Читать онлайн Демонический барон, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Демонический барон - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Демонический барон - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Демонический барон - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Демонический барон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Джейсон проснулся на рассвете и с удовольствием потянулся. Как приятно вновь оказаться в собственном доме после продолжительного отсутствия! Он планировал вернуться раньше, но его удержали неожиданно возникшие дела. Из Лондона Джейсон привез с собой Джорджа Фицуильяма: они прибыли, когда прислуга еще спала. Джордж привык вставать поздно, и Джейсон не рассчитывал увидеть его раньше десяти утра.
Поднявшись, он взглянул на светлеющее небо. Птицы встречали восход радостным щебетом, вдали величественно раскинулись холмы, подернутые дымкой. Лето выдалось прекрасное и обещало завидный урожай. Подумав, достаточно ли выпало дождей, Джейсон надел костюм для верховой прогулки и отправился на конюшню.
Барон слегка нахмурился, не увидев в стойле своего любимого Цезаря. В столь ранний час конюх вряд ли взял коня на разминку. Уж не ездит ли на нем тайком кто-то из молодых деревенских парней? Решив проверить свое подозрение позже, Джейсон оседлал крупного чалого мерина, которого прочил для охоты, и, вскочив в седло, поскакал навстречу солнцу.
Свежий ветерок и солнечные лучи приятно ласкали лицо. В Лондоне барон притворялся скучающим светским львом, но эта роль быстро наскучила ему. Джейсона влекло на природу, в родовое имение, очень дорогое его сердцу.
Внезапно барон увидел вдали на горе своего жеребца. Прищурившись от солнца, он попытался разглядеть наездника, но так и не сумел. Кто же посмел взять без разрешения его любимца? Пришпорив лошадь, Джейсон поскакал в гору. Он понимал, что, попытайся наездник скрыться, ему наверняка удалось бы: Цезарь славился на всю округу своей резвостью.
Подъехав поближе, барон заметил огненно-рыжие волосы седока и сразу все понял. В седле сидела Джессика, в простых штанах и рубахе. На вид ей было не более семнадцати лет, она почти не изменилась за минувшие годы и посматривала на Джейсона с лукавой ухмылкой подростка, пойманного с поличным.
Еще не подавив до конца гнев, лорд Рэдфорд тем не менее улыбнулся:
— Надеюсь, мой любимец доставил вам удовольствие?
— Вы сами позволили мне брать лошадей из конюшни, милорд! — с вызовом ответила Джессика. — И предоставили свободу выбора.
— По-моему, вы не преминули воспользоваться этой возможностью. — Джейсон окинул насмешливым взором ее костюм.
— Извините, милорд, я никогда не решилась бы посягнуть на права хозяина дома. Однако вы так долго отсутствовали, что я забыла, кто владелец имения.
— Будем считать, что вы наказали меня за недостаточное внимание к гостям, — ухмыльнулся Джейсон. — Признаю свою вину и прошу меня помиловать! Я не собирался отлучаться надолго, но меня задержали дела. И не думайте, что меня удивил ваш необычный наряд. Бабушка частенько говорила мне, что уже во времена ее молодости леди позволяли себе ездить в мужском седле. Более того, она находила современные правила приличия лицемерными и обременительными.
— Неужели?
— Да, мадам. Если вы удовлетворены прогулкой, разрешите мне сопровождать вас до усадьбы и просить вас разделить со мной ранний завтрак.
— С удовольствием, милорд!
Они ехали бок о бок, обмениваясь испытующими взглядами. Джейсон надеялся рассеяться в Лондоне и отвлечься от мыслей о неожиданной встрече с Джессикой. Но теперь со всей очевидностью понял, что его надежды не оправдались и ему трудно противостоять волшебным чарам этой женщины.
Джейсона тянуло к ней так же неудержимо, как и много лет назад. И хотя внешне Джессика казалась совсем юной, она, несомненно, изменилась внутренне. Так говорил барону разум, но сердцем он чувствовал, что дух Джессики остался прежним. Боясь забыть об обязательствах перед Каролиной, он с напускной холодностью сказал:
— Рекомендую впредь брать для прогулок другого коня. На такого, как Цезарь, не стоит садиться светской леди.
— Но меня и не считают светской леди! — рассмеялась Джессика.
Барон нахмурился.
— Не стоит так отзываться о себе!
— Почему же, позвольте спросить? Я слышала отзывы о себе и похлеще: распутница, бесстыжая девка, хищная кошка, охотница за богатыми мужьями…
— Прекратите! — сорвался Джейсон, однако, взяв себя в руки, добавил:
— Мне жаль, что вас допекали глупые старухи. Полагаю, они завидовали вашей красоте. Ведь у них уродливые дочери, мечтающие удачно выйти замуж.
— Мне безразлично, что говорят обо мне злые языки. — Джессика пожала плечами. — Всем не угодишь, поэтому лучше и не пытаться — таково мое правило. К счастью, мужчины более терпимы к моим недостаткам.
— Не сомневаюсь, — холодно бросил барон. Натянув удила, Джессика остановила коня.
— Странно, мы говорили как враги, а я не вижу причин для ссоры. Ведь очень скоро мы породнимся, так не разумнее ли стать друзьями?
— Я никогда не стремился стать вашим другом. — Черные глаза Джейсона отчужденно сверкнули.
Она поежилась, но выдержала его тяжелый взгляд.
— Было время, когда между нами завязались более близкие отношения. Но тогда я была молода и весьма самонадеянна, чем все и разрушила. Прошлого не изменишь, но я искренне желаю вам счастья в будущем!
— Друзья! — Джейсон протянул руку, тронутый откровенностью Джессики, и она пожала ее.
— Могу я кое-что честно сказать вам?
— А разве вы когда-нибудь кривите душой? — усмехнулся Джейсон.
Она покраснела и покачала головой:
— К сожалению, нет. Боюсь, Создатель сотворил меня не в самый свой лучший день. Из-за этого многие женщины и считают меня опасной. Так вот, прошу вас воспринимать меня как друга и свойственницу, тетку вашей невесты.
— Уж не собираетесь ли вы обсуждать со мной мою суженую? — удивился он.
— Да. Я хочу сказать, что Каролина достойна вашей любви. Она славная, одаренная и чистая девушка. Ей чужды гневливость и капризность, и в этом мне следовало бы брать с нее пример.
— Готов согласиться, что она бриллиант чистой воды, если вы к этому клоните, — перебил ее Джейсон. Не моргнув глазом, Джессика продолжала:
— Конечно, Каролина молода и наивна. И хотя не обделена умом, но не имеет опыта общения с мужчинами, а потому излишне застенчива. Если вы проявите терпение, она со временем станет идеальной супругой.
— Вы хотите сказать, что я напугаю ее до умопомрачения, дав волю своим необузданным страстям?
Джессика невольно вспомнила, как когда-то сама пленилась его необузданной страстью, и пожалела, что затронула столь скользкую тему.
— Я бы не осмелилась употреблять столь сильное выражение, но оно вполне соответствует тому, что я подразумевала.
— Уверен, что вами движут благие намерения, — спокойно заметил барон. — Но я не хочу, чтобы жена вздрагивала при одном моем появлении. Не беспокойтесь, я не причиню ей вреда. К тому же ваша дочь посоветовала мне держаться с Каролиной в рамках приличий.
— Что?! — изумилась Джессика.
— Когда я ждал вас в прихожей вашего лондонского дома, Линда просила меня хорошо заботиться о ее кузине, сказав, что иначе мне не поздоровится. Похоже, все женщины из вашей семьи не слишком-то высокого мнения обо мне.
Джессика прикрыла глаза и тяжело вздохнула:
— Боже правый, мы были несправедливы к вам. Умоляю, давайте забудем прошлые обиды и вернемся в дом друзьями!
— Согласен! — кивнул Джейсон и молчал до самой конюшни. Возле ее дверей он соскочил с лошади и помог спешиться Джессике. — Я не желаю вам ничего плохого, поверьте! — тихо проговорил барон.
— Никогда в этом не сомневалась, — прошептала Джессика, глядя в черные, как бездна, глаза.
Он отступил на шаг и окинул ее взглядом с головы до ног: в штанах, облегающих бедра, Джессика выглядела дьявольски соблазнительно. Перехватив его восхищенный взгляд, она потупила изумрудные глаза. Чтобы исправить положение, Джейсон непринужденно заметил:
— Знаете, а ведь поначалу я принял вас за юношу с конюшни.
— Возможно, мне следует пересмотреть свои привычки, чтобы впредь не вводить вас в заблуждение, ваше сиятельство, — так же легкомысленно отозвалась Джессика.
— Во всяком случае, когда отправитесь на прогулку не одна. Смею заверить вас, что, путешествуя в одиночестве, вы можете ничем себя не ограничивать. Вряд ли кто-то осмелится недоброжелательно отозваться о вас на моей территории.
— Благодарю вас, милорд! — Джессика кокетливо прикрыла длинными ресницами смеющиеся глаза.
— Однажды вы назвали меня по имени, — напомнил ей барон.
— Не знаю, осмелюсь ли я на это еще раз, — вздохнула Джессика.
— Но мы же решили стать друзьями! — Барон едва преодолел желание убрать локон с ее лба. — Предупреждаю, я начну вас называть тетушкой Джессикой!
— Хорошо, Джейсон, — засмеялась она. — Согласна, но при условии, что и вы будете обращаться ко мне по имени. Что ни говорите, а мы знакомы с юных лет!
— Об этом пора забыть! Мы далеко не молоды.
— И я докажу это вам, начав носить старомодные шляпы, как и подобает строгой тетушке почтенного возраста.
— Нет, только не это! — с деланным ужасом воскликнул барон. — Как же рядом с вами буду выглядеть я?
— Поживем — увидим, а пока я хотела бы знать, чем вы будете потчевать меня за завтраком.
Вопреки предположениям Джейсона в столовой появился Джордж Фицуильям. Он потирал глаза, а элегантный костюм сидел на нем не столь безукоризненно, как обычно.
— Послушай, Джейсон, нельзя ли как-то унять этих проклятых птиц? — недовольно проговорил он, даже не поздоровавшись.
— Доброе утро, Джордж! О каких проклятых птицах ты говоришь? — изумился барон.
— Не знаю, как они называются, — гость раздраженно развел руками, — но они отчаянно пищат и чирикают у меня за окном. У них отвратительные голоса, признаться.
— Искренне сожалею, мой друг. Сегодня же велю экономке поменять этих проклятых птиц на пташек лучшей породы, подающих голос в более удобные для вас часы. А пока вам придется отнести это на счет недостатков жизни в деревне.
Удовлетворенный его ответом, Джордж подошел к буфету и подцепил вилкой с блюда аппетитный бифштекс. Джессика с интересом наблюдала за ним. Приблизившись к столу, Джордж заметил наконец прекрасную леди в кремовом шелковом платье, олицетворение женской скромности. Ошарашенный Джордж приоткрыл рот и напоминал в этот момент рыбу, вытащенную из воды.
— Послушай, Джейсон, — оправившись, вымолвил он — А кто… — Пораженный Джордж таращил глаза на приятеля уж не привез ли он с собой одну из своих милашек? А как же невеста? От растерянности Джордж утратил дар речи.
В этот миг в столовую вошла Каролина. Мгновенно оценив ситуацию, она весело воскликнула:
— Доброе утро, мистер Фицуильям! Рада вас видеть. Кажется, вы еще не знакомы с моей тетушкой, миссис Стерлинг?
— Уж не хотите ли вы сказать, что она и есть та самая карга, которая должна за вами присматривать? — ляпнул Джордж.
Все дружно расхохотались.
— Представьте, вы угадали! Но уверяю вас, моя тетушка совсем не старая злая ведьма. Она строга лишь с теми, кто этого заслуживает. Джессика, позволь представить тебе Джорджа Фицуильяма. Это он познакомил меня с лордом Рэдфордом.
Мистер Фицуильям тотчас же подтянулся и отвесил Джессике грациозный поклон, хотя держал в левой руке тарелку с бифштексом, форелью и пирогом.
— Приношу вам свои извинения, миссис Стерлинг! Рад с вами познакомиться! Несомненно, у вас нет ни малейшего сходства с ведьмой. Вы само очарование!
— Доброе утро, дорогая! — Барон поднялся. — Сегодня ты прекрасно выглядишь! — Он шагнул навстречу невесте.
— Спасибо… Джейсон! — негромко ответила Каролина. — Надеюсь, ваши дела идут вполне успешно? Нам не хватало вас.
Барон окинул девушку изучающим взглядом. Она держалась уверенно и гораздо спокойнее, чем прежде. Глаза ее излучали какой-то новый, теплый свет. Это порадовало бы Джейсона, если бы не изумрудные глаза, следившие за ним с неослабевающим вниманием из другого угла залы.
Когда Каролина и Джордж заморили червячка, Джейсон обратился к невесте:
— Моя тетушка, леди Эджвер, написала мне, что хотела бы дать бал в вашу честь. Она прибудет в имение через несколько дней. Если не возражаете, согласуйте с ней ваши планы. Это позволит вам познакомиться ближе.
Каролина кивнула, а барон с удовлетворением отметил, что пребывание в усадьбе явно идет ей на пользу: еще месяц назад она съежилась бы от страха.
— Моя мачеха и сестра Джина вскоре должны вернуться из Линкольншира, — промолвила Каролина. — Не пригласить ли сюда их и моего отца? И разумеется, нельзя обойти Гидеона Фоллсуорти.
— Конечно, дорогая! Тетушка Гонория наверняка пригласит весь цвет местного общества. Так что на балу никому не придется скучать. — Джейсон все больше оживлялся.
— В усадьбе Уоргрейв-Парк работает один отставной армейский капитан, — нерешительно произнесла Каролина. — У него здесь мало знакомых. Можно мне пригласить и его?
— Приглашай всех, кого хочешь! — отозвался Джейсон. — Чем скорее ты почувствуешь себя хозяйкой имения, тем лучше. Здесь слишком долго царил холостяцкий дух. Пора проветрить помещение и вдохнуть в дом новую жизнь.


Тем временем отставной армейский капитан расширял круг знакомых, но отнюдь не среди людей, принадлежащих к цвету местного общества. В это утро он решил объехать верхом фермы уайлдхейвенских арендаторов. И поскольку все они имели обыкновение вставать с первыми лучами солнца, ему представилась возможность поговорить с ними по душам. Кое-кто из собеседников посматривал на Ричарда с подозрением, и он опасался, не узнали ли они в нем Давенпорта. Однако ни один из фермеров такой догадки не высказал, и капитан успокоился.
Фермеры в один голос сетовали на нехватку средств и плохую мелиорацию земель. Некоторые арендаторы даже вложили собственные деньги, чтобы повысить продуктивность ферм, и сообща добились определенных успехов. Ричард сожалел, что он не большой знаток сельского хозяйства, а поэтому не может на равных разговаривать с крестьянами.
Остановившись напротив приходского храма деревни Уоргрейв, он залюбовался строением из серого котсуолдского камня, центральная часть которого относилась к тринадцатому веку, а святилище — к еще более раннему времени.
Ричард спешился и ступил в нормандскую обитель смирения и покоя. Не принадлежа ни к одной конфессии, он с младых ногтей привык почитать духовную архитектуру и музыку. Сам он считал себя в равной мере язычником и христианином, поскольку и в храме, и в лесу испытывал почти одинаковые чувства.
Орган произвел на капитана большое впечатление своими размерами и добротным видом. Помянув добрым словом графиню, давшую деньги на сооружение этого инструмента, Ричард направился к алтарю и увидел старушку, которая возлагала к престолу цветы. Она выпрямилась и обернулась, заслышав его шаги. Ричарда поразил ее горделивый и хищный профиль. Женщине было за семьдесят, но она сохранила величественную осанку и остатки былой красоты. Казалось, она, подобно ангелу, сошедшему с небес, прошла огненное очищение и возродилась.
— Вы, должно быть, тот самый армейский капитан, который остановился в Уоргрейв-Парке, — звучным голосом промолвила незнакомка.
— Не стану отрицать, — улыбнулся Ричард.
— Это разумно, — кивнула дама. — В деревне любая тайна очень скоро становится известна всем.
— Как и в военном городке, — заметил капитан. — Солдаты — жуткие сплетники.
— Ваше лицо мне знакомо. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: в старости кажется, будто знаешь всех людей на этом свете. Такова причуда природы! Я леди Хелен Чандлер, жена викария. Не соблаговолите ли на минутку присесть?
Они опустились на скамью, и миссис Чандлер спросила:
— Полагаю, солдату неуютно в стенах церкви?
— Я не чувствую за собой особых грехов, — ответил Ричард. — Хотя бы потому, что в последнее время мне не представлялось возможности согрешить.
— Здесь она у вас тоже вряд ли появится, — рассмеялась старуха. — В Лондоне куда больше злачных мест.
— Следует ли понимать вас так, леди Чандлер, что в Уоргрейве не случается скандалов и не бушуют тайные страсти? — осведомился капитан.
— Увы, и нас не обошли общечеловеческие пороки, но здесь о них предпочитают помалкивать. В деревнях в отличие от городов у людей еще сохранились стыд и совесть.
Ричарда интересовало, жила ли эта женщина здесь в ту пору, когда отсюда бежал Джулиус Давенпорт, оставив о себе скандальную память, но спросить об этом у старухи он не решился.
— А что говорят здесь обо мне? — полюбопытствовал капитан.
— Почти ничего, кроме того, что вы армейский отставной капитан девяносто пятого стрелкового полка, раненный при Ватерлоо. Говорят, вы обходительны и наблюдательны, молчаливы и пока не слишком усердствуете над составлением описи имущества. Одеваетесь вы скорее не по моде, а так, чтобы вам было удобно.
— Такая талантливая разведчица пригодилась бы нам в Испании! — расхохотался Ричард. — Я действительно участвовал в сражении при Ватерлоо и получил там ранение в ногу. А как вы догадались?
— Поживите с мое, молодой человек, — вздохнула леди Хелен. — Между прочим, здешний сапожник Симмонс — большой мастер на специальную обувь. Однажды его сын упал и сломал ногу. Так отец изготовил ему такую пару сапог, что про хромоту никто и не догадывается.
— Прихожане, должно быть, в восторге от вашей наблюдательности, — заметил Ричард.
— Полагаю, они ждут не дождутся, когда меня заберет к себе Святой Петр: многим не нравится, что я проявляю интерес к их насущным делам. Но я не могу иначе — ведь мой муж отвечает перед Богом за их души, — усмехнулась жена викария. — Однако я не спешу к Святому Петру: у меня еще слишком много дел на этом свете.
В храм вошел священник — седовласый, бледный и болезненный человек.
— Так вот ты где, моя радость! Если закончила с цветами, не выпить ли нам чаю? — Заметив Ричарда, викарий прищурил подслеповатые глаза. — Мы с вами знакомы, сэр?
Ричард протянул ему руку.
— Позвольте представиться: капитан Далтон. Мы очень приятно побеседовали с вашей супругой.
— Она очаровательна, не правда ли? — просиял викарий. — Сам Господь послал мне ее на склоне лет. Не знаю, чем уж я заслужил счастье быть дважды женатым на прекрасных дамах, но каждый день благодарю Бога за свою судьбу.
— Капитан Далтон остановился в усадьбе, милый, — сообщила викарию жена. — Не предложить ли ему выпить с нами чашечку чая?
— Хотите чаю? Или предпочтете сначала осмотреть наш храм? — спросил священник. — Здесь масса старинных вещей. Я все покажу вам.
Ричард выразил желание осмотреть старинную церковь, понимая, что чем лучше узнает историю Уоргрейва, тем скорее примет решение относительно наследства. К тому же капитану не хотелось обижать отказом любезного священника.
Знакомя гостя с достопримечательностями, викарий показал ему надгробные памятники усопшим Давенпортам: лорду Хью, умершему в Палестине во время второго Крестового похода, Джайлсу Давенпорту, трем его женам и многочисленным потомкам, а также Элеоноре Давенпорт, любимой супруге и матери, как было высечено на камне. Разглядывая мемориал своих предков с глубоким интересом, Ричард задавал викарию вопросы. Затем старики угостили его чаем, и он отправился в обратный путь, рассеянно насвистывая крестьянскую песенку.
Разговор с Чандлерами помог Ричарду лучше узнать обстановку в Уоргрейве и навел на интересные мысли насчет будущего имения. Капитан так увлекся своими размышлениями, что позабыл о боли в правой ноге. Примерный офицер, он не был приверженцем строгих армейских порядков. Приняв титул, он будет вынужден распрощаться со свободой. Волей-неволей граф Уоргрейв станет заложником своих разнообразных обязанностей. Ему придется изучить основы сельского хозяйства, законодательства, финансов, присутствовать на заседаниях палаты лордов и участвовать в принятии законов для всей Англии. При этом нового графа подстерегало бы множество опасностей, поскольку подхалимы и льстецы всегда стремятся снискать расположение знатных и богатых господ ради достижения своих корыстных целей.
Ричард снова и снова спрашивал себя: сможет ли он свободно путешествовать, вступать в споры о политике и философии, встречаться с людьми разных сословий? Как будут относиться к нему простые люди? Он хорошо помнил, что в армии перед молодыми аристократами заискивали, и это претило ему.
Однако Ричард рассматривал и положительные стороны этого вопроса. Получив наследство, он обретет и цель жизни, у него появятся интересные занятия, новые знакомые. К тому же существенно улучшится его материальное положение. Капитан вздохнул: он не считал, что деньги способны компенсировать утрату свободы. Его вполне удовлетворил бы и незатейливый домик в деревне. Главное, чтобы его окружали зеленые холмы и прозрачные ручьи, свежий воздух и птичий гомон на рассвете. А совсем недавно к этим приятным сторонам жизни в Уоргрейве прибавилось еще одно существенное обстоятельство — возможно, самое важное для его будущего…
За всеми этими размышлениями Ричард не заметил, как доехал до конюшни. Там между тем разворачивалось маленькое сражение. Чей-то властный голос кричал:
— Осторожнее, болваны! Это вам не кирпичи, а вино! Капитан окинул взглядом задний двор; несколько слуг торопливо разгружали две повозки. Дверь черного хода особняка была распахнута. Кто-то из бедолаг уронил бутыль, и звон разбитого стекла смешался с потоком проклятий. Ричард завел Повесу в стойло и прислушался: похоже, в усадьбу прибыл кузен Реджинальд.
Сейчас он распекал двух смущенных уоргрейвских лакеев, употребляя при этом словечки из лексикона армейских сержантов. Заметив Ричарда, Реджинальд умолк и окинул его настороженным взглядом.
— Я уже где-то видел вас… — Он прищурился. — Вспомнил! В адвокатской конторе, в Лондоне! На вас была капитанская форма. Девяносто пятый стрелковый полк! Как вы здесь оказались? Уж не шпионите ли за мной?
— Мистеру Челмсфорду известно о вашем приезде в имение? — прервал кузена Ричард. — Или вы прибыли самовольно?
— Стану я отчитываться перед стряпчим! — вспылил кузен. — Да кто вы такой, чтобы задавать мне вопросы?
— Ричард Далтон. По поручению мистера Челмсфорда провожу инвентаризацию усадьбы. — Отставной капитан отвесил ему поклон.
— В таком случае вычеркните из описи этих двух мужланов, — махнул рукой на лакеев кузен. — И пусть уберутся отсюда сегодня же! Бездельникам здесь не место.
— У вас нет права командовать в усадьбе, — невозмутимо возразил Ричард. — Никуда эти люди не поедут. Это вполне добросовестные работники и славные парни.
— Как прикажете вас понимать? Это у меня-то нет права распоряжаться здесь? Да я следующий граф Уоргрейв, владелец этой груды камней и всех ее обитателей. Ясно?
— Впервые слышу, чтобы кто-то владел свободными английскими гражданами! — вскинул брови Ричард. — Возможно, вы скоро и станете лордом Уоргрейвом, но пока здесь за все отвечает мистер Челмсфорд. И в данный момент я его заместитель.
— Уж не хотите ли вы сказать, что я не должен находиться в усадьбе своих предков? — Кузен побагровел.
— Ни в коем случае! Я слышал, правда, что вас какое-то время не пускали на порог этого дома. Но это не означает, что теперь, после смерти последнего графа, вы не найдете здесь убежище от кредиторов.
Реджинальд расхохотался.
— А вы не такой простак, каким кажетесь! Не стану скрывать, судебные приставы в известной мере и вынудили меня выбрать место для летнего отдыха. Лучше, разумеется, отправиться в Брайтон, но там меня скорее найдут эти вездесущие ищейки со своими исполнительными листами. А здесь я надеюсь благополучно отсидеться до лучших времен.
— Желаю вам удачи! А пока прошу меня извинить, я должен вымыть лошадь.
— Джентльмены не моют лошадей! — хмыкнул Реджинальд.
— Возможно. Однако я старый солдат и привык сам ухаживать за своим конем еще с Испании, — возразил Ричард.
— Это там вы нажили хромоту? — насмешливо поинтересовался нахальный кузен, явно напрашиваясь на скандал.
— Нет, я был ранен при Ватерлоо.
Встретив холодный взгляд капитана, Реджинальд утратил желание затевать с ним ссору, хотя ему и хотелось выпустить пар после крупного проигрыша в карты минувшей ночью. Мгновенно протрезвев, он миролюбиво сказал:
— Говорят, это было жаркое сражение.
— Да, именно так! — сказал Ричард и направился к Повесе, охваченный ощущением, что добрая половина прислуги в имении потеряет работу, если наследником станет Реджинальд. Этот человек явно обладает даром доставлять всем неприятности.


Во время завтрака мнение Ричарда о кузене изменилось к лучшему. Реджинальд сел за стол в приподнятом настроении — возможно, приободрившись от того, что обнаружил в винном погребке запасы превосходного красного вина. Оно с лихвой компенсировало его разбитые бутылки. Поскольку кузен не выказывал желания поссориться, его циничные реплики забавляли капитана.
Ричард, по обыкновению ограничиваясь общими фразами, все больше укреплялся во мнении, что кузен мог бы стать неплохим человеком, если бы родился бедняком и не уклонялся от ответственности. Его природные дарования были загублены пьянством и азартными играми. Полагаясь на удачу, он жил необоснованными надеждами. Капитан в очередной раз поблагодарил покойного отца за то, что тот вырастил его вдали от Уоргрейва. Лучше провести жизнь в бедности, чем тешиться мечтой получить деньги после смерти богатого родственника.
Они уже завершили завтрак, когда в столовую вошла Каролина, — Самерс сказал, что я найду вас здесь. Извините, я не знала, что вы не один…
Девушка выглядела очень привлекательно в розовом платье. Ее щечки раскраснелись, а шелковистые локоны упали на лоб. Мужчины поднялись при появлении Каролины.
— Вот так сюрприз! — воскликнул Реджинальд. — Оказывается, провинциальная жизнь куда привлекательнее, чем я предполагал! Позвольте представиться, — он изящно поклонился, — Реджинальд Давенпорт, к вашим услугам.
— Мисс Ханскомб сейчас гостит в Уайлдхейвене, — промолвил с улыбкой Ричард.
Его кузен поджал губы и прищурился.
— Значит, вы — невеста Рэдфорда! Позвольте поздравить вас! Вам, должно быть, пришлось изрядно потрудиться, чтобы подцепить его!
Каролина покраснела.
— Извольте выбирать выражения! — твердо одернул кузена Ричард. — Полагаю, у вас нет причин оскорблять незнакомую вам даму.
Пораженный решительностью бывалого солдата, Реджинальд бросил на него испуганный взгляд и поспешил извиниться:
— Я и не думал оскорблять вас! Мы с Джейсоном Кинкейдом успели поднадоесть друг другу за последние тридцать лет. Пожалуй, зависть несколько затуманила мне голову, и я не совсем удачно выразился, ослепленный вашей красотой, мисс Ханскомб.
Отвесив девушке еще один поклон, Реджинальд уставился на нее маслеными глазами. Платье облегало ее стройную фигуру, явно не нуждающуюся в корсете. Девушка, видимо, не догадывалась о том, что привлекательна, и это придавало ей особое очарование. И эта прелесть принадлежит Джейсону! Какая досада! Вот бы подложить ему свинью и совратить ее! Жаль, что это невозможно: молоденьких девушек всегда охраняют старые перечницы, будь они прокляты!
Пока Реджинальд мысленно пускал слюнки, Ричард сделал шаг вперед и предложил Каролине руку.
— Не пройти ли нам в музыкальную гостиную? Она приняла его приглашение, и они направились к двери.
— Рада была познакомиться с вами, мистер Давенпорт, — неуверенно молвила Каролина.
Оказавшись в музыкальной гостиной, она дала волю раздражению.
— Какой неприятный человек! У него такой липкий взгляд! Пожалуй, я уже не смогу часто появляться здесь. — Девушка посмотрела на Ричарда несчастными глазами.
— А лорд Рэдфорд уже вернулся? — высвободив руку, спросил отставной капитан.
— Да, вчера ночью. У меня теперь прибавится дел. Может, нам и удастся иногда поиграть на фортепиано, но уже…
В комнате воцарилась тишина. Каролина смотрела на Ричарда так, словно желала запечатлеть его в памяти. Он заметно посвежел и не выглядел таким усталым, как вдень их знакомства. Прошла всего неделя, но девушке казалось, что они знакомы целую вечность. Последние дни она вообще не замечала времени, охваченная смутным ощущением счастья, и не задумывалась о том, долговечно ли оно. Сегодня глаза капитана были почему-то не золотистыми, а темно-зелеными, и он вообще на удивление похорошел. Чуть заметный шрам на левой щеке совсем не портил общего впечатления. Коснувшись его пальцем, Каролина тихо спросила:
— Как это случилось?
— Задело осколком шрапнели в Испании. Пустяк!
— Но попади осколок вам в глаз, вы бы уже так не говорили! Интересно, что такое война?
Ричард подвел девушку к скамье, на которой они всегда сидели, играя на фортепиано, взял гитару и стал настраивать ее.
— Трудный вопрос. Зачем вам это знать?
— Я хотела бы сочинить музыку о войне, но совсем ничего не знаю о ней. Ведь я начинающий композитор и раньше не помышляла заниматься сочинительством. Но раз уж теперь я решилась, мне надо побольше узнать о разных сторонах жизни, пусть даже по рассказам.
Ричард сел на скамейку и вытянул больную ногу.
— При таком ограниченном житейском опыте вы добились удивительных результатов. Ваши опусы поражают своей глубиной! Что ж, раз вы настаиваете, я попытаюсь объяснить вам, что такое война. Это нудная и тяжелая ежедневная работа, постоянно заставляющая быть начеку, терпеть лишения, испытывать страх перед пулями и другой, не менее сильный — покрыть себя позором. Вот этот-то страх и побуждает человека бросаться в атаку.
Произнося это, Ричард наигрывал на гитаре, что придавало его словам особую весомость. Каролина как бы воочию видела поле брани после кровопролитного боя, солдат, скошенных шрапнелью и пулями, слышала грохот пушек, отчаянные стоны раненых и умирающих. Она не заметила, как слезы побежали по ее щекам.
— Не знаю, как благодарить вас, — прошептала девушка, когда прозвучал последний аккорд. — Вы перенесли меня в неведомый мир.
Она хотела сказать, что Ричард позволил ей заглянуть себе в душу, но смутилась и, помолчав, предложила:
— Давайте споем! Мне кажется, у нас это хорошо получится.
Каролина не могла судить, как звучал их дуэт для постороннего уха, но ей он чрезвычайно понравился. Глубокий бархатный голос Ричарда чудесно гармонировал с ее чистым и нежным голосом. Молодые люди вновь убедились, что у них одинаковые музыкальные пристрастия: они любили старинные напевы Британских островов, современные итальянские мелодии, французские баллады. Под конец Ричард спел несколько задорных испанских романсов, восхитивших девушку.
Потом они медленно пошли к усадьбе Уайлдхейвен, подавленные тем, что им придется расстаться. День клонился к вечеру, и сердце подсказывало Каролине, что она в последний раз так свободно прогуливается с Ричардом. Отныне большая часть ее времени будет принадлежать лорду Рэдфорду. Интересно, огорчит ли это капитана? Пока ему явно доставляет удовольствие ее общество, однако он не выказывает никаких чувств.
Каролина отгоняла такие мысли, полагая, что успеет обдумать все позже. Пока же она наслаждалась свободой, а испанские ритмы все еще звучали в ее ушах.
Они вышли на цветочную поляну, залитую косыми лучами закатного солнца. Охваченная необъяснимым трепетом, девушка окинула ее задумчивым взглядом.
— В этом сказочном уголке, по-моему, танцуют гномы. Когда я прохожу мимо, мне хочется вступить в их хоровод.
— А почему бы и нет? Уверен, они не станут возражать! Порой вы напоминаете мне фею. Волшебные карлики обрадуются вам.
Она подняла на него глаза, сияющие счастьем, но тотчас же потупилась, вспомнив, что Ричард хромает. Угадав ее мысли, он тихо сказал:
— Увы, я свое оттанцевал. Вам придется танцевать за нас двоих. Смелее, Каролина!
Она тепло улыбнулась ему, зажмурилась, вскинула руки и потянулась к солнцу, как бы впитывая в себя запах свежей зелени, пение птиц и ласковое прикосновение ветерка. Щеки девушки раскраснелись, тонкая ткань платья развевалась, словно нежные лепестки розы.
Ее жизнь всегда была проникнута музыкой, подобно течению мощной реки; музыка обволакивала девушку, и в мозгу ее вспыхивали волшебные ритмические узоры, которые никогда не удавалось полностью воспроизвести. Порой она прислушивалась к ним, играя или сочиняя какую-то мелодию. И вот теперь Каролина впервые осмелилась выразить эти звуки, воплотив их в движения.
Медленно покачиваясь, она заскользила в танце, как пушинка в воздушном потоке. Взгляд широко открытых глаз Каролины был обращен в ее внутренний мир, откуда доносилась мелодия. Все представления девушки о земных радостях соединились воедино, привлеченные новым чувством, рождающимся в недрах ее естества. Кружась в танце, она напевала все громче, и вскоре поляна наполнилась кристально чистыми, волшебными звуками.
Остановившись, Каролина присела в эффектном реверансе перед Ричардом и лишь тогда поняла, что исполнила таинственный танец любви.
Ричард шагнул навстречу девушке, широко раскрыв зеленовато-золотистые глаза, исполненные мечтательного восторга, и она почувствовала, что он очень дорог ей. Мужественный и сильный, он двигался ровно и уверенно, несмотря на раненую ногу, не позволяющую ему выразить в танце нюансы своих чувств, как это сделала она. Забыв обо всем на свете, Каролина кружилась посреди поляны и жаждала лишь одного — чтобы Ричард поцеловал ее.
Но он стиснул руку девушки. Каролина затрепетала, и по всему ее телу пробежал огонь. Она успела, однако, подумать о том, что ощутил в этот момент Ричард.
— Пошли, Титания — царица фей! Пора вернуться из сказки в мир людей!
Каролина мучительно пыталась преодолеть трепет и обрести дар речи. Тогда она призналась бы Ричарду в любви. Девушка не сомневалась, что его не рассердит этот глупый порыв и он все поймет, даже если не ответит ей взаимностью.
Но почему же одеревенел язык? Куда исчезли необходимые слова в самый ответственный в ее жизни момент? Рассудок убеждал Каролину, что сейчас нельзя говорить о любви: ведь она помолвлена с другим! Да и вообще это не подобает леди.
Но сейчас Каролина всей душой жаждала высказаться, понимая, что другого такого случая может и не представиться. А как несправедливо, если столь сильное чувство не найдет выхода!
Между тем они достигли опушки и вышли на открытое пространство перед усадьбой, так и не проронив ни слова. Как обычно, Роберт стоял и ждал, пока девушка дойдет до дверей. На пороге Каролина обернулась. Ричард помахал ей рукой, повернулся и исчез за деревьями. Она тяжело вздохнула и понурилась, охваченная глубокой печалью. Если у нее не нашлось слов, чтобы выразить свою любовь сразу же после магического танца, значит, она никогда уже не решится на столь безрассудный поступок. С окаменевшим лицом, напоминающим трагическую маску, девушка направилась в спальню, чтобы переодеться к ужину.


Переполненный бурными чувствами, Ричард долго бродил по лесу. Каролина затронула заветные струны его души еще в тот чудный миг, когда он увидел исходящий от нее солнечный свет. А завораживающий танец этой феи, необычайный и прекрасный, потряс молодого человека. Еще никогда и никого Ричард не желал столь страстно, как эту девушку, предназначенную злым роком в невесты другому. Провести вместе столько дней, забыв о том, что она связана обязательствами, и рискуя навлечь на себя осуждение окружающих, было полным безумием. Ричард усмехнулся: если слухи об их встречах дошли бы до лорда Рэдфорда, оскорбленный барон мог бы вызвать его на дуэль и это убило бы Каролину.
Наблюдая за девушкой, капитан пришел к выводу, что она не любит лорда Рэдфорда. И скажи Каролина об этому ему сама, он бы не задумываясь сделал ей предложение. Ричард знал, что это не по-джентльменски, но ради такой девушки готов был на все. Она пробудила в нем неукротимую страсть.
Ричарда пленила тонкая натура Каролины, ее чистота и необычайный талант. Рядом с этой девушкой он испытывал подлинное блаженство. Его приводил в восторг звонкий смех Каролины, умиляла ее мечтательность, забавляли шутки. Охваченный необъяснимой нежностью, он мечтал целовать ее милое лицо и губы, пухлые, как бутон розы.
Но Ричард не мог позволить себе подобных вольностей, не зная о том, что она чувствует к нему. Каролине явно доставляло удовольствие его общество, но, возможно, это объяснялось их любовью к музыке. Девушка не осознавала, насколько она привлекательна, и наверняка не догадывалась, какие чувства он питает к ней.
Капитан поймал себя на том, что насвистывает песенку «Зеленые рукава», в которой отвергнутый влюбленный сетует на свою судьбу. Слова не совсем подходили к данному случаю, но душещипательный мотив оказался прилипчивым, впрочем, как и навязчивые воспоминания о волшебном танце, исполненном Каролиной.
Хромота Ричарда заметно усилилась, и когда он вернулся в усадьбу после долгой прогулки, его раненая нога сильно ныла от сырого вечернего воздуха. Он подумал, что, пока не поздно, надо непременно выяснить отношения с девушкой. Капитан никогда не простил бы себе, если бы из-за нерешительности потерял Каролину. Не зря же ему всегда покорялись даже неприступные вражеские бастионы!


В этот вечер капитан был необычайно задумчив и молчалив. Осведомившись у дворецкого Самерса, нет ли корреспонденции из Лондона, Ричард погрузился в размышления. Реджинальд подумал было, что капитан сердится на него из-за некрасивой утренней сцены, но потом заподозрил, что дело в чем-то другом, и задавать вопросов не стал.
Деревенская жизнь уже надоела Реджинальду, и ему хотелось поболтать. Однако Ричард не откликался на его неоднократные попытки завести разговор о скачках, боксерских матчах, легкомысленных девицах, картах и других забавах. Изрядно выпив за обедом и ужином, Реджинальд впал в мрачное настроение и злобно пробурчал, когда Ричард поднялся из-за стола:
— Вы скучный пес, Далтон! Нет, пожалуй, задумчивая корова, жующая жвачку.
Поняв, что он затевает ссору, Ричард вскинул бровь.
— Не правильнее ли сказать «бык»?
— А еще вернее — «мерин»! — осклабился кузен. К его удивлению, капитан искренне расхохотался.
— Да будет вам, Давенпорт! Вы меня огорчаете. Вы же не мальчишка, чтобы обзывать меня евнухом! Придумайте что-нибудь поумнее.
Реджинальд остыл, почувствовав невольное уважение к человеку, столь безразличному к оскорблениям.
— Как же разозлить вас, Далтон? Даже не верится, что в армии вас не научили драться.
— Я лучше умолчу о своих слабостях, чтобы не вовлечь вас в соблазн проверить их, — улыбнулся капитан. — Не дай мне Бог убить вас в драке.
— Вы собираетесь драться один или со сворой приятелей? — вспыхнул кузен. — Я одержу верх над любым соперником в честном бою — на пистолетах, шпагах или кулаках. Недавно я побил самого Джексона в его салоне!
— Ах да, это одно из тех мест, где светские господа играют в драку!
— Играют? — разъярился Реджинальд.
— Не знаю, как иначе это назвать. Вы правы, армия кое-чему научила меня. Мой девиз таков: избегай ненужной драки, но если уж ввязался в нее — побеждай.
Реджинальд от волнения отхлебнул прямо из горлышка.
— Я хотел пригласить вас на кулачные бои, которые устраиваются завтра в одном местечке под Бристолем, но теперь, боюсь, они покажутся вам детской забавой.
— Представьте, вы правы! Я занятой человек и не могу тратить время на пикники. Но так или иначе, спасибо за приглашение. — Ричард изобразил разочарование, хотя был рад избавиться от непредсказуемого и злобного кузена хоть на день-другой. — Желаю получить удовольствие от бокса! Только не заключайте пари на Корнуолца: говорят, он сейчас не в лучшей форме!
Реджинальд проводил хромающего капитана удивленным взглядом: откуда этому дьяволу известно, кто боксирует в Бристоле? Пожав плечами, он потянулся к бутылке.


В этот вечер время словно остановилось. Джейсон хмурился, поглядывая на Каролину, а Джессика смотрела на племянницу с явным удивлением. Каролина же прятала глаза, а после ужина поспешила удалиться в спальню, сославшись на мигрень.
Но, оказавшись одна, девушка не спешила облачиться в ночную сорочку. Взяв лютню, она стала вполголоса напевать старинную балладу — одну из тех, которые днем пела вместе с Ричардом. Каролина так увлеклась, что не услышала, как в комнату вошла тетушка.
Застыв возле двери, Джессика молча слушала, как племянница исполняет грустную песенку:


Я знаю, куда я иду, и знаю, кто рядом со мной!
Я знаю, кого я люблю, и знает он, чьей я стану женой…


Время приближалось к полуночи. Джессика на цыпочках вышла. Вскоре Каролина отложила лютню, но не легла. Взяв перо и лист нотной бумаги, она принялась за работу. Лишь незадолго до рассвета девушка сомкнула усталые глаза. Прошла еще одна ночь, но впереди у нее была целая жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Демонический барон - Патни Мэри Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Демонический барон - Патни Мэри Джо



Очень приятная книга!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоОльга
29.10.2012, 20.24





очень наивно.
Демонический барон - Патни Мэри Джотаня
30.10.2012, 0.06





Скучно, тривиально.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоChazernet
7.11.2012, 14.59





Книга великолепна
Демонический барон - Патни Мэри ДжоТатьяна
9.11.2012, 22.12





Развязка понятна практически з первых глав, тем более что линия, в котором тётушка желаннее племянницы довольно распространённая, а герои какие-то невыразительные
Демонический барон - Патни Мэри ДжоItis
15.06.2013, 12.40





Простовато. Барон в свои 35 лет мог быть и поумнее.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоВ.З.,65л.
25.09.2013, 13.50





Нудно и неинтересно, остальные романы гораздо лучше
Демонический барон - Патни Мэри Джонаталья
29.08.2014, 15.08





Сказочка!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЕлена)
25.12.2014, 19.40





Сказочка!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЕлена)
25.12.2014, 19.40





Скучно, быстро, без эмоций.
Демонический барон - Патни Мэри Джонаташа
6.06.2015, 12.47





Фифти фифти, как говорится
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЛора
15.12.2015, 11.54





Так сибе, но читать можно!я не пожалела что прочла этот роман.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоКис
21.02.2016, 17.49





неплохо .читается легко.
Демонический барон - Патни Мэри Джонина Д
25.02.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100