Читать онлайн Обретенное счастье, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенное счастье - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенное счастье - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенное счастье - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Обретенное счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Гэвин открыл от изумления рот.
– Я – граф? Это абсурд! Титул передается по старшинству, а мой отец был младшим сыном.
– Не младшим, а вторым… – Филипп внимательно смотрел на него. – Самый младший – мой отец Альберт. Самым старшим был Джон, но он и мой отец скончались раньше деда.
Что ж, подумал Гэвин, в таком случае гнев кузена вполне объясним – в эту минуту он может потерять все, что имеет. Но если это так, для чего Филиппу понадобилось открывать Гэвину правду?
Наверное, потому, что тайное когда-нибудь станет явным, и этот молодой человек сознает, что рискованно сбрасывать со счетов старшего кузена, если тот решит обосноваться в Лондоне. Гэвин даже восхитился желанием двоюродного брата выяснить все до конца.
– Не нужно смотреть на меня так, словно собираетесь меня убить, – усмехнулся Гэвин. – Меня не интересует ни титул, ни, как я понимаю, сопутствующее ему состояние. Но как вы могли не знать о моем существовании? Мой отец время от времени связывался с адвокатом семейства Эллиот. Я родился задолго до нашего отъезда в Америку. Так или иначе, но когда-нибудь вам стало бы известно, кто из нас законный наследник.
– Говорили, что вы и ваши родители утонули. Или это известие было ложным, или вы самозванец.
Понятно, что, имея в руках огромное наследство, его обладатель не горел желанием проверять достоверность сообщений о смерти Гэвина.
– Я не самозванец, но, как я уже сказал, вам не следует беспокоиться. Считайте, что я сюда не приходил.
Филипп брезгливо поморщился.
– И вы всю жизнь будете висеть у меня над головой как дамоклов меч? Смогу ли я спать спокойно, зная, что вы в любую минуту можете предъявить права на титул и наследство? Вопрос следует решить раз и навсегда. Где вы остановились?
– В Ашбертон-Хаусе на Гросвенор-сквер.
– Мой адвокат свяжется с вами, – подвел итог разговору Филипп Эллиот. – А теперь уходите. Вам нечего делать в этом доме, пока вы не докажете, что вы законный наследник.
Потрясенный свалившимся на него известием, Гэвин медленно брел по Беркли-сквер. Он мог ожидать чего угодно от этого визита, но, видит Бог, не титула и наследства.


Путешествие по модным магазинам в окружении толпы родственников было увлекательным, но ужасно утомительным. Возвратившись в Ашбертон-Хаус, Алекс валилась с ног от усталости. А неутомимая Кейти взлетела по лестнице в классную комнату вместе с двумя другими девочками, которых Алекс называла кузинами, хотя Энн приходилась Кейти тетушкой, а Мария – сводной сестрой. Пытаясь разобраться в запутанных родственных связях, Алекс незаметно уснула.
Она проснулась от скрипа двери, соединяющей ее комнату со спальней мужа.
– Гэвин?
– Прости, я не хотел тебя будить.
Услышав странные нотки в голосе мужа, она села на постели, пытаясь в темноте разглядеть его лицо. То, что она увидела, напугало ее. Подобного выражение она не замечала ни во время «львиной игры», ни при нападении пиратов.
– О Боже, Гэвин, что случилось?
Он стоял у двери, скрытый тенью.
– Я сегодня был в доме деда. Он умер прошлой зимой.
– Мне жаль, что ты с ним так и не встретился, но, судя по его поведению, это не может быть для тебя большой утратой, – проговорила она. – Или его смерть расстроила тебя больше, чем ты ожидал?
– Меня беспокоит другое… – Гэвин глубоко вдохнул. – Я встретил там своего двоюродного брата, и он сообщил мне, что я теперь граф Сиборн.
У нее перехватило дыхание.
– Так ты из тех Эллиотов? О Господи, я и понятия не имела… Что ж, поздравляю, милорд. Какая неожиданная честь!
Гэвин удивленно посмотрел на нее.
– Ты думаешь?
Ее сон как рукой сняло, хотя ее удивила реакция мужа. Любой англичанин пришел бы в восторг от подобной новости, но Гэвин, похоже, не был этому рад.
– Прости, я выросла с убеждением, что титул и состояние отнюдь не главное мерило достоинства человека, но обладать ими весьма приятно.
Он поморщился.
– А я вырос с мыслью, что вся эта мишура – проделки дьявола. Не надо мне этого проклятого титула! Я не приму его. Или откажусь, или…
Алекс с недоумением смотрела на него.
– Но, по-моему, это невозможно.
– Почему? Или перспектива стать графиней так тебе нравится?
Он считает ее такой мелочной? Она с трудом подавила желание ударить его. Но его терпеливое отношение к ее страхам и перепадам настроения заслуживало ответного терпения.
– Я вполне счастливо жила без титула и сейчас не испытываю страстного желания обладать им, но, думаю, закон в этом вопросе диктует свои условия. Нам нужно поговорить с дядей Стивеном. Он сведущ в подобных делах.
– Хорошо, – кивнул Гэвин, направляясь в свою комнату. – Посмотрю, свободен ли он.
Алекс остановила его:
– Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой?
Он оглянулся.
– Хорошая идея. Ты будешь переводить британский образ мыслей на американский.
– Попытаюсь, но не обещаю.
Алекс сунула ноги в туфли и пригладила волосы, чтобы проводить Гэвина в кабинет герцога. Она хотела быть рядом с мужем.


Услышав звук отворяющейся двери, Ашбертон поднял глаза от письменного стола.
– Да, любовь моя? – Лицо его вытянулось, когда он увидел вошедших. – Простите, в это время всегда приходит Розалинда.
– Я не хотел беспокоить вас, милорд. – Сообразив, что герцога может оскорбить столь пренебрежительное отношение к его титулу, Гэвин смутился. – Я хотел бы кое-что обсудить с вами, но это можно сделать и в другое время.
– Нет-нет, входите. Я как раз изучаю законопроект о торговле и умираю от скуки. Вам понравился дом?
Гэвину понадобилось некоторое время, чтобы понять, о чем идет речь.
– Ваш дом на Беркли-сквер? Он очень красивый. Если Алекс понравится, я с удовольствием сниму его.
– Я знаю этот дом, – вступила в разговор Алекс, – и если это возможно, он станет нашим городским жилищем.
– Тогда он ваш. – Ашбертон пристально смотрел на Гэвина. – Но ведь вы пришли сюда не из-за этого? Садитесь и расскажите, что у вас на уме.
Гэвин усадил Алекс и, взяв другой стул, сел рядом.
– Мне сегодня сообщили потрясающую новость. Оказывается, я граф Сиборн. – Он кратко описал свой визит в дом деда, закончив словами: – Меня не интересуют титул и наследство. Я могу отказаться?
Ашбертон нахмурился:
– Это невозможно. Закон весьма строг на этот счет и гласит, что титул всегда передается по старшинству. Вы могли бы отречься от него, если бы родились в Америке, а в Британии все по-другому.
Гэвин тихо выругался.
– А что касается имущества? От него я могу отказаться?
– Все зависит от того, как оно оформлено. Часть собственности наследуется без права отчуждения, это львиная доля, и она переходит к наследнику вместе с титулом. Еще могут быть отчуждаемые фонды, но они составляют незначительную часть имущества.
– Несправедливо, что мой кузен лишается всего, что до сих пор считал своим.
– Право наследования по старшинству не занимается благотворительностью. Закон оберегает собственность и титул и в целом служит на благо Британии, хотя порой эта система бывает жестока к отдельным личностям. Если ваш кузен попадет в тяжелую ситуацию, вы можете помочь ему, но только из собственных доходов, а не из наследства. И прежде чем совершать поспешные поступки, вам следует посоветоваться со специалистом в этой области.
Гэвин все еще надеялся найти какой-то выход.
– А если я не предъявлю документов, подтверждающих мою личность? В этом случае я могу избежать наследования?
Герцог вздохнул.
– Капитан, слово не воробей, да и вы очень похожи на Эллиотов. Я сам это заметил и подумывал, не родственник ли вы Сиборнам. Хотя и предположить не мог, насколько близкое это родство. Если бы вы никогда не появлялись в Сиборн-Хаусе, сменили фамилию и нигде не упоминали о родителях, у вас, возможно, был бы шанс, но теперь дело приняло такой оборот, что изменить уже ничего нельзя. Вашего отца все хорошо помнят, а вы его сын, так что вы седьмой граф Сиборн.
– Вы говорите – помнят? Даже после стольких лет? Когда имя отца было облито грязью?
Герцог удивленно посмотрел на него.
– Те, кто знаком с этой ситуацией, давно пришли к выводу, что с вашим отцом скверно поступили и старый граф, и руководство военно-морского флота. Я немного знал его и всегда уважал, а скандал по поводу его женитьбы связан отнюдь не с его избранницей, а с упрямством вашего деда. Отречься от сына, военного героя, к тому же вступившего в достойный брак, – преступление. Вашего деда и так-то не слишком любили, а этот поступок сделал его и вовсе не популярным в наших кругах.
У Гэвина было такое чувство, будто на него обрушилось небо.
– Так это не общество отвергло моих родителей, а только старый граф?
– Думаю, ваш отец очень страдал оттого, что в семье произошел раскол. Эллиоты действительно разделились.
– Как реагировал свет, когда моего отца вынудили уйти в отставку?
– Когда другие участники сражения вернулись домой и начали рассказывать об этом случае, стало ясно, что ваш отец действовал как опытный офицер, каким он и являлся на самом деле. – Ашбертон вздохнул. – Конечно, не было ни одного шанса, что Адмиралтейство признает свою ошибку. Но имя вашего отца до сих пор пользуется уважением.
– Вы думаете, он знал об этом?
– Если он поддерживал связь с адвокатом Эллиотов, то должен был знать. Я предполагаю, что он жил в Америке просто потому, что она нравилась ему больше Англии.
Гэвин молча переоценивал прошлое. Джеймс Эллиот испытывал горечь оттого, что с ним несправедливо обошлись в Англии, но свободу, которую давала Америка, он ценил гораздо больше титула и родственных связей. Вероятно, его молчание было вызвано не столько болью, сколько нежеланием вспоминать о прошлом.
А Гэвин в отличие от родителей испытывал тоску, живя вдали от Британии. Хотя очень любил Америку.
Алекс взяла его за руку.
– Знаешь, Гэвин, это трудно переварить. Пойдем отдохнем перед обедом.
– Я искренне благодарен вам, сэр, за ваше терпение и за то, то вы нашли время все мне объяснить. – Гэвин поднялся. – Должно быть, моя реакция кажется вам смешной.
– Нет, это не смешно, ну, может быть, чуть-чуть странно, – признался герцог. – Я не удивлен, что вас потрясло свалившееся на вас наследство, о котором вы до сих пор ничего не знали.
Гэвин, поклонившись, покинул кабинет герцога. Алекс все еще держала его за руку. Алекс? Нет, теперь графиня Сиборн. Господи, помоги им обоим!


Когда они вошли в комнату, Алекс, встревоженная молчанием и мрачным видом Гэвина, обвила его шею руками.
– Прости, но у тебя такой вид, будто небо обрушилось на землю.
– Так и есть.
Он притянул ее к себе, зарылся лицом, в ее душистые волосы. Все нутро его горело, словно расплавленная сталь.
Алекс прижалась к нему теснее, ей хотелось вобрать в себя его боль. Впервые с момента их первой встречи Гэвин понял, что нуждается в ней. И хотя ей не нравился его несчастный вид, сознание, что она может утешить и успокоить его, согревало ей душу.
– Я понимаю, милый, у тебя есть причина ненавидеть деда, и мысль о том, что придется носить его титул, причиняет боль, – мягко произнесла она. – Но если ты чтишь память родителей, то разве стать хорошим графом не лучший способ взять реванш у деда, который так скверно обошелся с ними?
– Думаю, ты права. Старый черт ненавидел саму мысль, что его наследником может стать сын его сына, которого он вычеркнул из своей жизни. Проблема в том, что и мне это ненавистно. – После долгого молчания он сказал: – Может быть, стоит просто покинуть Англию и никогда сюда не воз вращаться? Ты поедешь со мной, Алекс?
Ее сердце сжалось от горечи, когда она услышала этот вопрос.
– Конечно, поеду, ведь я твоя жена. Но бегством ничего не изменить, твой кузен все равно не получит титул, если только ты не инсценируешь… собственную смерть. Но надеюсь, до этого не дойдет. И потом это тоже повлекло бы за собой кучу проблем. Побег и пренебрежение обязанностями главы клана Эллиотов создадут ужасную путаницу и осложнят жизнь всем членам вашей семьи.
Гэвин вздохнул.
– Наверное, ты права. Но сейчас мне больше всего хочется забрать вас с Кейти на «Хелену» и выйти в открытое море.
– Ты такой, какой есть. И титул тебя не изменит.
Он покачал головой:
– Кто мы и как себя воспринимаем, во многом зависит от того, как к нам относятся другие. Поступай как капитан, и ты станешь капитаном. Если к тебе станут относиться с почтением и трепетом, очень скоро ты возомнишь, что и впрямь заслуживаешь этого. Вспомни султана Хасана – он мог быть гораздо более достойным человеком, если бы к нему не относились как к всесильному правителю.
– С этим трудно спорить, но он – исключительный случай. – Алекс замолчала, размышляя о том, что может примирить Гэвина с неожиданной принадлежностью к родовой знати. – Думаю, тебе нужно отделить свое отношение к титулу от отношения к деду. Максвелл – твой друг, и дядя Стивен тебе тоже нравится. Титул их не испортил, не погубит он и тебя. А твой дед, хотя о мертвых так не говорят, был бы плохим человеком, даже не будучи лордом, хотя власть и деньги, возможно, сделали его еще хуже. Но теперь его нет на свете, и ты не волен изменить прошлое.
– Напротив, за последние несколько часов прошлое очень изменилось, или, скорее, изменился мой взгляд на него. – Его руки сильнее сжали ее плечи. – Я смотрел на мир, упорствуя в своем заблуждении.
Это тревожило Гэвина, поскольку он привык держать под контролем и свою жизнь, и свои мысли. Не найдя достаточно убедительных слов, чтобы помочь ему, Алекс поцеловала его, вложив в поцелуй всю свою заботу и уверенность, что все так или иначе наладится.
Гэвин ответил ей со всей накопившейся в нем страстью. Они редко целовались. Однако достаточно, чтобы это уже стало привычкой. Но сегодня мощные скрытые эмоции объединили их, наполняя поцелуй сильным возбуждением. Алекс ощутила желание Гэвина, которое он обычно старался подавить, и вместо страха в ней вспыхнуло ответное томление.
Они так тесно прижимались друг к другу, что она почувствовала напряжение его мужского естества. Но Гэвин мгновенно отступил, вспомнив, какой барьер возвели между ними ее страхи. Алекс шагнула к нему, и он снова попятился, пока не уперся спиной в дверь. Ее губы с томной медлительностью двигались по его лицу, рука скользнула вдоль его тела и замерла там, где пылала жаром его напрягшаяся плоть. Гэвин задохнулся от нетерпения.
Ее рука двигалась в такт губам, осыпавшим его лицо поцелуями, и страстное желание поднималось в ней жаркой волной. Стремясь к еще большей близости и тоже сгорая от нетерпения, Алекс быстро расстегнула его панталоны и коснулась рукой его горячей плоти. Гэвин хрипло застонал, изнемогая от ее ласк.
Она дразнила его с искусством опытной куртизанки, то ускоряя, то замедляя движения, пока не довела его до финального взрыва. Он шептал ее имя – мощная разрядка обессилила его, и он цеплялся за нее, как за спасательный круг.
Словно круги, расходящиеся на воде, – так его страсть отдавалась в ней. Ей было так приятно, что она сумела доставить ему наслаждение.
Гэвин поцеловал ее в висок.
– Алекс, ты сделала все, чтобы отвлечь меня, – прошептал он.
Она рассмеялась, упиваясь их близостью и абсурдностью того, что они продолжают стоять у запертой двери.
– Я постараюсь усовершенствоваться в этом.
– Пожалуйста, сделай это… – Он вынул из кармана белоснежный носовой платок и вручил ей. Когда Алекс привела его в порядок, его сильные руки погладили ее спину и бедра. – В эту минуту я даже забыл, что вовсе не стремлюсь стать лордом.
Положив ладони на ее грудь, он ласкал упругие соски. Сначала его мягкие прикосновения успокаивали ее, но постепенно грудь ее напряглась, глубоко внутри вспыхнуло жаркое томление, и желание дрожью отозвалось в ее теле. И когда он дотронулся до ее лона, она поняла, что именно этого ждала от него.
Гэвин приподнял ее юбки, и Алекс невольно напряглась. Проклятие, нет, только не сейчас… когда все так хорошо. И снова ледяные отголоски паники начали душить ее, ей захотелось плакать от жалости и беспомощности.
Чуткий к ее реакции, Гэвин тут же убрал руку. Страх Алекс утих, и она снова расслабилась, готовая к новым ласкам. Бедра ее раскрылись ему навстречу… О да…
К ее удивлению, бедра ее содрогнулись в экстазе. Его рука дарила ей мучительное наслаждение. Почувствовав дрожь удовлетворения, она застонала и вцепилась в его руку.
Испуганная и смущенная, она впилась зубами в лацкан его сюртука, заглушая готовый вырваться крик.
Ее колени дрожали. Странный поединок закончился, лишив ее сил. Если бы не поддержка Гэвина, она просто упала бы на пол.
– Извини, – прошептала она, изумленная собственной реакцией.
– За что? За испытанное удовольствие? – Гэвин нежно поглаживал ее. – Мы муж и жена. Разве нам не позволено ласкать друг друга?
Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
– Моя реакция… нормальная?
– Абсолютно. Ты испытала то же самое, что минутой раньше испытал и я.
– А я и не знала… не знала, что с женщиной так бывает.
Весь ее мир перевернулся, и хотя Алекс не ожидала предательства от своего тела, результат оказался восхитительным! Она хотела пережить это снова, на этот раз уже зная, что ждет ее впереди.
– Мне всегда нравились супружеские отношения, но такого, как сейчас, я никогда не испытывала, – призналась она.
– Женщины более сложные создания, чем мужчины, и могут наслаждаться близостью другими способами. Такая сила нормальна, когда мужчина и женщина подходят друг другу.
Голос Гэвина звучал прозаично, но она чувствовала, он по-мужски гордится тем, что именно он открыл ей глубину и смысл страсти.
Алекс всегда считала себя обычной женщиной, которой супружеское ложе доставляет радость. Поцелуи Эдмунда, и его стремление исполнить супружеский долг, давали ей уверенность, что она привлекательна и любима. Но до сего момента она не подозревала о том, что такое настоящая страсть. Целый мир ощущений был скрыт от нее. И только теперь она поняла таинственные улыбки женщин, когда они рассказывали о своих мужьях. Так вот почему женщина заводит себе любовника!
Если бы она тогда была более страстной, возможно, это удержало бы Эдмунда от измены. А он предпочел ей служанку, потому что эта девушка больше подходила ему в интимном плане. Как поздно она поняла истину! Конечно, скверно, что он нарушил супружескую клятву, но с этой минуты Алекс больше не сердилась на мужа.
Боль перехватила горло, глаза наполнились слезами – она оплакивала упущенные возможности первого брака.
Неверно истолковав ее слезы, Гэвин поспешил успокоить ее.
– У нас есть надежда, моя дорогая. Все будет хорошо, я уверен.
И она тоже. То, что произошло между ними, сблизило ее с Гэвином. Алекс думала, что ни один мужчина больше никогда не захочет ее. Теперь его внимание и нежность открыли ей новый путь к близости, доселе неизвестный.
Новый путь, открывая простор новым возможностям, даст ей шанс стать желанной супругой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенное счастье - Патни Мэри Джо



10баллов, замечательный, увлекательный роман!
Обретенное счастье - Патни Мэри ДжоНадежда
15.10.2014, 12.10





Так себе.
Обретенное счастье - Патни Мэри ДжоКэт
12.11.2014, 9.57





А мне понравился роман!
Обретенное счастье - Патни Мэри ДжоНаталья 66
21.05.2015, 23.54





По роду службы приходилось сталкиваться с изнасилованными. Когда это делают с девочками, это так ужасно, что нет слов это обсуждать. Но наша потерпевшая - взрослая женщина, вдова, рожавшая! А ведет себя так, как те девочки! Да только от благодарности за то, что Гевин спас ее от рабства и бесчестья, должна ноги ему целовать и вполне в состоянии спать с ним. Но нет! Начала месяцами мариновать мужика до его посинения. И вообще, лучше бы он на тот базар не заходил.....ему было бы лучше.
Обретенное счастье - Патни Мэри ДжоВ.З.,67л.
15.09.2015, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100