Читать онлайн Моя дорогая Женевьева, автора - Парв Валери, Раздел - Парв Валери в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя дорогая Женевьева - Парв Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя дорогая Женевьева - Парв Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя дорогая Женевьева - Парв Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Парв Валери

Моя дорогая Женевьева

Читать онлайн

Аннотация

Богатый и влиятельный бизнесмен Джеймс Лэнгфорд готов пойти на что угодно, лишь бы найти дочь и сделать ее своей наследницей прежде, чем он ляжет на операционный стол. Когда, как ему кажется, поиски увенчались успехом, на пути воссоединения с его обожаемой Женевьевой возникает еще одно весьма серьезное препятствие - в лице молодой женщины, взявшей девочку на воспитание и полюбившей ее как родную дочь.


Парв Валери
Моя дорогая Женевьева

Валери ПАРВ
МОЯ ДОРОГАЯ ЖЕНЕВЬЕВА
Анонс
Богатый и влиятельный бизнесмен Джеймс Лэнгфорд готов пойти на что угодно, лишь бы найти дочь и сделать ее своей наследницей прежде, чем он ляжет на операционный стол. Когда, как ему кажется, поиски увенчались успехом, на пути воссоединения с его обожаемой Женевьевой возникает еще одно весьма серьезное препятствие - в лице молодой женщины, взявшей девочку на воспитание и полюбившей ее как родную дочь.
"Дорогая Женевьева!
Когда-нибудь ты вырастешь и спросишь, где я был в первые месяцы твоей жизни. Я хочу, чтобы ты знала: я ни на минуту не забывал о тебе. Каждый раз при виде маленькой девочки приблизительно твоего возраста у меня все разрывалось внутри. Я никогда не прекращал искать тебя и не терял надежды найти мое сокровище.
Когда, наконец, мне это удалось, то при первом взгляде на тебя у меня перехватило дыхание, как бывает при виде великолепного захода солнца или от звуков рождественских гимнов. Сжав твою крохотную ладошку, я понял, что ожидание закончилось.
Благодаря Зои, которая так замечательно заботилась о тебе, пока мы были в разлуке, я знаю об основных вехах твоей жизни и молюсь лишь о том, чтобы разделить с тобой другие важные события, предстоящие тебе в будущем. Если со мной что-нибудь случится, с тобой всегда будет Зои и уверенность в моей любви, которая помогла мне разыскать тебя и привезти домой. Никогда не забывай, что ты для меня - все.
С любовью, папа".
ПРОЛОГ
Билл Марголин тяжело вздохнул, хотя и знал, что это не произведет впечатления на его пациента, стоявшего к нему спиной у окна, откуда открывался вид на живописную гавань Сиднея.
Остается только пожалеть, что не все его пациенты находятся в такой великолепной форме, подумал врач. Джеймсу понадобится вся его сила, чтобы выжить. Хоть Биллу и неприятно сообщать ему дурные новости, но, как врач и друг, он обязан был предупредить Джеймса о риске, которому тот подвергался.
Губы Билла дернулись в усмешке. Никому еще не удавалось заставить Джеймса Лэнгфорда сделать что-то против его воли. Этот человек непреклонен, когда хочет чего-то добиться. Может, в этом секрет его успеха?
Когда они с Джеймсом были еще студентами, Билл готов был отдать все на свете за такое телосложение, как у друга, не говоря уже о его легендарном обаянии...
- С операцией нельзя больше затягивать, - повторил он, переведя взгляд на рентгеновские снимки.
Джеймс, быстро закончив одеваться, пронзил друга выразительным взглядом голубых глаз. Пододвинув стул, оседлал его и забарабанил пальцами по спинке.
- Ты же сказал, что пуля не переместилась со времени последнего обследования.
- Верно, но это может произойти в любой момент. Из-за того, что она зажимает нерв в позвоночнике, у тебя возникают невыносимые головные боли.
Джеймс печально взглянул на него, массируя левое предплечье.
- И зуд, и онемение в руке тоже из-за этого. Можешь не напоминать.
- Если я не буду этого делать, ты никогда не решишься на операцию. Джеймс нахмурился.
- Когда меня подстрелил тот ближневосточный фанатик, которому не хотелось, чтобы иностранцы работали в его стране, врачи заверяли меня, что операция по удалению пули причинит больше вреда, чем пользы.
- Но это было до того, как она зашевелилась. Джеймс, я же тебе объяснял. Хирургическое вмешательство - единственный выход. Я был бы рад, если б существовали другие пути, но их нет. Ты должен разрешить мне назначить день операции.
- Хочешь побыстрее от меня избавиться? - хмуро пошутил Джеймс. Ему были жизненно необходимы еще три месяца, а потом пусть доктора делают все, что считают нужным.
- Это даст тебе хоть какой-то шанс выжить, - заговорил врач через силу. Я знаю, что операция рискованная, но оставить пулю как есть, пока тебя не парализует или ты не умрешь, - риск куда серьезней.
Джеймс обеими руками оперся о стол друга и встретил его обеспокоенный взгляд.
- Билл, скажи мне главное. Сыграют ли решающую роль три месяца?
- Прости, Джеймс, я не гадалка и ответить на твой вопрос не в состоянии. Одно я знаю точно: я не могу позволить тебе рисковать жизнью ради завершения какой-то сделки. Губы Джеймса растянулись в улыбке.
- Ты плохо меня знаешь, Билл. Дело не в бизнесе.
- Что же это за срочное дело, которое нельзя отложить?
- Возвращение моей дочери. - Джеймс наклонился вперед, наслаждаясь изумлением, отразившимся на лице друга. Он и сам выглядел так же сегодня утром, когда узнал потрясающие новости. - Детективы считают, что им удалось найти Женевьеву.
Врач громко откашлялся, явно пытаясь справиться с переполнявшими его чувствами.
- Ты уверен? Спустя полтора года! Я думал, ты уже потерял надежду разыскать ее.
Кто-кто, а Джеймс этой надежды никогда не терял - не такой он человек.
- Ни в коем случае. Как только ты сообщил о необходимости операции и связанном с ней риске, я стал торопить детективов. Я не собираюсь сдохнуть на твоем операционном столе, не увидев дочь и не передав ее в надежные руки.
Билл медленно кивнул:
- Я понимаю, почему тебе нужно время.
- Так оно у меня есть?
Врач провел тонкими пальцами по волосам, начавшим седеть еще со студенческой поры.
- Тянуть с операцией очень рискованно. Я бы хотел постоянно наблюдать за твоим состоянием, а ты должен пообещать как можно меньше волноваться.
- Заметано, - заверил его Джеймс. - Спасибо, Билл.
Врач покачал головой.
- Не надо меня благодарить. Должно быть, я с ума сошел, раз отпускаю тебя, не назначив точной даты операции, но я знаю, что ты пережил с тех пор, как исчезли Рут и малышка. Где же ты их разыскал?
- Да здесь же, в Сиднее. Они все время были почти под самым моим носом, а я не знал, - ответил Джеймс.
- Рут знает, что ты напал на ее след? Лицо Джеймса потемнело.
- Рут погибла. Судно потерпело крушение в гавани.
Билл воздержался от банальных соболезнований. Вся любовь, которую его друг испытывал к своей жене, умерла в тот день, когда та сбежала с его ребенком. Поработав в службе безопасности на Ближнем Востоке, где Рут и познакомилась с Джеймсом, она хорошо научилась запутывать следы. Лишь горстка ближайших друзей, включая Билла, знала, через какой ад прошел Джеймс по вине Рут.
- А что с дочерью? - осторожно поинтересовался Билл.
Джеймс открыл дипломат, достал папку и раскрыл ее.
- Я получил это два часа назад. - Сверху лежала черно-белая фотография. Эта женщина заботилась о Женевьеве после смерти Рут. Старший детектив не сомневается, что ребенок рядом с ней - моя дочь. - Джеймс протянул снимок через стол.
Билл внимательно вгляделся в фотографию. На ней верхом на пони была запечатлена радостно улыбающаяся девочка лет четырех-пяти. Рядом с пони стояла молодая, потрясающе красивая женщина. По прикидке доктора, около пяти футов и шести дюймов ростом и с идеальной фигурой и копной вьющихся волос, разметавшихся по плечам.
Билл Марголин невольно улыбнулся солнечной радости женщины. Она выглядела немного растрепанной, но счастливой. Все внимание женщины было приковано к сидевшему на пони ребенку. Она смотрела на девочку так, словно та была центром мироздания. Сам будучи отцом, доктор понимал это чувство.
- Что ты собираешься делать? - негромко спросил Билл, чувствуя, как у него сдавило сердце. Если след опять окажется ложным, Джеймсу будет очень тяжело.
Его друг с заметным трудом оторвался от снимка. Взгляд, обращенный на Билла, светился решимостью.
- Когда приеду в офис, я должен получить окончательное подтверждение, что это моя дочь. Потом я хочу с ней увидеться, узнать, как она жила с тех пор, как ее увезли. Судя по всему, эта женщина, Зои Холден, не разыскав семью, взяла ее на воспитание.
- Выходит, она не знает, чей это ребенок? Джеймс отрицательно покачал головой.
- Для нее это станет настоящим потрясением. - Руки Джеймса сжались в кулаки, но он постарался расслабиться. - Могу себе представить, что она будет испытывать. Я ведь сам через это прошел.
- Может быть, стоит для начала обратиться к ней по официальным каналам, предложил Билл и тут же, поймав мрачный взгляд Джеймса, понял, что напрасно сказал это.
- Если б я действовал через официальные каналы, то по-прежнему ничего бы не знал, - ответил он. - На этот раз я все буду делать сам. - Он захлопнул папку. - Зои Холден занимается продажей недвижимости в местной риэлторской фирме. Так совпало, что моя компания подыскивает особняк, чтобы принимать высокопоставленных иностранных гостей, а ее агентство предоставляло консультации. Я договорился об осмотре дома. Это даст мне прекрасную возможность выяснить, что из себя представляет эта женщина и в каких условиях живет Женевьева.
Билл беззвучно присвистнул.
- Смахивает на детектив, но это, действительно, способ познакомиться с ней, не раскрывая карт. Когда ты ее увидишь?
Джеймс взглянул на золотые часы "Ролекс".
- У нас с ней назначена встреча во второй половине дня. Чем скорее я верну дочь, тем быстрее ты сможешь меня прооперировать. Договорились?
Врач нахмурился.
- Нельзя так беспечно относиться к своему здоровью, но если ты меня послушаешься и не будешь переживать, то, возможно, операцию удастся немного отодвинуть. Одному Богу известно, какой ты упрямец. И если у тебя есть шанс вернуть Женевьеву, я не вправе тебе мешать. А теперь проваливай. Меня ждут больные, которым действительно нужна моя помощь.
Джеймс распрощался с доктором и спустился в подземный гараж.
В машине он опять достал фото, полученное от частного детектива. Он разглядывал его уже в сотый раз и успел выучить каждую деталь, но ему по-прежнему не надоедало смотреть на него. После полутора лет, прожитых с мучительным ощущением потери, Джеймс теперь испытывал восторг при каждом взгляде на четырехлетнюю малышку. Огромные темные глаза, ангельская улыбка все вызывало у него глубокую уверенность в том, что это его дочь.
Его взгляд упал на женщину, придерживающую пони. Красива. Не из тех красавиц, которые появляются на обложках журналов. Ее красота естественная. К тому же она не позировала фотографу, а значит, притворяться ей не было нужды, и улыбалась ребенку она совершенно искренне. На ней были пляжные шорты и крохотная маечка. Джеймс на секунду представил, как обнимет ее за удивительно тонкую талию и закружит в воздухе, чтобы узнать, действительно ли ее смех такой серебристый, как обещает улыбка...
В позвоночнике задергался нерв, и он ощутил боль в том месте, где сбоку от шеи сидела пуля. Это вернуло его к реальности. Чтобы снять боль, Джеймс стал делать глубокие успокаивающие вдохи и выдохи, уговаривая себя, что такая реакция на эту женщину вызвана тем, что она воспитывает его дочурку. Ничего другого нет и быть не может. Потому что, как только она узнает, кто он и что ему надо, скорее вырежет ему сердце, чем подарит улыбку.
Глава 1
Девочка уперла крошечные кулачки в бока.
- Мамуля, что значит "вылитый портрет"? Подавив улыбку, Зои оторвалась от краткого обзора рынка недвижимости, изучением которого занималась.
- Это означает, что один человек очень похож на другого. Где ты это услышала? Джинни нахмурилась.
- Мама Саймона говорит, что он вылитый портрет своего папы. - Она помолчала, задумчиво наморщив лобик. - А я твой вылитый портрет?
Зои постаралась, чтобы чувства не отразились на лице. Джинни вовсе не была ее портретом. Девочка темненькая, а она блондинка. Устремленные на нее глаза Джинни ярко-голубые, а у самой Зои глаза цвета осенней листвы.
Зои ощутила такой прилив любви к этому ни на кого не похожему ребенку, что глаза ее наполнились слезами счастья и благодарности. Для нее это явилось настоящим благословением - стать матерью такой прекрасной и внешне и внутренне малышки, как Джинни. Им не нужно быть похожими, чтобы ощущать сильную и прочную связь.
Чтобы скрыть нахлынувшие чувства, она потрепала Джинни по густым каштановым волосам.
Джинни тяжело вздохнула.
- Мне не нужна мамочка, которая уехала. Я бы хотела родиться у тебя, и тогда я была бы твоим вылитым портретом.
У Зои снова все сжалось внутри, но она с любовью улыбнулась малышке. Джинни так редко говорила о своей настоящей матери, что ее потрясло напоминание о ее существовании.
Она рассердилась на себя за такую реакцию, считая, что должна быть благодарна судьбе и не роптать. Этот ребенок стал ей подарком, которого она так и не дождалась в неудачном браке с Эндрю и о котором она так долго и страстно мечтала. Доктор за доктором уверяли, что со здоровьем у нее все в порядке, если не считать глубокого ощущения собственного несчастья. Но от ревности Эндрю в ней словно что-то застыло.
После смерти мужа жизнь Зои стала гораздо спокойнее, хотя она до сих пор содрогалась, вспоминая, как все переменилось в одно мгновение. Он не поверил, что она отправляется на деловой семинар с коллегой по работе. Не сомневаясь, что Зои собирается на свидание с другим мужчиной, Эндрю поехал за ней и, ослепленный яростью, врезался в телеграфный столб. Он скончался на месте.
Зои больше не позволяла себе мечтать о романтических приключениях, но никак не могла расстаться с желанием иметь ребенка. В тот день, когда у нее появилась возможность заботиться о Джинни и любить ее как собственную дочь, она поняла, что мечта ее осуществилась. Ни одному ребенку не доставалось столько любви и заботы.
Зои отложила папку и взяла пухленькие ручки Джинни в свои ладони.
- Разве я не повторяю тебе каждый день, что ты моя девочка и что я очень-очень тебя люблю?
Джинни серьезно кивнула, а Зои глубоко вздохнула.
- Помнишь медвежонка, которого я сделала тебе на прошлый день рождения? Джинни снова кивнула.
- А большого медведя, которого подарил тебе Санта-Клаус?
- Когда я была еще маленькая, - подтвердила Джинни с таким серьезным видом, что Зои с трудом удержалась от улыбки.
- Разве ты любишь большого медведя меньше из-за того, что не я его сделала? Джинни, похоже, возмутила эта мысль.
- Конечно, нет. Я обоих медведей люблю одинаково.
Зои обняла девочку, чувствуя, что глаза опять на мокром месте.
- Ну вот, теперь ты знаешь, как я к тебе отношусь. Ты моя самая замечательная малышка, и совершенно не важно, что ты не росла внутри меня.
- Или если бы меня принес Санта-Клаус, - закончила Джинни с победной ноткой в голосе. Затем она с надеждой добавила:
- Может быть, если я попрошу Санта-Клауса...
- Он не приносит детей, - перебила Зои, прежде чем Джинни успела высказать свою мечту. - И тебя принес не он.
Джинни покусала нижнюю губку.
- Я знаю, но вот было бы здорово, если бы он подарил мне маленького братика или сестричку.
Зои ощутила приступ боли. Она понимала, что чувствует Джинни. Желание иметь еще одного ребенка, который рос бы вместе с Джинни, играл бы с ней, открывал бы для себя мир, и всепоглощающая любовь, которую Зои могла ему предложить, были для нее почти невыносимы. Не в первый раз она заставила себя благодарить судьбу. Она может любить Джинни и заботиться о ней - о большем и мечтать нельзя. Она выдавила слабую улыбку:
- Кстати, не пора ли тебе собираться на детскую площадку?
К несказанному облегчению Зои, смена темы, как всегда, сработала.
- А ты со мной пойдешь? - спросила Джинни, туг же позабыв о Санта-Клаусе и малышах. Зои отрицательно покачала головой.
- Сегодня вас отведет мама Саймона, Джули. Я должна показать один дом хорошему дяде, который специально приедет сюда.
Джинни скорчила гримаску.
- Обязательно? Почему он не может сам посмотреть дом?
Зои усмехнулась настойчивости девочки.
- Не может, и все. А теперь беги, собирайся. Тетя Джули сейчас придет.
Малышка помчалась через холл в свою спальню. Через несколько минут она вернулась с рюкзачком в виде коалы и любимой куклой Барби. Тут как раз раздался звонок в дверь. Зои открыла, и Джинни бросилась навстречу стоявшим на пороге Саймону и его матери. Пообещав хорошо себя вести, дети ушли, взявшись за руки и оживленно болтая.
Зои едва успела достать документы, которые могли ей понадобиться при осмотре дома, когда опять раздался звонок в дверь.
Джеймс Лэнгфорд ждал, с трудом сдерживая нетерпение. Попросив секретаря назначить встречу с Зои Холден, он не ожидал, что эта встреча произойдет в ее квартире. Он уже припас благовидный предлог, чтобы после осмотра дома Стрэтфилда добиться приглашения зайти к ней.
И вот он здесь! Джеймс был так близок к тому, чтобы найти дочь, что уже ощущал вкус победы.
В доме действительно живет ребенок. На полянке валялся трехколесный велосипед, под кустом розмарина алым пятном горел мяч. В отчете, дожидавшемся его на столе по возвращении от врача, детективы отмечали эти признаки наряду с другими.
Джеймсу понадобилось полчаса, чтобы более или менее прийти в себя и продолжить чтение собранных детективами доказательств и информации о прошлом госпожи Холден.
Оказалось, что она не всегда занималась недвижимостью. До получения лицензии агента по недвижимости Зои работала няней. Ее покойный муж жил по соседству с ее работодателем, так они и познакомились. После смерти мужа она зарабатывала на жизнь, присматривая за чужими детьми, и параллельно осваивала свою нынешнюю профессию.
Судя по отчету. Рут часто оставляла ребенка с Зои. Размышляя о том образе жизни, который избрала для себя Рут, Джеймс почувствовал, как сердце кольнула боль обиды. Освободившись от неизбежных в браке ограничений, она бросилась в круговорот самых невероятных приключений, пробуя все подряд, от парашютного спорта, спусков по горным рекам и до занятий парусным спортом в Сиднейской гавани. Последнее увлечение стоило ей жизни.
Что вынуждало его жену идти на все эти сумасшествия? Джеймсу оставалось только гадать. Пыталась доказать что-то себе самой? Или стремилась досадить Джеймсу, зная, что он никогда не одобрил бы такой образ жизни?
К черту! Он не был тираном, требующим от жены сидеть взаперти. Но он действительно считал, что материнство налагает определенные обязательства.
Он сделал резкий выдох. Хотя со времени бегства Рут прошло немало времени, известие о ее гибели полтора года назад стало для него настоящим ударом. Не потому, что он все еще любил ее. Он не такой дурак. Но потому, что она так бессмысленно погибла. Словно свеча на ветру, Рут погасла намного раньше срока. И поскольку она никогда не делилась с ним своими чувствами, он не представлял себе, какова его доля вины в случившейся трагедии.
Скрываясь вместе с Женевьевой под вымышленными именами, Рут исключила для властей всякую возможность разыскать девочку. Судя по отчету детектива, были испробованы все каналы поисков. Зои Холден тоже предпринимала подобные попытки. Когда стало очевидным, что семью найти не удастся, она в конце концов взяла девочку на воспитание.
У Джеймса почти не оставалось сомнений в том, что он наконец нашел то, что искал, но до полного воссоединения с Женевьевой он не желал верить никаким доказательствам. А вот своей интуиции Джеймс доверял. Именно она подтолкнула его предпринять еще одну безнадежную попытку и не сдаваться. Спасибо провидению, что он так и поступил, иначе не стоять бы ему сейчас здесь с пересохшим горлом, влажными ладонями и бешено бьющимся сердцем. Он не испытывал ничего подобного, даже работая над созданием современной сети телекоммуникаций в ближневосточной стране в исключительно взрывоопасной обстановке.
Сделав глубокий вдох, он опять потянулся рукой к звонку. Но дверь распахнулась прежде, чем он успел позвонить второй раз, и он оказался лицом к лицу с женщиной, чье изображение видел на фотографии.
Первое, что он понял, это то, что в жизни она гораздо привлекательнее. К тому же она оказалась еще стройнее, чем он себе представлял. Однако фотографии не удалось передать решительных линий ее скул и вызывающего блеска янтарных глаз, от которого он почувствовал слабость. Лишь длительный опыт ведения переговоров с самыми разными людьми помог ему скрыть произведенный ею эффект.
- Зои Холден? - произнес он с усилием, хотя заранее знал ответ.
Женщина нервно сглотнула, отвела взгляд, потом снова посмотрела на него. Неужели он вызвал у нее такие же чувства? Однако голос ее звучал ровно, когда она произнесла:
- Вы, должно быть, Джеймс Лэнгфорд. Джеймсу, как он ни был избалован женским вниманием, польстила такая реакция. Он знал, что его шесть футов и два дюйма роста могут оказывать пугающее воздействие. Сестра обвиняла его в том, что он специально наращивает мышцы. Она, разумеется, заблуждалась. В наши дни хорошая физическая форма необходима для успеха в делах. Если же это заставляло врагов подумать дважды, прежде чем перейти ему дорогу, то Джеймс не имел ничего против.
Женщина уверенно протянула ему руку, и Джеймс невольно испытал уважение. Хотя ее ладонь утонула в его крупной руке, пожатие оказалось твердым и деловым.
- Я Зои Холден. Приятно познакомиться. Ее музыкальный голос оказался столь же потрясающим, как и рукопожатие, но больше всего его поразили ее золотистые волосы. Они были так красивы, что у любого мужчины захватило бы дух. Будь Джеймс обычным клиентом, которому она должна была показать дом, он серьезно подумал бы о том, чтобы предложить ей обсудить сделку за ужином.
Такой соблазн уже возник, признался он себе, но его останавливала уверенность в том, что, узнав истинную причину его визита, она не захочет продолжать отношения с ним.
- Зовите меня Джеймсом, - попросил он, и она кивнула.
- Прекрасно, Джеймс. Я возьму бумаги по дому Стрэтфилда, и мы сможем ехать.
Джеймс ждал в дверях, пока Зои складывала бумаги в кожаную папку. Она чувствовала, что он не спускает с нее глаз. От его внимания у нее неожиданно улучшилось настроение.
Ее клиентами чаще всего были престарелые инвесторы, относившиеся к ней, как к дочери, и иногда приглашавшие ее на семейные встречи. Зои редко приходилось сталкиваться с мужчинами, подобными Джеймсу Лэнгфорду. Как и большинство людей, она знала о нем понаслышке. Его компания создала первую систему спутниковой связи в Австралии, а теперь работала по всему миру. Он был президентом кабельной телевизионной сети, нескольких радиостанций и имел какое-то отношение к программному обеспечению. Коллеги Зои снабдили ее информацией о нем, как только он заинтересовался домом Стрэтфилда.
Однако никакая информация не смогла подготовить ее к тому, что она увидела. Дело было не только в его росте, хотя Зои ошеломило открытие, что она даже на каблуках достает ему только до плеча. Глаза у него были удивительного голубого цвета, точь-в-точь как у Пола Ньюмена.
В сочетании с высоким ростом и спортивным телосложением это производило весьма сильное впечатление. Но у нее захватывало дух не только от его внешности. От Джеймса исходило ощущение почти гипнотической силы. Нетрудно было понять, почему он столь удачлив в делах. Стоило ей открыть дверь, как она ощутила исходившую от него властность. Однако держался он весьма непринужденно. Такой человек вполне мог быть потомком Александра Македонского, усмехнувшись, подумала она.
Однако стоп! Что за глупости лезут ей в голову! Этот человек - ее клиент. Богатый, удачливый, необыкновенно мужественный и привлекательный, и все же он - клиент. Нельзя предаваться глупым фантазиям.
Вероятно, ее подруга Джули права. Она, действительно, слишком много времени проводит либо одна, либо с Джинни. Наверное, ей не хватает общения. Если она позволит своим воспоминаниям об Эндрю отравить себе жизнь, то он одержит двойную победу.
Она понимала, что общение - это одно, а связь с мужчиной, особенно таким, как Джеймс Лэнгфорд, - совсем другое. Кому, как не Зои, знать, что мужчины собственники. Эндрю требовал полного подчинения, отчета за каждую минуту проведенного времени. Она не собиралась вновь становиться чьей бы то ни было игрушкой.
Когда она с папкой в руках вернулась к Джеймсу, ее улыбка была исключительно деловой:
- Идемте, моя машина у дома.
- В моей было бы удобнее, - он указал на черный блестящий "бранкстон турбо", по сравнению с которым ее скромный седан заметно проигрывал.
- Но я знаю дорогу, - возразила Зои, не понимая, почему ей так важно выиграть этот раунд. Она убеждала себя, что просто пытается быть практичной, настаивая на том, чтобы они ехали в ее машине, но причины крылись глубже. В присутствии Джеймса Лэнгфорда она волновалась, хотя и не отдавала себе отчет, почему.
Дело было не в его внешности или богатстве.
Занимаясь недвижимостью, она научилась работать с разными людьми. И, как ни странно, не сомневалась, что с ним ее честь в безопасности, хотя его, возможно, и рассмешила бы, а может, и задела бы столь старомодная мысль.
Нет, в нем было еще что-то, предостерегавшее об опасности, а может, это просто ее воображение не в меру разыгралось?
Зои немного удивилась, когда он без дальнейших возражений скользнул на пассажирское место и потянулся, чтобы изнутри открыть кнопку ее дверцы. Какой же он большой, невольно подумала она, ощутив, что ее автомобильчик слишком тесен для такого гиганта.
- Вы уже много домов посмотрели? - спросила она, стараясь переключиться на дела, прежде чем мысли снова примут опасное направление.
- Мой заместитель посмотрел несколько особняков, но ни один полностью не соответствует потребностям компании.
Зои искоса взглянула на него.
- А что именно нужно вашей компании?
- Достаточно большой земельный участок. Желательно на возвышенности. И еще чтобы дом не был новым и наши высокопоставленные гости во время своего пребывания здесь могли бы ощутить дух Австралии.
- Значит, вы покупаете не для себя? Он покачал головой.
- Нет, не для того, чтобы там жить. У меня уже есть пентхаус в центре города и дом в нескольких милях от Сиднея, рядом с заповедником Ватаган.
Ее глаза округлились от удивления:
- Я знаю это место. Мои бабушка и дедушка жили неподалеку от Волломби. Я часто кормила кенгуру почти у самого крыльца.
Его интерес заметно возрос.
- Возможно, я с ними знаком. Зои ощутила боль.
- Они умерли несколько лет назад с разницей всего в несколько месяцев. Я там уже давно не бывала.
Зои часто навещала их. Она до сих пор помнила прогулки по роскошному зеленому тропическому лесу и свои попытки перекричать хор цикад летними вечерами.
Может быть, это объяснялось тем, что в детстве дедушкин дом был для нее единственным настоящим домом? Ее родители были ботаниками, достаточно известными каждый в своей области, но жившими в благородной бедности. Большую часть времени они проводили в экспедициях, оставляя единственную дочь на попечение родственников, поскольку не могли позволить себе платить за интернат.
После смерти отца, подхватившего какую-то редкую тропическую болезнь в экспедиции по Южной Африке, мать Зои уединенно жила на южном побережье Нового Южного Уэльса, в окружении зарослей сада, где она выращивала лечебные растения.
К этому времени мать и дочь настолько отдалились друг от друга, что Зои уже не могла представить, как смогла бы жить вместе с матерью. К счастью, она уже работала няней и жила в семье своей воспитанницы, так что этот вопрос никогда и не обсуждался.
- А ваш муж?
Голос Джеймса вернул Зои к реальности, перекрыв поток воспоминаний, нахлынувших при упоминании о местах, где прошло ее детство.
- Мой муж погиб два года назад в автомобильной аварии, - тихо ответила она.
Зои кивнула в ответ на неловкие соболезнования Джеймса, не желая объяснять, что, хотя она переживала из-за преждевременной смерти Эндрю, ощущения личной потери у нее не было.
Ей потребовалось несколько месяцев, чтобы избавиться от чувства вины, потому что смерть Эндрю освободила ее от его чрезмерной ревности. Поначалу она корила себя за то, что не слишком горюет из-за смерти мужа, пока однажды Джули серьезно не напомнила ей, что Эндрю сам убил ее любовь.
- Я заметил игрушки на поляне перед домом, - продолжал Джеймс. - Сколько у вас детей?
Зои была удивлена. Обычно интерес клиентов мужского пола к ее личной жизни не шел дальше вопроса, замужем ли она. Она решила, что Джеймс просто поддерживает вежливый разговор.
Она сосредоточилась на дороге. До поворота к дому Стрэтфилда было уже недалеко. И тут она заметила, что Джеймс внимательно смотрит на нее в ожидании ответа.
- У меня нет своих детей, - ответила она без всякого выражения, одновременно пытаясь понять, почему рассказывает ему больше, чем необходимо. Но есть воспитанница, Джинни. Сегодня она отправилась гулять с моей соседкой и ее сыном.
Джеймс прерывисто вздохнул. Зои решила, что он уже сожалеет об интересе, проявленном к ее семье. И напрасно. Она не собиралась вытаскивать пачку детских фотокарточек.
Следующие его слова озадачили ее.
- У меня тоже была дочка. Дети могут доставлять много радости.
Прошедшее время не осталось ею не замеченным. Неужели его ребенок умер?
- С ней что-то случилось? - осторожно спросила Зои.
Краем глаза она заметила, как окаменело его лицо.
- Да, но это не была детская болезнь. Костяшки ее пальцев на руле побелели. Нет, только не похищение. Высокое положение, которое он занимал в деловых кругах, делало такое предположение весьма вероятным.
- Тогда что же?
- Моя жена решила, что наш брак ее не устраивает, - объяснил он. - Она увезла дочь в другую страну и воспользовалась вымышленным именем, чтобы я не смог их найти.
Боль, звучавшая в его голосе, передалась и Зои. Хотя у них с Эндрю никогда не было детей, она могла представить себе то отчаяние, которое бы испытала, если б с ней так поступили. Она быстро заморгала.
- Вам известно, где они?
Боковым зрением она увидела его напряженный кивок.
- Мне понадобилось много времени, но теперь я знаю. - Рассказывать подробности он не стал. - Сколько лет вашей приемной дочери?
Это вовсе не походило на вопрос, заданный из вежливости. Скорее складывалось впечатление, что он хочет поговорить о ее ребенке, желая отвлечься от мыслей о собственной потере.
- Ей четыре с половиной, - ответила Зои, - через несколько месяцев она пойдет в школу. Не знаю, как я буду без нее.
- У вас с мужем не было собственных детей, так, кажется, вы сказали?
- У нас.., как-то не получилось. Были кое-какие проблемы. - Даже сейчас ей было непросто говорить о своем замужестве, начавшемся так хорошо, пока не проявился истинный характер Эндрю. - Джинни полностью излечила меня от разочарования. Она чудесный ребенок, безобразница, как и все дети в ее возрасте, но такая ласковая, что я не могу на нее долго сердиться.
Джеймс скрестил руки на широкой груди.
- Надеюсь, вы ее не слишком балуете? Зои чуть усмехнулась.
- Разве можно избаловать четырехлетнюю малышку? Конечно, я не разрешаю ей делать все по-своему, но что касается выражения моей любви, то, по-моему, тут не может существовать ограничений, разве не так?
Он чуть сменил позу, чем привлек ее взгляд. Его профиль был наполовину в тени.
- К несчастью, я не успел в этом разобраться.
Сердясь на себя, Зои притихла. И зачем только она рассказывает ему о радостях материнства? Ведь этим она лишь напоминает ему о потере. Конечно, он первым заговорил об этом, напомнила она себе, но можно было бы отвечать и более тактично. Зои с облегчением заметила нужный им поворот.
- Мы почти приехали.
Джеймс почувствовал ее облегчение, но не подал вида. Он также не проявил особого интереса при первом взгляде на особняк, когда они въезжали в автоматически открывшиеся ворота. Неужели он притворяется незаинтересованным, чтобы сбавить цену в торговле за дом? - думала Зои. Пока они говорили о детях, он казался гораздо более оживленным, чем когда автомобиль подъехал к дому.
Не считая смотрителя, жившего в коттедже на территории, владение было пустынным. У Зои вновь возникло чувство неловкости. Она объяснила его молчанием, установившимся между ними, как только она заглушила мотор.
- Что вы хотели бы посмотреть сначала: территорию или дом? - спросила она, почему-то надеясь, что ему захочется осмотреть сад.
- Дом, - решил он. - Насколько я понял, здесь шесть спален.
Скорее всего, ее беспокойство объяснялось разговором о пропавшей дочери, подумала Зои. Она не могла не посочувствовать Джеймсу. Чтобы разрядить обстановку, Зои заговорила о достоинствах особняка.
Джеймс тут же отреагировал, начав задавать вопросы о доме, его истории и окружающей земле. К тому моменту, когда Зои показала ему все, что заслуживало внимания, прошло больше часа. Не считая заданных им вопросов, по его поведению она никак не могла понять, состоится сделка или нет.
Зои вдруг спохватилась, что почему-то постоянно говорит о себе. Его вопросы были столь ненавязчивыми, что лишь после окончания осмотра она осознала, что они больше говорили о ней самой, чем о доме.
- Если вам захочется еще раз взглянуть на дом, я с удовольствием организую повторный осмотр, - сказала она по пути к машине.
- В этом нет необходимости. Я его куплю. Зои не верила своим ушам. Неужели он вот так запросто решил купить дом стоимостью в миллион долларов? Одних комиссионных от этой сделки хватит, чтобы на ближайшее время решить все проблемы, связанные с заботой о Женевьеве.
- Правда? - переспросила она, чувствуя, как профессионализм уступает место восторгу. - Я так рада. Я почувствовала, что он вам подойдет, как только вы объяснили, что нужно вашей компании.
Джеймс едва заметно кивнул.
- Компания, конечно, захочет произвести некоторые изменения. Добавить несколько современных удобств, усилить безопасность стоянки для машин.
- Я уполномочена обсуждать ваши предложения, - заверила она его, подсчитывая в уме стоимость усовершенствований, которые он наметил. Без сомнения, он понимает, что они отразятся на окончательной цене дома.
Он назвал цифру лишь немногим меньше той, что она определила, которая так или иначе превышала рыночную стоимость. Джеймс согласился с ней. Она не сомневалась, что ее клиенты примут это предложение без дальнейших переговоров.
- По пути домой я заеду к продавцу, - сказала она. - Уверена, что он сочтет ваше предложение приемлемым, так что мы можем встретиться в моем офисе и подготовить предварительные документы уже сегодня днем, если вас это устроит.
Он облокотился на крышу автомобиля, встретив ее взгляд с тревожащей прямотой. Ей подумалось, что любая женщина рискует утонуть в синих озерах его глаз. У нее возникло сверхъестественное ощущение, что ему известно о ней буквально все: каждый секрет, каждое темное пятнышко ее биографии. И это ее заинтриговало.
Чтобы избавиться от этого наваждения, она чуть тряхнула головой. Опять фантазии, Зои? Да что с тобой сегодня? Ты, наверное, просто потеряла голову, провернув такую важную сделку. Она отказывалась верить, что ее состояние объясняется присутствием Джеймса.
Его чуть насмешливая улыбка согрела ей душу:
- У вас есть при себе оферта?
Она кивнула и достала документ из папки. Он едва взглянул на бумагу, прежде чем вписать туда цену, которую они обсуждали, и подписать документ. Она отметила, что подпись у него четкая и решительная, такое же впечатление производил и он сам.
- Ну вот, у вас есть мое предложение в письменной форме, - сказал он. Всем остальным займется мой заместитель, Брайан Денгейт.
Зои почувствовала легкое разочарование. Значит, он не будет участвовать в оформлении покупки.
- В таком случае мне было очень приятно работать с вами, Джеймс, - она уселась на водительское место, а он - на сиденье рядом. - Через пятнадцать минут я доставлю вас к вашему автомобилю.
- Я не тороплюсь, - сказал он, чем застал ее врасплох. - Я хотел бы обсудить с вами еще несколько вопросов.
Они уже подъехали к ее дому, а Джеймс так ничего и не спросил, лишь говорил о каких-то малозначимых вещах.
- Не хотите зайти на кофе? - предложила Зои и затаила дыхание в ожидании ответа.
Он кивнул. Зои не могла понять, привлекает ли она его так же, как он ее, но по крайней мере он не отказался.
Квартира у нее была скромная, но уютная. Конечно, он привык совсем к другому, подумала Зои, переступая через игрушки в холле по дороге в гостиную. Она сама оклеила ее обоями кремового цвета, украсила мексиканским ковром ручной работы и добавила несколько ярких деталей, например глиняный кувшин с огромными бумажными подсолнухами.
Джеймс сел на диван, а она принесла кофе и домашний ореховый пирог. Однако от пирога он отказался, а кофе так и остался нетронутым, потому что внезапно Джеймс произнес:
- Зои, я должен вам кое-что сказать. Он выглядел таким серьезным, что она внезапно испугалась.
- Если вас беспокоит вопрос о наследовании...
- Это не о доме, - перебил он. - Это связано с Женевьевой.
На секунду имя сбило ее с толку, затем она поняла:
- Вы имеете в виду Джинни. А что такое? Джеймс достал из кармана пиджака пачку документов.
- Я не знаю, как помягче сообщить это вам, но сомнений нет. Ребенок, которого вы зовете Джинни, - моя дочь, Женевьева. Здесь все доказательства, которые вам могут потребоваться.
Глава 2
Зои показалось, словно холодная волна накрыла ее с головой. Ей вдруг стало тяжело дышать. Вот, наверное, что чувствуешь, когда тонешь, подумала она.
- Она. - что?
- Она моя дочь, которую у меня отняли полтора года назад. Ее настоящее имя - Женевьева Матильда Лэнгфорд.
Острая боль сдавила сердце Зои. Она-то думала, что Джеймс решил продлить встречу не ради деловых вопросов. Правда же привела ее в неописуемый ужас. Весь его интерес к ее замужеству и ребенку был вызван лишь желанием проверить уже известную ему информацию. Словно пантера, играющая со своей добычей, он всего лишь выжидал подходящий момент, чтобы сообщить ужасную новость. Она была настолько шокирована, что чувствовала себя не в состоянии защищаться.
Он пришел, чтобы забрать Джинни. Эта мысль обожгла ее. Ее красавица, ее любимая дочурка принадлежала ему.
Этого не может быть! Это страшный сон, от которого она вот-вот пробудится. Она почувствует, как Джинни настойчиво тянет ее за волосы, заставит себя открыть глаза и станет спорить, что еще рано вставать. "Мамочка, но солнышко уже встало", - будет твердить Джинни. Смеясь, Зои спустит ноги с кровати и с пожеланием доброго утра прижмет к себе сладкое детское тельце.
- Зои, с вами все в порядке? Голос Джеймса вернул ее к грубой реальности.
- Со мной все нормально. Я просто.., не знаю, что сказать.
- Не надо ничего говорить. Вы прекрасно заботились о Женевьеве.
Зои вздрогнула от решимости, прозвучавшей в его голосе, и с трудом произнесла:
- Вы говорите так, словно все кончено. Он вскинул голову.
- Вы же понимаете, что так и есть. Вы могли заниматься ее воспитанием, только пока не удавалось разыскать ее родственников. А теперь у нее есть семья. Я ее отец, и она должна быть со мной.
- Но Рут мне говорила... - Зои прикусила язык, чтобы не выпалить все накопившиеся обвинения. Рут удалось убедить ее, что отец Джинни был бесчувственным дикарем, безразличным к жене и дочери.
Джеймс покорно вздохнул:
- Что бы она ни говорила обо мне, это могло быть такой же ложью, как и ее вымышленное имя.
Зои засомневалась. Пока они осматривали дом, в ней стало зарождаться сочувствие к нему. Тем не менее Рут отзывалась о нем как о трудном и равнодушном человеке, слишком занятом бизнесом, чтобы проводить много времени с семьей. Каков же настоящий Джеймс Лэнгфорд? - думала она.
Он был широко известен как ни перед чем не останавливающийся предприниматель, создавший международную компанию связи. Журнал "Тайм" назвал его однажды "австралийским бульдозером". А теперь она стояла на пути этого бульдозера, и, если придется, он ее раздавит. Зои ухватилась за еще одну соломинку. - Вы же сказали, что ваша жена увезла дочь в другую страну. - Может быть, все-таки произошла какая-то путаница с фамилиями? Он кивнул.
- Так и было. Она уехала в Австралию. Когда мы познакомились, моя компания занималась созданием сети спутниковой связи на Ближнем Востоке. Рут обеспечивала безопасность проекта. Никто из нас не предвидел случившегося, но для иностранцев это было замкнутое и одинокое место. Политическая ситуация была непростой, и нам не разрешалось выходить из штаб-квартиры поодиночке. Он поморщился. - В подобной ситуации люди проявляют друг к другу больше интереса и быстрее завязывают отношения, чем в обычных обстоятельствах.
- Вы поженились на Ближнем Востоке? - осипшим голосом спросила она.
- Мы этого не планировали, пока Рут не забеременела. - Услышав резкий вздох Зои, он нахмурился. - Не будьте такой впечатлительной. Мы принимали меры предосторожности, но Рут перенесла пищевое отравление, и таблетка не оказала нужного действия. Рут не относилась к женщинам, которые стремятся завести семью, и не думаю, что она бы ответила мне "да", если бы не беременность.
По опыту своего непродолжительного знакомства с его женой Зои догадывалась, что он прав. Рут производила впечатление женщины, наслаждавшейся своей властью над мужчинами, но не любившей подолгу оставаться на приколе. Как мать она мало интересовалась успехами своего ребенка, о которых Зои сообщала ей регулярно.
Рут во многом напоминала Зои бабочку, беспрестанно порхавшую с цветка на цветок и не терпящую, когда что-то не по ней.
- Я подозреваю, вы знаете, что она из себя представляла.
- Я была знакома с ней очень недолго, - объяснила Зои. Голос ее звучал глухо из-за боли, сдавившей горло. - Она представилась как Рут Сэливан и сказала, что работает курьером в деловой части города. Иногда она оставляла Джинни у меня на ночь, так что я привыкла к тому, что девочка здесь спит. Но, когда однажды Рут не приходила за дочкой два дня, я отправилась к ней узнать, не заболела ли она. Никто не открывал, а соседи ее не видели, так что я позвонила в полицию.
- Которая обнаружила, что она погибла при крушении парусника, - договорил Джеймс. Судя по его голосу, он до сих пор не свыкся с этим.
- По словам полицейских, у нее были довольно легкомысленные приятели, подбивавшие ее пробовать все новые и новые опасные виды спорта, - добавила Зои.
Джеймс тяжело вздохнул.
- Зная Рут, я не думаю, что ей требовались уговоры. Она любила ходить по лезвию ножа. Это давало ей ощущение полноты жизни. Работа на Ближнем Востоке удовлетворяла ее потребность в приключениях. Я должен был предвидеть, что она и со мной не остепенится.
- Что же между вами произошло? - Зои не удержалась от вопроса, желая знать как можно больше о жизни Джинни до того, как она попала к ней. До сих пор она могла строить догадки лишь на основании рассказов Рут.
Его лицо помрачнело.
- Когда выяснилось, что она беременна, я предложил вернуться в Австралию, чтобы ребенок родился здесь. - Прежде чем продолжить, Джеймс долго напряженно молчал. - Некоторое время все, вроде бы, шло неплохо, потом Рут заскучала. Мне пришлось снова поехать на Ближний Восток, чтобы завершить начатое. Рут хотела ехать со мной, но Женевьеве не исполнилось еще и двух лет. Я постарался до минимума сократить свою поездку. Предполагалось, что меня не будет всего месяц.
Его голос дрогнул. Зои ощутила боль, причиняемую ему воспоминаниями, словно это была ее собственная боль. В каком-то смысле так оно и было. Если бы не эти события, разыгравшиеся в другой части света, ей бы сейчас не пришлось страдать.
- Неужели она не могла подождать месяц? - выдавила Зои, произнося то, что ему было не под силу. Как могла женщина, мать его ребенка, не ждать всю жизнь человека, которого любила, если это необходимо?
- Под конец.., вмешались обстоятельства. Прошло гораздо больше месяца, прежде чем я смог вернуться, - хрипло ответил он. - К моему приезду ее уже не было, и она забрала с собой дочь.
Зои машинально отметила, что он не попытался объяснить, какие именно обстоятельства задержали его. Что бы ни случилось, это не ее дело. Он рассказывает свою историю, только чтобы помочь ей понять, как Джинни попала к ней на воспитание. Самым нелепым было то, что она все понимала. На его месте она тоже сделала бы все на свете, чтобы разыскать ребенка. Но материнские чувства сопротивлялись этому всеми силами. Как она могла справиться с тем, что ей предстоит расстаться с Джинни?
- Я понимаю, как вам должно быть тяжело, - признал Джеймс. И тем не менее она чувствовала, что никакие уговоры и даже слезы не собьют его с пути, как один утес не может изменить мощного потока реки.
- Тяжело? - эхом отозвалась она, поднимая на него глаза, в которых стояли слезы. - Это не просто тяжело, это невозможно вынести. Мне кажется, вы даже приблизительно не представляете себе, насколько это тяжело, мистер Лэнгфорд.
Он жестом указал на документы, лежавшие между ними на кофейном столике.
- Вы уверены, что я не понимаю ваших чувств? Если вы согласитесь поехать в мой офис, я покажу вам папку, больше, чем этот стол, заполненную сведениями, с трудом, буквально по капле, собираемыми с того самого дня, когда меня разлучили с Женевьевой. Так что не говорите мне, что я не представляю себе, каково вам.
Она заставила себя спросить:
- Что вы собираетесь делать?
Джеймс отошел к окну, отодвинул занавеску, затем опустил ее и повернулся к Зои. Его лицо смягчилось сочувствием, но глаза горели решимостью:
- Я собираюсь ближе узнать своего ребенка, снова стать ему отцом. Мы слишком долго жили в разлуке.
Она сцепила пальцы рук на коленях.
- Значит, наша встреча была лишь уловкой? - спросила она деревянным голосом. - Неужели вы полдня играли со мной в кошки-мышки, выжидая момента, чтобы сообщить, зачем вы на самом деле хотели меня увидеть?
Он гневно сверкнул на нее глазами.
- Это не было уловкой, - сказал он. - Компания действительно собирается купить дом для размещения высокопоставленных гостей. Но вы правы, я не ради дома назначил с вами встречу. - Он огляделся по сторонам. - Я хотел лично увидеть, какая вы и как жил мой ребенок.
Зои вскочила на ноги, в ней кипела ярость.
- Да как вы посмели явиться сюда и проверять меня вот так исподтишка? возмутилась она. - Может быть, у меня и нет таких средств, как у вас, но, живя у меня, Джинни ни в чем не нуждалась.
Лицо Джеймса потемнело. Он застыл, словно изваяние, только руки сжались в кулаки.
- Если бы мы поменялись ролями, вы поступили бы точно так же. К счастью, команда частных детективов, которую я привлек к поискам с момента исчезновения Женевьевы, заверила меня, что ей прекрасно жилось у вас. То, что я увидел сегодня, подтвердило их слова, так что из-за этого вам не стоит сердиться. Наоборот, я вам несказанно признателен за то, что вы сделали.
Его слова Зои пропустила мимо ушей. Ее осмелились проверять! Это слишком живо напомнило ей о бесконечных подозрениях Эндрю, вплоть до слежки за ее автомобилем, чтобы убедиться в том, что она действительно не встречается с другими мужчинами.
- Вы установили за мной слежку? - повторила она, чувствуя, как ее передернуло от отвращения. - Вам не приходило в голову просто постучать в дверь и спросить меня обо всем, что вас интересовало?
- Я не хотел встречаться с вами, не проверив все досконально. Слишком часто я ошибался, заходил в тупик и испытывал разочарование за разочарованием. Если бы оказалось, что этот ребенок - не моя дочь, вы никогда бы даже не узнали, что я вами интересовался.
Зои словно окатили ледяной водой.
- Не могу поверить, что вы за мной следили без моего ведома. Это почти... - она пыталась подобрать нужное слово, - извращение. За сколькими людьми вы шпионили без их ведома, копаясь в подробностях их жизни?
Джеймс в два шага оказался рядом с ней и, твердо взяв ее за плечи, заставил посмотреть себе в лицо.
- Зои, прекратите! Я знаю, что вы потрясены и у вас есть полное право злиться. Но я не собираюсь извиняться за то, что использовал все существующие средства, даже грязные, чтобы найти свою дочь. Речь должна идти только о ней, а не о моих или ваших чувствах.
К своему ужасу, Зои почувствовала, как по щекам безжалостно покатились слезы. Она еле слышно чертыхнулась, а его объятия становились все крепче, пока, наконец, она не прижалась к его твердой груди. Джеймс гладил ее по волосам, утешая.
- Не надо, пожалуйста. Его руки скользнули вниз по ее шее и задержались на вздрагивавших плечах, а губы естественно коснулись волос.
Зои не сопротивлялась, ей хотелось почувствовать себя в его объятиях с того самого момента, когда она открыла ему дверь.
Джеймс провел губами по ее лбу. Зои потребовалось все самообладание, чтобы вспомнить, кто он и почему явился к ней. Джинни!
Она отчаянно ухватилась за мысль о девочке и ощутила, как возвращаются силы. Он отпустил ее, как только она уперлась ладонями в его мускулистую грудь.
- Простите, - пробормотала Зои, извиняясь за момент слабости.
Чуть насмешливой улыбкой он дал понять, что нет смысла отрицать, что оба они правильно поняли случившееся. Ситуация была взрывоопасной. Воздух раскалился от эмоций.
- Не надо извиняться, - сказал Джеймс. Имея на руках все карты, он мог позволить себе благородный жест. Зои все еще не могла забыть нежность, с которой он обнимал ее, кожа горела в том месте, куда он ее поцеловал.
Джеймс шпионил за ней в собственных интересах, а значит, он ничем не лучше Эндрю, напомнила она себе.
- Вы не дадите мне немного времени? Я хотела бы изучить ваши документы... - Ее голос затих. Она почти не сомневалась, что с документами все в порядке. Человек вроде Джеймса Лэнгфорда шага не сделает, прежде чем не будет во всем уверен. Просто ей требовалось время, чтобы привыкнуть к мысли, что жизнь ее навсегда переменится.
Кроме того, ей нужно подготовить Джинни к еще одному крутому повороту в ее жизни, и без того богатой потрясениями. Это будет самой тяжелой задачей.
Джеймс кивнул без особой охоты.
- Я не буду вас торопить. Из бумаг вы сами все поймете, но можете задавать мне любые вопросы, и я постараюсь на них ответить. А пока я хотел бы встретиться с Женевьевой.
Зои почувствовала, как от лица отхлынула вся кровь.
- Но вы не собираетесь сказать ей, кто вы?
Джеймс неотрывно смотрел ей в глаза. - За кого вы меня принимаете? Ладно, не говорите. Если вам легче считать меня негодяем - пожалуйста. Но не думайте отговорить меня от желания снова сблизиться с ней, стать частью ее жизни. Когда настанет подходящий момент, она узнает всю историю.
Он оказался справедливее, чем она могла рассчитывать.
И он прав, она действительно пыталась подогнать его под мерки негодяя. Настоящей же негодяйкой была Рут, втянувшая их всех в эту невыносимую ситуацию. Зои с болью кивнула.
- Конечно, вы имеете право видеть ее. - Больше, чем она сама, если разобраться. На нее нашло озарение. - В субботу я веду ее на местную ярмарку. Одним из основных мероприятий будет благотворительный аукцион, в котором я участвую. Может быть, встретимся там? Ей это не покажется таким странным.
Лицо Джеймса буквально преобразилось. Зои слишком поздно сообразила, как могло быть воспринято подобное предложение. Она словно призналась, что имеет привычку знакомить Джинни с чужими мужчинами.
- Я имела в виду, что не хочу, чтобы у нее сложилось неверное представление о вас и обо мне.., о нас, - запнулась она.
В его голубых глазах заиграло изумление.
- Не дай Бог, чтобы у нее возникло ложное представление о.., нас, - сказал Джеймс, подтрунивая. Затем он вернулся к деловому тону:
- Ярмарка - хорошая мысль. Я хотел бы увидеть Женевьеву пораньше, но, возможно, нам всем требуется время, чтобы привыкнуть к этой ситуации.
На секунду на его лице отразилась глубокая, почти невыносимая тоска, от которой потемнели глаза. Боль в Зоином сердце усилилась, когда она осознала, что просит его еще на несколько дней отложить воссоединение с ребенком, которое и без того затянулось.
У нее чуть было не вырвалось: "Подождите, она скоро будет дома. Вам не надо больше ни на день откладывать встречу с ней". Но Зои прикусила язык, так и не сказав ничего. Без сомнения, Джеймс с радостью бы принял ее предложение, и она могла его понять. Но еще не была к этому готова.
Она не могла так вот просто расстаться со своим ребенком.
Зои проводила Джеймса до двери, договорившись встретиться на ярмарке.
Когда она вернулась в комнату, ее с молчаливым осуждением ждали документы, устанавливающие отцовство Джеймса. Она долго смотрела на них, прежде чем заставить себя открыть папку.
Глава 3
Зои казалось, что она прожила целую вечность с тех пор, как Джеймс ошарашил ее сногсшибательной новостью, на самом же деле с того момента до ярмарки прошло всего два дня. Это были два самых длинных дня в Зоиной жизни. Она вновь и вновь задавалась вопросом, почему согласилась встретиться с Джеймсом.
Собираясь на ярмарку, она призналась себе, что другого выбора у нее не было. Вновь пригласить Джеймса к себе домой она не могла. Возможно, боялась?
Он имел право видеть собственного ребенка. И встречу лучше устроить в общественном месте, так все пройдет легче, уговаривала она себя. На нейтральной территории. Он убедится, какой прекрасной матерью она была, и решит оставить Джинни у нее.
Ведь случаются же в жизни чудеса? Зои вздрогнула, увидев на пороге ванной комнаты маленькую фигурку.
- Мамочка, я готова. Мы идем? - Девочка едва сдерживала нетерпение. Зои ощутила прилив материнской гордости.
- Как только соберусь, милая. Я скоро. Джинни скорчила подозрительную гримаску:
- Ты надела самое нарядное платье, а волосы у тебя непонятно уложены и вьются. Ты не сможешь покататься со мной на чертовом колесе.
Зои опустилась перед девочкой на колени.
- Смогу. Мне захотелось принарядиться и накрутить волосы просто потому, что.., просто так. - Она вовсе не собиралась производить впечатление на Джеймса Лэнгфорда!
Джинни наморщила носик:
- И пахнешь ты по-другому.
Ладно, она действительно воспользовалась духами "Шанель № 5", подаренными одним из клиентов на прошлое Рождество.
- Не слишком ли ты наблюдательна? - спросила она Джинни, крепко ее обняв.
Высвободившись из объятий, Джинни поинтересовалась:
- Что значит "наблюдательна"?
Зои встала, поправляя свое единственное сшитое на заказ облегающее шелковое платье бледно-зеленого цвета. Строгие линии смягчала отделка вышивкой по линии выреза. Ее соседка Джули называла платье потрясающим.
- Можешь не сомневаться, в нем ты всех сразишь наповал, - заявила она, когда Зои засомневалась, стоит ли тратиться на него. Неужели ей захотелось надеть его, чтобы более уверенно чувствовать себя с Джеймсом? Она и не подумала бы об этом, если бы дело было только в его мужской привлекательности.
- "Наблюдательна" значит, что ты все замечаешь, - объяснила Зои, заканчивая припудриваться. Она, действительно, выглядит слишком празднично для обыкновенной ярмарки, но сегодня ей особенно необходимо чувствовать уверенность в собственных силах.
Когда они добрались до главной улицы, которую сегодня закрыли для проезда, Джеймса нигде не было видно. У ярмарочных аттракционов и торговых рядов уже толпился народ, но Джеймса Зои разглядела бы в любой толчее.
Нервы у нее были напряжены до предела. Она обрадовалась, когда Джинни попросила купить ей билет в огромный надувной замок для прыжков, где уже с визгом кувыркалось несколько ребятишек.
- Я присяду вон там, откуда тебя видно, и выпью чашечку кофе, - сказала Зои взволнованной девчушке. Она выбрала столик в окружении цветов и присела на деревянный стул. - "Каппуччино", пожалуйста, - сделала она заказ возникшему рядом официанту.
- Два, - добавил низкий голос. Зои словно ударило током, когда Джеймс усаживался напротив. Она уже почти уговорила себя, что он не придет и все будет хорошо. И вот он здесь, а у нее внутри все переворачивается. Она пожалела, что не позавтракала. В его присутствии у нее вдруг закружилась голова.
- Вы побледнели. Может быть, вам что-нибудь съесть? - предложил он с редкостной проницательностью.
- Со мной все в порядке, - возразила она. Едва ли в таком состоянии она сможет что-либо проглотить.
Джеймс рассеянно кивнул, оглядывая ближайшие аттракционы.
- Где Женевьева?
Ответом ему послужил ее взгляд. Проследив за ним, Джеймс увидел Джинни, с восторженным визгом прыгавшую в надувном замке. Его реакцией был глубокий и резкий вдох. - Фотографии и близко не передали, какая она красавица.
Зои посмотрела на его напряженное лицо. Оно светилось родительской гордостью. Ее пронзила острая боль. Зои очень хотелось, чтобы оказалась права Рут и ему было бы наплевать на свою жену и ребенка. Однако это не так.
- Она замечательная девочка, добрая и отзывчивая, - проговорила Зои.
Его взгляд с явной неохотой вернулся к Зои, словно ему стоило усилий оторваться от созерцания счастливого ребенка.
- Вы хорошо ее растили, - произнес Джеймс голосом, охрипшим от избытка чувств.
Зои поклялась себе, что не станет опускаться до просьб, но слова все-таки вырвались:
- Почему бы не позволить мне продолжать заниматься этим и дальше?
Официант поставил перед ними кофе. В голосе Джеймса прозвучал вызов:
- Если бы мы поменялись ролями, смогли бы вы взять и уйти?
Положив в "каппуччино" сахар, Зои наблюдала, как посыпанная шоколадом пенка тает так же, как многие ее надежды и мечты.
- Нет, не смогла бы.
На его щеках заиграли желваки.
- И тем не менее ждете этого от меня?
- Вы почти два года не появлялись в ее жизни, два года, в течение которых я была для нее единственным родным человеком. Вы сами сказали, что я прекрасно справляюсь. - Зои не стала добавлять, что за эти два года привыкла думать о самом Джеймсе как о каком-то чудовище. Она смутилась, поскольку в действительности столкнулась с человеком, полным решимости любой ценой вернуть своего ребенка и вовсе не похожим на чудовище.
- Это не меняет фактов. Я ее отец, - ответил Джеймс. Он поставил чашку на стол, затем сцепил пальцы, словно приняв какое-то решение. - Зои, я надеялся, что мы сможем прийти к соглашению полюбовно, но ваше упрямство не оставляет мне выбора.
Она почувствовала, как по спине пробежал озноб.
- Что вы собираетесь делать?
Он поднял на нее полный решимости взгляд.
- Я думал, что вы просто занимаетесь продажей недвижимости, но поле вашей деятельности гораздо шире, не так ли?
Что он хочет сказать?
- Да, - осторожно признала Зои. - Продажей дома Стрэтфилда я занималась только из уважения к владельцу.
- В интересах которого вы управляете несколькими жилыми домами? - (Она снова кивнула.) - Значит, вы собираете квартплату, подыскиваете жильцов, решаете их проблемы и в целом заботитесь обо всем в интересах владельца? Это должно занимать у вас много времени.
- У меня достаточно времени, чтобы быть Джинни хорошей матерью, если вы на это намекаете. В его глазах сверкал огонь:
- Я ни на что не намекаю. Просто констатирую факты. Ваша работа отнимает у вас массу времени.
У Зои возникло ощущение пустоты. Его шпионы неплохо на него поработали, собрав о ней столько информации.
- Это не означает, что Джинни предоставлена сама себе, - заявила она. - Я люблю ее. И много работаю, чтобы дать ей все, чего она заслуживает. Как ее воспитательница, я получаю пособие, но его недостаточно, чтобы обеспечить ей такую жизнь, о которой я мечтаю.
Выражение его лица было обвиняющим. - Я и не говорю, что вы недостаточно о ней заботитесь. Скорее, вы не всегда можете находиться рядом.
Его замечание вызвало у нее самые глубокие опасения. Что же лучше: хорошо зарабатывать и дать Джинни возможность вступить в жизнь так, как она того заслуживает, или ограничить ее материально и быть ей просто матерью? Рут не видела здесь никакой дилеммы. Для нее на первом месте всегда были собственные нужды. Возможно, обвиняя Зои, Джеймс думал о Рут. Если это действительно так, то как ей убедить его в том, что она не похожа на его покойную жену? Возмущение пересилило в ней отчаяние.
- Не могу поверить, что вы используете эту информацию против меня.
- Я воспользуюсь чем угодно, чтобы вернуть дочь.
Он действительно пойдет на все, Зои поняла это по его сверкающему взгляду.
- Мамочка, ты видела, как я прыгаю? - услышала она звонкий голосок. У Зои перевернулось сердце, когда Джинни быстро подбежала к ней сзади и остановилась за стулом, широко раскрыв глаза при виде незнакомого мужчины.
Зои обняла девочку за талию и притянула поближе.
- Ты молодец. А теперь поздоровайся с... - мистером Лэнгфордом? Твоим отцом? Как прикажете его представить?
Джеймс улыбнулся и протянул девочке руку. Голос его чуть дрогнул, когда он произнес:
- Меня зовут Джеймс, и мне очень приятно с тобой познакомиться, Женевьева.
На секунду у Зои замерло сердце, ей вдруг показалось, что Джинни сейчас узнает Джеймса. По его напряженному лицу она поняла, что он думал о том же. Но мгновения шли, а реакции Джинни не последовало. Она снова повернулась к Зои.
- Но мы все равно пойдем на чертово колесо, да?
- Мы пойдем вместе, - принял решение Джеймс, вставая. Он потрепал темные волосы девочки;
Зои заметила в его взгляде восхищение.
Девочка вела их к очереди на главный аттракцион ярмарки. Поспевая за ней, Зои шепнула Джеймсу:
- Мне жаль, что она вас не узнала. Вы, наверное, надеялись на это?
Ей ничего не удалось прочесть по его лицу, но она еще не забыла замеченное минуту назад выражение. Ей все труднее становилось соотносить его с образом, созданным Рут. Каков же настоящий Джеймс Лэнгфорд? - снова спросила она себя.
- Я готов ждать, - шепнул он в ответ. Несмотря на внутренние терзания, Зои не могла не испытать сочувствие к нему. Привыкнув командовать в мире бизнеса, на этот раз он не мог управлять ситуацией.
Все трое уселись в маленькую, чуть раскачивавшуюся кабинку чертова колеса. Сочувствие сочувствием, а забывать о том, что он намерен отнять у нее ребенка, не стоит, сказала себе Зои.
И все же, сидя напротив них и наблюдая, как ветер треплет черные пряди волос Джеймса, Зои испытывала к нему непроизвольную симпатию. После своего печального опыта замужества меньше всего на свете ей хотелось испытывать такие чувства к какому-либо мужчине. Еще немного, и она признает, насколько Джеймс привлекателен, хотя ей пора бы уже понять, что привлекательность не всегда сочетается с достойным поведением. Эндрю, например, был просто красавцем...
Однако Джеймс вовсе не походил на Эндрю, это она готова была признать. Даже его готовность отсрочить воссоединение с дочерью, чтобы дать Зои возможность свыкнуться с этой мыслью, говорила в его пользу.
Хватит превозносить его! - отчитала себя Зои. Он, каким бы достойным ни был, все равно отберет у нее Джинни. От этой мысли в горле Зои застряло рыдание, которое ей удалось подавить лишь усилием воли.
Наконец колесо плавно закрутилось, унося их высоко в небо. Личико Джинни засветилось радостью. Зои ощутила спазм в желудке, когда Джинни крошечной ладошкой схватилась за руку Джеймса.
Неужели Джинни подсознательно помнила связь с крупным мужчиной, сидевшим рядом? Обычно девочка стеснялась незнакомых, но с Джеймсом она вела себя достаточно раскованно. Глядя на них, Зои почувствовала, как кровь отливает от лица.
От Джеймса не укрылась ее внезапная бледность.
- Вы боитесь высоты?
Не в силах сдержаться, она взглянула на их переплетенные пальцы.
- Дело не в высоте. Он помрачнел.
- Почему-то я так и подумал.
К счастью, колесо сделало полный оборот, и вот они вновь оказались на земле и, по настоянию Джинни, отправились еще раз осматривать киоски.
- Джеймс еще не все видел, - оправдывалась девочка, когда Зои сказала, что Джеймс может не разделять ее восторга от ярмарочных развлечений.
- Вы не правы. Я наслаждаюсь каждой минутой, - возразил он.
Джеймс решил попытать удачи в тире. Глядя, как уверенно он держит ружье и целится, Зои пришла к выводу, что ему приходилось обращаться и с настоящим оружием. Его загорелая рука обнимала ружье с привычной уверенностью. Левой рукой он поддерживал ствол, а правой нащупал спусковой крючок. Прижавшись щекой к стволу, Джеймс сделал первые выстрелы.
У Зои внутри словно раздался взрыв. Каждый выстрел отдавался в ней, словно целились прямо в нее. Последний достал почти до сердца, и она придушенно вздохнула. Что с ней происходит? - Джеймс, у вас получилось! Вы выиграли! Радостное восклицание вернуло Зои к реальности. Она заставила себя улыбнуться, когда хозяин тира протянул девочке пушистого розового песика, которого та крепко прижала к себе. Глядя на крупного мужчину и на девочку, обнявшую мохнатую игрушку, Зои чувствовала, как у нее переворачивается сердце. Она постаралась придать голосу назидательный тон, произнося:
- Что надо сказать Джеймсу?
- Спасибо, - прозвучал звонкий ответ.
- Это тебе спасибо за то, что подсказала, что нужно делать, - сказал Джеймс, заслужив еще один восхищенный детский взгляд.
Его улыбка могла осветить ярмарочную улицу! Несмотря на свою решимость не реагировать, Зои отметила, что его хорошее настроение очень заразительно. И все из-за того, что ему удалось порадовать маленькую девочку.
Рут, должно быть, была не в себе, подумала Зои и тут же отбросила эту мысль. Может, он и обаятелен, но, чтобы добиться своего, не остановится ни перед чем, а она для него - основная помеха.
- Что теперь? - спросил он, изучая оживленную улицу.
- Аттракцион! - объявила Джинни. - Мамочка там будет участвовать.
Джеймс лукаво приподнял бровь и удивленно посмотрел на девочку.
- Аттракцион?
Зои почувствовала, что начинает краснеть.
- Она хотела сказать "аукцион". Местные компании пожертвовали товары и услуги, чтобы выставить их на аукцион и собрать средства на покупку оборудования для новой детской площадки в парке. Вам это вряд ли будет интересно.
Но это его заинтересовало.
- Если вы будете участвовать, я не пропущу это ни за что на свете. Правильно, Женевьева? Девочка хихикнула.
- Почему вы все время зовете меня Женевьевой, ведь мое имя Джинни?
Взгляд Джеймса затуманился, и Зои невольно посочувствовала ему. Им всем было так весело и Джеймс так увлекся общением с Джинни, что позволил себе забыть, какой долгий путь ему еще предстоит, прежде чем удастся наладить отношения с собственной дочерью. Он выдавил улыбку.
- Джинни - это сокращенное от Женевьевы, твоего полного имени. Мне оно кажется более красивым, чем Джинни, а тебе? Девочка пожала плечами.
- Ладно, пусть так. Вы собираетесь купить мамочку?
Джеймс окинул Зои откровенно оценивающим взглядом.
- А вы продаетесь?
- Конечно нет, - яростно возмутилась Зои. - Вас не заинтересует то, что я буду продавать.
Он был явно заинтригован.
- Не будьте в этом так уверены. Прежде чем она успела ответить, прозвучало объявление о начале аукциона, и у нее не осталось иного выбора, кроме как присоединиться к Джеймсу, которого Джинни нетерпеливо тянула к сцене. Зои не могла не заметить восхищенные взгляды, которыми одаривали Джеймса женщины в толпе, и завистливые взгляды некоторых мужчин, принимавших их троих за семью.
На аукцион по продаже услуг собралась огромная толпа, особенно привлеченная тем, что вырученные деньги предназначались на благотворительные цели. Рекламное объявление в местной газете помогло собрать людей, а также привлекло внимание поставщиков мяса и бакалейных товаров. Ужин с мэром, довольно привлекательным холостяком, также вызывал большой интерес.
- Далее мы предлагаем услугу, которая наверняка покажется вам интересной. Профессиональная няня на десять часов. Это пожертвовала наша любимая риэлтер Зои Холден. Она известна как прекрасный рассказчик. Итак, кто откроет торги при цене пятьдесят долларов?
Три предложения, быстро последовавшие друг за другом, подняли цену до двухсот долларов, прежде чем руку поднял Джеймс.
- Тысяча долларов.
Раздался дружный вздох, и Зои одернула его:
- Не шутите.
- Никогда не был более серьезным. - Он взглянул на Джинни. - Эту услугу мы отлично используем.
Она и предположить такого не могла! Мысль о том, что Джеймс выиграет десять часов ее времени, заставила разгоряченную кровь Зои быстрее бежать по венам. За десять часов они могли бы...
- Нет, я отзываю свое пожертвование, - встревоженно проговорила она.
- Слишком поздно.
Ничего удивительного, что предложение Джеймса устранило всех соперников и прозвучал решающий удар молотка.
- Продано джентльмену рядом с Зои за тысячу долларов. Это весьма щедрый жест, сэр. Мы даже не станем интересоваться, чем вы намереваетесь заняться с ней в эти десять часов.
В толпе раздался смех, а Зои почувствовала, что краснеет. Все явно решили, что Джеймс выкупил ее из рыцарских побуждений.
Ей пришлось вытерпеть еще немало дружеских подначек, пока Джеймс выписывал чек и передавал его организаторам.
- Зачем вы это сделали? - спросила она, когда он вернулся.
- Ради благородной цели, - мягко ответил он. - На мой взгляд, я должен вам гораздо больше, чем могу вернуть в реальности, и это лишь маленький шаг по пути выравнивания счета.
- Вы ничего мне не должны. - Наплевать ей на то, что Джеймсу принадлежит ее время. Он оставался невозмутимым.
- Тогда считайте это просто пожертвованием. - Он внимательно смотрел на нее с минуту. - Интересно, а какова могла бы быть ваша цена?
- Только циники считают, что все имеет свою цену, - резко ответила Зои, со смущением осознавая, что ее цена, если она все же была, это ребенок, жавшийся сейчас к ее ногам.
Джинни широко зевнула, прервав их спор.
- Пора домой, соня, - сказала Зои, погладив малышку по темным шелковистым волосам. Джеймс кивнул.
- Я отвезу вас домой. Моя машина неподалеку.
- Мы пришли пешком. И можем дойти обратно, - запротестовала Зои.
Он взглянул на ребенка.
- Женевьева с трудом держится на ногах. Мы поедем на машине.
Он привел их к автомобилю, оставленному у перекрытия, закрывавшего улицу для въезда. Сзади находилось новенькое кресло для ребенка. Он хорошо подготовился, подумала Зои, борясь с чувством отчаяния и наблюдая, как он пристегивает девочку.
- Вы всегда так предусмотрительны? - язвительно спросила она.
Джеймс хмуро взглянул на нее.
- Будь это так, моя дочь не оказалась бы в такой ситуации.
Значит, он хотя бы частично винит и себя в уходе Рут. Усаживаясь на переднее сиденье, Зои отложила это открытие на потом для более серьезного анализа. Ей хотелось спросить, что он планирует делать дальше, но она слишком боялась услышать ответ. Несомненно, ему приятно провести время с Джинни. От Зои не укрылось, как его лицо начинало светиться, стоило ему взглянуть на нее.
Зои вздохнула. Ну почему Джинни предпочла сегодня не показывать свой характер?
- Она не всегда такой ангел, - произнесла она вслух.
Его пальцы крепче сжали руль.
- О чем я, возможно, со временем узнаю и сам. Даже если она маленький дьяволенок, это ничего для меня не меняет. Как и для вас. Я вижу, что удивил вас, - продолжил он, с пугающей проницательностью растолковав ее молчание. - И готов продолжить, пригласив вас с Джинни на ужин сегодня вечером.
- Вы, видимо, мало знаете о маленьких девочках. Первую половину вечера они требуют, что бы им поскорее принесли еду, а вторую настаивают на том, что уже наелись и хотят домой.
Его глаза заискрились весельем, а улыбка была такая, что не ответить на нее было невозможно. Зои почувствовала, что ее решимость держать его на расстоянии постепенно тает. В других обстоятельствах...
Она тряхнула головой. Хватит мечтать! Никаких других обстоятельств нет и быть не может!
- Так что поход в ресторан будет для вас лишь потерей времени и денег, заключила она.
- Возможно, мне доставит удовольствие потратить и то, и другое на собственную дочь, - возразил Джеймс. - Тем не менее, - продолжил он, отметая все дальнейшие возражения, - я полностью полагаюсь на ваше мнение. Мы можем поесть дома. У вас или у меня.
- Джинни слишком устала сегодня, чтобы ехать куда-нибудь, - сказала Зои. Она никак не могла решить, какая из перспектив пугает ее больше - ехать к нему или пригласить его к себе. - Честно говоря, я тоже немного устала. Не могли бы мы отложить ужин?
- Скажем, еще годика на полтора? Зои, этого не случится, так что давайте договоримся встретиться у вас. Об угощении не беспокойтесь. Я все закажу сам.
Решимость, прозвучавшая в его голосе, не оставляла места для возражений. Зои взглянула на ребенка, заснувшего в своем кресле.
- Тогда что же вы планируете?
- Я расскажу вам о своем плане сегодня за ужином.
Зои ощетинилась:
- Вы не можете просто так забрать ее у меня. Ей всего четыре с половиной года. Она нуждается во мне. - Так же, как и я в ней, добавила она про себя.
Судя по эффекту, произведенному ее словами, с тем же успехом она могла взывать к граниту. В его взгляде не было и следа жалости, его не смягчили даже слезы, выступившие на ее глазах.
- Вот теперь вы начинаете ощущать, через что я прошел за последние полтора года, - с удовлетворением отметил он.
- Я уже ощутила гораздо больше, - с трудом произнесла она. - Вы не представляете, что значит ежедневно видеть, как Джинни подрастает, любить ее всем сердцем и знать, что не можешь ее удочерить. Я вздрагивала от каждого стука в дверь в страхе, что ее семья нашлась и я потеряю малышку.
- Стук в дверь раздался, Зои. Сегодня вечером вам придется решить, как с этим справиться, - резко проговорил Джеймс.
- Если вы были столь же бесчувственны с Рут, то неудивительно, что она сбежала, - произнесла Зои.
Джеймс тяжело вздохнул.
- Вам не удастся причинить мне боль словами, так что не стоит и пробовать. Я приеду к вам в шесть вечера. Будьте готовы.
Он остановил машину у дома Зои, затем обошел ее, чтобы открыть дверцу и забрать Джинни с заднего сиденья. Девочка сонно склонила головку ему на плечо. Джеймс поправил ее растрепавшиеся кудряшки, и при взгляде на Джинни лицо его осветила улыбка.
- До вечера.
Зои забрала у него Джинни.
- Да, до вечера.
В ее словах звучали и обещание, и угроза. Как бы ей хотелось набраться смелости, взять Джинни и исчезнуть! И все же она знала, что вечером он застанет их дома.
Глава 4
Джеймса тоже не покидали мысли о предстоящем вечере, пока он ехал в свой офис.
Его дочь настоящая красавица! Джеймс улыбнулся, вспомнив, как она крошечными пальчиками схватилась за его руку. Джинни так обрадовалась, когда он выиграл для нее мягкую игрушку, что ему захотелось вернуться и повторить все заново, лишь бы увидеть вновь это выражение на ее лице.
Способны ли взрослые на такую безграничную любовь? При мысли о последних восемнадцати месяцах у него заныло сердце. Когда он видел ее в последний раз, она была совсем кроха. Как могла Рут лишить его этого чуда - наблюдать, как его малышка растет?
Зои. Эта женщина беспокоила его. Окажись она такой же, как Рут, ему было бы легче. Он просто бы выплеснул на нее весь накопившийся гнев, и все. Но она такая же жертва обстоятельств, как и он.
Он вспомнил, как появился на пороге ее дома. В тот момент, когда она открыла дверь, между ними словно промелькнула искра. Ерунда! Он вовсе не собирается заводить с ней роман. После опыта с Рут он уверился, что женщины создают одни проблемы. Единственная женщина, которая необходима ему в жизни, это его пятилетняя малышка.
Однако образ Зои в элегантном, потрясающе сидевшем на ней зеленом платье не шел у него из головы. Ее красоту не назовешь классической, но от одного взгляда на нее захватывало дух. Великолепные волосы. Интересно, каковы они на ощупь? Джеймс был уверен, что они окажутся мягкими, словно шелк.
Она не была худой, как манекенщица. Зои не из тех, кто сидит на одних салатах, подумал он с невольной улыбкой, вспомнив, как они ели мороженое и хот-дог на ярмарке. У нее наверняка отличный аппетит.
Усилием воли он прогнал эти мысли. Зои ненавидит его за то, что он встал между ней и ребенком, которого она полюбила, и, черт возьми, у нее есть на это право! Так почему же он не может заставить себя не думать о ней с нежностью? Она оставалась спокойной, даже когда Женевьева капнула мороженым на ее явно дорогое платье. Рут устроила бы скандал.
Зои Холден была абсолютно не похожа на Рут, и это не давало Джеймсу покоя.
Что за нелепое имя она придумала его дочери! Джинни. Это надо прекратить. Она не какой-то там джинн из бутылки!
Зои, наверное, умудрилась бы сократить и собственное имя, если бы это было возможно. Зои.
Джеймс резко нажал на тормоз, когда перед ним возник грузовик. Сейчас не время для фантазий. Ему предстоит новая и непростая задача, с которой он намерен во что бы то ни стало справиться.
Вспомнив совет врача, он решил немедленно приступить к делу.
Достав диктофон, с которым никогда не расставался, Джеймс принялся диктовать указания своей секретарше Анджеле: "Пусть меня на пару недель подменит Брайан. Если возникнет необходимость, можно связаться в "Белых звездах", но в офисе меня некоторое время не будет". Он усмехнулся, представив себе реакцию Анджелы на свои следующие слова: "Вы, конечно, обрадуетесь, узнав, что начальник, наконец-то, берет отпуск, который вы так уговаривали меня взять".
Он мог не беспокоиться о делах. Анджела знала, с чем в его отсутствие может справиться сама, а о чем следует сообщить Брайану, его заместителю. Сейчас Джеймс был рад, что предусмотрел подобную ситуацию. Слишком много компаний зависело от одного-единственного человека и распадалось, стоило тому, например, взять отпуск. Джеймсу не хотелось, чтобы его фирма оказалась в их числе.
Он вновь поднял диктофон: "Я также передаю Брайану полномочия на покупку особняка Стрэтфилда. Бумаги уже направлены агентом Зои Холден". Джеймс достаточно хорошо знал свою секретаршу, чтобы добавить: "И перестаньте сверкать глазами, мисс Дэвис. Я уезжаю не для того, чтобы забавляться с Зои Холден. Если вы обручены, это еще не значит, что и все остальные готовы бегом бежать к алтарю".
Джеймс начал насвистывать, пребывая в отличном настроении.
Неужели его так обрадовала мысль об отпуске? Вряд ли. Он не особенно расслаблялся на отдыхе, за исключением редких моментов, когда ездил верхом на призовых арабских лошадях в "Белых звездах". Но после строгого указания врача вести себя осмотрительно Джеймс знал, что от езды верхом придется на время отказаться. Тогда что же подняло его настроение? Зои Холден? Чушь. Она блондинка, а блондинки его никогда не привлекали. Однако у Зои совершенно особенный цвет волос. Как бы его поточнее назвать? Медовый? Золотистый?.. Вот-вот, в точности такого цвета, как шкура у тигра! И сама Зои похожа на тигрицу, когда речь заходит о Женевьеве. С ней придется побороться за право вернуть себе дочь.
Зои, извиняясь, улыбнулась соседке:
- Надеюсь, Саймон не будет очень разочарован, пропустив сегодня наше видеосвидание. Джули отрицательно покачала головой.
- Приезжает моя сестра со своими близняшками. Они на год младше Саймона, и он обожает ими командовать. - Она добавила молока в кофе. - Кроме того, ты, должно быть, в восторге от перспективы поужинать с таким роскошным парнем, как Лэнгфорд, вместо того, чтобы в который раз смотреть "Бэмби". Зои глубоко вздохнула.
- Это не то, что ты думаешь, Джули. Он просто клиент, и ничего больше.
Джули окинула ее проницательным взглядом.
- С каких это пор при упоминании о клиенте у тебя так краснеют щеки? В этом нет ничего плохого. Тебе не повезло с Эндрю, но это не означает, что все мужчины одинаковы.
Зои вновь вздохнула.
- Я понимаю, но не готова снова идти на риск, даже если это так. - И тем более с таким мужчиной, как Джеймс Лэнгфорд! Если бы они познакомились при других обстоятельствах, все могло бы быть иначе. Но он прежде всего отец Джинни, а Зои лишь препятствие на его пути. К тому же установленная им тайная слежка уязвила ее гордость и напомнила о ее покойном муже. И все же, почему она вспыхивает каждый раз, стоит ей подумать о Джеймсе?
- Зои, скажи честно, что происходит? - спросила настороженная ее молчанием Джули.
- Ничего. Почему ты спросила?
- Мы так давно дружим, - во взгляде Джули читалось беспокойство. - Это как-то связано с Джинни?
Зои почувствовала, как глаза ее наполняются слезами, а тяжесть в груди становится нестерпимой.
- Ох, Джули, я не знаю, что мне делать. Джеймс - настоящий отец Джинни. Джули чуть не выронила чашку.
- Отец?! Неудивительно, что у тебя такой потерянный вид. Когда ты узнала?
- Джеймс пожелал осмотреть вместе со мной дом Стрэтфилда, когда ты с детьми была на детской площадке.
Джули присвистнула.
- И ты даже не подозревала о том, что ему нужно на самом деле?
Зои отрицательно покачала головой.
- Я думала, покупка дома его действительно интересует, пока он не огорошил меня этой новостью и не показал документы. Сомнений нет.
- Для тебя это, должно быть, настоящий удар, - сочувственно произнесла Джули. - Если я могу чем-то помочь...
- Спасибо, но вряд ли тут кто-либо поможет. Единственное, что я могу сделать, это убедить его, что я нужна Джинни не меньше, чем он.
- Неужели он собирается забрать ее у тебя? - возмутилась Джули.
- Это возможно. - Зои подняла на подругу взгляд, в котором читалась боль. - Закон на его стороне. Самое смешное в том, что я его не виню. Я ненавижу то, как он со мной поступает, но на его месте сама поступила бы точно так же.
Джули прищурилась:
- Здесь что-то еще, не так ли? Зои смотрела в сторону:
- Не выдумывай.
- Я ничего не выдумываю. Он ведь тебе нравится?
Сделав резкое движение, Зои задела чашку, и горячий кофе растекся по поверхности стола. Вытирая его, она попыталась спрятать раскрасневшееся лицо от пристального взгляда Джули.
- До чего же я неловкая, - пробормотала она. - Это все стресс.
Но Джули было непросто сбить с толку.
- Или, возможно, дело в том, что я оказалась права.
- Этот человек намерен отнять у меня ребенка! Как он может мне нравиться? Джули пожала плечами.
- Кто сказал, что нам всегда нравятся подходящие мужчины? Ни одного из моих двух мужей не назовешь подходящим. Да и Эндрю, если вспомнить, не был идеалом, и все же ты вышла за него. Все дело в чувствах, которым подчас невозможно противиться.
Зои кивнула.
- Ты, как всегда, права. У меня хватило наивности принять ревность Эндрю за доказательство его любви. Я не собираюсь снова делать глупости. И уж, конечно, не собираюсь влюбляться в мужчину, который считает, что я мешаю его планам.
Джули скрестила руки на груди.
- Да, в вашей ситуации идеальным решением было бы, если бы вы, двое самых важных в жизни Джинни людей, объединились.
От одной этой мысли по спине Зои пробежали мурашки. Джули не встречалась с Джеймсом и не видела решительного блеска в его глазах, когда он поклялся вернуть себе Джинни. Вряд ли он захочет делить свою дочурку с ней.
- Прекрати. Я не интересую Джеймса. Я лишь препятствие на его пути к воссоединению с дочерью.
- Если все, что я о нем слышала, правда, то тебе не позавидуешь, заметила Джули. - Журнал "Уорлд мэгэзин" писал, что свой первый миллион он заработал в двадцать лет и без всякой помощи со стороны семьи. Его жена наверняка была ненормальная, если сбежала от него с ребенком. Ты знаешь, почему она это сделала?
Зои вкратце рассказала Джули о том, что поведал ей Джеймс.
- Мне кажется, что вся проблема в его жене, - заключила она.
- В каждом споре две стороны. Может, он садист и избивает женщин, размышляла Джули.
Зои покачала головой.
- Он может быть узколобым и безжалостным в бизнесе, но жестоким он вовсе не кажется.
- Ты сказала, что после рождения Джинни он вернулся на Ближний Восток. А вдруг у него там гарем? - настаивала Джули.
Зои покачала головой, отметая такую нелепую мысль.
- Извини, что говорю это, но ты не думала о том, что с ним Джинни будет лучше обеспечена? Зои задумчиво закусила нижнюю губу.
- Да, он богат, он ее биологический отец, однако его настолько захватили собственные дела, что он отложил возвращение к жене и ребенку. Сколько же времени пройдет, прежде чем он потеряет ощущение новизны отцовства?
- Что ты собираешься делать? Зои распрямила плечи.
- Я должна как-то убедить его в том, что нужна Джинни. Если мне это не удастся, то, возможно, я попробую прибегнуть к каким-то юридическим ходам.
Джули разочарованно вздохнула.
- Это не слишком соответствует моему представлению о романтическом ужине вдвоем. Больше смахивает на разделку мясной туши девятью ударами топора. Может, мне остаться для поддержки?
Зои покачала головой.
- Нет, лучше проведи приятный вечер с сестрой. С Джеймсом Лэнгфордом я справлюсь.
Как смело сказано, думала она, убирая со стола после ухода Джули и ее сынишки. Несмотря на данные подруге заверения, Зои вовсе не была уверена, что сможет воплотить их в жизнь.
Проблема заключалась в том, что, как Зои и призналась Джули, она понимала чувства Джеймса. Ее собственная любовь к Джинни была так сильна, что она легко представляла ту пытку, через которую он прошел, лишившись дочери. Это самый страшный кошмар, который только могут испытать родители.
Дом казался излишне тихим, словно в преддверии грозы. Зои поймала себя на том, что то и дело заглядывает к Джинни, чтобы убедиться, что малышка по-прежнему увлечена игрой в куклы.
Зои тряхнула головой. Она ведет себя так, словно Джеймс Лэнгфорд уже одержал победу. Может быть, Джеймс и победит. Вероятно, она уже никак не повлияет на исход событий. А может, ей это и удастся. Разве не обязана она не сдаваться ради своей дочери? То, что Джинни появилась в ее жизни, само по себе чудо. Если потребуется еще одно чудо, чтобы удержать ее, Зои просто должна его совершить.
Глава 5
Вечером, в назначенный час, Джеймс Лэнгфорд вновь оказался на пороге дома Зои Холден. Открыв дверь и увидев у него в руках огромный букет великолепных желтых роз, Зои растерялась. От благоухания роз у нее закружилась голова, или это оттого, что она снова увидела Джеймса?
- Входите, - пригласила она не совсем уверенным голосом.
- Это вам, - он протянул ей розы. Зои сознательно оставила букет на столике в прихожей, подчеркивая, что не рада принимать от Джеймса подарки, хотя ей очень хотелось позаботиться о чудесных цветах.
Едва она собралась закрыть дверь, он предупредил:
- Подождите, сейчас подойдет Антон, он приготовит нам ужин.
И в самом деле через секунду появился высокий чернобородый человек с пакетами продуктов.
Коротко поздоровавшись и спросив, куда пройти, повар направился на кухню и вскоре принялся за работу.
У Зои появилось ощущение, что ее переехали паровым катком, или это был "австралийский бульдозер"?
- Я не представляла, что вы привезете повара, чтобы готовить здесь ужин, раздраженно выпалила она.
Джеймс удивленно приподнял брови:
- Разве это важно? Нам предстоит обсудить более серьезные вопросы.
- После того, как вы установите правила игры. - А играть, разумеется, он любит по своим правилам. Он привык манипулировать людьми, словно шахматными фигурами. Может быть, Рут тоже не понравилось быть пешкой в его игре?
Джеймс молча открыл бутылку марочного "шардоннэ".
- Мне не пришло в голову спросить у вас разрешения. Антон здесь для вашего удобства в такой же степени, как и для моего.
Он понимает, что вызвал ее недовольство, подумала она.
- Тем не менее это подчеркивает разницу в нашем образе жизни.
Джеймс протянул ей наполненный бокал.
- Я не собираюсь использовать свое финансовое состояние в качестве козыря. Речь не о том, кто может подарить Женевьеве больше игрушек. Важно, что больше пойдет ей на пользу.
Зои взяла бокал.
- Даже если это значит оставить Джинни у меня на воспитание?
- Если для нее это будет лучше, я именно так и поступлю.
- Но вы так не поступите.
- Зои, у нее есть семья.
- А вы уверены, что лучше всех сможете позаботиться о ней? В материальном плане вы дадите ей больше, чем я, но как быть с более важными вещами? Например, с материнской любовью, добавила она про себя.
Казалось, он собирался продолжить спор, но затем передумал и поставил свой бокал.
- Я бы хотел сейчас ее увидеть.
- Она играет в своей комнате, - сказала Зои, внезапно охрипнув.
Она уже сделала шаг, чтобы показать ему дорогу, но Джеймс остановил ее, накрыв ее руку своей ладонью:
- Просто скажите, куда идти.
Его прикосновение обожгло ее, словно огнем. На секунду она потеряла дар речи. Что это с ней? Почему она так бурно реагирует на него? Он враг, он хочет отнять у нее ребенка! А она готова растаять, стоит ему прикоснуться к ней.
- Куда? - повторил он свой вопрос. Зои тряхнула головой, чтобы избавиться от наваждения. Деревянной походкой она вышла в коридор и указала на приоткрытую дверь. Он кивнул, дыша так же тяжело, как и она, и распахнул дверь.
Джинни сидела на полу в окружении целого кукольного семейства. Когда Джеймс опустился на колени рядом с девочкой, Зои затаила дыхание.
- Привет, милая. Отдыхаешь после волнений на ярмарке?
Быстро взглянув на Зои, словно спрашивая разрешения, Джинни улыбнулась.
- Привет, Джеймс. Вуф знакомится с моими куклами.
Вуфом она окрестила игрушечного пса, выигранного для нее Джеймсом на ярмарке. По просьбе Джеймса Джинни стала знакомить его со своими куклами.
Зои с трудом верилось в произошедшую с Джеймсом перемену.
Неужели это тот самый мужчина, чье присутствие заставляло глухо биться ее сердце? Она не узнавала в этом человеке, стоящем на коленях напротив малышки, привыкшего к победам бизнесмена. Ей вспомнилось, как Руг описывала его безжалостным и бесчувственным. Если это так, то он на удивление хорошо притворяется. Джеймс встал и предложил Джинни руку:
- Ты готова поужинать?
- Я уже ужинала, - ответила Джинни. - Я ела жареную рыбу и картофельное пюре.
- Тогда ты не будешь возражать, если я поужинаю с Зои? - спросил он ее. Она помотала головкой.
- А можно мне мороженого?
Джеймс взглянул на Зои, и та кивнула.
- Тогда я попрошу повара приготовить тебе мороженое, - пообещал он.
Джинни склонила голову набок.
- Кто такой повар?
- Это человек, который готовит еду для других, - объяснил он несколько озадаченно.
- Смешное имя для мамочки. Его взгляд метнулся к Зои с удвоенным интересом.
- А что еще делают мамочки, кроме ужина? Джинни изумленно смотрела на него, словно не могла поверить в то, что он этого не знает.
- Они много чего делают. Забинтовывают раны, помогают на детской площадке, показывают дома хорошим людям.
- Неужели? Джинни кивнула.
- Тетя Джули брала меня на детскую площадку вместе с Саймоном, потому что мамочке надо было показать дом одному хорошему человеку.
У Зои упало сердце. По наивности Джинни подтвердила предположение Джеймса о том, что для Зои на первом месте работа, а уже потом ребенок.
Но он лишь сказал:
- Хочешь кое-что узнать? Я тот самый человек, которому твоя мамочка показывала дом.
Джинни придирчиво оглядела его темный костюм и галстук.
- Мамочка сказала, что он живет за городом. А ты живешь за городом? Джеймс кивнул.
- Там, где я живу, можно часами кататься верхом, не покидая моей территории. Глаза девочки округлились.
- Ты хочешь сказать, кататься на живых лошадках?
У Зои оборвалось сердце. Джеймс невольно затронул самую любимую тему Джинни. Она с ума сходила по лошадям. Даже у ее кукол Барби были свои лошадки, за которыми она ухаживала, как за живыми.
В прошлом году во время посещения Королевского пасхального представления единственным, что заинтересовало Джинни, были лошади. Она вернулась домой, пропахшая сеном и лошадьми, счастливая как никогда. Сейчас ее мордашка расплылась в улыбке, стоило Джеймсу достать из бумажника несколько фотографий арабских скакунов. Как могла судьба дать Джеймсу такое несправедливое преимущество?
Зои облокотилась о дверной косяк. Соблюдай осторожность, твердила она себе. Это лишь маленькое поражение.
- Поблагодари Джеймса за то, что он показал тебе фотографии, - сказала она Джинни.
- Спасибо, Джеймс, - послушно произнесла девочка.
- А ты бы хотела навестить моих лошадей, а, Женевьева? - спросил малышку Джеймс.
Зои почувствовала, как у нее из-под ног уходит земля.
- А можно? Правда? А когда? - Глазенки Джинни загорелись. Джеймс улыбнулся.
- Скоро. Я обещаю. - Он протянул девочке руку. - Как насчет того, чтобы полакомиться мороженым прямо сейчас?
Пальчики Джинни, обхватившие его сильные пальцы, казались такими крохотными. Да и сама девочка казалась трогательно маленькой рядом с высоким и широкоплечим отцом. Невозможно было не заметить явного сходства между ними. Джинни словно заняла свое законное место рядом с Джеймсом. Зои с трудом сдерживала слезы.
Ей удалось улыбнуться, когда Джеймс отодвинул для нее стул, а потом усадил и Джинни за стол, сервированный поваром. В любой другой момент такая галантность была бы ей приятна. Мерцающее столовое серебро и изящный фарфоровый сервиз сверкали в мягком свете свечей, а блюда в центре стола издавали божественный аромат. Как легко было бы отдаться на волю фантазии и представить, что они одна счастливая семья...
- Я сказал Антону, что мы сами себя обслужим, - заметил Джеймс. Он положил на тарелку Зои устрицы под изысканным соусом и свежайший салат.
Зои, чувствуя, что не в силах проглотить ни кусочка, рассеянно ковыряла салат вилкой.
Джинни с удовольствием набросилась на великолепное клубничное мороженое.
- Это все мне? - спросила девочка с расширившимися глазами, когда ей подали блюдо.
- Все тебе, - заверил ее Джеймс, улыбаясь. - Я позабочусь, чтобы, когда ты приедешь в "Белые звезды", в меню каждый вечер было мороженое.
- А что такое "Белые звезды"? - поинтересовалась девочка у Джеймса.
- Так называется мой загородный дом, где живут арабские скакуны. Мне хочется показать их тебе.
- Но не сразу, - воспротивилась Зои. Это слишком быстро. Джинни еще не готова. Зои еще не готова, если уж говорить честно.
Лицо Джеймса потемнело.
- Почему же? У Женевьевы осталось несколько месяцев до школы. Сейчас самый подходящий момент.
- Можно, мамочка? У Джеймса настоящие лошади!
Зои захотелось его убить.
- Джинни, тебе пора спать, - объявила она, стараясь скрыть свое расстройство. - Мы с Джеймсом обсудим это предложение и решим, что можно сделать.
- Ура! - Джинни уже считала вопрос решенным. Зои хотелось расплакаться.
Джеймс говорил, что важно не то, кто сможет подарить ей больше игрушек, но разве сам он не опустился до низкого подкупа?
Уложить Джинни спать оказалось нелегкой задачей. Вернувшись к столу, Зои кипела от гнева.
- Что же вы делаете, позвольте спросить? - начала она, стоя руки в боки и сверкая глазами.
- Пытаюсь порадовать свою дочь, - ответил Джеймс, пожав плечами.
Зои резко опустилась на стул.
- Вы хотите сказать, подкупаете ее? Пытаетесь завоевать ее любовь с помощью пони и загородного дома, где она вам будет только мешать.
- Она не будет мне мешать, - возразил Джеймс. - Я уладил дела таким образом, что смогу следующие несколько недель провести с ней в "Белых звездах".
Зои уставилась на него с застывшим на лице ужасом:
- Несколько недель? Вы все уже заранее спланировали?
Джеймс облокотился руками о стол, невозмутимо выдержав ее испепеляющий взгляд.
- Надеяться еще не означает планировать. Я надеялся, что все получится именно так. Можете предложить иной способ лучше узнать мою дочь? Конечно, я пойму, если вы предпочтете не ехать с нами.
Ее сердце словно оборвалось.
- Вы хотите сказать, что надеетесь, что я не поеду?
- Можете мне не верить, но я надеюсь, что вы поедете. Вы сами видите, как сильно Женевьеве хочется поехать. Было бы проще, если бы вы были с ней, хотя бы первое время.
Зои охватило отчаяние. Он отлично понимает, что она не может отказаться помочь Джинни, как бы трудно ей самой ни было.
- Вы победили. Мы поедем в "Белые звезды", - устало ответила она. - Но только отдохнуть. Если Джинни почувствует себя хоть самую малость несчастной...
- То я сам привезу ее назад в Сидней. На большее Зои не могла надеяться.
- Думаю, что теперь, когда вы добились всего, чего хотели, вы счастливы.
- Если бы я добился всего, чего хотел, мы с Женевьевой уже были бы на пути в "Белые звезды".
- А вместо этого вы застряли здесь со мной. После долгого молчания он произнес:
- А вы не думали, что я могу получать от этого удовольствие?
Зои бросило в жар, и ей понадобилась вся ее сила воли, чтобы сказать:
- Я бы не стала говорить об удовольствии. Она вспыхнула под его пристальным взглядом.
- Может быть, пока нет, - произнес он, помедлив.
- Никогда! - воскликнула она. Джеймс отодвинул свой стул и подошел к Зои, чтобы помочь ей подняться, и.., спустя мгновение она оказалась в кольце его рук, чувствуя, как искры страсти вспыхнули между ними. Если он ее поцелует, она не станет возражать...
Джеймса потряс шквал нахлынувших эмоций. Ему до боли хотелось обнять Зои и долго-долго не отпускать...
Что с ним происходит?
Он отвернулся, но успел заметить в глазах Зои разочарование. Да-да, именно разочарование промелькнуло в ее глазах, когда он отошел, в этом он готов был поклясться. Неужели она ждала, чтобы он поддался искушению и поцеловал ее? Рут использовала секс для достижения своих целей и уверяла его, что все женщины поступают так же. Если это правда, значит, Зои понимала, как действует на него, и надеялась каким-то образом использовать свою власть, чтобы заставить его передумать и не забирать у нее Женевьеву.
Ее слова рассеяли это подозрение:
- Я надеюсь, вы не считаете, что своим обаянием сможете убедить меня отказаться от Джинни.
Джеймс чуть было не расхохотался.
- Так вы признаете, что я мог бы вас очаровать? - спросил он, не удержавшись. Почему-то мысль об этом была ему приятна.
Зои вздернула подбородок.
- Вы последний мужчина в мире, способный заинтересовать меня в этом отношении.
Джеймс вдруг понял, что она-то, без сомнения, интересует его в этом отношении, но интуиция предостерегла его от того, чтобы высказывать свои мысли вслух. У него будет еще достаточно времени, чтобы обдумать подобную возможность, когда они окажутся в его доме.
- Могу вас обрадовать: в "Белых звездах" полно прислуги, так что вам не понадобится компаньонка.
Джеймс с трудом узнавал себя. Почему он так старается успокоить ее по поводу поездки? Было бы проще убедить ее остаться. Рано или поздно расставание с Женевьевой все равно наступит.
Против всякой логики ему хотелось, чтобы Зои поехала в "Белые звезды". Ему хотелось, чтобы она разделила с ним восторг от великолепных арабских скакунов и от долгих прогулок верхом.
Джеймс старался убедить себя в том, что все это ради Женевьевы. Как только Зои сама увидит, что "Белые звезды" настоящий рай для ребенка, она станет меньше противиться его планам, которые включали перевод деловых операций в его домашний офис на постоянной основе, чтобы быть всегда рядом с Женевьевой. Однако он понимал, что это лишь одна из причин, почему ему хотелось видеть Зои в своем загородном доме. Другая же причина заключалась в том, что он.., хотел ее.
Глава 6
- Как насчет того, чтобы пойти поплавать? - спросила Зои Джинни.
Они жили в "Белых звездах" уже больше недели и, как ни странно, ни разу не искупались в великолепном бассейне. Дома в Сиднее Джинни радовалась каждой возможности поплавать. Зои удивилась, заметив, как нахмурилась девочка.
- А это обязательно? Сегодня Грейс будет учить меня ездить верхом.
Грейс Макговерн была управляющей конюшней. Ее муж Джок тоже работал на Джеймса, и чета жила в одном из многочисленных коттеджей на территории поместья.
- Но у тебя были уроки верховой езды почти каждый день с тех пор, как мы приехали. Нельзя отнимать время у Грейс, у нес много другой работы.
Джинни выпятила подбородок:
- Я вовсе не отнимаю у нее время. Джеймс говорит, что я могу кататься, когда захочу, а Грейс будет за мной присматривать.
"Джеймс говорит", "Джеймс разрешает"! Зои готова была растерзать Джеймса!
- Все равно, я сомневаюсь, будто он имел в виду, что ты будешь отнимать у Грейс все ее время.
- Именно это я и имел в виду.
Зои едва не подскочила, услышав глубокий баритон Джеймса. По спине ее пробежала дрожь, а сердце глухо забилось. Зои надеялась, что сумеет привыкнуть к нему и не реагировать так бурно, но она жестоко ошиблась, управлять своими чувствами она была не в состоянии.
- Позвольте нам обсудить это наедине, - вспылила Зои.
Он пронзил ее насмешливым взглядом.
- Конечно, только это ничего не изменит. Я дал указания Грейс в первую очередь заниматься Женевьевой.
- До каких пор?
- Пока я не дам ей других указаний.
Он вывел Джинни на улицу, где их поджидала Грейс, готовая начать урок. Наблюдая за ними в окно, Зои ощутила, как ее переполняет возмущение. Джинни медленно, но верно ускользала от нее. И виной тому Джеймс. Как скоро девочка отдаст всю свою привязанность Джеймсу?
Как ни уговаривала себя Зои, что Джеймс отец Джинни, ничего не помогало. Зои не покидало ощущение, что у нее по кусочку вырывают сердце.
Через минуту Джеймс вернулся.
- Вас не устраивает, что Женевьева учится ездить верхом?
- Меня не устраивает ваше представление о воспитании детей, - резко ответила Зои, злясь как на свою слишком бурную реакцию на него, так и на то, что он беззастенчиво балует Джинни. - Вы можете выиграть бой за нее, но зато испортите прекрасную девочку.
- Уроки верховой езды ее не испортят. Грейс сама вырастила четверых детей. Она не позволяет Женевьеве командовать. Почему бы вам не расслабиться и не наслаждаться отдыхом?
Зои чувствовала, что сейчас взорвется.
- Не надо меня опекать. Я приехала сюда не на каникулы. Я приехала, чтобы быть с Джинни.
- И это единственная причина? Зои почувствовала, как краснеет.
- Это единственная причина, имеющая значение.
Он подошел ближе, и у нее участилось дыхание.
- Зои, я понимаю, как вам тяжело сейчас. Она могла вынести все, кроме жалости.
- События развиваются слишком быстро.
- О себе этого сказать не могу, - возразил Джеймс.
Зои вздрогнула от его слов. Он вовсе не чувствует того, что чувствует она. Она слишком долго была лишена мужского внимания, вот и вообразила себе невесть что. Может, Джеймс и хочет заняться с ней любовью, но лишь для того, чтобы без усилий отнять у нее Джинни. Зои резко развернулась и направилась к загону.
Глядя ей вслед, Джеймс ощущал в душе невероятную пустоту. В висках запульсировала боль. Он разжал кулаки и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь успокоиться. Зои не понимала, что он не имеет права затягивать время или щадить ее чувства. У него нет выбора. Ему необходимо как можно быстрее устроить Женевьеву в "Белых звездах".
Билл Марголин ясно дал ему понять, что откладывать операцию надолго нельзя. Джеймс намеревался перевезти Женевьеву сюда, а затем заняться всеми необходимыми приготовлениями, как советовали врачи. Но, отыскав наконец своего ребенка, он стал ненасытным. Ему хотелось проводить с девочкой как можно больше времени, прежде чем лечь под нож, который мог его как спасти, так и убить.
Кроме того, он не мог заставить себя не думать о Зои. Джеймс никогда так не мечтал о будущем, как с момента знакомства с ней. Они могли бы стать друзьями, а еще того лучше любовниками. Девушка на редкость сексуальна. Желание обладать ею было настолько сильным, что у него кровь буквально закипала в жилах.
Забудь об этом, приятель, это невозможно. Потребуется время, чтобы заставить ее переменить свою точку зрения, а времени у тебя как раз и нет. Благодари Бога за то, что разыскал Женевьеву, и пожелай Зои счастья с мужчиной, чьи шансы на выживание больше, чем у тебя. Головная боль становилась нестерпимой. Джеймс понимал, что причиной боли является не только пуля, давившая на нерв в спине. В гораздо большей степени она была вызвана видением Зои в объятиях другого мужчины.
Зои с замиранием сердца наблюдала, как Грейс с помощью корды направляет лошадь Джинни по кругу тренировочного загона. Несмотря на заверения Джеймса, что лошадь Джинни по кличке Амира спокойная и хорошо объезжена, она казалась слишком мощной по сравнению с маленькой неопытной наездницей.
Джеймс уверял ее, что арабские лошади очень покладистые животные.
Джинни вся светилась от счастья. Детская мечта исполнилась. Она могла кататься верхом столько, сколько хочется.
В данный момент Джинни училась удерживать равновесие, сидя на лошади с вытянутыми в стороны руками и ногами, свободными от стремян. Она терпеливо следовала указаниям Грейс.
Внезапно девочка покачнулась и, завизжав, полетела на землю.
Зои, похолодев, вскрикнула и бросилась было к ней, но ее отбросили назад сильные мужские руки, и она упала в объятия Джеймса.
- Что вы делаете? Пустите меня к ней.
- Все в порядке. У Грейс все под контролем.
- Но Джинни упала! Она могла пораниться. Как Зои ни вырывалась - все тщетно.
- Она не поранилась. Взгляните.
Боясь того, что может увидеть, Зои все же заставила себя посмотреть в сторону загона. Увидев, что Грейс помогла Джинни подняться, проверила, все ли с ней в порядке, и отряхнула ее, Зои немного успокоилась. Девочка даже хихикнула, когда ее приподняли и усадили в седло.
- Неужели вы снова позволите ей кататься? - Она бросила возмущенный взгляд на Джеймса.
- Попробуйте ее остановить, - усмехнулся он. - Она счастлива. Если вы сейчас подойдете к ней, то лишь передадите ей собственный страх. Вы ведь не хотите этого?
- Я хочу защитить свою малышку, - сказала Зои.
- Прежде всего, она не малышка, а потом, она не нуждается в защите. Ездить верхом для нее столь же естественно, как дышать, - проговорил Джеймс.
- Я вижу, что вам хочется в это верить. - Похоже, что жизнь Джинни для него ничего не значит, раз он готов подвергать ее такому риску. - Неужели недостаточно просто иметь дочь, не пытаясь лепить ее по собственному образу и подобию?
Джеймс помрачнел.
- Никто из нее ничего не лепит. Она делает то, что ей нравится.
- Да, а вы готовы потворствовать любой ее прихоти. Я почти не вижу ее с тех пор, как мы здесь. Это часть вашего плана?
- Вы не понимаете, что говорите, - сухо произнес он.
- Неужели? Скоро она станет звать вас боссом, как и все, кто живет здесь.
- Это уж как ей захочется. Должна же она как-то меня называть.
- А вы, конечно, не будете возражать. Джеймс прищурился.
- А как бы вы предпочли, чтобы она меня звала? Мне лично больше всего импонирует "папочка".
Зои вскинула голову, смерив его холодным взглядом.
- Я думала, вы хотели узнать ее поближе, а не отдалять ее от меня.
Он взял ее за руку и потянул к конюшням.
- Здесь не место обсуждать это. Зои, рассвирепев, выдернула руку.
- Я не уйду отсюда, пока Джинни не слезет с лошади! - заявила она, но Джеймса не так-то легко было переубедить.
- И все-таки вам лучше пойти со мной. Сделаете это сами или вас отнести?
Он вполне способен на это, подумала Зои, вспыхнув. Не стоит бросать ему вызов, она не готова к последствиям. Одно его прикосновение уже вызывало у нее жар, что же будет, если он подхватит ее на руки?..
- Спасибо, я дойду сама, - напряженно ответила она.
Зои отметила, что его дыхание нельзя назвать ровным. Джеймс не мог не чувствовать электричество, пробегавшее между ними всякий раз, когда он касался ее. Если так, он вряд ли в восторге от их общения, ему было бы гораздо проще воспринимать ее как врага.
В напряженном молчании она шла за ним по направлению к конюшням, мимо рядов чистых денников, приятно пахнущих сеном, и ухоженных лошадей, к зданию, где располагался офис Джеймса.
Зои не удивилась, что его кабинет оказался большим и роскошным. Огромный дубовый стол, заставленный оргтехникой, кремовые кожаные диваны, стеклянный столик между ними, великолепный вид из окна.
Джеймс подвел ее к дивану, предлагая сесть.
- Что-нибудь выпьете?
- Нет, спасибо. Скажите мне, зачем привели сюда, и позвольте вернуться к Джинни.
- Женевьева не нуждается в том, чтобы вы следили за каждым ее движением. Как вы считаете, почему она упала?
Зои почувствовала, что начинает закипать.
- По-вашему, из-за меня?
- Вы ее отвлекали. Если уж я почувствовал ваш страх, представьте, как он должен был подействовать на маленького ребенка.
Это уж слишком!
- Значит, я ее отвлекаю? Странно, что вы не отошлете меня в Сидней и не успокоитесь! Зачем вы меня пригласили сюда, если собирались вбить клин в наши отношения с Джинни?
- А как со мной поступаете вы? Что бы я для нее ни делал, вы все время со мной сражаетесь.
- Я лишь хочу сделать так, как лучше для Джинни, - проговорила Зои.
- Что же, хоть в чем-то мы сходимся, - заметил Джеймс голосом, в котором зазвучал металл. - Что бы вы обо мне ни думали, я не чудовище. Единственное, чего я добиваюсь, так это права быть отцом собственному ребенку, права, в котором мне было отказано почти два года.
Он начал расхаживать, меряя комнату огромными шагами, то приближаясь к Зои, то отходя от нее. Он действовал ей на нервы и в то же время словно гипнотизировал. Как удав кролика.
- Вам не станет легче, если вы будете наказывать меня, не подпуская к Джинни. Джеймс пронзил ее взглядом.
- Возможно, вам это кажется наказанием, но я здесь ни при чем. Женевьева сама предпочитает проводить каждую свободную минуту в конюшнях. Грейс говорит, что она и спала бы там, будь это возможно. С правдой не поспоришь.
- Значит, вы не планировали этого, чтобы разлучить меня с Джинни Он остановился прямо перед ней. Мысли Зои закружились. Она постаралась сконцентрироваться на Джинни, напомнив себе, что Джеймс мечтает отнять у нее малышку. Это не помогло. Казалось, она не способна ни на что другое, кроме того, чтобы смотреть на него, не отрываясь. Уж слишком он красив. Высокий, широкоплечий... Мягкие каштановые волосы.., так и хочется провести по ним рукой. Зои вздрогнула от пронзившего ее желания и взглянула Джеймсу в глаза. То, что она увидела в них, ей совсем не понравилось.
Он прекрасно осознавал, какое действие оказывает на нее. Но она совершенно не собиралась падать жертвой его чар. В ее планы это никак не входило!
Зои поднялась. Утопая в мягком диване, она чувствовала себя слишком беспомощной. Но, вместо того чтобы обрести уверенность, она потеряла последние крохи самообладания. Стоило ей встать, как Джеймс протянул к ней руки и она, не понимая каким образом, оказалась в его объятиях.
Его поцелуй обжег ее. Мягкие губы скользнули по ее шее, принялись ласкать мочку уха. Зои не могла шевельнуться, Джеймс пробудил в ней долго спавшие желания. Чувствуя на шее губы Джеймса, она застонала от удовольствия. Как бы она хотела продлить это волшебное мгновение и отдаться на милость жаркой страсти, вспыхнувшей между ними. Зои знала, что стоит ей сказать "нет", он немедленно остановится. Так почему же она этого не делает? Почему обвивает руками его шею, почему готова слиться с ним в единое целое?
- Вот видишь, нам нет необходимости воевать, когда мы можем получить удовольствие, - хрипло проговорил он. - Если бы мы встретились при иных обстоятельствах, то могли бы стать любовниками.
Но обстоятельства вынуждали их воевать друг с другом, пока будущее Джинни не будет определено. Неужели Джеймс решил соблазнить ее затем, чтобы заставить уступить ему Джинни? Зои твердо взглянула на него.
- Ничего из этого не получится.
- Из чего именно? - поинтересовался Джеймс. Зои выскользнула из его объятий. Как бы это ни было трудно, она не должна ему уступать.
- Этот.., ваш план добиться меня, чтобы получить желаемое.
- Минуту назад вы ничего не имели против, - возразил он.
Какой смысл отрицать очевидное? Ей действительно хотелось, чтобы он поцеловал ее. Зои чувствовала, что он не из тех мужчин, которые добиваются женщины силой. Она неохотно призналась себе, что ему этого и не требовалось.
- Я признаю, что мне этого хотелось, но только пока не поняла, чего вы добиваетесь. Он скрестил руки на груди.
- И чего же я, по-вашему, добиваюсь?
- Хотели заняться со мной любовью, чтобы я отдала вам Джинни.
Джеймс долго, чуть насмешливо смотрел на нее.
- Вы себя недооцениваете, Зои, - протянул он.
Зои почувствовала, как краска прилила к ее щекам. Надо срочно сменить тему.
- Я не буду стоять и смотреть, как вы подвергаете риску жизнь Джинни, позволяя такой малышке кататься на лошадях.
Судя по тому, как исказилось лицо Джеймса, Зои поняла, что задела его за живое.
- Я начал ездить верхом в таком же возрасте. При правильном обучении никакой опасности нет. И кроме того, после всего, через что мне пришлось пройти, чтобы вернуть Женевьеву, я меньше всего хотел бы рисковать ее жизнью. - Он глубоко вздохнул. - Вы поверите мне, если я скажу, что она для меня дороже всего на свете?
Зои потрясла глубина чувства, прозвучавшая в его голосе. Внезапно он пошатнулся и вцепился в спинку кресла так, что побелели костяшки пальцев. Зои подавила желание подойти к нему.
- Что с вами, Джеймс? Вы побледнели. Вам нехорошо?
Он кивнул, поморщившись, словно это движение причинило ему боль.
- Голова разболелась, больше ничего. Думаю, мне не помешает выпить. Присоединитесь?
- Нет, благодарю.
Она смотрела, как он бросил пару кубиков льда в стакан, налил виски и отпил половину. Джеймс перехватил ее озабоченный взгляд.
- Не беспокойтесь, я не алкоголик. Подняв стакан в насмешливом приветствии, Джеймс вдруг выпустил его из пальцев и выругался, когда тот разлетелся на мелкие кусочки на полу.
Не на шутку встревожившись, Зои подлетела к нему.
- С вами определенно что-то не так. Он нахмурился и покачал головой.
- Рука онемела. Наверное, из-за головной боли. Ничего страшного. - Он наклонился, чтобы собрать осколки.
Не обращая внимания на его протесты, Зои стала ему помогать.
- А раньше такое случалось? Джеймс рассерженно встретил ее взволнованный взгляд.
- Ваше беспокойство несколько неуместно, вам не кажется? Только что вы были готовы зажарить меня живьем.
Несколько минут назад она едва не потеряла голову от его поцелуев. Но ему стало плохо, и она не могла остаться равнодушной.
- Я не пользуюсь слабостями других. И если у меня есть сердце, что в этом странного? - вспылила она.
Они стояли на коленях, собирая осколки, почти соприкасаясь головами. Без всякого предупреждения Джеймс вдруг обхватил Зои за талию и крепко прижал к себе, заставляя подняться.
- Я запомню ваши слова, - сказал он таким тоном, что она пожалела о проявленном сочувствии.
Развить свою мысль он не успел, поскольку раздался стук в дверь.
- У вас все в порядке? Я слышала звук разбитого стекла.
Это была Грейс Макговерн. Дав понять Зои взглядом: "Мы к этому еще вернемся", Джеймс отпустил ее и подошел к двери.
Зои отлично понимала, что ее вид не оставит у вошедшей женщины сомнений относительно того, чем они с Джеймсом только что занимались, но ей было все равно. Пусть Джеймс сам выкручивается.
- Я уронил стакан. Ничего особенного, - сказал он.
Грейс бросила на Джеймса встревоженный взгляд.
- Опять рука?
Он чуть пожал плечами.
- Ерунда. Как Женевьева?
Что значит "ерунда"? Что имела в виду Грейс, сказав "опять"? Джеймс явно не собирался посвящать в свои проблемы Зои, видимо, считая, что она этого недостойна. Зои кольнула боль обиды.
- Женевьева чувствует себя прекрасно. Сейчас она пьет молоко, - сказала Грейс.
- Никаких последствий падения? Вопрос задал Джеймс, но, отвечая, Грейс повернулась к Зои.
- Абсолютно никаких. Ей не терпелось вновь оказаться на лошади. Женевьева - прирожденная наездница.
Джеймс бросил на Зои выразительный взгляд:
"Я же говорил!"
- Все равно, я бы хотела взглянуть на нее, - сказала Зои, направляясь к выходу.
Не считая пары небольших синяков, падение не причинило Джинни вреда. Она упрашивала Зои разрешить ей пообедать вместе с работниками конюшни и, получив неохотное согласие, мигом сорвалась с места.
Зои пришлось обедать одной. А вскоре ей и жить предстоит одной, с тоской подумала она.
Столовая была пуста, и поэтому Зои попросила подать ей обед в крытую беседку. Она задумчиво ковыряла вилкой куриный салат, когда в кресло напротив опустился Джеймс. Несмотря на утомленные глаза, выглядел он намного лучше.
- Обедаете в одиночестве? Она пожала плечами.
- У меня не было выбора. Как вы сами заметили, Джинни практически поселилась в конюшне. Как вы себя чувствуете?
Он попробовал пошевелить рукой.
- Спасибо, нормально. Грейс сделала мне массаж.
Не подумав, Зои выпалила:
- Я сама могла бы сделать вам массаж, если бы знала, что это поможет. Он помолчал с секунду.
- У меня создается впечатление, что вам нравится прикасаться к моей шее! Я запомню ваше предложение.
Ну кто ее дернул за язык? Меньше всего ей хотелось прикасаться к нему! Зои испытала облегчение, когда в беседке появился повар, поставивший перед Джеймсом блюдо фетучини с фисташковым соусом. Джеймс налил себе охлажденного чая из кувшина, стоявшего на столе.
- Грейс знает про Джинни? - спросила Зои. Он кивнул.
- Семья Макговерн управляла домом, принадлежавшим мне еще до "Белых звезд". После исчезновения Рут они поддерживали меня на протяжении всего времени, пока я искал Женевьеву, и, как видите, они безмерно рады, что она вернулась.
Чувствуя себя уязвленной, Зои рассеянно гоняла по тарелке горошинку. Замечание, призванное убедить Зои в том, что Джинни находится в хороших руках, вместо того, чтобы успокоить ее, возымело противоположное действие. Оно означало, что, если Зои вернется в Сидней, без нее прекрасно обойдутся.
Джеймс внимательно наблюдал за ней.
- Если вы захотите, для вас всегда останется место в жизни Женевьевы, сказал он. - Вы для нее важны.
Но не для него.
- Я рада, что хотя бы это вы признаете, - ответила она напряженным голосом. Джеймс приподнял брови.
- Я никогда этого не отрицал. Мы оба должны идти на уступки.
Прежде чем Зои успела сказать, что в основном уступки делает она, к столу подлетела Джинни. Зои машинально потянулась за салфеткой, чтобы стереть полоску томатного соуса с ее щечки. При мысли о том, что вскоре ей не придется этого делать, ее пронзила боль.
Как только представилась возможность, Джинни вывернулась и спросила Джеймса:
- А мама пойдет завтра с нами в поход? Джеймс перевел взгляд на Зои.
- Почему бы нам не спросить у нее прямо сейчас?
Зои встревожилась.
- Никто мне не говорил о походе. - Она даже не пыталась скрыть обвинительные нотки в своем голосе.
- Я как раз собирался, - сказал Джеймс. Ее охватил гнев.
- Сначала вы усаживаете Джинни на лошадь, которая в любой момент может сбросить ее, теперь хотите завести ее неизвестно куда! Боже мой, ведь ей всего четыре года! Что, если она испугается или поранится?
- Тем более вы должны пойти с нами, - с уверенностью заключил он.
Зои запаниковала. А что, если они решат заночевать в лесу? Эта мысль заставила ее покраснеть.
- Я никогда не ходила в походы. Я не знаю, что для этого нужно, призналась она. - И Джинни еще совсем кроха.
Джеймс бросил на девочку быстрый взгляд. Та, опустившись на колени, была полностью поглощена созерцанием божьей коровки.
- Она не должна ездить верхом, не должна ходить в походы. Если бы я вовремя не нашел Женевьеву, вы бы всю жизнь кутали ее в ватное одеяло, - тихо произнес он.
Джеймс не скрывал своего раздражения.
Что ж, и ее не все устраивает!
- Кутать ребенка в ватное одеяло и беспокоиться о его безопасности не одно и то же, - яростно прошептала Зои. - И вам не удастся убедить меня в обратном.
- Значит, вы идете с нами?
- Да, черт возьми! - слова вылетели прежде, чем она успела подумать.
Уголки его губ приподнялись в улыбке.
- Отлично. Отправляемся завтра после завтрака.
Глава 7
Во что она впуталась? - размышляла Зои на следующее утро. Она, должно быть, спятила, если согласилась отправиться в лес с Джеймсом, пусть даже в обществе Джинни. Как назло, погода стояла отменная, так что отложить поездку не получится. И больной притвориться нельзя. Джеймс просто-напросто уедет с Джинни вдвоем, а такая перспектива пугала ее еще больше. Зои ничего не оставалось, кроме как постараться успокоиться. Просто нужно будет как можно меньше оставаться с Джеймсом наедине.
После завтрака Джеймс погрузил ее вещи в полноприводной автомобиль, который, судя по виду, накатал побольше километров по проселочным дорогам, чем сверкающий "бранкстон турбо", на котором он ездил в городе. Оделся Джеймс в самый раз для поездки за город. При виде мышц, игравших под обтягивающей хлопчатобумажной рубашкой, заправленной в молескиновые брюки цвета мокрого дерева, в горле у Зои пересохло.
Необходимое оборудование и спальные мешки уже лежали в машине. Зои с сомнением осмотрела снаряжение.
- Я не вижу палатки. Джеймс выглядел довольным.
- Слово "поход" не совсем подходит к поездке на привал "У Голубой вершины". Это небольшой деревянный домик, с сетками от комаров и системой водоснабжения, - объяснил он, явно наслаждаясь ее растерянностью.
- Вы дали мне понять, что позволите Джинни спать под открытым небом! выпалила Зои. Как глупо с ее стороны было подумать такое!
- Исключительно потому, что у вас не слишком лестное мнение обо мне. Если бы вы не сбежали, а дали мне возможность объяснить, я бы подробнее рассказал о поездке, которую запланировал. - Джеймс помолчал. - Дело не в том, что я намереваюсь закалить ее. Мне хочется, чтобы Женевьева была в "Белых звездах" как дома. Поездка в лес даст ей возможность почувствовать сердце и душу этого места и ощутить себя его частью.
- Именно такие чувства я испытывала к этим местам в детстве, - невольно произнесла Зои, предавшись воспоминаниям. - Мой дедушка брал меня с собой на каноэ - купаться и гулять в лесах неподалеку отсюда. - Голос ее дрогнул от прилива чувств, и она замолчала.
- Значит, вы не можете лишить Женевьеву такого удовольствия, правильно?
Это не одно и то же, рассерженно подумала Зои.
- Я ничего ее не лишаю, - резко ответила она. - Я ведь здесь, верно?
- По крайней мере телесно, - заключил Джеймс.
- А чего еще вы хотите?
Джеймс приподнял брови и восхищенным взглядом оглядел ее с обтягивающих хлопчатобумажных брюк до выгоревших завитков волос, стянутых в хвост ярким платком.
- Не думаю, что вы спрашиваете, чего хочется мне лично. Я вам сказал вчера, Зои. Но если вы до сих пор сомневаетесь, я с удовольствием еще раз вам это продемонстрирую.
У нее по спине пробежала дрожь. Вчера, держа ее в объятиях, он ответил на все вопросы, которые она только подсознательно осмеливалась задавать себе. Даже мысль, что желание Джеймса - лишь способ достижения цели, не уменьшала его воздействия на нее. Но сегодня все по-другому.
- Я посмотрю, готова ли Джинни, - поспешно сказала она. Джеймс чуть слышно рассмеялся.
Несмотря на все ее дурные предчувствия, путешествие оказалось приятным. Джеймс так умело вел машину по неровной дороге, что она словно сглаживалась перед ними.
Джинни, прильнув к окну, смотрела на все, открыв рот. Их окружали то отвесные скалы, то непроходимые заросли деревьев, то их глазам представали водопады. Джинни приходила в полный восторг каждый раз, заметив у дороги какое-то движение, и даже радостно взвизгнула, когда им пришлось притормозить, чтобы дать пересечь дорогу крупному вомбату.
Когда они добрались до привала и Джеймс отпер прелестный деревянный домик, скрытый в рощице высоких прямых эвкалиптов, Зои решила, что слово "привал" выбрано совершенно неверно. Дом с крышей из гофрированного железа был отделан кедром. Внутри стены были обиты сосновыми панелями, а комнаты обставлены мебелью в деревенском стиле ручной работы.
На первом этаже стояли две заваленные подушками односпальные кровати, которые днем использовались как диваны, пузатая чугунная плита, согревавшая помещение и дававшая возможность готовить, и старомодный рукомойник с латунными ручками.
На оконном стекле за кроватями чьей-то рукой было выведено: "27 марта 1864 г.". Джеймс заметил, что Зои обратила на надпись внимание.
- Говорят, дату выцарапала своим бриллиантовым обручальным кольцом одна из первооткрывательниц этих мест, Лора Данкел, за неделю до свадьбы с Джеймисоном Лэнгфордом. Здесь они провели свою первую брачную ночь.
Зои было совсем нетрудно представить себе маленькое деревянное прибежище в качестве места для романтического свидания. Возможно, в комнате горели свечи, отбрасывая танцующие тени и растапливая вокруг влюбленных тьму.
- Тогда, конечно, здесь стояла большая двуспальная кровать, - продолжал Джеймс, словно читая Зоины мысли. - Считается, что в ту ночь Лора и Джеймисон зачали первого из своих четырнадцати детей.
Зои отогнала взволновавшие ее образы. Есть ли тайный умысел в том, что Джеймс привез ее сюда? Она вынуждена была признать, что с ребенком на попечении мало возможностей для обольщения, и все же эта мысль ее будоражила.
- Мне казалось, вы говорили, что приобрели эту землю всего пару лет назад, - припомнила Зои.
Джеймс кивнул.
- Она принадлежала семье Лэнгфордов более века, пока мой дед не проиграл ее в карты. Сколько себя помню, у меня всегда была мечта купить ее.
- Интересно, все ли ваши мечты сбывают ся? - спросила Зои, думая о его упорных поисках Джинни.
- По большей части, - спокойно ответил он. Зои продолжила осмотр домика. Поднявшись наверх по узкой деревянной лестнице, она оказалась на чердаке, где стояла еще одна кровать, над которой с потолка свисала сетка от комаров. Джинни взобралась по лестнице вслед за Зои.
- Можно я буду спать здесь? - Джинни умоляюще смотрела на Зои.
Джеймс взглянул на молодую женщину, словно обращаясь к ней за советом, и та кивнула.
Он ухмыльнулся.
- Ото, исторический момент. Кажется, мы согласились хоть в чем-то. Такое надо отпраздновать.
- Почему мне кажется, что вы специально подстроили, чтобы она спала одна?
- Возможно, потому, что мне хотелось, чтобы вы спали внизу со мной.
Почувствовав смятение от его слов, Зои отвернулась, изобразив живейший интерес к виду, открывавшемуся из окна. Было бы куда лучше, если бы кровать на чердаке занял Джеймс, уступив Джинни и Зои помещение внизу. Но поздно изменять договоренность: Джинни уже скакала по кровати на чердаке, прячась в сетке против комаров, как в тайном убежище.
И все же Зои решила попробовать:
- А что, если ночью она испугается? Или станет ходить во сне?
- Вы будете неподалеку, а наверху возле лестницы есть дверца безопасности, которая ее остановит, - отмел Джеймс все ее сомнения. - Смиритесь с этим, вы спите со мной.
- То есть в одной с вами комнате, - поправила его она. Хорошо, если ей вообще удастся заснуть, но Зои сомневалась, что сможет расслабиться, если Джеймс будет спать на соседней кровати, практически на расстоянии вытянутой руки.
Он откровенно забавлялся, глядя на нее. Глаза его блестели так же, как у Джинни, когда та что-нибудь затевала. Сходство между отцом и дочерью было разительным. Поведение Джеймса беспокоило Зои. Что у него на уме?
Она мысленно встряхнулась и переключилась на более земные заботы.
- Что мы будем делать с обедом?
- Повар положил нам с собой маринованную курицу. Я пожарю ее, а вы пока приготовьте салат. Продукты в переносном холодильнике.
Вот и все обольщение, с раздражением подумала Зои и тут же упрекнула себя. Что бы Джеймс ни делал, как бы ни вел себя с ней, она недовольна. Ей не угодишь.
Заглянув в холодильник, Зои обнаружила миску с уже готовым салатом, так что ей пришлось лишь добавить соус из пластиковой бутылочки. К тому моменту, когда она вынесла салат из дома - они решили обедать на природе, - в воздухе уже витал голубой дымок от костра и восхитительный аромат жарящегося мяса. С ветки дерева неподалеку на них сердито глазела кукабурра. Когда Джеймс подбросил в воздух кусок мяса, птица взлетела и поймала его на лету.
Джинни в восторге захлопала в ладоши.
- Можно мне попробовать?
Джеймс дал ей немного мяса, и кукабурра повторила фокус. Зои не помнила, когда видела девочку такой счастливой. Неужели ребенок подсознательно чувствовал, что это его земля? Как бы ни было больно Зои признать это, в венах Джинни текла кровь Данкелей и Лэнгфордов. Как Зои могла с этим соперничать?
Эта мысль омрачала ей удовольствие от еды, хотя поджаренные на углях кусочки курицы просто таяли во рту. За ними последовали завитки запеченного в золе теста, намотанного на конец палочки и примятого на конце пальцем. Они поджаривали завитки на огне, пока те не становились хрустящими, потом Джеймс показал, как надо наливать золотистый сироп в углубление наверху. Получился отличный десерт, только Джинни пришлось напоминать, что тесто должно немного остыть, прежде чем его можно есть.
Их окружал дремавший лес, но Джеймс заверил Джинни, что с закатом солнца природа пробудится. Он объяснил, что днем застенчивые кенгуру прячутся в тени и часами спят там.
Зои отлично понимала их чувства. Деревянная скамья, на которой она сидела, позволяла ей опереться на нагретые солнцем бревна домика. Жужжание насекомых и щебетанье птиц действовало на нее расслабляюще.
Ей представилось, как они с Джеймсом приезжают сюда, чтобы провести первую брачную ночь. Зои точно знала, что это именно брачная ночь, по тому, как Джеймс, смеясь, поднял ее на руки, чтобы перенести через порог, и по той восхитительной дрожи ожидания, которую она испытывала.
И не только она. В темных озерах его глаз она видела страстное желание. Поставив ее на ноги, Джеймс обнял ее сильной рукой и нашел ртом ее губы. Зои с готовностью прильнула к нему. Его прикосновение разожгло в ней настоящий пожар, она задрожала от силы охватившего ее желания. Зои охнула, когда Джеймс спустил с ее плеч лямки выходного платья из шелка цвета фуксии и прижался губами к чувствительному углублению у шеи, а затем принялся целовать ее грудь. Земля начала уходить из-под ее ног.
- Как сильно ты меня хочешь? - спросил Джеймс взволнованным голосом, свидетельствовавшим о том, что он тоже считал дни до момента, когда они останутся наедине.
Существовал лишь один ответ:
- Больше, чем я представляла себе. В его глазах зажегся вызов.
- В своей постели или в своей жизни? Она подняла голову.
- И то, и другое, Джеймс. Все, чем я являюсь, и все, что у меня есть, твое.
Ему не понадобилось повторного приглашения. Со стоном побежденного он подхватил ее на руки и, крепко прижав к груди, осторожно опустил на огромную кровать, стоявшую посреди комнаты.
Дыхание у Зои участилось, пока она наблюдала, как он стягивает льняную рубашку, обнажая широкую загорелую грудь. Когда его руки прикоснулись к молнии брюк, напряжение стало по чти невыносимым. Скоро, чувствовала Зои, отдавшись ему, она познает экстаз, а он поймет, как сильно она его любит.
Когда Джеймс вытянулся рядом с ней, Зои показалось, что она сейчас умрет от счастья. Она завороженно поднесла руку к его лицу, коснувшись заросшей дневной щетиной щеки. Он уткнулся лицом ей в ладонь и поцеловал с ласковой улыбкой...
Зои чувствовала, как покалывают ладонь жесткие волоски... Молодая женщина глубоко вздохнула и открыла глаза. То, что она чувствовала под рукой, была вовсе не щека Джеймса, а шершавое дерево. Она просто-напросто уснула.
Зои вздрогнула, чувствуя, как пылает лицо. Она была потрясена явственностью сна. Скорее всего, эта фантазия была навеяна рассказом Джеймса о родственниках, проведших в домике свою первую брачную ночь. Как еще можно объяснить подобные видения?
Зои огляделась. Стол уже был убран после обеда и костер погас. Тени заметно сгустились. Сколько же она проспала?
Ни Джеймса, ни Джинни видно не было. Она уже хотела отправиться на их поиски, но потом передумала. Все-таки вокруг дикий лес и легко можно потеряться. Зои заволновалась. Не заблудилась ли Джинни и не отправился ли Джеймс ее искать? Но, будь это так, неужели он не разбудил бы Зои?
Все больше сердясь, она обхватила руками плечи. Даже если они пошли на прогулку, им стоило предупредить ее. Если с ними что-нибудь случится, она даже не будет знать, где их искать.
Страх подогревал ее гнев, и к моменту, когда они наконец появились, Зои была вне себя от беспокойства. Увидев Джинни, она вздохнула с облегчением. Девочка подбежала к ней с широкой улыбкой и светящимися глазами.
- Мамочка, угадай, что мы нашли? Зои сверкнула глазами на Джеймса, сдержалась от того, чтобы высказать ему все, что она думает, и обняла девочку. Почувствовав прижавшееся к ней теплое тельце, Зои зажмурилась, чтобы не позволить слезам брызнуть из глаз.
- Что же вы нашли, милая?
- Следы диких животных! Джеймс показал мне, кто их оставил. Смотри. Вывернувшись из Зоиных объятий, Джинни опустилась на землю. - Это коала, а это кенгуру. - Девочка нарисовала пальцем в пыли следы коалы и следы кенгуру. - А если хочешь увидеть коалу, то надо смотреть вниз, а не наверх, - продолжала тараторить Джинни. - Джеймс показал мне странные следы, которые они оставляют под деревом, по которым можно узнать, что на ветках есть коала.
- Джеймс - просто неистощимый источник информации, - заметила Зои не без иронии.
Может, он и отец Джинни, но у него нет права уводить ее в лес, где с ней может случиться все что угодно. Зои удавалось не показывать своего раздражения до тех пор, пока она не отправила Джинни в дом мыть руки и отдыхать до ужина в кровати с книжкой картинок.
Оставшись наедине с Джеймсом, Зои невольно вспомнила свой сон. Это была всего лишь фантазия, напомнила себе Зои. Нельзя путать сон с явью. Джеймс никогда не станет ее любовником, а тем более мужем и отцом ее детей. Единственный ребенок, который ему нужен, это Джинни.
- Вы хорошо отдохнули? - поинтересовался он.
Зои вскинула голову.
- Вашими усилиями - нет. Как, позвольте спросить, я должна была себя чувствовать, проснувшись и обнаружив, что никого нет?
Он нахмурился.
- Вы так сладко спали, что не хотелось вас будить.
Зои глубоко вздохнула.
- Так или иначе, вы могли бы предупредить меня, что возьмете Джинни с собой. - Злясь на себя за неспособность сдержать дрожь в голосе, она провела тыльной стороной ладони по лбу. - Если бы что-нибудь случилось... - она замолчала и покачала головой.
Взгляд Джеймса смягчился.
- Вы вправе сердиться. Я должен был предупредить вас о том, что мы с Джинни отправились на прогулку. Уж я-то знаю, что испытываешь, когда дорогие тебе люди исчезают безо всяких объяснений.
Эта неожиданная перемена сломала ее самооборону.
- Все нормально, - проговорила она. - Вы не должны спрашивать моего разрешения, чтобы прогуляться.
Его взгляд вновь стал жестче.
- Вот именно, не должен. Сожалею, что причинил вам беспокойство, но и вы поймите, что Женевьева - моя дочь. Сейчас о ней забочусь я, и мне решать, что для нее лучше.
Зои почувствовала озноб, и не только потому, что стало прохладнее.
- Не стоит щадить мои чувства, - саркастично заметила она. - Рут рассказывала мне, каким жестоким вы можете быть.
На лице Джеймса отразился гнев, но он полностью владел голосом, отвечая:
- Весьма интересно. И как же описала меня Рут?
Ей нечего было терять:
- А вот как! Вы бессердечный тиран, заботящийся лишь о том, чтобы добиться своего. На самом деле ребенок вам не нужен. Вам нужно лишь доказать свою силу.
Стоило Зои произнести эти слова, как она пожалела о сказанном. Она позволила чувствам взять верх над разумом. Ее обвинения были беспочвенными, она знала это, но ничего поделать с собой не могла.
- Я не должна была так говорить, - пробормотала она, не на шутку испугавшись его возможной реакции.
- Так значит, я проявляю свою силу?.. Вы правы, я сильный мужчина. Хотите испытать это на себе? - чуть насмешливо поинтересовался Джеймс.
Перед ней стояло дьявольское искушение. Сказать "нет" - значит признаться в том, что она его боится. Сказать "да" - значит спровоцировать его. Зои подняла голову и посмотрела на него взглядом, выражавшим уверенность, которой она вовсе не чувствовала.
- А вы как считаете?
В ответ он опустил руки ей на плечи и притянул к себе. Сквозь тонкую блузку жар его пальцев, казалось, проникал до костей. Зои не смогла совладать с собой и тихонько застонала от охватившего ее желания.
Со сдавленным вздохом Джеймс накрыл ее рот своим - теплым, чувственным, дарящим и требовательным одновременно. Зои закружилась в вихре чувств. Ни один мужчина до сих пор не вызывал у нее такой реакции.
Дыхание Джеймса стало неровным, его сотрясали приступы дрожи, в том, что он хотел ее, не оставалось сомнений. Ей удалось это, она довела его почти до полной потери самоконтроля, удовлетворенно думала Зои. Возможно, она лишь препятствие на его пути, но он не скоро ее забудет.
И тут же поняла, что и сама не скоро сможет забыть его. Всякого мужчину будет сравнивать с Джеймсом, каждый поцелуй - с огнем, который он разжигал в ее крови.
Джеймс отступил на шаг назад.
- Вы по-прежнему считаете, что Руг сказала вам правду обо мне?
Гордость не позволила ей признаться в своих чувствах.
- Она говорила не об интимной стороне ваших отношений, так что ничего не могу сказать, - вспыхнула Зои. - Но если вы были с ней таким же тираном, как и со мной, то не удивительно, что ей не терпелось сбежать.
Казалось, ему очень захотелось что-нибудь разбить, судя по тому, как сильные руки сжались в кулаки.
- К вашему сведению. Рут ушла не по этой причине. По правде говоря, она ревновала из-за Женевьевы.
- Ревновала? Не понимаю.
- Рут не хотела ни с кем меня делить, даже с собственным ребенком. Сколько бы я ни заверял ее в своей любви, она не терпела, когда я уделял малышке хоть какое-то внимание. Она считала Женевьеву своей соперницей и не желала мириться с этим.
Зои невольно вспомнилось, как Рут, забирая Джинни в конце каждого дня, пропускала все слова Зои об успехах малышки мимо ушей, предпочитая рассказывать в подробностях о своих делах. Однако у каждой медали есть две стороны.
- Может быть, ей нелегко пришлось одной, когда вы вернулись на Ближний Восток, - предположила она.
Его глаза потемнели.
- Она не оставалась одна. У нее были Грейс с мужем, и с ней носился целый штат прислуги.
Но ей не хватало самого главного - собственного мужа. Зои решила не произносить этого вслух. Ей-то отлично известно, как одиноко чувствуешь себя без поддержки самого важного в твоей жизни человека.
Джеймс, похоже, догадался, о чем она думает.
- Если я был вдали от семьи, это не означает, что я о ней не помнил. Я думал о своих самых близких людях постоянно. Не все мужчины таковы, как ваш покойный муж.
Зои вспыхнула. Так он и об Эндрю все разузнал? Чудом ей удалось не подать вида, как шокировало ее это открытие.
- Так почему же вы не вернулись?
Он запустил пальцы в густую шевелюру.
- Неужели вы думаете, что я не раскаивался в этом? Не в моих силах изменить то, что произошло. Но я пойду на все, чтобы меня с моей малышкой никогда больше ничто не разлучило.
Ничто и никто, мысленно поправила его Зои. Даже его поцелуй не изменит хода событий, хотя она не сомневалась в том, что он произвел на него впечатление. Джеймс был полон решимости получить Джинни назад, и точка.
Зои поняла, что начинает привыкать к мысли, что теряет своего ребенка. Нельзя обвинять Джеймса в том, что он затеял эту поездку, чтобы сломить ее сопротивление. Подозрения не оправдались, обольщение не входило в его планы. Все, что он хотел, это продемонстрировать ей, какой он прекрасный отец. Она уже начала принимать его в этом качестве, а себя... Да, похоже, она проиграла.
Черт с ним, яростно подумала Зои. Она подняла взгляд на Джеймса, который внезапно отвернулся и схватился за ветку эвкалипта, словно собираясь оторвать ее.
Зои дотронулась до его плеча. Он чуть повернул голову, и она потрясение ахнула. Лицо посерело, губы побелели, на лбу выступил пот, глаза полуприкрыты от боли.
- Джеймс, в чем дело? - спросила она, но он, казалось, не слышал ее. Зои дотронулась до его лба тыльной стороной руки, и он вздрогнул так, словно она ударила его.
- Голова, - выдохнул он. - Болит невыносимо.
- Дать вам что-нибудь? Какое-нибудь лекарство?
- Я ничего с собой не взял, - проговорил он с трудом.
Зои вспомнила об аптечке в своей сумке.
- У меня есть обезболивающее. Не очень сильное, но может ненадолго снять боль. Я сейчас принесу. Ради Бога, сядьте. Вы выглядите так, словно сейчас упадете.
Одно то, что он не стал спорить, говорило, как ему плохо. Джеймс оторвался от дерева и позволил ей усадить себя на скамейку. Зои вернулась спустя несколько секунд с обезболивающим.
Когда он немного пришел в себя, Зои встала.
- Вы меня не на шутку напугали. Необходимо вернуться домой, чтобы вас сегодня же осмотрел врач.
Джеймс насмешливо изогнул бровь. Ему явно стало лучше.
Внезапно он снова поморщился.
- Я могу не справиться с рулем. Вы умеете водить полноприводной автомобиль?
Об этом она не подумала, но отступать было поздно. Джеймсу требовалась медицинская помощь, а здесь он ее не получит. Зои распрямила плечи:
- Думаю, пора научиться.
Глава 8
Благодаря обезболивающему, пульсирующая боль немного утихла, но Джеймс понимал, что это не надолго. Он проклинал себя за то, что не взял с собой лекарств, но тогда он был уверен, что сможет обойтись без них одну ночь, и в любом случае, приняв их, нельзя вести машину.
Его не обманули заверения Зои, что она справится с машиной. Езда по пересеченной местности - непростая задача даже для опытного водителя. А человеку, непривычному к автомобилю-внедорожнику, и думать об этом нечего.
С невольным восхищением Джеймс вдруг подумал, что Зои привыкла выходить победителем из самых сложных ситуаций. Выкарабкавшись из трясины неудачного брака, она заново начала свою жизнь и карьеру после смерти мужа. Взяла на воспитание Женевьеву. Приехала с ним в "Белые звезды", хотя, скорее всего, вовсе не мечтала здесь оказаться. Джеймс должен был признать, что Зои настоящий боец. А судя по тому, как отвечала на поцелуи, еще и необычайно страстная женщина. По словам детективов, ее покойный муж был крайне ревнив, так что она, скорее всего, и сама не подозревала о том, на что способна. Как приятно было бы полностью раскрыть ее потенциал в этой области - ради них обоих, подумал Джеймс и тут же упрекнул себя. Бесполезно терзаться воспоминаниями о том, как обнимал ее, ведь он может предложить ей лишь неопределенное будущее. Сегодняшний приступ как нельзя лучше доказал это.
Джеймс заставил себя встать и размяться. К счастью, они не полностью разгрузили машину, так что сборы в обратный путь не займут много времени. Зои уже упаковала еду и кухонную утварь и перенесла в машину.
Он улыбнулся, увидев на пороге домика Женевьеву, тащившую в одной руке упакованный спальный мешок, а другой сжимавшую сэндвич. Зои удалось превратить их поздний отъезд домой в игру, обернув возможное разочарование новым приключением. Она остановила протесты Женевьевы, рассказав про опоссумов, вомбатов и кенгуру, для которых жизнь начинается как раз ночью. Теперь девочке не терпелось отправиться в путь.
Забавно, но Джеймс не мог припомнить, чтобы Рут когда-нибудь так заботилась о Женевьеве. Вздох отдался почти нестерпимой болью в голове. Зои была бы гораздо лучшей матерью, чем Рут. И гораздо лучшей женой? Джеймс запретил себе думать об этом. Он - причина ее разлуки с Женевьевой, так что ему не на что рассчитывать.
Садясь за руль, Зои выглядела бледной, но решительной, и, увидев ее слабую улыбку, Джеймс почувствовал к ней растущее уважение.
- Готовы? - спросила она.
- Может быть, все-таки мне сесть за руль? В ответ она нахмурилась.
- Вы же сами сказали, что почти ничего не видите. И вам нельзя больше принимать болеутоляющее, пока вас не осмотрит врач.
Проклятье, она права!
- Отлично, тогда едем. Только не гоните и, ради Бога, остерегайтесь кенгуру, они обожают перебегать дорогу перед самым вашим носом.
Зои бросила на него обиженный взгляд и тронула мощный автомобиль с места. С первыми несколькими километрами Зои справилась довольно легко, но и дорога была относительно ровной. Они встречали немало кенгуру, и даже одного красного, бежавшего на некотором отдалении параллельно машине, но дорогу животные не пересекали.
Зои взглянула на Джеймса.
- Расслабьтесь. Я справляюсь.
- Пока, - пробормотал он и туг же мысленно выругался. Меньше всего Зои нуждалась в том, чтобы он подрывал ее уверенность в себе. Он решил загладить свою вину:
- Вы отлично справляетесь.
- А как вы? Как себя чувствуете?
- Вижу по-прежнему плохо, но головная боль стихла. Скоро все пройдет.
Зои кивнула и вновь сосредоточилась на дороге.
Женевьева крепко спала на заднем сиденье. Джеймс на мгновение испытал зависть. Он много бы отдал, чтобы последовать примеру дочери, но им еще предстояли самые тяжелые подъемы. Зои мог потребоваться его совет.
- Мне понравилась история, которую вы рассказывали Женевьеве, пока мы собирались, - произнес он в надежде, что разговор немного его встряхнет. Сами ее сочинили?
Зои кивнула.
- Когда я была маленькой, всегда мечтала стать детской писательницей.
- У вас хорошо получается. Что же помешало?
Зои пожала плечами.
- Жизнь. Потребность в деньгах. Работа няньки давала мне заработок, жилье и возможность работать с детьми.
Джеймс вспомнил информацию, предоставленную частным детективом.
- Из-за работы ваши родители много колесили по свету, значит, вы не могли жить дома?
- К чему этот разговор? - сердито пробормотала она. - Ваши шпионы рассказали вам все, и даже о моем замужестве.
- Мне известны лишь общие сведения, - заверил ее Джеймс. - Они не объясняли мне, почему вы поступали так, а не иначе, и как вы при этом себя чувствовали.
- Я была молода, глупа и приняла увлечение Эндрю за любовь. Я никогда не знала настоящего дома, да и работа нянькой доставляла мне немало переживаний: с детьми приходится расставаться, когда они вырастают и отправляются в школу.
Не удивительно, что ей так трудно отпустить Женевьеву, подумал он. У нее наконец появился ребенок, которого она считала своим, это было как чудо после всех злоключений, выпавших на ее долю. Зои заслуживает лучшего. А он лишь добавляет ей проблем.
- Тогда вы должны понимать, почему для меня так важно обеспечить Женевьеве надежный дом, - сказал он. - Воспоминания о детстве причиняют вам боль. Уверен, вы не захотите травмировать девочку.
- Мое детство здесь ни при чем, - резко отреагировала Зои. - Я хочу, чтобы Джинни была счастлива, и у меня получалось заботиться о ней.
Джеймс понимал, что его сознание затуманено болью, но и Зои не помогала ему, отказываясь прислушаться к здравым рассуждениям.
- Сдавая ее на попечение соседки или в детский сад каждый раз, когда вы были нужны на работе? - поинтересовался он.
Зои крутанула руль, чтобы объехать лежавшую на дороге ветку дерева.
- А как насчет вашей работы? Она оказалась достаточно важной, чтобы покинуть дом, когда Джинни была совсем крохой?
Джеймс поморщился, и не только потому, что при резком повороте автомобиля голова ударилась о подголовник, отчего у него чуть не посыпались искры из глаз от боли. Придя в себя немного, он сказал:
- Должен вас разуверить, моя жизнь заключается не только в работе. Я гордился тем, что мне удалось с нуля создать свою компанию. Теперь я передал управление корпорацией в руки Брайана Денгейта. Это как с детьми: когда они вырастают, настает время отпустить их и жить дальше.
Что это, намек? Отпустить и продолжать жить? Зои до сих пор не представляла себе, как сможет оставить Джинни в "Белых звездах". Это все равно что расстаться с частью себя самой.
Она постаралась сосредоточиться на дороге. Перед ними открылся крутой подъем. Въехать на него было не просто, а каково будет спускаться... Зои с силой вцепилась в руль.
- Не жмите так на тормоз. Вы же не хотите заблокировал" колеса, - негромко произнес Джеймс. - Вспомните, что сами сказали - вы справитесь.
От его слов Зои почувствовала себя увереннее. Сделав все, как сказал Джеймс, она мягко спустилась по крутому склону.
Во многом благодаря собственной выдержке, решимости и поддержке Джеймса в трудный момент, Зои удалось проехать остаток пути без приключений. Увидев вдалеке огни усадьбы, она испытала облегчение.
- Теперь, когда не мешают гребни гор, мобильный телефон может заработать, - предположил Джеймс. - Я предупрежу Грейс, что мы возвращаемся раньше и что у нас все в порядке.
Все было далеко не в порядке, но Зои промолчала, а он позвонил в усадьбу. Несмотря на его протесты, Зои убедила Джеймса попросить Грейс связаться с жившим по соседству местным врачом.
Когда они добрались до усадьбы, Грейс сообщила, что доктора Говарда Ли дома не оказалось, он решил посвятить свое время любимому занятию астрономии. В поле, неподалеку от "Белых звезд", был установлен мощный телескоп. К счастью, доктор захватил с собой мобильный телефон, и его жене удалось с ним связаться.
Зои облегченно вздохнула.
- Значит, доктор Ли скоро приедет? Грейс кивнула, а Джеймс беспокойно поежился.
- Это пустая трата времени, он ничего не сможет сделать.
- Посмотрим, - спокойно сказала Зои, чувствуя, однако, как сердце сдавил страх. Джеймс мог быть ее врагом, но он отец Джинни. Если с ним что-нибудь случится...
Осознав, что беспокоится не только из-за Джинни, Зои почувствовала, как вспыхнули ярким румянцем щеки, и обрадовалась, что Джеймс оставил ее одну, отправившись готовиться к визиту врача.
Говард Ли, как и обещал, приехал быстро. При виде Зои в его глазах вспыхнуло любопытство.
- Я думал, мне откроет Грейс. Она не предупредила, что у Джеймса.., гости, - заметил он.
- У него.., нет гостей, - ответила Зои, выдержав многозначительную паузу. Пусть сам гадает о ее положении в этой семье.
Доктор широко улыбнулся.
- Жаль, а напрасно. Я ему обязательно посоветую.
Прежде чем она успела ответить, врач направился через холл в комнату Джеймса. Он определенно бывал здесь раньше.
Когда доктор вышел, она пила уже третью чашку кофе. От предложенного кофе доктор отказался.
- Сегодня я наблюдаю за кометой. Надо возвращаться.
- Спасибо, что приехали в свой свободный вечер, - поблагодарила его Зои. Как Джеймс? Доктор Ли нахмурился.
- Неважно. Хотя чему тут удивляться? Правильно сделали, что привезли его назад и позвонили мне.
- Что с ним? Доктор помолчал.
- Для человека, не являющегося его гостем, вы проявляете немалое беспокойство, - наконец произнес он. - Но я не вправе разглашать тайну пациента. Если Джеймс захочет, чтобы вы знали, что с ним, пусть расскажет сам. Я дал ему кое-что от головной боли, так что ночью он будет спать.
Зои напугали слова врача. Не дав больше никаких объяснений, доктор откланялся, отправившись созерцать звезды.
Грейс уже вернулась к себе, а Джинни крепко спала в своей кроватке, так что Зои не оставалось ничего, кроме как прибраться на кухне, принять душ и лечь в постель в слабой надежде, что удастся забыться сном хоть ненадолго.
Она проснулась, словно от толчка. Сердце бешено колотилось в груди. Зои лежала и пыталась понять, что ее разбудило. В доме было тихо, небо на востоке уже окрасилось в нежный розовый цвет. Зои села в кровати и спустила ноги, отыскивая тапочки. Может быть, ее звала Джинни?
Заглянув к ней, Зои увидела, что девочка сладко спит, каштановые кудряшки в беспорядке рассыпались по подушке. Одной рукой она крепко сжимала игрушечного мишку.
Зои подошла на цыпочках и, улыбнувшись, поправила сползшее с плеча девочки одеяло.
- Я люблю тебя, - шепнула она, поцеловав палец и легонько прикоснувшись им к детскому лобику. Девочка даже не шевельнулась. Зои вышла, закрыв за собой дверь. Как же она сможет жить без своей крохи?
Поняв, что вряд ли удастся уснуть, Зои решила приготовить себе кофе. В сельской местности люди встают рано, так что она не долго будет в одиночестве.
Взглянув в окно террасы, она обнаружила, что бодрствует не одна. В помещении над конюшнями, где находился кабинет Джеймса, горел свет. Доктор Ли прописал ему покой. Он был бы недоволен, узнав, что его пациент в такой ранний час уже работает.
Если только его по-прежнему не мучила боль и он не хотел никого беспокоить, с тревогой подумала Зои. Наверное, Джеймс и разбудил ее, выходя из дома.
Зои поставила чашку и направилась к конюшне. Она застала Джеймса смотрящим в окно на утренний небосклон, окрашенный полосами красного и золотистого цветов. Когда она открыла дверь, Джеймс обернулся.
- Можно мне войти?
- Будьте как дома. Если хотите, в кофеварке есть кофе. - Казалось, он не удивился, увидев ее.
Зои налила себе кофе и тоже подошла к окну.
- Не спится? И мне.
Джеймс безразлично пожал плечами.
- Мне нужно было подумать, пока вокруг тишина. Я вас не разбудил?
Зои отрицательно покачала головой.
- Разве вам не положено отдыхать?
Джеймс театрально закатил глаза. - Только не вы. Я выслушал достаточно нотаций от доктора Ли прошлой ночью.
Зои отпила кофе, чувствуя, как где-то внутри нарастает напряжение.
- Зачем вы отправились в этот поход, если знали, что вам может стать плохо?
- Боялся, что не успею сделать этого потом. Его слова растревожили ее. Он очень серьезно болен?
- Что с вами, Джеймс? Он долго смотрел на нее.
- Говард Ли не сказал вам?
- Он посоветовал спросить у вас. Вот я и спрашиваю. - Зои сделала глубокий вдох. - Я понимаю, что лезу не в свое дело, но вы - отец Джинни. - И вы мне не безразличны, добавила она про себя. Ей отчего-то казалось, что ему будет неприятно это услышать.
- Жалеете меня, Зои? - Его голос звучал холодно.
- Жалею? Да я даже не знаю, что с вами, - возразила она.
Джеймс глубоко вздохнул.
- Ладно. Во мне сидит пуля, и, если она сдвинется, я могу умереть.
Зои почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Джеймс мгновенно подхватил ее. Немного придя в себя, она чуть отодвинулась и, изумленно глядя на Джеймса, спросила:
- Пуля? Каким образом? Почему? Напряжение на его лице сменилось слабым подобием улыбки.
- Беспокоитесь обо мне? Благодарю. Зои вздернула подбородок.
- Что же вы ожидаете в ответ на такое невероятное заявление? Или вы так шутите? Слабая улыбка погасла.
- Одному Богу известно, как бы мне хоте лось, чтобы это было шуткой. Почти два года назад, когда я работал на Ближнем Востоке, я попался террористу, которому не нравилось, что в его стране работают иностранцы, независимо от того, сколько они делают для его страны.
- Он стрелял в вас? - едва слышно спросила Зои.
Джеймс напряженно кивнул.
- Пуля застряла в шее у самого позвоночника. Когда рана зажила, я не испытывал болей, и врачи решили, что лучше не трогать пулю, потому что операция могла навредить.
- А сейчас?
- Несколько недель назад пуля сдвинулась. Теперь медики говорят, что она давит на нерв в позвоночнике, вызывая онемение и покалывание в руке и эти невыносимые головные боли, которые, по их словам, будут только усиливаться.
Зои охватило ощущение беспомощности. Вот и развеялись ее подозрения, что вдали от семьи его держала работа или любовница. Правда оказалась хуже, чем все, что ей приходило в голову. Она сочувствовала ему, но одновременно понимала, что в жалости он не нуждается.
- Врачи наверняка могут что-то сделать. Он кивнул:
- Мой старый друг Билл Марголин - врач. Он ждет не дождется заполучить меня на операционный стол.
- Что же вас останавливает? - Какой бы пугающей ни была мысль об операции, Зои не верила, чтобы такого человека, как Джеймс, удерживал страх. - Джинни?
Он сжал кулаки, а затем с видимым усилием расслабил пальцы.
- Когда Билл рассказал о том, что мне предстоит, я стал торопить детективов с поисками, чтобы, если случится худшее, хотя бы успеть увидеться с Женевьевой и назвать ее своей наследницей. Я решил назначить операцию, как только ее найдут.
Зои почувствовала, как в душе ее шевельнулось раскаяние. Она была несправедлива к Джеймсу. На его месте она, наверное, повела бы себя точно так же. Что если он умрет? Она почувствовала, как глаза наполняются слезами.
Джеймс заметил это и смахнул с ее щеки слезинку.
- Зои, я ведь еще не умер.
- Глупости, вы не умрете, - убежденно проговорила она. Неужели Джинни обрела отца только затем, чтобы вновь его потерять?
Джеймс кивнул.
- Я тоже так считал до недавнего времени. Но Билл говорит, что мой случай непростой. Исход операции нельзя предугадать. Он рассказал мне о шансах, и, как я понял, они не в мою пользу.
- Что же вы будете делать? - Зои старалась говорить спокойно, но это ей плохо удавалось.
Джеймс задумался. Ей показалось, что он молчал целую вечность. Затем, словно приняв решение, он поднял на нее взгляд.
- В некоторой мере это зависит от вас. Зои удивленно распахнула глаза.
- Что вы хотите сказать?
- Я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж.
Этого она ожидала меньше всего.
- Вы делаете мне предложение? Именно сейчас? - потрясение спросила она.
- Именно сейчас. Став моей женой, вы унаследуете все мое имущество. Если Женевьева останется с вами, то ее будущее в безопасности, что бы ни случилось на операционном столе.
- Получается что-то вроде брачного соглашения - одновременно свидетельство о браке и завещание, - со сдавленным смешком произнесла она.
- Вполне возможно.
Зои почувствовала, что не в силах осмыслить его предложение. То, что он предлагал, не было браком, как она его понимала. Брак подразумевал любовь и нежность, близость, которую он и не собирался давать. Сделать предложение Джеймса вынудила крайняя степень отчаяния. Зои отлично понимала, что он идет на это ради Джинни, а не ради нее.
- А нет ли иного способа создать.., вдову заранее?
Его губы скривились в слабом подобии улыбки.
- Я еще могу вас удивить, пережив операцию.
- И что тогда?
- Поскольку брак будет оформлен исключительно в целях защитить Женевьеву, он будет аннулирован, как только в нем отпадет необходимость. Мы подпишем соответствующее соглашение прежде, чем я лягу в больницу. Если я останусь в живых, то через месяц после операции брак будет расторгнут, но я не стану возражать против вашего общения с Женевьевой. Вы получите свободу и достаточную сумму, чтобы больше никогда ни в чем не нуждаться.
Как он мог подумать, что она примет от него деньги, особенно в таких обстоятельствах? От нее не ускользнуло, что с учетом возможного расторжения брак будет носить фиктивный характер. Принимая во внимание их отношения, это единственный возможный вариант, и все же Зои ощущала внутренний протест.
- Разве вы не можете завещать все Джинни, не заключая со мной брак? выдавила она. Его глаза насмешливо блестели.
- Она слишком мала и может стать легкой мишенью для охотников за богатством в моем ближайшем окружении. Я хочу, чтобы с ней была ее опекунша.
Зои смутно припомнила, как ее подруга Джули говорила, что он не поддерживает отношений с семьей.
- Однако мне вы готовы доверить все, - подчеркнула она, радуясь этой мысли.
Джеймс внимательно посмотрел ей в глаза.
- С тех пор как вы приехали в "Белые звезды", я видел, как много значит для вас моя дочь. В отличие от остальных членов моей семьи, вы ставите ее благополучие выше собственного.
Именно этого он и ждет от нее. Зои никогда не обдумывала возможности стать его женой и не была уверена, может ли думать об этом сейчас. Одно дело выйти за мужчину, которого любишь больше всех на свете, и совсем другое согласиться на брак, обреченный еще до произнесения брачных обетов.
Еще больше Зои беспокоило собственное моральное равновесие. Джеймс действовал на нее сильнее, чем все другие мужчины, разжигая в ней пламя, которое не собирался утолить. Может ли она стать его женой, зная, что у них нет будущего, независимо от исхода операции? Неужели она может стать вдовой, даже не успев толком стать женой? Если он выживет, она станет ему ненужной.
Зои мучилась в нерешительности. Слезы затуманивали ей глаза. Джеймс - отец Джинни, и он оказался в тяжелейшей ситуации. Она понимала, какой ответ должна дать ради Джинни.
- Да, Джеймс, я выйду за вас. Подняв руку, он вытер слезинку, покатившуюся у нее по щеке.
- Зои, я надеюсь, что это не из-за меня. Застигнутая врасплох, она нахмурилась.
- О чем вы?
- Вы не должны совершить ошибку, влюбляясь в меня. Все получится, только если мы будем считать, что вы поступаете так ради Женевьевы. - Он устало улыбнулся, но глаза оставались грустными. - Можете считать меня бессердечным, но я не столь бесчувствен, чтобы желать оставить после себя горюющую вдову.
- Хорошо, мы поняли друг друга, - невозмутимо ответила Зои. - Когда вы планируете устроить свадьбу?
- Как только удастся все организовать. И Билл Марголин, и Говард Ли ясно дали понять, что я не должен надолго откладывать операцию. Если мы устроим церемонию в пятницу вечером, а выходные будем считать медовым месяцем, то на следующей неделе я смогу лечь в больницу.
Меньше чем через неделю? Зои подавила панику, возникшую при этом известии.
- Отлично.
Джеймс удивленно взглянул на нее:
- Вы так сдержанны, Зои. И никакой реакции, кроме "отлично"?
- Мне казалось, что способность не испытывать чувств рассматривается как положительное профессиональное качество. - Сверхчеловеческим усилием воли ей удалось скрыть дрожь в голосе.
Он чуть прищурился.
- Конечно. Зои, я понимаю, что прошу очень много. Я не могу выразить свою признательность за ту жертву, на которую вы идете ради Женевьевы.
Но не ради него, подсознательно отметила Зои, даже сейчас каждой клеточкой ощущая, как будоражаще действует на нее его присутствие.
- Никаких сожалений? Никаких сомнений? - спросил Джеймс.
Их достаточно, думала Зои, но все же ей удалось твердо выдержать его взгляд.
- А у вас?
- Полно, - прорычал он, внимательно глядя на нее. Он был таким живым, таким сильным, что не верилось, будто какая-то пуля способна одолеть его. Долгое время после исчезновения Рут я убеждал себя, что больше никогда не женюсь.
Зои не сомневалась, что, окажись все по-другому, он сдержал бы свою клятву.
- Я чувствовала то же самое после смерти Эндрю, - призналась она. В отличие от Джеймса, за время их знакомства ее уверенность поколебалась, хотя в этом она признаваться не собиралась.
- И с тех пор вы не встретили человека, которому удалось бы изменить ваше мнение?
- Честно говоря, это случилось, - ответила Зои, испытав удовлетворение от вида того, как у него сжались губы. Может быть, он и женится на ней из необходимости, но она ему не совсем безразлична. Зои чуть улыбнулась:
- Думаю, это случилось только что.
Глава 9
У Зои было такое чувство, словно она мчится в скоростном поезде. Она понимала, почему для Джеймса неприемлемы какие-либо задержки, но перспектива через несколько дней стать его женой вызывала у нее тревогу.
Не помогали даже мысли, что все это ради блага Джинни. Каким бы коротким ни оказался их брак, Зои будет связана с Джеймсом самым интимным союзом, и после этого их жизни навсегда переплетутся. В глазах окружающих она будет его женой. Бывшей женой, если операция пройдет успешно.
Или его вдовой, если ему не повезет. Расстроившись, Зои прогнала эту мысль. Ей не хотелось обдумывать такую возможность. Джеймс выживет. Он победитель.
- Я договорился, чтобы для свадьбы все было готово к двум часам дня в пятницу, - сообщил Джеймс, входя на террасу, откуда Зои наблюдала за очередным уроком верховой езды, который Грейс давала Джинни.
Зои как можно спокойнее спросила:
- А хватит времени на приготовления?
- Это все время, которое у нас есть. Все время, которое есть у него, мысленно поправила его она и поежилась от этой мысли. Как она может переживать из-за своих проблем, когда под вопросом жизнь Джеймса? Она вздернула подбородок. Если он способен переносить трудности с таким мужеством, то и она постарается его не подвести.
- Я буду готова.
Он кивнул, сверкнув глазами, словно она его удивила.
- Хорошо. Я уже начал оформление. Местный судья, старинный друг нашей семьи, согласился провести церемонию. Вы хотели бы пригласить кого-нибудь?
- Только мою подругу Джули с сыном Саймоном. Это мои соседи в Сиднее, ответила Зои.
Если она пригласит других друзей или коллег из фирмы по торговле недвижимостью, ей придется давать слишком много объяснений.
- А ваша мать? Она ведь живет в Вуллонгонге?
Разумеется, сыщики рассказали ему и о Зоиной матери. Вместо терзаний эта мысль принесла ей облегчение. Зои даже не заметила, когда Перестала возражать, чтобы Джеймс знал о ней так много.
- Мы с матерью уже несколько лет не общаемся, с тех пор как я попыталась поделиться с ней своими проблемами. Она сказала, что я получила то, что хотела, и должна с этим мириться.
Джеймс лишь коротко кивнул.
Она вспомнила о том, как мало он говорил о собственной семье.
- А ваши родственники будут?
- Моя единственная сестра Патриция живет в Нью-Мексико. Отец умер от сердечного приступа много лет назад. Когда мать вновь вышла замуж, у нее появился целый зверинец новых родственников по линии мужа, которых интересовали только мои деньги. К сожалению, они не проявляют никакого желания зарабатывать самостоятельно.
Если его родственники были шайкой охотников за богатством, не удивительно, что Джеймс так стремился защитить наследство Джинни. Мрачное напоминание о поводе их разговора вызвало у Зои дрожь.
Джеймс окинул ее зорким взглядом.
- В чем дело?
Сочтя неуместной жалость к себе в данных обстоятельствах, Зои ухватилась за извечную проблему женщин:
- У меня нет подходящего платья. Мне придется одолжить машину и съездить в город, чтобы пройтись по магазинам. Может быть, Грейс подскажет, где лучше выбирать одежду.
- В местных магазинах можно купить многое, но не думаю, что они смогут за неделю подготовить свадебное платье.
Зои глубоко вздохнула, едва ли сознавая, как много выразил ее вздох.
- Наверное, в нашей ситуации это не так уж важно.
- Для меня важно. Пойдемте.
Озадаченная, она пошла за Джеймсом в его кабинет, где он указал ей на стул, а сам стал набирать номер телефона. После короткого разговора он передал трубку ей.
- С вами хочет поговорить Элоис Джейда. Зои широко распахнула глаза.
- Модельер Элоис Джейда?
- Собственной персоной, - раздался в трубке смеющийся голос. - Мой друг Джеймс сказал, что вам срочно требуется подвенечное платье.
- Но я не могу себе позволить...
- Он говорит, что это будет вам свадебным подарком, - прервал модельер ее возражения. - Как я понял, мне нужно также одеть маленькую девочку.
Теперь причина щедрости Джеймса прояснилась. Он хотел, чтобы у Джинни было все самое лучшее, включая приемную мать, чей внешний облик не должен вызвать недоуменных вопросов. Зои решила подчиниться ради Джинни, и все же ей с трудом удавалось сдерживать приятное волнение. Эндрю были безразличны "наряды", так что для официальной регистрации брака, за которой последовал ужин в ресторане, Зои надела простой костюм кремового цвета. В результате ей так и не удалось почувствовать себя невестой. По иронии судьбы, на этот раз она будет выглядеть, как подобает невесте, а вот брак всего лишь фикция...
По мере обсуждения фасонов и тканей энтузиазм модельера разгорался. Когда Зои сообщила ему необходимые размеры, модельер восхищенно проговорил:
- Не удивительно, что Джеймс решил жениться на вас. А что касается меня, то шить для дамы с такими пропорциями будет истинным удовольствием.
- Но как вы...
- Завтра днем Джеймс пришлет за мной вертолет. Я привезу несколько платьев, подогнанных по вашим меркам, и вам останется только выбрать.
Джейда сдержал слово. На следующее утро он прибыл в "Белые звезды" с таким количеством платьев, что хватило бы на несколько свадебных церемоний. Джеймс проявил неожиданное желание следовать всем традициям, отметила про себя Зои. Странное желание, учитывая то, что через месяц брак будет расторгнут.
Когда Зои сообщила новости Джинни, девочка была вне себя от восторга.
- Значит, ты станешь миссис Босс? Зои усмехнулась.
- Нет, радость моя, я стану миссис Лэнгфорд.
- Но Джеймс будет моим настоящим папочкой, правда?
Он и был им всегда, подумала Зои. Джеймс решил не говорить Джинни правду до исхода операции. Зои вдруг поняла, что сбывается наконец ее самое заветное желание. Хотя бы не на долго она станет Джинни приемной матерью. Эта мысль придала ей сил.
Джеймс подготовил все с присущей ему тщательностью. В пятницу утром на вертолете прилетел Брайан Денгейт, чтобы быть свидетелем на свадьбе. Грейс с радостью согласилась быть подружкой невесты. После приема вертолет унесет молодоженов в Сидней, где они проведут брачную ночь в роскошном отеле с видом на гавань.
Дело оставалось лишь за церемонией, на которой их объявят мужем и женой.
Трудно было бы найти для свадьбы другое столь романтичное место, как "Белые звезды", размышляла Зои, готовясь выйти в гостиную. По случаю торжества гостиную украсили, целое море белых роз наполняло воздух дурманящим ароматом.
Говард Ли согласился подвести невесту к импровизированному алтарю, и Зои испытывала благодарность к доктору за предложенную надежную руку. Путь к ожидающему священнику показался вечностью, и у нее было время подумать, а правильно ли она поступает.
Все сомнения рассеялись, стоило ей почувствовать окружавшую его ауру уверенности. Он смотрел на нее так, что сердце сладко запело в груди, его восхищенный взгляд заставил ее почувствовать себя красивейшей из женщин.
Она никогда не считала себя красавицей, и окружающие не находили нужным разубеждать ее. Мать даже говорила, что ей повезло выйти замуж за Эндрю, подразумевая, что не многие мужчины стали бы на нее заглядываться.
Сейчас же, видя мягкий свет восхищения во взгляде Джеймса, Зои поняла, что мать ошибалась. Казалось, Джеймс был не в силах отвести от нее глаз, пока она медленно и грациозно приближалась к нему.
Из коллекции Джейда Зои выбрала расшитый мелким жемчугом жакет из тайского шелка цвета слоновой кости с эффектной жоржетовой юбкой. Туалет дополняли кремовые чулки и шелковые туфли-лодочки.
К ее ногам падали лепестки цветов: Джинни усыпала ей путь лепестками из корзинки, аккуратно перевязанной ленточкой. Девочка выглядела очаровательно в розовом шелковом платьице с рукавами-воланами и атласным поясом. Только Зои знала, чего стоило уговорить Джинни надеть платье вместо любимой одежды для верховой езды.
Она улыбнулась и взглянула на Джеймса. Он выглядел великолепно в черном костюме, белой рубашке и шелковом галстуке. Красив, ничего не скажешь. Остатки ее дурных предчувствий развеялись, уступив место ощущению того, что она все делает правильно.
- Берете ли вы, Зои Элизабет Холден, Джеймса Мэтью Лэнгфорда...
- Да, - удивительно, как легко это слово слетело с языка.
- Берете ли вы, Джеймс Мэтью Лэнгфорд, Зои Элизабет Холден...
- Да.
Вот и свершилось. Они с Джеймсом женаты. В радости и горе, в богатстве и бедности. Зои была рада, что Джеймс не позволил священнику включить сюда традиционное "пока смерть не разлучит нас", поскольку такое вполне могло случиться.
Джеймс наклонился поцеловать невесту. Стоило ему прикоснуться ртом к ее губам, как она ощутила головокружение, точно растворяясь в нем, становясь его частью. Она попыталась справиться с потоком нахлынувших на нее чувств, не дававших нормально мыслить. Этот поцелуй был простой формальностью, и все же он тронул ее сердце.
В голове тревожно билась одна мысль: что же она наделала?
Зои спустилась с небес, когда Джеймс взял ее за руку, чтобы подвести к столу, где им предстояло подписать свидетельство о браке. Рядом с документом лежал еще один - несколько страничек, испещренных юридическими терминами.
- Что это?
Он наклонился ближе, чтобы могла расслышать только она:
- Наше соглашение. Я старался упростить его, но ты же знаешь юристов. В целом там черным по белому изложено то, о чем мы уже договорились: что мы будем связаны браком в течение одного месяца после моей операции, а затем, если я останусь жив, разведемся. При этом там оговаривается твое право видеться с Женевьевой и обеспечение, которое я тебе выделю за помощь. Оно более чем щедрое.
Зои похолодела. Вот так, сказке конец, надо вернуться к жестокой действительности. Она подавила желание швырнуть в лицо Джеймсу свадебный букет и сказать, что передумала. Но было слишком поздно, они уже официально женаты.
Каким-то образом Зои удалось продержаться остаток дня, вежливо отвечая на добрые пожелания. После церемонии их ждал великолепный обед, но у Зои совершенно пропал аппетит.
И все же она не могла оторвать глаз от внушительной фигуры Джеймса. Он был на полголовы выше большинства мужчин в комнате, но никогда не сутулил широченные плечи. Ел он мало, пил еще меньше, заметила Зои, с гостями общался так, словно никаких проблем для него не существует. Его отличала такая необыкновенная мужественность, что у Зои пересыхало в горле при каждом взгляде на мужчину, чьей женой она только что стала.
- Расслабься, он не исчезнет, если ты отведешь глаза, - сказала Джули, подойдя к ней.
Зои выдавила слабую улыбку. Она была искренне рада увидеть Джули и ее малыша.
- Ты так и не избавилась от романтических иллюзий?
Джули глубоко вздохнула:
- Все надеешься, что я повзрослею? Не знаю, встречу ли я когда-нибудь мужчину, который будет любить меня так, как Джеймс любит тебя. Это настолько очевидно, что я просто зеленею от зависти. С первой минуты я поняла, что между вами что-то произошло в тот день, когда ты показывала ему особняк.
Зои стало интересно, что бы сказала Джули, знай она, что в действительности происходит между ней и Джеймсом. Напряженные взгляды, которыми они обменивались, вероятно, можно было по ошибке принять за взгляды влюбленных, если не знать, что Джеймса гораздо больше волнует будущее Джинни, нежели чувства Зои. И все же нелегко было сдержать желание, охватывавшее ее каждый раз, когда они встречались глазами.
Зои решительно тряхнула головой. Какой смысл мечтать о несбыточном? Все, что она делает, - ради блага Джинни. Вот только почему-то эта мысль не успокоила ее.
Зои не особенно обрадовалась, увидев рядом Джеймса, - он подошел напомнить, что им пора уезжать.
Они договорились уехать в Сидней, чтобы избежать сплетен об истинной цели их женитьбы. Джеймс сможет лечь в больницу на операцию, никому не распространяясь об этом, - все будут считать, что у них с Зои медовый месяц.
Джеймс заверил ее, что все юридические формальности улажены таким образом, чтобы они с Джинни могли жить в "Белых звездах", а его корпорация продолжала работать, даже если случится самое плохое. Он вкратце проинструктировал обо всем Брайана Денгейта. Грейс с мужем тоже были в курсе. А больше никого в это вовлекать не стоило. От его делового тона Зои хотелось закричать. Ведь речь идет о жизни Джеймса!
Неужели Джеймс стал ей небезразличен? Нет. Она не хотела совершать ошибку.
Сосредоточившись на приготовлениях к отъезду, Зои удалось ненадолго прогнать тревожные мысли. Она переоделась в желтый костюм, выбранный ею для поездки из коллекции, предоставленной Элоисом Джейда. Слуги Джеймса уже перенесли ее багаж в вертолет, который должен был переправить их в Сидней.
Джинни крепко держала Джеймса за руку весь недолгий путь к площадке с вертолетом. Зои уже успокоила девочку, сказав, что они уезжают всего на несколько дней и что Грейс будет хорошо о ней заботиться. После этого Джинни уже не так сильно переживала из-за предстоящей разлуки с Зои.
- Грейс говорит, что на следующей неделе я смогу попробовать ездить на Амире без корды. Здорово, правда? - сообщила Джинни, когда Зои наклонилась ее обнять.
- Отлично, солнышко. Только будь, пожалуйста, осторожнее и слушайся Грейс.
- Хорошо.
- Зои, ты готова?
Попрощавшись со всеми, Джеймс направился к ожидавшему их вертолету. Лопасти винта уже завертелись, подняв на взлетной площадке клубы пыли.
Сердце Зои разрывалось. Грейс любила Джинни и отлично могла о ней позаботиться, но как же оставить свою милую кроху?
- Это не легко, верно? - сказал Джеймс, когда они уже сидели в вертолете.
Она молча кивнула, ничего не видя из-за затуманивших глаза слез. Он взял ее руку, и она прижалась к нему, глядя на оставшуюся на земле девочку.
- Наверное, то же вы чувствовали, когда Рут... - Она не смогла продолжить из-за комка в горле.
Джеймс кивнул:
- Да.
У Зои заныло сердце. Как же он смог пере жить это? Рут даже не простилась с ним. Как могла она причинить ему такую боль?
Зои видела, что Джеймс борется с воспоминаниями, затем он чуть встряхнулся, словно сбросив их с себя.
- Не беспокойся. Женевьева отлично проведет время с Грейс. Ты можешь звонить им, когда захочешь.
Зои рассеянно кивнула.
- Я знаю и не сомневаюсь, что с ней все будет хорошо.
- Но ты грустишь. Надеюсь, это не из-за меня?
Она отлично понимала, что условием их брака было отсутствие привязанности. Джеймс возмутился бы, узнав, как много она стала думать о нем, особенно теперь, когда они поженились.
- Все дело в вертолете. Я никогда их не любила, - объяснила она. В качестве менеджера по недвижимости ей время от времени приходилось летать на вертолете. - Как только мы доберемся до гостиницы, я приду в себя.
Не сводя с нее взгляда, Джеймс негромко откашлялся. На губах у него играла легкая улыбка.
- Полагаю, на яхте ты себя чувствуешь лучше, чем на вертолете.
На яхте?! Зои испуганно уставилась на Джеймса. Яхта означала замкнутое пространство, где ей никуда не скрыться от Джеймса.
- Разве мы не едем в гостиницу? Он отрицательно покачал головой:
- Яхта компании стоит на причале. Там удобно и уединенно.
Сердце бешено стучало в груди. Зои пыталась убедить себя, что волнуется из-за здоровья Джеймса.
- А для тебя это не опасно? Вдруг что-нибудь случится?
- На яхте есть рация, телефон и целая команда, способная оказать первую медицинскую помощь. - В его голосе послышалось легкое удивление. - Уверена, что тебя смущает только это?
- Конечно. Что же еще?
- Действительно, что же еще?
Яхта под названием "Рыцарь гавани" показалась Зои кораблем из сказки. Все в ней, начиная от палубы с тентом и обитыми тканью сиденьями до бассейна на передней палубе, который можно было наполнять пресной или соленой водой, было предусмотрено для роскошного отдыха на воде.
Высокие потолки и плетеная мебель делали главную палубу светлой и просторной. По словам Джеймса, гостиная, бар и салон вмещали до шестидесяти пассажиров.
Отклонив предложение осмотреть каюты, Зои предпочла подняться на палубу, любуясь чудесным пейзажем, окружавшим их: тихая гладь воды, деревья, растущие у самого берега...
- Я вырос в этих местах, - сказал Джеймс, указав на скромный жилой дом на берегу. - Семья Грейс жила по соседству. Они с моей сестрой вместе учились в школе.
Зои постаралась успокоить дрожь, вызванную его присутствием.
- Похоже на идиллию. Джеймс заметно помрачнел.
- Так и было до смерти отца. Человек, за которого вышла моя мать, считал, что я должен бросить школу и начать зарабатывать на жизнь. В каком-то смысле он оказал мне неоценимую услугу. Я был настолько полон решимости ни о чем не просить своего отчима, что экономил каждый цент и вкладывал в недвижимость. Я жил в однокомнатной квартирке и питался раз в день, но первый дом, где я поселился, был моим собственным.
- Наверное, ты был очень одинок, - заметила Зои, думая о собственном детстве, когда родители часто уезжали в научные экспедиции и она жила у дедушки с бабушкой. Но у Зои были хотя бы они, а у Джеймса - никого.
- Не надо жалеть меня, я отлично со всем справился. Вспомни старую поговорку: "То, что нас не уничтожило, закалило нас".
Если так, то, когда все закончится, она должна стать непобедимой, подумала Зои, испытывая, правда, на этот счет сильные сомнения. Приближалась ночь, на берегу зажглись огни, отчего поверхность воды стала похожа на расшитый бриллиантами бархат.
Она его жена. И это их первая брачная ночь. В салоне Джеймс показал ей встроенный телевизор и видеотехнику, но у Зои не было настроения изучать имевшуюся на яхте обширную коллекцию фильмов. Поэтому они просто сидели и молчали.
О чем он размышляет, глядя на проплывающие мимо паромы и яхты, превратившиеся сейчас в гирлянды огней? Зои посмотрела на него. В памяти всплыли его поцелуи и то, как он обнимал ее...
Зои облизнула внезапно пересохшие губы. Джеймс необыкновенно привлекательный мужчина. Ничего удивительного, что ее так тянет к нему.
После смерти Эндрю Зои ни с кем не была близка. Испытав ад замужества, она избегала серьезных отношений с мужчинами. Сейчас же, казалось, она снова воскресла - воскресла для любви, или, может, у нее просто не в меру разыгралось воображение?
- Тебя что-то беспокоит? - вдруг спросил Джеймс. - Не жалеешь о сегодняшнем дне?
- Конечно, нет. Мы заключили договор, и я намерена выполнять его условия, - ответила Зои, с тревогой замечая, как дрожит голос.
- Но что мешает тебе получить при этом удовольствие?
Глава 10
Джеймс отлично понимал, что Зои наблюдает за ним, и ему хотелось прочесть ее мысли. Думала ли она о том же, что и он? Ведь это их первая брачная ночь. Однако спокойствие Зои не позволяло ему понять, что она чувствует. Рут была не такая. Судя по всему, Зои не против провести ночь на яхте, а вот Рут никогда здесь не оставалась - говорила, что ненавидит находиться в замкнутом пространстве.
Зои отличалась от Рут. И не только своим отношением к Женевьеве. В этой женщине чувствовалась немалая внутренняя сила. Она сумела выстоять, несмотря на все испытания, выпавшие на ее долю.
Зои притягивала Джеймса, как магнит. Ему казалось, что у них родственные души. Когда он был с Зои, то ощущал.., будто нашел свою половинку.
Дурак, отругал он себя. Близость операции сделала его сентиментальным. У Зои нет на него времени, для нее важен только ребенок, которого она считает своим.
Иногда Джеймс переставал верить в справедливость. Близость Зои заставляла его острее чувствовать себя мужчиной и одновременно лишала уверенности. Почему только он передумал ехать в гостиницу, где им было бы куда пойти и чем заняться и не пришлось бы оставаться наедине?
Привезя Зои на борт "Рыцаря гавани", Джеймс понял, что совершил ошибку. Он предпочел яхту из-за тишины и уединения, в которых нуждался. Но не учел беспокойства, которое ему причиняло само присутствие Зои. Сознание того, что она его законная жена, лишь осложняло дело.
Почему он раньше не замечал, насколько Зои красива? Конечно, Джеймс с самой первой встречи оценил ее достоинства, а какой нормальный мужчина не заметил бы их? Но он не позволял себе увлечься этой женщиной. Здесь, на море, в окружении лишь звезд и призрачных силуэтов других судов, Джеймс испытывал неимоверное желание обнять ее.
Прежде с ним никогда такого не случалось. Даже с Рут все было не так. Соединенные силой обстоятельств на Ближнем Востоке, они жались друг к другу, словно люди, оказавшиеся в спасательной шлюпке. И им следовало расстаться, как только шлюпка причалила к безопасному берегу. Может быть, они так бы и поступили, если бы не беременность Рут.
Никогда в жизни Джеймс не пожалеет о рождении Женевьевы, но он переживал, что не смог дать Рут того, чего она ждала от жизни. И это был явно не он сам. Вот он и вернулся туда, откуда начал. Зои, слава Богу, не Рут, но, как мужчина, он ее мало интересует. Для Зои он препятствие, человек, вставший между ней и обожаемой ею девочкой.
Джеймс ощущал себя ребенком, прижавшимся носом к витрине кондитерской. Женившись на Зои, он приобрел магазин, который по-прежнему оставался для него закрытым. А ключи он красивым жестом отдал Зои, как часть их сделки. Она, скорее всего, пришла бы в ужас, узнав, о чем он размышляет.
Его внимание привлек ее вздох, и он виновато вздрогнул. Неужели ей удалось проникнуть в его мысли? Джеймс наблюдал, как она, облокотившись о перила, стала смотреть на воду.
- Тебя что-то беспокоит? - поинтересовался он.
Зои отрицательно покачала головой. Джеймс подошел к ней сзади достаточно близко, чтобы почувствовать восхитительный аромат ее духов. Он напомнил ему одурманивающий аромат жасмина, которым пользуются восточные женщины.
Ерунда, одернул он себя. Его мысли были заняты романтикой, а ее, скорее всего, беспокоили более земные вещи - наверняка о том, когда ей можно будет извиниться и отправиться спать. Одной.
- Я знаю, что мы заключили договор, - нехотя признал он, не понимая, почему испытывает разочарование, и повторил:
- Но почему бы не получить при этом удовольствие?
В ее взгляде вспыхнуло удивление.
- Я получаю удовольствие. Сегодня прекрасный весенний вечер. Вода - точно зеркало, а звезды кажутся такими близкими, что до них можно дотронуться рукой.
Джеймс тоже видел звезды, но только в глазах Зои, и ему вдруг захотелось сказать ей об этом. Его остановил только прошлый опыт с Рут, ведь они с Зои сейчас в такой же степени под прицелом, как он когда-то был на Ближнем Востоке. Пока не станет ясен исход операции, нет смысла начинать то, что не сможешь закончить. Может быть, если он переживет следующую неделю, ему стоит подумать об этом, но не сейчас.
- Становится прохладно, - сказал он, как можно целомудреннее беря ее под руку. Даже от легкого прикосновения его словно ударило током. - Пойдем вниз. Думаю, повар уже приготовил для нас ужин.
Что со мной происходит? - спрашивала себя Зои, пока Джеймс вел ее в салон, где для ужина уже был накрыт стол. На мгновение ей показалось, что Джеймс сам сожалеет о сделке. Неужели ему настолько неприятно быть связанным с ней брачными узами, даже на время? После неудачного опыта с Рут его осторожность понятна, но Зои здесь ни при чем. С нее хватит браков без любви. Она не собирается повторять ошибок.
Он усадил ее на обитый кремовой тканью стул напротив стены, увешанной зеркалами. Ей было видно, как он, нахмурив загорелый лоб, разминает сзади шею. Зои испытала угрызения совести. Как можно в такой момент думать о себе?
- Опять головная боль? - поинтересовалась она.
Джеймс небрежно пожал плечами.
- Ничего серьезного. Шампанского?
Зои решила не продолжать эту тему и стала выбирать между предложенными им марочными винами, в конце концов остановившись на австралийском вине.
Серебро, хрусталь, фарфор - все было изумительно красиво. Изысканные цветы, услаждающие глаз, великолепные яства - ужинать в такой роскоши Зои еще не приходилось. Весь вечер Зои наблюдала за Джеймсом. От нее не укрылись морщинки, проступившие вокруг губ и глаз, и она судорожно искала способ отвлечь его. Но каким образом? Ведь все, чего он ждет от нее, - обеспечить будущее Джинни.
Эта мысль омрачала удовольствие от великолепно приготовленных поваром равиоли с лобстером под сметанным соусом, за которыми последовали бифштексы из оленины с подливой из мускусной дыни. Зои отказалась от десерта из кокосового суфле ради кофе с небольшим количеством свежевзбитых сливок.
Джеймс тоже попросил кофе и откинулся назад, вытянув ноги.
- Хочешь к кофе портвейн или ликер? Зои отрицательно покачала головой.
- Два бокала шампанского - это уже больше того, что я пью обычно. Он улыбнулся:
- Тогда я рад, что тебе не придется ехать домой на машине.
- Можешь не напоминать, - ответила она тоном, ставшим резче от волнения.
Джеймс долго и напряженно изучал ее.
- Неужели быть со мной для тебя такая пытка?
Да, но вовсе не потому, о чем он думает. С того момента, как они сели ужинать, ее тело словно превратилось в камертон, дожидающийся только нужного прикосновения, чтобы завибрировать. Салон был просторным, но Джеймс казался слишком близко, чтобы она могла чувствовать себя комфортно. Сердце никак не удавалось утихомирить, и она уже начала волноваться, сможет ли идти, когда придется пожелать Джеймсу спокойной ночи.
Это необходимо прекратить. Зои опустила чашку на блюдце.
- Я устала. Ты не против, если я пойду спать?
Джеймс помрачнел. Если бы не ее уверенность в обратном, то Зои готова была бы поспорить, что он разочарован.
- Я провожу тебя до каюты.
- Нет, спасибо. Оставайся и допивай кофе. Я уверена, что не заблужусь.
И прежде чем он стал настаивать на том, чтобы проводить ее, она вылетела из салона и по мчалась по коридору, ведущему, как ей запомнилось, к их каютам.
К тому моменту, когда она закрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной, кровь бешено стучала у нее в висках. Зои отлично понимала, что испытывает сильное физическое возбуждение. Джеймс был самым привлекательным из всех знакомых ей мужчин.
Но и это еще не все. Существовало и эмоциональное притяжение, абсолютно неожиданное и более сильное, нежели зов плоти. Оно пронзило ее сердце желанием быть любимой не как дорогая вещь, которой она была для Эндрю, а как родственная душа во всем, не только в постели, но и в жизни, во всех ее запутанных противоречиях, взлетах и падениях.
Встревоженная направлением, которое приняли ее мысли, Зои прошла в ванную и зажгла свет в надежде, что он развеет глупые переживания. Льстивое зеркало не хотело отражать ничего, кроме горящей румянцем гладкой кожи, широко распахнутых ярких глаз и светлых локонов. Зои наклонилась, чтобы смочить холодной водой пылающие щеки.
Неужели Джеймс стал ей небезразличен?
Нет, нет и нет! Все в ней сопротивлялось этой мысли. Неужто брак с Эндрю так ничему и не научил ее? Брак без любви - это ад на земле, и она не собиралась вновь пройти через него. Зои понимала, что Джеймс абсолютно не похож на Эндрю. Но Джеймс любит ее не больше, чем любил Эндрю.
Мотивы Джеймса носили вполне понятный характер. Он хотел обеспечить будущее своей до чери, и Зои согласилась на сомнительный союз. Да, Джеймс женился на ней, но любовь не имела к этому никакого отношения.
Зои вытерла лицо пушистым полотенцем и вернулась в спальню, полная решимости прогнать из головы мучительные мысли и заснуть. День утомил ее, и большая двуспальная кровать под балдахином манила к себе..
Держа в руках ночную рубашку из тайского шелка и размышляя о том, думает ли о ней Джеймс, Зои замерла. Ткань кофейного цвета с шуршанием окутала ее тело, точно ласка, и Зои невольно вздрогнула. Решить выкинуть его из головы гораздо легче, чем сделать это.
Она скользнула в постель между накрахмаленных простыней с вышитыми монограммами. Стоило закрыть глаза, как перед мысленным взором возник образ Джеймса с блестящими голубыми глазами и улыбкой, от которой переворачивалось сердце. "Ты его хочешь", - произнес внутренний голос. Какими бы ни были условия их брака, Джеймс ее муж. Он необычайно красив, и желать его нормально. Было бы ненормально обратное.
Желать его или любить?
Зои широко распахнула глаза. О Боже, неужели случилось невозможное и она полюбила Джеймса?
Это объяснило бы многое: его сильное воздействие на ее чувства, желания, раздиравшие ее на части, когда он находился в одной с ней комнате, смертельный страх, который она испытывала, когда думала о предстоящей операции. Она любит Джеймса Лэнгфорда. Зои поняла это с полной определенностью и неизбежностью. Учитывая его отношение к ней, она, должно быть, сошла с ума.
Как Зои ни пыталась, ей не удавалось заглушить голос сердца, несмотря на все доводы разума. Если быть откровенной, ей совсем не хотелось его заглушать. А о том, чего ей действительно хотелось, она даже думать боялась.
Так почему же она внезапно села и потянулась за шелковым халатом в тон своей рубашки? Почему опустила ноги в мягкие тапочки и направляется к двери каюты? Зои убеждала себя, что просто идет на кухню, чтобы приготовить себе травяной чай. Из-за выпитого за ужином крепкого кофе ей не удается заснуть.
Дойдя до кухни, она уже почти внушила себе, что это правда. И тут ей на глаза попалась бутылка шампанского, открытая Джеймсом. Она лежала в серебряном ведерке со льдом. Ее, вероятно, оставили на случай, если Джеймсу захочется выпить бокал перед сном. Капельки растаявшего льда, словно слезы, сбегали по темному стеклу.
Несколько минут Зои задумчиво смотрела на бутылку. Открытое шампанское уже не закупоришь. Им надо наслаждаться, пока оно пенится, или не пить вовсе.
Как похоже на их брак с Джеймсом.
Судьба подарила им эту одну-единственную ночь. На следующей неделе, если операция пройдет удачно, Зои ему больше не понадобится. Если же он умрет... Она чуть не потеряла сознание от ужасной мысли, но и к такому исходу надо быть готовой. Если он умрет, то будет навсегда для нее потерян. Если Зои не воспользуется случаем, то, возможно, будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
Неважно, как относится к ней Джеймс, главное, что она любит его и хочет выразить это единственным значимым способом. В любом случае у нее есть одна-единственная ночь.
Она ему не совсем безразлична. Сегодня он вел себя так, словно находил ее привлекательной. Зои вспомнилось, как он смотрел на нее, когда ему казалось, что она этого не замечает, вспомнились и хитрости, к которым прибегал, чтобы прикоснуться к ней. Возможно, она видит то, что ей хочется видеть, но может быть, и нет.
Ей не хотелось думать о том, что она станет делать, если Джеймс откажет ей. Пробка уже выстрелила из бутылки. К завтрашнему дню пузырьки испарятся. Чтобы не передумать, она вынула шампанское из ведерка со льдом, обернула бутылку льняной салфеткой и сжала в руке. Другой рукой схватила два хрустальных бокала.
Сердце у нее стучало так громко, что, идя по коридору, она боялась разбудить команду яхты. Зои остановилась у каюты Джеймса. Из-под двери пробивалась слабая полоска света. Джеймс еще не спал.
Перехватив свой груз поудобнее, Зои освободила одну руку, чтобы постучать в дверь каюты.
- Кто там? - раздался баритон Джеймса. Зои крепче сжала бутылку с шампанским. Отступать уже некуда. Через несколько секунд она узнает, правильно ли истолковала поведение Джеймса. Ей потребовалась вся ее смелость, чтобы спокойно ответить:
- Твоя жена.
Глава 11
- Зои? - Открывший дверь Джеймс выглядел потрясенным. У Зои перевернулось сердце. Он уже снял рубашку, на шею было наброшено полотенце - должно быть, он собирался принять душ. - Не можешь заснуть? - спросил Джеймс внезапно охрипшим голосом.
Она покачала головой и протянула бокалы для шампанского.
- Я подумала, что, может быть, глоточек перед сном...
К ее разочарованию, своим внушительным телом Джеймс загораживал вход в каюту.
- Зои, это не самая лучшая идея. Ты сама сказала, что уже перевыполнила свою норму.
- Я выпила всего два бокала, - настаивала она, возмущенная тем, что Джеймс связывает ее появление у него на пороге с избытком выпитого спиртного. Неужели он не догадывается о том, как действует на нее, заставляя желания пересиливать здравый смысл? - Наверное, ты прав, это не лучшая идея.
Она повернулась, собираясь как можно быстрее скрыться в собственной каюте и попытаться полностью стереть из памяти ужасную сцену, но рука Джеймса опустилась на ее плечо.
- Не торопись.
- Но ты только что сказал...
- Я сказал, что это не самая удачная идея. Я не говорил, что против.
Его горячий взгляд пронзил Зои насквозь. Произошла чудовищная ошибка. Джеймс не любит ее. Он даже не желает видеть ее сейчас. Глупо было мечтать о нем...
Зои понимала, что надо уйти, но ноги ее не слушались. Лицо раскраснелось, словно у нее началась лихорадка. Это и была лихорадка, только в крови. И единственный, кто мог ее спасти, стоял прямо перед ней, властно положив руку на ее плечо.
Палуба под ней качнулась, бросив ее к нему. Джеймс инстинктивно обхватил ее руками. На какое-то мгновение он замер, потом поцеловал Зои, увлекая в водоворот чувств, сметавших все рациональные мысли.
С приглушенным ругательством Джеймс втащил Зои в каюту, взял у нее из рук бутылку и бокалы, чтобы поставить на стол. Дверь каюты распахнулась от небольшого покачивания яхты, и он захлопнул ее, прежде чем вновь обнять Зои.
На этот раз поцелуй больше походил на неторопливую изучающую ласку, и все же он сотрясал быстро рушащиеся опоры ее самообладания. Каюта закружилась у нее перед глазами, и Зои обхватила его шею обеими руками, чтобы не упасть.
Она знала, что любит Джеймса. Это открытие наполнило ее изумлением и одновременно мучительной болью, пронзившей все ее существо. Ей казалось жестокой насмешкой, что условием их брака было отсутствие привязанности друг к другу. Может быть, для Джеймса, чье сердце явно оставалось не задетым, это и естественно, но для Зои запретить себе любить его столь же невозможно, как приказать морю не пениться у берегов.
Зои успокаивала себя тем, что Джеймсу неизвестно о ее чувствах. Учитывая предстоящую ему схватку со смертью, он нуждался не в дополнительных осложнениях в виде ее признания в любви, а в уверенности, что будущее его дочери в безопасности. Зои должна хотя бы позволить ему думать, что их сделка ее устраивает.
Понимание того, что воспоминания об этой ночи будут поддерживать ее еще очень долгое время, усиливало горевшую в ней страсть.
- Что-то не так? - спросил Джеймс, почувствовав, как она вздрогнула. Его глаза потемнели от беспокойства.
Сознание Зои четко запечатлевало мельчайшие детали: от завитка темных волос, соблазнительно спадавших ему на лоб, до тепла рук, обжегших низ ее спины, когда он прижал Зои к себе. На его мужественном подбородке чуть темнела легкая щетина. Джеймс брился несколько часов назад, но чувства Зои обострились настолько, что ей казалось, будто она улавливает легкий аромат лосьона для бритья, которым он пользовался.
- Все хорошо, - ответила она почти шепотом и поняла, что это правда. В данный момент в его объятиях все было необыкновенно, восхитительно хорошо. Казалось, его поцелуи рождены глубокими чувствами, отчего у Зои чаще забилось сердце, когда она отвечала на них.
- Если хочешь, чтобы я остановился, лучше скажи сейчас, пока я еще могу держать себя в руках, - попросил Джеймс, почти касаясь ее губ своими. - Это не входит в наш договор.
Зои испытала жестокое разочарование, хотя он лишь произнес вслух то, о чем она знала. С самого начала он предложил ей брак с единственной целью защитить ребенка, которого они оба любили. Джеймс не просил ее любви и не предлагал своей, речь шла лишь о ночи взаимного физического наслаждения, в которой, как он считал, нуждалась и она.
И это было правдой, помоги ей Бог. Что бы ни случилось в будущем, ей хотелось сохранить сладкие воспоминания.
- Я не желаю, чтобы ты останавливался, - выдохнула Зои ему в плечо, все еще терзаясь сомнениями.
Джеймс поднял Зои на руки и прижал к крепкой груди. Пальцы Зои коснулись неровной кожи там, где сидела пуля террориста. Ее резануло по сердцу, когда она представила, какую боль он испытал.
- Не надо меня поднимать, - запротестовала она. - Ты навредишь себе! Твое ранение...
- Гораздо больше вреда будет, если я не смогу до тебя дотронуться, проговорил Джеймс и опустил Зои на кровать. Ее халатик распахнулся, и Джеймс резко вздохнул, увидев мягкую округлость ее груди, подчеркнутую низким вырезом ночной рубашки. - Ты словно видение из мечты, - пробормотал он.
Зои почувствовала спазм в горле. Эндрю смотрел на нее с удовлетворением коллекционера, восхищенного своим наиболее ценным экспонатом. Сейчас, с Джеймсом, она чувствовала себя самой красивой, самой желанной. Она протянула к нему руки, и Джеймс скользнул на постель рядом с ней. Обрушив град поцелуев на лицо и шею Зои, он одной рукой гладил ее волосы, а другой прижимал к себе, пока бешеный ритм его сердца не начал отдаваться во всем ее теле.
Когда он спустил рубашку с ее плеч, чтобы восхититься зрелищем груди, остатки самоконтроля Зои были сметены вихрем желания. Его губы ласкали разгоряченную кожу, вызывая дрожь удовольствия. Здесь ее место, в руках любимого ею мужчины.
Ощущение губ Джеймса, изучающих каждый сантиметр ее обнаженной кожи, было не менее пьянящим, чем прекрасное вино, и Зои упивалась его прикосновениями, пока у нее не закружилась голова от желания, удовлетворить которое мог только Джеймс.
Внезапно плечи Джеймса вздрогнули, и, резко открыв глаза, Зои испугалась выражения боли, застывшего на его лице.
- Что такое? Что случилось? Он закусил нижнюю губу, и она увидела, какого усилия ему стоило покачать головой.
- Просто приступ боли. Сейчас пройдет.
Должен пройти, в отчаянии подумала Зои. Она не в силах видеть его в таком состоянии. Нужно что-то сделать. Зои помогла ему лечь. То, что он даже не сопротивлялся, говорило о степени его страданий. Джеймс лежал на спине с закрытыми глазами, сжав зубы так, что на шее выступили вены.
Испустив тихий стон, он потерял сознание. Прижав пальцы к его шее, Зои нащупала слабый пульс. Нет, так нельзя!
Она побежала поднимать команду.
Зои молилась, как никогда раньше, пока яхта швартовалась у причала. Джеймс по-прежнему был без сознания. Его перенесли в поджидавшую их карету "скорой помощи".
- Я еду с вами, - заявила она врачам. - Я его жена, - добавила она, останавливая взглядом возможные возражения.
Ей без слов освободили место в машине. Пока яхта стремительно неслась к причалу, Зои успела натянуть джинсы и свитер, но взлохмаченные волосы и раскрасневшееся лицо выглядели достаточно красноречиво. Однако ее не беспокоило, узнай хоть весь мир о том, что она была в постели Джеймса, когда с ним случился приступ. Сейчас ее волновал только любимый мужчина. Если бы в момент приступа он оказался один...
Внезапно у нее застыла кровь от другого предположения. Неужели она спровоцировала приступ, придя к нему? Бесполезно размышлять об этом. Того, что сделано, уже не исправишь. Единственное, что она могла сделать, - это держать его за руку, пытаясь вдохнуть в него немного собственной силы, пока они неслись по улицам города к больнице.
Команда специалистов, получивших предупреждение по рации, уже ждала их во главе с хирургом Джеймса, представившимся как Билл Марголин. Он быстро осмотрел Джеймса и дал инструкции своим сотрудникам. Пока они выполняли его указания, хирург обратился к Зои, которая с белым лицом стояла рядом.
- Как я понял, вы были с ним, когда он потерял сознание. Зои кивнула.
- С ним все будет в порядке?
- Не могу ничего обещать до операции, но Джеймс сильный, так что есть все основания надеяться на лучшее, - осторожно ответил врач. - Вы его близкая родственница?
Зои пронзила боль, когда она поняла, что хирург, как и санитары, решил, будто она его случайная знакомая. Она испытала некоторое внутреннее удовлетворение, негромко ответив:
- Я его жена.
Врач казался потрясенным.
- Его жена? Джеймс не мог...
- Он рассказал мне об операции до свадьбы, - опередила она его, - и о том, что может ее не перенести.
Доктор Марголин взглянул на Зои с удвоенным уважением.
- Вы, должно быть, очень его любите, раз согласились пойти на это.
Она-то любила, но единственным, кто не знал о ее любви - и не мог знать, был Джеймс.
- Как скоро станет известно, успешно ли прошла операция? - спросила она. Врач честно посмотрел ей в глаза.
- Почти сразу. Если Джеймс выживет, головные боли прекратятся и он полностью восстановит свою дееспособность.
О другой альтернативе он мог не говорить. На секунду Зои похолодела, но тут же взяла себя в руки. С Джеймсом все будет хорошо. Иного и быть не может.
Зои провели в комнату ожидания. От внутреннего напряжения ей хотелось кричать, но она заставляла себя тупо просматривать журналы, пить бесконечные чашки кофе и сдерживать желание ходить из угла в угол. Перед глазами у нее постоянно стоял образ Джеймса, без сознания лежавшего у нее на руках.
- Господи, пусть с ним все будет в порядке, - молилась она, мечтая о чуде.
Теперь Зои знала, почему согласилась стать его женой. Она сделала это не только ради Джинни, но и ради себя. Подсознательно Зои поняла, что пропала, увидев его впервые на пороге своего дома в Сиднее, хотя ей потребовалось несколько недель, чтобы смириться с этим. Джеймса тянуло к ней на каком-то примитивном уровне, и ее сердце просто не могло не ответить на его призыв.
Время текло мучительно медленно, сжимая ее чувства такими сильными тисками, что ей было трудно дышать. Зои начала ходить. Выпила еще кофе. Листала журналы, не разбирая на страницах ни единого слова. В какой-то момент она, видимо, задремала от усталости, потому что проснулась, почувствовав на плече чью-то руку.
- Миссис Лэнгфорд?
Зои потребовалась секунда, чтобы связать незнакомое имя с собой, затем она резко вскочила, почувствовав, как сердце сжал страх.
- Джеймс?
Доктор Марголин нахмурился:
- Он прекрасно перенес операцию, но нам не удается вывести его из-под действия наркоза. Такое впечатление, что он не хочет просыпаться.
Джеймс уже преодолел так много. Он не может сдаться сейчас.
- Если я поговорю с ним, это поможет?
Врач кивнул.
- Именно это я и хотел предложить. Зои последовала за хирургом в палату, и сердце ее упало при виде Джеймса, неподвижно лежавшего среди мониторов и сплетения трубок. Она расправила плечи. Известно ему это или нет, но он не один в этой битве. Позднее, возможно, Зои исчезнет из его жизни, но сейчас она его жена и будет бороться за него до последнего. Она решительно встретила взгляд доктора.
- Что я должна делать?
- Говорите с ним, пойте, делайте, что хотите, лишь бы достучаться до него. Он находится под постоянным контролем, и сестра на всякий случай будет у палаты.
Хирург вышел и закрыл дверь, оставив Зои наедине с Джеймсом в тяжелой тишине, нарушаемой только негромким шумом работающего медицинского оборудования. Придвинув к кровати стул, Зои взяла Джеймса за руку и стала подыскивать слова, способные пробудить его.
- Это Зои, - начала она голосом, постепенно окрепшим от воодушевления. Врач говорит, что операция прошла удачно. Он извлек пулю, не задев нерва, так что больше тебя не будут мучить головные боли или слабость. Ты снова станешь сильным... - При этих словах она запнулась, живо представив себя в его объятиях.
Из глаз у нее готовы были политься слезы, но она сдержалась. Джеймс нуждается в ее силе. Очень скоро ей придется бороться уже за себя.
- Давай, Джеймс, - продолжала Зои, - ты же не собираешься сдаваться и позволить мне победить? Если ты умрешь, я получу полное опекунство над Джинни, слышишь? Ты же не этого хочешь? Если ты вернешься, я все потеряю. Даже тебя, верно? - Зои собиралась сказать совсем другое, но слова вырвались против ее воли. Голос оставался сильным, когда она добавила:
- Я знаю, ты меня не любишь, но я не разрешаю тебе уйти. Понимаешь... голос ее ослаб перед признанием, которого она не могла не сделать, - я тебя люблю. - Ничего перед собой не видя, она повернулась и быстро вышла из комнаты.
Пробегая мимо медсестры, Зои пробормотала какое-то извинение. Если она сейчас не останется одна, то совсем расклеится и тогда ничем не сможет помочь Джеймсу.
Зои не останавливалась, пока не добралась до больничной часовни, гостеприимно открытой для всех. Она упала на скамью и съежилась, чувствуя себя более одинокой и напуганной, чем когда-либо. Прежде она не позволяла себе думать, что Джеймс не перенесет операцию. Пусть она не сможет быть с ним, но Зои от всей души желала ему выздоровления. Если возможно заставить человека жить одной своей силой воли, Зои пыталась сделать это сейчас, хоть и понимала, что этого окажется недостаточно...
- Миссис Лэнгфорд?
Зои подняла голову. Это была медсестра Джеймса. Страх закрался в ее сердце.
- Что-то с Джеймсом? Женщина улыбнулась.
- Он наконец пришел в сознание. Доктор Марголин послал меня найти вас. Он подумал, что вы захотите сразу увидеть мужа.
Зои кивнула, не в силах говорить от переполнявшего ее облегчения. Она не представляла, сколько времени провела в молитвах.
Когда Зои вошла в палату, Джеймс устремил на нее взгляд. Он выглядел неимоверно уставшим.
- Я так рада, что ты проснулся.
Она наклонилась, чтобы поцеловать его.
- Билл сказал, что ты провела здесь всю ночь, - проворчал Джеймс.
- Я сама так захотела. - Точнее было бы сказать, что она не могла поступить иначе, но Зои сомневалась, что эти слова его обрадуют. - Она посмотрела на врача. - Все в порядке?
В ответ доктор Марголин широко улыбнулся:
- Спросите своего мужа. Все, что потребовалось для его пробуждения, это словечко его красавицы-жены.
Джеймс пронзил его взглядом.
- Кому пришла в голову такая блестящая идея? Тебе? Врач кивнул.
- Но она сработала, так ведь? Я оставлю вас, чтобы вы могли поговорить. Поделись с женой хорошими новостями, Джеймс. Ей нелегко пришлось этой ночью. Он мягко подтолкнул медсестру к выходу.
- О каких хороших новостях он говорит? - поинтересовалась Зои, скрестив на груди руки. Ей так хотелось, чтобы Джеймс обнял ее и она смогла бы почувствовать биение его сердца в такт со своим. Но он ничем не показывал, что и ему этого хочется, поэтому она осталась стоять у кровати, не прикасаясь к нему.
Джеймс дождался, пока за доктором и медсестрой закроется дверь.
- Билл имеет в виду, что я полностью поправлюсь. Но для тебя это не такая уж хорошая новость, верно?
Она почувствовала в затылке нарастающее напряжение.
- Почему же?
- Иной исход решил бы все твои проблемы. Я бы тебе больше не мешал, ты бы получила Женевьеву, не говоря уже о внушительном состоянии.
- Я люблю Джинни и хотела бы, чтобы она жила со мной, - признала Зои, - но она твоя дочь и души в тебе не чает. Ее благополучие стоит для меня на первом месте.
- Значит, ты исчезаешь со сцены, как мы и договорились?
Было настолько очевидно, что он хочет этого, что Зои только тупо кивнула и, подняв голову, быстро заморгала, чтобы удержать готовые брызнуть из глаз слезы.
- Когда ты сможешь вернуться домой? Джеймс криво улыбнулся.
- Билл говорит, что я выйду через несколько дней. - Его голова откинулась на подушку, а лицо побледнело. - Тебе недолго придется играть роль преданной жены, если это тебя беспокоит.
- А что же еще? - Зои пулей выскочила из комнаты, даже не оглянувшись, когда он окликнул ее.
Джеймс беспокойно пошевелился. Голова нестерпимо болела, но врач заверил его, что это последствия наркоза. Сейчас боль не шла ни в какое сравнение с болями, которые он испытывал до операции, так что он должен радоваться.
Что имел в виду Билл, сказав, что Зои помогла ему прийти в себя после операции? Разумеется, для нее гораздо лучше, если бы он умер, и все же она вроде бы была рада, что Джеймс пришел в себя. Лично он был просто счастлив, что выкарабкался. Ему не хотелось признавать, как его страшило извлечение пули. Но все произошло так быстро, что он даже не успел испугаться.
Страдать пришлось Зои, а этого он не планировал. Но, может быть, она ждала его выздоровления с тем, чтобы поскорее вернуться к прежней жизни? Зои не отрицала этого, когда он упомянул об их соглашении.
Где-то в глубине сознания всплыло воспоминание, как она сидела у кровати, держа его за руку. Что она тогда сказала? Что-то о том, что победит, если он умрет. Именно. Она уговаривала его выжить и лишить ее победы.
Что же, Джеймс прислушался к ее уговорам и выжил. Но его мучило что-то еще. Он провел руками по холодному и влажному лбу. Что же, черт побери?
Ему трудно было четко мыслить, но он заставил себя сосредоточиться. И тут понял. Она сказала, что любит его.
Полусознательное состояние может сыграть злую шутку. Джеймс не был уверен, что ему это не приснилось. А такое вполне могло присниться. Он помнил, как Зои пришла к нему в каюту, помнил, как кружилась голова, когда он обнимал ее. Восстановив в памяти события на яхте, Джеймс улыбнулся, но улыбка погасла, едва он вспомнил о пуле террориста, помешавшей ему любить Зои. Сожалела ли она, что пришла к нему, движимая то ли чувством долга, то ли жалостью? Теперь, когда стало ясно, что он будет жить, она, казалось, стремилась оборвать всякую связь между ними.
Следовательно, ему действительно все приснилось. Если бы не Женевьева, Зои никогда бы не согласилась стать его женой. Она поступала так, как считала правильным, независимо от того, чего ей это стоило. Верность Зои своему первому мужу и забота о Женевьеве являлись достаточным тому доказательством.
Джеймс ударил кулаком по кровати. Как бы ему ни хотелось - а он вынужден был признать, что ему этого очень хотелось, - он не позволит ей оставаться с ним из ложного чувства долга. У него уже был один такой брак. Если она захочет уйти, а у нее есть на это право, он не станет ее удерживать.
Если она захочет уйти.
Чтобы узнать это, у него есть месяц.
Глава 12
Постепенно покрытые оливковыми деревьями крутые склоны Национального заповедника Ватаган сменились пологими холмами и долинами "Белых звезд". С удобного места в вертолете Джеймса Зои было видно обсаженное столетними дубами шоссе, ведущее к усадьбе.
На территории находилось более пятидесяти конюшен и сотня загонов, и с воздуха она различала покрытые побелкой деревянные ограждения. В этот прекрасный весенний день с вершины холма за их приближением с опаской наблюдали четыре жеребца.
Ее дыхание участилось, когда в поле зрения появился двухэтажный каменный дом, выстроенный в георгианском стиле. Она дома. Не в "Белых звездах", разумеется, а в этом прекрасном месте, где она проводила летние месяцы у своих дедушки и бабушки в единственном настоящем доме, который у нее когда-либо был.
Пока Джеймс поправлялся в больнице, Зои приняла некоторые решения. Она отказалась от работы менеджера по недвижимости, а бывший начальник помог ей подыскать хорошего арендатора для дома в Сиднее. Арендная плата поможет ей выплатить залог, пока она будет снимать квартиру в соседнем городке Куранбонг на границе с районом Ватаган. Зои будет жить неподалеку от Джинни и сможет часто ее навещать. Для человека с ее опытом и способностями работа найдется даже в пригороде. Великолепные рекомендации ее шефа помогут ей в этом.
Грусть, конечно, останется. Живя так близко от них, Зои не сможет забыть о своем коротком браке с Джеймсом. Но она будет с ним видеться, ведь он отец Джинни, человек, которого она любит. Возможно, спустя какое-то время она научится встречаться с Джеймсом, не испытывая желания при каждом взгляде на него.
Мечтать не вредно, мелькнула у нее слабая мысль. Она сжала простое золотое обручальное кольцо, надетое Джеймсом на ее безымянный палец. Говорят, что от этого пальца идет прямая вена к сердцу. В ее случае это было правдой.
Зои бросила украдкой взгляд на Джеймса, чувствуя болезненную тяжесть на душе. Он буквально олицетворял властную мужественность. Только повязка, видневшаяся из-под воротника спортивной рубашки, и едва заметные круги под глазами напоминали о том сражении со смертью, которое он пережил и из которого вышел победителем. Он сразил и ее сердце, хотя это навсегда останется ее тайной; ему незачем знать о тех желаниях, которые он в ней пробуждал. Больше всего Зои сожалела о том, что его болезнь не позволила им насладиться друг другом в их первую брачную ночь.
Джеймс молча смотрел на проплывающие внизу пейзажи, возможно, обдумывая предстоящую работу. Всю последнюю неделю он строил планы на будущее, которое до операции было пугающе туманным. Теперь все изменилось. Он снова стал хозяином своей судьбы.
Их встречала Грейс. Женщина знала, что не стоит поднимать много шума.
- Рада, что вы вернулись целым и невредимым, босс, - по-деловому сказала она, внимательно глядя на Джеймса. Зои она приветствовала теплой улыбкой. Надеюсь, вы не возражаете, в честь вашего приезда персонал организовал на сегодняшний вечер ужин на открытом воздухе.
Джеймса вряд ли обрадовала такая перспектива, но он улыбнулся:
- Мы найдем на это силы.
Если он полагал, что его ждет небольшая тихая вечеринка, то недооценивал собственную популярность. Пришли не только все те, кто работал в "Белых звездах", но и соседи, которым, как подозревала Зои, не терпелось познакомиться с новой женой Джеймса. Ей стало интересно, как он объяснит ее отъезд, когда наступит время.
Он заметно оживился, когда представлял дочку гостям. Джинни с радостью называла его "папочкой", малышка обожала мужчину, который и в самом деле был ее отцом. Джинни бросилась на шею Зои, а потом обняла Джеймса и весь вечер ходила за ним, как приклеенная. Никто еще не знал, что Джинни и в самом деле его дочь, но Зои понимала, что, даже узнав правду, Джинни не сможет любить Джеймса сильнее, чем сейчас.
Поляна перед домом в окружении высоких эвкалиптов, наполнявших воздух благоуханием, была прекрасным местом для вечеринки на открытом воздухе. Сквозь деревья, словно лесной пожар, проглядывало золотисто-красное солнце. Высоко в небе парил орел.
Еды было огромное количество, начиная с крупных бифштексов и фаршированных грибов величиной с блюдце до десятка различных салатов со свежеиспеченными лепешками и целых рек вина, пива и безалкогольных напитков.
Муж Грейс Джок готовил мясо. У него были прямые плечи заядлого наездника, серьезные серые глаза и окладистая рыжеватая борода. Двигался он немного скованно, и Грейс объяснила Зои, что в молодости он работал объездчиком лошадей и у него переломаны плечи и раздавлена грудная клетка.
- Он уже не в состоянии ухаживать за усадьбой, как прежде, но Джеймс и слышать не хочет о том, чтобы найти ему замену, - продолжала Грейс. - Босс необыкновенный человек.
Зои тоже считала его необыкновенным. Грейс куда-то позвали, и Зои подскочила от неожиданности, когда внезапно рядом с ней из ниоткуда материализовался мужчина. Это был Говард Ли.
Зои испытала беспокойство, когда рядом с врачом увидела Джеймса.
- Все нормально?
Говард взглянул на Джеймса.
- Сегодня я здесь только как гость.
- Не надейся меня обмануть, - язвительно заметил Джеймс.
Зои удивленно приподняла брови, когда врач, широко улыбнувшись, сказал:
- Джеймс ворчит, потому что я велел ему держаться подальше от лошадей, пока не заживет рана. - Он погрозил Джеймсу пальцем. - Никаких контактных видов спорта или занятий, в которых есть риск столкновения. Я надеюсь, Зои, что вы проследите за тем, чтобы он выполнял указания врача.
- Я постараюсь.
Если бы он знал, сколь мало способна Зои повлиять на Джеймса...
- А ты, - продолжал доктор, пронзая взглядом Джеймса, - слушайся свою очаровательную молодую жену.
Джеймс покачал головой:
- Я думал совсем не о том, чтобы ее слушаться.
Доктор усмехнулся:
- С этим тоже полегче. Торопиться не стоит.
Джеймс неотрывно смотрел ей в глаза.
- Ладно. Мы не будем торопиться. Отведя взгляд, Зои почувствовала, как участился пульс и увлажнились ладони. Врач отошел, бормоча что-то себе под нос, а она накинулась на Джеймса:
- Разве обязательно было намекать Говарду, что я.., что мы...
Джеймс пожал плечами:
- Вряд ли я сказал что-нибудь, о чем ты не думала.
Он даже не представлял, что творится в ее душе. Защищаясь, Зои проговорила:
- Откуда тебе знать, о чем я думаю?
- У тебя удивительно выразительное лицо. Никогда не играй в покер.
Зои ощутила, что заливается краской. Джеймс слишком точно читал ее мысли, чтобы она могла чувствовать себя спокойно. Зои действительно хотела его. Она любила его и теперь понимала, что по-настоящему никогда не любила Эндрю. Как же она будет жить без Джеймса?
- Пойду поищу Джинни. Ей пора спать, - пробормотала она.
Его взгляд смягчился.
- Я мог бы сказать то же самое ее маме. Зои с удивлением взглянула на Джеймса. Он стал каким-то другим после операции. Можно подумать, что он хочет нормального брака. Зои поймала себя на мысли, что ей-то этого бы очень хотелось, но она тут же взяла себя в руки. Какой смыл мечтать о несбыточном?
Джинни, разумеется, была в конюшне, где с гордостью показывала сыну соседей свою лошадь Амиру.
Девочка, немного покапризничав, все же отправилась с Зои в дом.
Зои помогла ей умыться и переодеться в ночную рубашку.
- Что-то не так? - спросила она, укладывая малышку в кроватку.
Джинни крепче прижала к себе игрушечного мишку и сморщила личико.
- Тебе больше не нравится Джеймс? У Зои защемило сердце.
- Мы хорошие друзья. Почему ты решила, что он мне не нравится?
- Ты сказала папочке, что уезжаешь, - ответила Джинни, и ее глаза наполнились слезами. - Я не хочу, чтобы ты уезжала. Я тебя люблю.
Зои прикрыла глаза, пытаясь скрыть потрясение. Видимо, Джинни слышала их разговор с Джеймсом после возвращения из Сиднея сегодня днем. Зои действительно упомянула об отъезде, но ей и в голову не пришло, что Джинни могла услышать ее. Она подыскивала ответ, который бы не был откровенной ложью.
- С тобой останется Джеймс. Теперь он твой папа, и так будет всегда. Джинни шмыгнула носом.
- Я хочу, чтобы ты тоже была моей мамочкой. Почему ты не можешь? Зои крепко обняла малышку.
- Не всегда получается так, как нам хочется, родная, но мой отъезд не повлияет на нашу дружбу. Так лучше?
- Наверно. - Казалось, Джинни немного успокоилась, хотя на ресничках еще дрожали слезинки. Потом она улыбнулась:
- А знаешь что? Я уже сама могу кататься на Амире, без того, чтобы Грейс держала ее на корде.
- Да, она рассказала мне. Я очень тобой горжусь. - Грейс также сказала, что пока еще рано позволять девочке ездить одной. - А теперь спи крепко. Я тебя люблю...
- Я тоже тебя люблю, - зевнув, ответила Джинни.
Зои на цыпочках вышла из комнаты. Она понимала, что ей, наверное, следует присоединиться к гостям, но после разговора с Джинни у нее не было на это сил.
Завтра ей необходимо поговорить с Джеймсом. Бесполезно затягивать их брак. Чем дольше она будет здесь оставаться, тем тяжелее станет ее отъезд для всех, и в первую очередь для нее самой.
Зои снился кошмарный сон, в котором Джеймс с Джинни шли куда-то впереди нее. Как Зои ни старалась, ей не удавалось их догнать, как ни звала, они не откликались. Затем они исчезли, оставив ее в одиночестве.
Когда Зои проснулась, сердце гулко билось у нее в груди. Она чувствовала себя совершенно разбитой. Солнце уже светило вовсю, значит, надо вставать. Натянув джинсы и светло-голубую шелковую рубашку, она спустилась вниз. Сегодня ее последний день в "Белых звездах".
В доме было тихо. Проходя мимо детской, Зои заметила, что кроватка Джинни аккуратно заправлена. Наверное, Джеймс поднял ее и помог одеться, а затем повел завтракать, не будя Зои. У дверей кабинета Джеймса она услышала, что он ведет какой-то деловой разговор по телефону, и решила подождать с выяснением отношений. Есть ей совсем не хотелось, но кофе выпить не помешает.
Зои сидела за чашкой, когда в кухню ворвалась Грейс с выражением паники на обычно спокойном лице.
- Джеймс здесь?
- Он в кабинете. А что... - Но Грейс уже не было. Через некоторое время, торопливо обсуждая что-то на ходу, они с Джеймсом вместе вернулись на кухню. Его напряженное лицо встревожило Зои.
- Что случилось?
- Женевьева поехала кататься на Амире. Зои охватила паника.
- Одна?
Грейс развела руками:
- Она держала поводья пони, пока я выводила Феррере на утреннюю разминку. До сих пор не понимаю, как ей удалось самой взобраться на пони, но, когда через пару минут я вышла, ее уже не было. Скорее всего, после вчерашней вечеринки кто-то оставил ворота открытыми.
- Вы уверены, что ее не сопровождали работники из конюшни? - спросил Джеймс сдавленным голосом. Его лицо превратилось в каменную маску, а кулаки сжались так, что побелели костяшки пальцев.
Грейс покачала головой:
- Уверена. Никто не видел, как она уехала.
Сердце Зои рвалось из груди.
- Вчера вечером она мне сказала, что может кататься на Амире без корды.
- Только в тренировочном загоне и под моим наблюдением, - заверила ее Грейс. - Я никогда не отпускаю ее одну.
Зои схватила Джеймса за руку, чувствуя силу, исходящую от него. Так бы держаться за него всю жизнь, но она заставила себя отпустить руку.
- Вы должны знать еще кое-что. - Она посмотрела на Грейс, затем глубоко вздохнула. Все равно промолчать нельзя, а в данной ситуации это могло быть важным. - Вчера Джинни была расстроена, потому что слышала, как я говорила об отъезде.
Джеймс бросил на нее сердитый взгляд и негромко выругался.
- Значит, это не случайность. - Обращаясь к Грейс, он сказал:
- Я еду за ней на Феррере. Вы проверьте речные отмели, а я отправлюсь по гребню холма. Она не могла ускакать далеко.
При упоминании об огромном черном жеребце Зои похолодела. Она боялась за безопасность Джинни, а теперь испугалась и за Джеймса. Доктор предупреждал, что ему нельзя ездить верхом.
- А ты не мог бы послать кого-нибудь из помощников? - предложила Зои ослабевшим от страха голосом. - Доктор Ли сказал, что тебе не стоит пока садиться на лошадь.
- У доктора Ли нет четырехлетней дочери, потерявшейся в лесу, - резко ответил Джеймс. Зои поняла, что остановить его не удастся.
Собрав все свое мужество, она неохотно выразила свое согласие кивком и добавила:
- Я поеду с тобой.
Джеймс отрицательно мотнул головой.
- Кто-то должен остаться здесь на случай, если лошадь сама принесет ее домой. - Он дотронулся пальцем до подбородка Зои. - Не беспокойся, я ее найду.
Зоины светящиеся глаза передали всю глубину ее чувств, которые она испытывала к нему. Мысль о том, какому риску он себя подвергает, не просто пугала, а приводила в ужас, потому что Зои так сильно его любила.
- Джеймс, подожди, - позвала она. - Я хочу тебе сказать...
Он замер, напряженно вглядываясь ей в лицо.
- Сказать что, Зои?
Гордость заставила ее проглотить признание.
- Будь осторожней, - проговорила она. Джеймс кивнул и вышел. Из окна ей было видно, как он вскочил на черного жеребца. Когда Джеймс направил его к гребню холма, ей ужасно захотелось, чтобы он взял ее с собой - все что угодно, только бы не ехал один. Но ей оставалось лишь ждать.
Глава 13
На веранде стукнула дверь. У Зои подпрыгнуло сердце, но это оказался лишь Джок Макговерн, решивший убедиться, что с ней все в порядке.
- Чертовски обидно, что я не мог отправить ся разыскивать девочку, проворчал он. Старые травмы лишили его возможности ездить верхом. - Раньше я бы пулей помчался за ними. Ей в голову пришла мысль:
- Если вы побудете в доме, я смогу поехать на машине.
Джок пристально на нее посмотрел.
- Вы думаете, девчушка поскакала к домику у Голубой горы?
- Это вполне возможно. Ей там очень понравилось.
Джок кивнул:
- Тогда поезжайте. А я останусь ждать здесь.
Зои подумала, что ему, похоже, приятно хоть чем-то помочь. Она лишь опасалась недовольства Джеймса. Не медля больше, Зои забежала в кабинет за мобильным телефоном и ключами от машины. Телефон не всегда срабатывал в горах, но лучше пусть будет с ней на всякий случай.
Пытаясь вспомнить все, чему учил ее Джеймс в обращении с большим автомобилем, Зои направилась в сторону лесного домика, то и дело посматривая по сторонам.
Почему она не проявила больше внимания к Джинни прошлой ночью? По опыту работы няней Зои знала, как глубоки иногда бывают детские переживания. Джинни уже потеряла мать. Теперь ей угрожало расставание с Зои. Для четырехлетнего ребенка это слишком тяжелое испытание. А что, если уже поздно? Что, если им не удастся ее найти?
- Прекрати, - вслух приказала она себе. Если кто и способен ее разыскать, так это Джеймс. Сегодня утром она поняла, что он человек действия и ни она, и никто другой не способен ему помешать. Может, и к лучшему, если они разойдутся, иначе ей пришлось бы привыкать к его несгибаемому характеру. Она могла бы с этим мириться лишь в том случае, если б знала, что и он ее любит.
От мрачных размышлений ее отвлекло какое-то движение в кустарнике, и она затормозила. Но это оказался лишь кенгуру, чей дневной отдых был прерван ее появлением. Кенгуру в панике рванул через дорогу и скрылся в кустах.
Зои опустила голову на руль, пока не успокоилось дыхание. Поднять голову вновь ее заставил звук приближающегося галопа. Зои с ужасом увидела, как Амира без наездницы вылетела из кустарника и понеслась в сторону усадьбы.
Ее охватила тревога. Где же Джинни? Ничего не видя перед собой, Зои взялась за ручку дверцы.
- Джинни? Джинни, ты меня слышишь? Это мама!
Зои уже собиралась было броситься в кустарник в том направлении, откуда появилась лошадь, когда перед ней возникла еще одна фигура. Она инстинктивно подняла руки, защищая лицо, и тут увидела, что это Джеймс верхом на Феррере. Зои чуть не задохнулась от облегчения, заметив, что на седле перед собой он держит Джинни.
- Слава Богу! С ней все в порядке?
- Да. Она немного промокла и перепачкалась, но с ней все будет хорошо.
Джеймс не стал спрашивать Зои, что она делает в лесу, но ледяное выражение его глаз предупредило ее о предстоящем выговоре. Зои протянула руки, и он передал ей девочку. Джинни сонно улыбнулась и обвила Зоину шею маленькими ручками.
- Привет, мамочка. Амира возила меня кататься.
- Я вижу. - Голос Зои дрожал, но она улыбнулась девочке, обняв ее так, словно никогда больше не отпустит. - Как тебе удалось спрыгнуть с нее?
Джеймс легко спешился и перекинул поводья через голову коня, который тут же стал щипать траву у дороги.
- Она слетела через голову Амиры, когда та остановилась, чтобы попить из ручья, - объяснил он.
От Зои не укрылся его ворчливый тон. И то, что он выглядел неважно.
- Как ты? - тихо спросила она. Он отмахнулся:
- Жить буду. Расскажи лучше, что ты здесь делаешь? Мне казалось, что я просил тебя ждать дома.
Зои тут же ощетинилась.
- Я решила, что могу оказаться более полезной здесь. И прежде чем бросаться на меня с обвинениями, позволь сообщить тебе, что за усадьбой приглядывает Джок.
Джинни встревоженно подняла голову.
- Папочка, ты будешь кричать на нас обеих? Джеймс сурово посмотрел на нее.
- Я ни на кого не кричу. Его тон доказывал обратное. Если бы не Джинни, то он, скорее всего, устроил бы Зои выволочку. По его мнению, ей мало что удавалось сделать правильно. Самым большим преступлением было любить его, но она ничего не могла с собой поделать.
Зои уткнулась лицом во влажный свитер Джинни, чтобы спрятать заблестевшие от слез глаза.
- Я отвезу тебя домой на машине. Для одного дня верховой езды достаточно, юная леди.
- А папочка тоже поедет? - спросила Джинни.
Зои заставила себя взглянуть ему в лицо.
- Ты с нами? Джеймс кивнул.
- Только привяжу Феррере, Грейс потом его заберет. - Позаботившись о коне, он сел на пассажирское сиденье рядом с Зои. Джинни, закутанная в плед, устроилась на заднем сиденье.
- Значит, ты не уедешь, мамочка? - сонным голосом спросила она.
Джеймс ответил за Зои. Его слова потрясли ее до глубины души:
- Никто никуда не уезжает, дорогая.
- Клянешься?
Он спокойно посмотрел на Зои.
- Клянусь.
Как можно давать такое обещание, зная, что оно невыполнимо? Зои опасалась спросить об этом в присутствии девочки и потому сосредоточилась на дороге, радуясь, что пальцы, сжимающие руль, не слишком дрожат.
Когда они подъезжали к усадьбе, Джеймсу удалось связаться с Джеком по мобильному телефону. Тот обещал сообщить хорошие новости Грейс и всем, кто отправился на поиски, как только те объявятся. Джинни уже успела стать всеобщей любимицей, и Зои не сомневалась, что новость быстро распространится по округе.
На кухне был приготовлен кофе и горячий шоколад для Джинни. Когда Грейс предложила искупать и переодеть девочку, Зои собралась было возразить, но Джеймс остановил ее.
- Позволь ей, - настоял он.
- Не можешь дождаться, когда разлучишь меня с Джинни? - спросила Зои со слезами в голосе, когда Грейс увела девочку наверх.
Он провел рукой по лбу.
- Вовсе нет. Грейс винит в случившемся себя и хочет как-то исправить ошибку. Она должна знать, что ей по-прежнему доверяют Женевьеву.
Зои вынуждена была признать, что он прав, и пожалела, что сама не подумала о чувствах Грейс. Она подняла глаза на Джеймса. Он выглядел ужасно. Руки, держащие кофейную чашку, чуть заметно дрожали. Повязка на шее потемнела.
- У тебя кровь! - испуганно воскликнула Зои.
Джеймс потрогал повязку и поморщился.
- Ерунда. Если ты будешь говорить таким тоном, я могу решить, что тебе это действительно не безразлично.
- Ты мой муж, - напомнила она.
- Только формально.
Зои постаралась успокоить участившееся биение сердца, когда Джеймс добавил:
- Ты ведь хотела, чтобы было именно так?
- Конечно. - Зои заставила себя произнести это как можно увереннее. Джеймс ничего не сказал о том, что его чувства переменились. Раз он не испытывает к ней любви, все должно оставаться по-прежнему. Но после обещания, которое он дал Джинни, она вдруг понадеялась...
Зои отмахнулась от этой мысли. Хватит, она уже вдоволь настрадалась. Возможно, Джеймс имел в виду, что не станет ограничивать ее общение с Джинни. Зои должна радоваться и этому.
Он соединил руки на шее и откинул назад голову. Забыв о своих переживаниях, Зои сказала:
- Тебе надо сделать перевязку. Я отвезу тебя к доктору Ли.
Джеймс сидел с закрытыми глазами, его лоб увлажнила испарина.
- Говарда нет дома. Сегодня он в своей хирургической клинике в Куранбонге.
- Значит, мы едем туда, - твердо сказала Зои. - Ты очень плохо выглядишь. Он едва заметно усмехнулся:
- Спасибо за комплимент. Но Говард был прав насчет верховой езды. У меня такое чувство, словно позвоночник сейчас проткнет череп. Если уж он сам признается в этом... Зои схватила ключи от машины и предупредила Грейс, что они уезжают. Затем поцеловала Джинни и, спустившись вниз, обнаружила, что Джеймс сидит на переднем сиденье машины, прикрыв глаза и откинув голову. Она похолодела от ужаса.
- Джеймс?
- Я не терял сознания и не собираюсь, - проворчал он.
Зои понимала, что его резкость вызвана скорее болью, чем раздражением на нее. Дорога без указателей оказалась непростой, и ей постоянно приходилось остерегаться кенгуру, перебегавших дорогу. В конце концов она до минимума сбросила скорость, чем заслужила насмешливый взгляд Джеймса.
- Зои, я еще не развалился на куски. Зои остановила машину и, вынув ключ из зажигания, положила его перед Джеймсом.
- Может, поведешь сам? Он вымученно улыбнулся.
- Все, понял. Больше не буду тебя учить. Это было достижением, и Зои снова завела двигатель. Прежде чем тронуться, она искоса взглянула на него.
- Я знаю, Джинни убежала из-за меня. Я должна была убедиться, что ее нет поблизости, когда говорила об отъезде.
- Я тоже об этом думал. Пора рассказать ей правду, а главное, убедить ее в том, что мы оба любим ее и хотим быть с ней. Завтра мы скажем ей вместе, и перестань себя винить.
- Но я не могу не винить себя и больше не хочу, чтобы она разрывалась между чувствами к каждому из нас.
Наступила напряженная тишина.
- Ты хочешь сказать, что собираешься уехать навсегда?
Зои кивнула, борясь со слезами.
- Джинни... Женевьева - твой ребенок. Ее место здесь. Я не хочу, чтобы она страдала. Спустя какое-то время, если я не стану напоминать ей о себе, она забудет, что когда-то я была частью ее жизни.
- Разве ты этого хочешь, Зои?
- От судьбы не уйдешь. Стоит только подумать, что могло с ней произойти... - Она смахнула выступившие на глазах слезы.
- Чем же ты займешься? - спросил Джеймс сдавленным голосом.
- Вернусь в Сидней и попробую заново построить свою жизнь. Может быть, встречу кого-нибудь и смогу родить собственного ребенка.
- О Боже, Зои, нет!
Она ожидала, что Джеймс испытает облегчение. Ведь, в конце концов, он победил. Но Джеймс выглядел подавленным.
Возможно, дело просто в том, что он неважно себя чувствует. Наверное, ей надо было подождать с этим разговором. Но Зои боялась, что если отложит его, то ее смелость испарится.
- Можешь пожелать мне счастья, - сказала она.
Она ехала как можно осторожнее, но он оставался смертельно бледным на протяжении всего пути до больницы. К счастью, приемная оказалась пустой. Увидев Джеймса, Говард Ли покачал головой.
- Сумасшедший ковбой. Разве я не велел тебе быть осторожнее?
Поскольку Джеймс не в силах был говорить, Зои рассказала о поисках Джинни. Врач провел Джеймса в операционную.
Утомленная переживаниями, Зои задремала в кресле. Проснулась она оттого, что над ней склонился доктор.
- Вы выглядите так, словно вам самой требуется помощь. Уверены, что с вами все в порядке?
Она протерла глаза.
- Я отлично себя чувствую. Как Джеймс? Он нахмурился.
- А как, по-вашему, может себя чувствовать человек, за одно утро сведший на нет большую часть работы хирурга? Я наложил несколько новых швов, и на этот раз Джеймс должен дать им время зажить. Вы обязаны проследить за этим. Он одевается.
Зои заколебалась, испытывая желание пойти к Джеймсу и сомневаясь в том, что он ей обрадуется. Затем она распрямила плечи. Возможно, это ее последний шанс. Как может она не пойти к нему?
Джеймс успел накинуть на широкие плечи рубашку. Врач заменил повязку. Зои испытала облегчение, увидев Джеймса на ногах, и, внезапно ослабев, оперлась о хирургический стол.
- О, Джеймс, слава Богу, все в порядке. Он тут же оказался рядом, поддержав ее. Зои слабо улыбнулась.
- Это я должна помогать тебе. Как подумаю, что могло случиться... - Она замолчала, не в силах продолжать.
Джеймс крепче обнял ее.
- Но не случилось же, так что нечего вести себя так, словно наступил конец света.
- Ты уверен, что не наступил? Джеймс пристально взглянул на нее.
- Ты говоришь о Женевьеве?
Она больше не могла удерживать слез.
- Я говорю о тебе! Знаю, что тебе это не понравится, но я люблю тебя, Джеймс! Я не хочу, чтобы моя любовь мешала твоим планам, но...
Джеймс не дал Зои договорить, закрыв ей рот поцелуем. Зои почувствовала, что тает в его объятиях. Она отвечала на поцелуй Джеймса со всей страстью, которую так долго сдерживала.
- Ты не представляешь, как я мечтал услышать, что ты меня любишь, признался он охрипшим голосом. - При условии, что это правда. Это правда?
Она лишь кивнула, не в состоянии говорить.
- Все время, пока Говард со мной возился, я пытался придумать, как уговорить тебя остаться. Я так тебя люблю, Зои, и никуда от себя не отпущу.
- Я не понимаю, - сказала она, испытывая головокружение. Как же произошло это чудо? Джеймс улыбнулся:
- Какую часть выражения "я тебя люблю" ты не понимаешь?
- Я думала, что ты ждешь не дождешься моего отъезда.
Джеймс словно забыл о своей болезни. Глаза его, устремленные на нее, светились нежностью.
- Мне казалось, этого хочешь ты. Пока ты не сделала мне признание, требующее необыкновенной смелости.
Внезапно Зои охватил страх.
- Надеюсь, ты просишь меня остаться не ради Джинни?
Он поцеловал ее.
- И ради себя тоже. Я люблю тебя, и ты нужна мне как моя жена.
- Но наше соглашение...
- Ты его так и не прочла?
- Оно было слишком длинным и нудным, так что я его просто подписала. Джеймс хмыкнул:
- На что я и надеялся. Это всего лишь страховой полис, по которому ты получала все в случае моей смерти.
Зои уставилась на него широко раскрытыми глазами. Поцелуи Джеймса не способствовали ее мыслительному процессу.
- Как же ты собирался аннулировать наш брак без официального соглашения?
- Как обычно это происходит, когда заключаются браки: "пока смерть не разлучит нас".
Вспомнив, как близко он был от смерти, Зои тяжело вздохнула.
- Когда ты не приходил в себя после операции, и сегодня, когда рисковал жизнью, чтобы найти Джинни, я думала, что если потеряю тебя, то не перенесу этого.
- Не ты одна, - признался он. - Но пока я не знал наверняка, что у меня есть будущее, было несправедливо говорить тебе о своих чувствах. Кроме того, я не был уверен, что ты захочешь это услышать.
- Я призналась тебе в любви, когда ты лежал без сознания после операции. Джеймс медленно улыбнулся:
- Я помню, как ты это говорила.
Зои почувствовала, что начинает краснеть.
- Ты не должен был этого услышать.
- Слава Богу, что услышал. Твоя любовь оттащила меня от края пропасти. Ты была почти готова сказать мне это снова сегодня, перед тем как я поехал искать Женевьеву, правда?
Значит, он догадался!
- Я всегда буду тебя любить, Джеймс. В приоткрытой двери операционной послышалось вежливое покашливание.
- Эй, к вашему сведению, через дорогу есть неплохая гостиница, - услышали они голос Говарда Ли.
Джеймс ухмыльнулся, но не выпустил Зои из объятий.
- Ты это рекомендуешь как врач, Говард?
- Разумеется. Я прописываю отдых в постели и побольше тепла.
Джеймс посмотрел на Зои.
- Ты слышала, что сказал доктор? Как думаешь, Грейс согласится приглядеть за Женевьевой... Джинни еще одну ночь?
Зои тронуло, что Джеймс назвал девочку так, как звала ее она. Но еще больше ее обрадовало его предложение.
- Когда я уходила, они вовсю веселились, так что, полагаю, она будет не против. - Зои в этом даже не сомневалась.
В местной гостинице нашелся свободный номер.
- Доктор Ли - умный человек, - пробормотала Зои, прижимаясь к Джеймсу некоторое время спустя. - Похоже, ему хорошо известно об исцеляющей силе любви.
Губы Джеймса подарили ей долгий поцелуй.
- Мне тоже, дорогая. Именно это я нам и прописываю.
В шутливом удивлении она вскинула бровь.
- Говарду может не понравиться, что ты занимаешься врачебной практикой без лицензии.
Глаза Джеймса светились любовью.
- Разрешите напомнить вам, миссис Лэнгфорд, что у меня есть лицензия на то, чем мы занимаемся, - свидетельство о браке.
- Но мне казалось, ты не желал, чтобы наш брак стал настоящим, - сказала Зои, все еще отказываясь верить в свое счастье. Джеймс действительно хочет быть ее мужем, с этого дня и навечно! Джинни теперь ее дочь. Первый, но не единственный ребенок, как шепнул ей Джеймс.
- Ты еще увидишь, насколько я этого желаю, - заверил он, обнимая ее.
Небо окрашивалось золотыми лучами рассвета, когда Зои признала, что он ее окончательно убедил.
ЭПИЛОГ
Привыкнет ли она когда-нибудь видеть своего ребенка верхом на одной из сильных арабских лошадей Джеймса? - спрашивала себя Зои. Когда лошадь Джинни, подгоняемая умелой рукой маленькой наездницы, осилила первый прыжок, нервы у Зои были на пределе. Зои заставила себя подавить страх, увидев, как Джинни направила лошадь к более высокому барьеру, чем брала когда-либо раньше.
Бесстрашная девочка пришпорила разгоряченную лошадь. Вместе они в идеальной гармонии совершили прыжок и благополучно приземлились по другую сторону барьера. Зои решила, что теперь можно перевести дух.
- Наша дочь добилась больших успехов, правда? - прошептал ей на ухо Джеймс.
Переполняемая чувствами, Зои взяла мужа за руку. Не так давно она лишь могла мечтать о том, чтобы услышать такие слова о Джинни.
- Мы тоже, - согласилась она.
Зои украдкой бросила взгляд на сидевшего рядом мужчину. Она обожала своего мужа. Когда он улыбался ей, как сейчас, у нее по-прежнему перехватывало дыхание.
Как могло мне так повезти? - подумала Зои, глядя на своих мужчин: справа от нее расположился Джеймс, а слева - четырехлетний Джимми. Она обняла их, чувствуя, как ноет от радости сердце.
Показательные состязания закончились, и волнующие звуки государственного гимна заставили их встать. Когда Джинни вышла получать приз, Зои сжала руку Джеймса, чувствуя, как сердце рвется из груди. Ее дочь с каждым днем все больше походила на отца. Джинни с готовностью выслушала объяснения Джеймса о том, почему их разлучили. Его упорные попытки разыскать ее достаточно ясно свидетельствовали о любви. Между отцом и дочерью возникла необыкновенная близость, которая с годами лишь укреплялась.
Как и близость между ней самой и Джеймсом, с улыбкой подумала Зои. Признаваясь ему в своей любви, она и не подозревала, что любовь эта будет крепнуть, что она станет для них раем в хорошие времена и надежным убежищем в плохие. Ничто никогда не разлучит их, это Зои знала наверняка. Их любовь неутолима и вечна.


Читать онлайн любовный роман - Моя дорогая Женевьева - Парв Валери

Разделы:
парв валери

Ваши комментарии
к роману Моя дорогая Женевьева - Парв Валери



неплохо, но предсказуемо
Моя дорогая Женевьева - Парв Валерилеля
6.08.2011, 18.41





Много слов и мало романтики.
Моя дорогая Женевьева - Парв ВалериВалентина
8.08.2011, 19.55





хорошая книжка спокойная размеренная отдыхающая постепенно идущая к красивому и счастливому концу любовь как всегда побеждает и дает еще один шанс на что-то чудесное
Моя дорогая Женевьева - Парв Валеринаталия
12.08.2011, 15.45





Прекрасная книга,но ужу на середине романа понимаешь что все будет хорошо. и любовь победит!
Моя дорогая Женевьева - Парв ВалериАнастасия
19.08.2011, 7.12





Нудновато...
Моя дорогая Женевьева - Парв ВалериЛеся
20.08.2011, 7.07





Симпатичный ЛР, хорошие Гг-и, без соплей, в сложной ситуации. ЛР все "хеппи энд" , предсказуемо. Читаем ради эмоций, сопереживая Г-ям.
Моя дорогая Женевьева - Парв Валерииришка
4.01.2015, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100