Читать онлайн Одинокая в толпе, автора - Паскаль Фрэнсин, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одинокая в толпе - Паскаль Фрэнсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одинокая в толпе - Паскаль Фрэнсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одинокая в толпе - Паскаль Фрэнсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паскаль Фрэнсин

Одинокая в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

– Лиз, – сказала Джессика, вбегая в симпатичную, отделанную в испанском стиле, кухню в доме Уэйкфилдов, где сестра доедала тарелку хлопьев, – хочешь посмотреть, сколько обязательств о взносах я собрала для сегодняшней эстафеты? – Вся расцветшая от триумфального настроения, она положила папку с зажимом для бумаг на кухонный стол. – У нас будет самая лучшая на свете форма! Как ты считаешь, здорово я буду смотреться в короткой белой юбке? – Она покрутилась вокруг себя, будто пытаясь представить, как при этом будет развеваться ее будущая форма, и Элизабет громко рассмеялась.
– По-моему, цыплят все же лучше считать по-осени, не правда ли? – спросила она, отодвигая от себя утреннюю газету.
– Я вот думала, – серьезно спросила Джессика, плюхаясь на стул напротив сестры, – не поможешь ли ты мне с утра оттащить кресло-качалку в спортзал, а потом, может быть, развесить декорации? Ты чем-то занята?
Элизабет отпила чаю и покачала головой:
– Прости, но я собираюсь сбегать в Музыкальный центр и попытаться купить пластинку Билли Холидэя, такую же, как у Инид.
Джессика наморщила нос.
– Лиз, тебе не кажется, что Инид за последнее время стала еще более занудной?
Элизабет нахмурилась. Ее лучшая подруга всегда раздражала сестру, которой не нравилась их близость и которая считала, что скучнее Инид Роллинз могла быть только тарелка каши.
– Тебе известно, что я не считаю Инид ни капельки занудной, – тихо проговорила Элизабет. – И тебе известно также, что мне неприятно, когда ты о ней плохо отзываешься.
Джессика сделала невинный вид:
– Ничего плохого я не сказала. Просто я считаю, что ей надо быть немножко поживее. Ты знаешь, этот джинсовый костюм, который был на ней вчера в «Бич Диско»…
– Джес, – угрожающе произнесла Элизабет.
Джессика вздохнула.
– Хорошо-хорошо. Кстати, о «Бич Диско», – сказала она, быстро сменив тему. – Вы с Гаем Чесни провели вместе много времени. Что происходит? – Она взяла апельсин из корзины для фруктов и стала его чистить. – Тебе он начинает нравиться, что ли?
Брови Элизабет взлетели.
– Гай Чесни? Нет, – ответила она. – Во всяком случае, не в том смысле. Он пытался узнать, не известно ли мне что-нибудь о таинственной певице.
– Вот видишь! – пронзительно воскликнула Джессика. – Все считают, что ты что-то знаешь. Ну, Лиз, если ты скрываешь это от собственной сестры…
– Ничего я не скрываю, – заверила ее Элизабет, вставая из-за стола и складывая посуду в раковину. – Тебе я сказала бы первой, Джес. Кстати, – добавила она, включив горячую воду, – как ты собираешься запихнуть кресло-качалку в «фиат»? Оно ни за что не влезет.
– Видимо, придется позвонить кому-нибудь, у кого большой автомобиль, – ответила Джессика.
Тут она с триумфальным видом щелкнула пальцами и воскликнула:
– У Макса Делона микроавтобус! Я ему сейчас же звоню.
Элизабет рассмеялась. Это было подходящее время, чтобы быстренько смыться.
Через двадцать минут Элизабет поставила «фиат» около Музыкального центра и вбежала в ярко освещенный магазин. Музыкальный центр состоял из трех помещений: зал, где были выставлены пластинки и кассеты, зал музыкальных инструментов и нот, а также маленькая студия, где проходили музыкальные занятия. Ящики, установленные в главном зале, были заполнены рядами пластинок, и Элизабет начала перебирать пластинки под буквой «X» в разделе блюзов.
«Вот она», – сказала про себя Элизабет, доставая пластинку и посмотрев, что происходит у кассы. Продавец был занят с другим покупателем, и Элизабет, вместо того чтобы ждать в главном зале, прошла в соседний, разглядывая великолепные инструменты. Сама она никогда ни на чем не играла, но музыку любила и получала удовольствие, когда видела красиво расставленные прекрасные инструменты.
Элизабет хотела взять в руки какие-то ноты, когда услышала доносящиеся из маленькой комнаты звуки гитары. Она не очень хорошо слышала на таком расстоянии, но, кто бы это ни играл, делал он это неплохо. Положив ноты на место, Элизабет подошла к полуприкрытой двери студии.
– Смотри, пальцы надо ставить вот так, – говорил чистый женский голос. – Не так, а вот так. Понятно?
Странно, голос звучал знакомо, однако Элизабет не могла определить, чей он.
– Сыграй еще раз ту песню, – попросил детский голос, и девушка рассмеялась.
– Хорошо, еще один раз, а потом играть будешь ты, хорошо?
– Хорошо, – ответил ребенок.
Элизабет была уже рядом с входом в студию, но не видела, что происходит внутри. Она понимала, что нельзя подслушивать во время урока, но ее как-то странно притягивал к себе голос девушки. «Почему он кажется таким знакомым?» – удивлялась она.
В следующую минуту девушка провела рукой по струнам, взяла пару пробных аккордов и запела:
Он все, что есть на свете, для меня, Он учит меня чувствовать и видеть.
Я говорю вам,
Что мой мир перевернулся.
Гроза ушла, и наступает утро.
Вокруг лишь солнце и душистый
клевер…
Элизабет почувствовала радостное покалывание в шее. Тот самый голос, сильный, глубокий голос! Он был таким мощным и неординарным, что она бы его ни за что не перепутала! Это была неизвестная песенница – девушка, которая написала и спела замечательную песню «Глядя извне».
С бьющимся сердцем Элизабет вошла в дверь студии. Девушка склонилась над гитарой, ее непослушные каштановые волосы закрывали лицо. Сначала Элизабет не могла ее разглядеть. Но в следующую минуту девушка подняла голову и посмотрела прямо на Элизабет…
– Линн, – произнесла Элизабет, от удивления будучи не в состоянии двинуться с места.
Лицо Линн побелело.
– Джонни, – сказала она сидящему с ней рядом маленькому мальчику, с гитарой размером почти с него, – подожди здесь секундочку, хорошо? Мне надо кое с кем переговорить.
– Линн, – повторила потрясенная Элизабет. – Не могу поверить! Это ты написала «Глядя извне»! Это ты неизвестный автор песни!
Только тут Элизабет вспомнила, как столкнулась с Линн у входа в редакцию «Оракула». Теперь все сразу встало на свои места.
– Тихо, – сказала Линн.
Глаза ее были полны отчаяния. Элизабет попыталась рассмотреть ее вблизи. Линн как-то по-другому выглядела, непонятно отчего. «Глаза!» – вдруг поняла она.
На Линн не было очков.
– Лиз, ты никому не должна говорить, – горячо сказала девушка, умоляюще хватая Элизабет за руку. – Я серьезно. Я умру, если кто-нибудь узнает. Обещай, что ты никому не расскажешь!
У Элизабет рот раскрылся от удивления.
– Но ведь ты так талантлива. Почему же ты не хочешь, чтобы люди знали, что это ты? Почему ты не хочешь получить признание за эту бесподобную песню?
Линн покраснела:
– Тебе она правда нравится?
– Она великолепна! – ответила Элизабет. – Линн, ведь ты так талантлива! Неужели ты не понимаешь, – добавила она, понизив голос, – как все обрадовались, услышав песню? «Друиды» вовсю ищут тебя. Они хотят сказать тебе, что они в восторге. И они хотят исполнить твою песню на концерте!
Линн взглянула на нее.
– Ты шутишь, – сказала она, охваченная испугом. – Я никогда этого не сделаю. Неужели ты не понимаешь, Лиз? Поэтому я и не подписала кассету. Я никогда не смогла бы выступить перед аудиторией.
Элизабет внимательно посмотрела на взволнованную девушку:
– Больше всех хочет найти тебя Гай Чесни. Вообще, он чуть с ума не сошел от всего этого. Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь так разыскивал девушку.
Линн побелела.
– Это… – Она прочистила горло. – Это как раз одна из причин, почему я не хочу, чтобы он узнал, что это я, – пробормотала она, глядя на Элизабет.
– Почему? – спросила Элизабет. – Что ты имеешь в виду?
Линн передернула плечами, смутившись.
– Кажется, тебе я смогу сказать, – мягко ответила она, – хотя чувствую себя полной идиоткой. Ты посмотри на меня, Лиз! В школе меня никто не знает. Я девушка, имени которой никто не помнит, высокая, тощая девушка, с которой никто не хочет танцевать. Так что же будет чувствовать Гай Чесни, когда узнает, что певица его грез – это не кто другой, как Линн Генри? – Глаза ее были полны слез. – Его сердце будет разбито, – горячо сказала она. – А я не могу так поступить по отношению к Гаю, к которому я так… – Голос ее прервался, и она отвернулась.
Элизабет додумала про себя, как бы Линн закончила:
«…к которому я так отношусь».
Она вспомнила слова прекрасной песни Линн:
«День за днем я думаю только о нем».
Может быть, этот «он» – Гай Чесни?
– Линн, – негромко сказала Элизабет, – конечно, это не мое дело – я тебя мало знаю. Может быть, ты застенчива, может быть, порой ты чувствуешь себя неловко, но не думай, что остальные этого никогда не чувствовали.
Линн укоризненно посмотрела на нее.
– Ну уж только не ты, – с завистью ответила она. – Господи, я бы все отдала, чтобы быть тобой! Бьюсь об заклад, ты в жизни никого не стеснялась.
– С ума сошла, – сказала Элизабет. – Я была бы не человек, если бы никогда не чувствовала стеснения! Только нельзя этому поддаваться. Ты должна думать о том, что в тебе особенного. Скажи, например, – добавила она, – хотела бы ты превратиться в меня, если бы знала, что я не могу пропеть ни ноты? Что я не играю ни на каком музыкальном инструменте и что не смогла бы написать песню, как ты, даже если мне пистолет ко лбу приставят?
Линн посмотрела на нее:
– Это правда? Ты правда не смогла бы?
Элизабет рассмеялась:
– Мой учитель музыки в младшем классе говорил, что я абсолютно безнадежна.
– Наверное, мне было бы тяжело не иметь возможности играть на гитаре, – согласилась Линн. – Наверное, я воспринимаю музыку как должное.
Элизабет передернула плечами:
– Может быть, ты не только музыку воспринимаешь как должное. Не может быть, что она – единственное, что в тебе есть особенного. – Она вопросительно посмотрела на девушку. – Гай услышал в твоей песне что-то такое, что ему показалось необыкновенным, чем-то, что он обязательно хочет найти. Почему не дать ему этот шанс?
– Потому что он сказал мне, – Линн запнулась, с трудом сдерживая себя, – потому что он сказал, что певица его мечты – Линда Ронстадт. Я уверена, что он думает, что та, кто поет «Глядя извне», выглядит, как Линда Ронстадт, если не лучше. Я не могу разочаровать его.
– Ну, это твое дело, – ответила Элизабет. – Только не знаю, как долго продержится твой секрет. Гай решительно настроен узнать правду.
Линн неуверенно взглянула на нее.
– Только обещай мне, что никому не расскажешь, – умоляюще сказала она. – Правда, Лиз. Я не вынесу этого. Скорее умру.
Элизабет вздохнула.
– Хорошо, обещаю, – наконец сказала она.
Хотя это ей совершенно не нравилось. По дороге домой она вспоминала выражение лица Гая, когда он вчера стоял на берегу и смотрел на море.
К тому же Элизабет чувствовала, что Линн напрасно не хочет попытать счастья. Может быть, это лучшее, что случится в ее жизни. Конечно, она была не уверена в себе. Но ее стремление уйти в себя, отказ от попыток что-либо изменить ничего хорошего ей не давали.
Если бы Гай как-то об этом узнал…
Но она дала обещание. А к своим обещаниям Элизабет Уэйкфилд относилась со всей серьезностью. Так что, похоже, таинственная певица, которую ищет Гай, так и останется загадкой.
– Это так здорово! – воскликнула Инид.
Было полдевятого в субботу вечером, и эстафета «Качаемся без перерыва» стартовала в полную мощь. Спортзал выглядел великолепно. Девушки из команды болельщиц украсили стены плакатами времен пятидесятых годов, школьными флагами и смешными картинками кресел-качалок, вырезанными из журналов. Свет был приглушен, а на большой сцене в углу зала выступали «Друиды». Первой песней, которую они исполнили, конечно же, была «Качаемся без перерыва», а рядом со сценой, в свете прожектора, в кресле, привезенном ею в микроавтобусе «Друидов», раскачивалась Джессика.
– Не могу поверить, какой бред, – засмеялась Элизабет.
Вообще-то ей понравилось, насколько гладко все шло. Большинство ее приятелей пришли, нарядившись в костюмы пятидесятых годов. Уинстон зализал волосы, на нем были бабочка в горошек, черные мокасины, джинсы и белая рубашка. Другие парни, все в темных очках, были одеты в парусиновые шорты или «бермуды», клетчатые рубашки и белые носки. На девочках были юбки «солнце», короткие носочки, босоножки и кардиганы, застегивающиеся сзади на пуговицы. Джессика, которая в прямом смысле находилась в лучах прожектора, раздобыла в комиссионке старую юбку с бахромой спереди. Ее светло-русые волосы были забраны назад и собраны высоко на голове в хвост с бантом. На Элизабет были черные брюки, не достающие до лодыжек, и белая блузка без рукавов.
Линн Генри, похоже, не пришла. Элизабет и не ожидала, что она появится. Насколько она знала Линн, школьные танцы были не в ее вкусе. Но Элизабет все равно не могла избавиться от мыслей о ней. Каждый раз, замечая Гая, играющего на сцене, она чувствовала ком в горле. Ах, если бы она могла рассказать ему!
Словно услышав ее, Гай подошел к микрофону. На нем были джинсы и белая футболка с закатанными рукавами. Его вид дополняли гладкие черные волосы и темные очки.
– Надеюсь, всем весело, – сказал Гай в микрофон, и собравшиеся начали радостно шуметь и аплодировать, так что потребовалось несколько минут для того, чтобы он опять завладел их вниманием. – Сейчас мы исполним совершенно особенную песню, – сказал Гай, посерьезнев. – Она написана совершенно замечательной девушкой – хотя мы не знаем, кто она и где она. Песня называется «Глядя извне», и сегодня ее исполнит наша солистка Дана Ларсон. – Это известие было встречено новым взрывом аплодисментов. – Я хочу посвятить эту песню, продолжил Гай, серьезным взглядом оглядывая толпу, – девушке, которая ее сочинила. – От этого толпа просто взорвалась, так что Элизабет почти не слышала первых аккордов.
Глаза ее наполнились слезами, когда она услышала сильный, красивый голос Даны, поющей песню Линн:
– «День за днем я чувствую себя одинокой… День за днем я думаю только о нем…»
По выражению лица Гая, слушающего, как поет Дана, было понятно все. Он был так взволнован, что Элизабет почти испугалась, что Гай расплачется.
Музыка плыла, обволакивая зал. Люди качались в такт ей, нежно обняв друг друга.
«Это песня, под которую влюбляются, – подумала Элизабет. – А где же сейчас Линн? Одиноко ли ей? Хочет ли она обнять своего единственного?»
Элизабет казалось, что именно это чувствует Гай Чесни. Она была как никогда уверена сейчас, что именно о Гае мечтала Линн Генри в одиночестве все эти долгие дни и ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Одинокая в толпе - Паскаль Фрэнсин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Одинокая в толпе - Паскаль Фрэнсин



прикольные истории, но для 15-16летних
Одинокая в толпе - Паскаль ФрэнсинМарина
30.10.2013, 15.13





Billie Holiday - американская певица 50ых годов... Женщина!
Одинокая в толпе - Паскаль ФрэнсинЧутательница
20.03.2014, 15.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100