Читать онлайн Сентиментальная история, автора - Паскаль Фрэнсин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паскаль Фрэнсин

Сентиментальная история

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Было утро одного из тех дней, когда Элизабет казалось, что в прежней жизни ее сестра была птицей. За завтраком она без умолку чирикала.
— Ну что, говорила я тебе, трусиха несчастная, что скоро об этом и думать забудут? — заливалась Джессика, уплетая рисовые хлопья. — Никто в школе больше и не вспоминает про тебя с Риком.
— Про кого с кем?
— Ну, я хотела сказать, про меня с Риком. Уже сто лет никто об этом со мной не заговаривал.
— Тебе повезло, Джес. А вот со мной заговаривают. Со мной фактически только об этом и говорят: как я ходила в бар «Келли» и что мы с Риком там делали.
— Кто именно?
— Правда, прямо никто об этом не говорит. Только намеками. Говорят между собой, а когда я подхожу, замолкают. Я просто ходячая затычка для фонтанов красноречия.
— Мне кажется, ты все это выдумываешь.
— Нет, Джес. Мне Инид сказала. Все только и судачат обо мне и Рике. И все этому верят. А в среду в редакции к доске была приколота записка.
Джессика подалась вперед.
— И что в записке? — спросила она, как будто собиралась услышать пикантную сплетню про кого-то совсем постороннего.
— Там было: «Главный редактор Уэйкфилд — в центре всеобщего внимания. Почему молчит газета?»
— Это низко! — возмутилась Джессика. — Ты не главный редактор! Не ты решаешь, что печатать, а что нет.
Элизабет в отчаянии покачала головой:
— Джессика, если честно, иногда ты меня просто приводишь в изумление.
— Лиззи, клянусь тебе, если я услышу, что кто-нибудь про тебя что-нибудь говорит, я ему вправлю мозги.
Элизабет печально смотрела в окно на спокойную воду бассейна. Как было бы прекрасно не ходить в школу, никого не видеть, а просто сидеть возле бассейна целыми днями…
— Может, ты беспокоишься из-за кого-то одного? — с готовностью спросила Джессика. — Скажи мне, и я ему все объясню.
Если бы кто-то мог убедить Тодда Уилкинза, что ничего этого не было! Элизабет почувствовала, что сейчас расплачется. Инид рассказала ей о разговоре на пляже. Тодд слышал эту мерзкую историю во всех подробностях и поверил. Как он мог?
— Нет, — справилась с собой Лиз. — Если человек поверил сплетням, даже не поговорив со мной, мне он не нужен.
— А ты не пожалуешься на меня папе с мамой?
— Джес, ты же знаешь, я никогда не жалуюсь. Джессика во все глаза смотрела на свою удивительную сестру и чувствовала, как ее переполняет любовь. Она бросилась ей на шею:
— Лиззи, ты просто чудо! Иногда мне кажется, я не заслуживаю такой сестры!
Это была последняя капля, и Элизабет разрыдалась. Она плакала и обнимала Джессику крепко-крепко.
— Ах, Джесси, ты тоже чудо. Ты заслуживаешь гораздо большего. Все тебя любят, как тебя не любить!
— Лиззи, почему ты плачешь? Не плачь!
— Ничего, Джесси, все будет хорошо. Просто я расстроилась из-за Стива… и вообще… — Лиз выбежала из кухни, чтобы привести себя в порядок. В школе никто ничего не должен заметить;
Элизабет Уэйкфилд всегда высоко держит голову.
Сплетни о происшествии в баре «Келли» и правда пошли на убыль. Когда Лиз пришла в тот день в школу, все классы гудели: обсуждали гораздо более серьезную новость, касающуюся футбольного поля, на котором тренировались «Гладиаторы» — школьная футбольная команда. Прошел слух, что Джордж Фаулер — отец Лилы Фаулер — выкидывает команду с поля. Он и так один из самых богатых людей в Ласковой Долине, а теперь хочет захапать и футбольное поле, построить на нем фабрику. Вот, значит, в чем заключается загадка футбольного поля!
— Джордж Фаулер хочет украсть наше поле! — запыхавшись, сообщил Элизабет долговязый темноволосый Уинстон Эгберт. Кажется, впервые в жизни он говорил без кривляния.
— Да нет же, идиот, — вмешалась Дана Ларсон, проходя мимо. Дана была солисткой «Друидов», самого популярного рок-ансамбля у них в школе. — Это Пэтмены хотят заграбастать. Отец Брюса Пэтмена купил этот участок и собирается разбить здесь Луна-парк.
— Луна-парк? — изумленно повторил Уинстон. — А что, это мысль! — Он повернулся и помчался по коридору. — Эй вы, слыхали новость? Папаша Брюса Пэтмена строит на нашем поле Диснейленд!
Элизабет, как репортер «Оракула», имела уже какой-то опыт по части слухов и знала, что нет смысла верить всему, о чем шушукаются на переменах. И она прямиком отправилась в редакцию, к мистеру Коллинзу.
— Мистер Коллинз, что все это значит? — спросила Элизабет. — Ходят чудовищные слухи.
— Это не слухи, Лиз, — озабоченно сказал мистер Коллинз. — Это более или менее правда.
Два самых влиятельных семейства Ласковой Долины, Пэтмены и Фаулеры, опять готовы были вцепиться друг другу в глотку, но на этот раз в их многолетнюю вражду оказалась вовлечена школа. Решающая битва между признанным аристократическим кланом Генри Уилсона Пэтмена, разбогатевшим благодаря своим консервным заводам, и Джорджем Фаулером, который не так давно сколотил состояние на кремниевой стружке, должна произойти на футбольном поле «Гладиаторов».
— Школа арендует это поле у муниципалитета. Срок аренды недавно истек, — пояснил мистер Коллинз. — И Джордж Фаулер решил купить этот участок, чтобы построить фабрику. И уже начал действовать.
— Как, рядом со школой?! — ахнула Элизабет.
— Представь себе. Фаулеры на все смотрят с Я точки зрения возможной прибыли.
— А где же «Гладиаторы» будут играть в футбол?
— Думаю, Джорджа Фаулера это не интересует, Лиз.
— Мистер Коллинз, но я слышала, что Пэтмены тоже зарятся на эту землю.
— Да, это так. Они ужаснулись, что Джордж Фаулер хочет построить здесь фабрику. И заявили судебный протест, чтобы предотвратить сделку. Они категорически против, чтобы здесь была фабрика.
— Вот и прекрасно, — сказала Элизабет. — Значит, будем поддерживать Пэтменов.
— Ты не права, Элизабет. Пэтмены вовсе не желают, чтобы здесь было футбольное поле. Они хотят разбить здесь настоящий английский парк. Подобный тому, что был в тысяча девятьсот шестнадцатом году. Ведь тогда эта земля принадлежала Вандерхорнам.
— А кто такие Вандерхорны?
— Вандерхорны были одними из первых поселенцев в Ласковой Долине.
— Ну и что?
— А мать Брюса Пэтмена — урожденная Вандерхорн.
— О господи, — протянула Элизабет, — как все перепуталось!
— Да уж. И боюсь, что разбираться во всем этом придется тебе.
— Мне? — Сердце Элизабет забилось быстрее. Никогда еще ей не приходилось выполнять таких важных редакционных заданий.
— Да. Джон занят предстоящей игрой с командой Пэлисэдз-хай. Если, конечно, она теперь состоится. Так что приступай.
— Вы хотите сказать, мистер Коллинз, что игра с Пэлисэдз-хай может и не состояться на этом поле?
— Сегодня никто не может пользоваться этим полем. Фаулеры уже заявили на него свои права, а протест Пэтменов привел к тому, что участок считается ничьим, пока дело не будет решено в судебном порядке.
— Но ведь команде надо тренироваться!
— Только не на этом поле, Элизабет. Желаю удачи.
Судебные протесты могут, конечно, преградить доступ на футбольное поле школьной администрации и даже таким шишкам, как Пэтмены и Фаулеры, но перед учениками школы Ласковой Долины они оказались бессильны. К обеденному перерыву о происходящем стало известно абсолютно всем. Толпы ребят бурлили на ступеньках школы и выплескивались на лужайку.
В центре стоял Кен Мэтьюз, светловолосый гигант, капитан команды «Гладиаторов». Рядом с ним находился Тодд Уилкинз и другие известные школьные спортсмены. Все смотрели на них. Необходимо было что-то предпринять.
— Что нам делать, Кенни? — крикнул кто-то. — Нельзя отдавать им наше поле!
— Тихо, успокойтесь, — сказал Кен, обводя глазами толпу. — Не надо волноваться. Во-первых, «Гладиаторы» никогда не сдаются без борьбы!
Буря одобрения встретила эти слова.
— А во-вторых, — добавил Тодд, — нам это поле нужнее, чем кому бы то ни было. Фабрика или парк могут быть где угодно!
— Правильно! — крикнул кто-то.
— Поле наше! — провозгласил Кен.
Еще один вопль одобрения.
Миссис Уоллер, старший повар, наблюдала за толпой из окна столовой; было ясно, что назревает бунт. Она положила на стол разделочную доску и поспешила по коридору к спортивному залу.
— Тренер! — позвала миссис Уоллер. Тренер Шульц поднял голову от схем расположения игроков, над которыми работал, готовясь к матчу с «Пумами» из Пэлисэдз-хай.
— Что случилось, миссис Уоллер?
— Боюсь, плохо дело. Футбольная команда собралась перед школой, и они очень возбуждены.
— Моя команда? — спросил Шульц, тут же поднимаясь с места.
— За главного у них Кенни Мэтьюз.
— Так чего мы ждем?
Тренер Шульц и миссис Уоллер вместе бросились вверх по лестнице в кабинет директора.
— Его хватит удар, — сказала миссис Уоллер.
— Мои мальчики не сделают ничего плохого, — заявил мистер Шульц. — Они просто все принимают слишком близко к сердцу.
Они влетели в кабинет мистера Купера как раз в тот момент, когда из репродукторов по всей школе разнеслось: «Тренер Шульц, вас просят немедленно явиться в кабинет директора!»
— Что нам делать? — закричала Джессика, пробравшись вперед, чтобы занять свое место во главе команды болельщиков.
— Я знаю, что делать! — крикнул Тодд. — Мы устроим сидячую забастовку прямо на поле! Всеобщий вопль восторга.
— Если они решили начать на поле стройку, пусть строят прямо на наших головах! — поддержал его Кен.
Раздался еще один победный клич, и ученики, перегоняя друг друга, помчались по лужайке к футбольному полю.
— Пошли! — скомандовала Джессика своим болельщикам.
— «Гладиаторы», за мной! — крикнул Кен. Словно полчища римских воинов, армия школьников, побросав на ходу свои сумки и учебники, двинулась на захват футбольного поля.
У себя в кабинете мистер Купер растерянно смотрел в окно.
— Их надо немедленно остановить! — воскликнул он.
Но теперь остановить их не мог никто. Элизабет бежала позади, лихорадочно делая в блокноте стенографические пометки о самом захватывающем событии в истории школы. В центре этих событий был Тодд! Добежав до поля, она увидела Лилу Фаулер и Брюса Пэтмена, младших представителей ненавистных семей, в окружении мальчишек и девчонок.»
— Эй, Фаулер, что это с вами? — потребовал! ответа у Лилы Уинстон Эгберт. — Твоему отцу; что, все денег мало?
— Оставь моего отца в покое! — завизжала Лила.
— Фабрика! Фи, как грубо! — искривил губы Брюс Пэтмен. — Фаулеры только о наживе и думают — наглые выскочки!
— Нет, вы послушайте этого двуликого Януса! — возмутился Уинстон.
— Твой папаша собирается разбить здесь парк и таблички повесить: «Руками не трогать!» — крикнула Эмили Мэйер.
— Думай, что говоришь, Эмили, — сказал Брюс. — Парк — все лучше, чем эта грязь. И что вы шум подняли! Бездарным «Гладиаторам» никакие тренировки не помогут!
— Ты предатель, Пэтмен! — выкрикнул кто-то.
— Как же можно так говорить о своей родной школе? Где твой патриотизм? — набросилась на него Джессика.
— Да помолчи ты, Уэйкфилд!
— Ни тебе, ни твоей семье нет никакого дела до школы Ласковой Долины. Это, просто неприлично, — продолжала Джессика.
— Что касается неприличий, Джессика Уэйкфилд, вспомни лучше о своей милой сестрице, которая шляется по барам со всяким отребьем. Да, ты не ослышалась: шляется!
Элизабет делала пометки в блокноте; услыхав эти слова, она вся вспыхнула. Конечно, глаза всех тотчас устремились на нее.
— Не тронь мою сестру! — завопила Джессика.
— Это еще почему? — спросила Лила Фаулер. — Вы обращаетесь со мной и с Брюсом как с прокаженными! Я думала, мы с тобой подруги, Джессика Уэйкфилд.
— Лила, мы… но…
— Ишь, заюлила, — бросил Брюс. — И если уж вернуться к разговору о приличиях, Уэйкфилд, как насчет твоего отца и Марианны Уэст, потаскушки, за которой он ухлестывает?
— Попридержи язык, Брюс, — выступила вперед Элизабет. — Марианна Уэст — юрист, она работает в конторе моего отца.
— В самом деле? А я думал, у них лучше получается в постели, — ухмыльнулся Брюс.
— Ты лжешь! Брюс засмеялся:
— Твой папочка всюду ездит с этой соблазнительной дамочкой, и это называется «работа в конторе»!
— Да, и они работают вместе, чтобы помешать вам! — выпалила Элизабет.
— Ну конечно. Поспеши написать об этом в своей газете.
— Нашел о чем говорить! — сказал Тодд, протискиваясь вперед. — Мы хотим спасти наше поле. Шел бы ты отсюда, — повернулся он к Брюсу.
— Ну что? — крикнул Кен, вскочив на скамью для зрителей и обращаясь ко всем сразу. — Отдадим поле?
— Нет! — прогремел единодушный ответ.
— Позволим строить здесь фабрику?
— Нет!
— А парк?
— Нет!
— Давайте все вместе споем, — предложила Джессика. — Песня в честь «Гладиаторов»!
Она выбежала на беговую дорожку и начала дирижировать. Все как один подхватили боевую песню школы Ласковой Долины.
Элизабет строчила в блокноте, краем глаза наблюдая за Тоддом. Она была поглощена редакционным заданием — такого важного у нее еще никогда не было, — и все-таки в ушах у нее так и звенели мерзкие слова Брюса Пэтмена об отце и Марианне Уэст. Вдруг ей пришла на память одна домашняя сценка, и все сразу встало на свои места, как будто нашелся недостающий кусочек головоломки. Лиз вспомнила, как на прошлой неделе зашла в комнату к родителям, а они ссорились. Хотя нет, не то чтобы ссорились. Они не кричали, не ругались. Скорее что-то горячо обсуждали. Мама очень нервничала, а папа хмурился, что с ним редко бывает.
Она услышала только конец разговора, но он все равно оставил в ее душе неприятный осадок.
— Я вовсе не утверждал, что моя работа важнее твоей, — говорил Нед Уэйкфилд, еле сдерживаясь, и голос его дрожал. — Я всего лишь сказал, что было бы неплохо, если бы мы почаще видели тебя дома…
Может, это была пустячная размолвка. Последнее время мама долго задерживалась на работе, выполняя какой-то важный заказ. Но этот случай не давал Элизабет покоя, ведь она никогда раньше не слышала, чтобы родители спорили. Мысль о том, что между ними может кто-то стоять, застала ее врасплох. А что, если этот спор был только вершиной айсберга, имя которому — Марианна Уэст? «Нет, — сказала себе Элизабет, — мне все это только кажется. Это невозможно. Этого просто не может быть».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин



Книга просто супер!!!
Сентиментальная история - Паскаль ФрэнсинИнна Иванова
13.06.2010, 16.40





Мне очень понравились все книги,охото еще сериал посмотреть)))))))
Сентиментальная история - Паскаль ФрэнсинАнастасия Ремез
4.12.2011, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100