Читать онлайн Обаятельный плут, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обаятельный плут - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 197)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обаятельный плут - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обаятельный плут - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Обаятельный плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Макси откусила от бутерброда, приготовленного из толстого куска ветчины с двумя ломтями свежего хлеба, и с удовлетворенным вздохом прислонилась к нагретой солнцем каменной стене.
— Я нахожу только два недостатка у путешествия с гуртовщиками.
Робин разжевал и проглотил кусок бутерброда, запил его глотком эля и спросил;
— Какие же?
— Первый — шум: мычание нескольких тысяч бычков плюс крики людей и лай собак. Второе — запах. Особенно запах.
Робин усмехнулся.
— Постепенно привыкнете.
— Живу надеждой. — Макси доела бутерброд. — А гуртовщики мне очень нравятся. Они напоминают фермеров Новой Англии. Такие же прочные, надежные люди — как и все, кто живет близко к земле.
— Соседи доверяют им деньги, а деньги можно доверить только надежным людям. Чтобы получить лицензию гуртовщика, человеку должно быть, по крайней мере, тридцать лет, он должен быть женат и иметь собственный дом. Макси поморщила носик.
— У вас в Англии слишком много всяких лицензий и правил.
— Такова цена цивилизации, — усмехнулся Робин. — А если для англичанина это обременительно, он всегда может отправиться в Америку, где его ждут свобода и счастье.
— Конечно, у каждого человека в Америке больше свободы, — задумчиво проговорила Макси, — ну а счастье можно искать в любой части света. К сожалению, нет никакой гарантии, что его найдешь даже в стране с очень хорошими законами.
Робин усмехнулся, — признавая ее правоту, и принялся доедать бутерброд. Стадо затихало, готовясь ко сну, а большинство гуртовщиков ужинали в крошечном трактире. Макси с Робином устроились на открытом воздухе отчасти потому, что стояла прекрасная погода, а в основном потому, что Макси старалась избегать близкого общения с гуртовщиками, опасаясь, что ее маскарад будет разоблачен. Как же ей надоела эта омерзительная шляпа!
Уголком глаза Макси заметила какое-то движение в воздухе и подняла голову. Над ними кружилось крылатое семечко клена, горевшее янтарным светом в лучах заходящего солнца. Подхваченное легким ветерком, оно несколько долгих секунд, словно невесомое, парило в воздухе и наконец опустилось на землю рядом с рукой Макси. Макси, которая следила за его полетом затаив дыхание, улыбнулась с восторгом в глазах.
Она не заметила, что Робин за ней наблюдает, пока он не сказал тихо:
— Вы смотрели на это крылатое семечко с выражением почти религиозного экстаза.
Макси хотела было отшутиться, потом передумала. Если Робин не поймет ее слов, то, думается, примет их на веру.
— В какой-то мере так оно и было. Индейцы смотрят на природу как на одно огромное целое. Семечко клена в такой же степени является выражением ее духа, как облако, ветер или человек. Когда забираешь у белки часть заготовленных ею на зиму орехов, надо оставить ей достаточно, чтобы она со своими бельчатами не умерла с голоду: звери имеют такое же право на дары земли, как и человек.
Робин слушал ее, сосредоточенно сдвинув брови: эта тема была ему очень интересна.
— Как это отличается от отношения к природе европейцев. Они считают природу либо врагом, которого надо побеждать, либо слугой, обязанным выполнять их приказания.
— Честно говоря, мне больше нравится точка зрения индейцев, — отозвалась Макси. — В ней больше душевного здоровья. — Макси с трудом подыскивала слова для определения чуждых английскому языку понятий. — Моя мать умела ощущать цельность природы, просто глядя на цветок или на облако. Когда я видела ее в этом состоянии, я понимала, что такое радость бытия — Она занималась чем-то вроде медитации?
Макси пожала плечами.
— Пожалуй, по-английски это самое близкое определение, но у него немного другие нюансы. Я бы сказала, что она вливалась в поток природы, как капля дождя вливается в реку.
— А вы умеете это делать?
— Когда была маленькой, немножко умела. По-моему, это умеют все дети. В сущности, в этом смысл поэзии Уордсворта. — Макси опять умолкла, подыскивая слова. — Даже сейчас, видя окружающий мир, я иногда чувствую, словно… словно в меня вот-вот войдет энергия земли. Если бы это случилось, я стала бы частью потока природы. — Макси вздохнула. — Но этого никогда не происходит, во всяком случае, не до конца. Наверное, я прочитала слишком много книг и провела слишком много времени среди белых людей, чтобы ощущать полную гармонию с землей. Знаете, как это тяжело; кажется, что цельность — вот она, только руку протяни, но она ускользает. Может быть, когда-нибудь…
— Идея цельности меня очень привлекает — может быть, потому, что я по природе раздроблен, — с горечью отозвался Робин.
— Вовсе нет! Вы так думаете, потому что живете в основном головой. Посмотрите на это семечко и постарайтесь представить себя на его месте. Только делайте это не умом, а душой.
Макси хотела взять Робина за руку, но вовремя вспомнила, что произошло в прошлый раз, когда она пыталась научить его слушать ветер. Вместо этого она подобрала кленовый летун и подбросила его в воздух. Подхваченный ветерком, он золотой бабочкой уплыл с воздушным потоком.
Ее дух устремился за ним, наслаждаясь свободой полета, радуясь скольжению по солнечному лучу. Она ощущала в этом ярком сгустке энергии страстное стремление найти плодородный кусочек земли, где можно будет пустить в землю корни, поднять к небу ветви, стать могучим деревом, дать начало новой жизни.
Когда семечко опять опустилось на землю, к Макси вернулась способность объективно мыслить, и она спросила себя: «Это желание найти свое место и пустить корни, в ком оно — в семечке или во мне самой? Наверное, в нас обоих, иначе дух семечка не нашел бы во мне такого живого отклика».
Из задумчивости ее вывели слова Робина:
— Мне кажется, я что-то понял, Канавиоста. Стремление к единению с природой — это не религиозный экстаз, а способ существования.
— Для вас еще не все потеряно, лорд Роберт. — Макси была рада, что до него дошел смысл ее слов, но ей больше не хотелось говорить о том, что лежало в сокровенной глубине ее души.
— Что это делает Дафид Джонс? — спросила она, кивнув в сторону широкоплечего краснолицего гуртовщика, который в сотне шагов от них занимался каким-то странным делом.
— Он ладит походную кузню, — ответил Робин. — Вы, может быть, этого не заметили, но бычков в дорогу подковывают, чтобы они не сбили копыта. Гуртовщики возят с собой походную кузню, чтобы каждый раз не искать кузнеца на месте.
— Но как же можно подковать животное с раздвоенными копытами?
— На каждую половинку прибивают отдельную подковку. Джонс, наверное, заготовил такие подковки заранее, и ему не надо разводить огонь и их выковывать.
Макси поднялась на ноги.
— Пойду посмотрю, как это делается.
С Дафидом Джонсом, одним из немногих валлийцев-гуртовщиков, которые свободно говорили по-английски, Макси иногда беседовала в пути или на отдыхе. Он говорил с очень сильным валлийским акцентом, и иногда она его не понимала, но все равно любила слушать его мелодичный баритон.
Когда она подошла к Дафиду, он спросил:
— Может, поможешь мне, парень? Макси с сомнением посмотрела на группу бычков, которые мирно паслись поблизости.
— Не знаю, какая вам от меня будет подмога, сэр. Я никогда не работал в кузне и не подковывал бычков. Вам, наверное, нужен помощник покрупнее.
— От тебя только и потребуется, что подавать мне подковки и инструменты, — сказал Джонс, показывая на заготовки. Потом он раскрутил над головой аркан и накинул петлю на бычка, которого пастушьи коротконогие собаки отделили от стада. Когда петля почти опустилась до земли, Джонс резко затянул ее на ногах бычка и дернул. Тяжелое животное рухнуло на землю со скорее удивленным, чем негодующим ревом.
Макси подала гуртовщику подковку, и он быстро прибил ее на место, загибая шляпки гвоздей за край копыта и при этом еще удерживая бьющееся животное. У этого бычка требовалось заменить только одну подковку, и его быстро отпустили. Он вскочил на ноги и побежал на пастбище, негодующе размахивая хвостом с кисточкой. Так же легко Джонс разделался и с остальными бычками. Из трактира доносилось пение, которое как бы сопровождало опускавшееся за горизонт солнце. Макси подавала Джонсу то подковки, то гвозди, то молоток, удивляясь, как долго в Англии длится день. Странно подумать, что она сейчас находится значительно севернее, чем в Америке, хотя зимы в Англии гораздо мягче американских.
Покончив с ужином, Робин тоже подошел посмотреть, как Джонс подковывает бычков. Хотя он стоял позади Макси, она кожей чувствовала его близость. Да, нелегко ей будет с ним расстаться, совсем нелегко.
Последний, тринадцатый бычок оправдал суеверия, связанные с этим числом. Он испуганно таращился на людей, сверкая белками глаз, и обязательно бросился бы наутек, если бы не покусывающие его за ноги собаки. Джонс бросил аркан. Когда бычок с возмущенным ревом упал на землю, гуртовщик подошел к нему и приготовился прибивать подковку.
Вдруг бычок каким-то образом высвободился из пут — никто даже не понял, как ему это удалось — вскочил на ноги, и, размахивая массивной головой с бешеным ревом бросился на Джонса. Острый рог, разорвав одежду, вонзился в ребра валлийца, и тот упал прямо под вооруженные железными подковками копыта бычка.
Макси в ужасе замерла, не зная, как помочь Дафиду, Гуртовщики самозабвенно распевают в трактире и не услышат ее криков. Если она попытается оттащить Дафида, бык просто втопчет ее в землю.
Но она забыла про Робина. Он выскочил у нее из-за спины, ухватил бычка за рога и, навалившись на него со всей силой, принялся выкручивать ему голову, стараясь свалить на землю.
Когда животное пошатнулось, он крикнул Макси:
— Оттащите Джонса подальше!
Макси наклонилась и схватила валлийца под мышки. И тут копыто отчаянно сопротивлявшегося бычка сбило с нее шляпу и ударило ее в плечо. Но, хотя Макси была вполовину меньше Дафида, страх придал ей силы, и она оттащила его.
Подняв голову, она увидела пугающую картину. Вцепившись в рога, Робин ценой огромных усилий прижимал бычка к земле, а тот непрерывно ревел и пытался вырваться.
Макси была потрясена силой, скрывавшейся в напряженном теле Робина, и его самообладанием. Однако, хотя он пока удерживал бычка, положение его было похоже на положение человека, ухватившего за хвост тигра. Как он из него выберется? Макси хотела уже бежать в трактир, но тут Робин издал пронзительный свист. На свист примчались пастушьи собаки. Дождавшись, когда они окажутся рядом, он отпустил бычка.
Человек и животное одновременно вскочили на ноги. Разъяренный бык хотел одного — поднять на рога этого человечишку, который причинил ему такие неприятности. Он ринулся вперед, наклонив голову, и Робин едва успел увернуться от острых рогов.
Бык развернулся, но вокруг него уже сомкнулось кольцо пастушьих собак, которые стелились так низко к земле, что умудрялись проскальзывать под копытами быка. Покусывая его за ноги, они погнали его обратно в стадо, где он вдруг забыл все свое раздражение и принялся спокойно щипать травку.
Тяжело дыша, Робин подошел к Макси, которая стояла около гуртовщика на коленях.
— Как он?
Прежде чем Макси успела ответить, Дафид сел, Бормоча про себя непонятные слова, которые, надо полагать, были отборными валлийскими ругательствами. На его брюках отпечатались следы копыт. Перейдя на английский, Дафид мстительно сказал:
— Вот уж не пожалею, когда из этой скотины сделают бифштекс. Впредь буду подковывать одних гусей.
С, помощью Робина и Макси он поднялся на ноги, морщась от боли, пощупал ребра и сказал:
— Ничего вроде не сломано. Спасибо вам. Робин подобрал с земли аркан, осмотрел его и показал Дафиду оборванный конец.
— Веревка перетерлась и лопнула, когда бык начал вырываться.
Джонс посмотрел и сказал:
— Так оно и есть. Бережешься-бережешься, а потом одна ошибка может стоить тебе жизни. Я вам поставлю по кружке эля, ребята. — Он взглянул на Макси, и его глаза изумленно раскрылись. — Надень-ка лучше шляпу, девушка, — с улыбкой сказал он.
Макси вспыхнула, вспомнив о рассыпавшихся по плечам волосах, и торопливо схватила шляпу. Дрожащими руками она натянула ее на голову, опустив поля чуть ли не на нос.
— Мы решили, что мне будет безопаснее путешествовать в одежде мужчины.
— Я не выдам ваш секрет, — заверил ее Дафид. — Пойдемте, я вам поставлю по пинте эля.
— Это уж пусть Робин. — Макси отряхнула траву с коленей. — А я бы выпила чаю.
— От пинты эля не откажусь, — отозвался Робин, — но прошу вас никому не рассказывать об этом случае. Стоит ли распространяться о таком пустяке?
— Хорош пустяк, бык чуть меня не прикончил, — сухо сказал Джонс. — Боюсь, что жена и дети с вами не согласились бы. Но, если вы не хотите привлекать к себе внимание, я никому не скажу.
Он полез в карман и протянул Макси две монеты. Макси принялась было отказываться, но Джонс засмеялся:
— Я вам плачу вовсе не за то, что вы меня спасли — за такое нельзя расплатиться, а если бы и было можно, то свою жизнь я ценю дороже двух шиллингов. А это — плата за помощь в работе.
— Тогда спасибо. Это было… очень интересно. Робин и Макси отправились туда, где расстелили свои одеяла, а гуртовщик скрылся в шумном трактире. Через несколько минут из дверей вышла служанка с подносом. На нем стояла высокая пивная кружка с элем и кружка поменьше, над которой поднимался пар. Отдав им эль и чай, она пожелала доброй ночи и ушла.
Максн села на одеяло и попробовала чай. В него не пожалели положить сахару.
— Вам часто приходилось бороться с быками? — спросила она.
— Нет, но я видел, как это делается, — ответил Робин. — Кроме того, я еще в детстве понял, что со своим ростом я никогда не смогу побеждать одной силой, и что надо научиться драться с умом. Самое главное — лишить противника возможности использовать против тебя свою превосходящую силу. Его надо держать в напряжении, и, если можно, сделать так, чтобы его сила обратилась против него самого.
— Короче говоря, вы использовали против быка примерно те же методы, что и против Симмонса?
— Я бы сказал, что между ними немало сходства.
— Верно, — согласилась Макси, вспомнив массивную шею и плечи Симмонса. Она потерла синяк, который копыто быка оставило у нее на плече.
— Мистер Джонс сказал, что теперь будет подковывать только гусей. Это он в прямом смысле говорил или в переносном?
Робин улыбнулся. Уже наступила ночь, но его голова светлела в слабом лунном свете.
— Хотите верьте, хотите нет, но в прямом. Когда гусей собираются гнать на большое расстояние, их прогоняют по дегтю, а потом по куче опилок или дробленых ракушек. Образуются вроде как подметки, которые не дают им сбить лапы.
— Ну, это, наверное, не так опасно, как подковывать быков. — Макси отпила чаю. — Робин, вы просто кладезь бесполезных знаний. Как у вас все это держится в голове?
— И вовсе они не бесполезные, — негодующе возразил Робин. — Кто знает, может, когда-нибудь придется подковывать гусей.
— Или подзывать сторожевых собак. — Макси поставила кружку на одно колено, поддерживая ее обеими руками. Если Робин живет вне закона, то, очевидно, он до сих пор на свободе благодаря своей острой наблюдательности. — А собак вы научились подзывать свистом тоже на всякий случай — вдруг когда-нибудь понадобится?
— Видите — понадобилось. — Робин сделал глоток эля. — А вы никогда не употребляете спиртного, даже пива?
— Никогда. — Почувствовав, что ее ответ чересчур резок, Макси добавила:
— Когда мне было лет двенадцать, я решила, что ни за что не стану привыкать к алкоголю. Индейцы из нашего племени часто вконец спивались. Собственно говоря, распространение пьянства породило новую религию у ирокезов.
— Как это?
— Старику по имени Ганеодийо, что значит «Красивое озеро», который почти допился до белой горячки, явилось видение. В нем Великий Дух сказал, что огненная вода годится только для белых людей и что своему народу он ее пить запрещает. Старик тут же поклялся не брать в рот ни капли спиртного и вскоре совершенно выздоровел. Он стал проповедовать откровения, которые поведал ему Великий Дух, — о верности в браке, любви к ближнему, повиновении младших старшим. В этом учении, как видите, есть элементы христианства, но основа у него индейская.
Макси помолчала: ей слышался голос матери и ее родственников.
— Ганеодийо говорил: «Мы не знаем, когда оборвется наша жизнь, но, пока мы живы, давайте любить друг друга. Давайте помогать больным и бедным. Давайте радоваться вместе с теми, кому выпала радость». Он умер только в прошлом году, дожив до глубокой старости.
У Макси перехватило горло, и она замолчала. Она еще никогда не говорила об этом с белым человеком, даже не представляла, что такое может случиться. Но она и не представляла, что встретит такого человека, как Робин.
— Ганеодийо, очевидно, прошел тот же путь, что и другие великие духовные наставники, — тихо сказал Робин. Он произнес имя индейца в точности так, как его произнесла Макси. Потом спросил:
— Вы говорите, что этот крест достался вам от матери?
— Она приняла христианство, но считала, что оно не отрицает поверий ее народа. — Макси потрогала крест под своей изношенной рубахой. — Она говорила, что спасение лежит в сочетании всего лучшего, что выработано мудростью ее народа и мудростью белого человека. Она называла это «идти по среднему пути».
— Она была, по-видимому, замечательной женщиной.
— Да, это так. — Макси заговорила спокойнее. — Отец говорил, что никогда не женится во второй раз, потому что на свете не существует другой женщины, которая умела бы так слушать, как моя мать. Чаще всего он об этом вспоминал, когда я принималась с ним спорить и одерживала верх.
— По крайней мере, он с вами разговаривал, — сухо заметил Робин. — Мой отец только отдавал приказания.
— Которым вы не повиновались.
— Боюсь, что так, — с притворным тяжелым вздохом признал Робин. — Я по природе не способен повиноваться приказаниям.
Человеку с таким непокорным нравом, наверное, пришлось несладко, но тем-то Робин и интересен. Макси улыбнулась, поставила кружку на землю и завернулась в одеяло.
— Жаль, что вы не знали моего отца. Вы очень похожи на него складом ума: он тоже собирал разные ненужные сведения, как сорока собирает блестящие предметы.
— Как сорока? — Робин тоже лег и завернулся в одеяло. — Это звучит оскорбительно. Придется выбросить блестящие камешки, которые я собирал, чтобы подарить вам.
Макси, посмеиваясь, примяла вещевой мешок, чтобы из него получилась хорошая подушка. Поскольку кругом бродило много народа, им с Робином приходилось спать на расстоянии друг от друга. Но ей очень не хватало его теплых объятий.
А так он был слишком близко, чтобы не представлять опасности, и слишком далеко, чтобы ее согреть. Засыпая, она положила руку на траву между ними, сокрушенно думая, что постоянно нарушает свои зароки.
Робин накрыл ее ладонь своей. Макси успокоилась, зная, что будет крепче спать, чувствуя прикосновение его теплых пальцев.


Робин проснулся на рассвете. Было прохладно и туманно. Он только добродушно улыбнулся, увидев, что за ночь они с Макси придвинулись друг к другу. Она спала, прижавшись к нему и спрятав лицо у него на груди. Как он восхищался ее экзотической красотой! Как любил ее излучавшую чувственное тепло смуглую кожу! Рядом с пей другие женщины казались не просто бесцветными, но почти неживыми.
Ее колено в брючине оказалось у него между ног, а его рука лежала на ее округлом бедре. Хотя их разделяло несколько слоев одежды, в Робине начало просыпаться возбуждение.
Но Макси вызывала в нем не только плотское желание. В ней была какая-то особенная, невинная чувственность. Она ничуть не стеснялась своего тела, а этого качества он не встречал ни в одной европейской женщине. Кроме того, Макси была умна, смела и обладала прелестным чувством юмора.
Вот чего у нее не было, так это желания обзавестись любовником. Ее первоначальное недоверие к нему переросло в симпатию, порой он даже слышал от нее слова одобрения, но Робин подозревал, что, выяснив обстоятельства смерти отца, она повернется и уйдет от него, ни разу не оглянувшись.
Обнимавшая ее рука Робина напряглась. Впервые он осознал, как трудно ему будет расстаться с Макси. Она влила в него живительную силу; с тех пор как они встретились, он как бы стряхнул с себя многолетний груз усталости.
Впервые Робин спросил себя: чего я от нее хочу? Легкий флирт его нисколько не интересует, а платоническая дружба дает слишком мало радости. И хотя он очарован ее прелестным миниатюрным телом, кратковременная связь его тоже не удовлетворит. Нет, ему нужна подруга, с которой можно шутить, смеяться и наслаждаться физической близостью. Такие отношения у него были с Мэгги, пока она не ушла от него: по-видимому, ей чего-то в них недоставало.
Однако Мэгги и девушка, спавшая в его объятиях, так непохожи, что их просто нельзя сравнивать. Но обе наделены добротой и мужеством, и, может быть, со временем ему удастся достичь с Макси такой же близости, какая у него была с Мэгги. Доверие и откровенность нужно растить, как хрупкий цветок, и на это требуется время.
Мало-помалу они открываются друг другу. Хорошо, что Макси поведала ему про поверья своих индейских сородичей. Что до него самого, он уже много раз ловил себя на том, что рассказывает ей о себе вещи, которые не собирался рассказывать никому, потому что они делали его уязвимым, а он не мог этого допустить.
Робин грустно улыбнулся. Ладно, пусть ему будет трудно, лишь бы из этого получилось что-то прочное. Но он опасался, что Макси не хочет прочной привязанности. Ей нужен настоящий дом и муж, которого она могла бы уважать. Дом Робин мог ей предоставить, но кто способен уважать человека с таким прошлым, как у него?
Но все же, поддавшись соблазну, Робин поцеловал Макси в кончик красивого прямого носика.
Макси взметнула черные ресницы и уставилась на него немигающими глазами.
— Кто из нас передвинулся ночью?
— Мне кажется, мы оба. Подумав, Макси сказала:
— Скоро все проснутся. Нам надо встать или, по крайней мере, отодвинуться друг от друга.
— Совершенно верно.
Но он не выпустил ее из своих объятий, и она не сделала попытки отстраниться. Вместо этого она просунула руку ему под мышку и прижалась еще теснее. «Хорошо, что мы одеты, — подумал Робин, — не то я, глядишь, забыл бы, что мы лежим у всех на виду».
К счастью, вскоре в тумане зазвучали голоса. Робин неохотно снял руку с бедра Макси.
— Если кто-нибудь догадается, что вы женщина, ваша репутация изрядно пострадает. Макси озорно улыбнулась и села.
— А если они будут думать, что я мужчина, пострадают репутации нас обоих.
Робин засмеялся, встал и с хрустом потянулся. «Ладно, — подумал он, — отложим заботы о будущем до Лондона. А пока что будем радоваться каждому дню».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обаятельный плут - Патни Мэри Джо



Замечательний роман! Очень понравился
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМария
28.03.2012, 14.12





Изумительный роман, хорошо продуманные герои и интересный сюжет
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоольга
18.07.2012, 15.56





конец немного смазанный а так вполне читаем...спасибо автору
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоЛейла
14.08.2012, 19.27





Роман отличный! Рекомендую читать после "Лепестки на ветру".
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНастя
1.01.2013, 20.09





Чудесная книга! Еще один шедевр из цикла книг о "падших ангелах". Действительно, лучше читать сразу после романа "Лепестки на ветру".
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоОльга
10.01.2013, 12.13





Роман-чудо. Не сомневайтесь в выборе-читайте.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоТатьяна
17.01.2014, 19.07





Предыдущий роман "Лепестки на ветру" гораздо сильнее. В этом слабовата интрига, хотя начало было очень многообещающим, да и герои очень приятные. Конец вообще смазан, а жаль: 7/10.
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоязвочка
7.02.2014, 23.40





Милый. интересный, в какой-то мере познавательный роман. Так интересно было узнать, как в те времена доставляли в Лондон скот, птиц. Так мило представить, как "подкованные гуси" маршируют по дороге в Лондон. Или как гуртовщики, отогнав скот, возвращаются домой в дилижансах, а их помощники-собаки - своим ходом. В уж кто убил отца ГГ-ни не так интересно.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоВ.З.,66л.
12.02.2014, 8.28





Скукотище... Уж как я быстро их читаю, этот осилила с трудом...
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМарина
11.05.2014, 15.57





Скукотище... Уж как я быстро их читаю, этот осилила с трудом...
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоМарина
11.05.2014, 15.57





Читайте -это точно 10! Понравилась идея о двух любовных линиях. Автору спасибо.
Обаятельный плут - Патни Мэри Джоелена:-)
5.08.2014, 19.44





Очень понравился роман
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоИрина
27.05.2015, 15.48





С большим удовольствием прочла роман.Всем советую.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНаталья 66
3.06.2015, 20.32





Роман очень замечательный читала его лет семь назад, а теперь перечитала сразу после " Лепестки на ветру" и он мне понравился еще больше. Читайте не пожалеете не чего скучного в романе нет, много приключений, юмор и любовь сразу двух пар.
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоНаташа
7.11.2015, 22.35





Прочла третий роман о "падших ангелах" - с удовольствием!
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоСофи-Мари
27.01.2016, 12.48





Как ни странно старший брат и Дездемона заинтриговали куда больше. Поэтому отличный роман, глав герои - банально как и везде))
Обаятельный плут - Патни Мэри ДжоЛора
11.04.2016, 1.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100