Читать онлайн Розы любви, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розы любви - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 133)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розы любви - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розы любви - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Розы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Ее спуская глаз с наведенного на него оружия, Никлас встал и отошел от Клер.
— Значит, мы вернулись к тому, с чего начали, — непринужденно сказал он. — Между прочим, ты так и не сказал, почему хочешь убить меня.
Лорд Кеньон подошел поближе. Теперь, когда солнце уже не светило прямо Майклу в спину, Никлас ясно увидел, что его зеленые глаза полны безысходного отчаяния. Как видно, безумие, дремавшее в нем до этих пор, было разбужено, вспышкой насилия, которое чуть было не поглотило их всех.
Бледная как мел. Клер с трудом поднялась на ноги и прислонилась к каменной стене.
— Если вы убьете Никласа, то вам придется убить и меня, лорд Майкл, — свирепо сказала она. — Неужели вы думаете, что я буду молчать, если вы убьете моего мужа?
— Конечно, нет. Вы увидите, как меня повесят в полном соответствии с законом. Но все это не имеет значения. — Он подошел к валяющемуся на земле кнуту и отбросил его далеко в сторону. — Возможно, я даже избавлю палача от труда повесить меня, потому что не могу представить, как буду жить после того, что сейчас сделаю.
— Тогда не делайте этого! — вскричала Клер. — Что такого совершил Никлас, что оправдывало бы его смерть от вашей руки?
— Я поклялся, что правосудие свершится, не думая, что когда-нибудь мне придется исполнить эту клятву, — печально сказал Майкл. — Когда настало время действовать, я струсил. Я провел четыре года в армии, надеясь, что пуля избавит меня от необходимости сделать это. Однако судьба меня пощадила и в конце концов привела сюда. — Его лицо исказила боль. — Я больше не могу бороться с судьбой.
— Кому ты дал эту клятву? — спросил Никлас. — Моему деду? Он ненавидел меня и делал все, чтобы отвратить от меня моих друзей, но я никогда не думал, что он попытается убить меня чужими руками.
— Я клялся не твоему деду, а Кэролайн.
На мгновение Никлас оцепенел. Затем взорвался бешеной яростью.
— Господи Боже, так, значит, ты был одним из ее любовников! Как же я раньше не догадался?! Ведь доказательства были налицо, но я никак не хотел им верить… — Его голос прервался. — Я просто не мог поверить в такое — про тебя.
— Мы полюбили друг друга с нашей первой встречи на твоей свадьбе, когда было уже слишком поздно, — сказал Майкл, на лице его явственно проступило чувство вины. — Поскольку ты был моим другом, я пытался подавить свое чувство, и она тоже. Но… мы не могли не видеться.
— Ах вот как! Оказывается, ты тоже стал одной из жертв ее лжи, — с яростным отвращением выкрикнул Никлас.
— Не смей так говорить о ней! — Майкл стиснул рукоять пистолета так, что пальцы побелели — Она бы ни за что не изменила тебе, если б ты не обращался с нею так жестоко. — Его слова полились быстрее, как гной, прорвавшийся из раны. — Она все мне о тебе рассказала — о твоей жестокости, о тех омерзительных вещах, которые ты заставлял ее делать. Поначалу мне трудно было в это поверить. Но если вдуматься, много ли человек знает о том, как его друзья обращаются со своими женами?..
— И много ли муж знает о том, как его жена обращается с другими мужчинами? — едко отпарировал Никлас. Майкл не обратил внимания на его реплику.
— Но после того, как я увидел синяки на ее теле и она разрыдалась в моих объятиях, я поверил, — продолжал он. — Кэролайн боялась тебя. Она сказала мне, что если умрет загадочной смертью, то виноват в этом будешь ты и что я должен буду отомстить за нее. Я дал ей слово, совсем не догадываясь, что мне предстоит сдержать его. Несмотря на то что ты обходился с нею чудовищно, я никогда не верил, что ты способен на убийство.
— Если ты и обнаружил синяки на теле Кэролайн, причиной было то, что ей нравился грубый секс, — как ее любовник ты должен был это заметить, — резко бросил Никлас. — А погибла она из-за перевернувшейся кареты, потому что велела кучеру слишком быстро гнать лошадей. Я здесь был ни при чем.
— Возможно, это несчастье подстроил ты, возможно, нет. Для меня это не имеет значения. Если бы она не боялась тебя, она бы не умчалась из Эбердэра сломя голову, когда тебя застали в постели с женой твоего деда! Ты так же виновен в ее смерти, как если бы выстрелил ей прямо в сердце! — Майкл дрожащей рукой вытер пот со лба. — А ты знал, что когда Кэролайн умирала, она была беременна? Это был мой ребенок, и она убегала ко мне. Я умолял ее оставить тебя раньше, но она отказывалась из ложно понимаемого чувства чести.
— Кэролайн вообще не понимала значение слова «честь». — Рот Никласа скривился. — Но возможно, ты и В самом деле был отцом ее ребенка. В любом случае им был не я — к тому времени я не притрагивался к Кэролайн уже несколько месяцев. Однако позволь заметить, что ты был по единственным кандидатом на отцовство.
— Не смей клеветать на женщину, которая не может защитить себя!
Истеричная нотка в голосе Майкла заставила Никласа обуздать свой гнев Хотя до сих пор он никогда по-настоящему не верил, что его старый друг хочет убить его, участие в этом деле Кэролайн меняло все. Сейчас Майкл держал в руке пистолет с взведенным курком, и если он сорвется, то Никлас станет покойником.


Значит, придется выложить всю эту мерзкую историю до конца — другого выхода у него просто нет. И будучи уже не в силах сдерживаться, с неукротимой злостью Никлас выпалил:
— Кэролайн была любовницей моего деда!
На мгновение все онемели, потом он услышал, как Клер тихо ахнула.
— Ты лжешь! — закричал Майкл. Увидев, что Кеньон готов нажать на спусковой крючок, Клер в отчаянии взмолилась:
— Нет! Прошу вас, не делайте этого! Ее дрожащий голос заставил Майкла заколебаться; лицо его отразило борьбу, которая кипела в его душе. Никлас быстро заговорил:
— Черт возьми, Майкл, мы же знаем друг друга двадцать лет, и большую часть этого времени мы были с тобой ближе, чем братья. Неужели после всего этого ты меня даже не выслушаешь?
Глаза Майкла стали чуть менее безумными, но он не опустил пистолет.
— Хорошо, говори, но не рассчитывай, что я передумаю. Никлас сделал глубокий вдох, зная, что сейчас, как никогда, он должен говорить спокойно и убедительно.
— Как тебе известно, мой дед устроил этот брак, чтобы обеспечить продолжение рода Эбердэров. Когда я увидел Кэролайн, то охотно согласился жениться на ней. Но наш брак с самого начала оказался сплошным нагромождением лжи. Когда я сделал ей предложение, она со слезами на глазах призналась мне, что уже потеряла невинность — один человек, намного старше ее, друг их семьи, соблазнил ее, когда ей было всего пятнадцать лет. Плакала она прелестно, а рассказывала так убедительно, что, честное слово, я бы вызвал на дуэль этого гнусного совратителя, если бы она не сообщила мне, что он уже умер. Я был готов закрыть глаза на то, что с нею случилось, однако после того, как мы поженились, я начал сомневаться, а сказала ли она мне правду, — уж очень она оказалась опытной для девушки, которая, по ее словам, была почти что девственницей. Судя по ее искушенности, до брака у нес уже был по меньшей мере один серьезный роман. Мне не понравилось, что Кэролайн мне солгала, но в конце концов у женщин ведь никогда не было такой свободы грешить, как у нас, мужчин. Я рассудил, что Кэролайн, должно быть, подумала, что обязана скрыть от меня правду, чтобы вступить в честный, благопристойный брак.
Когда Никлас вспомнил о своем легковерии, все черты его лица напряглись, на скулах заходили желваки. — Я хотел найти и находил для нее оправдания. Она говорила, что любит меня, и была так горяча, так податлива, что я легко ей верил. И я… я не знаю, любил ли я ее, но мне очень — хотелось ее любить. — Никлас явно хотел добавить к этому что-то еще, но сдержался; он предпочитал скорее погибнуть от пули Майкла, чем слишком уж обнажить свою душу.
Возвратившись к более безопасной теме разговора — поведению покойной жены, он продолжил:
— В общем, я считал, что у нас хороший брак, пока однажды ночью не пришел к ней в постель и не обнаружил на ее груди следы от любовных покусываний. Кэролайн даже не пыталась отрицать, что была мне неверна. Вместо этого она рассмеялась и сказала, что не ожидает супружеской верности и от меня и что я не должен требовать верности от нее. Еще она заявила, что знает, как предотвратить зачатие, и дала мне слово, что не зачнет ребенка, который не будет моим.
И снова Никлас почувствовал то омерзение, которое охватило его, когда он вдруг осознал, что супружество, к которому он прикипел душой, было одной сплошной насмешкой.
— Я наотрез отказался принять это условие. Считая, что в ее власти заставить меня передумать, она попыталась соблазнить меня. Когда я отказался лечь с нею в постель, она пришла в ярость, сказав, что ни один мужчина еще не бросал ее, и поклялась, что заставит меня горько об этом пожалеть. И, Бог свидетель, она сдержала свою клятву. — Он посмотрел Майклу прямо в глаза. — Эта милая сцена произошла где-то в апреле 1809 года. Прав ли я буду, если предположу, что ее любовь к тебе преодолела ее нравственное отвращение к адюльтеру примерно через несколько недель после этой ночи?
Посеревшее лицо Майкла было достаточным ответом. Прежде чем продолжить, Никлас незаметно придвинулся к Майклу поближе.
— Я отправил ее в Эбердэр, а сам остался в Лондоне. Теперь я понимаю, что мне следовало насторожиться, когда она так покорно согласилась уехать, но тогда я был не в состоянии ясно мыслить. Какое-то время я пытался отыскать смысл жизни в будуарах и бутылках, но потом решил, что пора поехать в Эбердэр и все-таки поговорить с Кэролайн. Я надеялся, что ее взгляды могли поменяться и мы сможем попробовать хоть как-то подлатать наш расползающийся брак.
Но вместо сцены примирения получился классический театральный фарс: глупый муж неожиданно возвращается домой и застает жену в постели с другим мужчиной. И этим другим мужчиной оказался мой дед.
Такое предательство было хуже самых жутких кошмаров; даже теперь при воспоминании о той сцене у Никласа свело живот от отвращения и ужаса.
— Они оба весело смеялись надо мной, а старый граф при этом самодовольно объяснил, как умно он все обстряпал. Совсем так же, как только что нечто похожее делал твой управляющий Мэйдок. Дед всегда презирал мою цыганскую кровь и искал какой-нибудь способ избавить от нее род Эбердэров. Сначала ему мешала долгая болезнь первой жены, но едва бедняга скончалась, он женился вторично. Однако Эмили так и не смогла зачать ему наследника, хотя он очень старался.
— Ты лжешь, — сдавленно выговорил Майкл. — Зачем твоему деду было идти на все эти ухищрения, если ты и так должен был унаследовать все его состояние?
— Ты недооцениваешь его изобретательность, — сухо ответил Никлас. — Он приготовил несколько явно сфабрикованных документов о браке моих родителей и о моем рождении. Если бы ему удалось родить еще одного сына, он уничтожил бы настоящие бумаги, а фальшивые отнес бы адвокату и с прискорбием сообщил бы ему, что желание иметь наследника заставило его поверить, что мое происхождение законное, однако теперь он больше не в силах обманывать себя. Я был бы лишен наследства и выброшен за ворота, как мусор, каковым он всегда меня считал.
Клер тихо воскликнула:
— Я видела эти фальшивки, копии настоящих документов! Помнишь, я нашла их в семейной Библии, и ты их сжег. Он посмотрел на нее.
— Теперь ты понимаешь, почему я был тогда так зол?! — Снова повернувшись к Майклу, он продолжил свой рассказ:
— Итак, Эмили не смогла родить моему деду ребенка, и ему пришлось искать другой способ оставить меня с носом. Он всегда был похотливым старым козлом, хотя старался, чтобы о его делишках не знали, — как же, ведь это могло пошатнуть его репутацию ревнителя благочестия. Поскольку Кэролайн уже тогда была его любовницей, ему пришла в голову мысль выдать ее замуж за меня. Она согласилась — думаю, из-за того, что возможность поучаствовать в столь утонченном разврате приятно щекотала ее нервы. Черт побери, да она могла даже предложить весь этот план сама!
— Причина, по которой мой любящий дед объяснил мне все это столь охотно, была проста: Кэролайп только что сообщила ему, что ждет ребенка. Дед ликовал, потому что был абсолютно уверен, что этот ребенок от него и что это мальчик, так что отныне род Дэйвисов будет избавлен от моей грязной цыганской крови. Хотя он не сможет помешать мне самому наследовать титул, зато когда я умру, наследником станет сын моего деда. Прелестная комбинация, не так ли? — Голос Никласа зазвучал еще более едко. — А потом он сказал, какая замечательная умница Кэролайн и как ловко она предохранялась, чтобы ни в коем случае не забеременеть от меня. Лично я думаю, что поскольку он, как ни старался, так и не мог сделать ребенка Эмили, ребенок Кэролайн был скорее всего от тебя, Майкл, хотя теперь это уже и не важно.
Как же мне хотелось убить их обоих! Но я не дотронулся до них и пальцем. Вместо этого я сказал, что сейчас же увезу Эмили в Лондон, и там мы с ней начнем два самых безобразных бракоразводных процесса в истории Британии, с тем чтобы мой дед и Кэролайн предстали перед всеми в своем истинном свете. Я унаследовал кое-какие деньги от своей бабушки, так что у меня были средства на судебные расходы.
Его руки судорожно сжались в кулаки.
— Пожалуй, меня можно обвинить в том, что я довел деда до смерти. Прелюбодеяние, предательство и инцест нисколько его не волновали, но вероятность того, что все это откроется, как видно, потрясла его, и с ним случился удар, едва только я вышел из его комнаты, чтобы отправиться к Эмили. Он скончался в своей собственной спальне, а Кэролайн, я полагаю, сделала все, чтобы уничтожить следы их преступных любовных утех. Затем она прихватила с собой драгоценности и, несмотря на бушевавшую грозу, бросилась к тебе, поскольку укрыться под твоим крылом явно казалось ей наилучшим выходом.
И даже когда Кэролайн умирала, ей сопутствовала удача: камердинер моего деда явился в спальню Эмили, чтобы сообщить ей, что ее супругу плохо, и застал нас вместе, причем Эмили была в ночной сорочке. Поэтому обвинение в адюльтере пало на нее и на меня, а Кэролайн умерла с репутацией праведницы, жестоко преследуемой бессердечным мужем.
— Ты лжешь, — снова сказал Майкл, лицо его было мертвенно-бледным. — Ты придумал все это, чтобы замаскировать свои собственные гнусные дела. В это мгновение заговорила Клер.
— Лорд Майкл, теперь жена Никласа — я, — тихо проговорила она. — Наши отношения до свадьбы нельзя было назвать безоблачными, и думаю, на месте Никласа многие мужчины не выдержали бы и прибегли к силе. Но только не Никлас. Я, знающая его лучше, чем кто-либо другой, клянусь вам, что он просто не способен дурно обращаться с женщиной, так что жалобы Кэролайн были явной ложью.
Пока Майкл колебался, Никлас начал медленно, шаг за шагом приближаться к нему.
— Послушай, Майкл, за все те годы, что мы знали друг друга, я сказал тебе хоть единое слово лжи? — Он остановился и затаил дыхание, увидев, что в зеленых глазах Майкла опять блеснуло что-то безумное.
— Нет, мне ты не лгал, — хрипло сказал Майкл, — но я видел, как ты лгал другим. Ты без зазрения совести выдумывал невероятные истории о том, что ты наследник индийского магараджи или турецкий воин, или Бог знает кто еще. Потом мы покатывались со смеху, вспоминая, с каким убедительным видом ты выдавал все это вранье. У тебя был такой дар убеждения, что одна из самых алчных куртизанок Лондона легла с тобой в постель бесплатно, потому что была уверена, что ты — член королевской семьи. Так почему же я должен тебе верить?
— То, о чем ты говоришь, было лишь невинной игрой. Но я никогда не лгу своим друзьям. — Никлас снова медленно двинулся вперед. — Господи Иисусе, да если бы я сейчас лгал, неужели бы я придумал историю, столь для меня унизительную? Историю о том, как мне наставил рога мой собственный дед? Да ведь сама мысль о таком вызывает тошноту, к тому же сам я в этом фарсе выгляжу слабовольным болваном. Нет уж, я предпочитал, чтобы меня считали монстром, который своим низменным себялюбием погубил собственную семью.
Сделав последний шаг, он встал лицом к лицу с Майклом.
— Уезжая за границу, я не думал, что когда-нибудь вернусь. Но бегство не избавило меня от моей боли, так же как возвращение в действующую армию не уменьшило твоей. Убийство тоже не принесет тебе облегчения. — Он протянул руку. — Дай мне пистолет.
Майкл попятился назад, и пистолет опустился дулом к земле. Лицо лорда Кеньона было бледно, как у мертвеца, он дрожал всем телом.
Никлас молча взял пистолет из его безвольно повисшей руки, и, разрядив оружие, отбросил его в сторону.
Майкл вдруг бессильно упал на землю и закрыл лицо руками.
— Я знал: то, что я делаю, было неправильно, дурно, — с мукой в голосе проговорил он. — Но я не мог оторваться от нее, несмотря на то что это означало предательство по отношению ко всему, во что я верил.
Клер подошла и встала рядом с ним на колени.
— Любить и быть любимым — это самая могучая из человеческих потребностей, — сказала она с глубоким состраданием. — То, что Кэролайн оказалась недостойна вашей любви, было трагедией, но не преступлением. — Она мягко взяла его руки в свои. — Я понимаю, это было ужасно — разрываться между двумя близкими людьми, по сейчас все это уже в прошлом. Не мучьте себя больше.
— То, что я сделал, непростительно, — безжизненным голосом сказал он.
— Нет ничего непростительного, если человек искренне раскаялся.
В голосе Клер звучала сила, напомнившая Никласу ее отца. Ее доброта и теплая уверенность проливали бальзам па его душу, и он вдруг почувствовал, что его собственная горечь начала куда-то уходить. Что сделано, то сделано; он не должен позволить своему гневу отравить свою нынешнюю жизнь, жизнь с Клер.
Майклу было еще труднее, чем ему. Он поднял голову, по его худым щекам текли слезы.
— В Лондоне я назвал вас шлюхой и чуть было не убил вашего мужа. Вы можете простить такое? Я бы не смог.
— Но вы все же не убили Никласа, — Клер откинула волосы со лба Майкла, как будто он был одним из ее маленьких учеников, — Важны не слова, а поступки. Как вы ни пытались, вы не могли заставить себя окончательно и непоправимо предать вашу дружбу. — Она бросила умоляющий взгляд на Никласа, молчаливо прося его о помощи.
Никлас сжал кулаки. Это чертовски больно — узнать, что один из его ближайших друзей был любовником Кэролайн. Легче принять безумие Майкла, чем его предательство. Но вглядываясь в измученное лицо своего старого друга, он вдруг ощутил неожиданную жалость. Хотя самого его Кэролайн заставила пройти через ад, Никласу никогда не доводилось терзаться невыносимыми угрызениями совести, как сейчас Майклу.
Он вздохнул и опустился на колени рядом с другом.
— Знаешь, Кэролайн была самой искусной лгуньей из всех, кого я когда-либо знал, и она одурачила нас обоих. Я никогда не любил ее, как ты, но все равно она едва не уничтожила меня. И она сделала все, чтобы разрушить нашу с тобой дружбу, — именно потому, что знала, как много это для меня значит. Неужели ты позволишь Кэролайн даже после ее смерти достичь своей цели?
Клер все еще держала Майкла за руку, так что Никлас накрыл своей ладонью обе их руки.
— Мне недоставало тебя, Майкл. Нам всем тебя недоставало Пора тебе вернуться домой.
Майкл издал горлом какой-то сдавленный звук и с отчаянной силой сжал руку Никласа…


Они долго сидели так. Никлас мысленно перенесся в далекое прошлое, туда, где не было предательства и насилия, и постарался вспомнить все самое лучшее из их многолетней дружбы с Майклом. В чопорном мире Итона ему, чужаку, полуцыгану, друзья нужны были как воздух. И Майкл стал для него словно скала в трясине — на него можно было положиться всегда и во всем…
По мере того, как их окутывали вечерние сумерки, теплота этих воспоминаний постепенно растопила гнев Никласа, и он надеялся, что часть этой теплоты, пришедшей из их общего прошлого, коснулась и его несчастного друга.
Наконец Майкл глубоко вздохнул и поднял голову.
— Никлас, ты можешь простить то, что я совершил? — смиренно спросил он. — Если бы мы с тобой поменялись ролями и это у тебя была бы связь с моей женой… Не знаю, смог бы я простить такое.
— Хоть ты и намеревался убить меня, но все-таки не убил. Вместо этого ты спас мою жизнь и жизнь Клер. За это я могу простить все, что угодно. — Никлас протянул руку. — Ну что, мир?
Мгновение поколебавшись, Майкл пожал ее, и пожатие его было таким крепким, как будто он ухватился за конец спасительной веревки, сброшенной в бездну ада. — Да, мир. И… спасибо тебе, Никлас. Ты очень хороший человек — лучше, чем я.
— В этом я сомневаюсь, но одно знаю точно — прощать становится легче, когда в сердце у тебя есть любовь. — И его взгляд обратился к Клер.
Неловко двигаясь, Майкл поднялся на ноги и, пытаясь призвать на помощь свое чуть живое чувство юмора, сказал:
— Что обычно делает человек после того, как выставил себя последним дураком?
Никлас встал и помог подняться Клер.
— Он просто продолжает жить, вот и все. Покажите мне того, кто никогда не выставлял себя идиотом, и это наверняка окажется самый скучный тип, какого только можно представить.
— Ну, в таком случае, я — самый интересный человек на всех Британских островах, — устало сказал Майкл.
Поскольку вечер становился все холоднее, Никлас снял сюртук и накинул его на плечи жены. Она с благодарностью запахнулась в него, хотя и поморщилась, когда тяжелая материя коснулась ее раненой руки.
— Поедемте с нами в Эбердэр, чтобы не скучать в одиночестве, — взглянув на Майкла, предложила она. Лорд Кеньон, немного помявшись, покачал головой.
— Благодарю вас, леди Эбердэр, но сейчас некоторая доза одиночества пойдет мне на пользу.
— Зовите меня просто Клер — ведь мы уже давно покончили со всеми формальностями. — Сдвинув брови, она вгляделась в его лицо. — Так вы отобедаете у нас завтра? Я бы хотела встретиться с вами в нормальных условиях, а не на подмостках, где дается мелодрама.
— Пожалуйста, приезжай, — видя, что Майкл не знает, что ответить, поддержал жену Никлас. — Теперь это счастливый дом. — И он легко опустил руку на плечо Клер.
— Ну, если вы уверены, — Майкл устало потер висок. — Вы сейчас поезжайте домой, а я уведомлю власти и позабочусь о мертвецах, ведь у меня немалый опыт очистки поля битвы от трупов. — При мысли о некоем полезном деле его голос заметно окреп. — Полагаю, мировой судья захочет поговорить с вами обоими, но это произойдет только завтра.
— Ты не мог бы позаботиться о лошади Клер? — сказал Никлас. — Я хочу, чтобы она ехала в одном седле со мной.
Майкл кивнул.
— Разумеется. Я приведу ее к вам завтра, Никлас помог Клер взобраться на своего коня, затем вскочил на него сзади, и они направились к дому. Он подозревал, что ей было бы удобнее ехать одной, но испытывал насущную потребность чувствовать ее близко-близко и думал, что она должна ощущать то же самое. Теплая, податливая тяжесть се тела помогала ему рассеять воспоминания о том ужасе, который он пережил, когда подумал, что потеряет ее.
— Теперь ты знаешь всю эту гнусную историю, — глухо проговорил Никлас, когда они были уже почти у самого дома. Она кивнула, прижимаясь головой к его плечу.
— Какая ирония! Как бы ни гордился твой дед своими благородными предками, ты оказался умнее, цивилизованнее и великодушнее, чем все они, вместе взятые. Как жаль, что он не смог разглядеть, какой ты необыкновенный человек.
— Не знаю, необыкновенный я или нет, но одно верно — он никогда и не пытался меня разглядеть. Для него я был печальной необходимостью, средоточием всех худших качеств моего своевольного отца и моей невозможно цыганской матери. Я уже однажды говорил: он считал, что как наследник я все-таки лучше, чем ничего, но не намного.
— Как же ты выжил, окруженный такой ненавистью?
Никлас пожал плечами.
— Когда я понял, что его презрение не имеет никакого отношения лично ко мне, Никласу Дэйвису, реальному человеку, я перестал на это реагировать. Большую часть времени я умудрялся чувствовать себя счастливым, несмотря ни на что.
Она обняла мужа еще крепче.
— Майкла легче понять, чем тебя, — он должен был верить Кэролайн, у него просто не имелось другого выхода. Предать друга — уже одно это ужасно, а узнать, что ты сделал это из-за женщины совершенно недостойной, и вовсе невыносимо.
— Хотя в то время он бы и высмеял такое предположение, — сказал Никлас, — но именно тогда ему очень нужна была любовь, и это сделало его легкой добычей Кэролайн с ее уловками. Бедняга… Просто чудо, что он выжил после всех ее козней.
— Он сильный человек, — заметила Клер, — и когда-нибудь снова будет счастлив. Но кого я совсем не могу понять, так это Кэролайн. — Ее пальцы ласково погладили его поясницу. — Как женщина вообще может желать иных любовников, если у нее есть ты?
Он рассмеялся.
— Ты — великое утешение. Клер. — Он посмотрел на темную головку, уютно примостившуюся у него на плече. — Знаешь, за последние две недели ты изменилась. Стала более безмятежной. Мне бы хотелось думать, что это результат моего неотразимого обаяния, но я подозреваю, что здесь кроется нечто большее.
— Ты прав. — Она замолчала, колеблясь. — Видишь ли, это трудно объяснить, но когда я призналась самой себе, что люблю тебя, моя духовная слабость исчезла. Я наконец почувствовала ту внутреннюю связь с Богом, к которой стремилась. Оказалось, что ключом к ней была любовь.
— Я так рад, — тихо проговорил он. — Когда-нибудь ты расскажешь мне об этом подробнее.
Но не сейчас, потому что они уже подъехали к Эбердэру. Оставив лошадь на попечение конюха, Никлас внес Клер в дом и направился в их комнату. Она запротестовала:
— Я не так уж сильно ранена.
— Все равно. Я не собираюсь рисковать. Уложив Клер на кровать, он промыл ее рапу бренди, потом приложил к ней припарку из трав.
— Цыганское снадобье, — пояснил он. — Я храню под рукой уйму этих зелий — на всякий случай. Это, например, предотвратит заражение раны, а один из компонентов к тому же еще и утоляет боль. Завтра мы привезем сюда доктора, чтобы он тебя осмотрел.
— Оказывается, ты знаешь множество полезных вещей. — Она отметила про себя, что попозже надо будет записать все его рецепты. — Кстати, теперь болит меньше.
— Тебе пора немного отдохнуть.
— Нет, еще не пора. Коль скоро сегодня — день раскрытия старых секретов, то и у меня есть для тебя еще один.
Она села, взяла его за руку и повторила поведанную Кеджой историю Марты — почему та отдала своего сына в чужие руки.


Когда она начала свой рассказ, Никлас замер, и его выразительное лицо стало непроницаемым, так что Клер ничего не могла по нему прочесть. Закончив говорить, она подошла к своему туалетному столику и вынула из ящичка тот кожаный кошель, который дала ей Кеджа. Затем снова подошла к кровати и встала перед Никласом.
— Твой дед и Кэролайн предали тебя, но Марта не предавала, — тихо сказала Клер. — По словам Кеджи, Марта пожелала, чтобы все это объяснила тебе я, потому что только женщина сможет понять, что мать готова на все ради своего ребенка. Марта любила тебя и оставила тебе все, что у нее было ценного. — Клер открыла кошель и высыпала его содержимое на постель.
Вместе с гинеями по пододеяльнику покатилось и изысканно украшенное золотое кольцо. Никлас поднял его и повертел в пальцах.
— Обручальное кольцо моей матери. — Его рука стиснула колечко. — О Господи, как же мне жаль, что я не знал о ее болезни!
— А разве ты позволил бы ей уйти, если бы знал? Он мгновение подумал, потом покачал головой.
— Нет, не позволил бы. Мы были очень близки; именно поэтому я испытывал такую ужасную боль, думая, что она продала меня деду. Но если мать тогда умирала, мой долг был остаться рядом с ней.
— Может быть, она боялась заразить тебя своей болезнью. А кроме того, разве цыгане отдали бы тебя семье твоего отца, если б ты был с Мартой в момент ее смерти?
На этот раз в его ответе не было и тени сомнения.
— Ни за что. Они бы сочли это непристойным — отдать англам цыганского мальчика, даже такого полукровку, как я.
— Значит, чтобы сдержать обещание, данное твоему отцу, она должна была поступить так, как поступила. Другого выхода у нее не было.
Он попытался улыбнуться.
— Моя мать была права, когда сказала, что другая женщина ее поймет. Вернее, что ее поймешь ты и сможешь объяснить мне. — Никлас закрыл глаза, на его шее запульсировала жилка. Клер обняла его и положила его голову себе на грудь. Какое-то время он молчал и наконец проговорил:
— Странно… Раньше, когда я думал о матери, мне становилось больно. Теперь тоже больно, но совсем по-другому.
— Тебе стало лучше или хуже? Он вздохнул.
— Пожалуй, лучше. Хотя мне и тяжело сознавать, что ее больше нет на свете, но я снова верю в то, что мое детство не было омрачено обманом.
Она погладила его волосы.
— Ты сожалеешь, что она не оставила тебя среди цыган? Он долго молчал, потом медленно сказал:
— Возможно, тогда я был бы счастливее. Моя жизнь наверняка была бы проще. Но это все равно что задавать вопрос Адаму, съевшему яблоко, — после того, как познал широкий мир, нельзя себе и представить, что вернешься обратно. — Он поднял голову и посмотрел ей в глаза. — И потом, если бы я остался с цыганами, я бы никогда не встретил тебя.
Внезапно смутившись, Клер спросила:
— Ты говорил правду? Ну… тогда, перед тем как поцеловал меня? Или это была только уловка, чтобы отвлечь внимание Мэйдока?
Его лицо озарилось улыбкой.
— Я говорил чистую правду. — Он потянул ее за руку вниз, так что она села рядом с ним на кровать. — Удивительно, как близость смерти проясняет ум. Почти сразу же после того, как ты явилась в Эбердэр, я твердо решил, что не дам тебе уехать. Вот почему я угрожал, что прекращу всякое содействие Пенриту, едва только ты заговаривала о том, чтобы уехать, — это был мой единственный способ уговорить тебя остаться. Мое стремление во что бы то ни стало воспрепятствовать желанию деда было так сильно, что самый очевидный и верный способ навсегда сделать тебя своей так ни разу и не пришел мне в голову.
— Ты имеешь в виду брак? Он вынул шпильки из се волос и погрузил пальцы в распустившиеся локоны.
— Вот именно. Но ты заметила, как быстро я настоял на свадьбе после того, как мы с тобой стали любовниками? Я не решался откладывать, потому что, если бы мы узнали, что ты не ждешь ребенка, у меня бы уже не было основательного предлога для того, чтобы жениться. Как видно, мой изощренный ум уже давно заключил, что ты никогда не станешь моей любовницей, поэтому мне требовался повод для того, чтобы, не теряя чувства собственного достоинства, отказаться от клятвы никогда не жениться.
Эти слова наполнили ее ликованием, и она рассмеялась.
— По-моему, ты воспринял мысль о женитьбе очень легко.
— Мысль не о женитьбе, а о тебе. — Он приподнял ее лицо и посмотрел в него глазами, такими же темными и мягкими, как черный бархат. — Думаю, я всегда знал, что если мне удастся завоевать тебя, ты меня не предашь. И я оказался прав, верно? Сегодня ты рисковала своей жизнью, чтобы спасти мою. Но никогда, слышишь, никогда больше не делай этого. Если бы пуля Уилкинса попала на пару дюймов ниже… — Он содрогнулся.
— Но не попала же… — Она коснулась его щеки. — Вообще-то у тебя сегодня был весьма удачный день. Мы с тобой остались живы, ты наконец освободился от своего деда и Кэролайн и вновь обрел Майкла и свою мать.
На его лице отразилось изумление.
— Когда ты так говоришь, я и в самом деле начинаю осознавать, что это был замечательный день.
— Думаю, мы могли бы сделать его еще лучше. — Клер окинула его задумчивым взором. — Моя рука почти не болит. Он расхохотался.
— Я, кажется, знаю, о чем именно ты подумала, бесстыдница.
— Да, — подтвердила она, нисколько не раскаиваясь. — Я хочу чувствовать тебя в себе, любимый. После того, как мы были так близки к смерти, я хочу праздника жизни.
Он наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
— Я люблю тебя, моя милая учительница. И по правде говоря, с удовольствием провел бы еще один урок любви с тобой прямо сейчас. Ты уверена, что у тебя не болит рука?
Клер, смеясь, откинулась на подушки и потянула его за собой.
— Если ты поцелуешь меня еще раз, боль окончательно исчезнет.
Он занялся с нею любовью — так нежно,словно она была самым драгоценным существом на свете. Раньше он околдовывал ее чувства, теперь же — саму се душу, потому что отныне ни у него, ни у нее больше не было друг от друга тайн. Душа к душе и плоть к плоти, вместе они познали то единение, о котором мечтали, и действительность затмила все ее надежды, как лучи солнца затмевают пламя свечи.
«Падший ангел» вернулся домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Розы любви - Патни Мэри Джо



очень хорошая книга, есть и интриги и любовь и страсть. хочется почитать продолжение.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНаталья
2.01.2010, 22.42





Не оторваться, сюжет интересный, еще хочется читать о приключениях остальных друзей.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЗая
29.12.2010, 23.29





Хорошо так,живенько,пикантно)))
Розы любви - Патни Мэри ДжоАнастасия
28.10.2011, 11.54





Прекрасно продуманный, законченный сюжет, целостные герои! Изумительная книга
Розы любви - Патни Мэри Джоольга
18.07.2012, 15.58





Всё бы хорошо, но не интересно.
Розы любви - Патни Мэри ДжоАлиса
1.08.2012, 10.17





Отличная книга.
Розы любви - Патни Мэри ДжоАнастасия
16.01.2013, 0.08





Очень увлекательный, полный неожиданностей сюжет. Мне понравилась история про четырёх друзей.
Розы любви - Патни Мэри ДжоNira
30.05.2013, 23.02





Опять цыган-полукровка стал графом и мечется между высшим и низшим обществом. Но здесь реально показаны шахта и шахтеры, что дает нам возможность отдохнуть от высшего света. Интересна любовная линия. А главное- это первый из 4-х грешных ангелов. А значит - надо читать!
Розы любви - Патни Мэри ДжоВ.З.,65л.
3.06.2013, 11.36





Понравилось. Не скажу, чтобы прямо ах, но много приятного. Уже то, что гг не садист, а героиня не мазохистка, и не растекается лужицей от первого его прикосновения, само по себе радует.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЕкатерина
30.11.2013, 15.07





Интересный роман, но немножко нудно читается. Чего-то не хватило.
Розы любви - Патни Мэри ДжоМаРия Справедливая
27.12.2013, 11.03





Роман , который читаешь улыбаясь и в тоже время с нетерпением ... Что же будет дальше... Мне очень понравился...
Розы любви - Патни Мэри ДжоКиса
19.04.2014, 6.18





А вот мне все понравилось!! Сюжет интересный, герои молодцы. В г.героине особенно понравилось — ум. Не внешность, а ум!!. Эта не была похожа на фотомодель. Она конечно была красивой, но мне понравилось, что это не главное из за чего он ее полюбил!! Ему, мне даже показалось, важнее было просто ее присутствие, поддержка.Молодец г.г-ня, хотя были промахи, но а как без них?! Г.герой тоже понравился. Умен, силен, прекрасен. Словом, мужчина на которого можно положиться. Некоторые говорят, что все нудно и скучно, мне так не показалось. Конечно, бывали моменты (например в шахте или в Лондоне) когда все прям подробно описывалось. Несмотря на это советую прочитать. Даю: 9 из 10
Розы любви - Патни Мэри ДжоЕлена
4.06.2014, 2.24





Очень увлекательный и завораживающий роман мне очень понравился.
Розы любви - Патни Мэри Джомарина
17.10.2014, 18.44





Очень увлекательный и завораживающий роман мне очень понравился.
Розы любви - Патни Мэри Джомарина
17.10.2014, 18.44





Прекрасно,восхитительно,шедеврально,в прочем как и все романы этого автора.+10+
Розы любви - Патни Мэри Джос
12.12.2014, 1.32





Ситуация, сюжет и язык не соответствуют заявленной эпохе. Это неприятно.
Розы любви - Патни Мэри Джоren
14.12.2014, 2.13





Очень понравился!Читала не отрываясь!
Розы любви - Патни Мэри ДжоНаталья 66
30.04.2015, 23.45





Роман супер!!! 10/10rnБуду читать всю серию: 1. Розы любви 2. Лепестки на ветру 3.Танцуя с ветром 4.Обаятельный плут 5.Расколотая радуга.
Розы любви - Патни Мэри Джомэри
24.01.2016, 20.42





Читайте!rnВесьма признательна предыдущему комментатору за отзыв. Люблю читать серии и хорошо. что узнала. какая книга первая. Эта история мне очень понравилась, в нее веришь. Герои - весьма колоритны.
Розы любви - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
25.01.2016, 16.50





Я случайно прочла роман "Моя прелестная роза" и обнаружила что герои связаны с серией "падшие ангелы". В результате обнаружила, что книг 11. Буду читать дальше. Люблю читать сериалы. А тем, кому эта книга понравилась, и е герои тоже привожу весь список ниже:rnrn1 Розы любви rn2 Лепестки на ветру rn3 Танцуя с ветром rn4 Обаятельный плут rn5 Расколотая радуга rn6 Волна страсти rn7 Моя прелестная роза rn8 Демонический барон rn9 Удачная сделка rn10 Повеса rn11 Свет Рождества rnrnПереводчики, к сожалению во всех книгах разные, теперь стало понятно, что имена одних и тех же героев в других книгах серии пишут по-разному. Меня это всегда удивляет. Безграмотность переводчиков?
Розы любви - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
29.01.2016, 14.34





Очень захватывает.Советую.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЛуна
4.05.2016, 17.44





Мне книга понравилась, не понимаю почему низкий рейтиг, я ставлю десять для меня это точно!!!!
Розы любви - Патни Мэри ДжоКис
8.05.2016, 21.59





Нудный!Сначала хотела поставить 8, но подумала, что многовато для этого романа, поставила 7/10!
Розы любви - Патни Мэри ДжоОлеся К
9.05.2016, 0.12





Первая книга из этой серии "Нежно влюбленные", эта вторая, а все остальные написаны в предыдущих ком-ах. Читайте иполучайте удовольствие.
Розы любви - Патни Мэри Джоиришка
9.05.2016, 0.13





Интересные диалоги героев, колоритные характеры. Хорошее произведение
Розы любви - Патни Мэри ДжоElen
18.05.2016, 10.25





Глава 19 не загружвется. Вообще страница не грузится, если нажать на главу 19. Причём остальные главы загружаются нормально.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНадежда
7.09.2016, 18.31





Глава 19 не загружвется. Вообще страница не грузится, если нажать на главу 19. Причём остальные главы загружаются нормально.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНадежда
7.09.2016, 18.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100