Читать онлайн Сомнения любви, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнения любви - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнения любви - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Сомнения любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

У Адама перехватило дыхание. Было ощущение, словно его ударил в солнечное сплетение гигантский кулак. Блестящие светлые волосы Марии разметались по плечам. Он так мечтал увидеть их такими – распушенными, чувственными. Он отчаянно хотел обнять ее, а она говорила ему, что они не принадлежат друг другу.
– Мы не женаты? – спросил он. Губы онемели и не слушались. Он не мог поверить в то, что она – не его женщина. – Ты не моя жена?
Она смахнула слезы шарфом. Даже с припухшими глазами и покрасневшим носом она была красива.
– Нет. Прости меня. Я солгала и потом не смогла сказать про ложь.
– Почему ты заявила, что мы женаты?
Она скомкала влажный от слез шарф.
– Я была такой одинокой, и Берк домогался меня, – запинаясь, проговорила она. – Я знала, что выйти за него было бы ужасной ошибкой, но он обычно вел себя весьма обходительно и говорил очень разумно. Я чувствовала, что склоняюсь к тому, чтобы сказать ему «да». Тогда мне удалось бы избежать судебного преследования и у меня был бы муж с корнями в Хартли – все было бы гораздо проще. В минуту слабости я могла бы принять его предложение. И вот… я и сказала ему, что мой муж сейчас воюет в Пиренеях.
– Сражается с французами? – Образы солдат и выжженных солнцем плато, картины кровавой бойни промелькнули у него перед глазами. Он был там? Возможно, он лишь читал о сражениях в газетах, поскольку образы эти были лишены четкости его снов. – И тогда появился я, и я не знал, кто я такой. – Удобный материал для мужа, которого не существовало.
– Это не все. – Она опустилась на скамейку подальше от него. – Я научилась кое-каким ритуалам у бабушки Розы. Простые способы сконцентрироваться на том, чего хочется или в чем чувствуешь необходимость. Однажды ночью я проснулась с чувством отчаяния, и тогда я вспомнила о ритуале на исполнение желания, попросив решить мою проблему с Берком. – Она невесело усмехнулась. Бабушка Роза любила повторять, что ее ритуалы – все равно что молитвы, но с добавлением благовоний.
– Итак, ты возжелала себе мужа.
– Я не думала ни о чем таком конкретном. Но когда я зажгла благовония в беседке, я поймала себя на том, что тоскую по… мужу, о котором мечтала. О мужчине, который совсем не похож на Берка. После ритуала мне стало хорошо и покойно, и я даже немного задремала, но проснулась, услышав настойчивый голос в голове, который звучал совсем как голос бабушки Розы. Она сказала, что я должна идти на берег. – Мария подняла на него глаза. – И тогда я нашла тебя.
– Мне как-то с трудом верится, что тогда я выглядел как чья-то воплощенная мечта о муже. – Он присел на противоположный край скамьи, как можно дальше от Марии. Его ощущение себя как личности разлетелось на мелкие осколки. Он чувствовал себя растерянным и беспомощным. Он не был Адамом Кларком. Он был никем.
Он считал, что любит Марию, принимал это чувство как должное, потому что она была его женой. Раз она его жена, то, конечно же, он ее любит. В это легко было поверить, принимая во внимание ее красоту и доброту. Но все, что было между ними, основы вал ось на лжи. Они были чужими людьми, и теперь он больше не знал, что к ней чувствует.
Она продолжала:
– Вначале я не связывала твое появление с ритуалом на исполнение желания. Я просто хотела вытащить тебя на берег и спасти от смерти. – Она замолчала и молчала несколько долгих секунд. – Когда я спросила тебя, помнишь ли ты, что я – твоя жена, было так, словно бабушка Роза произносила эти слова за меня. Но я не виню ее. Я сказала это, и я не стала позже отрекаться от своих слов:
Удивительно, но он понимал, как обстоятельства могут создать иллюзию логичности и правильности, когда на самом деле все совсем не так. Но… она солгала относительно самого главного – того ключевого факта, который стал его якорем, стержнем, вокруг которого вращалась его вселенная. Теперь этого стержня больше не было.
– Мое появление могло показаться даром судьбы. Но почему ты не открыла мне правду, когда Берк уехал?
– Я хотела, но ты казался таким счастливым, считая меня своей женой. – Она опустила глаза на скомканный шарф. – Я переживала за тебя, думая о том, какова будет твоя реакция, когда ты осознаешь, что ты один и не помнишь, кто ты.
Она не зря переживала, но он считал, что проще было бы принять с самого начала тот факт, что они не знакомы друг с другом. В тот момент, когда он очнулся, еще пропитанный соленой влагой моря, он сразу, без оговорок и сомнений, поверил в то, что они женаты. И вскоре он уже начал чувствовать, что больше ничего ему знать не нужно.
Теперь многое из того, что казалось загадочным, обрело смысл. Неудивительно, что она ничего не знала о его прошлом, его семье, его занятиях. Возможно, это удар по голове сделал его таким доверчивым. Иначе нельзя понять, отчего он принимал на веру ее объяснения. Оглядываясь назад, он поражался тому, что не пытался ни о чем допытаться.
– Почему ты назвала меня Адамом?
– Адам – первый человек, и с этим именем, как мне показалось, ты чувствовал себя уютно. – Она вздохнула. – Я продолжала надеяться, что память вернется к тебе и тогда я смогу во всем признаться. Если бы память вернулась к тебе на следующий день или через день, то моя ложь не имела бы уж такого большого значения. Я могла бы придумать более или менее правдоподобное объяснение моей лжи. Но чем дольше я притворялась, тем труднее становилось сказать тебе правду.
Итак, он был безымянным странником, живущим за счет женщины, которая нуждалась в защите от негодяя. Он посмотрел на свои мозолистые руки. Не похожи они на руки джентльмена. Сознание того, что он мог быть садовником или матросом, не удручало его. Что его удручало, так это незнание того, кто он такой.
– Завтра я уеду, хотя мне придется попросить у тебя одежду, поскольку своей у меня нет. – Он издал звук, больше напоминающий хриплый лай, чем смех. У него ничего не было, он ничего не знал, он был никем.
– Нет! – Она в ужасе уставилась на него. – Я с удовольствием дам тебе одежду и деньги, но куда ты пойдешь? Что ты будешь делать?
– Понятия не имею. Но будь я проклят, если останусь сидеть на твоей шее, как нищий, клянчащий подаяния.
– Ты не нищий! – воскликнула она. – Ты мой друг. Здесь тебе всегда рады.
– Твой друг?.. – Онемение, которое началось с области солнечного сплетения, распространялось по телу, растворяя силу и счастье, которое он познал с Марией. – Я думал, что я тебе гораздо ближе, чем просто друг. Теперь я понимаю, почему ты избегала моей постели.
– Я пыталась быть благоразумной, – прошептала она.
Он пристально смотрел ей в лицо.
– Почему ты сегодня передумала? Глупо было отдавать свою девственность чужаку.
– Ты мне больше не чужой. – Она густо покраснела. – И сегодня я хотела тебя так сильно, что мне было наплевать на последствия.
Он счел ее замечание лестным для себя, но ее слова стали для него и ушатом холодной воды.
– А если последствия включают ребенка?
Она побелела как снег.
– Я… я ни о чем таком не думала, только о том, как хочу тебя.
– Дети – стандартное последствие близости. На самом деле ради рождения детей все и происходит. – Он окинул взглядом сад, который больше не был его садом. – Если ты беременна и я уйду, ты можешь сказать соседям, что я умер. Тебя будут считать вдовой. Я обещаю не возвращаться, чтобы не осложнять тебе жизнь.
– Я не хочу, чтобы ты уходил! – В глазах ее блестели слезы.
Он снова испытующе посмотрел ей в лицо. Возможно, он должен прийти в ярость от ее лжи, но сейчас ему было просто грустно, очень грустно. Теперь он понимал, как она, начав с одной маленькой удобной лжи, утратила контроль над тем, что происходит. Теперь ее искаженное мукой лицо было кристально честным. И страсть ее была настоящей. И все же раньше он целиком ей доверял, не усомнившись ни в одном ее слове, а теперь слепо доверять ей так, как раньше, он больше не мог.
Однако он продолжал ее желать. Он сжал ее левую руку. Пальцы у нее были холодными.
– Если ты хочешь, чтобы я остался, мы можем обратить твою ложь в правду. Гретна-Грин недалеко отсюда.
Она прикусила губу.
– Я мечтала бы об этом, но что, если у тебя уже есть жена?
Адам почувствовал себя так, словно ему нанесли смертельный удар. Он мог быть женат на другой женщине?
– Я… У меня не было времени об этом подумать.
– Ты так естественно вписался в роль мужа, что я невольно задалась вопросом, не женат ли ты. – Она скривила губы. – Скорее ты женат, чем холост. Ты слишком хорош собой и слишком великодушен, чтобы девушки за тобой не охотились. Если ты женат на маленькой блондинке, похожей на меня, то я могла даже показаться тебе знакомой.
Еще одна порция лести, но он никак не мог выйти за пределы осознания того, что у него нет ни пенни за душой, ни даже рубашки, чтобы прикрыть наготу. Он потер виски. Голова начала гудеть. Еще немного, и сосуды лопнут, не выдержат напряжения.
– Я не могу представить, что у меня есть еще одна жена. Это для меня слишком.
Мария сжала в кулаке шарф.
– Я все время представляла себе женщину, которая тебя ждет, жену, отчаянно желающую твоего возвращения. И еще, возможно, детей. Как могу я выйти за тебя, зная, что у другой женщины сердце разбито от горя? Дело не только в том, что ты стал бы двоеженцем, просто поступить так было бы неправильно.
Он чувствовал себя почти больным. О детях он тоже не думал. Хотя он вполне мог бы иметь жену и маленьких детей.
– Если у меня есть дети, конечно, я не могу сознательно их бросить. Но что, если я так никогда и не вспомню, кто я такой? Я должен прожить всю жизнь в одиночестве?
– Я много об этом думала. – Она робко улыбнулась. – С тех пор как с тобой случилось несчастье, прошло не так уж много времени. Тот факт, что ты видишь сны, которые могут быть воспоминаниями, наводит на мысль, что ты скоро можешь вспомнить, кто ты такой.
Он думал об этих снах. Где-то в глубинах памяти таится правда о его прошлом. Все, что от него требуется, – это извлечь эту правду.
– Сколько я должен ждать, пока мне будет позволено жить?
– По-моему, человек может считаться пропавшим без вести семь лет, и лишь после этого его признают мертвым, – неуверенно сказала она. – Если по истечении семи лет ты так и не узнаешь, кто ты и откуда родом, ты сможешь с полным правом считать свою новую жизнь той единственной, какая у тебя есть.
– Семь лет? – произнес он глухо. – Семь лет – очень долгий срок. Многое может случиться за семь лет.
– Ты думаешь, что сможешь научиться снова мне доверять? – прошептала она. – Или если не доверять, то хотя бы простить?
– Надеюсь. – Он смотрел на ее изящные черты лица, на ее чувственную, с идеальными пропорциями фигуру и жалел о том, что так и не увидел ее раздетой. Он полагал, что человеку, пораженному амнезией, не так уж трудно внушить себе, что она – самая красивая женщина на свете, но она была для него больше, чем красивая. Она была ему… дорога. Очень дорога. Доверие и желание имеют между собой мало общего. – Но сейчас еще слишком рано.
Она кивнула. Ответ его Марию не удивил.
– Если бы только я могла хоть что-нибудь сделать, чтобы помочь тебе вспомнить. Что-нибудь сделать для тебя. Ты столько всего для меня сделал. Ты спас меня от Берка. Теперь он думает, что у меня есть защитник, и больше не угрожает отнять у меня Хартли-Мэнор.
– Было бы лучше, если бы ты не сделала того, что сделала. Но я рад, что Берк тебе больше не досаждает. – Он вздохнул, глядя на фонтан. – Если ты забеременела, я думаю, тебе придется за меня выйти. И тогда, если я однажды утром проснусь и вспомню, что где-то у меня есть семья, мне придется уйти, и ты будешь оплакивать мою безвременную смерть. По крайней мере ребенок не будет носить на себе проклятие незаконнорожденности.
– Это кажется… разумным, – пробормотала она, давясь словами.
Пусть он не мог ей доверять, но видеть ее несчастной он тоже не мог. Он подвинулся к ней и крепко обнял, думая о том, как быстро он перешел от сердечной радости к сердечной скорби.
Она прижалась к нему. Вначале она дрожала, потом успокоилась. Он гладил ее по золотистым волосам, погружая пальцы в шелковистую массу. Он хотел опустить ее на мягкую траву и снова любить ее. На этот раз он бы не торопился, они бы сняли одежду, чтобы плотью почувствовать плоть.
Но теперь, когда он знал, что они не женаты, страсть больше не правила им. Если они не зачали ребенка сегодня, не стоит рисковать, пока так много еще не решено.
Он зарылся лицом в ее волосы, гадая, что же с ними будет.
В ту ночь каждый спал в одиночестве или, возможно, не спал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнения любви - Патни Мэри Джо



Понравилось, но образ герцога более чем не типичный, к тому же как-то не совсем воспринимается окружение главного героя, включая гомосексуальных слуг
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоItis
1.06.2013, 10.02





Класный роман!!! Мне очень понравился. Я считаю, что рейтинг занижен. Моя оценка 10.
Сомнения любви - Патни Мэри Джомэри
1.02.2016, 13.37





За-ме-ча-тель-но!!!rnВсем советую
Сомнения любви - Патни Мэри ДжоМари-Софи
25.05.2016, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100