но человек богобоязненный. И каждый, кто скажет обратное, окажется жалким лжецом.
Юз-баши грозно поглядел на Росса:
— Это правда, что ты армянин?
Глядя на него честными глазами, Росс ответил:
— Правда.
— Ты поклоняешься одному Господу?
— Да, согласно древним обычаям моего народа.
— А что твой народ говорит про Магомета и его учения?
— Мы почитаем Магомета, да пребудет с ним мир, ибо он дал людям закон веры, которая в сердце своем столь же праведна, как законы, данные нам нашим пророком, Иисусом, — твердым голосом произнес Росс. — И это верно, и другого пути быть не может, ибо Божьи законы вечны и всеобщи.
Явно удовлетворенный, юз-баши кивнул.
— Налог с христиан — один к двадцати, а не один к сорока, так что тебе надо удвоить плату. Сколько у тебя золота?
— Двадцать золотых тиллахов. Подождите минуту, и я заплачу налог. — Росс вытащил из внутреннего кармана пальто небольшую сумочку и отсчитал монеты. Джулиет знала, что в багаже у него еще есть деньги, однако юз-баши без колебаний принял плату: очевидно, его смутил скромный наряд Росса.
Оглядев большую группу зевак, юз-баши спросил:
— Кто сказал, что этот человек — ференги? Любой, кто может свидетельствовать против него, должен выйти вперед и сказать свое слово.
Затаив дыхание, Джулиет переводила глаза с одного путника на другого. Молодые и старые, узбеки и курды, персы и афганцы не издали ни звука, хотя знали, что Росс — европеец. Росс за последнее время завел много друзей среди попутчиков, ибо теперь ему уже не надо было скрывать своей национальности. Никто не собирался выдавать его, лишь Хабиб, злобно улыбнувшись, разинул было рот, намереваясь что-то сообщить.
Джулиет бросилась вперед, чтобы остановить его, но Хуссейн оказался проворнее. Сверкнул кинжал, и торговец-узбек проткнул кончиком ножа халат на спине Хабиба.
— Почтенный Кхилбурн — армянин, — пробормотал Хуссейн. — Ты что, забыл, дерьмо собачье?
Хабиб застыл на месте, и лицо его заблестело от выступившего пота.
— Зачем ты лжешь ради неверного? — прошипел он.
— А зачем ты преследуешь человека, который ничего плохого тебе не сделал? — возразил ему Хуссейн. — Разве Магомет не призывает к терпимости, особенно к книжным людям?
Хабиб сплюнул на землю, но не осмелился перечить.
Следующие несколько минут прошли в полной тишине. Юз-баши, уверившись, что обвинение Кхилбурна в неверности не более чем чей-то злой умысел, направился к следующему костру. Когда туркмены отошли на достаточное расстояние, Хуссейн засунул кинжал в ножны.
— Пошли, Хабиб, к нашему костру. Я не стану делить с тобой хлеб и соль, но ты будешь у меня на виду, пока не уедут хиванцы.
Хабиб пришел в ярость, однако подчинился. Но прежде чем уйти, бросил неприязненный взгляд на Джулиет, справедливо возлагая на «слугу» ференги вину за вмешательство Хуссейна. Ясно было, что погонщик верблюдов не осмелится выступать против богатого, влиятельного Хуссейна, но позже вполне может выместить свою злобу на ней.
Пожав плечами, она вернулась к своему костру: «Если он так и сделает, то будь что будет».


Возмездие наступило уже вечером того же дня, когда половина каравана отошла ко сну. Скудный колодец, возле которого расположились путники, быстро иссяк. Впрочем, за несколько часов он восстановился, и Джулиет отправилась за водой про запас.
Едва она успела наполнить бурдюки, как услышала за спиной тихие шаги. Женщина встревоженно обернулась и в полудюжине футов от себя обнаружила Хабиба.
Смеркалось, и она не видела его лица, но безошибочно распознала злобу в его голосе.
— Ты берешь больше воды, чем полагается, Джелал! Потому ли это, что туареги — воры, или оттого, что ты научился у своего хозяина-ференги грабить правоверных?
— Язык твой болтается, как ослиный хвост, — хрипло, на ломаном персидском ответила Джулиет.
— По крайней мере я не опорочил себя службой свинье-ференги, — с презрительной усмешкой возразил Хабиб, приближаясь к ней.
— Может, мой хозяин и неверный, — в тон ему отвечала Джулиет, — но в отличие от тебя он человек достойный. — Она подняла бурдюк и хотела было пройти мимо погонщика верблюдов, но Хабиб заступил ей дорогу.
— Кхилбурн — свинья, ференги, а ты, его слуга, уподобляешься блохе на свином заду!
Джулиет остановилась и пристально посмотрела на его, оценивая ситуацию. Она не чувствовала себя беспомощной или испуганной, но в любом случае с удовольствием избежала бы драки с опасным увальнем, любителем шумных ссор, который терпеть не может любого, кто хоть чем-то от него отличается. «Но похоже, драки избежать не удастся». Ободренный молчанием Джулиет, погонщик верблюдов буркнул:
— Ну, в чем дело, парень? Что, испугался? Может, позовешь своего ференги на подмогу? — Он сплюнул на землю. — Вы оба пустобрюхие чумные сукины дети.
Тяжело вздохнув, Джулиет покорилась неизбежному, ибо если она сейчас не разберется с Хабибом, то ей все равно придется сделать это позже. «Он фунтов на сорок тяжелее меня, но умом при этом не блещет».
— Туареги — воины, — с вызовом в голосе холодно произнесла она. — Мы не пачкаем руки о сплетников — погонщиков верблюдов, от которых воняет навозом.
Эти ее слова оказались именно тем спусковым крючком, который был нужен Хабибу. Он зарычал и бросился на нее. В темноте блеснуло лезвие его тонкого кинжала.


Росс собирался было завернуться в одеяло, но все еще медлил, не желая засыпать, пока не придет Джулиет. Он старался как можно незаметнее следить за нею, чтобы в любой момент защитить ее, и подозревал, что она со своей стороны делает то же самое. «Забавно, мы в своей заботе друг о друге напоминаем парочку незамужних тетушек». Росс начал снимать башмаки, но внезапно со стороны колодца до него донесся крик:
— Кхилбурн, скорее сюда!
Лорд застыл на месте. «Джулиет?! Нет, скорее это кричал Мурад». Тем не менее по какой-то необъяснимой причине Росс абсолютно уверился, что Джулиет в опасности. Он вскочил на ноги и вытащил из костра головешку, чтобы использовать ее как факел.
Салех уже задремал, завернувшись в одеяло, но, заслышав встревоженные голоса, проснулся.
— Что, Кхилбурн, беда?
— Наверное, — сдержанно ответил тот. — Сейчас выясню.
Он помчался по растрескавшейся земле к колодцу, у которого уже собралась быстро растущая толпа. Кое-кто держал в руках такие же импровизированные факелы, какой был у Росса. Карлайл не сразу разобрал, в чем дело, но вскоре без труда распознал отвратительный скрежет металла о металл. «Ножи!»
Кровь так и застыла у него в жилах. Росс пробился через толпу зевак и увидел освещенную факелом площадку, где разгорелся смертельный бой. Развеваемое ветром пламя отбрасывало на площадку неистово мятущиеся тени. Две припадающие к земле фигуры с кинжалами в руках кружили друг возле друга. Это отдаленно напоминало зловещую сцену с офицером из Хивы, однако на сей раз все было куда мрачнее и яростнее.
«Итак, оправдались мои самые страшные опасения, — подумал Росс. — Впрочем, нет, Джулиет ведь пока не ранена». Росс видел, как Хабиб поднес свой длинный нож к сердцу Джулиет. Быстрым, почти неуловимым движением Джулиет отразила атаку, потом высвободилась и кончиком кинжала ткнула в запястье погонщика верблюдов.
На миг Росс оцепенел, в глазах потемнело от ужаса. Он ничего не видел перед собой, кроме Джулиет и угрожавшей ей смертельной опасности. Мужчина инстинктивно сделал было шаг вперед, собираясь вмешаться, но тут чья-то твердая рука сдавила его плечо, удерживая на месте. Он изумленно обернулся и увидел стоявшего рядом Салеха.
— Нет, Кхилбурн, — тихо произнес старик. — Стоит вам вмешаться, и ей придется еще хуже.
У Росса хватило здравого смысла понять, что Салех прав: «Помешать Джулиет сосредоточиться — значит подписать ей смертный приговор». Однако ждать сложа руки оказалось намного труднее.
Джулиет была гораздо проворнее Хабиба: ловко отбивая все атаки погонщика верблюдов, она не сводила с него свирепых глаз, пытаясь улучить момент и сломить его оборону. Сбросив накидку и оставшись в черной одежде и покрывале, сейчас она напоминала призрак воина — жуткий, молчаливый, смертоносный. Хабиб же не молчал, он все время выкрикивал какие-то оскорбления, грязно ругался и сопровождал непристойными возгласами каждый ее выпад. Кровожадные глаза его сверкали.
Следя за сдержанными грациозными движениями жены, Росс вспомнил давно забытое: Джулиет рассказывала ему, как, будучи девчонкой, училась фехтованию вместе со своими братьями. Узнав, что Росс также искусно владеет мечом, она предложила ему сойтись в поединке. В тот раз он отказался наотрез: трудно было представить, чтобы его жена, пусть даже понарошку, взяла в руки оружие.
«А она отлично дерется на кинжалах, черт побери!» Джулиет была выше Хабиба, и ей было легче доставать противника, поэтому она постоянно парировала удары. Женщина осторожно и легко скользила по растрескавшейся земле, и Росс все время ощущал некую непостижимую связь с нею. «Она чувствует, что я здесь и заряжаю ее энергией, помогаю предвидеть движения врага».
Джулиет уже не раз могла прикончить Хабиба, поскольку из-за своих диких выпадов он то и дело открывался. Но она выжидала подходящий момент, чтобы проучить его, не лишая жизни. «Скорей бы все это кончилось! — растерянно подумал Росс. — Ведь это же не просто спортивный матч: когда дерешься на ножах с убийцей, любая ошибка может оказаться фатальной».
Он оглядел все увеличивающуюся толпу ротозеев, надеясь высмотреть Абдула Вахаба, единственного человека, в чьей власти было остановить поединок, но кафила-баши еще не подошел.
Раздался пронзительный лязг металла о металл, и зрители выдохнули все как один. Росс быстро перевел взгляд на Джулиет. Длинные клинки сражавшихся сошлись у рукояток: в таком положении превосходящий вес Хабиба давал ему преимущество.
Отчетливо, словно оказавшись на месте Джулиет, Росс почувствовал, как напряглось все ее тело. Она изо всех сил пыталась не подпустить кинжал погонщика верблюдов к себе, однако скрестившиеся клинки неумолимо продвигались к ее горлу. Она не могла даже пнуть Хабиба, ибо в таком случае потеряла бы равновесие.
Когда силы Джулиет иссякли, погонщик верблюдов повернул свой кинжал с такой силой, что ей пришлось выпустить оружие, иначе Хабиб сломал бы ей запястье. Сверкнув при свете факелов, кинжал Джулиет упал. Хабиб испустил торжествующий вопль и тут же ринулся вперед, чтобы нанести тарги смертельный удар.
И снова лишь железная хватка Салеха удержала Росса. «Наверняка завтра я обнаружу синяки там, где старик вцепился в мою руку. Но даже если бы Салех и позволил мне вмешаться, я все равно ничего бы не сделал. Джулиет надо спасаться самой».
Оказавшись без оружия, Джулиет с кошачьей ловкостью отскочила в сторону. Подобрать свой кинжал она не могла, поскольку у нее над головой навис погонщик верблюдов; она просто изогнулась и схватила наполненный водой бурдюк, валявшийся сзади. Точным движением она открыла его и опрокинула на Хабиба, прокричав:
— Вымойся, свинья!
Зеваки злорадно захохотали, а Хабиб завыл от ярости и повалился на спину, вытирая рукавом глаза. Когда же он снова прозрел, то оказалось, что его соперник уже поднял с земли кинжал.
Придя в ярость от всеобщих насмешек, Хабиб набросился на Джулиет, как обезумевший бык. Она легко парировала его удар, но на этот раз Хабиб изменил тактику. Он ринулся, словно разрушительный таран, свалил на землю и оседлал своего обидчика.
Росс с такой силой сжал кулаки, что ногти его впились в ладони. «Ближний бой выгоден Хабибу: он намного тяжелее меня, — подумала Джулиет. — Кроме того, что, впрочем, маловероятно, он может сорвать мое покрывало или догадаться по моей фигуре, что я женщина. Один Бог знает, что тогда будет с нами. Не зря Росс сомневался в порядочности Хабиба». Какой-то миг Джулиет лежала неподвижно, оглушенная падением, а потом стала яростно вырываться. Бойцы перекатывались по земле в облаке пыли. Хабиб пытался, вонзив кинжал, сломить ее сопротивление. Наконец он нанес ей удар, но Джулиет удалось отвести клинок от жизненно важной области, и он вонзился ей глубоко в предплечье. Джулиет пронзительно вскрикнула, и крик этот как удар кинжала поразил Росса.
Но тут Хабиб неожиданно допустил ошибку, впрочем, ясно почему. Приподнявшись всем телом, чтобы ударить как можно сильнее, он ткнул Джулиет коленом в пах. Такой удар, без сомнения, парализовал бы мужчину.
Зеваки сочувственно застонали, однако Джулиет не лишилась подвижности. Воспользовавшись временной неустойчивостью Хабиба, она изо всех сил толкнула его. Он повалился на спину в двух футах от противника.
Продемонстрировав, по мнению наблюдателей, сверхчеловеческую способность к исцелению, Джулиет вскочила на ноги, а потом серией тщательно рассчитанных выпадов завершила поединок. Сначала Джулиет выбила ногой кинжал из рук Хабиба, затем ударила в пресловутую сверхуязвимую точку. Он завизжал и конвульсивно согнулся пополам, сжимая половые органы.
Противник валялся под ногами, ничуть не заботясь о защите, и Джулиет могла бы без особого труда перерезать сухожилие его ноги одним ловким, точно рассчитанным взмахом кинжала, но она почему-то медлила, стоя над постанывающим, распростертым человеком, по-прежнему держа клинок наготове. Росс настолько вжился в ее поединок, что ощущал ее неровное дыхание так, словно у него самого участился пульс. И с таким же ликованием он разделял ее победу.
Но тут появился Абдул Вахаб: наконец-то его привлек шум схватки.
— Что здесь происходит? — пролаял он, переводя взгляд с одного бойца на другого. — Кто затеял драку?
Поскольку ни Джулиет, ни Хабиб не собирались объясняться, заговорил Мурад:
— Господин, я навестил своего друга у соседнего костра и возвращался к своим, но случайно оказался неподалеку от колодца, когда началась драка. — Он сделал оскорбительный жест в сторону Хабиба. — Этот сын скорпиона задирал Джелала. Джелал не обращал на него внимания и пытался мирно вернуться к костру, но Хабиб напал на него без предупреждения.
— Это так, Джелал?
— Да. — Джулиет настолько устала, что заговорила своим голосом, на несколько тонов выше, чем когда она изображала Джелала. «Хорошо хоть никто не заметил, что это женский голос», — подумал Росс, но потом он понял, что продемонстрированное его «слугой» умение драться ни в ком не могло зародить никаких подозрений.
Торговец-курд добавил:
— Когда они дрались, Хабиб пытался убить тарги. А тот проявил великое милосердие. — Гул голосов подтвердил это заявление.
Кафила-баши поглядел на погонщика верблюдов.
— Ты получил по заслугам, — холодно произнес он. — Я оставлю тебя в Марах, поскольку мне в караване не нужны смутьяны. — Отдав это распоряжение, Абдул Вахаб повернулся и удалился.
Большинство зевак разбрелось по своим кострам, возбужденно обсуждая недавнюю битву. Отныне Джелал стал всеобщим любимцем. И даже те погонщики верблюдов, которые поволокли Хабиба к своему костру, проделали это с явным отвращением.
Росс хотел было подойти к Джулиет и обнять ее, но смирил себя. Вряд ли такое поведение приемлемо: ведь за ними сейчас наблюдает чуть ли не пол-лагеря. И Карлайл проследовал за Салехом в толпу, окружавшую Джулиет.
— Завтра поздравите Джелала! — крикнул Салех, пытаясь перекрыть гул голосов. — А сейчас ему надо залечить раны.
При свете факела Росс увидел, что из раны на левой руке Джулиет льется кровь. Рукав ее халата уже намок, и тонкие струйки стекали по пальцам на песок. Росс молча вручил факел Салеху, потом сорвал с себя тюрбан и обернул вокруг руки жены всю ткань, используя ее как артериальный жгут и повязку одновременно. Джулиет дрожала, ей было холодно, видимо, она переживала болевой шок.
Мурад, присоединившись к ним, восхищенно воскликнул:
— Это было блестяще, Джелал! Быстрый, как змея, разящий, как лев, ты мог бы научить меня так пользоваться кинжалом?
Не дав Джулиет ответить, Росс бросил:
— Поговорите завтра, Мурад. А сейчас набери нам воды. Мне кажется, Джелал пока не в состоянии сделать это.
Мурад покорно отошел и подобрал валявшийся на земле бурдюк, а Салех взял Джулиет за здоровую руку и проводил их с Россом к костру.
Росс расстелил возле костра свой спальный коврик, чтобы Джулиет села к огню поближе, потом подбросил веток, чтобы пламя разгорелось жарче. Джулиет, скрестив ноги, уселась у огня, и Салех размотал временную повязку. Женщина затаила дыхание, пока он обследовал ее руку, хотя Салех старался прикасаться как можно осторожнее. Порез оказался около шести дюймов длиной и проходил наискось по внешней стороне предплечья. Над раной наложили артериальный жгут, но тем не менее кровотечение не останавливалось.
Салех встревоженно высказался:
— По-моему, рану надо прижечь.
Росс выругался про себя и посмотрел на Джулиет. Взгляды их на секунду встретились, и она тотчас отвела глаза. Джулиет смирилась с необходимостью, но Росс не смог заставить себя прикосновением к ране причинить жене боль.
— А мне кажется, прижигать не обязательно!
— Я не стал бы настаивать, если бы не считал нужным. Хабиб — грязная свинья, и скорее всего его кинжал отравлен. Рана может воспалиться, если ее не прижечь дочиста.
Прежде чем Росс успел произнести хоть слово, вмешалась Джулиет:
— Если вы считаете, что лучше прижечь, то надо так и сделать. — Голос ее дрожал, как струна. — Пусть Кхилбурн займется.
Росс почувствовал, как в груди его все похолодело. «Неужели эта проклятая женщина сознательно сводит меня с ума?» Раньше он прижигал раны, как-то раз подвергся такой процедуре и сам, но ему была невыносима мысль о том, чтобы подвергнуть такому испытанию Джулиет. «Боже всемогущий, я не могу сладить с собственной женой, несмотрй на то что между нами столько противоречий и многослойной одежды!»
Он уже приготовился было предложить Салеху проделать эту процедуру, но, переведя взгляд на Джулиет, тут же осекся. Она застыла в неподвижности, скрестив ноги, уронив голову и опустив глаза на свой коврик. И как обычно, лицо ее было укутано покрывалом.
Джулиет не смотрела на Росса, но он понимал, что она терзается так же, как и он, и несмотря на стоический вид, потрясена и страдает от боли. «Она попросила меня сделать ей прижигание не потому, что хотела меня помучить, а потому, что трогательно доверяет мне». Вряд ли она сознательно пошла на это, но поскольку слова уже сказаны, он не мог ей отказать.
— Хорошо! — отрывисто произнес он. — Я воспользуюсь своим кинжалом. — Похоже, это был самый лучший выбор, поскольку Джулиет дала ему еще в Сереване превосходно сделанное оружие. Росс положил кинжал прямо на горящие угли, потом взял из багажа кусочек картона, скатал его в трубочку и принялся раздувать угли, чтобы поднять температуру. По такому же принципу кузнецы раздувают мехи. «Но ведь я собираюсь клеймить не лошадь, а ставить тавро на жену».
Несколько последующих минут все молчали. Мурад принес воды и безмолвно поставил на огонь. Салех намеревался смыть кровь с руки и одежды Джулиет.
Наконец клинок раскалился как надо, и нельзя было больше медлить. Хотел бы Росс сейчас оказаться в христианской стране, где можно было раздобыть бренди, чтобы укрепить дух Джулиет перед предстоящей мукой. Впрочем, он и сам бы сейчас не отказался от бренди, ибо при одной только мысли о предстоящей процедуре у Карлайла увлажнились ладони.
Джулиет легла на правый бок, свернулась калачиком и обхватила себя руками, готовясь к прижиганию. Салех крепко прижал ее плечи и талию к земле, на тот случай, если она невольно попытается отдернуть руку.
Росс осторожно опустился на колени, стараясь не заслонять своей тенью руку «слуги». Обнаженная кожа при свете костра была мертвенно-бледной, и алел только порез от ножевой раны. Росс мрачно поднял с углей кинжал, обернув рукоятку тряпкой, но даже через ткань жар был невыносимый.
Какой-то миг Росс поколебался, разглядывая кинжал. Клинок страшно, зловеще светился. При мысли о том, что ему придется приложить раскаленный металл к открытой кровавой ране Джулиет, он словно оцепенел, отказываясь подчиняться разуму.
— Кхилбурн! — резко произнес Салех.
Голос узбека вывел Росса из прострации. Медлить было нельзя, и Росс, прижав левой рукой локоть Джулиет, быстро приложил широкое лезвие по всей длине ее открытой раны.
Раскаленная докрасна сталь обожгла Джулиет, и она все-таки дернулась. Но мужчины держали крепко. От боли левой рукой Джулиет до крови расцарапала голень Росса.
Три секунды, в течение которых Росс удерживал огненно-красную сталь на месте, показались вечностью. Чтобы не закричать, Джулиет вцепилась зубами в складку покрывала, но, едва ощутив запах паленого, сдавленно вскрикнула, и от этого звука у Росса едва не разорвалось сердце.
С облегчением вздохнув, он наконец отнял остывающий клинок от руки Джулиет. Погрузившись в стоическое страдальческое молчание, Джулиет, казалось, не замечала, что по-прежнему крепко держит его ногу.
Салех передал Россу маленькую баночку с мазью.
— От этого боль немного утихнет.
Доверившись Салеху, Росс кончиками пальцев осторожно нанес мазь вдоль воспаленной раны и наложил легкую повязку. Кровотечение остановилось. «Дай Бог, чтобы не было нагноения, но шрам на руке останется на всю жизнь».
Мурад, с состраданием наблюдавший за операцией, помог Джулиет сесть, потом вложил ей в руку пиалу с сильно подслащенным чаем. Она поглядела на пиалу, собираясь с силами, ибо, не снимая покрывала, ей пришлось бы здорово постараться. Но потом, глубоко вздохнув, она изловчилась и осушила пиалу двумя большими глотками.
Заметив, насколько белой кажется ее рука в прорехе рукава, Росс решил зашить разрез сейчас же. Во время путешествий он всегда возил с собой иголки с нитками и потому грубыми, но умелыми стежками быстро залатал порванную ткань. Джулиет, скрестив ноги, казалось, не обращала внимания на эту процедуру. Своим молчаливым страданием она напоминала раненое животное.
— Прими немного опиума, чтобы уснуть, Джелал, — предложил Салех.
— Нет! — резко откликнулась она. — Мне просто надо отдохнуть. — Она, шатаясь, встала, потом подошла к своему коврику, который расстелила еще вечером. Мурад с Салехом тотчас тоже улеглись.
Росс решил сегодняшним вечером оставить всякие предосторожности и, огородив костер, раскатал свой коврик рядом с Джулиет, не сомневаясь, что рядом с ним она будет чувствовать себя увереннее. Тем более что он испытывал мощную, не поддающуюся разумному объяснению потребность быть рядом.
Джулиет не возражала против его присутствия. Она вообще не произнесла и десятка слов после поединка.
Весь караван уже заснул, вскоре и Мурад с Салехом задышали ровно и спокойно. Росс же лежал на спине и всматривался в ночное небо, явственно ощущая близость Джулиет. Она тоже лежала на спине, поскольку эта поза была наиболее удобной при такой ране.
Спустя полчаса Росс решил, что только он и Джулиет во всем караване бодрствуют. Прислушиваясь к каждому ее напряженному вздоху, к каждому беспокойному движению, Росс чувствовал, что она страдает
от боли. Тихим голосом, не различимым на расстоянии ярда от них, Росс произнес:
— Неумно было с твоей стороны вступать в драку с Хабибом. Если ты хотела отомстить мне за то, что я заставил тебя нервничать, нырнув в бурный вади, то ты своего добилась.
Она еле слышно рассмеялась.
— Пожалуй, одно другого стоит. — Потом уже серьезнее добавила:
— Прости, что попросила тебя сделать прижигание. Не знаю, что я думала… Сомневаюсь, что процедура доставила тебе удовольствие.
— Примерно такое же, как ты получила от раны, — сухо отозвался он. — Но ведь кто-то должен был это сделать.
Еще несколько минут прошло в молчании, и Джулиет прошептала:
— Для маркиза ты слишком хорошо шьешь.
Росс улыбнулся в ночи:
— А для маркизы ты слишком хорошо дерешься.
— Ни один из моих талантов ни в коей мере не присущ настоящей леди, — вздохнула Джулиет.
Слова ее сломили самообладание Росса, которое он проявлял в течение последних двух часов. Терпение его иссякло, и муж потянулся к жене. Она лежала совсем рядом, всего лишь в нескольких дюймах от него, и Карлайл, протянув руку, взял ее трепетную ладонь в свою.
Прохладные пальцы Джулиет шевельнулись, и Росс решил, что она хочет высвободиться, жена же и не подумала сделать это, выразив свои страдания и боль жестом намного красноречивее, чем могли бы сделать это любые слова.
Наступил один из тех странных моментов, когда прошлое, казалось, отступило перед настоящим. Росс почувствовал, как напряжение его спадает по мере того, как руку его согревает тепло Джулиет.
И как ни странно, вскоре они задремали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк и тайны - Патни Мэри Джо



Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





Так всё интересно описано и страны,и приключения,взаимоотношение между мужчиной и женщиной.читаешь не отрываясь.
Шелк и тайны - Патни Мэри ДжоМарина
19.07.2013, 0.35





отвратительно... поступки героев ну абсолюююютно никак не мотивированы, особенно героини - и мужа то она любила, и все то было хорошо,но тут вот проснулась по утру и ей в голову взбрело смыться,да еще и потрахаться было ну просто необходимо, и вуаля - несколько недель как из мужниной постельки и мы уже графов на мальте обслуживаем.... при этом красной линией через все повествование идет какой же муж то был благородный и мужик хоть куда,а я то вот пожалейте меня, молодая была и глупая и счастья собственного не ценила! Бреееееед!!!единственный плюс-более или менее правдоподобная привязка к историческим событиям и эпохе. но герои это, конечно, бедаааааа(((теща, которую он в глаза 12 лет не видел говорит, мол, сынок -все, ты последняя надежда, езжай спасай шурина!Не важно, что тебе это верная смерть,ты езжай! А он и рад стараться...какой то мазохист, жену в отеле застал с любовником-головку опустил и пошел себе страдать,при этом нехилое содержание ей платил; на плаху за родственничка- да всегда пожалуйста!Мозги б ей вправил хорошенько башкой об стенку в отеле тогда и все дела.все б др др простили и жили б нормально... понимаю, сюжета тогда б не было, но и это уж простите, насмешка просто!Слабо, неубедительно, пресно и оставляет чувство неудовлетворенности
Шелк и тайны - Патни Мэри Джоola-la
3.11.2014, 23.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100