Читать онлайн Поиски любви, автора - Паскаль Фрэнсин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поиски любви - Паскаль Фрэнсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поиски любви - Паскаль Фрэнсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поиски любви - Паскаль Фрэнсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паскаль Фрэнсин

Поиски любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Элизабет Уэйкфилд огляделась. Она только что вошла в здание, где находился офис отца. На лестничной клетке никого не было, Лиз оглядела коридор. Она чувствовала себя немного глупо в роли детектива, но решила не отступать, поскольку пришла к выводу, что никогда не узнает, чем занимается ее сестра, пока не увидит собственными глазами. Целую неделю Джессика допоздна задерживалась в офисе, и ее объяснения вызывали все меньше доверия. Сколько же времени нужно, чтобы навести порядок в подсобке?
При входе в здание Элизабет должна была расписаться у ночного сторожа. Она специально неразборчиво накарябала свое имя: ей не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал его. Она была рада, что надела куртку. Волосы были спрятаны под капюшоном, который плотно облегал ее голову, оставляя открытым лишь лицо. Так ее проще будет спутать с Джессикой. Собираясь войти в лифт, она вдруг увидела Роджера Барретта. Он шел по вестибюлю со шваброй и ведром. Не желая быть замеченной, она проскользнула к лестнице и пешком поднялась на четвертый этаж, на котором находился офис отца.
Затем она на цыпочках направилась к офису. Через матовое стекло двери офиса она увидела два силуэта, стоявших прижавшись друг к другу. По звукам, доносившимся из-за двери, можно было догадаться, что там обсуждают не юридические проблемы.
— Ммм… — слышался шепот Джессики. — Никто так не умеет целоваться.
— Я могу еще и не так, — отвечал Деннис. «Итак, это все-таки мальчик», — подумала Элизабет. Ее тайные подозрения подтвердились.
— А так тебе нравится? — нежно спрашивал Деннис после того, что, очевидно, было одним из самых долгих поцелуев в истории Ласковой Долины.
— Великолепно, — отвечала Джессика, прижимаясь к нему. — Но, послушай, тебе не надоело, что мы все время торчим в этом офисе?
— Ну я бы не сказал, что мы тут очень мучаемся, правда?
— Нет, конечно… — начала Джессика. Деннис продолжал:
— Кроме того, куда мы еще можем пойти? Твой папа думает, что ты здесь делаешь уроки. А что, если он позвонит, и никто не подойдет к телефону?
—  — Я имею в виду не только будни, — намекнула Джессика.
— Мы только начинаем узнавать друг друга. У нас еще много времени впереди, — ответил Деннис. — К чему спешить?
Джессика вздохнула.
— Наверное, ты прав. — Сдаваться быстро было не в ее духе, но ей не хотелось, чтобы Деннис думал, что это ее так волнует.
Светловолосый юноша провел пальцем по губам Джессики.
— Эти губы нельзя морщить. — Он нежно поцеловал ее, затем еще раз, более настойчиво. — Знаешь что, давай пойдем куда-нибудь прямо сейчас.
— А как же папа?
Деннис на секунду задумался.
— Позвони ему и скажи, что собираешься зайти куда-нибудь перекусить перед тем, как идти домой.
— Отличная мысль, — просветлев, сказала Джессика. Она встала и пошла к телефону.
Элизабет поняла, что должна стать невидимкой. Ступая осторожно, как пантера, она спряталась за ближним фонтанчиком и подождала, пока они выйдут из офиса.
Юноша помогал Джессике надеть свитер.
— Значит, мы пойдем к Гвидо? Это рядом, а потом я провожу тебя к машине, — говорил он по пути к лифту.
Обычно Джессика уходила раньше Денниса, и к машине ее провожал охранник.
— Я надеялась, что ты меня подвезешь, Деннис. Я сегодня без колес. Сестра упросила меня одолжить ей машину, а я не могу ей отказать.
Элизабет была возмущена тем, что ей отведена роль благовидного предлога.
Сегодня днем машина была нужна их матери, и поэтому мама не дала ее Джессике. Только поэтому вечером машина оказалась у Элизабет. Сестрам разрешали пользоваться маленьким красным «фиатом» только тогда, когда он не был нужен для работы их матери, дизайнеру по профессии. Элизабет знала, как рассердятся родители, если узнают истинную причину, по которой Джессика просила у них машину на прошлой неделе. Джессика убедила их, что автобусы ходят очень редко и что ей понадобится машина, если она будет допоздна делать уроки в офисе.
К счастью для Джессики, в дизайнерской работе Элис Уэйкфилд в это время было затишье, поэтому ей не нужна была машина так часто, как обычно. Кроме того, она была очень рада тому, что ее легкомысленная дочь становится такой серьезной и ответственной.
Деннис нежно касался губами лба Джессики. Он, естественно, понятия не имел о ее лжи.
— Какое невезение! — воскликнул он. — У меня сплошные проблемы с машиной, и сейчас она в мастерской. Я тоже должен ехать домой на автобусе. Мне ужасно жаль, Джес.
Джессику это похоже не смутило.
— Все в порядке. Мы подождем автобус вместе.
В это время подошел лифт.
— Двери лифта раскрылись, и из них вышел Роджер Барретт. На нем была зеленая униформа уборщика, а в руках — ведро и швабра. Смятение охватило его, когда он узнал Джессику. Джессика тоже сильно смутилась. Но оба не произнесли ни слова. Элизабет почувствовала, как у нее все внутри заныло от жалости к мальчику. Завтра утром опять он станет всеобщим посмешищем. Элизабет должна была действовать, и действовать быстро. Она проскользнула к лестнице и тихонько спустилась вниз. Она подождала, пока Джес и Деннис скрылись из виду. Затем расписалась в журнале и поспешила по улице в противоположном направлении. Вскочив в «фиат», оставленный на боковой улице, она быстро включила зажигание. Она хотела быть дома задолго до прихода Джессики.
Роджер знал, что попался. Ему надо было с кем-нибудь посоветоваться. Едва придя домой, он быстро бросился к телефону и набрал номер Оливии.
— У меня неприятности, Лив, — признался он ей.
Звонок Роджера был неожиданностью для Оливии. Она устранилась с его пути и избегала его с тех пор, как он выиграл соревнования, а вместе с ними, судя по всему, и сердце Лилы Фаулер.
Видеть их вместе было больно для Оливии. Она понимала, что многого она лишилась и как дорог был ей на самом деле Роджер.
— Что случилось? — озабоченно спросила Оливия.
— Во-первых, я должен тебе кое-что объяснить. Помнишь, я говорил тебе, что почти все свое время трачу на уроки. Я врал. Лив. Моя семья гораздо беднее, чем я говорил, и поэтому я должен работать. Каждый день после школы я работаю уборщиком в одном учреждении.
Несколько секунд на другом конце провода была тишина: Оливия переваривала новость.
— Ну что, скажи наконец, — продолжал Роджер. — Тебе стыдно, что ты дружишь с уборщиком. И если ты больше не хочешь дружить со мной, я пойму, только…
— Роджер Барретт, я в жизни не слышала ничего более глупого, — резко оборвала его Оливия. — Я не вижу ничего плохого в том, что ты работаешь уборщиком. Единственное, ты мог бы сказать мне об этом раньше. По-моему, это тебе стыдно. Но у тебя нет никаких причин стыдиться, понятно?
— Ты считаешь, что нет? С меня достаточно того, что всю мою жизнь надо мной насмехались из-за одежды. И меньше всего мне надо, чтобы вся школа узнала, что я чищу чужие уборные!
— Ну и что, если они узнают? Люди, которым это кажется смешным, тебе не друзья и никогда ими не будут. Но у нас полно ребят, которые будут только восхищаться тем, что ты делаешь.
Роджер вздохнул.
— Похоже, придется на деле убедиться в твоей правоте.
— В мои планы не входит никому об этом сообщать, если тебя волнует это, — сказала Оливия.
— Я знаю, что ты не скажешь. Меня волнует Джессика Уэйкфилд. Я сегодня с ней там столкнулся. И я уверен, что она уже всем названивает.
— Даже если она сообщит об этом всему миру, я не вижу причин для беспокойства. Сейчас ты звезда в школе, Роджер. И то, что ты помогаешь своей семье, может только увеличить твою популярность.
— Да, кстати, я должен тебе еще кое-что сказать. Звезда вот-вот упадет, я не могу участвовать в Барте. У меня не хватает духу сказать еще кому-нибудь. Ты — единственная, кто знает.
— Почему ты не можешь участвовать?
— Мой шеф, мистер Пендергаст — жуткий тип. Я знаю, что он не отпустит меня с работы, чтобы бежать. Я не говорю уже о том, чтобы тренироваться.
— А ты его спрашивал?
— Я боюсь спрашивать, Лив. Несколько недель назад я отпрашивался у него, чтобы отвезти мать в больницу. Он со скрипом отпустил меня на час, а потом сказал, что если я еще раз соберусь отпрашиваться, то могу считать себя уволенным.
— Он не может так поступать! — воскликнула Оливия.
— Он хозяин, — сказал Роджер, — и он никогда не упустит возможность напомнить, как мне повезло, что я работаю у него. Он может без проблем нанять кого-нибудь другого.
— Я в этом не уверена. Но как бы то ни было, нужно что-нибудь придумать, чтобы ты смог бежать. Сейчас яснее, чем когда-либо, что стипендия тебе очень нужна, гораздо нужнее, чем Брюсу Пэтмену. Знаешь что, давай я подумаю, что можно сделать.
— Спасибо, Лив, ты настоящий друг. Повесив трубку, Оливия надолго задумалась. Несмотря на Лилу, ее чувства к Роджеру не изменились. И мысль, что только из-за какого-то гнусного босса Роджер должен лишиться учебы в колледже, просто убивала ее. В музее, где она подрабатывала, у нее тоже случались стычки с начальством, поэтому она хорошо понимала Роджера. Но как она ни старалась, она не могла придумать, чем помочь Роджеру. Поэтому она и решила нарушить обет молчания и позвонить кому-нибудь, кто мог дать полезный совет.
А на другом конце города, в угловой спальне особняка Фаулеров, глядя в окно на мерцающие огоньки домов Ласковой Долины, раскинувшейся внизу, сидела Лила. Девушка ломала себе голову над тем, что же она делала не так. Она ни капли не сомневалась, что Роджер влюблен в нее, но он все еще не пригласил ее на танцы Барта. Несмотря на все ее намеки, он не шел ей навстречу, даже отклонил ее приглашение. Правда, увлечение было несколько неожиданным, ведь раньше она его просто не замечала. Но все это было в прошлом. Все недооценивали Роджера, но с тех пор, как он выиграл соревнования и доказал, что не хуже других, отношение изменилось. Вместе, она и Роджер, были бы новой блестящей парой в школе, гораздо более популярной, чем недолговечный, хотя и яркий, союз Джессики Уэйкфилд и Брюса Пэтмена.
Должен же быть какой-то выход! Лила хотела быть уверенной, что на танцах она будет вместе с Роджером. Но все ее усилия пропали даром, и надо срочно придумать что-нибудь новое. Ей оставалось только одно. Она схватила телефон и быстро набрала номер. Ожидая, пока на другом конце возьмут трубку, она нетерпеливо барабанила своими изящными, с великолепным маникюром пальцами по аппарату.
— Джессика? — сказала она в трубку. — Мне нужна твоя помощь.
Девушка на другом конце прервала ее.
— Лила, это Лиз. Джессика еще не пришла. — «И слава Богу», — хотела добавить Элизабет. Именно Лила Фаулер была самым нежелательным собеседником для сестры.
— Только не говори, что она опять задерживается на работе.
— Боюсь, что это не так, — сказала Элизабет, полагая, что Лиле необязательно знать правду. — Она очень увлечена этой работой.
— Что-то затянулось это ее увлечение, — довольно раздраженно сказала Лила. — Если так будет продолжаться и дальше, то у нее не останется друзей. Какой смысл в друге, если его никогда нет рядом в трудную минуту.
— Джессика тебя не забывает. Лила. Она скоро должна быть, я передам ей, что ты звонила. Но не удивляйся, если она не позвонит. У меня тоже есть к ней разговор.
— Неужели? Что же она на этот раз натворила, Лиз?
— Ничего, — четко произнесла Элизабет. — Мне просто надо обсудить с ней кое-какие семейные дела. — В это время она услышала стук входной двери. — Мне надо идти. Лила. До завтра.
Элизабет спустилась вниз и пошла вслед за Джессикой в просторную кухню. Стоя в дверном проеме, она наблюдала, как Джессика, взяв стакан, наливала себе молоко.
— Хорошо поработала сегодня? — наконец спросила Элизабет.
Джессика от неожиданности чуть не пролила молоко.
— Ты перепугала меня, Элизабет, — воскликнула она. — Я не знала, что ты тут.
Однако, быстро придя в себя, она облокотилась на стол и ответила:
— Великолепно провела время. Это даже нельзя назвать работой.
Только сейчас, глядя на сестру, Элизабет поняла, что эти глаза, подернутые дымкой, свидетельствуют вовсе не об усталости после тяжелого рабочего дня, как она полагала раньше, а о безумном увлечении новым мальчиком. Удивительно, думала Элизабет, как это она не заметила раньше? Уж она-то не раз видела это выражение на лице сестры и могла бы сразу понять, что оно означает.
— Вот это правда. Джес. С мальчиками как-то не замечаешь времени. Кстати, как его зовут? Стакан в руках Джессики задрожал.
— Я не знаю, о чем ты. Я провела последние шесть часов у папы в офисе.
— А я и не сомневаюсь в этом, — сказала Элиз. — Но ты там была не одна. Джессика пыталась упорствовать:
— У тебя богатая фантазия, Лиз. Элизабет подошла к столу и, понизив голос, сказала:
— Можешь прекратить этот театр, Джес. Я знаю все. И, если честно, я немного обижена, что ты мне ничего не сказала. Насколько я могу судить, вы очень милая пара.
Джессике понадобилась вся ее выдержка, чтобы не вылить молоко прямо на голову сестре.
— Ты шпионила за мной! — закричала она. Элизабет приложила палец к губам.
— Ш-ш, мама с папой услышат. — И употребив всю власть, которую ей давал тот факт, что она старше сестры на четыре минуты, Элизабет приказала:
— Допивай молоко и поднимайся ко мне. Джессика повиновалась и через несколько секунд проследовала за сестрой в ее комнату, захлопнув за собой дверь. Теперь, когда они были одни, она могла позволить себе высказать все, что думает по поводу вторжения сестры в ее личную жизнь.
— Как ты могла? — кричала она. — Я не могу поверить, что моя родная сестра настолько мне не доверяет, что следит за мной!
— Все это очень забавно, особенно если учесть, что мои подозрения подтвердились, Джес. Но сейчас я не собираюсь в это вникать. Я хочу поговорить о Роджере Барретте. Я знаю, что ты видела его сегодня вечером, и хочу быть уверена, что ты не обмолвишься об этом ни с кем и словом.
Джессика фыркнула:
— С какой стати? Это будет просто сенсацией. Звезда беговой дорожки — ночной уборщик! Или ты хочешь сохранить это в тайне до тех пор, пока сама не обнародуешь в «Глазах и ушах»?
— Если бы я хотела написать об этом, я бы сделала это сто лет назад, — сказала Лиз. — Но я уважаю желание Роджера не афишировать этого. Деньги, которые он зарабатывает, ему нужны не на машины, не на модные тряпки и не на девочек — он помогает своей семье. Это просто убьет его, если кто-нибудь узнает. Никто, понимаешь, никто не должен знать, Джессика.
Джессика села на постель Элизабет.
— Это может здорово повлиять на их отношения с Лилой, когда она узнает, — громко сказала Джессика. — Господи, представляю, какое у нее будет лицо, когда она узнает, что бегает за мусорщиком!
— Ты ведь не скажешь ей, правда, Джессика? — Элизабет была выведена из себя. С сестрой никогда не было просто.
— Кто знает? — беззаботно ответила Джессика. — О такой новости можно проговориться и случайно.
— В таком случае у меня нет выбора. Мне придется рассказать папе о том, что я видела сегодня вечером. — Элиз грустно вздохнула. — Он будет сражен…
«Как может она так! — возмущенно подумала Джес. — Она применяет против меня мои же приемы!» Прибегать к шантажу — это было совсем непохоже на Элизабет, и все-таки Джессика не могла не восхититься действиями сестры. При сложившихся обстоятельствах в интересах Джессики было уступить.
— Хорошо, Лиз, ты победила. Я буду молчать о Роджере. «До поры до времени», — мысленно добавила она, скрестив пальцы за спиной.
Элизабет обняла сестру:
— Спасибо, это правда очень много для меня значит.
Джессика уже избавилась от возникшего чувства вины перед сестрой. Обычно она никогда не нарушала обещания, данного сестре, но эта новость была слишком хороша, чтобы долго молчать о ней. Просто надо хорошенько подумать, когда и как преподнести ее.
— Слушай, — сказала Джессика, меняя тему разговора, — а как Тодд относится к твоему внезапному увлечению Роджером? — Она подмигнула. — Ты уверена, что между вами ничего нет? — Она игриво хлопнула сестру по плечу.
— Абсолютно, — ответила Элиз. — Я просто сочувствую парню, вот и все. А теперь, когда мы обо всем договорились, расскажи мне о том парнишке, с которым ты встречаешься.
— Добавить тебе немножко информации для папы?
— Ты меня достаточно хорошо знаешь, Джесс. — Элизабет притворилась обиженной. — Если честно, он, по-моему, ничего.
Джессика улыбнулась, радуясь, что она наконец может излить душу перед сестрой.
— Его зовут Деннис Крейтон, у его отца офис напротив нашего. Он очень милый, Лиз, так здорово умеет обращаться с девушками. Именно такого парня я ждала всю жизнь.
— Кажется, он очень много для тебя значит.
— Он мог бы, — с надеждой сказала Джессика. — Естественно, учитывая, что я работаю, мне негде с ним встречаться, кроме офиса папы.
— Но есть еще и выходные, — заметила Элиз.
— Я знаю, но представь себе, что он еще ни разу не пригласил меня никуда, ну, на настоящее свидание. Сначала я думала, что ему надоест торчать все время в папином офисе, но, по-моему, его все это абсолютно устраивает.
Она не сказала, что ей придется ходить на эту ставшую ненавистной работу до тех пор, пока Деннису не наскучит однообразие места их свиданий.
— Естественно, я рассчитываю пойти на танцы Барта с ним. Но он мог бы действовать решительнее. Я очень нетерпелива.
— А то я не знаю…
Слова Элизабет были прерваны телефонным звонком. Родители девочек недавно установили в комнате каждой из них по аппарату. Джессика потянулась через кровать и сняла трубку.
— А, привет. Лила, — бодро сказала она. — Подожди секунду, ладно?
Закрыв рукой трубку, она прошептала:
— Я поговорю из своей комнаты. А ты ни о чем не волнуйся. — В подтверждение своих слов Джессика обняла сестру и через ванную, соединяющую комнаты девочек, поспешила к себе.
Усевшись на своей кровати, она сняла трубку и крикнула:
— Можешь положить трубку, Лиз. — Затем она заговорила по телефону. — Что случилось, Лила?
— Я о Роджере, — сказала Лила. — Надо найти к нему подход. Мне нужна твоя помощь. Есть какие-нибудь мысли?
Джессика так и подскочила. Не часто Лила обращалась к ней за помощью.
— Надо подумать, — сказала она, наслаждаясь ролью спасителя Лилы. Джессика взяла щетку и несколько раз провела ею по волосам. Затем сказала:
— А как, кстати, Роджеру понравился твой бассейн?
— Он не пришел, — ответила Лила. — Это тоже одна из причин, по которой я тебе звоню. Он все еще строит из себя недоступного. Ты знаешь, я обычно сама справляюсь со своими проблемами, но на этот раз я перепробовала все.
Джессика усмехнулась про себя: Лиле ее собственное положение рисовалось таким безвыходным.
— А ты уверена, что он тебе нужен? — спросила Джессика.
— Ну конечно! — Похоже, у Лилы кончалось терпение. — Ты можешь подсказать, что мне делать?
— Я не компьютер, Лила. Мне нужно время, чтобы подумать. Я позвоню тебе попозже, хорошо?
Джессика положила трубку. «Если уж Лиле так нужен Роджер, то она ей поможет», — думала Джессика. Хотя она прекрасно знала, что подруга отшатнется от него в ту же минуту, как узнает правду. Джессика хорошо изучила Лилу и понимала, что та ни за что в жизни не захочет иметь ничего общего с ним, если узнает, что он нищий уборщик. Лила не раз с презрительной жалостью отзывалась о мальчиках, которые работали в выходные дни в «Дейри Берджер» или в кинотеатре Ласковой Долины. Она вообще не представляла, как можно терпеть мальчика, который должен работать по вечерам. «Что за отношения могут быть между людьми, которые почти не видятся?» — часто говорила она.
Но Джессика обещала Элизабет ничего не говорить Лиле, поэтому ей надо было придумать, как свести Лилу и Роджера. И нельзя сказать, что Джессике это не доставляло удовольствия.
Прокрутив в голове десятки вариантов, она наконец остановилась на одном. Чутье ей подсказывало, что этот план приведет к успеху. Она придумала не только как заманить Роджера к Лиле домой, но в ее расчетах нашлось место и для маленькой выгоды для себя. Если все пройдет, как задумано, то в результате Джессика со своим новым мальчиком Деннисом станет звездой вечеринки.
Чувствуя гордость за себя, Джессика быстро набрала номер Лилы.
— Мудрец принял решение, — заявила она. — Лила, твоим волнениям конец.
— У тебя есть план?
— А как же. Слушай. Ты знаешь, что тренер Шульц после соревнований уходит из школы.
— Да, Том Маккей мне сказал, что у него рак.
— Мне говорили, что у него что-то с сердцем. Но это не важно. Главное в том, что он уходит, а школа, похоже, не собирается палец о палец ударить ради него. Вот тут-то ты и проявишь себя. Ты можешь устроить вечер в его честь прямо перед танцами в субботу. Ну, небольшую вечеринку с бассейном.
— И пригласить Роджера в качестве помощника? — подхватила Лила.
— Именно. Он может отказываться от обычного предложения, но не пойти чествовать своего тренера он не сможет. Это было бы неэтично. Ну а оттуда, конечно, мы все пойдем на танцы…
— Да, и нам с ним придется пойти вместе. Очень умно, Джессика.
«Да уж конечно», — подумала Джессика, довольная своим планом, так мило учитывающим и ее собственные интересы. Деннис все еще не пригласил ее на танцы Барта, но она была уверена, что он не откажется, если она пригласит его на эту вечеринку у Лилы. Лучшего места, чтобы представить его своим друзьям, трудно придумать. На танцах должно быть очень много народу, и поэтому ее торжественное появление с Деннисом может пройти незамеченным, а у Лилы будут все, чье мнение имеет значение для Джессики. Таким образом они смогут воочию увидеть последнее завоевание Джессики.
— Обсуди эту вечеринку со всеми. Лила. И сделай так, чтобы все поняли, что это дань тренеру. Я чувствую, это заставит Роджера прийти.
— Да, я думаю, это должно сработать, — сказала Лила.
— Я тоже так думаю, — ответила Джессика. Но мысли ее уже были заняты другим. Она думала, как наилучшим образом обставить собственное появление с Деннисом. Ведь это будет вечеринка Лилы, и все внимание сосредоточится на Лиле и Роджере. Но Джессика знала, как ей действовать. Она уже видела, как это будет. Все, кто представлял какой-то интерес, — девочки — члены женского общества и вся мужская теннисная команда, — соберутся вокруг роскошного бассейна Лилы. И та, всячески показывающая, что ее предметом является Роджер, будет в центре внимания. А потом, когда принесут закуску, Джессика небрежно заметит Каре, что очень мило со стороны Роджера оторваться на время от мытья туалетов и прийти на вечеринку. Через несколько минут уже все будут с интересом поглядывать на Лилу, а она будет пытаться понять, в чем дело. И скоро Лила сбежит с собственной вечеринки, не зная, куда деваться от позора. Вся эта мизансцена обернется удачей для Джессики, которая тут-то и представит всем Денниса, и роль звезды, естественно, перейдет к ней. Джессика мысленно хохотала, предвкушая все это.
— Я могу начать обзванивать всех прямо сейчас, — предложила она.
— Это было бы здорово! — Лила была в восторге. — Ты настоящий друг, не знаю, что бы я без тебя делала.
Джессика повесила трубку и собралась было начать звонить, как телефон снова затрещал. Она подняла трубку одновременно с Элизабет, но так как звонили не ей, Джессика повесила трубку.
После того, как Элизабет закончила говорить по телефону, Джес вошла в комнату сестры.
— Лиз, твоя колонка сплетен еще не вышла? — невинно спросила она.
— У меня еще есть пара дней. А что? У тебя есть какая-нибудь новость?
— Пожалуй, самая потрясающая новость года. Лила собирается устроить вечеринку в честь тренера Шульца прямо перед танцами в субботу. Придет весь цвет. Задумано нечто грандиозное.
Самодовольная улыбка на лице Джессики не предвещала ничего хорошего.
— Спасибо за информацию, но с какой стати мне писать о том, что произойдет через неделю? Обычно о вечеринках пишут после того, как они прошли, но никак не до.
— Гм, это еще и подходящий случай для Роджера и Лилы.
— Могу поклясться, что ты не можешь дождаться, чтобы увидеть их там вместе, — сухо ответила Элизабет. — Но я бы не рассчитывала на это. Интуиция мне подсказывает, что этого не произойдет.
— Должно произойти, — сказала Джессика. — Роджер может отказаться от обычной вечеринки, но на эту он не сможет не пойти. Подумает, что это расстроит тренера.
— Я думаю, тренер будет расстроен гораздо больше, чем ты думаешь. Потому что Роджер вообще не собирается участвовать в соревнованиях.
Джессика открыла рот от удивления.
— Ты это точно знаешь?
— Мне только что звонила Оливия Дэвидсон. Роджер сказал ей, что босс не отпустит его с работы. Поэтому можешь забыть о своем плане, Джес. Ничего не выйдет.
— А ты не ошибаешься, Лиз?
— С какой стати? Так что тебе не удастся посмеяться над Лилой и Роджером. Оливия сказала, что Роджер и вправду очень обеспокоен, что ты раззвонишь о нем по всей школе.
Джессика проигнорировала слова Элиз.
— Моя главная цель — представить Денниса. Если Роджер не будет участвовать в забаве, значит, не будет вечеринки у Лилы, все пойдет прахом. Лиз, неужели ничего нельзя сделать? Роджер должен участвовать в соревнованиях!
Элизабет подавила смешок. Она была согласна с сестрой, несмотря на то, что мотивы последней были далеко не благородными. Участие Роджера было бы благом для Ласковой Долины, и если ему не удастся этого сделать, то расстроены будут не только тренер, Джессика и Лила, а очень и очень многие.
— Я тоже хочу, чтобы он бежал, — сказала Элизабет. — И, может быть, я найду выход.
Внезапно ей пришла в голову одна мысль, и она, вскочив со стула, бросилась к двери.
— Ты куда? — спросила Джессика.
— Кажется, я придумала, — сказала Элизабет. — И если это сработает, ты увидишь Роджера на беговой дорожке и заодно на вечере у Лилы в субботу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поиски любви - Паскаль Фрэнсин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Поиски любви - Паскаль Фрэнсин



mne ponravilas eta kniga
Поиски любви - Паскаль Фрэнсинselena
12.10.2012, 11.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100