Читать онлайн Демонический барон, автора - Патни Мэри Джо, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Демонический барон - Патни Мэри Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Демонический барон - Патни Мэри Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Демонический барон - Патни Мэри Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Патни Мэри Джо

Демонический барон

Читать онлайн

Аннотация

Богатый светский лев барон Рэдфорд поспорил с другом, что женится на девушке, бумажку с чьим именем он первой вытащит из своей шляпы. Волею судьбы выбор пал на Каролину Ханскомб, тихую и застенчивую девушку, мечтающую всю свою жизнь заниматься только музыкой. Джейсон и Каролина заключили помолвку, но в имении барона Каролина встретила обаятельного повесу Ричарда Далтона, а Джейсон свою первую любовь — тетушку своей невесты, Джессику Стерлинг.


Следующая страница

Глава 1

— Лорд Рэдфорд! — объявил дворецкий безупречно поставленным холодным голосом, в точности соответствующим духу элегантной гостиной, куда входил Джейсон Кинкейд, девятнадцатый барон Рэдфорд.
Все в этом статном и высоком господине — от начищенных до зеркального блеска высоких сапог до искусно уложенных черных волос — свидетельствовало о безукоризненном вкусе и приверженности моде.
Тонкое сукно превосходного костюма изысканно облегало атлетическую фигуру. Темные глаза выражали неприкрытый цинизм человека, сознающего, что титул и богатство заставляют окружающих добиваться его благосклонности. Тех, кто пытался бескорыстно снискать симпатию Джейсона, можно было перечесть по пальцам.
Обычно непроницаемый, сегодня лорд Рэдфорд казался озабоченным. Впрочем, этому не стоило удивляться: хозяйка дома, вдовствующая леди Гонория Эджвер, вселяла в окружающих трепет еще во времена короля Георга Второго. Племянник, несомненно, догадывался, зачем понадобился властной тетушке, и она вот уже третий день ожидала, когда он соблаговолит откликнуться на ее приглашение.
Пренебрегая этикетом, достопочтенная леди впилась в свою жертву черными глазками-буравчиками и приступила к делу с энергией, которой позавидовал бы и Наполеон.
— На минувшей неделе у вас был день рождения, Рэдфорд!
— Совершенно верно, тетушка Гонория! Для меня это не новость, поскольку сейчас апрель, а я родился именно в этом месяце.
— Оставьте свои дерзости! По моим расчетам, вам стукнуло тридцать пять. Позвольте узнать, милорд, намерены ли вы позаботиться об обеспечении преемственности?
Лорд Рэдфорд усмехнулся: выйдя замуж за лорда Эджвера пятьдесят лет назад, достопочтенная Гонория Кинкейд не утратила интереса к своей семье. Как единодушно утверждали все ее близкие, она с наслаждением допекала родственников с одной и другой стороны. Гонория придавала огромное значение титулу Рэдфордов, поэтому Джейсон удивлялся, почему она раньше не выразила своего неудовольствия его поведением.
Барон удивился бы еще больше, если бы узнал, что он единственный родственник тетушки Гонории, по отношению к которому она проявляет нерешительность. Все близкие леди Эджвер объясняли ее слабость к Джейсону поразительным сходством тетки и племянника. Оба они отличались упрямым, неуступчивым нравом, в их темных глазах всегда сквозила насмешка, а жесткие складки возле рта нарушали классическую гармонию лица.
— Но семье Кинкейд не угрожает опасность остаться без потомков, тетушка! Разве у моего кузена Оливера нет двух или даже трех наследников?
— Боже мой! Да от них просто разит торгашеским духом! — негодующе воскликнула леди Эджвер. Она презирала всю эту ветвь за то, что ее племянник Оливер осмелился жениться на юной леди, чей дедушка нажил состояние на торговле. Даже то существенное обстоятельство, что многочисленная семья Оливера была заметно богаче и благополучнее своих чванливых родственников, не изменило мнения Гонории. — Разумеется, вы не старший сын, но Роберт, ваш брат, скончался пять лет назад. Надеюсь, вы помните о своем долге перед семьей? Я должна твердо знать, что вы имеете виды на какую-то достойную молодую даму. Меня не касается, сколько у вас любовниц, однако я требую, чтобы вы женились и обзавелись законным наследником!
— Право же, это банально, тетушка! — фыркнул Джейсон. — Я и сам порой подумываю об этом, без ваших напоминаний.
— Неужели? — оживилась Гонория. — И кто же ваша избранница?
— Таковой еще нет, — равнодушно отозвался племянник. — Но найти подходящую супругу — пара пустяков! Мой титул — один из старейших в Англии, а владения Рэдфордов, как всем известно, расширяются и процветают.
— Не стану оспаривать ваших достижений на ниве приумножения ежегодного дохода, племянник, — проворчала вдова.
— Впервые в жизни наблюдаю столь удивительное явление: тетушка Гонория решила воздержаться от спора!
— Одного я никак не возьму в толк: почему вы транжирите деньги на школы для детей арендаторов и перестройку коттеджей? — Леди Эджвер укоризненно покачала головой.
— Уж во всяком случае, не из христианокого человеколюбия, — ухмыльнулся лорд Рэдфорд. — Именно эти «растранжиренные» деньги обеспечили мне рост доходов. Фермеры трудятся значительно эффективнее, если не страдают от ревматизма и обучены грамоте. Мой отец был скуп на капиталовложения, поэтому его владения пришли в упадок. А мой милый братец не мог запомнить имя своего управляющего. Без должного внимания земля не принесет дохода, и только дурак станет резать курицу, несущую золотые яйца. Леди Эджвер рассмеялась.
— Вокруг полно таких болванов! Кстати, я слышала, будто вы собираетесь прибрать к рукам участок одного из ваших соседей.
— Однако ваши информаторы поразительно осведомлены. Мой почтенный сосед граф Уоргрейв умер год назад, перессорившись до этого со всеми родственниками и приятелями. Сейчас поверенные графа пытаются установить его прямых наследников. Если таковых не найдется, все перейдет к племяннику графа, повесе Реджи Давенпорту. Он весьма охотно продаст имение, чтобы немедленно прокутить деньги. А я расширю свои владения.
— Только такой старый маразматик, как граф Уоргрейв, мог порвать с родным сыном, — злобно заметила леди Эджвер.
— Что я слышу, тетушка! Какие выражения! Насколько я понимаю, вы имеете в виду младшего сына графа, которому пришлось покинуть Англию несколько лет назад, после какого-то скандала. Но ведь у графа осталось еще два старших сына. Полагаю, одному из них и перейдет наследство покойного.
— Младший отпрыск Уоргрейв сбежал с младшей сестрой Рэндалла. Девицу прочили в супруги какому-то старому распутнику, и юный Джулиус вздумал спасти ее.
Это все, что мне известно о той истории. Вероятно, они отправились на континент. Девушка наверняка сожалеет о своем поступке: вряд ли любовь сделала ее счастливой. Уж лучше быть женой богатого старика, чем нищенкой. Однако теперь Джулиус стал бы шестым графом Уоргрейвом, а его отпрыск тоже обрел бы право на этот титул. Но вряд ли поверенным графа удастся напасть на их след.
— Сомневаюсь, что он жив, — заметил Рэдфорд. — Так или иначе, но пока на титул претендуют многочисленные племянники Уоргрейва во главе с Реджи. Такое завидное наследство непременно перейдет к кому-то из них, если не отыщутся сыновья графа.
— Возвращаясь к началу нашего разговора, — сухо промолвила леди Эджвер, — позволю себе спросить: могу ли я надеяться, что к осени вы обручитесь?
— Конечно, тетушка! Не волнуйтесь!
— Великолепно! Вы успокоили меня. Дайте мне знать, когда определитесь, сударь. Я приглашу вас и вашу избранницу на ужин и представлю ее будущей родне.
— Вы узнаете о моем решении одной из первых, тетушка! Мне остается сущий пустяк: сделать выбор и сообщить о нем счастливой молодой особе. — Барон Рэдфорд поклонился тетке.


Вопрос о женитьбе лорда Рэдфорда вновь возник в этот вечер при совершенно иных обстоятельствах и значительно позже, когда Джейсон и его приятель, достопочтенный Джордж Фицуильям, мило беседовали за бокалом портвейна. Они еще не осоловели, однако уже перешли ту грань, за которой рассудок теряет власть над чувствами. Иначе говоря, приятели были навеселе и созрели для буйства.
— Какой чудный оттенок у этого вина, Джордж! — воскликнул Рэдфорд, подняв бокал над подсвечником. — Хорошо, что у меня есть приличные запасы именно этого сорта! Между прочим, я, кажется, скоро женюсь.
— Послушай, Джейсон! По-моему, с нас довольно. Я отчетливо слышал, как голос, похожий на твой, утверждал, что ты собрался жениться. А когда начинают мерещиться голоса, это верный признак того, что больше пить нельзя. Иначе завтра утром я помру от головной боли с похмелья, — тараща глаза, как филин, проговорил мистер Фицуильям.
Внешне приятели разительно отличались друг от друга: атлетически сложенный лорд Рэдфорд предпочитал одежду, выгодно подчеркивающую его могучую фигуру. Белокурый Джордж Фицуильям, щуплый и невысокий, напоминал юношу, хотя разница в возрасте между друзьями составляла всего три года. Злые языки прозвали Джорджа модником и повесой, но узнай он об этом, его очень уязвила бы такая несправедливость. Ему, конечно же, нравилось порой щеголять в дорогих жилетах последних фасонов, однако он избегал экстравагантных новшеств, таких, например, как чересчур большие накладные плечи, панталоны сиреневого цвета и высокие шейные платки, похожие на удавку. Обаятельный и любезный, Джордж всегда был готов пригласить на танец даму, обойденную вниманием других мужчин, и потому его охотно приглашали в любой дом.
— Ничего тебе не послышалось, Джордж, — сказал Рэдфорд. — Тетя Гонория настаивает, чтобы этим летом я женился. Мне придется подчиниться.
— Великолепно! И какая же прекрасная леди согласилась стать твоей супругой?
— Таковой пока еще нет. Об этом-то я и хочу с тобой поговорить. Ведь ты чаще бываешь в женском обществе, так может, подскажешь, каков выбор в этом сезоне?
— Уж не намерен ли ты выбрать невесту, как кобылу на лондонском аукционе?
— Не заблуждайся, Джордж! К приобретению лошадей я отношусь гораздо серьезнее.
— А как же любовь? — Джордж Фицуильям слыл знатоком этого предмета, поскольку влюблялся не менее шести раз в году. И хотя любовный пыл молодого человека довольно быстро угасал, чувства его всегда были искренними — пока их не сменяла пресыщенность. Несомненно, сам Джордж женился бы только на той леди, нежность и привязанность к которой сохранились бы в его душе по крайней мере на протяжении года.
— Любовь — иллюзия безусых юнцов, у которых молоко на губах не обсохло. По-моему, ее специально поддерживают дамы, наживающиеся на сочинении любовных романов. Много ли тебе известно семей из нашего круга, сохранивших чувство после года супружества?
— Ну, пожалуй, Гроувленды. Нет, он вновь завел интрижку с оперной танцовщицей. А лорд и леди Уилбертон? Тоже нет: они поссорились на балу в прошлом месяце и с тех пор даже не разговаривают. Дай-ка подумать! Ага, вот, пожалуйста: мои родители до сих пор души друг в друге не чают!
— Это лишь подтверждает мою позицию! Ведь твои родители вступили в брак по расчету, не так ли? Сейчас этот старый, добрый обычай выходит из моды, а жаль! Он куда надежнее современных веяний. Нет, что ни говори, брак должен строиться на объективном анализе прошлого молодых, их положения в обществе и состояния. Лишь в этом случае он будет удачным.
— Весьма сомневаюсь, — живо возразил Джордж. — Веришь ты в любовь или нет, но юные леди не представляют себе жизни без этой безделицы.
— А вот я убежден, что любая юная леди с радостью согласится стать моей женой, даже если не будет в восторге от моей внешности, — усмехнулся лорд Рэдфорд. — Меня долго осаждали свахи и амбициозные красотки, но теперь, решив сдаться, я хочу иметь возможность выбора. Так у тебя есть на примете хоть одна достойная резвая кобылка?
— Неужели ты никогда не влюблялся?
— Однажды, в ранней молодости… — Рэдфорд повертел в руках хрустальный бокал, вспоминая далекую юность. — Тогда я только что закончил Кембридж и отправился на охоту в провинцию. Там-то я и встретил ее… Она показалась мне самой прекрасной из женщин. Фигура Дианы, блестящие волосы — словом, древнегреческая богиня! Я вообразил, что это любовь с первого взгляда. Но она отвергла и мою руку, и мое состояние, и мой знатный род.
— Значит, ты сделал ей предложение? — изумился Джордж. — Очевидно, у нее был другой поклонник, более богатый и знатный.
— Нет, — покачал головой Рэдфорд. — И более того, Диана как будто отвечала мне взаимностью…
Он умолк, пронзенный болью воспоминаний. Джентльмену не подобает говорить о подобных вещах, но как забыть жаркие поцелуи в саду в одну из чудных летних ночей? От страстных и сладких поцелуев кружилась голова!
— Я полагал, что она обрадуется моему предложению, — вздохнул Рэдфорд. — Правда, девушка принадлежала к не очень знатному роду, хотя и дворянскому, и семья ее бедствовала: отец проиграл в карты все состояние. Однако она была на выданье, и ее собирались вывести в свет в ближайший сезон. Впрочем, это не увенчалось бы успехом: вряд ли какой-нибудь герцог польстился бы на нищенку из благородной семьи.
— Думаешь, она приняла бы твое предложение, будь ты титулованным бароном, а не его младшим сыном?
— Пожалуй, не это было для нее главным… Я не уверен, знала ли Диана, что мой отец — лорд Рэдфорд. Все закончилось очень быстро. Позже я слышал, будто бедняжка вышла за военного и уехала с ним в Индию. Вероятно, она давно растолстела и постарела в ужасном индийском климате.
— Однако это доказывает, что не все женщины меркантильны!
— Это доказывает только то, что женская душа — потемки, мой друг! Вот корыстолюбивых дам понять как раз можно! А поскольку таковых большинство, выбор супруги не внушает мне опасений. Итак, мой друг, я все же хотел бы услышать от тебя, кого бы ты мог порекомендовать мне в этом светском сезоне? Твой обширный опыт в столь пикантном предприятии обнадеживает меня.
— Неужели ты всерьез считаешь, что любая девушка ответит согласием на твое предложение?
— Конечно, мой друг! Правда, она польстится не столько на мое сердце, сколько на титул и богатство.
— Готов ли ты побиться об заклад? Поставить на кон упряжку своих знаменитых серых кобылиц? Рэдфорд пожал плечами.
— Это зависит от условий пари. Что поставишь на кон ты?
— Минуточку! Как насчет отменной рыбалки в Шотландии? В имении моего дядюшки ловится крупный лосось Старик приглашает на рыбную ловлю не более двенадцати человек в год. Я готов уступить свою очередь тебе, если выиграешь.
Джордж испытывал при этом легкие угрызения совести: сам он не был заядлым рыбаком, но рассчитывал, что его друг, как бывалый спортсмен, клюнет на наживку. Если же Джейсон проиграет, новый владелец упряжки отличных лошадей серой масти будет выезжать в карете на утреннюю прогулку в парк вместе с другими состоятельными аристократами.
— Относительно условий. — Джордж на миг задумался. — Поступим так: перечисли свои требования к кандидатке в жены, а я дам тебе фамилии всех невест на выданье, которые соответствуют этим требованиям. Потом бросим бумажки с именами в вазу, и ты вытянешь одну из них наугад. Пари будет считаться выигранным тобой, если не позже чем через полгода ты поведешь избранницу к алтарю.
— По рукам! Этот способ выбора невесты ничуть не хуже других. Запомни же мои требования: она должна быть из хорошей семьи, не слабоумная, здоровая физически и душевно, а также кроткая.
— Требования строгие, но вполне разумные, — усмехнулся Джордж. — Что-нибудь еще?
— Она должна быть миловидна и приветлива, угрюмых я не переношу. Мне ведь придется иногда видеться с ней и днем. Я также не люблю избалованных красоток и раздражительных томных девиц, ожидающих, что кавалер будет писать любовные послания в стихах и ползать на коленях у ее ног.
— Ясно, красоток не нужно. Что еще? Подумай хорошенько, Джейсон, не спеши: ведь ты выбираешь сейчас свою будущую супругу!
— Не стоит излишне драматизировать это. Мне подойдет любая благовоспитанная и покладистая девушка приятной наружности. Много ли таких у тебя на примете?
Следующие полчаса ушли на составление списка. Прихлебывая из хрустального бокала портвейн и скрипя пером, Джордж бормотал себе под нос: «Нет, мисс Эмерсон-Смит не подойдет, она косит на левый глаз!» или «Гамильтон совсем спятил и потребует за свою замухрышку что-нибудь несусветное!» Наконец он протянул приятелю листок с двадцатью именами.
— Готово, Джейсон! Вот тебе целый табун — или розарий — самых достойных невест из высшего общества. Выбирай свою суженую!
С этими словами он опустил листок в вазочку, предварительно высыпав из нее на стол орешки, с важным видом встряхнул ее несколько раз и поднял над головой.
Лорд Рэдфорд засучил рукава, чтобы не мешали манжеты, протянул к вазе руку и, покопавшись в ней, вытянул жребий.
— Ну и кто же она? — нетерпеливо спросил Джордж.
— Каролина Ханскомб. Это имя ничего мне не говорит. Что тебе известно о ней?
У Джорджа вытянулось лицо; шансы заполучить заветных лошадок серой масти заметно уменьшились.
— Она вряд ли заинтересует тебя, Джейсон. Это тихоня самой обычной наружности, к тому же года на два-три старше прочих невест; можно сказать, засиделась в девках. Родители собираются вывезти ее в свет вместе с младшей сестрой. Отец этой барышни, сэр Альфред Ханскомб, происходит из знатного рода, но по натуре мужлан. Ее сестрица Джина — здоровенная кобылица веселого нрава, но она почти обручена. В общем, старина, я уверен, что мисс Ханскомб станет тебе хорошей и покорной супругой, иначе я и не включил бы ее в число претенденток.
— Каролина Кинкейд, леди Рэдфорд, — пробормотал Джейсон. — Звучит неплохо! Полагаю, она будет завтра на балу у Элмаков среди прочих охотниц за женихами. Боже, я не бывал на этих чопорных приемах целую вечность! Но ничего не поделаешь, придется претерпеть маленькие неудобства, раз решил жениться. Пьем за мою будущую жену?
— За леди Рэдфорд!
Друзья чокнулись.


— Тетушка Джессика! Скажи, зачем мне сегодня вечером ехать к Элмакам?
Джессика Стерлинг оторвалась от штопки и с улыбкой посмотрела на свою любимицу.
— Хотя бы потому, деточка, что на этом настаивает твоя мачеха.
— Причина веская, но далеко не самая серьезная. Признайся, тетушка, нельзя ли под каким-нибудь предлогом уклониться от этой ярмарки невест?
Каролина Ханскомб отложила лютню и умоляюще взглянула на Джессику голубыми глазами. Стройная и грациозная, Каролина была излишне скромной и несколько оживлялась лишь в кругу близких подруг или музицируя. В такие минуты ее личико обретало задумчивое и мечтательное выражение и она становилась похожа на ангелочка.
Обычно же, готовая к постоянным нападкам и придиркам мачехи, девушка хмурилась и смотрела исподлобья, хотя была наделена юмором и недюжинным умом. Хрупкая русоволосая Каролина умела становиться неприметной и растворялась среди окружающих всякий раз, когда хотела остаться незамеченной. Но сегодня утром она говорила с тетушкой откровенно, так как их связывали дружеские отношения.
— Право же, Каролина, тебе пора привыкать к балам! Уверяю тебя, это прекрасная возможность повеселиться от души. В молодости я обожала выходить в свет.
— Признайся, тетушка, ты никогда не отличалась застенчивостью. Убеждена, по тебе чахла добрая половина мужчин Лондона. Все они наверняка мечтали о том, чтобы твои великолепные изумрудные глаза хоть на миг задержались на них.
Джессика томно рассмеялась.
— Ты преувеличиваешь, дорогая. Конечно, меня не обходили вниманием, о чем свидетельствуют шестнадцать сонетов и целых три оды, хранящиеся у меня до сих пор. Но кое-кто считал меня чересчур упрямой и своевольной. Что ж, это справедливо. Поэтому не стоит брать с меня пример, дорогая. Впрочем, не будь я рыжей, у меня было бы меньше недоброжелателей. С такими огненными волосами трудно остаться незамеченной. В этом смысле у тебя есть несомненное преимущество передо мной: ты куда неприметнее. И все же не советую тебе относиться к светскому сезону как к пытке, милочка!
— Но это и есть самая настоящая пытка, тетушка! Стоит мне увидеть новое лицо — и я цепенею от робости. А если, не дай Бог, кто-то из этих ужасных дуэний окинет меня оценивающим взглядом и скорчит такую мину, будто бы я какая-то ущербная… У Элмаков почему-то хуже всего: там патронессы лезут из кожи вон, чтобы обнаружить изъяны у нас, несчастных трепещущих созданий. Мне противно даже вспоминать об этом!
— И тем не менее бал — лучшая возможность для девушки найти жениха. В Лондон стекаются аристократы со всей Британии. В уилтширском поместье своего отца ты никогда не заведешь такие знакомства, как на балу.
— Что ни говори, эти приемы — только ярмарки невест! — вздохнула Каролина. — Я не испытываю особого подъема. Мне совсем не хочется замуж! Я предпочла бы переехать к тебе, милая тетушка, мне здесь так спокойно и уютно! Как в доме синьора Ферранте, преподавателя музыки. Только вряд ли этот знаменитый маэстро согласился бы, чтобы я жила у него.
Джессика нежно взглянула на племянницу.
— Ты же знаешь, что я была бы только рада тебе. Но в твоем юном возрасте рановато хоронить себя заживо вместе с вдовствующей тетушкой и ее дочерью, да еще на окраине. Чем обернется замужество, милочка, зависит только от тебя. Ты можешь оказаться в клетке или начать новую жизнь. Многое зависит от самой девушки. Если тебе не по душе твое воспитание, постарайся завлечь мужчину иного склада, чем твой отец. Отчасти это игра, но без нее жизнь пресна и скучна.
— Ты неисправима, Джессика! Мне было всего восемь лет, когда ты, семнадцатилетняя красавица с огненно-рыжими волосами, разбивала сердца своим поклонникам, но я все отлично помню. Легко говорить «постарайся завлечь», как будто я вольна сделать выбор. Возможно, тебе это и не составляло труда, но у меня нет ни твоей яркой внешности, ни твоего обаяния. Признаться, я и не мечтаю о власти над мужчинами. Я предпочла бы поселиться с тобой и Линдой и услаждать вас игрой на фортепиано.
Джессика вздохнула и вновь занялась шитьем. Хотя галантные джентльмены до сих пор утверждали, что она молодо выглядит, Джессика ощущала бремя прожитых лет и разнообразного опыта. Увлекательная и изобилующая впечатлениями жизнь супруги офицера была переменчива и чревата опасностями. Увы, в тридцать лет, имея дочь и похоронив мужа, не вернешь молодость!
— Все течет, все меняется, дорогая, — наконец промолвила Джессика. — Сейчас тебя привлекает спокойное существование, но жизнь не стоит на месте. Линда подрастет и выйдет замуж, ты тоже захочешь иметь детей. И даже я, возможно, вновь выйду замуж. Никому не дано навсегда сохранить один жизненный уклад, запомни это, милочка!
— Ты собираешься вторично вступить в брак? — встрепенулась девушка. — Впервые об этом слышу!
— Я допускаю такую возможность, но это еще ничего не значит. Доход мой невелик, но на жизнь хватает, а я люблю свободу. Пожалуй, только сказочный принц заставил бы меня мечтать о третьем замужестве.
— Как? Разве у тебя был кто-то до Джона?
— Да, в ранней молодости. Это глупая история, — пожала плечами Джессика. — Я сама все испортила своим упрямством. А впрочем, из того мимолетного романа все равно ничего путного не вышло бы: мы оба были слишком молоды! Хотя страсти кипели… Такое редко повторяется.
Каролина настроила лютню и тронула струны.
— Посоветуй мне, тетушка, что надеть на бал, а потом я сыграю новый танец. Он тебе понравится.
— Ах, негодница! — улыбнулась Джессика. — Ты ведь нарочно одеваешься так, чтобы отпугнуть кавалеров. Хотя пока тебе приходится носить то, что выбрала по своему вкусу мачеха. Может, эти наряды и к лицу ее дочерям, но тебе они не идут. Подожди, вот встретишь импозантного мужчину, который придется тебе по душе, и начнешь наряжаться иначе. Выбирай себе платье сама. А пока сыграй мне новую мелодию!


Контора стряпчих Челмсфорда и Мерлина мало чем отличалась от других подобных учреждений лондонского Сити. Внешне непритязательное и неприметное, это здание свято хранило свои секреты. По внутренней лестнице в кабинет Джошуа Челмсфорда, старшего стряпчего, поднимался молодой человек, прихрамывающий на правую ногу. На его измученном лице запечатлелись усталость и боль, характерные для солдат, сражавшихся за Англию и ставших ненужными ей после битвы при Ватерлоо.
Сейчас, через десять месяцев после битвы, положившей конец наполеоновским войнам, Ричард Далтон радовался, что начал новую жизнь. Все эти месяцы он заново учился ходить, однако не падал духом. Упрямство было у него в крови. Благодаря железной воле он снискал преданность и уважение подчиненных, граничащие с благоговением. Подразделение, которым командовал этот хладнокровный капитан, вышло из битв в четырех государствах без существенных потерь. Ричард Далтон до сих пор носил свой полинявший мундир, но уже не считал себя военным.
Как и многие люди, он относился к юристам с недоверием, и в адвокатскую контору его привело маленькое газетное объявление, случайно попавшее ему на глаза.


ВСЕХ ОСВЕДОМЛЕННЫХ О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ДЖУЛИУСА ДАВЕНПОРТА ИЛИ ЕГО НАСЛЕДНИКОВ ПРОСЯТ СВЯЗАТЬСЯ С КОНТОРОЙ ЧЕЛМСФОРДА И МЕРЛИНА В ХОЛБОРНЕ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПОЛЕЗНЫХ СВЕДЕНИЙ ОТ ВЫШЕНАЗВАННЫХ СТРЯПЧИХ ВО БЛАГО УПОМЯНУТЫХ ДЖУЛИУСА ДАВЕНПОРТА И ЕГО НАСЛЕДНИКОВ


Это объявление публиковалось в «Газетт» на протяжении нескольких месяцев, но лишь недавно привлекло внимание капитана Ричарда Далтона. Он не придал ему особого значения, однако из любопытства решил посетить адвокатскую контору.
Клерк проводил посетителя в кабинет стряпчего и сообщил Джошуа Челмсфорду, что его хочет видеть капитан Далтон.
— Входите! — крикнул из-за стола толстяк и окинул Ричарда внимательным взглядом.
Перед ним стоял худощавый молодой человек лет двадцати восьми, среднего роста, с приятным, но изможденным лицом. Стряпчий подумал, что, если бы подкормить капитана, он стал бы весьма привлекательным. Живые светло-карие глаза смотрели на стряпчего испытующе и чуть насмешливо, бронзовый загар свидетельствовал о том, что визитер побывал не только под щадящим английским солнцем. Густые темно-русые волосы были аккуратно причесаны.
Стряпчий поднялся и протянул капитану руку.
— Не пытайтесь отрицать, что вы сын Джулиуса Давенпорта, я вам все равно не поверю.
Ричард широко улыбнулся, отчего стал еще моложе на вид, и пожал Челмсфорду руку.
— Так вы знавали моего отца, сэр? Говорят, мы с ним очень похожи.
— Так оно и есть, молодой человек. Вы — копия отца, хотя и унаследовали кое-что от матери. Кстати, где сейчас ваш батюшка?
— Умер три года назад.
Челмсфорд вздохнул и опустился на стул.
— Присаживайтесь, юноша! Именно этого я и опасался. Время от времени мистер Давенпорт посылал мне весточки, но когда он надолго замолчал, я заподозрил худшее. Извините за нескромный вопрос, но как это произошло?
— Отец и мать плыли на яхте в районе греческих островов, когда внезапно налетел шторм. У них не было шансов спастись. Все случилось так, как им хотелось: они погибли одновременно, занимаясь любимым делом…
Капитан замолчал, спохватившись, что сболтнул лишнее, он никому не рассказывал подробности этой трагедии, с тех пор как сам узнал их из письма священника, отыскавшего его в Испании. Поначалу Ричард был не в силах бередить прошлое, а потом выяснилось, что не так уж много осталось людей, знавших его родителей. Да и кочевая жизнь военного, полная опасностей, не располагала к разговорам о смерти — она и без того была среди солдат частой гостьей. Случалось, человек, с которым ты мило болтал за завтраком, к вечеру становился покойником. Поэтому Ричард помалкивал о своем личном горе. Излив душу стряпчему, он несколько смягчился и самым будничным тоном спросил:
— Кстати, о каком это «благе» шла речь в газетном объявлении, сударь? Уж не унаследовал ли мой отец ларец с бриллиантами?
— Ну, не совсем ларец… — серьезно ответил Челмсфорд. — Скажите, что вам известно о прошлом ваших родителей?
— К сожалению, очень мало. Я знаю, что, поженившись, они сразу покинули Англию. Я заметил, что родители не любят вспоминать те времена. Настоящая фамилия моего отца Давенпорт, но он предпочитал называться Далтоном.
— Как полагаете, почему?
— Я не ломал голову над тайной прошлого моих родителей, сэр, хотя и подозревал, что отец убил кого-то на дуэли из-за матушки. Прекрасно владея шпагой и пистолетом, он мог не задумываясь пустить их в ход в случае необходимости.
— Вы угадали: дуэль действительно имела место! — Стряпчий коротко усмехнулся. — Смерть лорда Барфорда не стала для мира тяжкой утратой: этого мерзкого старого плута давно заждались на том свете. Он вынудил вашу мать обвенчаться с ним против ее воли. Она дружила с вашим отцом еще с детства и мечтала стать его женой. Но родители влюбленных категорически возражали против их брака, поскольку оба семейства жили бедно. Джулиус убил на дуэли Барфорда, и разгневанный отец лишил его за это наследства. Вот почему ваши родители убежали на континент. Что вы знаете о вашем дедушке?
— Его фамилия Давенпорт, полагаю?
— Это был пятый граф Уоргрейв. И поскольку отец ваш умер, шестым графом становитесь вы, молодой человек!
В пыльной конторе воцарилась гробовая тишина. За окном ударил церковный колокол, возвещая наступление полудня. Охваченный противоречивыми чувствами, сильнейшим из которых была ярость, Ричард заявил:
— Не надо мне никакого наследства! Проклятый старик отверг моих несчастных родителей, и я тоже ничего от него не приму. Ни богатства, ни титула! Вам ясно?
Он вскочил и подошел к окну, взвинченный и напряженный, как струна. Вид Лондона непостижимо быстро успокоил его: раздражение сменилось благодушием. Гневаться на совершенно неизвестного ему старикашку просто глупо! Да и родители Ричарда жили в согласии и любви, никогда не вспоминая своих родственников. Зачем же ему зря нервничать?
Овладев собой, капитан обернулся и твердо сказал:
— Как бы ни относился мой дед к своему сыну, я не испытываю ни малейшего желания становиться графом. Богатство всегда становится бременем. А я больше всего в жизни ценю свободу.
— С каких это пор ответственность стала предметом выбора? — прищурился стряпчий. — Ваш дед был злобным тираном и мало заботился о своей земле и зависящих от него людях. Уж не хотите ли вы, чтобы наследством завладел легкомысленный повеса? При нем Уоргрейв окончательно придет в упадок. Да представляете ли вы себе, молодой человек, сколько семей зависят от угодий, доставшихся вам в наследство?
— Нет, и это меня не интересует. Не все ли мне равно? Полжизни я провел за пределами Англии, потом несколько лет учился здесь и еще семь лет воевал за эту страну. Я побывал в настоящем аду, так что не говорите мне об ответственности! Я сторицей расплатился с Англией за все, что она для меня сделала.
В этот момент Ричард невероятно походил на отца. Старый стряпчий вспомнил, как тридцать лет назад в минуту душевного волнения тот заявил, что никогда не променяет свою возлюбленную на титул и состояние.
— Не собираюсь вас ни к чему принуждать. — Мистер Челмсфорд отогнал воспоминания. — Я хорошо знал и уважал вашего покойного отца. Но по-моему, он все же надеялся, что вы когда-нибудь вернетесь сюда.
— Почему вы так считаете?
— Потому что он переслал мне заверенные нотариусом копии своего брачного свидетельства и свидетельства о вашем рождении. Мистер Давенпорт был младшим сыном в семье, но понимал, что жизнь полна неожиданностей и титул может перейти к вам. Поэтому сделал все, чтобы вам не составило труда доказать свое происхождение. Не стоит ли вам, молодой человек, задуматься о том, что вы отвергаете? И ради самого себя, и ради отца. А вдруг вы измените свою точку зрения на наследство? Или вас неудержимо тянет в другую страну?
— Нет, я не собираюсь покидать пределы Англии, — ответил Ричард, размышляя над словами стряпчего. Его гнев сменился усталостью. Сейчас он не имел даже крыши над головой, а боевые друзья разъехались по разным концам Англии и зажили своей жизнью. У капитана не было ни перед кем никаких обязательств. В таких обстоятельствах только глупец отказался бы от состояния. — Так что за наследство вы пытаетесь мне навязать? — спросил Ричард.
И Джошуа Челмсфорд начал терпеливо объяснять ему, что значит стать графом Уоргрейвом.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Демонический барон - Патни Мэри Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Демонический барон - Патни Мэри Джо



Очень приятная книга!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоОльга
29.10.2012, 20.24





очень наивно.
Демонический барон - Патни Мэри Джотаня
30.10.2012, 0.06





Скучно, тривиально.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоChazernet
7.11.2012, 14.59





Книга великолепна
Демонический барон - Патни Мэри ДжоТатьяна
9.11.2012, 22.12





Развязка понятна практически з первых глав, тем более что линия, в котором тётушка желаннее племянницы довольно распространённая, а герои какие-то невыразительные
Демонический барон - Патни Мэри ДжоItis
15.06.2013, 12.40





Простовато. Барон в свои 35 лет мог быть и поумнее.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоВ.З.,65л.
25.09.2013, 13.50





Нудно и неинтересно, остальные романы гораздо лучше
Демонический барон - Патни Мэри Джонаталья
29.08.2014, 15.08





Сказочка!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЕлена)
25.12.2014, 19.40





Сказочка!
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЕлена)
25.12.2014, 19.40





Скучно, быстро, без эмоций.
Демонический барон - Патни Мэри Джонаташа
6.06.2015, 12.47





Фифти фифти, как говорится
Демонический барон - Патни Мэри ДжоЛора
15.12.2015, 11.54





Так сибе, но читать можно!я не пожалела что прочла этот роман.
Демонический барон - Патни Мэри ДжоКис
21.02.2016, 17.49





неплохо .читается легко.
Демонический барон - Патни Мэри Джонина Д
25.02.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100