Читать онлайн Сомнения любви, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнения любви - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Сомнения любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Горничная принесла графин с портвейном и четыре бокала. Адам не удивился, увидев, что Мария стремительно встала из-за стола.
– Оставлю вас, господа, наслаждаться вашим портвейном, – слишком бодро, что наводило на мысль о неискренности, сказала хозяйка.
Адам налил вино в бокал, а Керкленд спросил у Марии:
– Это портвейн от Балларда? Если это так, то хозяин фирмы, производящей портвейн, еще один наш товарищ по школе, о которой я рассказывал. И портвейн у него очень хороший.
– Я не знаю, – сказала Мария, направляясь к двери. – Графин наполняла не я.
– Ничего страшного. – Адам передал графин Керкленду. – Чуть позже мы присоединимся к вам в гостиной. – Он испытующе взглянул на Марию, пытаясь определить, правильно ли он понял причину ее желания остаться на какое-то время в одиночестве.
К несчастью, Мастерсон оказался не столь прозорлив.
– Здесь, на севере, дни такие долгие. Я хотел бы прогуляться по усадьбе, если вы не откажетесь меня сопровождать, мисс Кларк.
Она была не в восторге от предложения Мастерсона, но отказать ему не позволяла вежливость.
– Я с радостью покажу вам усадьбу, – сказала она. – Позвольте, я только захвачу шаль.
Она вернулась, укутавшись в шаль своей бабушки. Ветхость этой вещи ее не смутила. Должно быть, она испытывала острую потребность в поддержке со стороны бабушки Розы. Мастерсон открыл перед ней дверь, и они вышли на свежий воздух. Бхану выбежала следом.
Адам надеялся, что Мастерсон доброжелателен не только внешне. Марии сейчас очень тяжело. Быть гостеприимной и любезной хозяйкой, когда все твои гости совершенно чужие тебе люди, – серьезное испытание. Адам и сам не мог с уверенностью определить свое отношение к этой троице. Все они были уважаемыми, интеллигентными людьми, включая и Рэндалла, если не принимать во внимание его неприкрытую неприязнь к Марии. Но Адам не ощущал к ним никакой особой привязанности. Он потер висок, подумав о том, что его прежняя жизнь стала для него источником постоянной головной боли. После того как дверь за Мастерсоном и Марией закрылась, он сказал:
– В Хартли люди думают, что мы с Марией женаты. Это сделано, дабы избежать сплетен, связанных с тем, что Мария живет под одной крышей с мужчиной. Я попросил бы вас делать вид, что мы женаты, пока вы находитесь здесь.
– Хорошо. В этом есть логика. – Керкленд нахмурился. – Нам надо кое-что обсудить с тобой, Эш, и я предпочел бы сделать это не в присутствии мисс Кларк.
– Я искренне надеюсь, что вы не станете меня убеждать, что она для меня неподходящая пара, – ответил Адам несколько раздраженно. Вероятно, он и не мог с уверенностью сказать, что может ей доверять, но будь он проклят, если позволит ее критиковать людям, которые едва ее знают.
– Ничего подобного. Она привлекательна, умна и молода. Вы, кажется, небезразличны друг другу, и все это создает хороший фундамент для брака. Вопрос совсем в другом. – Керкленд переглянулся с Рэндаллом. – Ты хоть что-то помнишь о том происшествии, после которого ты оказался в море?
Адам сдвинул брови, пытаясь вспомнить то, что еще мог вспомнить.
– Я смутно помню, как, держась за длинный кусок дерева, бесконечно дрейфовал в холодной воде. Но воспоминаний о самом происшествии у меня нет. Почему это важно?
– Потому что мы начали поиски с того, что подняли обломки твоего корабля «Энтерпрайз», – ответил Рэндалл. – Мы обнаружили, что котел был намеренно поврежден, а потом кое-как запаян. То есть запаян так, что взрыв был гарантирован. Очевидно, кто-то пытался тебя убить.
– Убийство? – воскликнул Адам. – Что я сделал, чтобы приобрести такого врага?
– Ничего, – ответил Керкленд. – Но есть люди, которым не нравится, что полукровка носит титул английского герцога. Ты часто становился мишенью злых карикатур и не менее злобных памфлетов. Пусть против тебя лично все эти люди ничего не имеют, но им не нравится сам факт того, что английский лорд наполовину индиец.
– Я могу понять то, что меня презирают из-за моего происхождения, – медленно проговорил Адам, – но зачем заодно со мной взрывать шотландский корабль со множеством британцев на борту? Зачем выбирать такой сложный путь, когда достаточно пустить мне пулю в сердце? Может, целью преступника был сам корабль? Может, это происки конкурентов?
– Все возможно, – угрюмо согласился Керкленд. – У нас нет улик. Но в истории шотландского кораблестроения еще не было подобного этому случая устранения конкурентов.
– Если мишенью преступника был я, то неизбежна новая попытка. – Адам пытался осознать то, что кто-то пытается его убить. – Если я возьму Марию в Лондон, то она может пострадать в случае, если на меня начнется охота.
Рэндалл, судя по выражению его лица, готов был убедить Адама не брать Марию в Лондон под этим самым предлогом, но Керкленд сказал:
– Я смею надеяться, что с нами ты будешь в безопасности. Кроме того, ты вполне в состоянии защитить себя сам. Многие тебя боятся. Но все же я должен был тебя предупредить. Кто предупрежден, тот вооружен.
– Я способен внушать страх? – удивленно переспросил Адам. – Ни за что бы не подумал.
У Рэндалл а сверкнули глаза.
– Порой ты можешь стрелять не хуже меня.
– И однозначно можешь положить на обе лопатки Мастерсона, Рэндалла и меня, – добавил Керкленд. – Еще в Индии ты научился каким-то особым приемам борьбы, и ввиду того, что тебе нужны были партнеры для тренировки, ты научил своих одноклассников. Хотя ни один из нас так и не достиг твоего уровня.
– Я всегда подозревал, что главным приемам ты нас не учил, а разобраться, что же ты делаешь на самом деле, я не мог из-за немыслимой скорости твоих передвижений. – Рэндалл устремил глаза вдаль. – И все же того, чему я у тебя научился, хватило мне, чтобы выходить живым из схватки.
– Итак, я герцог и мастер убивать, – сухо резюмировал Адам. – Я этого не замечал за собой. Но я знаю, что было бы во всех отношениях проще, если бы вы меня не нашли.
– Так для тебя было бы предпочтительнее? – спросил Керкленд.
Адам вновь потер ноющую голову, задавая себе тот же вопрос. Та жизнь, которую он оставил в прошлом, в изложении его друзей представлялась слишком обременительной и не особенно приятной. Здесь, в Камберленде, было спокойнее. Кроме того, у него было бы время разобраться в своих сложных чувствах к Марии. Но поскольку память покинула его, он всегда мучился бы, гадая, что же он потерял.
– Полагаю… Лучше знать правду. – Но он не был в этом до конца уверен.
Мария, выйдя из дома со своим гостем, сказала:
– Адам работает над восстановлением сада, лорд Мастерсон. Мы можем прогуляться туда… или, если желаете, мы можем пройти к тому месту на берегу, где я нашла его. Это недалеко.
– Зовите меня Уилл. Все меня так зовут. Я хотел бы увидеть то место, где вы нашли Эштона. – Мастерсон пошел рядом с ней. – Возможно, завтра он сможет показать нам сад. Его всегда интересовал ландшафтный дизайн. Сады Ролстон-Эбби одни из самых красивых в Англии. Сад Эштон-Хауса гораздо меньше, но и он очень красив. Когда попадаешь туда, трудно поверить, что находишься в самом сердце Лондона.
Мария и Мастерсон прошли по аллее к узкой полоске песчано-галечного пляжа. Она была рада тому, что Мастерсон не был расположен болтать. Он был прав насчет того, что здесь, на севере, дни очень долгие. Несмотря на то что время было довольно позднее, солнце еще не закатилось за горизонт. Когда лето будет в разгаре, почти совсем не будет ночи. На берегу было ветрено, волны с шумом бились о песок и гальку. Бхану бежала по самой кромке воды и взвизгивала, когда волна плескала ей в нос.
– Море было таким же бурным, когда вы его спасли? – спросил Мастерсон.
– Волны были сильнее. И ветер. Это случилось около полуночи. – Она указала на место, где впервые увидела Адама. – Ночь выдалась лунной, и света хватило для того, чтобы разглядеть в воде что-то темное, похожее на утопленника. – Мария поморщилась. – Мне хотелось убежать и спрятаться, но уже начинался отлив, и я подумала, что тело может снова отнести в море. Поэтому я бросилась в воду и нашла Адама. Не мертвого, но близкого к тому… казалось, он долго не протянет.
– Что привело вас на берег среди ночи? – спросил он.
Если она расскажет ему про ритуал бабушки Розы, то он определенно решит, что она для герцога не подходит – слишком странная.
– Я не могла уснуть. Берк, бывший владелец имения, уговаривал меня выйти за него замуж, и я боялась, что в минуту слабости я соглашусь, а потом буду всю оставшуюся жизнь жалеть об этом. И поэтому я решила прогуляться, чтобы как следует устать и уснуть без задних мыслей.
Он кивнул с таким видом, словно находил то, что она говорит, совершенно разумным и обоснованным. Глядя на воду, он сказал:
– Я поражен тем, как далеко к югу отнесло Адама, и еще больше поражаюсь тому, как ему удалось выжить в холодной воде. Его корабль затонул возле острова Арран, так что он, должно быть, находился в воде несколько дней. То, что он выжил, – настоящее чудо.
– Не совеем чудо. – Мария попыталась в точности припомнить слова Адама. – Одной из первых фраз, что он мне сказал, была такая: «Я замедлил дыхание и удалился в дальний уголок своего сознания, чтобы выжить». Я никогда ни о чем подобном не слышала, но, наверное, именно это и спасло ему жизнь.
Мастерсон явно заинтересовался:
– Похоже на один из его излюбленных магических приемов, какие в чести у индусов.
– Магия? – опасливо спросила она. Не то чтобы она стала отрицать существование магии. Бабушка Роза наглядно показала ей, что в жизни есть много такого, чего люди не понимают.
– Может, магия – не совсем подходящее слово, но, как вам, вероятно, известно, Эштон поддерживает себя в форме с помощью особых индусских упражнений. Таких, к примеру, как ежедневная медитация.
Мария почувствовала себя глупо.
– Я не знала, что он это делает.
Мастерсон нахмурился:
– Возможно, он забыл. Раньше он в молчании медитировал в своей комнате после утреннего умывания. Если он и сейчас продолжает медитировать, вы можете об этом и не знать. Он скрытный человек. Живя в Англии, он не раз становился объектом оскорблений и насмешек – все из-за его смешанной крови. Своим обидчикам он отвечал тем, что всегда вел себя безукоризненно, как должен вести себя идеальный английский джентльмен, а то, что в нем от матери, умело скрывал от посторонних глаз.
– Наутро после того, как я вытащила его полумертвого из воды, он поднялся с постели и швырнул Берка так, что тот перелетел через гостиную, когда Берк повел себя грубо по отношению ко мне, – задумчиво сказала Мария. – Я не понимала, как Адаму это удалось. Движения у него были совсем не такие, как у боксера. Это тоже результат индусской практики?
Мастерсон кивнул:
– Эта практика называется Каларипаятту. Еще точнее, это боевое искусство Кералы, штата в южной Индии. Адам родом с севера страны, и он обучался Каларипаятту вместе с сыновьями королевских придворных, которые должны знать все виды боевых единоборств, известные в стране. А потом он учил нас. Ночью, когда никто не мог нас видеть. – Мастерсон улыбнулся воспоминаниям. – Маленькие мальчики могут быть настоящими монстрами. Эш завоевал большое уважение за то, что так искусно дрался.
– Почему вы мне все это рассказываете? – как бы невзначай спросила она. – Наш разговор не похож на обычную светскую беседу.
Мастерсон усмехнулся:
– Я так и думал, что вы заметите это. Я рассказываю вам об Эштоне потому, что вы для него важны. Сейчас вы для него самый близкий человек. Чем лучше вы будете его понимать, тем лучше для вас обоих.
Она приподняла брови.
– Выходит, вы не видите ничего предосудительного в том, чтобы невестой Адама стала дочь карточного игрока?
– Вы сами играете в карты? – спросил он.
– Конечно, нет. Мне не нравится это занятие уже в силу его непредсказуемости. – Мария едва заметно улыбнулась. – Для меня деньги – это та материя, с которой нужно обращаться бережно, а не швырять их на ветер.
– Мудрый подход. У вас есть другие пороки?
Мария засмеялась.
– Вы проводите со мной собеседование на предмет того, гожусь ли я на должность жены Адама?
Мастерсон тоже засмеялся.
– Возможно. Когда люди встречаются в обществе, они обычно уже знают друг о друге главное, а если не знают, то могут без труда узнать. В данном случае это не так. Но вы кажетесь мне доброй и уравновешенной, и Эштон вам небезразличен. Я думаю, вы хорошо ему подходите.
– Честно говоря, мне кажется, что когда Адам вернется к своей прежней жизни и память его восстановится, наша помолвка будет расторгнута. Он вспомнит друзей и перестанет нуждаться во мне так, как сейчас.
– Я очень надеюсь на то, что он действительно вспомнит своих друзей. – Мастерсон насупился на мгновение и, искоса взглянув на нее, сказал: – Вы на удивление спокойно говорите о возможности потерять его. Я думал, вы… крепче привязаны к нему.
Мария вздохнула. Тактичный Мастерсон не стал спрашивать у нее, любит ли она Адама. Эту тему ей не хотелось обсуждать.
– Мне всегда приходилось быть практичной. Романтические заблуждения слишком часто приводят к несчастью. – Она плотнее укуталась в шаль. – Пусть Адам и не женат, но я спрашиваю себя, нет ли у него невесты, за которой он тайно ото всех ухаживал. Если такая женщина есть, она, конечно же, заявит о себе, когда узнает, что Адам жив.
– Я не знаю такой женщины, – сказал Мастерсон, удивленный и одновременно встревоженный ее предположением.
Бхану прыгала рядом, пачкая грязными лапами платье Марии. Она наклонилась, чтобы потрепать собаку за длинные уши.
– Вы можете с уверенностью сказать, что такой женщины нет?
– Нет, – признал Мастерсон. – Как я уже говорил, Эш – человек закрытый, а я в Лондоне бывал не часто в последние годы. Но если такой женщины нет и он все же захочет на вас жениться, вы выйдете за него? Или вы только играете роль его невесты, потому что он так одинок?
Мастерсон был удивительно проницательным для мужчины.
– Я с радостью вышла бы за него, если это именно то, чего он хочет. Но я сомневаюсь, что он будет знать, чего хочет, еще какое-то время. Если в конечном итоге он не захочет меня, я не стану удерживать его против воли, и я не стану расстраиваться из-за того, что не стала герцогиней. Такой ранг подразумевает постоянное внимание к тебе. За тобой наблюдают, тебя оценивают, о тебе выносят суждения. Мне так кажется.
– Особенно если герцогиня молода и красива, – согласился Мастерсон. – Но вы можете выбирать, насколько публичной будет ваша жизнь. Эштон регулярно бывает в обществе, но человеком светским, для которого вся жизнь состоит из бесконечной череды развлечений, его назвать никак нельзя. Вероятно, он будет только рад, если вы дадите ему повод оставаться с вами дома.
Если верить Мастерсону, у них все может быть не так уж плохо.
– Вы спросили о моих пороках, Уилл. Так вот: у меня слишком живое воображение, и иногда оно создает мне неприятности. Но я стараюсь держать его под контролем.
– Бывают вещи и похуже, чем богатое воображение. Становится прохладно. Время возвращаться в дом.
Мария потуже запахнула шаль и следом за Мастерсоном повернула к дому. Ей нравился этот друг Адама. Хорошо иметь союзника.
Когда Мария и Мастерсон вернулись в дом, в гостиной подали чай. Вскоре после чаепития гости собрались уходить. Адам с готовностью соглашался с предложениями друзей относительно планируемого путешествия в Лондон, так как ничего не мог предложить сам.
Они с Марией проводили гостей до двери, и, когда гости ушли, оба вздохнули с облегчением. Адаму очень хотелось обнять ее, привлечь к себе, но он сдержал порыв. Слишком просто было бы соскользнуть в близость, что было бы несправедливо по отношению к ним обоим, поскольку он не был уверен в своих чувствах.
– Все прошло гладко. Я даже не надеялась на это. Их рассказы побудили тебя вспомнить что-то еще?
Адам потер голову.
– Нет, хотя мне нетрудно понять, почему мы стали друзьями. Я уютно чувствую себя с каждым из них.
Мария нахмурилась, глядя, как он трет висок.
– Голова болит?
Адам опустил руку.
– Немного. Они все время смотрели на меня и ждали, что я сейчас выкрикну: «Ура! Теперь я все вспомнил!» – Адам вздохнул, – Хотел бы я им угодить. То, как у меня болит голова… Мне кажется, словно информация так и рвется наружу. Но прорыва еще не произошло.
– Всему свое время, – успокоила она его. – Когда ты будешь дома, ты вдруг проснешься утром, и все вернется.
– Возможно. – Он предпочел бы проснуться на следующее утро и обнаружить рядом с собой Марию. Он сжал руки, чтобы не позволить себе к ней прикоснуться.
– Спокойной ночи. Спасибо за хороший прием моих друзей.
Мария не торопилась уходить, словно ждала поцелуя на ночь или хотя бы ласкового прикосновения. Лицо ее разгладилось, когда она поняла, что ни того ни другого ей не дождаться.
– Добрых снов, Адам.
Он смотрел, как она уходит, красиво ступая и соблазнительно покачивая бедрами. Желание – да. Кровь его была в огне. Но он был меньше уверен в том, какое чувство таится за желанием.
Адам спал плохо. Сны его наполняли рассерженные боги и незнакомцы, желавшие его смерти. Если это были воспоминания, то такая память ему не нужна.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнения любви - Патни Мэри Джо



Понравилось, но образ герцога более чем не типичный, к тому же как-то не совсем воспринимается окружение главного героя, включая гомосексуальных слуг
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоItis
1.06.2013, 10.02





Класный роман!!! Мне очень понравился. Я считаю, что рейтинг занижен. Моя оценка 10.
Сомнения любви - Патни Мэри Джомэри
1.02.2016, 13.37





За-ме-ча-тель-но!!!rnВсем советую
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоМари-Софи
25.05.2016, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100