Читать онлайн Сентиментальная история, автора - Паскаль Фрэнсин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паскаль Фрэнсин

Сентиментальная история

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Эй, есть кто-нибудь дома? Услышав голос брата, Элизабет вышла на лестничную площадку и глянула вниз.
— Стивен!
— Должно быть, это и есть та самая уродина, одна из сестер Уэйкфилд, о которых я столько слышал? В чем дело? Не хочешь поздороваться со своим старшим и бесконечно мудрым братом?
Элизабет мигом сбежала по лестнице и бросилась в раскрытые объятия брата.
— Твоя отвратительная физиономия появилась под родной крышей как нельзя более кстати, — сказала она и впервые за целый день засмеялась.
Освободившись от ее объятий, Стивен вопросительно взглянул на сестру:
— Да. А в чем дело?
— Да не в чем, — поспешно соврала она. — У меня иногда бывает мрачное настроение, все не ладится, и тогда я начинаю скучать по тебе.
— Разумеется. Физиономия у меня хоть и отвратительная, но внушает любовь. Рассказывай, сколько принцев превратила в лягушек на этой неделе?
Элизабет сделала вид, что задумалась, потом показала на пальцах — шесть.
— На этот раз немного, — пожала она плечами. — Похоже, в Ласковой Долине их остается все меньше и меньше. Зато при одном твоем виде наверняка все университетские часы останавливаются.
— Ты угадала. Представляешь, — окончу я университет, и все часы остановятся. Вот будет неразбериха!
Брат и сестра с улыбкой смотрели друг на друга — это была их любимая игра. Красота, светлые волосы достались Элизабет от матери. Стивен тоже был красив, но волосы у него были темные, и он как две капли воды походил на Неда Уэйкфилда в молодости.
Он был высок, обладал стройной спортивной фигурой и прекрасными карими глазами. Подружки Элизабет и Джессики постоянно в него влюблялись.
Они придумали эту игру в уродцев очень давно; как-то они провели целый день в обществе дальней родственницы, которая то и дело повторяла: «Ах, какие красивые детки! Ну что за красавчики!» И им до того надоело, что они стали подтрунивать друг над другом, придумывая эпитеты один одного смешнее. Джессика отказалась играть с ними в эту игру: ее сколько ни хвали — все мало.
— Вот что я тебе скажу, сестричка, — заявил Стивен. — Я умираю с голоду. Если ты очень хочешь приготовить мне ужин, обещаю не жаловаться на твою стряпню.
— Очень хочу! А может, у меня тысяча дел?
На лице брата появилось притворное выражение раскаяния, и Элизабет поспешила сказать:
— Ладно уж. Конечно, очень хочу. Пошли поищем что-нибудь в холодильнике.
Пока Стивен усаживался поудобнее за круглым кухонным столом, Элизабет шуровала в большом, цвета меди, холодильнике.
— Ну как дела на семейном фронте? — спросил он.
— Прекрасно, просто прекрасно, — пробубнила Элизабет, не поворачивая головы.
— Что-что?
Прихватив ветчину, горчицу, маринованных огурчиков и пакет молока, Элизабет подошла к столу.
— Все в порядке. В общем, как всегда: школа, уроки… сам знаешь.
«Может, рассказать Стивену про Тодда? — спросила она себя. — И про Джессику? Или про них обоих?» Даже мысленно ей было больно произносить их имена вместе. Нет, решила она. Впутывать Стивена несправедливо.
— Все в порядке, как всегда… Ладно, лицом не вышла, но я думал, ты хоть говорить умеешь, — поддразнил Стивен.
— Еще одно слово, Стивен Уэйкфилд, и ты у меня получишь!
— Мир. — Стивен, сдаваясь, поднял руки. Он смотрел, как Элизабет готовит ему огромный сэндвич. Лицо его посерьезнело. — Знаешь, Лиззи, старшие братья умеют хорошо слушать.
Она улыбнулась, оценив его заботливость:
— Нет, Стив, все хорошо. Правда, все хорошо. «Все будет хорошо, когда я умру и не стану больше думать о Тодде», — мысленно добавила она.
— А теперь, мой старший брат, если ты кончил донимать меня расспросами, скажи, пожалуйста, с какой это радости ты четвертый уик-энд подряд приезжаешь домой? Я была уверена, что умные и образованные студенты проводят выходные в обществе умных и образованных студенток.
— Э-э… знаешь ли, я… Ну, как-то хочется иногда побыть с родными, с семьей.
Элизабет могла поклясться, что он покраснел.
— Это естественно, Стив. И мы так благодарны тебе за те пятнадцать минут, что ты проводишь с нами каждую неделю. Но все-таки интересно, где ты проводишь остальное время?
— Встречаюсь с друзьями… И все такое… — Стивен замялся. — А тебе не кажется, что ты слишком любопытна, а?
— Ну ладно, — не стала настаивать она. — Так и быть, сегодня больше не буду расспрашивать, но только сегодня — учти. Мне кажется, тут кроется тайна, а ты же знаешь, я обожаю тайны.
— О господи, она еще и тайны любит! — сказал Стивен и впился зубами в сандвич. — Рассказывай, что нового. Как Джес, родители?
— У Джессики все в порядке. — « Как всегда», — подумала Элизабет. — У родителей, кажется, тоже.
— Кажется? — спросил он, откусывая еще кусок.
— Они так заняты последнее время, что мы почти не видимся. Мама вечно спешит на встречи с заказчиками. Дело ее, ну, знаешь, — дизайн — процветает. А папа тоже с утра до вечера на работе. Ведет одно дело, вместе с Марианной Уэст. Это у них новый адвокат. Она была замужем за известным кардиологом, Гаретом Уэстом.
— Папа работает с разведенной дамочкой? Хм… — Стивен поднял одну бровь.
— Боже мой, Стив, и ты туда же, совсем как Джессика. Она заявила — я цитирую: «Будь я замужем, я бы не позволила своему мужу проводить столько времени с хорошенькой женщиной, которая только что развелась».
Элизабет так точно изобразила голос сестры, что Стив чуть не поперхнулся.
— Насколько я знаю Джес, она не позволит мужу отойти от себя ни на шаг, будет водить на поводке.
Не успел он это сказать, как в кухню — легка на помине — влетела Джессика. Она улыбалась так, как умела улыбаться только она, когда ей все удавалось.
— Стив! — заверещала она, швырнула учебники на столик у плиты и бросилась брату на шею. — А я и не знала, что ты приедешь на эти выходные! — Джес отступила на шаг, чтобы получше рассмотреть брата. — Ты — просто чудо! Лиззи, как нам с тобой повезло! — воскликнула она, обернувшись к сестре и одаривая ее белозубой улыбкой. — У нас с тобой самый красивый в городе брат, а может, даже самый красивый в штате.
— Кто, этот урод? — поддразнила Элизабет.
— Кто, этот урод? — повторил Стивен.
— Вам еще не надоела эта дурацкая игра? Мне было бы не до смеха, уродись я хотя бы так себе.
Джессика поежилась от одной мысли, что она могла бы родиться в некрасивой семье.
Элизабет принялась убирать со стола, не слушая, о чем говорят Джессика и Стивен. Она хотела спросить у Джессики, куда она ездила с Тоддом, и не могла. «Может, я боюсь услышать ответ», — подумала она. Слезы снова подступили к глазам, но она сдержала их и не заплакала. «В конце концов, — сказала она себе, — если Тодду больше нравится Джессика — а так оно, похоже, и есть, — я не буду им мешать. Я поступлю благородно. Я умру». Ее горестные мысли прервал возмущенный вопль Джессики:
— Ты не рассказала Стиву про «Пи Бета Альфа»? Просто не понимаю, как можно забыть такую важную новость!
— А что такое случилось с «Пи Бета Альфа»?
— Нас туда приняли, Стив! Нас приняли! Сегодня во время большой перемены мы стали полноправными членами самого потрясающего общества в школе!
— Ну и что? — спросила Элизабет.
— Как ну и что?! Элизабет, ты что такое говоришь? Надо быть идиоткой, чтобы не радоваться. Ведь мы теперь состоим в одном клубе с самыми лучшими девочками в школе. Что на тебя нашло?
— Трудно радоваться, когда болят ноги, — проворчала Элизабет.
— Болят ноги? При чем здесь твои ноги? По-моему, «Пи Бета Альфа» не имеет к ним никакого отношения!
— У меня всегда ноги болят, когда приходится идти пешком всю дорогу от школы домой, — сказала Элизабет подчеркнуто холодно.
Стивен почувствовал, что назревает ссора, встал из-за стола и сказал:
— Ну, сестрички, я и рад бы еще посидеть с вами, да надо пойти принять душ.
Сестры не обратили на него внимания. Они смотрели друг на друга в упор.
— Пока, еще увидимся, — продолжал Стивен. — Будьте приветливее с мальчиками в эти выходные. Разбитое сердце — не очень-то приятная вещь. — Он вздохнул, и на губах его заиграла странная улыбка.
Джессика вдруг повернулась к Стивену, довольная, что нашла предлог отвести глаза от сурового взгляда Элизабет.
— Стив! У меня потрясающая идея. Если ты не очень занят в эти выходные, давай я познакомлю тебя с Карой Уокер? — проговорила она умильно.
— С Карой Уокер?
— Ты помнишь ее, Стив. У нее такие длинные черные волосы, великолепная фигура, и она божественно играет в теннис. Моя самая лучшая подруга. Я только и слышу от нее, какой ты красавчик!
— А, да, помню. Она милая девушка, но я для нее староват.
— Кара очень повзрослела, Стив. Она уже вполне может встречаться с молодыми людьми из колледжа.
— Спасибо, Джес, но я вынужден отказаться. У меня другие планы, — сказал он, стараясь проскользнуть мимо нее из кухни.
— Планы? Какие планы? Кто она? — затараторила Джессика.
— «Кто она?» — передразнил Стивен сестру.
— Нет, правда, — настаивала Джессика. — Ты ведь приезжаешь домой каждые выходные, конечно, чтобы видеться с кем-то. Кто она? Кто-нибудь из университета? А живет тут, у нас?
— Две любопытные сестрицы — это, пожалуй, слишком, — сказал Стивен, и в его голосе послышалось легкое раздражение. — Пока. — Он стремительно вышел. Сестры слышали, как он поднялся по лестнице и хлопнул дверью.
Джессика повернулась к Элизабет, которая смахивала со стола несуществующие крошки.
— Что это с ним? Ты знаешь, с кем он встречается?
Элизабет молчала. Она все еще боялась начинать с сестрой разговор. И Джессика взорвалась:
— Что в доме происходит?! Стив не желает разговаривать. Ты не желаешь разговаривать. Вы тут такого холода напустили, что уже пар изо рта идет. Можно подумать, я очутилась в Сибири!
«Это было бы совсем неплохо», — подумала Элизабет.
— Лиззи, давай поговорим, ну пожалуйста, — начала упрашивать Джессика. — Ты злишься на меня, а я не знаю за что. Пожалуйста, Лиззи. — В ее глазах стояли слезы.
Элизабет повернулась и посмотрела Джессике прямо в глаза. Сейчас она все ей выскажет. Но, взглянув на сестру, заколебалась: «Может быть, между Джессикой и Тоддом ничего нет. Может, у них было какое-то дело. А у меня просто слишком сильное воображение!»
— Мне пришлось идти домой пешком, и я вовсе не была от этого в восторге.
Не раздумывая ни секунды, Джессика заныла:
— Не правда, ты не пешком шла. Я сама видела, как ты села в какую-то машину с целой компанией и уехала без меня. Хоть бы сказала мне, что уезжаешь. А если бы мама увидела меня за рулем? Ты что, хочешь, чтобы у меня были неприятности? С твоей стороны было просто непорядочно бросать меня, тебе ведь было ведено привезти меня домой.
— Джес, я не бросала тебя, я задержалась в «Оракуле», а когда освободилась, было уже поздно.
— Ах так. Ну тогда я тебя прощаю. И ты прости меня, а то я решила было, что ты задумала подстроить мне какую-нибудь пакость. Наверно, я обозналась, и в этой машине была не ты. Ну а теперь давай поговорим о Стиве. Он что-то скрывает, и я уверена, тебе известно что.
— Нет, Джес. Джес? Джес!
Джессика сунула голову в холодильник и не отвечала. Наконец она вернулась к столу, держа пакет с виноградом.
— Так и знала, у нас есть виноград! Ах да, мы хотели поговорить о Стиве.
— Нет, Джессика, — решительно сказала Элизабет. — Давай поговорим, что произошло после уроков. Я видела, что ты уехала на нашей машине с Тоддом Уилкинзом.
«Господи, пусть этому найдется какое-нибудь невинное объяснение!» — пронеслось у нее в голове.
— Ах вот ты о чем. Но я должна была выручить Тодда. — Джессика села за стол и принялась отправлять в рот виноградинку за виноградинкой.
— Выручить? — переспросила Лиз и подумала:
«А может, приручить?»
— Ему надо было ехать в город за украшениями для бала, и я предложила его подвезти. Он такой милый, Лиз.
— Джес, он тебе не говорил, что после уроков должен с кем-то встретиться?
Джессика уперлась подбородком в свой маленький кулачок и задумалась. Потом заложила руки за спину, скрестила пальцы и тогда ответила:
— Нет, что-то не помню.
«Значит, он забыл, что я буду его ждать. Обо мне так легко забыть», — с горечью подумала Элизабет.
— Ну а теперь поговорим о Стиве, — нетерпеливо бросила Джессика.
— О чем именно?
— Я тебя не понимаю, Лиз, совершенно не понимаю. Наш единственный брат влюблен по уши, а тебе все равно.
— Стив? Влюблен по уши? — Элизабет удивленно покачала головой: «Интересно, Джессика просто хочет уйти от разговора о Тодде или она знает, что говорит?»
— Да ведь каждому дураку ясно, что, во-первых, Стив в кого-то влюблен, во-вторых, он скрывает в кого, и, в-третьих, мы его выбор явно не одобрим. И я твердо решила выяснить, в чем тут дело.
— Слушай, Шерлок Холмс, — оборвала ее Элизабет. — А тебе не приходит в голову, что, во-первых, это личное дело Стива, во-вторых, это не наше дело, и, в-третьих, не советую тебе шпионить, а то как бы тебе от Стива не влетело.
— Поступай как хочешь, Элизабет Уэйкфилд, но не в моем характере сидеть сложа руки и думать только о себе, когда речь идет о счастье нашего старшего брата!
На лице Джессики появилось выражение, которому мог бы позавидовать и ангел. Она собрала свои учебники и выплыла из кухни.
Элизабет редко теряла самообладание, но тут она швырнула губку, которой вытирала стол, через всю кухню и чуть не попала в мать, вошедшую в дом через заднюю дверь.
— Элизабет, что здесь происходит?
— Ой, мамочка! Ничего не происходит. Я вытирала со стола, а губка… губку я нечаянно уронила.
Элис Уэйкфилд поставила сумки с продуктами на длинный стол возле стены и понимающе посмотрела на свою дочь.
— Что-то случилось, малышка, не так ли? Хочешь, поговорим? — Она подошла к Элизабет и положила ей руки на плечи.
Элизабет вдруг захотелось опять стать маленькой девочкой. Тогда бы она поплакала вволю и рассказала все маме, и мама все бы устроила. Как это было давно, сейчас все по-другому.
Элизабет сняла мамины руки с плеч и наклонилась за губкой:
— Все в порядке, мама.
— Но я же вижу, Лиз, ты сама не своя. Давай прямо сейчас поговорим. У меня встреча с клиентом, и мне скоро надо идти.
«Сосчитай до десяти, — сказала себе Элизабет, — не срывай зла на маме».
— Что случилось?
Элизабет не могла больше сдерживаться и разрыдалась.
— «Сама не своя» — знаешь, что это значит, мама? Лиз Уэйкфилд всегда такая умная, всегда такая послушная, чуткая… — Слезы так и текли у нее по лицу. — Знаешь, каково это? Это скучно, скучно, скучно! Ведь иногда и мне обидно, иногда и я злюсь…
— Малышка, я понимаю. И у меня бывает такое настроение.
— Эгей, в этой семейке что, все чокнутые?
— Стив! А я не знала, что ты приехал.
— Привет, мамочка. И пока. — Он чмокнул ее куда-то в ухо и поспешил к выходу.
— Стив, мы даже словом не перекинулись. Ты куда?
— Погуляю, мама.
— Погуляешь? Где? С кем?
— О господи! Здесь что, частная жизнь считается всеобщим достоянием? Окружной прокурор там наверху загнал меня в угол своими вопросами. К счастью, меня спас телефонный звонок. И теперь наша прелестная Джессика охмуряет по телефону какого-то беднягу Тодда. Чао, мои хорошие.
Стивен выскочил из дверей, прежде чем Элизабет или мать смогли сказать слово.
Тодд и Джессика говорят по телефону! Это уже было слишком. Заливаясь слезами, Лиз швырнула губку в раковину и бросилась в свою комнату. Мать осталась стоять посреди кухни, открыв рот от удивления.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сентиментальная история - Паскаль Фрэнсин



Книга просто супер!!!
Сентиментальная история - Паскаль ФрэнсинИнна Иванова
13.06.2010, 16.40





Мне очень понравились все книги,охото еще сериал посмотреть)))))))
Сентиментальная история - Паскаль ФрэнсинАнастасия Ремез
4.12.2011, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100