Читать онлайн Обаятельный плут, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обаятельный плут - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 197)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обаятельный плут - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обаятельный плут - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Обаятельный плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

— Расскажите мне про все, что вас мучает, Робин. Он судорожно вздохнул.
— Я и так уже рассказал слишком много.
— Вы боитесь, что правда меня раздавит? Но я ведь не невинная английская барышня. Я достаточно повидала, чтобы понимать, как порой трудно сделать правильный выбор.
— Но вы же искренни, как солнечный свет. Как вы можете не презирать меня, зная, что я собой представляю.
"Потому что я люблю тебя!» Эти слова так ясно прозвучали у Макси в голове, что она чуть не произнесла их вслух, но удержалась. Робину меньше всего сейчас нужны признания в любви, на которую он не может ответить.
Вместо этого она сказала:
— У меня слабость к пройдохам, особенно благородным. За то время, что я вас знаю, вы сделали много хорошего и ничего дурного. Вы спасли Джонса Дафида от разъяренного быка. Вы помешали мне убить Симмонса и хорошо сделали — я это поняла, как только немного остыла. — Макси поцеловала Робина в висок и ощутила биение крови в жилке. — Расскажите мне, Робин, за что вы себя казните. Когда поделишься тяжелой ношей, делается легче.
— Много было всего, — прошептал Робин. — Бесконечная ложь. Мои осведомители попадались и умирали страшной смертью. Одного французского майора я убил сам, потому что он был опытный командир и смог бы бесконечно долго удерживать испанский город против осадивших его англичан.
— Но ведь ваши осведомители сами знали, на какой риск идут. Что касается убийства, — Макси старательно подбирала слова, — конечно, порядочный человек не может радоваться тому, что совершил такое, но осада — страшная вещь, и она часто заканчивается резней. Ваш поступок это предотвратил, не так ли?
— Когда защитники города узнали, что их командир мертв, они отступили без боя. Да, это спасло много жизней. Но это не оправдывает убийство честного человека, который выполнял свой долг. Я с ним был знаком и уважал его. — Покалеченные пальцы Робина судорожно царапали одеяло. — Я его уважал и все же всадил пулю ему в спину.
— Ах, Робин, Робин, — болея за него всей душой, сказала Макси. — Теперь я понимаю, почему вы сказали, что ратный труд чище. Для солдат все проще: по другую линию фронта — враги, и их положено убивать.
Ответственность за поступки солдат лежит на командирах. Ваш же труд был несравненно сложнее. Вам, наверное, часто приходилось выбирать из двух зол. В вашем мире не было белых и черных красок, все было серым. Вы никогда не знали, правильное ли приняли решение. Двенадцать лет такой жизни свели бы с ума кого угодно.
— Они меня почти свели.
Вдалеке раздался раскат грома, и по стеклу забарабанил дождь. Макси казалось, будто она пробирается через болото с завязанными глазами и в любую минуту может сделать неверный шаг.
— Скажите, это убийство… Вы его считаете самым худшим своим проступком?
Робина опять начало трясти. Он не отвечал.
— Расскажите мне, Робин, — настаивала Макси. — Может быть, раны в вашей душе будут меньше болеть, если вы со мной поделитесь.
— Нет!
Робин попытался вырваться из ее объятий, но Макси крепко прижимала его к себе, не давая опять уйти в себя.
— Говорите!
— Это произошло в Пруссии, — с трудом выдавил из себя Робин. — Мне удалось достать копию договора, который имел бы серьезнейшие последствия для Англии.
Макси постаралась вспомнить: наполеоновские войны — ах, да!
— Тильзитский мир? Секретный договор между Францией и Россией, имевший целью поставить Англию на колени?
Робин поднял голову и посмотрел на Макси.
— Для американки вы неплохо осведомлены об европейских делах.
— Этот вопрос интересовал отца, и мы вместе читали сообщения из Европы, — объяснила она. — Неужели вам удалось узнать содержание секретных статей договора?
— Да, уже через несколько часов после его подписания. Но узнать это было сравнительно легко. Гораздо труднее было переправить донесение в Англию. Французы скоро поняли, что происходит, и пустились за мной вдогонку. Я много дней ехал верхом по направлению к Копенгагену, используя все известные мне уловки, чтобы запутать следы. Наконец я убедился, что преследователи отстали. Мне надо было отдохнуть: конь едва держался на ногах, да и я сам был не лучше. Я знал в этом районе семью зажиточного фермера. Эти люди ненавидели французов и не раз мне помогали раньше.
Голос Робина дрогнул.
— Они обрадовались мне, как родному сыну. Я сказал, что за мной была погоня, но я от нее ушел, и им ничто не грозит. Я был в этом уверен. — На шее Робина лихорадочно билась жилка. — Но я ошибся — катастрофически ошибся.
— Французы вас выследили? Он кивнул.
— Я проспал двенадцать часов. На следующее утро господин Вернер разбудил меня и сообщил, что французские солдаты прочесывают окрестности. Я сказал, что немедленно уеду и пошел на конюшню, но моего коня не было на месте. Тогда я хватился Вилли, их младшего сына. Ему было шестнадцать лет, он был примерно одного со мной телосложения и тоже блондин. Он считал меня героем. Увидев, что нет ни коня, ни седла, я испугался за Вилли и побежал через лес к большаку в надежде его перехватить.
Робин закрыл глаза.
— Но я опоздал…
Все существо Макси отозвалось на его боль, но надо было заставить его закончить рассказ.
— Что же случилось?
— Вилли решил отвлечь французов. Я стоял на холме и видел, как он нарочно показался отряду французской кавалерии. Он ехал на моем коне, на нем был сюртук того же цвета, что и мой, и голову он оставил непокрытой, чтобы они увидели эти броские — черт бы их побрал! — светлые волосы. Французы пустились за ним. На моем резвом коне Вилли мог бы уйти от погони, но тут навстречу ему вылетел еще отряд французов. Поняв, что оказался в западне, Вилли свернул в лес, но преследователи были слишком близко. Его быстро догнали и даже не дали возможности сдаться — просто изрешетили пулями. Робин был весь в поту.
— Вилли был умница, и он сумел-таки их перехитрить. Недалеко от того места лес пересекал глубокий овраг, по дну которого текла речка. Он сумел сохранить сознание еще несколько минут, погнал коня к оврагу и заставил его прыгнуть вниз с обрыва. Я слышал его предсмертное ржание.
Робин спрятал лицо на груди Макси. Ему окончательно отказала выдержка. Макси ни о чем больше не спрашивала, только гладила и шептала утешительные слова на языке своей матери. «Все будет хорошо, все пройдет, ты смелый и благородный воин, и я люблю тебя, несмотря ни на что», — говорила она по-ирокезски то, что не осмеливалась сказать по-английски.
Смерть этого юноши, очевидно, символизировала для Робина все то честное и благородное, что он обрек на гибель. Тильзитский мир был подписан девять лет тому назад: в то время Робин и сам еще был почти юношей. Приходилось удивляться не тому, что он сейчас находится на грани безумия, а тому, что он так долго продержался и выполнял свои обязанности, хотя душа его изнывала под сокрушительным бременем вины.
Долгое время в спальне стояла полная тишина — только дождь стучал по стеклам да были слышны дальние раскаты грома. Постепенно боль, навеянная воспоминаниями, утихла, но Робин все еще цеплялся за Макси, словно она была его единственным якорем спасения.
Наконец он продолжил рассказ сдавленным от муки голосом:
— Французы хотели вернуть документы, которые я похитил, но вспухшая от дождей река унесла тело. Решив, что вода все уничтожит, они уехали, а я остался и помог Вернерам найти тело Вилли. Его родители не сказали мне ни слова упрека — и это, пожалуй, было тяжелее всего. Они даже извинились за то, что Вилли погубил моего коня, и настояли, чтобы я взял самую лучшую их лошадь.
— Но ведь Вилли сам навлек на себя беду, — тихо сказала Макси. — Если бы он не совершил этого глупо-рыцарского поступка, вы, наверное, ушли бы от французов, и никто бы не пострадал.
— Может быть, ушел, а может быть, и нет, — сипло отозвался Робин. — Но если бы я не заехал к Вернерам, Вилли остался бы жив — от этого никуда не денешься.
— Это известно лишь Богу, Робин. Может быть, Вилли было предназначено умереть, и если бы вы к ним не приехали, он поскользнулся на лестнице и сломал бы шею. А может быть, год спустя он ушел бы в солдаты и погиб, сражаясь с французами. Я понимаю, что вас мучают сожаления и чувство вины, но что толку понапрасну себя терзать?
Макси погладила лоб Робина: если бы она могла разгладить эти страдальческие складки!
— Я всегда старался делать как лучше, — безнадежно проронил Робин, — но часто я просто не знал, как лучше.
Макси вздохнула.
— Но ведь все мы стараемся по мере сил делать как лучше. Чего еще можно требовать от человека?
— Но у меня слишком часто получалось как хуже. Видимо, ей не удалось облегчить его боль. Пытаясь найти доводы, которые утешили бы Робина, Макси заглянула в свое собственное прошлое.
— Вскоре после смерти мамы я присутствовала на обряде соболезнования, которую устроил ее клан. Это мне очень помогло.
Макси прикрыла уши Робина ладонями и напрягла память. Хоть бы удалось вспомнить слова ритуала соболезнования или убедительно их сымпровизировать:
— «Когда человек в горе, он теряет слух. Пусть эти слова вернут тебе способность слышать». — Макси отняла руки от ушей Робина и положила их ему на глаза. — «Горе закрыло от тебя солнце, и ты оказался во тьме. Я возвращаю тебе солнечный свет». — Сняв руки с глаз Робина, Макси увидела, что он пристально за ней наблюдает. Положив руки крест-накрест на его груди, она произнесла нараспев:
— «Твои мысли целиком отданы твоему горю. Освободи их, не то ты тоже зачахнешь и умрешь». — Макси чувствовала, как вздымается и опускается под ее руками грудь Робина. — «Твое горе лишило тебя сна, и твоя постель кажется тебе жесткой и неудобной. Я сделаю ее мягкой».
Макси провела ладонями по плечам Робина и вдоль рук, потом тихо сказала:
— Робин, Вилли обрел покой. Постарайся и ты его обрести.
Глаза Робина закрылись, и он притянул Макси к себе. Сначала его сердце так колотилось, словно хотело вырваться из грудной клетки, но постепенно биение становилось все ровнее. Макси прильнула к нему, радуясь, что, кажется, мрак, таившийся в душе Робина, рассеивается. Он еще не выздоровел, но выздоровление началось.
Робин запустил руку ей в волосы.
— Откуда у вас такая мудрость, Канавиоста?
— Оттуда, откуда у всех, — усмехнувшись, ответила она. — Училась на собственных ошибках. — Она положила голову ему на плечо. Душевная буря так утомила ее, что она с трудом боролась со сном.
— Как бы там ни было, вы мудрая женщина. — Рука Робина спустилась с затылка на шею, потом ниже на спину и остановилась на бедре. — Разве такая мудрая женщина может согласиться выйти за меня замуж?
Макси словно окатили ледяной водой. Усталой дремоты как не бывало. Она ошеломленно повторила его слова про себя, чтобы убедиться, что ей не послышалось. Потом села в постели и уставилась на Робина.
Тот лежал на подушках и смотрел на нее утомленно-терпеливым взглядом. Пламя свечи бросало отблески на его лицо и грудь, но в ее слабом свете нельзя было прочесть выражение его глаз.
В Макси боролись изумление и страстное желание поверить.
— Как это понимать? Вы делаете мне предложение или это плод вашего оригинального чувства юмора?
Робин вздохнул, отвел взгляд от Макси и устремил его на потолок.
— Нет, юмор здесь ни при чем. Просто я, по-видимому, не могу заставить себя прямо предложить вам руку и сердце. Дело в том, что наш брак сулит выигрыш только мне. С вашей стороны будет глупостью ответить согласием, и вы слишком умны, чтобы этого не понимать.
Макси не знала, что делать: рассмеяться, заплакать или начать молотить его кулаками. За эту изнурительную ночь она окончательно поняла, что любит Робина, хотя и не уверена, что понимает его и до конца ему верит.
Это не значит, что она ему совсем не верит. Макси не сомневалась, что Робин выполнит любое взятое на себя обязательство. А еще она понимала его теперь гораздо лучше, чем час назад. Но все же…
— Признаю, эта мысль довольно заманчива, но я не могу представить нашу семейную жизнь. Между нами очень мало общего, и, хотя в прошлом мне приходилось жить кочевой жизнью, я вовсе не желаю кочевать до конца своих дней.
— Я тоже. Уверяю вас, что крышу над головой я вам обеспечу. — Робин усмехнулся. — Я вовсе не такой безалаберный человек, каким кажусь., — Робин, посмотрите на меня. Почему вы хотите на мне жениться? Вы ни разу не произнесли слово «любовь».
Он закрыл глаза, и его лицо передернула горестная судорога.
— Я многое могу вам обещать, Канавиоста: достаток, верность, заботу. Но любовь? Похоже, я не могу полюбить по-настоящему. Пожалуй, лучше мне не обещать любви.
Такой боли Макси не испытала даже тогда, когда умер отец. От этой мучительной, отчаянной честности на глаза навернулись слезы. Но она не заплакала, а подняла к губам его искалеченную левую руку, поцеловала и прижалась к ней щекой.
— Вы решили жениться на мне, потому что у вас отняли Мэгги?
— Нет, не поэтому. — Робин открыл глаза и сжал ее руку. — Мэгги тут ни при чем. Я был к ней очень привязан и навсегда сохраню это чувство, но я не пытаюсь подменить ее вами. — На его красивом лице — не то ангела, не то пройдохи — мелькнула усмешка. — Вы слишком яркая личность, чтобы вас можно было с кем-нибудь спутать.
Макси была в недоумении: как все это понимать?
— Забота и верность стоят немало, даже, я бы сказала, играют первостепенную роль в браке. Но разве их достаточно?
— Не забудьте про физическое влечение. — Робин потянул Макси за руку и заставил лечь рядом. — Когда вы рядом, я ощущаю его непрестанно. С первого дня нашего знакомства.
Робин повернулся и обнял ее. Их губы встретились, и Макси показалось, что ее тело растворяется в жидком огне. Робин и раньше целовал и ласкал ее, но его всегда сдерживали какие-то сомнения. Сейчас все было иначе. Он целиком был сосредоточен на ней, на ней одной.
Макси отвечала на его поцелуи с жаром накопившегося в ней неудовлетворенного желания. Драматические события этой ночи снесли все барьеры, и их чувства сплелись так же тесно, как и их тела. Какое-то время оба были в таком упоении, что не задавали себе никаких вопросов, целиком отдавшись радости первооткрытия. Как страшно и мучительно ни было прошлое Робина, какое отчаяние ни омрачало его настоящее, какая неопределенность ни витала над его будущим, Макси любила этого человека.
Он целовал ее шею, потом спустил рубашку с плеч, обнажил ее груди и приподнял их своими ладонями.
— Как они прекрасны! Само совершенство! Он опустил лицо в ложбинку, которую сам же создал, и Макси восхитил контраст между ее темной кожей и его светлыми волосами. Но тут он стал кончиком языка ласкать ее сосок, и она забыла про контраст, забыла про свои сомнения, забыла про все — с ней осталось только чистое пламя желания.
Ее пальцы скользили по его спине, вдоль шрамов, оставленных кнутом. Когда-нибудь она попросит его рассказать, откуда они взялись, и шрам от пули, и искалеченные пальцы. Она хочет знать про все то страшное, через что он прошел и что могло окончиться его гибелью до того, как судьба даровала им встречу. Но не сегодня — Боже, какое блаженство! — нет, не сегодня.
Вдруг Робин рывком отстранился от нее и уткнулся лицом в подушку.
— Поддаться страсти слишком легко, — прерывисто пробормотал он. — В таком состоянии нельзя принимать серьезные решения.
Вцепившись в одеяло, Макси смотрела в потолок и пыталась вернуть себе самообладание. Ну почему ей не встретился эгоист, который думает только о собственном удовольствии?
Но эгоиста она не полюбила бы, и она четко произнесла:
— Это как понимать — очередной приступ угрызений совести?
— Точно, — ответил Робин, поднимая с подушки лицо, искаженное насмешкой над самим собой.
Он нежно натянул ей рубашку на плечи. На секунду его ладонь задержалась на ее груди, но он тут же ее отдернул, пальцы сжались в кулак.
— Вы удивительная женщина. После всего, что я вам наговорил, другая бы билась в истерике.
— Поверьте, я к этому очень близка.
Все еще дрожа от пережитого, она перекатилась на живот и подперла голову рукой так, чтобы смотреть ему в лицо.
— Ваше предложение руки и сердца — как его воспринимать? Вы сделали его всерьез?
— Абсолютно. — В глазах Робина еще тлела с трудом подавленная страсть.
Макси на минуту прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Ей хотелось сказать Робину, что она любит его, но она не смела — в ее памяти были свежи его мучительные, слова о неспособности любить. Кроме того, ей не хотелось, чтобы в случае, если при свете дня он пожалеет о своем предложении, у него возникло чувство вины еще по одному поводу.
Может быть, именно брак с Робином и был той пугающей бездной, которая открылась ей, когда она попыталась заглянуть в свое будущее? Макси подумала про Лондон, и ее обуял страх. Но она уверилась, что этот страх не имел отношения к Робину. Скорее он напоминал ей стену огня, через которую надо пройти, чтобы попасть в будущее.
Стараясь подавить невольный озноб, она сказала:
— Вы правы: в таком состоянии нельзя принимать серьезные решения. Сначала я должна узнать, что случилось с отцом. И вам тоже надо разобраться в себе.
Робин нагнулся над ней и легонько поцеловал в лоб.
— Я постараюсь это сделать побыстрее. Во всяком случае вы мне не отказали. — Он стал навивать прядь ее волос себе на палец. — Наверное, я веду себя как сумасшедший, но, уверяю вас, я никогда не был так счастлив, как во время нашего путешествия. Я все время думал: хоть бы оно никогда не кончалось! Но теперь, когда я понял, что окончательный ответ получу только в Лондоне, мне хочется быстрей добраться туда. Вот только…
Макси терпеливо ждала, что он скажет.
— Вот только я не знаю, разумно ли жениться на женщине потому лишь, что она так мне нужна. Может быть, из этого не будет добра ни для нее, ни для меня.
Макси вгляделась в его лицо. Та отрешенность, за которой он все эти дни скрывал свою сущность, исчезла, и у нее наконец-то возникло счастливое ощущение близости. Но мысли путаются, когда кровь стучит у тебя в жилах. Тем не менее где-то в глубине своего существа она ощущала могучее биение страсти и созидания, веру, что вместе они с Робином обретут цельность.
И вдруг она с испугом подумала, что все это время вела себя, как ее приторные кузины. С первой минуты встречи с Робином она думала только о том, как защитить от него свое целомудрие, и, опасаясь сердечной раны, вместо того чтобы жить в настоящем, беспокоилась о будущем.
Но, поступая как благовоспитанная англичанка, она не спасется от сердечной раны — она только откажет себе в том, чего желает всем сердцем. Пора забыть европейскую заботу о добродетели и взять на вооружение мудрость ирокезов. Она хочет Робина. Она хочет давать и брать, стать такой же цельной и страстной женщиной, какой была ее мать — хотя бы на час. Она хочет жить минутой и быть такой же свободной, как ветер и дождь. Это то, что нужно им обоим — в этом она уверена. Макси улыбнулась Робину, больше не скрывая любви.
— Ваша беда в том, что вы слишком много думаете, лорд Роберт.
Она потянулась к нему и поцеловала в губы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обаятельный плут - Патни Мэри Джо



Замечательний роман! Очень понравился
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМария
28.03.2012, 14.12





Изумительный роман, хорошо продуманные герои и интересный сюжет
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоольга
18.07.2012, 15.56





конец немного смазанный а так вполне читаем...спасибо автору
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоЛейла
14.08.2012, 19.27





Роман отличный! Рекомендую читать после "Лепестки на ветру".
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНастя
1.01.2013, 20.09





Чудесная книга! Еще один шедевр из цикла книг о "падших ангелах". Действительно, лучше читать сразу после романа "Лепестки на ветру".
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоОльга
10.01.2013, 12.13





Роман-чудо. Не сомневайтесь в выборе-читайте.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоТатьяна
17.01.2014, 19.07





Предыдущий роман "Лепестки на ветру" гораздо сильнее. В этом слабовата интрига, хотя начало было очень многообещающим, да и герои очень приятные. Конец вообще смазан, а жаль: 7/10.
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоязвочка
7.02.2014, 23.40





Милый. интересный, в какой-то мере познавательный роман. Так интересно было узнать, как в те времена доставляли в Лондон скот, птиц. Так мило представить, как "подкованные гуси" маршируют по дороге в Лондон. Или как гуртовщики, отогнав скот, возвращаются домой в дилижансах, а их помощники-собаки - своим ходом. В уж кто убил отца ГГ-ни не так интересно.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоВ.З.,66л.
12.02.2014, 8.28





Скукотище... Уж как я быстро их читаю, этот осилила с трудом...
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМарина
11.05.2014, 15.57





Скукотище... Уж как я быстро их читаю, этот осилила с трудом...
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМарина
11.05.2014, 15.57





Читайте -это точно 10! Понравилась идея о двух любовных линиях. Автору спасибо.
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоелена:-)
5.08.2014, 19.44





Очень понравился роман
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоИрина
27.05.2015, 15.48





С большим удовольствием прочла роман.Всем советую.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНаталья 66
3.06.2015, 20.32





Роман очень замечательный читала его лет семь назад, а теперь перечитала сразу после " Лепестки на ветру" и он мне понравился еще больше. Читайте не пожалеете не чего скучного в романе нет, много приключений, юмор и любовь сразу двух пар.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНаташа
7.11.2015, 22.35





Прочла третий роман о "падших ангелах" - с удовольствием!
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
27.01.2016, 12.48





Как ни странно старший брат и Дездемона заинтриговали куда больше. Поэтому отличный роман, глав герои - банально как и везде))
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоЛора
11.04.2016, 1.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100