Читать онлайн Сомнения любви, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнения любви - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Сомнения любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Адам просыпался медленно, довольный тем, что голова не болит. Более того, в мыслях его появилась ясность, какой он не знал… очень долго.
Не открывая глаз, он привел мысли в порядок. В душе его постепенно все улеглось, утихомирилось и соединилось в одно целое. Кое-где, конечно, не обошлось без грубых швов, но больше он не ощущал себя расколотым на фрагменты, как это было раньше.
Теперь он отчетливо помнил, как жил, будучи герцогом. Как управлял своим движимым и недвижимым имуществом – что было титанически трудно, даже имея таких компетентных и трудолюбивых помощников, как Формби и другие. Адам вспомнил, как заседал в палате лордов, слушал дебаты, принимал участие в голосовании. Вспомнил, как люди искали у него покровительства, желая что-то выгадать для себя или своих детей.
В Камберленде, узнав о том, что он герцог, Адам испытал шок. Ноша такого высокого титула показалась тогда непосильной. Сейчас Адам осознавал, что в своей прошлой жизни не испытывал подобных предубеждений. Роль герцога ему была не только по силам, но и по нраву. Он долго учился той роли, какую ему предстояло играть, и вполне освоился в ней. У него неплохо получалось распоряжаться и вверенным ему богатством, и вверенной ему властью. И он успел по достоинству оценить те преимущества, что дают человеку деньги и власть.
Методично он вспоминал свою жизнь, начиная с проведенного в Индии детства. Несмотря на то что во сне к нему приходила мать, сейчас он вспоминал отца: зеленоглазого благодушного сибарита, ведущего в Индии далеко не скромное существование. За десять первых лет жизни Адам успел достаточно хорошо узнать своего отца, и сейчас он понимал, что всегда тосковал и продолжает тосковать по нему.
Воспоминания были живыми и яркими. Возможно, самым первым воспоминанием об отце было то, когда они вдвоем с ним ехали верхом на слоне. Адам сидел в покачивающемся паланкине и чувствовал руки отца, обнимающие его. Отец показывал ему яркие цветы и мелькающих радужным оперением птиц в лесу, называя по-английски каждый цветок и каждую птицу, терпеливо повторяя несколько раз, чтобы Адам запомнил то, чему учил его отец. В голове Адама сейчас звучало пение нездешних птиц, перед глазами вставали богатые краски Индии, сложный пряный аромат страны его детства.
После того как отец получил шокирующее уведомление о наследовании титула, новоявленный шестой герцог Эштон начал подготовку к возвращению в Англию. У Адама было отчетливое ощущение, что возвращаться в Англию его отец не хотел. Адам помнил, что отец неожиданно заболел в разгар сборов, и лихорадка свела его в могилу меньше чем за сорок восемь часов. Адаму не позволяли входить к отцу из опасения, что он может подхватить заразу.
Теперь, оглядываясь в прошлое, Адам спрашивал себя, не в том ли причина скоропостижной смерти отца, что он очень не хотел возвращаться в Англию. Он так не хотел уезжать из ставшей ему родной теплой страны, что бороться с болезнью у него не было ни желания, ни сил. Может, смерть стала для него желанным исходом, ведь сейчас кости его покоятся в земле обожаемой им Индии.
Раскладывая по полочкам воспоминания того периода своей жизни, Адам обнаружил, что помнит Джона Стиллуэла молодым. Высокородные женщины в Индии, как правило, ведут уединенную жизнь, но образ жизни Лакшми после замужества резко изменился. Могло ли случиться так, что она вышла за англичанина потому, что желала большей свободы? Адам подумал, что должен спросить об этом мать. И понимание того, что он может ее об этом спросить, отозвалось в его душе приятным теплом.
Стиллуэл был частым гостем в доме Лоуфордов. Порой он провожал Лакшми взглядом, полным тоски и тихой грусти. Так провожают несбыточную мечту. Даже если Адаму никогда не приходило в голову, что мать его может повторно выйти замуж и родить еще детей, он был рад, что она нашла человека, который любил ее и относился к ней с бережной заботой.
Адам встал с постели. Слабость, которую он чувствовал ранее, ушла без следа. В комнате было темно и очень тихо. Наступила ночь. Он проспал остаток дня, проспал и ужин. Он тихо прошел в смежную гостиную, освещенную одной маленькой лампой.
Достав из тайника спрятанный ключ, он отнес лампу в свое святилище и пристально вгляделся в изображения священных существ. В неровном свете пламени статуи, казалось, оживали. Они смотрели на него с мудростью, копившейся тысячелетиями.
Взгляд его задержался на Лакшми, божественной покровительнице его матери. Как говорится, нет худа без добра, и то, что случилось с ним, подтверждало это. Лишь заглянув смерти в лицо и получив удар по голове, который чуть было напрочь не лишил его памяти, Адам принял и признал наконец безоговорочно и со всей полнотой того индийца, который жил в нем на равных правах с англичанином.
Он был в равной степени англичанином и индийцем. Он получил европейское образование – блестящее образование английского джентльмена, и кодекс чести английского джентльмена был для него тем главным сводом правил, которым он руководствовался во всех поступках. Но индийская и английская его ипостаси, две половины его существа, не могли существовать в отрыве друг от друга. Они нуждались в соединении. Они должны были слиться воедино, образовать неразрывную связь, и это наконец случилось. И пусть проклятие падет на его голову, если он вновь станет скрывать от себя и других то, кто он есть.
Адам вышел из святилища и посмотрел на часы, стоящие на каминной полке. Еще нет двенадцати. Может, Рэндалл не спит. Адам хотел было надеть домашние туфли, но вдруг ему пришло в голову, что он у себя дома и может ходить босиком и в одной рубашке, если ему так хочется.
В доме было тихо. В течение дня Эштон-Хаус гудел как улей – такой большой дом требовал заботы, и слуги его никогда не сидели без дела. Слишком большой дом для одного человека. Но ведь он был обручен, и если на то будет Божья воля, дети заполнят пустые комнаты дома.
Он посмотрел направо. Комнаты Марии были в конце коридора. Увы, Адам ничего не помнил о помолвке. Он вспомнил несколько эпизодов, случившихся незадолго до аварии, но ничего существенного они ему не сообщили.
Он помнил, как радостно смеялся на палубе «Энтерпрайза», когда корабль летел к Ферт-оф-Клайд. Они все работали как сумасшедшие, окрыленные успехом. Все лица, на кого бы он ни посмотрел, светились от счастья. Он собирался вознаградить своих подвижников, выплатив им премиальные, а теперь половина тех, с кем он вместе трудился над проектом, были мертвы, и погибли они, возможно, по той лишь причине, что работали на него. Да будет мир их праху.
Он еще помнил сияющее лицо Дженни, но, увы, воспоминание это было лишено конкретных деталей. Неужели он успел полюбить ее в течение тех месяцев, о которых ничего не помнил? Разумеется, он ее любил. Она была его сестрой в том смысле, в каком Кири не могла быть, поскольку он и Дженни росли вместе. Но любил ли он Дженни так, как любил Марию? Это казалось невозможным.
Оглядываясь назад, Адам понимал, что давно уже принял решение никогда не жениться, потому что не хотел передавать по наследству своим детям позорное клеймо полукровки. Хотя он и стремился обрести подругу жизни, обрести семью, он предпочитал никому не показывать, что индийское начало в нем проявляется не только в цвете его кожи или чертах лица. На каком-то глубинном, бессознательном уровне он уверовал в то, что, раскрыв свою суть, он подпишет себе приговор, и по этой причине он всех, даже близких друзей, держат на расстоянии. А скрывать свою суть от жены будет еще труднее.
Не потому ли он сделал предложение Дженни? Она знала его много лет и привыкла к его чудачествам, так что с ней, возможно, он чувствовал себя в безопасности.
Мария знала его лучше других, и она приняла его таким, какой он есть. Более того, кажется, ей нравилось в нем именно то, что отличало его от других. То, что раньше заставляло его чувствовать себя неполноценным.
И все же Адам отдавал себе отчет в том, что даже если он никогда не сможет полюбить Дженни так, как любил Марию, он не расторгнет с ней помолвку. И дело не в одном лишь пресловутом кодексе чести, который он никогда в жизни не преступал. Дженни любила его, и отвергнуть ее после того, как она приняла его предложение, было бы… немыслимо.
Адам стремительно развернулся и направился по коридору налево, в то крыло, где располагались апартаменты Рэндалла. Под дверью Адам увидел полоску света и постучал.
Заскрипели стулья, и Рэндалл пошел открывать дверь. За столом посреди комнаты в одних рубашках сидели Мастерсон и Керкленд. Перед ними стояли бутылки с кларетом. Друзья держали в руках бокалы.
– Вижу, вы опять что-то замышляете, – сухо заметил Адам. – Пора и мне к вам присоединиться.
Керкленд приподнял брови.
– Герцог вернулся.
– Вот уже несколько дней, как я вернулся, – заметил Адам, заходя в комнату. Взяв из рук Рэндалла бокал вина, он опустился на один из свободных стульев. Апартаменты Рэндалла были почти такой же величины, как его собственные. Поскольку родственники отказывались признать Рэндалла и в Лондоне жить ему было негде, Эштон предоставил ему эти комнаты, разрешив жить там столько, сколько захочет его друг.
– Вернулся, но не так, как сегодня, – хмыкнул Керкленд. – Мария рассказала нам, как к тебе приходила мать и как к тебе едва ли не полностью вернулась память. Перемены налицо.
Адам нахмурился:
– И в чем состоят отличия?
После довольно продолжительной паузы Уилл сказал:
– Больше острых углов. Суть твоя оставалась неизменной и когда ты совсем ничего не помнил, но теперь в твоем облике проявилась… квинтэссенция твоего опыта. – Уилл глотнул вина. – Если ты понимаешь, о чем я.
Адам осознал, что с того самого момента, как Мария нашла его, он не без успеха стремился отгородиться от мира, используя в качестве щита замкнутость, которую культивировал в себе с детства. Он постоянно был настороже, даже с друзьями. Неужели ему нравилось так жить – обособленным, отъединенным от общества?
Адам встал.
– Пойдемте со мной.
Озадаченные, но заинтригованные, друзья прошли с ним в его апартаменты. Зайдя в гостиную, Адам подкрутил лампу, чтобы горела ярче, затем вошел в свое святилище и взмахом руки пригласил друзей внутрь. Прочь формальности.
– Оплот моей тайной жизни.
Друзья слегка притихли, оглядываясь по сторонам.
– Это ведь индуистский храм, верно? – зачем-то спросил Рэндалл. Он чувствовал себя неуверенно.
– Резьба великолепна! – заметил Керкленд, пристально осматривая каждое из божеств. – Насколько я понимаю, это домашняя церковь, такая, какая бывает во многих больших домах.
– Только крестов на стенах нет. – Уилл пристально посмотрел на Адама. – Это не такой уж сюрприз, Эш. Ты никогда не делал тайны из своего индийского происхождения.
– Не делал, – согласился Адам, – но я всегда скрывал, насколько оно для меня значимо.
– Поверь нам, – с улыбкой сказал Уилл, – мы знали об этом, но поскольку ты никогда не поднимал эту тему, мы ее тоже не поднимали.
– Уилл, может, и знал. – Керкленд остановился перед статуей танцующего Шивы, восхищенно на нее глядя. – Я не могу сказать, что был столь же проницателен. Но это ничего не меняет. – Он обвел рукой статуи. – Ты был тем, кем ты был. Ты есть то, что ты есть. И я не хочу тебя другого.
Адам почувствовал, как глаза защипало. Должно быть, лампа дымит.
– Я не могу сказать, отчего почувствовал необходимость открыться перед вами. Но потребность была довольно сильной.
– Если честно, – вполне серьезно сказал Уилл, – хотя нас тебе шокировать не удалось, чужие тебе люди могли бы прийти в негодование, узнав, что ты держишь у себя в доме целый пантеон языческих идолов, которые для тебя не являются лишь коллекцией предметов искусства. Твои попечители вбивали тебе в голову, что ты должен стать большим англичанином, чем любой чистокровный англичанин, чтобы быть достойным титула английского герцога.
– Да будут благословенны подрывные методы леди Агнесс, не то нас всех скрутили бы в бараний рог и мы уже не смогли бы быть такими, как есть, – заметил Керкленд.
Верно сказано. Именно благодаря леди Агнес Адам остался верен своему индийскому наследию. Оборвись эта связь, и его рассудок, возможно, не выдержал бы свалившихся на него перемен.
Рэндалл отвернулся от алтаря.
– Не забывай, что человек, который пытается тебя убить, возможно, не имеет иных мотивов, кроме национальной ненависти.
Рэндалл словно вылил на всех ушат холодной воды, вернув к суровой реальности. Друзья, знавшие Адама многие годы, конечно же, относятся к нему с большей терпимостью, чем чужие люди, склонные обличать то, что не в состоянии принять и понять. Он будет хранить свою веру в сердце, не выставляя ее напоказ. Но тайны из этой веры делать больше не будет.
Как бы отреагировала Дженни? Приняла бы его или осудила? Если верно последнее, то она скорее всего потребует расторгнуть помолвку. Надежда взмахнула перед ним крылом. Но, воздавая должное Дженни, Адам был склонен ожидать иного: если первой реакцией ее будет шок, то со временем она скорее всего примет как данность его двойственную природу, так же, как приняли Адама его друзья.
– К вопросу о том человеке, что пытался меня убить. Появилась ли какая-то новая информация? – Адам махнул рукой в сторону стола посреди гостиной. – Мы могли бы поговорить и здесь. У меня и места больше, и запас вина богаче.
– Ты недооцениваешь качество тех бутылок, что мне удалось выпросить у твоего дворецкого. – Рэндалл сел на диван, вытянув перед собой ноги. – Я думаю, разговор потянет на пару бутылок, не больше.
Уорф, неслышно ступая по персидскому ковру, вошел в комнату. Возможно, его разбудили голоса.
– Вам что-нибудь нужно, ваша светлость?
Адам понял, что ужасно проголодался – ужин он проспал.
– Было бы неплохо, если бы сюда принесли холодной закуски. Мясо и сыр, никаких изысков.
Адам вытащил из буфета бутылку с кларетом и открыл ее. Уорф с поклоном удалился на кухню. Какое удовлетворение испытываешь, точно зная, где найти то вино, которого хочется. Он с той же легкостью сейчас мог бы достать бренди, рейнвейн или херес. Герцог Эштон хорошо ориентировался в собственном доме.
Он разлил вино по бокалам. Друзья сели за стол.
– Ну, так есть какая-то информация?
– Нед Шипли – один из рабочих, помогавших монтировать котел на «Энтерпрайзе» в Шотландии, постоянно проживал в Лондоне, – сказал Керкленд. – Если верить моему осведомителю в Глазго, его рекомендовали тебе для работы над этим проектом, поскольку у него имелся опыт обращения с паровыми двигателями. Он был себе на уме и много не болтал, но он знал свое дело и работал усердно. Его не было на судне во время аварии, и после взрыва он куда-то исчез. Возможно, он погиб, но, пока не найдено тело, мертвым его считать рановато.
Адам нахмурился:
– Шипли? Я смутно припоминаю это имя, но ничего определенного сказать о нем не могу.
– Мы ищем его здесь, в Лондоне. Возможно, в Шотландии он нанимался к тебе на работу под вымышленным именем. – Керкленд пригубил вино. – Но у меня есть подробное его описание. На тыльной стороне левой ладони у него татуировка в виде якоря, а на правой – череп.
Адам легко мог представить эти руки с татуировками, но; он не был вполне уверен в том, что на самом деле вспомнил их. Адам узнал о себе еще кое-что: у него было очень живое воображение.
– Вы говорите, его мне рекомендовали. Кто именно?
Друзья озабоченно переглянулись.
– Это не вполне ясно, – ответил Керкленд. – Но вроде бы его рекомендовал тебе Хэл Лоуфорд.
Адам невидящим взглядом уставился в бокал с кларетом. Окончательные выводы делать рано, но он должен был принять как факт то, что Хэл – Боже, его будущий зять и кузен – мог пытаться его убрать. Титул герцога и немалое состояние могли бы многих заставить пойти на преступление.
– Есть ли иные способы выяснить причастность к взрыву Шипли, не спрашивая напрямую ни Шипли, ни Хэла?
Керкленд вздохнул:
– Возможно, иного пути нет. Очевидно, ты упоминал в беседе с кем-нибудь, что рад тому, что Хэл рекомендовал тебе Шипли, но вычислить того, кому именно ты об этом говорил, будет весьма затруднительно. Ты очень помог бы расследованию, если бы сумел вспомнить самый недавний отрезок твоей жизни.
На все воля Божья.
– Рэндалл, ты дал задание Робу искать убийцу?
– Да, но пока ему почти не с чем работать, – ответил Рэндалл. – Он поручил информаторам искать Шипли. И Берка тоже – по просьбе Марии.
Адам прищурился.
– И как обстоят дела с этим?
– Если Берк вернулся в Лондон, узнать о месте его пребывания будет несложно, потому что он скорее всего прятаться не станет. Если его в городе нет, то поиски займут немного больше времени.
Адам подумал о том, как горевала Мария, когда ей сказали, что ее отец мертв. Если Берк ей солгал…
– Когда его найдут, я сам с ним поговорю.
Рэндалл нахмурился:
– Тебе опасно разъезжать по Лондону. Если бы вчерашний стрелок целился поточнее, тебя бы уже с нами не было.
– Да, но я не стану жить, как зверь в клетке. Я просто приму разумные меры предосторожности. – Адам пожал плечами. – Чтобы выманить убийцу из укрытия, я должен периодически появляться то там, то здесь.
Рэндалла и Керкленда эта мысль привела в шок, но Уилл сказал:
– Звучит разумно. Кто-то из вас согласился бы жить взаперти? Наверное, все же нет.
– Я буду ездить в закрытом экипаже и найму еще охрану. – Адам одним глотком допил кларет. – И еще я устрою у себя званый ужин. Я приглашу Хэла и его мать, мою мать со всей семьей, вас троих и Марию с Джулией. Надеюсь на твой коронный угрожающий взгляд, Рэндалл. Возможно, он заставит Хэла расколоться.
Адам налил себе еще вина. Хэл, возможно, ни в чем не повинен. Но отчего-то в это мало верилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнения любви - Патни Мэри Джо



Понравилось, но образ герцога более чем не типичный, к тому же как-то не совсем воспринимается окружение главного героя, включая гомосексуальных слуг
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоItis
1.06.2013, 10.02





Класный роман!!! Мне очень понравился. Я считаю, что рейтинг занижен. Моя оценка 10.
Сомнения любви - Патни Мэри Джомэри
1.02.2016, 13.37





За-ме-ча-тель-но!!!rnВсем советую
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоМари-Софи
25.05.2016, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100