Читать онлайн Розы любви, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розы любви - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 133)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розы любви - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розы любви - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Розы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Зная, как Клер обессилена, Никлас крепко обхватил се рукой, когда скрипящая лебедка стала поднимать их на поверхность. После того как он протащил девушку на закорках по полузатопленной шахте, ему вовсе не хотелось потерять ее теперь, на последнем этапе пути. Она устало прислонилась к нему, явно довольная, что он ее держит.
Наверху он спрыгнул на землю, потом помог ей вылезти из подъемной петли. От пронзительного ветра их насквозь промокшая одежда мгновенно стала холодной, как лед.
Хью стоял возле устья шахты, глядя на возвращающихся во все глаза. Когда он увидел Оуэна, поднявшегося на поверхность вместе с Никласом и Клер, лицо его осветилось счастливой улыбкой.
— Ох, и рад же я, что вы живы, мистер Моррис! Эта шахта — проклятое место.
Оуэн похлопал мальчика по плечу.
— В работе шахтера нет ничего дурного, Хью, хотя она и не каждому по душе.
— Клянусь перед Господом Иисусом, что никогда больше туда не спущусь, — проговорил мальчик таким серьезным голосом, что стало ясно: это не богохульство, а обет. Пока он произносил эти слова, лебедка подняла на поверхность еще нескольких шахтеров. Один из них, тощий верзила с красным лицом, заорал:
— Я слыхал, что ты тут сказал, малец, и чтоб больше я от тебя такой ерунды не слышал! А чтобы отучить тебя от нытья, я сейчас спущу тебя обратно в шахту.
Маленькое личико Хью побелело. Дрожа, но явно не собираясь отступать от своих слов, он промолвил:
— Нн… нет, я туда больше не пойду.
— Я твой отец, и ты будешь делать то, что я говорю, — рявкнул краснолицый и, шагнув к Хью, протянул длинную руку, чтобы схватить его за запястье.
Мальчик истошно закричал и юркнул за спину Оуэна.
— Пожалуйста, мистер Моррис, не позволяйте ему забрать меня! Пожалуйста!..
— Послушай, Уилкинс, — мягко сказал Оуэн, — твой парень чуть было не утонул. Его надо покормить и уложить спать, а уж никак не спускать обратно в шахту.
— Не лезь не в свое дело, Моррис. — Уилкинс снова попытался поймать сына и едва не упал.
Выражение лица Оуэна стало жестким.
— Да ты пьян! Оставь ребенка в покос, пока не протрезвеешь.
Шахтер взорвался, как порох и, тряся костлявым кулаком, заревел:
— Не смей меня учить, что мне делать с собственным сыном, ты, сюсюкающий методистский ублюдок!
Оуэн ловко уклонился от тумака, после чего с видимым удовлетворением сшиб своего противника с ног метким ударом в челюсть. Пока оглушенный Уилкинс без чувств лежал на земле, Оуэн повернулся к мальчику и опустился рядом с ним на колени.
— Пойдем-ка лучше ко мне, Хью, и попьем чаю, — ласково проговорил он. — Твой отец нынче не в духе.
Увидев искаженное страхом и обидой личико Хью, Никлас поморщился, как от боли — все это слишком живо напомнило ему собственное детство. А то, как говорил с ребенком Оуэн… Перед глазами Никласа мгновенно возникло доброе и честное лицо преподобного Моргана.
Желая отделаться от этих горьких воспоминаний, он отвернулся — и как раз вовремя: Уилкинс, шатаясь, встал на ноги, поднял с земли свое кайло и с гримасой ярости размахнулся, чтобы ударить им Оуэна в затылок.
Под дружный крик «Берегись!» Никлас рванулся вперед и с такой силой вырвал кайло из рук Уилкинса, что тот свалился на землю. Однако, свирепо взревев, тут же попытался подняться вновь.
Никлас пнул его носком сапога в живот, и пьяный шахтер снова нелепо растянулся на спине.
Тогда Никлас опустил кайло и упер его стальное острие прямо в горло Уилкинса. От того тяжело разило дешевым виски. Да тут все ясно, как день: такому вечно пьяному мерзавцу нельзя доверить и собаку, не то что ребенка!
— У меня к тебе есть предложение, Уилкинс, — спокойно сказал Никлас. — Работа в шахте пришлась твоему сыну не по душе, а он парнишка упрямый. Так что сам видишь — тебе от него не будет никакого толку. Хочешь, я заберу его у тебя? Ну… скажем, за двадцать гиней? Это никак не меньше того, что Хью может заработать за много лет, открывая и закрывая дверь в шахте, к тому же тебе не придется тратиться ни на его питание, ни на одежду.
— А ты еще кто такой? — озадаченно заморгав, спросил Уилкинс.
— Я Эбердэр.
Физиономия пьяницы искривилась. Забыв об опасности своего положения, он насмешливо прохрипел:
— Ах, вот оно что! Цыганский граф неравнодушен к мальчикам! Так вот почему твоя жена тебя на дух не переносила, а?
Никлас судорожно стиснул рукоятку кайла, борясь с желанием всадить его в мягкое горло краснорожего верзилы.
— Ты так и не ответил, согласен ли отдать своего сына, — выговорил он, овладев собой. — Двадцать гиней, Уилкинс. Подумай, сколько виски можно купить на такие деньги.
Упоминание о деньгах и тем более о виски моментально направило мысли Уилкинса в другое русло.
— Ладно, — буркнул он наконец. — Давай двадцать пять гиней, и можешь забирать щенка со всеми потрохами. Бог мне свидетель, проку от него ни на грош. Только и делает, что ноет и хнычет, да клянчит еду.
Никлас посмотрел на шахтеров, которые молча наблюдали эту сцену.
— Вы согласны быть свидетелями того, что мистер Уилкинс добровольно отказывается от всех прав на своею сына в обмен на сумму в двадцать пять гиней?
Большинство зрителей кивнули: на их лицах было написано отвращение к человеку, который готов продать собственного сына.
Никлас отвел острие кайла от горла Уилкинса, и тот тяжело поднялся на ноги.
— Дай мне свой адрес, и сегодня вечером тебе доставят деньги. Мой управляющий потребует у тебя расписку, удостоверяющую, что тебе заплачено за мальчика сполна.
После того как Уилкинс кивнул в знак согласия, Никлас отбросил в сторону кайло и вкрадчиво проговорил:
— Ну вот, теперь, когда мы с тобой оба стоим на ногах, может, ты откроешь свой грязный рот и возведешь на меня еще какой-нибудь поклеп? Не бойся, я не вооружен, так что мы сможем обсудить твои заявления и разобраться между собой как мужчина с мужчиной.
Хотя шахтер был тяжелее по меньшей мере фунтов на тридцать, он отвел глаза и тихо, так, чтобы его смог расслышать лишь только Никлас, пробормотал:
— Да делай ты, что тебе нравится, цыганский ублюдок, мне-то что?
Чувствуя, что Уилкинс уже надоел ему до самой последней крайности, Никлас отвернулся от его багровой физиономии и обратился к Моррису.
— Оуэн, если я возьму на себя все расходы на содержание Хью, ты согласен забрать его к себе и растить вместе с твоими собственными детьми? Или, если это по какой-то причине невозможно, не знаешь ли ты какую-нибудь другую подходящую семью?
— Мы с Маргед возьмем его, — Оуэн обнял мальчика за плечи. — Хочешь всегда жить со мной, Хью? Только имей в виду: тогда тебе придется ходить в школу.
Глаза Хью наполнились слезами. Он кивнул и молча уткнулся лицом в шею Оуэна. Пока тот гладил малыша по спине, Никлас вместо того, чтобы растрогаться, цинично размышлял о великой силе денег. За каких-то двадцать пять гиней можно было дать ребенку совершенно новую жизнь! Естественно, благородная кровь стоила больше: сам Никлас обошелся старому графу вчетверо дороже. И можно не сомневаться, что тот заплатил бы и более высокую цену, если б в жилах его внука не было низкой примеси цыганской крови.
Лицо Никласа напряглось и застыло; он отвернулся.
Отныне малыш Хью будет жить в доброй, порядочной семье — это единственное, что действительно имело сейчас значение…
На протяжении всей этой сцены Клер молча наблюдала за Никласом, и ее проницательные голубые глаза подмечали все. Когда он взглянул на нее, девушка сказала:
— Теперь я вижу, что вы, милорд, небезнадежны.
— Если вы воображаете, будто я сделал это из человеколюбия, то глубоко заблуждаетесь, — резко возразил он. — Всему виной мое своенравие и упрямство.
Она улыбнулась.
— Упаси Бог упомянуть ваше имя в связи с каким-нибудь добрым делом! Ведь тогда вас, чего доброго, с позором исключат из Общества Развратников и Плутов.
— Меня не могут исключить, так как я — один из его членов-учредителей, — отпарировал Никлас. — Между прочим, вам давно пора переодеться в сухое, иначе вы замерзнете до смерти. И необходимо принять ванну — на вас столько угольной пыли, что вы выглядите как трубочист.
— Вы тоже, милорд. — Продолжая улыбаться, она вошла в сарай, где перед спуском в шахту оставила свою одежду. Никлас, Оуэн и Хью воспользовались другим сараем. Обычно Оуэн трудился до более позднего часа, но так как наводнение нарушило весь распорядок работы шахты, он решил вместе с Хью отправиться домой пораньше.
Переодеваясь, Никлас тихо спросил Морриса:
— Ты уверен, что Маргед не станет возражать, если ты приведешь в дом чужого ребенка?
— Не станет, — убежденно ответил Оуэн. — Хью — умный, славный малыш, и Маргед часто говорила мне, что хотела бы, чтобы он был нашим сыном. Поскольку Уилкинс не пускал его в воскресную школу, она сама при случае учила его и буквам, и счету. Да и кормила тоже. Бедняга все время ходил голодный.
Пока они разговаривали, Хью стащил с себя свою мокрую рваную рубашку, обнажив костлявую спину, исполосованную вздувшимися рубцами от ремня. Никлас нахмурился.
— Меня так и подмывает выйти и оторвать Уилкинсу голову. Или ты предпочитаешь проделать это собственноручно?
— Не искушай меня, — с сожалением вздохнул Оуэн. — Теперь, когда Уилкинс согласился отдать мальчика, лучше оставить все как есть. Он несколько лет прослужил в армии и теперь рад любому предлогу, чтобы подраться. Ради чего делать из него еще большего врага, чем сейчас? А кроме того, — заключил он, вспомнив о благочестии, — наш Господь Иисус Христос был против насилия. Никлас усмехнулся, надевая сюртук.
— Что я слышу? Разве не ты только что уложил Уилкинса не хуже, чем любой профессиональный боксер?
— Иногда приходится быть твердым с коснеющими в грехе нечестивцами, — с лукавым огоньком в глазах ответствовал Оуэн. — Даже Иисус как-то вышел из себя и бичом изгнал менял из храма.
Хью подошел к Оуэну и доверчиво взял его за руку. Никласу тут же снова вспомнился преподобный Морган. Хорошо, что он поддался доброму порыву и выкупил мальчика у этого зверя, его отца.
Когда они закончили переодеваться и вышли из сарая, Никлас увидел, что тело Бодвилла уже подняли из шахты и теперь укладывают на землю возле будки рукоятчика. За этой процедурой наблюдал массивный человек, по-шахтерски мускулистый, однако одетый в дорогой костюм и явно привыкший командовать.
— Это Мэйдок, — пробормотал Оуэн.
Никлас так и подумал. Хотя ему и хотелось встретиться с управляющим пенритской шахтой, он предпочел бы, чтобы это произошло при других обстоятельствах. Оглянувшись в поисках Клер, он увидел, что она выходит из другого сарая, одетая в мужской верховой костюм. Слава Богу, что вокруг толпится много народа — будет нетрудно забрать ее и лошадей и незаметно скрыться. Однако на сей раз удача им изменила. Мэйдок отвернулся от утопленника, поднял голову, и его взгляд упал на Клер.
— Что ты здесь делаешь?! — рявкнул он. — Опять явилась мутить воду? Я же тебе ясно сказал, чтобы ты со всей своей благочестивой чушью не смела и носа сюда казать!
Этот тип не меньше Уилкинса заслуживал того, чтобы оторвать ему голову, однако Никлас приехал на шахту изучить положение дел и не собирался начинать никому не нужную войну. Прежде чем Клер успела раскрыть рот для ответа, он выступил вперед и примирительно сказал:
— Если вы рассержены, вините во всем меня. Это я попросил мисс Морган привести меня сюда. Мэйдок повернулся к нему.
— А ты еще кто такой?
— Я граф Эбердэр.
Управляющий на мгновение смутился, однако тут же вновь преисполнился апломба.
— Вы нарушили границы чужих владений, лорд Эбердэр, — грозно прорычал он. — Убирайтесь с территории шахты и впредь держитесь от нее подальше!
— Угольная компания арендует эту землю у семьи Дэйвисов, — с обманчивым спокойствием ответил Никлас. — Не забывайте, что хотя земля арендована, она по-прежнему принадлежит мне. Возможно, вам следовало бы беседовать со мною в несколько ином тоне.
Мэйдок с видимым усилием обуздал свой гнев.
— Извините за то, что говорил с вами резко, но у нас только что произошел несчастный случай со смертельным исходом, так что сейчас не самое лучшее время для посещений. — Внезапно его осенила догадка; глаза его злобно сузились. — Вы что, уже спускались в шахту?
— Да. Это было незабываемо. Мэйдок развернулся и с яростью уставился на толпящихся возле тела Бодвилла рабочих.
— Кто из вас помог Эбердэру спуститься? Догадываясь, что любой, кто сознается в этом непростительном деянии, будет немедленно уволен, Никлас бросил Оуэну предостерегающий взгляд и сказал:
— Это опять целиком моя вина. Насколько мне помнится, я дал вашим подчиненным понять, что действую с полного вашего одобрения. И они очень мне помогли.
Мэйдок побагровел так густо, чти казалось, его вот-вот хватит апоплексический удар.
— Плевать мне на то, что вы граф и собственник этой земли! — прогремел он. — У вас нет никакого права шнырять тут за моей спиной и кормить баснями моих рабочих! Вот возьму да и пожалуюсь на вас мировому судье.
— Прошу вас, не стесняйтесь, — радостно произнес Никлас. — В последнее время мне не доводилось видеть тюрьму изнутри, так давайте же это исправим! Вот только одно меня смущает. Ведь владельцем этой шахты все еще является мой старый друг, лорд Майкл Кеньон, не так ли? Теперь, вернувшись в родные пенаты, я как раз собирался нанести ему визит. И сдастся мне, он не одобрит, что на территории принадлежащей ему шахты с его другом обошлись так неучтиво.
Эти слова явно обеспокоили управляющего, и, чтобы скрыть тревогу, он ответил нарочито грубо:
— Жалуйтесь сколько хотите. Его милость полностью передал мне управление шахтой, и еще не было случая, чтобы он не одобрил моих действий.
— Я уверен, что для него очень отрадно иметь столь добросовестного управляющего. — с иронией ответил Никлас и обратил взгляд на Клер, которая тем временем без помех вывела из сарая обеих лошадей. — Не пора ли нам в путь, мисс Морган? Я увидел все, что хотел.
Клер кивнула, и они вскочили в седла. Отъезжая, Никлас явственно ощущал взгляд Мэйдока, сверлящий его спину. Если бы взгляды могли убивать, он наверняка был бы уже покойником.
Когда они отъехали от шахты достаточно далеко, Никлас заговорил:
— Я уже нажил сегодня двух врагов, а ведь еще не настало даже время вечернего чая. Не правда ли, неплохая работенка для одного дня?
— Это не шутки, — резко ответила Клер. — Най Уилкинс вполне способен как-нибудь вечером накачаться виски и решить поджечь ваши конюшни, чтобы расквитаться за свое сегодняшнее унижение.
— А Мэйдок и того хуже. Теперь я понимаю, почему просить его улучшить условия труда шахтеров было пустой тратой времени. Он очень опасный субъект. Она посмотрела на него с удивлением.
— Мне всегда тоже так казалось, но я считала свое мнение предвзятым, продиктованным ненавистью, которую я испытываю к шахте вообще.
— Мэйдок по натуре задира и самодур, который не остановится ни перед чем, лишь бы удержать в руках власть. Если он почувствует, что его нынешнее положение под угрозой, от него можно ждать любых пакостей, — задумчиво проговорил Никлас. — Я уже знавал подобных людей. По правде сказать, меня немало удивляет то, что Майкл нанял подобного типа в управляющие и к тому же удовлетворен его работой. Меня начинает тревожить вопрос: а чем, собственно, был занят мой друг все эти последние годы? Умереть он не мог — я бы наверняка об этом услышал, — но он сделался поразительно невнимателен к тем вещам, которые прежде всегда почитал очень важными.
— Возможно, теперь он больше не считает их важными, — предположила Клер. — За четыре года человек может сильно измениться.
— Верно. Но не настолько. Майкл никогда не был равнодушным человеком. Наоборот, очень часто он все принимал слишком близко к сердцу. — Никлас рассеянно потрепал копя по шее, целиком поглощенный мыслями о прошлом. — Когда буду в Лондоне, то спрошу нашего общего друга Люсьена, где сейчас Майкл и что он делает. Люсьен знает все обо всех.
Вспомнив, что Никлас как-то уже упоминал это имя. Клер спросила:
— Люсьен, кажется, еще один из тех ваших друзей, которые именуют себя «Падшими ангелами»?
Никлас бросил на нее ошеломленный взгляд.
— Боже правый, неужто это наше старое прозвище добралось даже до Уэльса?
— Боюсь, что да. А как, собственно говоря, оно возникло?
— Мы четверо: Люсьен, Рэйфиел, Майкл и я подружились еще в Итоне, — объяснил он. — В Лондоне нас часто видели вместе. В высшем свете любят давать прозвища, и какая-то хозяйка модного салона окрестила нас «Падшими ангелами», потому что мы были молоды, немного необузданны, что в Молодых людях не редкость, и в довершение всего двое из нас носили имена архангелов
type="note" l:href="#note_7">[7]
. Вот, собственно, и все.
— В истории, которую поведали мне, говорилось, что вы были красивы, как ангелы, и порочны, как демоны, — с наигранной скромностью заметила Клер.
Он усмехнулся.
— Сплетни — отличная вещь, ведь они куда интереснее, чем правда. Мы, разумеется, не были святыми, однако не нарушали никаких важных законов, не доводили до разорения свои семьи и не губили жизней юных барышень. — Он на мгновение задумался. — По крайней мере до тех пор, пока не получили это прозвище. Однако за то, что мои друзья делали в последние четыре года, я поручиться не могу. Услышав в его голосе сожаление, она сказала:
— Наверное, вам не терпится вновь увидеться с ними.
— Еще бы! Правда, Майкл как в воду канул, зато Люсьен служит в Уайтхолле
type="note" l:href="#note_8">[8]
, а Рэйф активно выступает в палате лордов, так что оба они почти наверняка находятся сейчас в Лондоне. — Тут он искоса посмотрел на нес. — Мы отправимся туда послезавтра.
Клер застыла, пораженная.
— Вы в самом деле собираетесь ваять меня с собою в Лондон?!
— Разумеется! Я же вам прямо об этом сказал в тот самый день, когда вы явились ко мне в Эбердэр с целью шантажа.
— Но… но вы же тогда были пьяны! Я думала, что вы забудете или передумаете.
— Где, как не в Лондоне, можно приобрести для вас подходящий гардероб? Хотя должен признаться, эта старая рубашка облегает вас самым соблазнительным образом. Интересно, под нею что-нибудь надето?
Клер невольно натянула поводья, и пони замедлил шаг. Поскольку Никлас и впредь будет постоянно вгонять ее в смущение, надо научиться держать свои эмоции в узде и не позволять им влиять на то, как она правит лошадью, с досадой подумала девушка.
— Я не могла заставить себя надеть сухую одежду на мокрое белье, — сухо ответила она.
— Недурное решение, достойное одобрения по причинам как практическим, так и эстетическим, однако у него есть один изъян — вы промерзнете до костей. — Он снял с себя сюртук и набросил ей на плечи. — Хотя убеждать женщину облачиться вместо того, чтобы разоблачиться, и идет вразрез с моими принципами, все же лучше наденьте вот это.
Она попыталась отдать ему сюртук обратно.
— Без него вас продует.
— Я в своей жизни провел столько ночей под открытым небом, что холод нисколько меня не беспокоит.
Клер, примирившись с неизбежным, запахнула на себе сюртук. Его ткань хранила тепло тела Никласа и слабый, едва уловимый мужской запах, который она смогла бы узнать повсюду. Надеть его сюртук — это было почти то же самое, что оказаться в его объятиях, только куда безопаснее…
Клер очень хотелось своими глазами увидеть Лондон, но этот визит наверняка оборвет ту странную близость, которая возникла между ними. В Лондоне у него друзья и, возможно, давние любовницы, которые заполнят его досуг. Там он едва ли будет помнить о существовании Клер. И ее жизнь станет намного легче.
Так что она должна быть благодарной ему за эту поездку.


Остаток дня прошел как обычно — в точном соответствии с тем порядком, к которому Клер уже начала привыкать. Сначала она приняла ванну и смыла с тела и волос грязь и вонь шахты. Затем — хотя ей все еще было изрядно не по себе после того, как она едва не утонула, — поговорила с Уильямсом о дальнейшем обновлении внутреннего убранства дома. Сегодня слуги сосредоточили внимание на уборке столовой и замене там мебели, и результат получился великолепный. Клер и Уильямс вместе решили, какими комнатами нужно будет заняться в ее отсутствие, составили список обоев и тканей, которые она купит в Лондоне.
После еще одного из превосходных обедов миссис Хауэлл Клер и Никлас поднялись в библиотеку. Там он сразу же занялся изучением корреспонденции и хозяйственными расчетами, работая с усердием, которое явно не вязалось с его репутацией беспутного мота.
Клер обрадовалась возможности просмотреть книги в библиотеке, качество и разнообразие которых превзошли самые смелые ее ожидания. Если они с Никласом станут друзьями, то когда три месяца истекут, он, возможно, позволит ей иногда одалживать у него книги.
Она принялась тайком рассматривать его профиль; он не замечал ее взгляда, поглощенный изучением какого-то документа. Как и всегда, его вид поразил ее: он был невероятно, потрясающе красив, аристократ и цыган одновременно, совершенно непредсказуемый и дьявольски умный. Они так же несхожи меж собой, как небо и земля, и было просто невозможно представить себе такое будущее, в котором они могли бы стать друзьями. Скорее всего этот их нелепый трехмесячный поединок закончится полной катастрофой, и пострадает в ней отнюдь не граф.
Сурово напомнив себе, что никто не принуждал ее являться в Эбердэр, Клер вновь сосредоточила внимание на книжных полках. Тома были расставлены не как Бог на душу положит, а в строгом порядке; здесь имелась литература на шести языках, причем все книги, написанные на каком-то одном языке, стояли вместе. На одной из полок Клер нашла несколько книг даже на валлийском.
Другие разделы библиотечного собрания были посвящены таким предметам, как история, география и даже естественная философия. Отец Клер иногда брал у старого графа книги по теологии; хотя тот почитал своим долгом оставаться в лоне англиканской церкви, он имел явную склонность к взглядам диссинтеров
type="note" l:href="#note_9">[9]
. Возможно, именно поэтому он и выбрал методистского проповедника в наставники своему внуку.
Клер бросилась в глаза большая Библия в кожаном переплете, богато украшенном тиснением и позолотой. Догадавшись, что это и есть семейная Библия Дэйвисов, девушка достала тяжелый том с полки и положила его на стол. Потом открыла и начала рассеянно листать, время от времени перечитывая свои самые любимые стихи.
На первой странице было изображено генеалогическое древо, и Клер невольно умилилась, увидев записи рождений, браков и смертей, тщательно сделанные разными чернилами и различными почерками. Одна дата смерти была слегка размыта — быть может, на нее капали чьи-то слезы? Выцветшая, столетней давности запись сообщала о рождении некоего Гуайлима Ллюэллина Дэйвиса; рядом была радостная приписка: «Наконец-то сын!» Младенец, чье рождение вызвало такой восторг, вырос и стал прадедом Никласа. Изучив схему до конца, Клер поняла, почему старый граф так беспокоился, о наследнике. Род Дэйвисов был немногочислен, и Никлас совсем не имел близких родственников, во всяком случае, по мужской линии. Если он исполнит свое намерение никогда больше не жениться, графский титул Эбердэр, судя по всему, умрет вместе с ним.
Клер перевернула страницу, чтобы взглянуть на самые последние записи. Сообщения о двух браках старого графа и рождении его трех сыновей были сделаны его собственной твердой рукой. Хотя все сыновья были женаты, упоминаний о рождении детей у двух старших Клер не нашла.
Губы девушки непроизвольно сжались, когда се взгляд упал на запись рядом с именем младшего сына, Кенрика. В отличие от всех остальных, сделанных чернилами, сообщение о женитьбе Кенрика на «Марте, фамилия неизвестна» и о рождении «Никласа Кснрика Дэйвиса» было нацарапано карандашом — еще одно доказательство того, насколько неохотно старый граф принимал существование своего наследника. Если бы он дал Никласу хотя бы десятую долю того тепла, с которым Оуэн принял Хью, ребенка, чужого ему по крови!
С этой печальной мыслью о бессмысленной враждебности старика к собственному внуку Клер перевернула еще одну страницу, и из книги выпало несколько сложенных листков бумаги. Она бросила на них беглый взгляд, потом, всмотревшись внимательнее, пробормотала:
— Как странно…
Ей вовсе не хотелось отрывать Никласа от работы, однако он услышал ее слова и, откинувшись на спинку стула, лениво потянулся.
— Что вы находите странным, Клариссима?
— Ничего особенного. И все же… — Она подошла к его письменному столу и положила документы в круг света под горящей масляной лампой. — Эти две бумаги — нотариально заверенные копии записей в церковных книгах о браке ваших родителей и вашем рождении. Обе они истрепаны и испачканы, как будто их слишком долго носили в кармане.
Она показала на остальные два документа.
— Эти документы — тоже копии, однако очень плохие. Странно то, что они не заверены нотариусом, и потому не имеют юридической силы, однако при этом оба они сложены, истрепаны и испачканы совсем так же, как и нотариально заверенные. Наверное, эти копии сделал ваш дедушка, но я совершенно не понимаю, зачем они ему понадобились и отчего бумага так истрепалась.
Никлас поднял к свету одну из незаверенных копий, и тотчас же все жилы па его руке вздулись.
Клер взглянула на его лицо: Никлас смотрел на бумагу с той же испепеляющей яростью, которая исказила его черты, когда он хлестал бичом портрет своей жены. Клер затаила дыхание. В чем же тут дело? Что вызвало этот внезапный приступ бешенства?
Он схватил вторую копию и остервенело смял оба листка в кулаке. Потом вскочил со стула, прошел через всю комнату и швырнул бумаги в горящий камин. Пламя вспыхнуло и медленно опало.
— Никлас, — спросила она, — в чем дело? Что произошло?
Он неотрывно смотрел на огонь, превращающий бумаги в серый пепел.
— Ничего такого, что имело бы отношение к вам.
— Возможно, причина, заставившая вас так разъяриться, меня и не касается, но сам ваш гнев касается наверняка, — спокойно ответила она, — Разве хорошей любовнице не полагается делать все, чтобы вы облегчили душу, сказав, что именно вас тревожит?
— Вероятно, любовница и должна задать такой вопрос, но это вовсе не означает, что я обязан дать на него ответ, — огрызнулся он. Потом, по-видимому, пожалев о своей резкости, более мягко добавил: — Я ценю ваши добрые намерения.
Клер решила, что уж лучше его капризы, чем такая вот глухая стена. Подавив вздох, она положила две оставшиеся бумаги обратно в Библию и поставила ее на полку. Никлас продолжал игнорировать девушку, с каменным лицом помешивая угли в камине.
— Завтра воскресенье, и я с утра пойду в молельню, так что мне уже пора спать. Спокойной ночи. — Клер произнесла эти слова только из вежливости, вовсе не рассчитывая на ответ, однако Никлас поднял голову и посмотрел на нее.
— Жаль, что на сегодня я уже выбрал свою квоту поцелуев, — сказал он с невеселой усмешкой. — С моей стороны было весьма недальновидно исчерпать ее, когда мы были в шахте.
Его ярость прошла, оставив после себя что-то опасно близкое к полному отчаянию. Одному Богу было известно, отчего вид тех бумаг так на него подействовал, но сейчас Клер не могла вынести этого выражения безысходного горя на его лице. С дерзостью, о которой всего четыре дня назад она не смогла бы и помыслить, она прошла через всю библиотеку, положила руки ему на плечи и робко сказала:
— Свой поцелуй вы уже использовали, но ведь я могу поцеловать вас сама, не так ли?
Никлас заглянул ей в глаза; взгляд у него был затравленный.
— Вы можете поцеловать меня, когда пожелаете, Клариссима, — хрипло вымолвил он.
Она почувствовала, как напряглись его мышцы, однако он не двигался, ожидая, чтобы она взяла на себя инициативу. Клер встала на цыпочки и прикоснулась губами к его губам.
Его руки тут же жадно сомкнулись вокруг нее.
— О Господи, как же хорошо вас обнимать!
Их уста слились в глубоком пылком лобзании. Тот спокойный, невинный поцелуй, которого желала Клер, перешел в нечто гораздо большее.
Когда они целовались в шахте, ей не надо было смотреть ему в глаза — по крайней мере от этого потрясения она была избавлена. Смущенная его пристальным взглядом, девушка опустила веки — и тотчас же обнаружила, что все остальные чувства необычайно усилились. Стук дождя по оконному стеклу, бархат-нос прикосновение его языка к ее языку. Острый аромат, в котором слились дым, хвойное мыло и запах кожи Никласа; его тяжелое жаркое дыхание — или это ее дыхание стало таким же?.. Треск угольков, выпадающих из камина на плиты пола; легкое трение ладоней о ткань, когда он гладит ее по спине. Звук открывающейся двери!..
Мигом вернувшись к реальности, она оборвала поцелуй и посмотрела поверх плеча Никласа. На пороге стояла одна из новых служанок, Тегвен Илайес. Эта девушка принадлежала к пенритской методистской общине, придерживалась самых строгих правил, и что было у нее на уме, то неизменно оказывалось и на языке.
Две женщины онемело уставились друг на друга; лицо Тегвен выражало потрясение и ужас.
Это зрелище заставило Клер опомниться и осознать всю греховность своего поведения. То, что она делала, было неправильно, порочно, и ее ничто не могло оправдать.
Служанка между тем вышла из остолбенения, торопливо повернулась и закрыла за собою дверь.
Поскольку все внимание Никласа было сосредоточено на Клер, эта немая сцена прошла для него незамеченной.
— Если вы уже перевели дух, — промурлыкал он, нежно проводя рукой по се бедру, — то не согласитесь ли начать все сызнова?
Клер подняла па него взгляд, разрываемая жестоким контрастом между тем. что она чувствовала в его объятиях, и тем, что увидела в глазах Тегвен.
— Нет, — сказала она срывающимся голосом. — Нет. Мне надо идти.
Он поднял руку, словно для того, чтобы удержать ее, но она поспешно проскользнула мимо и вышла из комнаты, едва видя то, что ее окружает.
Ах, если бы она ушла на десять минут раньше!
Без Клер комната сразу стала пустой. Никлас смотрел на огонь и думал о том, что же нужно сделать, чтобы ее разум наконец прекратил бороться с телом. Это случалось каждый раз, когда они оказывались вместе. Поначалу она робела и сомневалась. Потом начинала мало-помалу отвечать на его ласку, раскрываясь, как раскрывается цветок на рассвете. И наконец с сокрушительной внезапностью вспоминала, что ей не позволено наслаждаться тем, что так нормально и естественно.
Он с досадой ударил кулаком по каминной полке. Когда она наконец преодолеет свое глупое религиозное педантство, из нее получится великолепная любовница: пылкая, умная, чуткая. Конечно, ее страсть к благотворительности временами бывает утомительной, но это ничто по сравнению с блаженством иметь ее в своей постели.
Он не сомневался, что, став его любовницей, Клер согласится остаться с ним и после того, как истекут три месяца. Во-первых, она сама этого захочет, а во-вторых., для нее станет совершенно невозможно возвратиться к своей прежней жизни в Пенрите. Главное — это все-таки заманить ее в кровать.
Он уже чертовски устал от того, что всякий раз, когда Клер начинает испытывать угрызения совести, она скрывается от него, как кролик в норе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Розы любви - Патни Мэри Джо



очень хорошая книга, есть и интриги и любовь и страсть. хочется почитать продолжение.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНаталья
2.01.2010, 22.42





Не оторваться, сюжет интересный, еще хочется читать о приключениях остальных друзей.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЗая
29.12.2010, 23.29





Хорошо так,живенько,пикантно)))
Розы любви - Патни Мэри ДжоАнастасия
28.10.2011, 11.54





Прекрасно продуманный, законченный сюжет, целостные герои! Изумительная книга
Розы любви - Патни Мэри Джоольга
18.07.2012, 15.58





Всё бы хорошо, но не интересно.
Розы любви - Патни Мэри ДжоАлиса
1.08.2012, 10.17





Отличная книга.
Розы любви - Патни Мэри ДжоАнастасия
16.01.2013, 0.08





Очень увлекательный, полный неожиданностей сюжет. Мне понравилась история про четырёх друзей.
Розы любви - Патни Мэри ДжоNira
30.05.2013, 23.02





Опять цыган-полукровка стал графом и мечется между высшим и низшим обществом. Но здесь реально показаны шахта и шахтеры, что дает нам возможность отдохнуть от высшего света. Интересна любовная линия. А главное- это первый из 4-х грешных ангелов. А значит - надо читать!
Розы любви - Патни Мэри ДжоВ.З.,65л.
3.06.2013, 11.36





Понравилось. Не скажу, чтобы прямо ах, но много приятного. Уже то, что гг не садист, а героиня не мазохистка, и не растекается лужицей от первого его прикосновения, само по себе радует.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЕкатерина
30.11.2013, 15.07





Интересный роман, но немножко нудно читается. Чего-то не хватило.
Розы любви - Патни Мэри ДжоМаРия Справедливая
27.12.2013, 11.03





Роман , который читаешь улыбаясь и в тоже время с нетерпением ... Что же будет дальше... Мне очень понравился...
Розы любви - Патни Мэри ДжоКиса
19.04.2014, 6.18





А вот мне все понравилось!! Сюжет интересный, герои молодцы. В г.героине особенно понравилось — ум. Не внешность, а ум!!. Эта не была похожа на фотомодель. Она конечно была красивой, но мне понравилось, что это не главное из за чего он ее полюбил!! Ему, мне даже показалось, важнее было просто ее присутствие, поддержка.Молодец г.г-ня, хотя были промахи, но а как без них?! Г.герой тоже понравился. Умен, силен, прекрасен. Словом, мужчина на которого можно положиться. Некоторые говорят, что все нудно и скучно, мне так не показалось. Конечно, бывали моменты (например в шахте или в Лондоне) когда все прям подробно описывалось. Несмотря на это советую прочитать. Даю: 9 из 10
Розы любви - Патни Мэри ДжоЕлена
4.06.2014, 2.24





Очень увлекательный и завораживающий роман мне очень понравился.
Розы любви - Патни Мэри Джомарина
17.10.2014, 18.44





Очень увлекательный и завораживающий роман мне очень понравился.
Розы любви - Патни Мэри Джомарина
17.10.2014, 18.44





Прекрасно,восхитительно,шедеврально,в прочем как и все романы этого автора.+10+
Розы любви - Патни Мэри Джос
12.12.2014, 1.32





Ситуация, сюжет и язык не соответствуют заявленной эпохе. Это неприятно.
Розы любви - Патни Мэри Джоren
14.12.2014, 2.13





Очень понравился!Читала не отрываясь!
Розы любви - Патни Мэри ДжоНаталья 66
30.04.2015, 23.45





Роман супер!!! 10/10rnБуду читать всю серию: 1. Розы любви 2. Лепестки на ветру 3.Танцуя с ветром 4.Обаятельный плут 5.Расколотая радуга.
Розы любви - Патни Мэри Джомэри
24.01.2016, 20.42





Читайте!rnВесьма признательна предыдущему комментатору за отзыв. Люблю читать серии и хорошо. что узнала. какая книга первая. Эта история мне очень понравилась, в нее веришь. Герои - весьма колоритны.
Розы любви - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
25.01.2016, 16.50





Я случайно прочла роман "Моя прелестная роза" и обнаружила что герои связаны с серией "падшие ангелы". В результате обнаружила, что книг 11. Буду читать дальше. Люблю читать сериалы. А тем, кому эта книга понравилась, и е герои тоже привожу весь список ниже:rnrn1 Розы любви rn2 Лепестки на ветру rn3 Танцуя с ветром rn4 Обаятельный плут rn5 Расколотая радуга rn6 Волна страсти rn7 Моя прелестная роза rn8 Демонический барон rn9 Удачная сделка rn10 Повеса rn11 Свет Рождества rnrnПереводчики, к сожалению во всех книгах разные, теперь стало понятно, что имена одних и тех же героев в других книгах серии пишут по-разному. Меня это всегда удивляет. Безграмотность переводчиков?
Розы любви - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
29.01.2016, 14.34





Очень захватывает.Советую.
Розы любви - Патни Мэри ДжоЛуна
4.05.2016, 17.44





Мне книга понравилась, не понимаю почему низкий рейтиг, я ставлю десять для меня это точно!!!!
Розы любви - Патни Мэри ДжоКис
8.05.2016, 21.59





Нудный!Сначала хотела поставить 8, но подумала, что многовато для этого романа, поставила 7/10!
Розы любви - Патни Мэри ДжоОлеся К
9.05.2016, 0.12





Первая книга из этой серии "Нежно влюбленные", эта вторая, а все остальные написаны в предыдущих ком-ах. Читайте иполучайте удовольствие.
Розы любви - Патни Мэри Джоиришка
9.05.2016, 0.13





Интересные диалоги героев, колоритные характеры. Хорошее произведение
Розы любви - Патни Мэри ДжоElen
18.05.2016, 10.25





Глава 19 не загружвется. Вообще страница не грузится, если нажать на главу 19. Причём остальные главы загружаются нормально.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНадежда
7.09.2016, 18.31





Глава 19 не загружвется. Вообще страница не грузится, если нажать на главу 19. Причём остальные главы загружаются нормально.
Розы любви - Патни Мэри ДжоНадежда
7.09.2016, 18.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100