Читать онлайн Нежно влюбленные, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежно влюбленные - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.78 (Голосов: 387)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежно влюбленные - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежно влюбленные - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Нежно влюбленные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Сент-Обен недоуменно и сердито смотрел на нее. — Ради Бога, Диана, скажи, как ты здесь оказалась? Ты что, выудила адрес у моего адвоката и приехала проверить, что я буду здесь делать?
На Диане было мягкое коричневое платье, простой покрой которого подчеркивал изящные линии ее точеной фигуры; лицо ее было белее полотна.
— Нет, Джерваз, — покачала головой девушка. — Я нахожусь здесь, потому что это мой дом. Я жила в нем целых восемь лет.
Виконт никак не мог уловить смысла ее слов.
— Так значит… ты знакома с Мэри Гамильтон? Может, ты ухаживала за ней?
— Нет. — Облизнув пересохшие губы, девушка заговорила едва слышным голосом:
— При крещении мне было дано имя Мэри Элизабет Диана Линдсей Гамильтон. Я — твоя жена, та самая девушка, на которой ты женился против воли.
Молчание.
— Это невозможно, — промолвил виконт. У Брэнделина был шок. — Ты же умная, совершенно нормальная женщина. В тебе нет ничего общего с ней.
— Неужели ты запомнил, как выглядела та девочка? Вспомни-ка все как следует, а потом попробуй утверждать, что это не могла быть я. — Диана говорила ровным, спокойным голосом, но ей пришлось прислониться к подоконнику, чтобы удержаться на ногах — колени ее дрожали.
Так они и стояли друг против друга, разделенные пространством уютной комнаты. Джерваз мучительно пытался вспомнить ту женщину. Ему казалось, что у его жены были темные волосы и глаза, однако в полумраке каштановые волосы Дианы и ее лазурные глаза всегда казались темными. Но неужели он мог забыть ее черты, ее лицо? Впрочем, лицо Мэри в ту проклятую ночь было скрыто длинными волосами, к тому же она заливалась слезами. Фигурка его жены была еще по-детски угловатой и несформировавшейся, однако прошло столько лет…
Мороз пробежал по коже Джерваза, но все же он продолжал спорить с Дианой:
— С ней было что-то не то, она едва могла говорить. У нее было такое лицо, такие странные глаза… Ты не могла быть такой.
— Не могла? — горько переспросила Диана. — Да ты же был до полусмерти пьян! Ты ошибался насчет меня, но был совершенно прав, считая моего отца безумцем. Так оно и было. Когда ему надо было куда-то ехать, он всегда брал меня с собой, воображая почему-то, что я пересплю с половиной прихожан в его отсутствие. В тот злополучный день мы остановились в гостинице, и отец заставил меня выпить настойки опия, причем следил, чтобы я проглотила все до последней капли. А затем он ушел и запер дверь снаружи, чтобы я не могла выйти из комнаты. — Диана помолчала, заметив, что Джерваз, похоже, начинал верить ей. — Я могу понять, почему ты решил, что я слабоумная. Я едва проснулась тогда, а когда пришла в себя и увидела рядом мужчину, то решила, что меня мучает очередной кошмар, вызванный наркотиком. Я даже понять не могла, что происходит.
Девушка замолчала, живо представив себе все события той ужасной ночи. Она тогда проснулась, оттого что какой-то мужчина лег в ее постель… Потом Диана вспомнила, какой радостью светилось лицо ее отца… Затем — странная, почти нереальная церемония. И гнев ее мужа, который набросился на нее, и последовавшую затем страшную боль.
— Да уж, если девушке суждено быть изнасилованной, то лучше уж не принимать перед этим настойку опия, — выдохнула Диана.
Мысли о прошлом пугали Диану, но сейчас важнее для нее ее настоящее и будущее. Она нервно продолжила:
— А потом… потом наши пути пересеклись в Лондоне. Я так боялась, что ты узнаешь меня. Но ты не узнал. Ну да ведь твоя жена, ты считал, была слабоумна.
— А ты узнала меня? — перебил ее виконт.
— Да, милорд муж, — тихо ответила Диана. — Узнала, едва увидев тебя. — Ее память навсегда запечатлела разъяренное лицо мужчины — широкие скулы, чистые светлые глаза, четко очерченные губы, сжатые в тонкую линию. Она бы узнала его где угодно, пройди хоть сто лет.
— И ты задумала отомстить, — промолвил Джерваз, обращаясь скорее к себе, чем к Диане. — Стала куртизанкой и приворожила меня, зная, что мужчина не сможет противиться твоим чарам. — Джерваз глядел на нее с таким видом, словно она была каким-то неземным существом, которого он доселе не видел. — И сколько же времени тебе понадобилось, чтобы изобрести столь изощренный метод оскорбить меня? Ты спланировала все заранее или решила сделать это, лишь познакомившись со мной?
— Ни то и ни другое! — вскричала Диана, внезапно испугавшись. — Я не разыскивала тебя для того, чтобы отомстить. Когда я приехала в Лондон, у меня не было ни малейшего желания встречаться с тобой! Но раз уж мы встретились и познакомились!.. Я решила, что Господь дает мне возможность познакомиться с тобой и узнать, что за человек мой муж. А когда я узнала тебя поближе… — Голос Дианы задрожал, ей стало трудно говорить, но она все же заставила себя докончить фразу:
— Я… я полюбила тебя…
— Ты лжешь, продажная тварь! — Его голос был полон злости. — Как только у тебя духу достает стоять здесь и разыгрывать из себя невинность после всей лжи! — Он подошел ближе к девушке. — А я-то считал, что твой отец сумасшедший, потому что он обвинял тебя в разврате. Скажи-ка мне, Диана, скажи, сколько у тебя было мужчин? Или, может, их было так много, что и не сосчитать?! Сколько раз ты потешалась надо мной со своими дружками, надо мной, безмозглым идиотом?! Ты все время работала на графа де Везеля, скажи мне, все?! — выкрикивал Джерваз исступленно. — Или ты познакомилась с ним и, узнав о его предложении, обрадовалась возможности скомпрометировать меня еще и на службе?!
— В том, что ты говоришь, нет ни слова правды! — вскричала Диана. — Никто, даже Мадлен и Эдит, не знают, что мы женаты! Я никогда не отдавалась графу де Везелю! У меня не было других мужчин! Лишь ты, мой муж! И в первый раз не я отдалась тебе, а ты… ты взял меня силой!
— Неужели ты и правда считаешь, что я поверю хоть одному твоему слову после того, как ты обманывала меня с первой минуты?! — недоверчиво спросил виконт. — Лишь слепая страсть помешала мне распознать твою натуру! Хотя я всегда подозревал, что уж больно ты хороша, и считал, что что-то не так! Но я так хотел тебе верить! — Голос Джерваза сорвался. — Господи, я так хотел верить… — повторил он.
— Да, сначала я обманывала тебя, — призналась Диана. — Разве ты не помнишь, что грозил лишить меня содержания, если я посмею приблизиться к твоим владениям или использую твое имя?
— Ах да, я и забыл, что всеми твоими поступками правят деньги, — язвительно произнес виконт. — Хотя, должен признаться, ты довольно удачно прикидывалась, что совсем не такая, как подобные тебе особы. :
— Да-да, именно поэтому я отказывалась, чтобы ты постоянно перечислял мне деньги, — промолвила Диана, надеясь, что, вспомнив о ее поступке, Джерваз поверит в ее бескорыстие. — Мне казалось, что я не должна брать у тебя денег дважды — ведь ты не знал, кто я такая.
— Ну да, вместо того, чтобы взять деньги самой, ты подослала ко мне Мадлен! Якобы ты об этом ничего не знала!
— Не понимаю, о чем ты говоришь?
Сент-Обен цинично усмехнулся:
— Прекрати строить из себя святую невинность.
Этот номер больше не пройдет.
— Джерваз, у меня есть лишь годовой доход в тысячу фунтов, — оторопело произнесла Диана. — Я стараюсь тратить как можно меньше, чтобы скопить хоть что-то Джеффри на будущее.
— Ах да, есть еще Джеффри, — елейным голосом проговорил виконт. — Ты хоть знаешь, кто отец твоего незаконнорожденного сына?
Не успел Джерваз опомниться, как Диана ударила его. Ее ладонь с такой силой опустилась на щеку виконта, что тот покачнулся. Диана в ужасе смотрела на него: она не столько боялась гнева Джерваза, как испугалась того, что смогла ударить любимого человека Поначалу ей казалось, что он ответит ей тем же, но виконт держался совершенно спокойно.
— Ну вот, еще один покров снят, — сардонически промолвил он. — Я считал тебя честной, доброй, умной, нежной. Теперь от моих иллюзий остался лишь прах.
Покачав головой, Диана прошептала:
— Джерваз, мне правда очень жаль. Но как ты мог сказать такое о собственном сыне? Виконт недоверчиво приподнял брови.
— Ты хочешь выдать незаконного ребенка за моего сына? Впрочем, не исключено, что тебе это и удастся: он так похож на тебя, что ты можешь назвать его отцом любого. Впрочем, любой и мог быть его отцом.
— Да неужели ты вообще на него не смотрел?! — сердито выкрикнула Диана. — Если бы ты повнимательнее взглянул на Джеффри, то сразу бы увидел, как он похож на тебя! Кстати, в этом одна из причин того, что я не хотела тебе его показывать. Но ты ничего не заметил и не узнал собственного сына, как и меня.
Джерваз лихорадочно вспоминал, как выглядит ребенок, пытаясь найти у него общие черты с собой.
— Он слишком мал. Моему ребенку было бы восемь лет, а Джеффри сколько? Шесть? Или лет семь?
Сжав судорожно руки, Диана четко произнесла:
— Он родился десятого февраля тысяча восьмисотого года — ровно через девять месяцев после нелепой женитьбы. Да, он маловат для своего возраста, но ему уже восемь с половиной лет. Я не рискнула назвать его в честь отца, поэтому выбрала имя Джеффри — оно начинается на ту же букву Может, ты хочешь увидеть запись о рождении?
У виконта был растерянный вид. Диана внезапно поняла, как он хотел иметь сына, хоть и утверждал, что недостоин воспитывать ребенка.
— Это ничего не докажет, — возразил он. — Ты могла родить ребенка, который потом умер в младенчестве. А теперь выдаешь за него Джеффри.
Диана закрыла лицо руками. Она предполагала, что раскрытие тайны будет тяжелым, но ей и в голову не приходило, что Джерваз вообще не захочет поверить ей. А если у него нет желания верить, то доказывать что-либо бессмысленно.
Не обращая внимания на ее расстроенный вид, виконт спросил:
— Скажи, сколько ты заплатила той девушке в гостинице, чтобы она ушла? Мне всегда было интересно, какого же на самом деле дурака я свалял в ту ночь?
Диана устало уронила руки.
— Ты все еще не понял? — промолвила она, бессмысленно глядя перед собой. — Ты вошел в мою комнату. Поскольку ты был пьян, то заблудился в коридоре.
— Я так и знал: просить тебя сказать правду не имеет смысла, — язвительно проговорил Джерваз. — Я не мог войти в твою комнату, потому что отпер дверь своим ключом.
Рядом с Дианой стоял стул, и она упала на него, не в силах больше стоять. Когда Джеффри был маленьким, она кормила его, сидя на этом самом стуле.
— Там были старые поломанные замки, — объяснила она. — Одним ключом можно было открыть любую дверь.
Виконт промолчал.
— А ты умная лгунья, — наконец вымолвил он, — знаешь, как вызвать сомнения.
Девушка безнадежно посмотрела на него, спрашивая себя, можно ли хоть чем-нибудь убедить его. Может, она хотела слишком многого?
— А ты никогда не спрашивал себя, где твой багаж? Его не было в моей комнате.
Виконт нетерпеливо посмотрел на нее, а потом повернулся, чтобы уйти.
— Джерваз, погоди! — вскричала Диана. — Что ты хочешь делать?
Его холодный взгляд удержал Диану на месте, хотя она хотела было броситься к нему.
— Я? Хочу вернуться в Лондон. Если мне очень повезет, то я никогда больше не увижу тебя и ничего о тебе не услышу.
Диана приподняла и тут же бессильно уронила правую руку:
— Но как ты можешь просто так уехать? Мы женаты, у нас есть сын.
Сент-Обен горько рассмеялся:
— Ты и впрямь необыкновенная женщина. Неужели ты считаешь, что после твоего заявления, после того, как я узнал, что наши отношения с первой до последней минуты строились на лжи, я приму тебя как жену и буду представлять всем как леди Сент-Обен? — Горькие складки залегли вокруг его рта. — А знаешь ли ты, что господа, которые платят сейчас за твои услуги, не захотят и знать тебя, как только ты станешь леди Сент-Обен?
— Прекратишь ты говорить со мной так, словно я блудница вавилонская? — вскричала девушка. — Я не говорила тебе всей правды, но не солгала тебе ни единого раза!
Наступило долгое молчание. Затем, почти не разжимая зубов, Джерваз процедил:
— Вся твоя жизнь была сплошной ложью. В его голосе звучала такая неприкрытая враждебность, что Диана, не в силах больше сдерживать слезы, горько разрыдалась. Слезы текли по ее щекам, но девушка сделала еще одну отчаянную попытку удержать его:
— Я люблю тебя, а ты говорил, что любишь меня. Неужели это ничего не значит?
— Да, это значило очень много, — тихо промолвил Джерваз. — Но той женщины, что я любил, не существует.
— Джерваз, пожалуйста! — вскричала Диана. Положив руку на ручку двери, Джерваз повернулся к девушке и равнодушно взглянул на нее:
— А знаешь, это очень странно: я хотел сделать шлюху своей женой, но не могу допустить того, чтобы моя жена была шлюхой. До свидания, Диана.
Звук захлопывающейся двери показался Диане похожим на похоронный звон.
Диана как статуя застыла посреди комнаты, прекрасно понимая, что, когда первое оцепенение пройдет, боль будет ужасной. Из-за окна раздались голоса, потом шум экипажа, свист кнута, стук копыт… Джерваз уехал.
Ах, сколько раз она пыталась представить себе, как он отреагирует, узнав, что она — его жена. Разумеется, Диана ждала шока. Предполагала, что Джерваз может немного рассердиться, но надеялась, что он с юмором воспримет сообщение о том, что взял в любовницы собственную супругу.
Однако больше всего девушка надеялась на то, что виконт испытает облегчение. Когда они поженились, он впал в ярость, но, немного успокоившись, стал даже ласково говорить с ней. Познакомившись с ним в Лондоне, Диана узнала, что он очень честный человек, который себя совсем не ценит. Диана верила, что Джерваз обрадуется, узнав, что жена простила его, и они могут стать нормальной семьей.
Одного она не могла предположить — что ее признание разрушит их любовь. Но как это могло случиться, ведь они по-настоящему любили друг друга? Ей всегда казалось, что Джерваз умный. Диане и в голову не приходило, что ее сообщение может привести его в такое состояние.
Когда шум отъезжающего экипажа затих, Диана вышла из гостиной. За дверью ее поджидала Энни — племянница Мадлен. Энни была старшей дочерью Изабел Вольф, которая полюбила молодого человека, не пришедшегося по вкусу ее матери. Мадлен и Диана с радостью предложили девушке поселиться после свадьбы в Хай-Торе вместе со своим возлюбленным.
Наверное, Энни что-то говорила, потому что губы ее двигались, но Диана ничего не слышала. Покачав головой в знак того, что ей хочется побыть одной, Диана вышла из дома и, перейдя дорогу, направилась вниз по холму к ручью.
Усевшись на заросшем травой берегу, девушка сняла туфли и чулки и опустила ноги в воду. В этом самом месте едва не утонул Джеффри, когда был еще совсем маленьким. Неудивительно, что мальчик играл в жидкой грязи — все дети это любят.
Джерваз уехал. Он был не из тех мужчин, что любят и бросают легко. Или меняют принятое решение. Диана знала, что у них разные темпераменты, но не представляла себе, к чему это может привести. Для нее любви было достаточно. Ей казалось, что если Джерваз полюбил ее, то связь между ними будет неразрывной.
Оказывается, она была не права. Мало того, что она ранила его душу, она еще и разрушила их любовь, уничтожила доверие друг к другу. К тому же Джерваз может никогда не оправиться от раны, нанесенной любимой женщиной.
Но когда она сделала эту ошибку? Диана вспоминала последние месяцы. Может, все началось в Обенвуде, где у них была первая ссора? Интуиция подсказывала ей тогда сказать правду. Если бы она сделала это, все было бы куда проще. Но Диане казалось, что виконту будет легче принять ее известие, если он полюбит ее.
А вместо этого… Влюбившись в нее по-настоящему, он стал более ранимым и в результате обвинил ее в предательстве. Вспоминая реакцию Джерваза, Диана поняла, что он переживает не меньше ее, а может, даже и больше, потому что в сокрытии правды виновата она.
Диана легла на живот и, уткнув голову в руки, горько разрыдалась.


В Лондон возвращались в полном молчании. Не считая коротких замечаний при смене лошадей. Джерваз заговорил с Боннером лишь однажды, спросив, что лакей увидел в его комнате, когда пришел собирать багаж хозяина в ту роковую ночь на Малле.
Не моргнув глазом, Боннер ответил:
— В комнате была одна из горничных. Она уже долгонько вас поджидала, и все не понимала, что это вы ею пренебрегаете. Я, знаете ли, позволил себе утешить несчастное создание — на те деньги, что получил на дорогу.
— А мой багаж? — нетерпеливо спросил виконт. — Он был там? — Джерваз дернул поводья — он всю дорогу правил лошадьми сам — это помогало ему сосредоточиться.
Боннер утвердительно кивнул:
— Да, кажется, все было нетронутым, но я не стал проверять, потому что эти шотландцы — честные ребята. Может, мы что-то забыли? — Слуга разглагольствовал с таким видом, словно речь шла о вчерашнем событии. Впрочем, забыть события той ночи было нелегко.
— Да нет, ничего не забыли. — «Кроме моей жены, которая, как выяснилось, спала не в моей, а в собственной комнате», — подумал про себя виконт.
Сент-Обен стал вспоминать, как они занимались любовью. Хоть Диана и была темпераментной и с готовностью отвечала на его ласки, в ней не было той искушенности, которая обычно отличает шлюх. А он был таким олухом, что даже не обращал на это внимания. Она и в самом деле могла быть невинной или… утверждения о ее невинности были всего лишь частью ее талантливой игры.
От места, где они проезжали, до Обенвуда было рукой подать, а грядущий прием был отличным предлогом для того, чтобы завернуть в усадьбу. Необходимые распоряжения заняли совсем немного времени, а затем виконт спросил управляющего, где висит портрет его матери.
Выяснилось, что портрет удостоился чести висеть в комнате слуг — именно там его ценили больше всего. Сэр Джошуа Рейнолдс был бы весьма удивлен столь непочтительным обращением с его шедевром.
Не глядя на красивое, развратное лицо своей матери, Сент-Обен принялся изучать личико темноволосого ребенка, который с обожанием смотрел на женщину. Оглядев внимательно профиль мальчика, форму ушей, линию носа и подбородка, Джерваз понял: иного мнения быть не может — мальчик на портрете был как две капли воды похож на Джеффри. Только теперь виконт вспомнил, каким взглядом на него смотрел арендатор, когда они с Джеффри заехали к нему поговорить о починке амбара.
Хоть Сент-Обен смутно помнил детство, ему припоминалось, что ребенком он был слишком мал. Лишь после двенадцати лет он начал расти, догоняя и обгоняя сверстников.
И припадки. У него они были не такие частые, как у Джеффри. Интересно, передаются ли такие вещи по наследству? «Вполне возможно», — ответил сам себе Джерваз.
Итак, Джеффри, умный и смелый мальчик с веселым нравом, был его сыном; Думая о жене как о чем-то несуществующем на самом деле, виконт не задумывался, что даже одна короткая близость может привести к рождению ребенка. Если подобная мысль и приходила пару раз в голову Джерваза, он тут же отгонял ее. Впрочем, Диана не переставала быть лгуньей и шлюхой оттого, что Джеффри — его сын. Это было лишь еще одно печальное следствие чертовой женитьбы.


Был уже поздний вечер, когда, вымотанная долгой дорогой, Диана вернулась домой. После скандала с Джервазом она провела в Хай-Торе целую неделю, пытаясь справиться со своим горем.
Джеффри уже спал, а Эдит и Мадлен принялись заботливо хлопотать вокруг Дианы, едва увидели ее расстроенное лицо. Пережив в одиночестве самую остроту горя, Диана подумала о том, как хорошо вернуться в семью. Она не говорила приятельницам, зачем уехала на север, а они не спрашивали, но теперь пришло время рассказать всю правду.
После того как девушка помылась с дороги и поела, три женщины собрались в гостиной Мэдди. За бесчисленными чашками чая, сдобренного бренди, Диана долго рассказывала им о своем детстве, юности, пока наконец не дошла до замужества. Девушка поведала им, что ее отец уехал из гостиницы, поручив ее заботам несуществующего мужа, а потом перешла к описанию скандала в Хай-Торе.
Когда Диана закончила свое повествование, Мадлен удивленно воскликнула:
— Я догадывалась, что ты таинственная женщина, но мне и в голову не приходило, что ты скрываешь такие секреты! Можно теперь тебя кое о чем спросить?
Диана вздохнула. Она сидела в углу дивана, завернутая в пушистый плед.
— Спрашивай о чем угодно. Я многого не говорила тебе, и моя скрытность привела лишь к неприятностям.
— Что случилось с твоей матерью? Рука Дианы с чашкой чая слегка задрожала. Осторожно поставив чашку на стол, девушка ответила:
— Она покончила с собой, когда мне было одиннадцать лет.
— Бедная моя девочка! — всплеснула руками Мадлен и торопливо перевела тему разговора:
— Трудно поверить в то, что твой отец оставил тебя сразу же после бракосочетания.
— Если бы ты была знакома с моим отцом, то знала бы, что это вполне в его характере. Он был убежден, что все женщины — это зло, а особенно его дочь. — Голубые глаза Дианы казались черными. — Он считал, что чем скорее удастся избавиться от меня, тем будет лучше для его бессмертной души.
Пока девушка рассказывала о своей жизни, Мэдди пришла в голову одна мысль. Она не сразу решилась ее высказать, но, подумав, пришла к выводу, что не обидит Диану своим вопросом:
— Диана, а не испытывал ли твой отец противоестественных чувств к тебе? Может, он сердился на себя за эти чувства, а тебя считал источником зла?
Удивление отразилось на выразительном лице Дианы, — Это могло бы многое объяснить, — нерешительно промолвила она. — Он всегда смотрел на меня так, как будто ненавидел. И… все его домыслы о том, что мужчины испытывают ко мне страсть… они же были абсолютно беспочвенными. Наверное, я была хорошенькой девочкой, но без всяких там нежных округлостей, которые так привлекают мужчин. Отец часто молился надо мной ночами, при этом мы ночи напролет простаивали на коленях. Он молил Господа очистить мою грешную душу. Иногда отец пытался побоями вытрясти из меня мои грехи и непочтение к Богу. — Задрожав, Диана плотнее закуталась в плед.
— Прости, дорогая, — извинилась Мадлен. — Мне, наверное, не следовало спрашивать тебя.
— Да нет, Мэдди, я рада, что ты заговорила об этом, — устало сказала девушка. — Каким бы отвратительным ни было это предположение, оно все же хоть что-то объясняет. Мой отец всегда напоминал мне., природную стихию — таинственную и безжалостную. Я бы хотела знать, что у него были за причины презирать меня, хотя я ни в чем не была виновата.
— А он еще жив? — поинтересовалась Эдит.
— Не представляю, — пожала плечами Диана. — Мне ничего о нем не известно с того мгновения, как он уехал из гостиницы.
Мадлен никак не могла понять, как это викарий мог вот так просто взять и бросить свою дочь на произвол судьбы. Наверное, он и впрямь был сумасшедшим. Потом, вспомнив, что не спросила еще кое о чем, Мадлен вновь обратилась к Диане с вопросом:
— А как ты познакомилась с Эдит? Ты не сказала мне об этом.
— Моя сестра Джейн Хейз с мужем владеют гостиницей, в которой и произошел этот случай, — заговорила Эдит со своим йоркширским произношением. — Я сама вышла замуж за пьющего подонка. Мои сыновья выросли и уехали — один в Америку, другой ушел в армию. Джейн все время говорила, что мне надо уйти от мужа, пока он не укокошил меня, но я не знала, как это сделать и куда пойти. — Женщина задумчиво дотронулась до шрама, пересекающего ее щеку. — Я, конечно, могла бы уехать к Джейн, но у меня не было денег на переезд. К тому же у меня не было желания уходить — ведь я терпела его издевательства целых двадцать пять лет и, можно сказать, привыкла к ним.
Мадлен новым взглядом посмотрела на Эдит. Ей было известно, что у пожилой женщины были сыновья — те регулярно писали матери, но она не знала о муже. Похоже, Эдит обрела свою силу, пройдя нелегкую школу.
Диана продолжила рассказ Эдит:
— Миссис Хейз решила, что если ее сестре будет о ком заботиться, она решится наконец оставить мужа. Мне только что исполнилось шестнадцать, я была беременной и всего боялась. Но, связавшись с поверенным Сент-Обена, я получила деньги. Тогда миссис Хейз собрала мои вещи и отправила меня в Йоркшир. Мы с Эдит вместе нашли Хай-Тор. Мы обе хотела одиночества и избегали людей, в особенности мужчин. С тех самых пор Эдит и печется обо мне. — Диана тепло улыбнулась женщине, которая помогла ей пережить самые трудные минуты жизни.
— Мы обе друг другу помогали, — усмехнулась Эдит.
— Но почему после всего, что с тобой случилось, ты задумала поехать в Лондон и стать куртизанкой? — недоумевала Мадлен. — Я бы скорее подумала, что женщина в твоем положении отправится в монастырь.
Диана налила всем чаю.
— Знаешь, прозвучит это довольно странно, но у меня было удивительное ощущение того, что я поступаю правильно, — ответила девушка. — Несмотря на то что мой отец и… муж сделали мне, я всегда знала, что не все мужчины такие. В нашей деревне были счастливые семейные пары, были и добрые мужчины. Раз уж я была замужем, то не могла создать семью, но мне хотелось, чтобы рядом был… любящий мужчина. Должна признаться, мне понравилось, когда ты говорила, что красота дает женщине силу над мужчинами. Л подумала тогда, что было бы замечательно обладать хоть какой-то силой…
— Но я также говорила тебе, что это опасная вещь, — напомнила ей Мадлен.
— Помню, — прошептала Диана, закрыв глаза, чтобы скрыть навернувшиеся внезапно слезы. — Я не представляла себе, что творю. Похоже, я просто сделана из другого теста, чем женщины-искусительницы.
— Да нет, моя дорогая, совсем нет, — успокаивала ее Мэдди. — Ты из того же, из чего сделаны все любящие жены, хорошие матери и друзья.
Мадлен хотела утешить Диану, но вышло наоборот: зарывшись лицом в одеяло, девушка запричитала сквозь слезы:
— Что же мне делать? Он ненавидит меня. Он сказал, что не хочет больше видеть меня.
Наступило молчание. Наконец Эдит сказала:
— Ты у нас знаток мужчин, Мэдди, ты и отвечай, что ей делать.
Мадлен села рядом с Дианой и обняла ее за плечи.
— Может, кое за что Сент-Обен тебя и ненавидит, но чувства его куда сложнее. Любовь, ненависть, желание, злость — все перемешано в нем. Было бы куда труднее вернуть его, если бы он был равнодушен к тебе.
Сдавленным голосом Диана спросила:
— Ты думаешь, я могу надеяться?
— Да, думаю, можешь. Если, конечно, ты выберешься из постели и будешь бороться, как женщина. — Мадлен нарочно поддразнивала Диану и была вполне удовлетворена, увидев, как девушка немедленно стянула с себя плед.
— Что это значит — бороться, как женщина? — поинтересовалась она.
Вспомни, что ему в тебе нравилось, и используй это против него. Любовь, желание, смех — все, что угодно, тебе лучше знать. Заодно попробуй вспомнить все причины его гнева.
Безнадежное выражение на лице Дианы сменилось задумчивостью. Глядя в чашку, она промолвила;
— Может, он злится из-за того, что я задела его честь? Вдруг он считает, что я умышленно унизила его?
Мадлен задумалась.
— Что ж… — медленно проговорила она наконец. — Конечно, честь его задета, но дело не только в этом. Из твоих слов я поняла, что он полагает, будто ты злоупотребила его доверием, предала его. Именно это чаще всего бывает причиной размолвок между мужчинами и женщинами, к тому же виконт не из тех людей, который доверяет всем подряд.
Диана подумала над ее словами.
— Похоже, Мэдди, ты, как всегда, права. Не знаю уж, что с этим и делать, но… это всего лишь начало. — Девушка вспомнила одно замечание Джерваза, смысла которого не поняла. — Он обвинил меня в том, что я подослала мою подругу Мадлен просить у него денег… чтобы самой этого не делать. Ты не знаешь, о чем он говорил?
— Да, — ответила женщина. — Я попросила Сент-Обена делать регулярные перечисления на твой банковский счет. Он с готовностью согласился, так что ты теперь много богаче: Сент-Обен с прошлого сентября каждый месяц переводил тебе две сотни фунтов. — Увидев, что Диана оторопела от ее слов, Мэдди встревоженно спросила:
— У вас и из-за этого возникло недоразумение?
— Боюсь, что так. Он утверждал, что это я все подстроила и притворялась невинной.
— Ох нет, Диана! Прости меня! — в ужасе вскричала Мадлен. — Жизнь непредсказуема и было бы глупо не использовать готовность виконта поддержать тебя материально. Я же заботилась о твоем будущем. Неужели он обвинил тебя за то, что сделала я?
Мэдди пришлось самой думать о своем финансовом положении, поэтому неудивительно, что она постаралась позаботиться о своей менее опытной подруге. А теперь получилось, что ее доброе намерение лишь добавило масла в огонь подозрительности Сент-Обена.
Диана допила остатки чая.
— Это не так уж важно, — устало промолвила она. — Он меня куда в более худших вещах обвинял. — Девушка покрутила чашку и, подержав ее у закрытых глаз, протянула Эдит:
— Пожалуйста, посмотри… все ли кончено между мной и Джервазом?
Эдит засомневалась:
— Не стоит интересоваться делами, столь близкими к сердцу. Ты слишком много придаешь значения этой ерунде.
— Ну пожалуйста, — упрашивала ее Диана. — Я должна знать, есть ли хоть малейшая надежда.
Подумав еще немного, Эдит взяла чашку. Ее дыхание замедлилось, и она заговорила своим утробным голосом:
— Все еще не кончено. Многое лежит между вами — и темное, и светлое. — Нахмурившись, она покачала чашку. — Конца не видно. Будет опасность, и не только тебе. Угрожает тьма… — И низким, неестественным голосом она договорила:
— Тьма, смерть и желание…
Диана слегка подула в лицо замолчавшей было Эдит, и та вновь заговорила нормальным голосом:
— От этой чашки будет больше пользы, мая милочка, если ты будешь пить из нее чай. — Она налила ароматного напитка в чашку и добавила туда бренди.
— Мне, пожалуй, не хочется больше чаю, — возразила Диана. — Знаете, я ужасно хочу спать.
— Бедняжка, ты утомилась, а мы тут мучаем тебя своими вопросами, — промолвила Мадлен.
Нежно обняв Диану, Мэдди проводила ее в спальню и поцеловала на прощание.
Когда женщины вернулись в комнату Мэдди, Эдит задумалась.
— Что-то я давненько не навещала свою сестру Джейн, ту самую, что живет на Малле, — заявила она наконец. — Думаю, пора мне с ней повидаться.
Зная, что Эдит любит говорить обиняками, Мадлен промолчала и подлила бренди в их чашки.
— Так, наверное, это совпадение, что твой путь на Малл пройдет почти через деревушку, где выросла Диана?
— А? Что? — переспросила Эдит. — Ах да, чистое совпадение, — отвечала женщина, задумчиво отпив бренди. — Думаю, там всем известно о сумасшедшем викарии.
— Очень может быть, — согласилась с ней Мэдди, усаживаясь поудобнее. — Конечно, может статься, что ты не узнаешь ничего интересного и важного, но… Кто знает? Неплохо хотя бы выяснить, жив ли он еще. Надеюсь, если он все еще пребывает среди нас, грешников, ты не поможешь ему отправиться в небесную обитель?
— Что ты! — возмущенно воскликнула Эдит. — Нет, конечно. Я в жизни и мухи не обидела, лишь перед самым расставанием с любимым муженьком огрела его по башке кочергой. — Помолчав, она добавила:
— Этот мерзавец не хотел отпускать меня.
— Да ты что? — удивленно переспросила Мадлен, а затем расхохоталась. — Похоже, я перебрала бренди, потому что мне это кажется ужасно смешным. — Так ты убила его?
— Нет, — с сожалением ответила Эдит. — Кочерга была слишком легкой.
— И он все еще жив?
— Нет. После того как я от него ушла, он нашел другую дуру, которая стала о нем заботиться. Он забил ее до смерти, и его повесили.
Лицо Мадлен стало серьезным.
— Надо же, — промолвила она, — у нас троих есть тайны, связанные с мужчинами. Даже странно, что все эти тайны всплывают на поверхность в одно время.
— Угу, — промычала Эдит. — Надеюсь, у Дианы так же, как и у нас с тобой, со временем все уладится.


Как только Мадлен ушла из комнаты Дианы, девушка разрыдалась. Тщетно старалась она взять себя в руки — ничего не получилось. Она плакала почти все время, пока была в Йоркшире, плакала всю дорогу домой. Как Диана и говорила Джервазу, она была из тех, кто плачет, а не из тех, кто устраивает сцены. Диане было бы легче перенести неприятности, если бы она просто разозлилась, но девушка была не способна на это. Долгожданное объяснение в любви сделало ее еще более ранимой, и обвинения виконта в предательстве были просто невыносимы, хотя девушка понимала, что и он испытывал сильную душевную боль. Теперь, по прошествии некоторого времени, Диана поняла, что Сент-Обену было бы легче узнать ее тайну, если бы она рассказала ему все до его признания. Ах, как просто было сейчас рассуждать о том, как следовало поступить!
Горе захлестывало Диану. Стараясь сдержать слезы, она села за стол и принялась просматривать письма, которые пришли, пока ее не было в Лондоне. Счета из магазина за ткани и обувь, квитанция на оплату обучения Джеффри, записка от Франсиса Брэнделина, в которой он сообщал, что уезжает на некоторое время, но обязательно зайдет к ней, как только вернется…
Среди писем был маленький сверток, адрес на котором был написан незнакомой рукой. Подумав, что это какая-то покупка, о которой она забыла, Диана развернула бумагу и похолодела. В оклеенной бархатом шкатулочке лежали крупные жемчужины — те, что оставались у Джерваза от ожерелья. Ни письма, ни даже записки… Девушка не понимала, была ли посылка знаком презрения или равнодушия.
Она не хотела думать об этом, подвинув дрожащей рукой шкатулку на край стола, Диана взяла последнее письмо. Внушительный конверт кремового цвета был запечатан печатью с гербом Сент-Обена. Сердце ее бешено заколотилось, и, глубоко вздохнув, девушка медленно распечатала конверт. К ее великому разочарованию, письмо было написано незнакомым почерком — тем же самым, что и на посылке с жемчугом. Очевидно, это рука секретаря Джерваза. Раньше виконт всегда писал сам.
В конверте было приглашение на прием в Обенвуд — его послали еще до того, как Диана встретилась с Джервазом в Йоркшире, до того, как он сказал, что не хочет больше видеть ее… Так конверт и поджидал ее здесь, только еще раз напомнив девушке о ее потере.
Диана хотела было порвать приглашение, но потом задумалась. Домашний прием, а значит, много гостей, возможно, даже кто-то из правительства — Диана помнила, что Джерваз любит иногда приглашать к себе людей, с которыми его связывают служебные дела.
В приглашении было указано, что прием состоится в конце следующей недели. Диана задумчиво разгладила приглашение. Она была законной виконтессой Сент-Обен. Выгонит ли ее Джерваз, если она приедет в Обенвуд? Возможно, он так и поступил бы, окажись они в доме одни, но в присутствии множества вельмож он не посмеет сделать этого, чтобы не нарушать приличий. Если она приедет, когда все уже соберутся…
Мысли Дианы понеслись вскачь. Она была полна решимости биться за Джерваза, чтобы доказать ему свою любовь, но для этого ей надо было встретиться с ним. Другой возможности может не представиться.
Других доводов не требовалось. Диана решила поехать в Обенвуд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежно влюбленные - Патни Мэри Джо



мне не понравился,уж очень много всего намешано,!хотя и нестандартно.
Нежно влюбленные - Патни Мэри Джолюбава
31.03.2012, 12.48





Ну конечно г.героиня опять простила мужа - козла по ей почти всю жизнь испоганил ,а она его любит .rnНе читайте этот роман в нём есть сцены с инцесом .
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоЧертёнок
6.05.2012, 22.29





Постельные сцены очень сдержаны,как и само написание романа и никакого инцеста-практически.Могу сказать книга очень интересна как и все её романы.Читайте-то из тех писательниц,кто берёт не сэксом .а сюжетом..ставлю 10.
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоОльга
25.07.2012, 17.22





Книга очень интересная стоит почитать на досуге как всегда много любви некоторое недоверие и интриги....
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоОльга
25.07.2012, 19.25





Люблю этого автора за непосредственность и оригинальность...Но вот эту книгу читать не советую Написано скучно, мрачно с самого начала, Не понравилось совершенно. Не теряйте время зря у нее много других стоящих романов
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоЛейла
15.08.2012, 20.32





Это единственная книга у Мэри Джо Патни, которую я с удовольствием прочитала. Все остальные книги этого автора с банальным не интересным сюжетом.
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоНатали
10.12.2012, 13.10





Интересный роман.Читайте.
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоКэт
19.01.2013, 22.29





Оцениваю роман более высоко, чем другие рецензенты. Интрига оригинальна, герои - яркие личности. Как врач констатирую, что клиника эпилепсии описана правильно, как и третичного сифилиса у отца ГГ.Бедная мать ГГ, зараженная сифилисом отцом ГГ. Вообще Это первый роман из множества мною прочитанных, в котором повеса заражается тем, что косило любвеобильных повес того времени.
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.54





Хороший роман!!! Хороший автор!
Нежно влюбленные - Патни Мэри ДжоОЛЬГА
22.09.2013, 16.35





Отвратительная история. Главный герой придурок и параноик. Непонятно, за что его героиня полюбила. Но, как известно, любовь зла...
Нежно влюбленные - Патни Мэри Джолс
5.12.2014, 4.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100