Читать онлайн Им улыбнулась судьба, автора - Парв Валери, Раздел - Парв Валери в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Им улыбнулась судьба - Парв Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Им улыбнулась судьба - Парв Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Им улыбнулась судьба - Парв Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Парв Валери

Им улыбнулась судьба

Читать онлайн

Аннотация

У Сары Фоке была мечта - стать постоянной телеведущей известной программы. Но однажды она попала в аварию, и все в се жизни полетело вверх тормашками.
Только не из-за аварии, а из-за того, что незнакомый мужчина, вынув ее из покореженной машины, подарил ей страстный поцелуй... Кто он, этот незнакомец? И почему так быстро исчез?..


Парв Валери
Им улыбнулась судьба

Валери ПАРВ
ИМ УЛЫБНУЛАСЬ СУДЬБА
Анонс
У Сары Фоке была мечта - стать постоянной телеведущей известной программы. Но однажды она попала в аварию, и все в се жизни полетело вверх тормашками.
Только не из-за аварии, а из-за того, что незнакомый мужчина, вынув ее из покореженной машины, подарил ей страстный поцелуй... Кто он, этот незнакомец? И почему так быстро исчез?..
Глава 1
Сара не успела ни о чем подумать. Только что она закончила переговоры по радио со съемочной группой, едущей за ней в другой машине, а уже в следующий миг врезалась в огромный красный автомобиль, вывернувший из переулка прямо перед ней.
Металл лязгнул о металл, от удара Сару встряхнуло, точно кубик льда в стакане. Она ударилась головой о потолок машины, затем о приборную доску, о руль, но ремень безопасности выдержал, хотя и натянулся так, что больно врезался в тело. Вокруг градом посыпались осколки стекла.
В наступившей звенящей тишине ей как-то сразу стали понятны две вещи: каким-то чудом она осталась невредима и в воздухе распространилась вонь бензина.
У Сары заныли крепко стиснутые зубы, перед глазами все поплыло, но зрение прояснилось, едва она встряхнула головой. Правда, это вызвало новый прилив нарастающей головной боли.
"Болван, безмозглый олух..." Ее мозг отказывался придумать точное определение водителю красного автомобиля. Этот кретин даже не огляделся по сторонам, прежде чем повернуть. Подобное поведение на одной из самых оживленных трасс Квинсленда было равносильно групповому самоубийству, в котором Сара вовсе не хотела участвовать.
Сквозь разбитое ветровое стекло она видела, как вокруг столкнувшихся машин собирается толпа. Кипя от бешенства, Сара вместе с тем надеялась, что никто не пострадал. Как тележурналист, она повидала немало серьезных аварий и потому никому не желала этой участи.
При виде толпы в ней проснулась тревога. Запах бензина усиливался, так что надо было поскорее выбраться из машины и предупредить, чтобы все отошли подальше, пока та не взорвалась.
Почти тут же Сара обнаружила, что принять такое решение легче, чем выполнить его. Дверца с ее стороны была искорежена, все попытки выбить ее плечом закончились неудачей. Она повернулась к разбитому окну.
- Кто-нибудь, помогите мне открыть дверь!
Невероятно, но какой-то мужчина мгновенно подскочил к машине и чуть не сорвал дверь с петель. Наклонившись, он помог Саре отстегнуть ремень.
- Вы целы? Можете встать?
Сара кивнула.
- Я отделалась ушибами. Все остальное в порядке.
Незнакомец принюхался и нахмурился.
- Обнимите меня за плечи, я помогу вам подняться.
Похоже, он тоже решил, что оставаться в автомобиле небезопасно. Застонав от напряжения, Сара закинула руку на плечо спасителю, мимоходом отметив: он силен как танк. Это отчасти успокоило ее.
Он даже не запыхался, когда перенес ее на газон, подальше от машины. Сара с удивлением наблюдала, как он быстро убедил толпу разойтись, чтобы никто не пострадал при возможном взрыве.
Уличные зеваки почти сразу подчинились приказу. Может, он военный? Вряд ли - скорее всего, лидер по природе, заключила Сара, глядя, как незнакомец направляется к ней. Вдалеке послышался вой сирен.
Это напомнило ей о том, что опасность еще не миновала. Сара попыталась встать, но спаситель удержал ее, положив ладонь на плечо.
- Лежите тихо! Возможно, у вас шок.
- Я прекрасно чувствую себя, - возразила Сара, но, когда все же попыталась встать, ноги наотрез отказались держать ее. Она опустилась на траву. - Правда, с другой стороны...
Незнакомец присел рядом на корточки.
- Угомонитесь, пожалуйста!
- А что с другим водителем?
- О нем позаботятся. Похоже, больше никто не пострадал, что можно считать чудом, если вспомнить, как резко он влился в поток машин.
- И столкнулся не с кем-нибудь, а именно со мной, - подхватила Сара. С досадой чувствуя, как к глазам подступают слезы, она крепко зажмурилась. Как глупо!
- Знаменитостям несвойственно вести себя как обычным людям?
Изумившись, она открыла глаза.
- Вы меня узнали?
Он добродушно усмехнулся, и Сара сразу заметила, что лицо незнакомца скорее грубовато, чем красиво, и тем не менее привлекательно. В его глазах искрилась насмешка. Таких ярко-синих глаз Сара еще никогда не видела.
- Звезду передачи "От побережья до побережья" Сару Фоке узнал бы даже тот, кто никогда не смотрит телевизор. А меня зовут Люк.
- Привет, Люк, - и Сара бросила взгляд на свою порванную одежду, не желая признаваться, как ей польстило, что спаситель узнал ее. Впрочем, она предпочла бы познакомиться с ним при иных обстоятельствах. - Тоже мне звезда, - пробормотала она, - не смогла даже по-человечески доехать до студии...
Он провел длинными пальцами по своим густым темным волосам, в которых поблескивали серебристые нити. Эта седина выглядела вполне естественно, хотя, судя по всему, незнакомец был еще молод - на глаз Сара дала бы ему года тридцать два.
- Столкновение произошло не по вашей вине, - возразил он.
- Но машина студийная, и теперь...
Остаток ее фразы потонул в грохоте, напоминающем о сверхскоростных поездах, мчащихся в туннелях. Сара ахнула, Люк сорвался с места и накрыл ее собой как раз в тот момент, когда неподалеку прогремел взрыв. Огненный столб взметнулся в небо, обоих овеял горячий вихрь, и Сара спряталась за Люка, инстинктивно уткнувшись лицом ему в плечо.
Сквозь рев пламени слышались испуганные вопли, люди в панике разбегались от огня. Сара крепко зажмурилась, сморщившись от оглушительного шума. Люк сжал ее в объятиях.
- Спокойно, я рядом.
Пока длилась эта мучительная минута, Сара поняла, что он имел в виду: он был уверен, что сумеет уберечь ее. Сбивчивое дыхание Сары стало ровнее.
К общему шуму добавился вой сирен наконец-то подъехавших спасательных машин. Работники Службы спасения забегали вокруг пылающего автомобиля. Прошло несколько минут, и им удалось укротить пламя. Но нереальность происходящего лишила Сару чувства времени, ей казалось, что катастрофа тянется целую вечность. Вскоре от машины остался лишь обугленный, искореженный остов, над которым плыли струйки желтоватого дыма.
Люк помог ей сесть. Он был бледен, но держал себя в руках. Рубашку на его спине испещрили мелкие дырочки, оставленные искрами, но в ответ на испуганный взгляд Сары он лишь махнул рукой.
- Пустяки. Главное - вы невредимы.
- Еще раз спасибо.
От его кривоватой усмешки у Сары стало легче на душе.
- Рад был помочь. Вы, должно быть, спешили доставить на студию очередной сенсационный репортаж?
Это просто попытка отвлечь ее от тревожных мыслей, поняла Сара. Она бросила взгляд в сторону еще дымящейся машины.
- Да нет, что вы. Мы возвращались со съемок сюжета об использовании солнечной энергии в Санвилле.
- Неподалеку от Золотого берега? Знаю. Мой дом находится поблизости. Он вдруг посерьезнел. - Как же вы теперь доберетесь домой?
Сара нахмурилась.
- Пока я не побываю на студии, о возвращении домой нечего и мечтать. К счастью, машина съемочной группы цела. Меня подвезут.
В чем дело? Неужели он и вправду вздохнул с облегчением, узнав, что не придется везти ее домой, или ей только показалось? Эта мысль вызвала у Сары ничем не оправданное беспокойство.
По каким-то неясным пока ей самой причинам расставаться со спасителем ей не хотелось.
Сара так и не поняла, чем именно вызвана ее тревога - то ли предстоящей разлукой с новым знакомым, то ли появлением Рика с камерой на плече. Внезапно у нее закружилась голова, мысли начали путаться. Она машинально провела ладонью по встрепанным волосам.
- Не оглядывайтесь! Сюда идет один из телевизионщиков с камерой. Должно быть, он решил снять нас в качестве героев очередного сюжета.
Люк искоса взглянул на приближающегося оператора, а затем поднял голову и обнаружил, что толпа обступила их со всех сторон. Еще несколько секунд - и Рику хватит материала для всего вечернего выпуска передачи "От побережья до побережья".
- Вы хотите сделать репортаж об этой аварии? - настороженно спросил он.
Сара покачала головой. Ее длинные белокурые волосы перепутались; лицо покрыла копоть, перепачканная одежда была измята и порвана.
- В роли "спасенного пугала?"
- Согласен. Значит, остается только один выход.
- Что вы...
Прежде чем Сара успела договорить, он прильнул к ее губам. Любое сопротивление представлялось бесполезным - это было все равно что биться лбом о каменную стену.
- Что вы делаете? - успела она прошептать между вдохами.
- Искусственное дыхание, - так же негромко ответил он.
Заговорить ей не удавалось: Люк всецело завладел ее губами. Сара растерянно умолкла. При других обстоятельствах она сумела бы насладиться поцелуем, но только не сейчас.
- Я понимаю, вы не хотите, чтобы Рик снимал вас, но разве обязательно было целовать меня? - наконец пролепетала она.
- У вас есть идея получше?
Его теплое дыхание и завораживающее прикосновение губ полностью лишили Сару способности мыслить. Она позволила себе опустить веки и тут же поняла, что совершила ошибку: с закрытыми глазами она всецело сосредоточилась на своем спасителе и чувствах, которые он пробуждал. Окончательно растерявшись, она попыталась списать все на шок, но поняла, что дело не только в ее состоянии.
Когда Люк наконец отстранился, она опасливо приоткрыла один глаз и произнесла по возможности твердо:
- Вы думаете, теперь Рик откажется от мысли сделать сюжет о нас?
- Я был слишком занят, чтобы наблюдать за ним, но, вероятно, именно так и будет. Студия вряд ли заинтересуется репортажем об искусственном дыхании. Он не впишется в программу вечерних новостей.
- Хорошо бы, - живо откликнулась Сара.
- Во всяком случае, нам удалось спрятать лица, так что не беспокойтесь. Ваш имидж не пострадает.
И лицо Люка не попадет на телеэкран, мысленно добавила Сара. Этот человек вытащил ее из машины, он спас ей жизнь. Если он не желает огласки, это его право. Сара чувствовала себя в долгу перед Люком.
Спаситель сел на пятки.
- Когда оператор увидел, чем я занимаюсь, он бросился за врачом. Позвольте врачам осмотреть вас. По-моему, все кости целы, но вы слишком раскраснелись, и дыхание сбивается.
Сара еле удержалась, чтобы не засмеяться: эти "симптомы" появились именно во время процедуры "искусственного дыхания". Что вообще происходит? Наверное, это все-таки шок.
- Пожалуй, вы правы, - кивнула она и снова закрыла глаза, пытаясь разобраться в своих ощущениях. А когда открыла их, то увидела, что над ней склонилась женщина в белом халате. Люк исчез. - Этот мужчина.., вы видели, куда он ушел? - пробормотала она, остро ощущая потерю.
Щупая пульс Сары, врач нахмурилась.
- Вы имеете в виду своего знакомого с камерой? Он ушел к съемочной группе.
Неужели Люк ей привиделся? Как мог совершенно незнакомый человек за считанные минуты завладеть ее мыслями? Что, если он просто воспользовался ее растерянностью и украл поцелуй под предлогом первой помощи?
По ее телу пробежала дрожь, врач озабоченно нахмурилась.
- Вас знобит?
- Честное слово, со мной все в порядке, - поспешила заверить ее Сара.
Она все еще повторяла эти слова, когда подоспели Рик и остальные члены съемочной группы.
Сара тут же попросила подвезти ее.
- А ты действительно чувствуешь себя хорошо?
- Врач осмотрела меня и заверила, что я отделалась ушибами, объяснила Сара. Ее тревожила только потеря здравого смысла. Почему ей так не терпится найти человека, которого она прежде никогда не видела? Внутренний голос настойчиво советовал ей начать поиски, даже если они не увенчаются успехом. - Я присоединюсь к вам, как только приведу себя в порядок, - пообещала она, расставаясь со съемочной группой у дома подруги.
Возле двери она немного постояла, собираясь с мыслями. Если кто-то и способен помочь ей разузнать о таинственном спасителе, опасающемся камеры, так только Китти Сейл. В распоряжении Китти находился самый крупный банк фотографий на побережье, из которого она не раз черпала ценную для Сары информацию.
- А если он вообще здесь проездом? Может, он даже не из Австралии, предупредила Китти, отпаивая подругу целебным чаем и выслушивая взволнованный рассказ о недавнем происшествии.
Сара вздохнула.
- Может быть. Я ничего о нем не знаю. Но я должна разыскать его и поблагодарить за спасение.
Китти вперила в нее проницательный взгляд.
- Ты хочешь всего-навсего поблагодарить его?
- Не только, - призналась Сара, ставя чашку на низкий столик. Сказать по правде, он меня заинтриговал.
Китти вскинула брови.
- Лично или в профессиональном отношении?
Сара замялась. Она уверяла себя, что питает к Люку чисто профессиональный интерес, но едва открыла рот, чтобы сообщить об этом Китти, как поняла, что обманывает себя.
- И так, и так.
- Уважаю честность. Судя по всему, этот парень заслуживает таких усилий, хотя под твое описание подпадают десятки темноволосых работяг Золотого берега.
- И ты думаешь, всех их зовут Люк?
- Если это его настоящее имя.
Сара прижала пальцы к вискам. У нее болела голова, мешая сосредоточиться. Внезапно ее осенило:
- Мне запомнились его волосы, - произнесла она, не открывая глаз. - У него седые пряди на висках.
Когда она подняла веки, Китти усмехалась.
- Седые пряди? Что же ты молчала? - Она придвинула к себе увесистые фотоальбомы, перелистала страницы и наконец нашла большой коричневый конверт. Сверкая улыбкой, вытащила из конверта глянцевый снимок мужчины в облегающем кожаном костюме - черном с золотом. - Это он?
Едва Сара взяла снимок из рук Китти, ее сердце на миг замерло - со знакомого худощавого лица на нее смотрели ярко-синие глаза Люка.
Одной рукой прижимая к боку шлем, он возвышался, слегка расставив ноги, над механизмом, больше напоминающим серебристую пулю, чем автомобиль. И человек, и машина буквально излучали силу и решимость. У Сары перехватило горло.
- Да, - кивнула она.
- Так я и поняла - как только ты упомянула про серебристые пряди. Для него они все равно что торговая марка. Это Люк Энсфилд, за свои седые виски он получил прозвище "Молния". Считается одним из лучших гонщиков "Формулы-1".
Если не ошибаюсь, пятикратный чемпион мира.
Сара боролась с желанием прижать снимок к груди, не пытаясь даже объяснить себе причины такого поступка. В конце концов, этот человек спас ей жизнь - должно быть, в этом все дело.
Она услышала собственный голос:
- Можно, я пока оставлю фотографию у себя?
Китти кивнула.
- Иначе для чего существуют друзья? А когда будешь возвращать, не забудь написать на обороте номер его телефона.
Сердце Сары сжалось. Она не только не знала его телефона, Люк Энсфилд вообще ей не принадлежал. Однако так болезненно реагировать на шутку Китти было ужасной глупостью. Сара принужденно рассмеялась.
- А как же Джефф - тот самый, который прыгал с вертолетов? - спросила она.
- Он совершил такой прыжок только один раз, чтобы сделать уникальный снимок. Так или иначе, я теперь не с ним, а с Кевином. Он оператор на киностудии, - беззаботно ответила Китти.
На этот раз смех Сары прозвучал естественно.
- Сначала Адам, затем Джефф, и вот теперь - Кевин. Ты решила перебрать все буквы алфавита?
Китти усмехнулась.
- Все может быть. А ты знаешь, какая буква идет после К? Л! Люк.
- Ты же сама говорила - возможно, он живет вовсе не в Австралии.
- Джефф и Кевин - тоже. Но это не препятствие, особенно если вспомнить, к каким скоростям привык Люк.
От удивления Сара подняла брови, но тут же сообразила, что Китти имеет в виду его карьеру гонщика, а вовсе не сегодняшнюю аварию. И все-таки ее замечание попало в точку.
- У него довольно скверная репутация, - продолжала Китти. - После какой-то скандальной истории, случившейся в Европе, он бросил гонки и четыре года назад переселился в Австралию. Так что будь осторожна.
Сара понимала, что Китти желает ей только добра, но чувствовала, что Люк просто неспособен на дурной поступок. Почему же он расстался с любимым спортом? Она задумчиво прикусила губу.
- Откуда тебе известно все это? - спросила она Китти.
- Гэвин, который был у меня перед Хедли, одно время подвизался среди обслуживающего персонала европейской трассы "Гран-При". Однажды я побывала вместе с ним на соревнованиях. Вот там-то я и сняла Люка Энсфилда.
Сара кивнула.
- Молодец.
- И что ты намерена делать дальше? Пустить в ход навыки журналиста и выследить своего героя?
- Не скажу. - Сара взглянула на часы и встала. - По крайней мере, не сейчас. Я должна была явиться к гримеру еще полчаса назад. - Поспешно поблагодарив подругу, она вылетела из здания и, поймав такси, поехала в студию.
Донна Блейк, продюсер передачи "От побережья до побережья", уже рвала на себе волосы.
- Разве тебе никто не рассказал об аварии? - удивилась Сара.
Продюсер мгновенно встревожилась.
- Ты была у врача?
Сара поморщилась.
- Нет, но опоздала именно из-за аварии.
Продюсер посерьезнела.
- Сара, на роль постоянного ведущего этой передачи претендуешь не только ты, но и Ричард Неро. Если ты не возьмешь себя в руки и не начнешь работать в полную силу, ты просто-напросто подаришь ему это место.
Обо всем этом Сара и сама прекрасно знала.
- Иногда мне кажется, что я не прочь сделать ему такой подарок, откликнулась она, слегка покривив душой. На самом деле места постоянной ведущей передачи "От побережья до побережья" она добивалась долгие годы.
Начав рядовой журналисткой в одной из газет, она ступенька за ступенькой поднималась по лестнице успеха, потом стала специальным корреспондентом и иногда вела передачи, подменяя постоянную ведущую, Энджелу Фордхэм, когда та была в отпуске.
Шесть месяцев назад Энджелу переманила крупная телевизионная компания. С тех пор за место ведущего программы развернулась борьба между Сарой и Ричардом Неро. Они по очереди выходили в эфир, ожидая, когда руководство студии сделает окончательный выбор.
До сих пор Сара опережала своего противника по всем статьям, но успокаиваться все же не следовало. В студии также поговаривали, что руководство предпочитает в качестве ведущего передачи мужчину, хотя никто и не признавался в этом напрямик. А Ричард к тому же славился бесившим Сару умением вести закулисные игры.
Каким-то чудом ей удалось успешно отработать эфир, комментируя пленку об использовании солнечной энергии, отснятую только сегодня утром.
Но последний сюжет программы выбил ее из колеи. Внезапно на мониторе возникли кадры, снятые Риком на месте аварии.
Сара с ужасом увидела саму себя, лежащую на земле, обломки взорвавшегося автомобиля и мускулистое тело Люка, склонившееся над ней. Он прижимался к ее губам, притворяясь, что делает искусственное дыхание. У Сары упало сердце.
Напрасно Люк надеялся, что руководство студии не пропустит в эфир подобные кадры.
К тому времени, когда камеру переключили на Сару, ее лицо под студийным гримом стало совершенно белым. Даже если бы от этого зависела ее жизнь, она не смогла бы вспомнить, как произнесла последние реплики. Тем не менее эфир благополучно завершился, и группа вздохнула с облегчением.
К Саре уже спешила продюсер.
- Когда мы показывали сюжет об аварии, ты так побледнела! Вспомнила, как это было?
Донна даже не подозревала, что стало причиной мертвенной бледности Сары.
- Да, - кивнула Сара, с ужасом слыша собственный дрожащий голос.
- Завтра передачу проведет Ричард, - решила продюсер. - А ты поезжай домой и как следует отдохни. Это пойдет тебе на пользу.
Сара послушно отправилась домой, но была слишком взвинченна, чтобы отдыхать. Она решила не пересматривать передачу, которую по привычке записывала на кассету каждый день, но, словно во сне, раз за разом прокручивала кадры аварии, останавливая пленку, когда камера показывала спину Люка. Лица не было видно, но Сару одолевало странное желание протянуть руку и коснуться его плеча.
Она уже знала, как кружится голова от поцелуев этого человека. А какими могли бы стать эти поцелуи, если бы им владела страсть?
Остановись, приказала она себе и сделала глубокий вдох. Что ты знаешь об этом человеке - кроме имени и профессии, а также намеков Китти на какой-то скандальный случай, стоивший карьеры гонщику?
Неоспоримым было только одно: еще никто не вызывал в Саре такой вспышки чувств. Несколько минут спустя она прекратила свое бессмысленное сопротивление, села за компьютер и застучала по клавиатуре, отыскивая сведения о таинственном Люке Энсфилде.
Он упомянул, что ему принадлежит дом в окрестностях Золотого берега. Поэтому Сара начала с просмотра информации о местных землевладельцах. Большинство фамилий было ей знакомо по передачам местного телевидения и из газет, но единственное крупное поместье принадлежало холдинговой компании, название которой Сара видела впервые. Она могла бы поручиться, что компания принадлежит Люку Энсфилду.
Записав адрес, она с огромным трудом смогла справиться с возбуждением и заставила себя поспать несколько часов. Завтра она возобновит поиски загадочного спасителя.
Но к утру решимости у нее убавилось. А если Люк не принимает гостей? Может быть, стоит предварительно позвонить ему? Подумав, Сара отвергла эту мысль. Если она явится неожиданно, Люк вряд ли откажется принять ее.
Она была в Санвилле и примерно представляла себе, где находится его дом. Очевидно, к нему вела узкая дорога, петлявшая среди холмов Неранга и Бичмонта.
На пологих зеленых склонах паслись стада коров. Сара не прибавляла скорость, считая, что одной аварии за неделю с нее вполне достаточно.
Поворот к участку Люка скрывался в густых кустах, поэтому Сара чуть не пропустила его. Она не знала, что ее ждет в конце дороги - чугунные ворота или бетонный забор и колючая проволока, и искренне изумилась, увидев столбы по обе стороны ничем не перегороженного въезда на участок. На табличке было выгравировано название поместья - "Хиллтоп".
В самый раз для человека, желающего сохранить в тайне место своего пребывания, заключила она. Поднимаясь по крутому склону горы, вдаль уходила извилистая незаасфальтированная дорога.
Сара уже отчаялась добраться до какого-нибудь сооружения, отдаленно напоминающего дом, когда дорога вывела ее на лесную поляну, в центре которой возвышался внушительный особняк в колониальном стиле.
Дом U-образной формы окружали широкие веранды, утопавшие в цветах. Бассейн выглядел как естественное горное озеро. Первым определением, которое пришло Саре в голову, было "живописный" - именно так и выглядел особняк.
По крайней мере эта резиденция соответствует статусу Люка Энсфилда, заключила она и воспрянула духом. А ведь во время, казалось, бесконечного пути она уже начала всерьез сомневаться в успехе своего предприятия.
Сомнения вновь всколыхнулись в ней, когда неподалеку Сара заметила мужчину, моющего нефритово-зеленый "кабриолет брэнкстон". Именно на такой машине должен был ездить Люк, но мыл ее совсем другой человек.
Незнакомец перехватил Сару на полпути к дому.
- Вы заблудились?
Ее лицо отразилось на сияющей поверхности капота автомобиля. Сара отвернулась.
- Это ваш дом?
Лицо мужчины словно застыло.
- Я живу здесь.
Сара давно научилась уклоняться от трудных вопросов и поняла, что так же поступил и незнакомец, но не стала довольствоваться малым и ринулась напролом:
- Я ищу Люка Энсфилда.
Незнакомец нахмурился.
- Почему вы решили, что он здесь?
- Это поместье его, не так ли?
Ее собеседник выронил губку и подошел поближе.
- Думаю, вам лучше уйти.
- Все в порядке, Глен. Пожалуй, я даже ждал ее.
При звуках этого голоса по спине Сары пробежала дрожь. Люк Энсфилд вновь явился ей на помощь! Этот бархатный, низкий голос она узнала бы из тысячи. Она обернулась.
- Привет, Люк! Значит, я все-таки не ошиблась.
Его глаза прятались за стеклами солнцезащитных очков, губы были строго сжаты.
- Как я и предполагал, мисс Фоке.
- Вчера вы звали меня Сарой. - Черт, почему ее голос так задрожал? Она не теряла присутствия духа даже во время интервью с коронованными особами!
Люк тяжело вздохнул.
- Вчера я узнал вас уже после того, как вытащил.
- А если бы вы знали заранее, кто я такая, то и пальцем не пошевелили бы?
- Вряд ли. Так что вам угодно, Сара?
Это был уже прогресс, хотя голос Люка звучал не слишком приветливо. Сара заметила, что Глен, снова принявшийся полировать крыло "брэнкстона", ловит каждое слово. Кто он такой - секретарь, телохранитель или и то, и другое?
- Хотела поблагодарить вас за спасение, - пробормотала она.
- Вы уже поблагодарили меня вчера.
- Но.., тогда я не знала, кто вы такой.
По его щеке перекатился желвак.
- А разве это что-то меняет?
Сара забыла об осторожности.
- Вчера вы поцеловали меня. Это меня заинтриговало.
Судя по виду, он с трудом сдерживал гнев, но его голос прозвучал ровно:
- Зайдем в дом. - И бросил через плечо:
- Спускать собак пока рано, Глен.
Следуя за ним к дому, Сара боязливо оглянулась через плечо.
- Собак?
- Да, сторожевых собак, - подтвердил он ее опасения. - Благодаря Глену и доберманам я себя чувствую здесь в безопасности.
В безопасности? От чего или от кого? От болельщиков или былых неприятностей, на которые намекала Китти? Так или иначе, Сара была благодарна Люку - хотя бы за то, что он пока не собирался спускать на нее своих стражей.
Шагая к дому, она вновь остро ощутила исходящие от него токи. Вчера она приписала свои эмоции потрясению. В чем же дело сегодня?
Сара заставила себя сосредоточиться на осмотре просторной кухни, в которую ее привел Люк.
Судя по огромному столу, заваленному бумагами, среди которых стоял компьютер последней модели, именно здесь протекала вся жизнь обитателей дома. Собачьи игрушки на полу напомнили ей об отсутствующих доберманах, а изгрызенная ими плетеная корзина заставила боязливо поежиться.
- Кофе? - спросил Люк, дождался ответного кивка и направился к кофеварке. Его движения были уверенными, рассчитанными и немыслимо сексуальными. Этот человек возвел приготовление кофе в ранг искусства, мелькнуло в голове у Сары.
Спустя поразительно короткое время он поставил перед ней чашку ароматного кофе.
- По моему собственному рецепту, - пояснил он.
Сара еще раз огляделась по сторонам. Все в доме дышало роскошью.
- Чудесный дом. Вы живете здесь постоянно?
- Это интервью? - Широкие плечи Люка напряглись.
Загадочность этого мужчины возбуждала в Саре профессиональное любопытство, но она поборола искушение, понимая, что питает к нему прежде всего личный интерес. Однако признаваться в этом Сара не пожелала.
- Да, для программы новостей. Когда зрители передачи узнают, кто был моим рыцарем-спасителем...
- Не узнают. - Он перебил ее так резко, что Сара пролила кофе на блюдечко.
- Что, простите?
- Они ничего не узнают, потому что вы будете молчать.
Такой поворот оказался для Сары полнейшей неожиданностью.
- Но ваши соседи наверняка знают, кто вы...
- Мои соседи заняты своими делами, что рекомендую и вам, - заявил он непререкаемым тоном. - Сейчас я самый обычный человек, ведущий ничем не примечательную жизнь. Я слишком дорожу своим покоем и уединением. По-моему, еще вчера я ясно дал это понять.
Сара почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.
- Да, и выбрали весьма успешный способ.
Он придвинулся ближе, сердце Сары забилось сильнее.
- Чтобы мы поняли друг друга, я могу повторить тот же довод.
Сара совсем растерялась. Она знала только, что чем ближе он придвигается к ней, тем теплее становится в комнате. Когда он прикоснулся к ней, она затаила дыхание. Поблизости не было оператора с камерой - повода для еще одного "искусственного дыхания", - но Сара не сомневалась в том, что не станет сопротивляться.
Он склонился к ее губам, их взгляды встретились. Казалось, воздух затрещал от напряжения.
Сара могла побожиться, что Люк Энсфилд околдовал ее. Его чары оказались непреодолимыми.
Хотя легкий, почти дразнящий поцелуй продолжался всего секунду, Сара вновь лишилась способности мыслить и говорить.
Вместо этого у нее появилось желание прижаться головой к груди Люка, замереть в его объятиях и забыть обо всем на свете.
Но Люк отошел прежде, чем она совершила такой опрометчивый поступок. Сара глубоко вздохнула.
- Вы умеете добиваться своего, мистер Энсфилд.
Даже если он услышал дрожь в ее голосе, то не обратил на нее внимания.
- Значит, вы выполните мою просьбу?
- Вы же спасли мне жизнь, - с вызовом ответила она.
Их взгляды встретились, и Сара изумилась, заметив в темно-синих глазах Люка нечто, весьма напоминающее одобрение.
- Она того стоила.
Сара быстро отвернулась.
- Но почему вы не хотите, чтобы вас узнали?
- У меня на то свои причины.
Ее молчание стоило спасения. Похоже, Люк привык в любой ситуации назначать свою цену.
Разве Сара могла отказаться? К собственному удивлению, она осознала, что собирается промолчать - вопреки всем профессиональным навыкам. Да что с ней стряслось?
Не выдержав пристального взгляда Люка, она поднялась.
- Хорошо, больше я не стану докучать. Тем более, что я обязана вам жизнью.
Он не сводил с нее глаз.
- Даете слово?
Сара с досадой выпалила:
- Я же сказала, что сохраню ваше имя в тайне, и сделаю это! Так что вовсе незачем травить меня собаками!
Он пропустил шпильку мимо ушей.
- Я провожу вас до машины.
Нервы Сары были натянуты до предела, и, идя к двери, она настойчиво повторяла себе, что просто боится собак и присутствие Люка совершенно тут ни при чем.
Глава 2
Спустя неделю Сара и Китти зашли выпить кофе в "Оазис" в Бродбиче. Сара чувствовала, что привлекает к себе множество любопытных взглядов, и старалась игнорировать их. В работе телеведущей наряду с плюсами имелось немало минусов.
Китти придвинулась к ней поближе.
- Руководство студии уже выбрало постоянного ведущего?
Сара внимательно разглядывала ароматную пену.
- Кажется, это место останется за Ричардом - просто потому, что ему посчастливилось родиться мужчиной. Вот если бы мне удалось снять по-настоящему сенсационный материал!
Китти усмехнулась.
- Могу подкинуть тему.
- Ты имеешь в виду интервью с Люком Энсфилдом? - Сара решительно покачала головой. - Я дала ему слово, что никому не назову имени моего спасителя.
- Что для тебя важнее - слово, данное Люку, или твоя карьера?
Сара встряхнула головой.
- Лучше бы ты не задавала таких вопросов, Китти. Возможно, я плохой профессионал, если готова пожертвовать карьерой, но я намерена сдержать слово.
Некоторое время понаблюдав за бабочкой, порхающей над столиком, Китти спросила:
- А как насчет самого Люка? Он что-нибудь значит для тебя?
Сара взмахнула руками, спугнув бабочку:
- Ровным счетом ничего! Мы встречались всего два раза, и в первый раз я была не в состоянии здраво оценивать происходящее!
Китти понимающе кивнула.
- И ты, конечно, была в таком шоке, что бросилась ко мне, чтобы выяснить, кто он такой!
- Ну, хорошо, он и вправду произвел на меня впечатление. Но он сразу исчез, и потому я решила сама съездить к нему и поблагодарить.
Обхватив чашку обеими руками, Китти заглянула в глаза подруги.
- А ты хочешь, чтобы он позвонил тебе?
- Вот еще! Хотя... - Внутренний голос так громко воскликнул "да, да", что Сара перепугалась. Она и вправду надеялась, что Люк разыщет ее. Искра, проскочившая между ними, не ускользнула от ее внимания. Такого сильного чувства она никогда не испытывала. Знакомство с Люком попросту не могло закончиться ничем.
Правда, он не спросил у нее номер телефона, но легко мог разыскать ее на студии. Молчание Люка уязвляло Сару, но не признаваться же в этом! Даже лучшей подруге.
Китти вдруг резко поставила чашку на стол.
- Сара, приди в себя! Вовсе незачем сидеть и ждать звонка. Давно бы сама взяла и позвонила.
Саре прежде случалось самой звонить знакомым мужчинам, Но с Люком дело обстояло совсем иначе. Нет, она вовсе не боялась, что, услышав ее голос, он повесит трубку. Но пока она ничего не предпринимала, оставалась надежда, что он сам найдет способ связаться с ней.
Ответить подруге помешала пожилая пара туристов с камерами, попросившая у нее автограф.
Сара с улыбкой дала его.
- Так хочется рассказать нашей дочери о встрече с вами! - объяснила женщина.
Наконец туристы удалились, и Сара тяжело вздохнула.
- До сих пор не возьму в толк, почему Люк скрывается у себя в поместье. Конечно, поклонники бывают невероятно назойливыми, но, по-моему, дело не в этом.
Китти пожала плечами.
- Я знаю только, что какой-то скандал заставил его искать убежища. Возможно, он просто устал от поклонниц. - Она усмехнулась. - Наверное, ты единственная женщина в стране, не узнавшая его с первого взгляда.
- Никогда не интересовалась гонками, - отозвалась Сара. - Впрочем, его лицо показалось мне знакомым, но я была слишком растерянна и перепугана. И потом, благодаря моей работе многие лица кажутся знакомыми, это для меня привычно.
- Но ты не ждешь звонка от этих людей, - с улыбкой возразила Китти. Признайся, Сара, он тебе небезразличен. - Она закатила глаза. - Что неудивительно! Любая женщина была бы готова лечь под автомобиль, лишь бы сам Люк Энсфилд сделал ей искусственное дыхание!
- Не понимаю, куда ты клонишь? - с досадой бросила Сара. - Вряд ли мы с ним когда-нибудь еще увидимся.
Не стоит испытывать судьбу - это она поняла, как только знакомый голос произнес:
- Доброе утро, Сара.
У нее пересохло в горле" она едва сумела выговорить:
- Люк?
- А мы как раз говорили о вас! - заявила Китти, толкнув подругу ногой под столом.
- Люк Энсфилд, это Китти Сейл, владелица банка фотографий, - объяснила Сара.
Люк с интересом оглядел Китти.
- Скажите, а мы не встречались прежде?
Та кивнула.
- Да, но я не думала, что вы меня запомнили.
Одно время я встречалась с Гэвином Коркораном, который...
- ..был в ремонтной бригаде, когда я выступал за команду "Брэнкстон", - закончил Люк. - Вы по-прежнему видитесь с Гэвином?
- Мы расстались два года назад. Так что теперь я свободна.
Сара испытала желание немедленно задушить подругу. Она удивлялась самой себе: они с Люком едва знакомы, ей нет дела до того, с кем он встречается. Стать его подругой Сара даже не надеялась. Между тем разговор уже явно наскучил Люку.
- Рад был повидать вас вновь, Сара и Китти.
- Выпейте с нами кофе, - предложила Китти и, не слушая возражений, добавила:
- Мне пора идти, но Сара наверняка будет рада вашему обществу.
Да, Китти все-таки придется убить. Что она себе позволяет? Прежде она никогда не занималась сводничеством.
- Ты же сказала, что сегодня утром будешь свободна, - пробормотала Сара.
- Только сейчас вспомнила: у меня назначена важная встреча. Ах, этот склероз! - жизнерадостно прощебетала Китти, хватая сумочку. - До встречи! Желаю приятно провести время!
Приятно провести время? Сара ощутила панику, увидев, как Люк садится в кресло, освобожденное Китти, и знаком подзывает официанта.
Мимоходом Сара отметила, что он заказал крепкий черный кофе, и почувствовала, что постепенно начинает узнавать об этом человеке все больше подробностей. Внезапно она поймала себя на том, что разглядывает упругие темные волоски, виднеющиеся в расстегнутом вороте его тенниски.
- Вам вовсе незачем развлекать меня, если вас ждут другие дела, сдавленным голосом выговорила она.
- Будь у меня другие дела, я занялся бы ими, - возразил он. - А пока я не прочь выпить кофе вместе с вами.
- Чудесный сегодня день, - невпопад подхватила Сара, уверяя себя, что Люк составил ей компанию только из вежливости.
Его взгляд остановился на ней, синие глаза сверкали.
- Прекрасный, - отозвался он, в его глубоком голосе ясно слышалась ирония.
- Что вы делаете здесь, в Бродбиче? - наконец нашлась она.
- Приехал по делу, - уклончиво отозвался он. - Вы уже оправились после аварии?
Сара нахмурилась. Умеет ли этот человек вообще отвечать на вопросы?
- Да, спасибо, - сухо кивнула она. - На студии не стали поднимать шум из-за машины, но теперь приходится пользоваться такси, пока мне не подыщут новую. - Ей вдруг вспомнилось, как легко она отделалась. Если бы Люк не вытащил ее из машины...
- Вы живы, и это главное, - заявил он, словно прочел ее мысли.
- Благодаря вам. Вы знали, чем грозит нам обоим внезапный взрыв, но не стали колебаться. - Впервые кто-то рискнул жизнью ради нее.
- Любой на моем месте поступил бы так же, - возразил Люк.
- Но меня спасли именно вы. - Она попыталась взять себя в руки. - Так почему же вы прятались от камеры? По той же причине, по которой бросили спорт?
- Да, пожалуй, я пресытился славой, - сказал он, опять-таки уклоняясь от прямого ответа, и поспешил сам задать вопрос:
- А вам разве не докучают любопытные взгляды?
Сара огляделась.
- Такова уж моя работа, - произнесла она, ненавидя себя за вызывающий тон.
Люк испытующе вгляделся в ее лицо.
- Вы любите ее, не так ли?
Сара откинула волосы за спину, с вызовом встретив его взгляд.
- Мне пришлось вкалывать как каторжной, чтобы добиться своего нынешнего положения.
Почему бы мне не любить свою работу?
Он допил кофе.
- Вы правы. Пока у вас нет причин испытывать ненависть к тому, чем занимаетесь. Но когда вы обнаружите, что повсюду привлекаете всеобщее внимание, когда не сможете понять, за что именно вас любят друзья - за вашу славу или просто так, тогда ваше отношение к работе изменится. Мне пора. Рад был увидеть вас вновь, Сара.
Ее сердце сжалось. Люк уходил из ее жизни так же стремительно, как ворвался в нее, и все существо Сары протестовало. Не задумываясь, она выпалила:
- Прошу вас, не уходите! По крайней мере, вот так!
- Поверьте, Сара, будет лучше, если я уйду.
- Лучше для кого - для вас?
Эти слова прозвучали так горько, что в синих глазах Люка что-то вспыхнуло. Он провел ладонью по волосам, серебристые пряди блеснули на солнце.
- Я беспокоюсь за вас, Сара, а не за себя. Вы вправе наслаждаться своей заслуженной славой.
Мое мнение на этот счет не должно задевать вас.
Она невесело рассмеялась.
- Похоже, мы впервые поссорились.
Помедлив, он тоже рассмеялся. Его смех прозвучал дружелюбно, вмиг развеяв все напряжение.
- Значит, у нас есть нечто общее.
Странный трепет пронизал ее, словно какой-то внутренний огонь вспыхнул и тут же погас. С трудом овладев собой, она поспешила подыграть ему:
- А как же иначе? Мы уже целовались - разумеется, по необходимости, затем пили вместе кофе, и вот теперь между нами произошла небольшая размолвка. По современным меркам это уже вполне прочные взаимоотношения.
Люк устремил на нее пристальный взгляд.
- Да, после всего этого нелегко просто взять и уйти. Не хотите перекусить?
Сара взглянула на часы - время перевалило за полдень.
- У меня почти не остается времени. В два я должна быть на студии.
- Но передача же выходит в эфир вечером, - удивился Люк.
- А до этого предстоит просмотр рекламных роликов, монтаж сюжетов, правка комментариев, - объяснила Сара и добавила со вздохом:
- Вы не единственный, кто думает, что если передача продолжается всего час, то я и работаю по часу в день.
- Я достаточно знаком с работой телестудий, чтобы не впадать в подобные заблуждения, - заверил ее Люк. - Но мне казалось, сегодня передачу будет вести Ричард Неро. Если не ошибаюсь, вы ведете ее по очереди.
Сара искренне изумилась, обнаружив, что он посвящен в подробности ее работы. Впрочем, их мог знать любой зритель, но почему-то слова Люка были ей приятны.
- Сегодняшняя передача входит в благотворительный телемарафон, поэтому мы будем вести ее вдвоем, - объяснила она.
- Вас это не радует?
Она опустила глаза.
- Терпеть не могу Ричарда. Он жаждет занять место постоянного ведущего и готов на что угодно, лишь бы заполучить его.
- А вы?
Сара вспыхнула. Неужели он и вправду считает, что она тщеславна, как Ричард Неро?
- Да, я тоже хотела бы стать постоянной ведущей, - честно призналась она. - Но ради этого я ни за что не унижусь до интриг.
- Вы думаете, Неро недостоин такой работы?
- Разумеется, достоин. Но, по-моему, он слишком часто пренебрегает этическими принципами.
- Значит, мне повезло, что в аварию попали вы, а не Ричард Неро, заключил Люк.
Сара невольно заулыбалась.
- Неужели вы согласились бы сделать искусственное дыхание и Ричарду?
Он окинул ее оценивающим взглядом.
- Скажем так: это было бы менее.., приятно. - Последнее слово прозвучало более чем двусмысленно.
Он обо всем догадался, поняла Сара, сдерживая дрожь. Он понял, как на нее подействовало прикосновение его губ!
Кровь прилила к ее лицу, и Сара пожалела, что не загримирована, как перед эфиром. Вне студии она предпочитала обходиться без косметики, и потому ее румянец казался теперь особенно ярким.
- Сара... - негромко произнес Люк.
- Я.., да, давайте закажем ленч, - заявила она, пряча лицо за меню в толстой папке. Для небольшого кафе на набережной меню было на редкость богатым, а папка выглядела более чем солидно.
Люк негромко усмехнулся, словно издеваясь над ней. Сара опустила папку, в ее глазах вспыхнул гнев.
- Что вас так насмешило?
- Вы, - ответил он. - Никогда бы не подумал, что известная телеведущая умеет краснеть.
- Я вовсе не покраснела, - живо возразила Сара. - Просто здесь жарко, вот я и...
- Перегрелись на солнце, - закончил он. - А вовсе не оттого, что вспомнили о моих объятиях, поцелуях и жарком дыхании.
- Прекратите! - прошипела она, оглядываясь, чтобы убедиться, что их никто не слышит. Иначе завтра этот разговор будет опубликован во всех местных газетах! К счастью, поблизости никого не оказалось. - Хочу лишь напомнить, что я оказала вам услугу, позволив спрятаться от камеры.
Между прочим, я могла бы позвать на помощь!
Он положил руки на стол перед собой.
- Почему же вы этого не сделали?
- Не знаю, - покачала головой Сара.
- Нет, знаете. Вы наслаждались поцелуем - и после аварии, и у меня дома. И теперь вы гадаете, скоро ли я поцелую вас вновь - и желательно без такой прелюдии, как столкновение машин.
Сара изумленно раскрыла глаза.
- Вы невыносимы! Надеюсь, вы не сторонник теории, согласно которой жизнь спасенного принадлежит спасителю?
- Впервые слышу о такой, - отозвался Люк. - Но вы не ответили на мой вопрос. Вы хотите, чтобы поцелуй повторился?
Ее охватило смущение. Теперь, когда он наконец-то задал вопрос, хочет ли она встретиться вновь, она не знала, что ответить. Мысли о Люке преследовали ее с самой первой встречи. Но что из этого? Судя по всему, их убеждения диаметрально противоположны.
- А я думала, вы не любите быть в центре внимания, - уклонилась она от прямого ответа.
- Желание быть в центре внимания здесь ни при чем. Я хочу занять место в вашей жизни, а не в передаче.
Она затаила дыхание.
- Моя работа и жизнь тесно взаимосвязаны.
- Ошибаетесь. - Он взял у нее меню и отложил в сторону. - Ваша жизнь это не только работа, Сара. Когда-то я считал, что ничего не стою, если не сижу в машине и не завоевываю первое место в гонке. Но за четыре года обычной жизни я понял, что заблуждался. Самое важное - то, как человек оценивает себя, а не то, какое место в гонке он занимает. Даже если это карьера телеведущей.
- Объясните свою мысль моим родителям, - хмуро отозвалась Сара. Впервые в жизни они стали гордиться мной, потому что у меня есть достойная работа.
Он небрежно махнул рукой.
- Тем хуже для них. Им следовало гордиться вами только потому, что вы - это вы.
Она невесело рассмеялась.
- Звучит логично. Но если бы у вас были такие сестры, как у меня, вам понадобилось бы немало усилий, чтобы занять достойное место в семье. Моя сестра Линн - топ-модель, а старшая, Изабель, один из самых молодых политиков Канберры.
Он кивнул, узнав имена.
- Итак, в вашей семье есть супермодель и, возможно, первая женщина премьер-министр Австралии. Ну и что?
- То, что без этой работы я не в состоянии соперничать с ними, - с ноткой отчаяния объяснила Сара. - Неужели вы никогда и ни о чем не мечтали больше жизни?
Его лицо застыло.
- Очевидно, вы не знаете, что такое состязания "Гран-При", иначе не задали бы такой вопрос. Победа на чемпионате мира всегда желанна, сколько бы раз ты ни добивался ее. Но все дело в том, что я участвовал в гонках по другим причинам, а не из желания кому-либо что-то доказать. Вас должны ценить уже за то, что вы существуете, Сара.
Она вздохнула.
- Да, конечно, вы правы. Но в кругу моей семьи в голову приходят совсем другие мысли.
За последние несколько минут она рассказала о себе больше, чем кому-либо другому, вдруг с изумлением обнаружила Сара. Ее исповедь, попавшая на страницы газет, стала бы сенсацией.
Конечно, Люк никогда и никому не передаст ее слова, она в этом уверена. Но Сара не могла избавиться от смущения при мысли, как легко делится самым сокровенным с человеком, с которым едва знакома.
Почему-то ее не покидало ощущение, что они знакомы давным-давно. Должно быть, и вправду в этом мире нет незнакомых людей. Китти уверяла, что даже случайные попутчики - именно те люди, среди которых человеку суждено провести всю жизнь. И хотя Сара не соглашалась с подругой, теперь не могла отрицать, что рядом с Люком чувствует себя так, словно их объединяет общее прошлое.
Но если она выложила перед ним почти все свои карты, то он сам не рассказал о себе ничего.
Почти ничего.
- Чем же вы занимаетесь сейчас, уйдя из спорта? - спросила она.
Он нахмурился.
- А я обязан чем-то заниматься? Ну, разумеется, другой жизни вы не представляете. Хорошо, я - консультант по бортовым компьютерам в нескольких международных компаниях.
Его ответ прозвучал как упрек. Сара испытала новый приступ неуверенности. Они рассматривали жизнь с разных точек зрения. Что же перевесит - различие взглядов или непреодолимое влечение друг к другу?
- Да, - наконец решительно произнесла она.
Ее пронзил взгляд темно-синих глаз, и на миг Саре показалось, что она тонет в них.
- Что "да"?
- Вы задали мне вопрос. Я ответила "да".
- Какой вопрос?
Черт бы его побрал! Сара вновь залилась румянцем.
- Да, я бы хотела встретиться с вами вновь, - процедила она сквозь стиснутые зубы. - Хотела бы, чтобы все повторилось. Ну, теперь вы довольны?
Он помедлил с ответом.
- Пока нет, но наверняка буду доволен - как и вы, моя дорогая Сара. Я заеду за вами на студию после передачи.
Ее должны были уязвить эти слова: Люк даже не допускал мысли, что за ней может заехать кто-то другой. Но вместо обиды и возмущения Сара ощутила возбуждение, представив, как увидит его у дверей студии.
Их колени под столом соприкоснулись. Это было случайное, мимолетное прикосновение, однако оно вызвало у Сары трепет. Она вдруг почувствовала, что сегодняшняя передача покажется ей бесконечной.
Глава 3
После ленча Люк заявил, что отвезет Сару на студию, хотя она уверяла, что сможет добраться до нее на такси.
- Я и без того отняла у вас много времени.
- Будьте добры, перестаньте распоряжаться моим временем, непререкаемым тоном потребовал он. - Если мне вздумается потратить целый день, чтобы показать вам красоты Золотого берега, я сделаю это.
Его вспышка властности на этот раз не встретила никакого сопротивления. Почему-то желание Люка пожертвовать ради нее своим временем вызвало у Сары только прилив радости. Никто прежде этого не делал, даже мужчины, клявшиеся ей в любви. При том что Саре всегда приходилось считаться с их привычками и делами.
Все складывалось слишком хорошо, чтобы быть реальностью. А может, это всего лишь мираж? Взявшись за ручку дверцы автомобиля, Сара вдруг замерла.
- Ответьте мне на один вопрос, Люк.
- На какой?
- Почему вы не женаты?
Внезапно ей вспомнился Глен, полирующий капот машины. Не может быть! Неужели Люк...
Последовала ледяная пауза.
- Вовсе не по той причине, о которой вы сейчас думаете. Так что можете успокоиться.
Он уселся за руль и протянул руку, открывая ей дверь. Сара почти рухнула на пассажирское сиденье.
- Я не хотела лезть не в свое дело...
- И все-таки сделали это, - перебил он. - Хотя и не имели права. Да будет вам известно, я был помолвлен, но трагические обстоятельства помешали свадьбе. С тех пор я решил остаться холостяком.
Может, из-за этого он и расстался со спортом?
- Что же произошло?
Он уверенно влился в поток машин, движущихся по шоссе на север, и ответил, не сводя глаз с дороги:
- Это длинная и скучная история. И кроме того, я мог бы задать вам тот же вопрос.
Очевидно, продолжать он не собирался, но на всякий случай Сара подождала еще секунду, а потом, подавив разочарование, спросила:
- Какой вопрос?
- Почему в вашей жизни нет мужчины?
- До недавнего времени был, - призналась она, решив быть более откровенной, чем Люк.
- Что же произошло?
- Ему не нравилась известность, с которой неизбежно связана моя работа. А когда ему по ошибке приписали мою фамилию, это стало последней каплей.
- Значит, сейчас вы замужем за своей карьерой?
Обдуманно выбранные им слова больно укололи ее.
- Если вы отказались от своей карьеры, то это еще не значит, что все должны следовать вашему примеру.
На его щеке дернулся мускул, пальцы на руле сжались.
- Благодарю за напоминание.
Ее охватило отчаяние, она была готова проглотить язык, лишь бы Люк не вышвырнул ее из своей жизни. Собственное поведение было настолько непривычным для Сары, что она коснулась его руки. Под ее пальцами напряглись мышцы, она вздрогнула.
- Простите. Мне следовало промолчать.
Он шумно перевел дыхание.
- Нет, на этот раз виноват я. Вы вправе высказывать свое мнение.
Но это лишь вновь напомнило ей о том, что Люк никого не пускает в свою личную жизнь.
Что, если он передумает и не заедет за ней сегодня? Что ей тогда делать?
- В каком часу за вами заехать? - спросил он, словно почувствовав ее сомнение.
Назначая время, Сара ощутила, как радостно дрогнуло сердце. Оно дрогнуло второй раз, когда Люк потянулся к ручке дверцы с ее стороны. Затем он повернул ее лицом к себе и поцеловал - мягко, но с явным обещанием большего. Оторвавшись от нее, он провел пальцем по ее щеке.
- До вечера.
- До вечера, - эхом повторила она. Внезапно прошлое показалось ей гораздо менее значительным, чем будущее.
Саре стоило немалых усилий покинуть машину и войти в здание. Она просто не могла видеть, как Люк уезжает прочь.
Из-за телемарафона студия была переполнена.
В обычно тихом кабинете, где Сара готовилась к эфиру, ключом била жизнь. Над дверью вспыхивала красная лампа, требуя тишины. Сара молча помахала рукой коллегам, проходя за плотным занавесом в свою комнату. В ней тоже расположились участники телемарафона, принявшиеся шумно извиняться при виде Сары.
Единственным островком спокойствия осталась гримерная, где Сара и провела день, делая пометки и строя планы на вечер. За полчаса до эфира в кресло рядом с ней плюхнулся Ричард Неро.
- Ну и бедлам здесь сегодня! - пожаловался он.
- По крайней мере, вашу комнату никто не занял. - Почему ему так повезло? Должно быть, руководство студии уже приняло решение...
Сара вгляделась в лицо Ричарда, пытаясь уловить скрытую радость, но оно, как обычно, было непроницаемо.
Она указала на текст сегодняшних комментариев.
- Что означает эта пометка - "выяснить"?
Ричард отвел взгляд.
- Речь идет о новом сюжете, над которым я работаю.
- О чем он?
Тут один из гримеров занялся лицом Ричарда, и тот беспомощно пожал плечами. Сара вдруг ощутила досаду. Долго ли он будет медлить с ответом? Но Ричард закрыл глаза, а гример приступил к работе, положив конец беседе.
В эту игру можно было играть вдвоем. Сара откинулась на спинку кресла и опустила веки, стараясь расслабиться, пока гример наносил на ее лицо макияж. Ричард явно что-то задумал, чтобы выслужиться перед начальством. Саре оставалось лишь надеяться, что на ее имидже это не отразится.
"А тебе это так важно?" - вдруг спросил ее внутренний голос, и она вздрогнула, заслужив справедливый упрек гримера.
- Простите, - пробормотала она и снова попыталась расслабиться. Она знала, что неожиданными сомнениями обязана разговору с Люком.
Именно он избегал появлений на публике и утверждал, что купаться в лучах славы отчасти предосудительно.
Но если согласиться с ним, значит, она занята не своим делом. Черт бы его побрал - за то, что он заронил в ее душу зерно сомнения!
Однако разозлиться на Люка оказалось не так-то просто. Вместо досады Сара чувствовала радость в предвкушении встречи после эфира. А что же будет дальше? Пожалуй, после ужина она пригласит его к себе, выпить кофе. Сара жила на Мермайд-Бич, в нескольких минутах езды от студии. Вечер обещал быть теплым. Они могли бы провести его на террасе, откуда открывался вид на фосфоресцирующий в темноте океан.
Сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз приглашала мужчину к себе домой? Когда она начала регулярно появляться на телеэкране, ей чаще приходилось умерять пыл ретивых поклонников. Но Люк совсем другой. "Я хочу занять место в вашей жизни, а не в передаче", - без обиняков заявил он.
Глаза Сары изумленно раскрылись: Люк первый оценил ее саму по себе, а не ее известность.
- Сара, сиди смирно!
Негодующий возглас гримера вернул Сару к реальности. Она открыла глаза как раз в тот момент, когда на веки наносили тени. Сара послушно опустила веки, и через несколько минут работа была закончена. Виновато улыбаясь, она встала.
- Сегодня я сама не своя, - произнесла она в свое оправдание, а шагая в студию, подумала, что это слишком слабо сказано.
Ричард уже восседал в кресле справа, которое обычно занимала Сара. Заметив его усмешку, она не стала спорить. Почему-то воспоминания о Люке заставили ее равнодушно отнестись к нарушениям заведенного порядка.
Улыбнувшись, она заняла левое кресло и удостоилась удивленного взгляда Ричарда. Может, он надеялся, что она устроит скандал? Если так, он просчитался.
Сегодня ангел-хранитель витал над плечом Сары, нашептывая ей советы. Она подозревала, что ангела зовут Люк Энсфилд.
Это было даже к лучшему. Поскольку они редко работали вместе в прямом эфире, Ричард всеми силами пытался затмить коллегу. Он прерывал ее реплики, путал порядок фраз, вынуждая ее импровизировать, шутил, заставляя операторов вновь направлять камеру на него.
Через сорок пять минут такого представления Сара была готова визжать от досады. Ей понадобился весь профессионализм, чтобы продолжать улыбаться и относиться к Ричарду как к товарищу по работе. Мысли о предстоящем свидании с Люком позволяли ей сохранять внешнее спокойствие.
Похоже, Ричард был разочарован: все попытки спровоцировать Сару оказались тщетными. Во время демонстрации последнего рекламного ролика он заявил:
- Последний сюжет тебе понравится, Сара.
По правде говоря, над ним должна была работать ты.
И прежде, чем она успела спросить, почему именно она, помощник режиссера начал отсчет.
Раздались первые реплики Ричарда, и сердце Сары ушло в пятки. Нет, этого он просто не мог сделать! И все-таки сделал.
Ей оставалось лишь сидеть и слушать, как Ричард заявляет в прямом эфире, кто был ее спасителем. Кадры, снятые на месте аварии, чередовались с архивными материалами четырехлетней давности, где Люк был запечатлен после очередной победы.
Непроизвольно она подалась вперед. Сначала оператор прокрутил кадры, снятые во время участия Люка в гонках "Гран-При" в Японии. Затем камера показала самого Люка, его глаза, почти скрытые шлемом, пока он обгонял Шумахера, Бергера и Мэнселла.
- Энсфилд сумел выиграть гонку и завоевал "Гран-При" в Японии, послышался ликующий голос комментатора.
Сара затаила дыхание. Несколько раз Люк был на волосок от смерти, ведя мощную машину по извилистой трассе. Затем пошли кадры, где Люк уже выбирался из машины. У Сары на глазах даже выступили слезы.
И тут она услышала, что Ричард снова начал зачитывать свои реплики.
- Сегодня жизнь этого героя труднейших гоночных трасс окружена тайной. Он уединился в своем поместье на Золотом берегу. Почему он ушел из спорта, когда весь мир был у его ног? Об этом мы надеемся сообщить вам в следующих передачах. Единственным человеком, допущенным в дом Люка Энсфилда, оказалась наша ведущая Сара Фоке. Если бы не Люк, сегодня ее не было бы с нами.
Камера обратилась к ней. Сара быстро заморгала, прогоняя слезы. Именно этого Люк и старался избежать!
- Ты застал меня врасплох, Ричард, - заговорила она, игнорируя реплики на экране. - Люк вовсе не хотел публичных аплодисментов за спасение моей жизни. Разумеется, я благодарна ему, но я уже поблагодарила его лично. Уверена, ты поймешь меня правильно, Ричард, если на этом мы и закроем тему.
Коллега лишь хищно усмехнулся.
- Робость Сары свидетельствует о том, что на прошлой неделе она разбила не только автомобиль. Неужели бывший гонщик разбил ей сердце?
Первыми об этом узнают зрители передачи "От побережья до побережья". С вами был Ричард Неро. Доброй ночи!
Сара была так взбешена, что даже не заметила, что ей не дали попрощаться со зрителями. Едва зажегся сигнал, что эфир окончен, она сняла с уха микрофон, швырнула его на кресло и развернулась к Ричарду.
- Как ты мог пустить этот сюжет в эфир, не предупредив меня?
Он пожал плечами.
- Руководство его одобрило.
- Но это же мой материал!
Он поднялся.
- Признайся, Сара, ты ведь не собиралась снимать сюжет о Люке Энсфилде.
Она покраснела.
- Разумеется! Я дала ему слово, что все останется между нами!
Последние слова услышала продюсер.
- Что?!
Сара не заметила, как Донна Блейк подошла к ним, и теперь ей оставалось только продолжить:
- Люк спас мне жизнь. Взамен я пообещала ему молчание.
Донна вспыхнула.
- Ты же журналист, Сара! Это сенсационный материал! Ты должна была рыть носом землю, лишь бы выяснить, чем он там занимается у себя в поместье, а не заключать с ним сделки! Разве можно пренебрегать такой удачей?
Даже Ричард неловко потупился, словно не ожидал подобной тирады. Сара скрипнула зубами.
- Никакая это не сенсация. Люк - обычный человек, он пожелал оставаться в неизвестности. - Ей не хотелось признаваться даже себе, почему она не желает рыться в его прошлом. Опасается наткнуться на скандальные подробности?
Нет, Люк вовсе не запрещал ей проводить расследование. Но она подложила бы ему свинью, отплатив за спасение жизни такой монетой.
Донна скептически фыркнула.
- "Обычный" - это по-твоему. К счастью, Ричард вовремя предупредил меня, что ты намерена замолчать эту историю.
Сара вновь обернулась к коллеге.
- Значит, ты решил сделать мне сюрприз?
Как это любезно с твоей стороны, партнер.
Но прежде, чем Ричард успел ответить, вмешалась продюсер:
- Да, пока партнер. Но как только руководство узнает о случившемся, оно наверняка наконец выберет постоянного ведущего передачи. И пеняй на себя, если предпочтение будет отдано более преданному!
Саре было нечего ответить. С точки зрения руководства студии, она не права. Она заботилась о чувствах Люка, позабыв о долге журналиста сообщать зрителям все новости, какими бы ни были последствия.
Внезапно Сара исполнилась ненавистью ко всем журналистам мира, готовым совать микрофоны в лица людям в минуты горя, боли и ужаса. Возможно, она и вправду занялась не своим делом, но меняться пока была не готова.
- Ты говоришь об этом так, словно решение уже принято, - с достоинством произнесла она.
Донна переглянулась с Ричардом.
- Тебя еще никто не увольнял, - уклонилась она от ответа. Большего Сара и не ждала.
- Чем мне придется заниматься?
Ричард в притворном сожалении развел руками.
- Готовить репортажи, как прежде.
У Сары упало сердце.
- Для "Шоу Ричарда Неро"?
Он просиял и надулся от гордости - похоже, название ему понравилось. Сердце Сары ухнуло вниз - она поняла, что альтернативы нет и остается лишь один выход. Глубоко вздохнув, она произнесла:
- Я избавлю вас от необходимости увольнять меня. - Зная этические принципы Ричарда - вернее, их отсутствие, - она уже предвидела, что их следующее столкновение - всего лишь вопрос времени. И тогда под угрозой окажется вся ее карьера. К чему же оттягивать неизбежное?
Донна потрясенно замерла. Очевидно, она рассчитывала, что Сара с радостью согласится играть вторую скрипку, лишь бы не остаться без работы.
- Незачем так спешить, - наконец опомнилась Донна. - Решение еще не принято...
- Но вскоре мы его узнаем, - вставил Ричард. - Возможно, Сара поступила правильно.
Он и в самом деле так считал, а Сара ни в чем не была уверена. Безработица показалась ей слишком высокой платой за защиту своих принципов. Но сотрудничать с этим человеком она попросту не могла. Уже не в первый раз он старается унизить ее, причем самым подлым образом. А уж Люк вообще ничем не заслужил вторжения в свою личную жизнь.
Сара не сомневалась, что вскоре в поместье в окрестностях Золотого берега нагрянет съемочная группа. Если она без труда узнала адрес Люка, то более настойчивые репортеры отыщут его в считанные минуты.
И что же дальше? Ему опять придется искать убежище, чтобы жить так, как он предпочитает, вдали от любопытных глаз толпы? У Сары заныло сердце. Помогая ей, он подставил под удар себя, а такой жертвы она вовсе не желала.
Распрямив плечи, она постаралась забыть о боли. Иногда этот прием действовал. Сара умела скрывать душевные муки.
- Я возьму отпуск до тех пор, пока решение не будет принято, объявила она Донне. - И уйду, не поднимая шума. - Видя облегчение на лице Ричарда, она добавила:
- Передача твоя.
И черт с ней, мысленно добавила она, выходя из студии.
К тому времени, когда она смыла грим и переоделась, до нее дошел весь ужас случившегося.
Она бессильно прислонилась к стене и перевела дух.
Упустить лучший шанс в своей карьере! Теперь ей грозит безработица! На некоторое время ей хватит сбережений, но найти новое место телеведущей задача почти нереальная.
Никто не поверит, что она предпочла сохранить верность своим принципам и отказалась работать с человеком, лишенным малейшего представления о морали и порядочности. Стараниями Ричарда все сотрудники студии будут убеждены, что просто выбор пал на лучшего.
Мать наверняка испустит мученический вздох, делая нелестное для Сары сравнение с Изабель и Линн. Разумеется, тратить лишние слова она не станет, но не преминет дать понять, что Саре никогда не угнаться за ее преуспевающими сестрами.
Черт! Резкая боль в руке заставила ее сообразить, что она в досаде колотит кулаком об стену.
Почему ей не повезло родиться в самой обычной семье, где детей ценят уже за то, что они благополучно достигли совершеннолетия? И ведь придется рассказать обо всем родителям прежде, чем они прочтут о случившемся в газетах. Впрочем, все равно они вряд ли поймут ее.
Но сейчас гораздо сильнее ее тревожило совсем другое. Отношения с родственниками ей в конце концов удастся наладить - не в первый раз. Страшнее было думать о том, насколько откровения Ричарда повредят Люку.
Объяснять Люку, что она здесь ни при чем, бесполезно. От этого результат не изменится. Какого бы мнения ни был о ней Люк, спасать положение уже слишком поздно.
С губ Сары сорвался вздох досады. Стоило ей встретить человека, который был готов ценить ее саму, а не ее достижения, как разразилась катастрофа.
Некоторое время Сара размышляла, не уйти ли со студии прежде, чем Люк приедет за ней.
Почему-то она была уверена, что он непременно приедет, несмотря на случившееся. Но и проявления трусости Сара не могла себе позволить. Нет, она выйдет к нему с высоко поднятой головой, выслушает все упреки и сделает вид, что не строила никаких далеко идущих планов.
Притворство казалось ей единственным способом сохранить чувство собственного достоинства.
Если Люк поймет, какие надежды она возлагала на зарождающиеся отношения с ним, она окажется чересчур уязвимой, а это недопустимо. Чем раньше она смирится с неизбежным, тем лучше.
Размышляя о смирении, она вышла в вестибюль, где ее уже ждал Люк. Едва увидев его, Сара поняла: он все видел. Квадратный подбородок затвердел, губы сердито сжались, образовав тонкую линию, глаза напоминали штормовое море. Сара внутренне сжалась, приготовившись к всплеску его ярости.
Но он ограничился кратким:
- Вы готовы? Тогда едем. Машина ждет.
Усевшись на переднее сиденье "брэнкстона" с поднятым верхом, Сара обернулась к Люку. Выдержать напряженное ожидание оказалось куда труднее, чем град упреков.
- Ну, начинайте.
Он явно избегал ее взгляда.
- О чем вы?
- Выкладывайте все, что обо мне думаете. Я заслужила. Теперь всем известно, где вы живете, кто вы и чем занимаетесь, и виновата в этом я.
Он выключил двигатель, и внезапная тишина ошеломила Сару.
- В ту аварию вы попали не по своей вине.
Эти слова прозвучали так неожиданно, что Сара задохнулась.
- Возможно, но тогда вам не следовало приходить ко мне на помощь.
Пальцы Люка сжали руль.
- Вы слишком плохо знаете меня, иначе не сказали бы такую глупость.
Сара не выдержала и выпалила в ответ:
- Пожалуй, я и вправду дура! Мне следовало самой воспользоваться таким сюжетом и представить его в передаче, а не отдавать Ричарду Неро. - У нее сорвался голос. Произнесенные вслух, эти слова обрели зловещий смысл.
На этот раз Люк обернулся к ней.
- Что вы имеете в виду? Разве не вы подготовили этот материал?
Сара устало покачала головой.
- Ричард сам раскопал все и дал в эфир, даже не предупредив меня.
Он окинул ее быстрым оценивающим взглядом.
- Значит, это не была продуманная интрига для укрепления ваших позиций на студии?
Несмотря на душевное смятение, Сару так и подмывало рассмеяться.
- Скорее уж непродуманная глупость. Я не только не стала постоянным ведущим передачи, но и лишилась работы. И даже смирилась с этим.
Его взгляд вызвал в ней приток адреналина.
Через мгновение она оказалась в его объятиях, их губы слились в отчаянном поцелуе. И Сара поняла, что после аварии голова у нее кружилась не от перенесенного шока, а от близости Люка. Казалось, они и не знакомились, а просто нашли друг друга после долгой разлуки. С каждым поцелуем это ощущение усиливалось.
Все эти мысли пронеслись у нее в голове за краткую долю секунды, а между тем на лице Люка выражение гнева сменилось такой решимостью, что Сара чуть не ахнула.
- Этот номер у Неро не пройдет.
- Надеюсь, вы не станете слишком горячиться? - воскликнула она, на миг представив себе холодеющий труп Ричарда.
Но Люк остался непреклонен.
- Смотря что понимать под словом "горячиться".
Люк вышел из машины и помог выйти ей.
Пожатие его руки было горячим и сильным.
Ни на что подобное Сара даже не надеялась.
После всех событий этого вечера она попросту боялась лишиться чувств от прикосновения его руки. Не удержавшись, она спросила:
- Что вы затеяли?
Не отпуская ее руку. Люк заглянул ей в глаза.
- Вы доверяете мне?
Несмотря на краткость их знакомства, ее внутренний голос подсказал Саре единственно верное слово:
- Абсолютно.
- Тогда идите за мной и не спорьте. Просто постарайтесь подыграть мне, хорошо?
Озадаченная и вместе с тем заинтригованная быстротой, с которой Люк взял инициативу в свои руки, Сара молча кивнула.
Никто не преградил им путь ни в вестибюле, ни в лабиринте коридоров. Время от времени Люк спрашивал у Сары, в какую сторону повернуть, а в остальном, похоже, полагался на интуицию, надеясь, что именно она приведет его к кабинету руководителей программы "От побережья до побережья".
- Вы уже бывали здесь? - удивленно спросила Сара.
- Несколько лет назад, когда давал, интервью утренней передаче, объяснил он. - Ее студия располагается по соседству с вашей.
- Верно, - пробормотала Сара. Значит, ему хватило одного визита, чтобы навсегда запомнить расположение комнат? Многим сотрудникам студии требовалось несколько месяцев, чтобы освоиться в этом лабиринте. - Должно быть, умение ориентироваться необходимо во время гонок, - наконец высказалась она.
Люк усмехнулся, и Сару охватила дрожь.
- Может быть. Хотя обычно я осматриваю новую трассу заранее, чтобы привыкнуть к ней.
Но мне еще никогда в жизни не случалось заблудиться. Любую дорогу я запоминаю раз и навсегда.
По мере приближения к студии у Сары начали дрожать ноги.
- А может, это ни к чему? - робко выговорила она. Она не знала, что задумал Люк, но считала, что было бы лучше исчезнуть незаметно и забыть обо всем.
Он остановился, положил ладони ей на плечи и заглянул в глаза.
- Вы же сказали, что доверяете мне.
Как выстроить связную цепочку мыслей, когда жар ладоней Люка проникает сквозь шелк блузки? Она была способна думать лишь о том, как маняще выглядят его губы, особенно когда не сжимаются в тонкую гневную линию. К примеру, в этот миг его губы слегка приоткрылись в ожидании ответа.
Сара вздохнула, испытывая одновременно досаду и странное, необъяснимое желание.
- Да, доверяю, - кивнула она, понимая, что говорит правду.
Люк удовлетворенно кивнул.
- Отлично. Так и сделаем.
"Как - так? И что сделаем?" - хотелось ей спросить, но Люк уже двинулся дальше. Не отпуская руку Сары, он ворвался в редакцию программы "От побережья до побережья", не удосужившись даже постучаться.
Продюсер Донна восседала за столом, который до недавнего времени занимала Сара. Перед ней уселся Ричард с бумагами в руках. Вероятно, они разбивали на блоки основные сюжеты завтрашней вечерней передачи.
К чести Ричарда, он быстро оправился от потрясения при виде появившейся пары. Чтобы чувствовать себя увереннее рядом с почти двухметровым Люком, Ричард поспешно поднялся, и Сара со злорадством отметила, что он ниже Люка на целую голову.
Ричард протянул руку.
- Так вот он, герой этого дня! А я Ричард Неро. Рад познакомиться.
Ответное рукопожатие вызвало на лице Ричарда заметную гримасу.
- Люк Энсфилд. Вам незачем называть свое имя, Ричард. Дело в том, что я постоянный зритель вашей программы.
- Рад слышать, но этим мы отчасти обязаны нашей Саре.
"Нашей" Саре! Еще совсем недавно он не мог дождаться, когда она покинет студию. Люк кивнул и притянул к себе Сару, обняв ее за плечи.
Его рука казалась стальной, но у Сары даже не возникало желания высвободиться. Более того - она наслаждалась происходящим.
- Абсолютно согласен с вами, - заявил Люк. - Мне известно, какой огромный вклад она внесла в успех программы. Спасая ее, я совершил один из самых достойных поступков в своей жизни.
Ричард прищурился: он уже давно понял, что Люк к чему-то клонит, но не мог разобраться, в чем дело. Услышав следующий вопрос бывшего коллеги, Сара чуть не вздрогнула.
- Тогда почему же вы пытались скрыть, что именно вы спасли ее?
Вмешалась Донна:
- Должно быть, всему виной скромность Люка. Поэтому он и хотел сохранить свою тайну.
Еще одна жертва этих синих глаз, заключила Сара с внутренним вздохом смирения. Донна Блейк, обычно прямолинейная и резкая, в присутствии Люка вдруг вспомнила о женственности.
Не будь ее волосы такими короткими. Донна непременно начала бы поправлять их, невинно хлопая ресницами.
Это зрелище заворожило Сару. Стало быть, несгибаемая Донна тоже способна чувствовать дрожь в коленках? Такое стоило запомнить.
Люк потупился в притворном смущении, отчего Саре захотелось ущипнуть его.
- На моем месте так поступил бы каждый. - Сара с удивлением обнаружила, что Донна и Ричард с готовностью попались на эту удочку. - Это вовсе не геройский поступок.
Ричард подозрительно нахмурился.
- Значит, вы одобрили сюжет, который мы пустили в сегодняшней передаче?
Рука Люка сжалась на плечах Сары, он покачал головой.
- А почему бы и нет? Да, я недолюбливаю лесть и терпеть не могу вмешательства в мою личную жизнь. Но если это необходимо, чтобы убедить Сару расстаться с работой, - я согласен.
Теперь у нее нет никаких причин отвергать мое предложение - верно, дорогая?
Глава 4
"Предложение"? "Дорогая"?!
Сара согласилась довериться Люку и подыграть ему, но ничего подобного и вообразить себе не могла. Он сжал ее пальцы, молча напоминая об уговоре, и Сара вздохнула. Хранить верность слову иногда бывает нелегко.
С приклеенной улыбкой она прижалась к Люку, и вдруг собственное движение показалось ей на удивление естественным. Сара слишком быстро привыкла к его объятиям.
- Предложение? - переспросила она, силясь собраться с мыслями. Если бы не рука Люка на плечах, сделать это было бы легче, но он вовсе не собирался отстраняться, поэтому Саре пришлось самой усмирять эмоции. - А, вот ты о чем! Да, полагаю, теперь я приму его - благодаря тебе, Ричард.
Ее бывший коллега насторожился.
- А я думал, поражение огорчит тебя...
- В любом другом случае она наверняка расстроилась бы, - ловко вмешался Люк. - Но теперь ее ждут более заманчивые перспективы, и лично я считаю, что она найдет своим талантам более достойное применение. Не правда ли, дорогая?
Сара не знала точно, что он имеет в виду, но вид растерявшегося Ричарда ей определенно был приятен. Похоже, коллега способен радоваться только успеху, отнятому у другого, заподозрила Сара. В данном случае он предвкушал, что его триумф станет для нее крахом. Но поскольку Сара только выиграла, лишившись работы, победа утратила для Ричарда весь вкус. Именно этого и добивался Люк.
- Пожалуй, нам стоит поделиться новостью с Донной и Ричардом, продолжала она, надеясь, что верно истолковала намеки Люка.
Внезапно ей в голову закралось пугающее подозрение. Неужели он решил сделать вид, будто они помолвлены? Ричард наверняка уловит фальшь. В то же время при мысли о помолвке сердце Сары радостно заколотилось: она еще никогда не была помолвлена, а чувство принадлежности мужчине, особенно такому, как Люк, пробудило в ней волну томления.
Но она постаралась сдержать свои эмоции.
Сознание отказывалось признать, что Люк влюблен в нее. Сара напряглась, надеясь, что происходящее - всего лишь игра.
Должно быть, он почувствовал ее напряжение, потому что начал поглаживать ее плечо успокаивающими движениями, от которых по спине Сары пробегала дрожь. Вопреки ее воле и анатомии сердце переместилось ближе к сильной руке Люка, и у Сары возникло желание замурлыкать. Она чуть не запротестовала, когда Люк прекратил ласкать ее, но он уже добился своего, заставив ее расслабиться.
Ричард вытаращил глаза, увидев, как известная журналистка Сара Фоке кладет голову на плечо мужчины. Это и вправду было не в ее привычках, но Сара сочла такой жест вполне естественным и потому не собиралась менять позу.
- Об этом пока никто не знает, но Сара намерена написать мою биографию, - объявил Люк. - Мы собирались предоставить передаче "От побережья до побережья" эксклюзивные права, но поскольку Сара уволилась... - Конец фразы повис в воздухе, однако намек был ясен: эксклюзивные права достанутся кому-нибудь другому.
А Сара вдруг испытала разочарование, которое трудно было подавить. Она вовсе не хотела притворяться возлюбленной Люка, но и не думала, что предложение окажется столь прозаическим.
Внезапно она сообразила: им вовсе незачем притворяться влюбленными. Ричард и без того пришел к такому выводу, видя, как Люк обнимает ее, а она кладет голову ему на плечо. Несомненно, Люк проницателен и отлично разбирается в психологии.
На лице Ричарда отразилась борьба противоречивых чувств.
- И это решение не кажется вам.., чересчур поспешным?
Люк не выказал и тени неловкости.
- Отнюдь. Мы обсудили его вчера за ленчем, но Сара настолько предана своей работе, что попросила время на размышление. А сегодня, благодаря вам, она дала свое согласие.
Донна вежливо кашлянула, чтобы привлечь их внимание.
- Кстати, об увольнении, Сара... Ты же знаешь, работа на телевидении выматывает, все мы на нервах. Никто не собирается увольнять тебя из-за какого-то одного сюжета. Мы поговорим обо всем и решим, как будет складываться дальше твоя карьера.
Ричард издал недовольный возглас. Сумев избавиться от главного соперника, он не желал даже слышать о том, что Сара вернется на студию особенно с сенсационным материалом.
Но его беспокойство было напрасным. Сара слишком хорошо знала Донну, чтобы попасться в ловушку. Продюсеру была нужна не бывшая сотрудница, а материал, благодаря которому рейтинг программы мог повыситься.
Рекорды и обаяние Люка Энсфилда наверняка привлекут к передаче внимание зрителей. А книга о его загадочной личной жизни и не менее загадочном уходе из большого спорта обещает стать бестселлером.
Всего час назад такой неожиданный поворот событий заставил бы Сару возликовать. Но теперь, видя в нем подвох, она заговорила решительным тоном:
- Благодарю, Донна, но теперешнее положение меня вполне устраивает. На самом деле я очень рада возможности разорвать контракт.
Предложение Люка уравняло счет в ее борьбе с Ричардом. Сара уже давно убедилась, что удачи и неудачи появляются одновременно. Ей вспомнилась любимая бабушкина поговорка: "Когда закрывается одна дверь, открывается другая".
Люк был здесь ни при чем - Сара не верила в чудеса. Но она не сомневалась, что когда-нибудь будет вспоминать об этом дне как о начале нового этапа своей жизни.
- Вот именно, - подхватил Люк, обращаясь к Донне. - В сущности, я тоже очень рад. Работа над книгой займет все время Сары. Так что твоя потеря моя находка, дорогая.
Внезапно ее охватило чувство опустошенности: месть оказалась сладкой, но изматывающей. Теперь Саре хотелось лишь одного: убежать отсюда, покончить с этим фарсом.
- Да, Люк, - послушно согласилась она, и была удостоена пристальным и нежным взглядом, который надолго врезался в ее память.
Впрочем, покидать комнату с высоко поднятой головой, в обнимку с Люком, оставляя позади Ричарда с отвисшей челюстью, было тоже приятно.
Отойдя подальше от двери кабинета. Люк остановил Сару, насмешливо блеснул глазами и приподнял ладонью ее подбородок.
- А как насчет улыбки? Ведь мы победили.
В кольце его рук не хотелось думать ни о чем.
Сара через силу улыбнулась.
- Полагаю, да.
- Только полагаете? - Он насупил брови, изображая крайнее недовольство, и Сара невольно рассмеялась.
- Ну хорошо, мы победили - благодаря вам.
- И вашему поразительному актерскому мастерству. Наверное, Неро до сих пор не может закрыть рот от изумления.
Сара подавила довольный смешок, но ликование было порождено не только мыслью о победе над Ричардом. Все обстояло гораздо сложнее. Она ощущала прикосновения рук Люка, видела совсем рядом его лицо, а губы и вовсе представлялись вожделенной целью.
Мимо них по коридору сновали люди, слегка приподнимая брови при виде неприступной ведущей в объятиях роскошного мужчины. Сара знала, что сейчас ее глаза сияют. Самой себе она казалась искрой, источником, бьющим откуда-то из глубины.
Ее отрезвило воспоминание о том, что радость покоится на лжи. Люк выдумал книгу, чтобы помочь ей сохранить лицо в присутствии Ричарда.
Она высвободилась, осознавая, что ей вовсе не хочется это делать. Теперь, когда все было кончено, оставалось лишь забрать вещи из своей комнаты и потихоньку исчезнуть.
Меньше всего ей хотелось повторять выдумку о своем новом занятии. Чем больше людей узнает о несуществующей книге, тем труднее будет оправдаться, когда истина неизбежно всплывет на поверхность.
Она отстранилась, и глаза Люка потемнели, но возражать он не стал.
- Куда теперь?
Она указала вперед по коридору. Здесь царил полумрак, хотя телемарафон еще продолжался.
Вокруг было безлюдно, и Сара только радовалась этому; как она сумела бы объяснить свои поступки кому-нибудь, если не могла разобраться в них сама?
И все-таки на душе у нее стало легче. Что бы ни случилось, она навсегда запомнила лицо Ричарда, когда он узнал, что потерпел фиаско.
В своей бывшей гримерной Сара принялась укладывать вещи: косметику, одежду и маленького медвежонка в вязаном свитере с большим красным сердцем на груди. Эта игрушка служила ей талисманом.
Люк присел на край стола, покачивая ногой и наблюдая за Сарой. Его губы изгибались в улыбке, в глазах плясали дьявольские искры.
На миг остановившись и взглянув на него, Сара широко улыбнулась, вспомнив об их триумфе.
- Сегодня вы оказали мне огромную услугу.
Он скрестил руки на широкой груди.
- Давным-давно я так не веселился.
Взяв свой давний трофей - серебряный "Гран-При" в области средств массовой информации, полученный за первые сюжеты, отснятые для передачи, Сара решительно уложила его в сумку, не желая будить вспоминания, связанные с ним.
- Вам никогда не говорили, что вы эксцентричный человек?
Блеск в его глазах должен был насторожить ее, но не успела Сара опомниться, как Люк уже приблизился к ней.
- Вы и понятия не имеете, до какой степени я эксцентричен.
Она попыталась убедить себя, что все дело в эмоциональном возбуждении, вызванном разговором с Ричардом. И вправду, чем еще можно объяснить вспыхнувшие в ней чувства?
Пока он целовал ее, Сара продолжала убеждать себя, что они попросту празднуют ее победу.
Это ничего не значит. В шоу-бизнесе принято целоваться по любому поводу.
Но от этих прикосновений в ней вспыхнуло пламя. Его губы манили, ласкали, требовали ответить на страсть.
- Люк, я... - начала Сара и осеклась.
- Хочешь меня? - еле слышно закончил он. - В таком случае наши желания совпадают.
Этого просто не могло быть! Нелепому желанию забыть об осторожности и поддаться чувствам следовало немедленно воспротивиться, любой ценой. Но поцелуи Люка разрушали все барьеры, воздвигнутые Сарой между ними.
Его дыхание было горячим, тело более гибким, чем можно было ожидать от столь мускулистого человека. Его энергия словно переливалась в нее, он создавал вокруг них невидимое силовое поле. Еще никогда в жизни Сара не чувствовала себя такой живой.
- Сегодня вечером мы были так возбуждены, - продолжал шептать он ей в губы. Ее лицо овеял легкий вздох. Губы Люка имели медовый привкус.
Сара закрыла глаза, приникла к нему и кивнула.
- Верно. А ты был неподражаем.
Ладони Люка заскользили по ее спине, прикрытой тонким шелком.
- О, ты меня еще не знаешь!
От этого небрежного замечания Сара вздрогнула. Ей незачем узнавать его - если только она еще в своем уме. Да, ей не удалось стать постоянной ведущей передачи, но она вовсе не собиралась следовать примеру Люка.
Какое бы решение она ни приняла, она займет видное положение в сфере средств массовой информации или связей с общественностью. Не для того она так упорно трудилась, чтобы уйти в тень, подобно Люку. Эта мысль внезапно пронзила ее.
Открыв глаза, Сара уставилась на Люка, пораженная его пристальным взглядом. С ее стороны требовалось лишь ничтожное усилие, чтобы пробудить в нем жаркую страсть.
Но это было бы самой досадной ошибкой в ее жизни.
- Я увидела все, что хотела, - заявила она, сознавая двусмысленность собственных слов. - Вы спасли девушку, попавшую в беду, и в награду получили поцелуй.
Он не сделал попытки остановить ее, когда она высвободилась из объятий. Вздохнув свободнее, Сара уложила в сумку медвежонка.
- Как только я уйду отсюда, я окажусь на свободе. Кто знает, какие возможности ждут меня в большом мире?
Это прозвучало как явная бравада, но Саре было все равно. Она была благодарна Люку за победу над Ричардом, но на этом следовало остановиться. В его объятиях она вдруг насторожилась, понимая, что тело отказывается подчиняться рассудку.
Последовав велению сердца, она уже потеряла одну работу. Именно попытка скрыть тайну Люка сыграла на руку Ричарду. Сара убедилась, что ее сердце - плохой советчик.
Люк уперся ладонями в стол.
- Ты хочешь сказать - другие возможности, а не те, которые предлагаю тебе я?
Она в замешательстве уставилась на него.
- Ты мне еще ничего не предлагал. Да, ты сказал Ричарду...
- Я сказал ему правду, - перебил Люк. - Я хочу, чтобы ты написала мою биографию, как только будешь готова к работе.
Земля заколебалась у нее под ногами. Она ни на минуту не поверила, что он говорит правду, и не собиралась верить сейчас. Что за игру он затеял, пользуясь ее уязвимостью?
- Ты наверняка пошутил, - с притворной невозмутимостью ответила Сара. Сказывается большая практика, мелькнуло у нее в голове. И она продолжала тем же тоном, каким сообщала зрителям последние известия:
- Ты так высоко ценишь уединение и оберегаешь свою личную жизнь. С чего вдруг тебе вздумалось вынести ее на всеобщее обозрение?
Он выслушал, не выказывая и тени эмоций.
- До сих пор мне это и в голову не приходило. Но после сегодняшней передачи от моего уединения не останется и следа. Так почему бы не покончить с ним? Издатели осаждают меня с тех пор, как я прекратил участвовать в гонках. Я не вижу причин и впредь отвечать им отказом.
- Но наверняка твою биографию намерен написать кто-то другой.
Он удивленно вскинул брови.
- С чего ты взяла?
- Понаблюдала за тобой. Благодаря своей работе я научилась понимать язык жестов - это полезно, когда берешь интервью у человека, который желает отвечать отнюдь не на все вопросы.
Он нахмурился.
- Постараюсь повнимательнее относиться к своим жестам, когда ты рядом. Думаю, все дело в Глене.
Она недоуменно нахмурилась, а Люк беспокойно поерзал.
- С тех пор, как я начал переговоры с издателями, мне угрожают два человека, которые готовят к печати биографию без моего разрешения.
Они вовсе не желают делиться прибылью.
- Без разрешения? Ты хочешь сказать, они намерены устроить скандал?
- Они могут написать правду - но так, чтобы она вызвала скандал. А если о себе напишу я сам, катастрофы удастся избежать.
Какой катастрофы? Сара ничего не понимала.
Впрочем, это имело значение лишь в том случае, если она согласится написать биографию Люка. А до такого безумия она еще не дошла.
- И потому ты предпринял меры, чтобы защититься? Тогда все понятно. Надеюсь, эти люди не собираются привести угрозы в исполнение? - При мысли о том, что Люку грозит опасность, в горле Сары встал ком.
Он покачал головой.
- Будь дело связано с риском, я не стал бы втягивать в него тебя. Но в наши дни за биографии знаменитостей платят большие деньги, поэтому ставки очень высокие - тем более что я намерен вложить часть прибыли в благотворительность.
Сара догадалась, что Люк не нуждается в деньгах - он достаточно зарабатывал консультированием.
- Это не понравится тем людям, которые пожелают извлечь прибыль из подробностей твоей личной жизни.
Он согласно кивнул.
- Естественно, твой труд будет щедро вознагражден. Насколько я понимаю, тебе приходится самой зарабатывать себе на хлеб.
- И чем же я отличаюсь от всех тех, кто желает заработать на твоей биографии?
Он склонил голову набок.
- Ты уже доказала свою неподкупность. Тебе я смогу доверить факты своей жизни, не опасаясь, что ты раздуешь их до размеров сенсации.
Сара кивнула, принимая комплимент, но в ее голове царил хаос. Теперь, зная, что предложение реально существует, она пожалела о том, что позволила Люку поцеловать ее. Этот поцелуй осложнил дело.
А ее собственная реакция, подозрительно напоминающая желание утонуть в его объятиях, означала, что она играет с огнем.
Кроме того, он недвусмысленно подтвердил, что его уход из большого спорта и вправду был связан со скандалом. Что, если при работе над книгой откроется то, о чем она предпочла бы не знать? Если наступит разочарование и оттолкнет их друг от друга? С одной стороны, нелепо прятать голову в песок, но зато это безопаснее, чем узнать о Люке все. Этот путь лежит через темные лабиринты и логова драконов, через зыбучие пески эмоций. Как только речь заходила о Люке, Сара переставала ощущать под ногами твердую почву. А совсем забыть об осторожности она не решалась.
- С ответом можно подождать, - заявил Люк, словно прочитав ее мысли. Мы поедем ужинать, и ты как следует подумаешь, прежде чем принять решение.
За краткое время знакомства с Люком Сара успела убедиться, что он внимателен и предусмотрителен, а в качестве босса способен быть не только требовательным, но и скрупулезным.
Строго говоря, еще вчера она не смела и мечтать о такой удаче. А для этого надо лишь постараться забыть о своих чувствах и выполнить его просьбу.
А может, эта просьба не единственная? Сара задумалась, возвращаясь к стоянке. Она не стала обманывать себя и уверять, что ее желание согласиться продиктовано исключительно профессионализмом. Ей безумно хотелось работать вместе с этим человеком, но, если быть честной до конца, этим ее желания не исчерпывались. И потому ей требовалось все тщательно обдумать.
Просидев несколько месяцев в поместье Люка, она вряд ли сумеет потом продолжить свою карьеру. А реклама, связанная с выходом книги, будет обращена прежде всего на Люка.
Сара вовсе не досадовала на то, что все внимание в результате достанется ему. В конце концов, речь идет о его биографии. Но что будет с ней, когда книгу наконец опубликуют? Она останется безработной, но при этом выпадет из обоймы. И тогда ее забудут даже те, кто сейчас согласился бы нанять ее в качестве специального корреспондента.
А в жизни Люка все пойдет по-другому. Он продаст права на книгу и поселится где-нибудь в уединенном месте, пока интерес публики к нему не утихнет, что произойдет неизбежно. Ему все равно, даже если через год о нем никто не вспомнит. Пожалуй, так ему будет даже лучше. А для нее забвение равносильно профессиональному самоубийству.
Поскольку это вряд ли принесет ей радость, совместная работа закончится ссорой и разрывом.
- Ты не жалеешь о своем решении? - спросил он, усаживая Сару в машину, оставленную на почти пустынной стоянке.
Сара вздрогнула: неужели он прочел ее мысли?
И вдруг она поняла, что речь идет о ее уходе со студии.
- Возможно, пожалею - когда найду время подумать об этом, - призналась она. - Но обработке готовых сюжетов я предпочитаю съемки.
Люк помог ей сесть, поставил ее сумку на заднее сиденье и уселся за руль.
- Тогда зачем ты так упорно боролась за место постоянной ведущей?
- Отчасти потому, что это место освободилось.., а еще потому, что не люблю проигрывать.
- Особенно такому обаятельному сопернику, как Ричард Неро.
Сара поморщилась.
- Коллеги вряд ли поблагодарят меня за то, что я уступила ему.
- Они всегда могут последовать твоему примеру и уволиться.
Сара задумчиво уставилась на него.
- Значит, так поступил и ты, пресытившись профессиональным спортом?
Он не сводил глаз с дороги. Они направлялись на север, к окраине города. Могла бы и догадаться, что он предпочтет поужинать в каком-нибудь тихом месте. Сара уже кое-что знала о привычках этого человека.
Его следующее замечание тоже показалось ей вполне уместным.
- Я перестал участвовать в гонках по множеству причин.
- Пожалуй, ты должен рассказать о них прежде, чем мы продолжим обсуждать твое предложение, - напряженно отозвалась Сара.
Он ответил ей взглядом исподлобья.
- Чтобы ты решила, стоит ли ради меня жертвовать карьерой?
Она покачала головой.
- Едва ли справедливо ждать, чтобы я работала вслепую. И потом, рано или поздно истина выплывет на поверхность.
- Пусть лучше позже, чем раньше, - коротко отозвался он.
- Тогда подыщи для этой работы кого-нибудь другого, - выпалила Сара. Недоверие Люка уязвило ее больнее, чем она могла предположить.
Он тяжело вздохнул.
- Под словом "позже" я не имел в виду неопределенное будущее. Просто мне плохо удается обнажать душу.
Сара пожалела о своей резкости. Возможно, дело было не в недоверии, а в настороженном отношении к замыслу в целом. И потом, оба устали и издергались.
- Напрасно я согласилась поужинать с тобой, - произнесла Сара, зная, что другое завершение вечера стало бы для нее ударом.
- Нам необходимо перекусить. И кроме того, мы уже на месте.
Он остановился перед маленьким итальянским ресторанчиком, зажатым между газетным киоском и магазином видеоаппаратуры. Льняные шторы и мощенная плитами дорожка выглядели заманчиво. Над дверью красовалась вывеска: "У мамы".
Внутри большую часть столиков занимали говорливые итальянские пары. На одном стояла табличка "Заказано".
Едва Люк подвел Сару к этому столику, как занавеска из крупных бусин зашуршала, и навстречу им выплыла улыбчивая миниатюрная женщина с узлом черных волос на затылке. Она заключила Люка в объятия.
- Где же тебя носило? - укоризненно спросила она, обмениваясь с ним сочными поцелуями.
Усмехнувшись, Люк высвободился и указал на Сару.
- Мама, это Сара. Сара, познакомься с моей мамой, владелицей этого бедлама.
У Сары сложилось впечатление, что она неожиданно очутилась на осмотре у врача. Очевидно, маме Люка понравилось увиденное, поскольку она удостоила объятиями и Сару.
- Добро пожаловать! Давненько уже Люк не приводил хорошеньких девушек к своей маме!
Ну, садитесь и ешьте! - Она вынула из рук Сары меню. - А ты, Люк, не беспокойся, я знаю, что ты любишь. - И она удалилась, прошелестев занавеской.
Сара с любопытством подняла бровь.
- Это твоя мать?
- Нет, мать моего товарища-гонщика, - объяснил Люк. - Она для многих мама. В том числе и для тебя.
- Откуда ты знаешь?
- Лишь немногим избранным здесь подают блюда, которые не значатся в меню, - усмехнулся Люк.
Когда на столе перед ними выстроились аппетитнейшие итальянские кушанья, Сара понемногу начала расслабляться. Другие посетители ресторана не обращали никакого внимания на нее и ее спутника. Неудивительно, что Люк выбрал именно это заведение. Сара решила в следующий раз пригласить сюда подруг.
За загадочным блюдом из сочных даров моря Сара узнала от Люка, что сын хозяйки ресторана погиб в аварии.
- Несколько недель он пролежал в коме, а я безотлучно находился рядом с ним. После этого мама стала относиться ко мне как к сыну. А мои родители - овцеводы из Южной Австралии. Я не прочь жить поблизости от второй мамы.
Наматывая спагетти на вилку, Сара подняла голову.
- Почему же ты не отправился домой, когда решил уйти из спорта?
Его лицо помрачнело.
- Во-первых, этот дом никогда не был для меня родным. Меня усыновили в младенчестве и с тех пор часто напоминали о том, как мне повезло. Во-вторых, мои родители считали, что в благодарность я должен работать у них на ферме, а я этого не хотел. С тех пор, как я стал гонщиком-профессионалом, мы с отцом почти не разговариваем.
Сара не знала, что и сказать.
- Но теперь все давно в прошлом, - заметил Люк, и его лицо стало непроницаемым, из чего Сара заключила, что давнее прошлое до сих пор больно ранит его.
Он предложил ей еще салата, но она отказалась.
- Он замечательный, но я, кажется, сейчас лопну...
Люк одобрительно усмехнулся.
- Тебе незачем беспокоиться - ты в превосходной форме. И кроме того, тебе теперь не придется появляться перед камерами.
Эти слова напомнили Саре о том, что она отчаянно старалась забыть. Несмотря на бесстрастное выражение, которое она постаралась придать лицу, глаза выдали ее.
- Еще не поздно вернуться и все исправить, - заявил Люк, почувствовав перемену. - Твой продюсер наверняка ждет этого.
Только потому, что я близко знакома с Люком, мысленно возразила Сара. Пугающие мысли она отогнала решительной улыбкой.
- Нет, такого удовольствия я ей не доставлю.
И потом, у меня уже есть работа. - Произнеся эти слова, Сара осеклась. Когда она успела принять решение? Очевидно, она ни на минуту не сомневалась в том, что согласится - вопреки всем доводам рассудка.
- А если выяснится, что как партнер я ничем не лучше Ричарда Неро? осведомился Люк. - Я требователен, я слишком скрупулезен - словом, настоящий...
Ее смех заглушил конец фразы.
- Другими словами, я почувствую себя так, словно и не меняла работу?
Он дружески улыбнулся.
- Ты думаешь, я шучу?
Сара старалась не обращать внимания на отчаянно бьющееся сердце. Если им и вправду предстоит работать вместе, надо воспринимать Люка как коллегу, и не более. Но он чересчур привлекателен. Сара не могла припомнить, когда прежде в ней так быстро вспыхивало влечение к мужчине. Возможно, эта встреча - ошибка с ее стороны, стало быть, надо перевести отношения в деловое русло.
- Без этих качеств ты не добился бы такой известности. Я не рассчитываю на то, что ради меня ты согласишься измениться, - ответила она. - Пожалуй, нам следовало бы поговорить о книге, выяснить, чего мы ждем от такого партнерства.
Он нахмурился.
- Завтра нам хватит времени обсудить детали.
- Но...
Он накрыл ладонью ее руку.
- Никаких "но", Сара. Сегодня я планирую только доставить тебя домой и отправиться спать. В одиночестве, - подчеркнул он, опять угадав ее мысли.
Прежде чем Сара успела, что-либо сказать, сотовый телефон Люка зазвонил, и он потянулся к нему, бросив в сторону Сары виноватый взгляд.
- Должно быть, что-то случилось. По этому номеру звонит только Глен, в экстренных случаях.
Несколько минут он слушал голос в трубке, затем что-то пробормотал и отключил телефон. Его лицо посуровело.
- Похоже, все местные репортеры собрались вокруг моего дома. Придется куда-нибудь удрать, чтобы не стать их добычей.
В горле Сары встал ком. Если бы не она, Люк не оказался бы в таком положении.
- Ты можешь остаться у меня, - робко предложила она.
- Ричард раструбил на всю страну о наших отношениях. Наверняка репортеры осадили и твой дом.
Снимать сенсационные сюжеты - одно дело, а становиться их героем совсем другое. Такая смена роли пришлась Саре не по вкусу.
- Что же нам делать?
На минуту он задумался.
- Выход есть. - И он уставился на нее в упор. - Конечно, если ты не против провести эту ночь со мной.
Глава 5
Сара была уверена, что после сегодняшних событий уже ничему и никогда не удивится. Но деловитый тон Люка заставил ее замереть. Должно быть, волнения на студии все-таки выбили ее из колеи - по телу пробежала дрожь. Она вцепилась в край стола побелевшими пальцами.
- Что?.. - Она замолкла, услышав свой сдавленный шепот. Ей вовсе не хотелось, чтобы Люк узнал, каким восторгом наполнило ее это приглашение, даже если не воспринимать его буквально.
Наконец Сара сумела взять себя в руки:
- Что ты задумал?
Он одарил ее пронизывающим взглядом, словно она была прозрачной, как стекло. Его улыбка стала иронической.
- А мне казалось, ты готова доверять мне.
Ее охватил жар. Как далеко он намерен зайти?
- В некотором смысле - да, - напомнила она.
- К счастью, ты не указала, в каком именно.
Мне потребуется твое доверие, чтобы выпутаться из этой ситуации, невозмутимо известил ее Люк, и его глаза вспыхнули.
В конце концов, все случилось по вине самой Сары. Напоминать об этом было незачем. Сара прекрасно сознавала свою ошибку.
- Так что же? - поторопил он.
Что ей оставалось делать? С принужденной беспечностью Сара откликнулась:
- Пожалуй, ты придумал хороший выход из положения.
Саре казалось, что ее внезапно подхватил вихрь. Несмотря на протесты мамы, Люк расплатился по счету и, едва они вновь очутились в машине, позвонил по телефону. После непродолжительного разговора он удовлетворенно кивнул, улыбнулся, и в его глазах появился блеск.
Несколько минут спустя они направились на юг, вдоль Золотого берега, и вскоре остановились у подъезда отеля "Серфер Парадиз" - величественного строения с собственным белым пляжем и живописным видом из окон всех номеров, от первого до девятнадцатого этажа.
- Ненадежное убежище, - заметила Сара, пока швейцар помогал ей выйти из машины.
- Я решил действовать по принципу "Алой буквы" - спрятаться на самом видном месте. - Люк бросил ключи от машины служащему отеля, который тут же увел "брэнкстон" на подземную стоянку.
Вскоре выяснилось, что Люк был прав: отдельный лифт доставил их на верхний этаж, судя по табличке - в номер "люкс".
Регистрироваться им не пришлось. Портье церемонно открыл дверь номера, Люк пропустил Сару вперед и удовлетворенно улыбнулся, видя ее замешательство.
- Ну как, нравится?
- Нравится? Да я лишилась дара речи! Но я не могу позволить тебе оплатить счет за меня...
- Владелец отеля - мой друг, - объяснил Люк, по привычке уклоняясь от темы. - Сейчас на побережье редко встречаются президенты, вот он и поместил нас в эту берлогу.
"Люкс" ничем не напоминал берлогу. Мраморный пол в прихожей плавно перетекал в розовые ковры жилых комнат. Чистые линии, белоснежные колонны и потолки служили превосходным фоном для идеально подобранных картин и мебели.
Наклонное окно во всю стену и пирамидальная застекленная надстройка над прихожей впускали в номер лунный свет. Звезды висели над самой головой, казалось, их можно коснуться рукой.
Сара прошлась по номеру. Стеклянную столешницу тяжелого мраморного стола удерживали бронзовые скобы. Цвет бронзы и бордовая обшивка кресел подчеркивали нежный кремовый оттенок подушек на диване и абажуров.
Широкая, устланная ковром лестница вела на верхний этаж, к спальням и ванным. Из окон уютной гостиной открывался вид на океан.
Ванных было три, все выложены мрамором, а краны позолочены. Миниатюрный фонтан сам по себе мог служить украшением королевского дворца.
Галерея вела к двум спальням, отделанным в тонах павлиньего хвоста бархатисто-синих и золотистых. Комнаты соединяла гардеробная с нишами и шкафами. За дверью в гардеробной оказалась еще одна ванная комната в голливудском стиле, с гидромассажем и витражными окнами, закрытыми на ночь жалюзи. Очевидно, днем отсюда открывался изумительный вид.
Люк дождался, когда ошеломленная Сара спустится вниз, и повел ее на террасу, окружающую "люкс" со всех сторон, мимо плавательного бассейна, вода в котором плескалась под самыми окнами столовой.
Сару подмывало по-девчоночьи захихикать, ее маска невозмутимости грозила исчезнуть без следа.
- Я не могу остаться здесь, - наконец заявила она, инстинктивно понижая голос, словно была в этом номере непрошеной гостьей.
- Тебе здесь не нравится? - Люк сделал вид, будто ничего не понял.
- Номер меня устраивает, - отозвалась она.
- Значит, тебе не хочется делить его со мной? - Он обвел комнату широким взмахом руки. - Но здесь с избытком хватит места. Нам даже незачем видеться друг с другом.
И все-таки он будет рядом, напомнила себе Сара. Она предприняла еще одну попытку:
- У меня нет с собой никаких вещей...
- Сейчас сюда принесут сумку, захваченную со студии, - возразил он. Насколько я помню, там есть все, что может тебе понадобиться, включая медвежонка.
- Это мой талисман, его зовут Фабио, - резким тоном объяснила Сара. Почему Люк не понимает, что все дело в нем самом? А может, виновата она? Потому что понимает, к чему приведет такое опасное соседство?
- Тогда воспринимай и меня как большого плюшевого медведя, - небрежным тоном предложил он.
Несмотря на волнение, Сара улыбнулась: никакой плюшевый медвежонок не смог бы излучать такие волны чувственности.
- А как же твои вещи? - спросила она наконец, решившись капитулировать.
- Я держу в машине сменную одежду. Все остальное доставят служащие отеля. Итак, ты решила остаться?
Вздох выдал ее. Она не успела ответить, как стук в дверь возвестил о прибытии багажа. Сумку Сары и пакет Люка оставили в прихожей, коридорный ничем не выказал удивления, хотя он наверняка привык доставлять сюда горы роскошных чемоданов.
Вслед за коридорным явился официант с тележкой, на которой стояли серебряное ведерко с шампанским, два хрустальных бокала и вазочка с лоснящейся икрой.
- Мы справимся сами, благодарю, - сказал Люк официанту, и тот вышел, обрадованный щедрыми чаевыми.
Сара подозрительно уставилась на шампанское.
- Только не говори, что это подарок хозяина!
- Не стану. Я просто решил отметить наше соглашение. - Уверенными движениями он откупорил бутылку и разлил шампанское в бокалы, где оно заискрилось отраженным светом.
Сара взяла свой бокал.
- За успех твоей книги.
- Нашей книги, - поправил он, глядя ей в глаза поверх бокала. - И за моего бесстрашного соавтора, решившего углубиться в никому не ведомые дебри!
Сара глотнула шампанского, хотя тост привел ее в недоумение. Неужели Люк имел в виду только книгу? Спрашивая об этом, она проявила бы неуместный интерес, который старалась скрыть.
Поставить бокал на девственно-чистый стеклянный стол Сара не решилась и потому вернула его на тележку и огляделась.
- Мне надо позвонить родителям и объяснить, что произошло, пока они не узнали об этом из газет.
- Что наверняка уже случилось, если репортеры осадили твой дом, заметил Люк и указал на телефонный аппарат на приставном столике. - Можешь позвонить отсюда или из спальни, если ты предпочитаешь оставить разговор в тайне. Или же, - его глаза лукаво блеснули, - я могу сам поговорить с твоими родными.
При этой мысли Сара вздрогнула.
- Благодарю, мне и так будет нелегко объясняться с ними.
- Не намекая на то, что сейчас ты находишься рядом со мной, подхватил Люк.
От его интимного, приглушенного тона по спине Сары пробежала дрожь. Напрасно она так быстро выпила шампанское - оно произвело странное действие на ее рассудок.
- Ничего подобного я им не собираюсь говорить, - с вызовом заявила она, пытаясь разобраться, насколько правдоподобно это звучит.
Он обвел рукой просторную комнату.
- Оглядись! Мы вдвоем занимаем номер отеля.
У нее затряслись руки, она стиснула их, чтобы Люк ничего не заметил.
- Ты же сам говорил, что мы можем даже не видеться друг с другом, напомнила она, пытаясь успокоить прежде всего себя. - Но сколько нам понадобится прятаться здесь? Одежды мне хватит не более чем на двое суток...
Судя по насмешливой улыбке, Люк все понял без слов.
- Двух суток хватит, чтобы папарацци устали осаждать наши дома.
Он придвинулся ближе, чего Сара вовсе не хотела. Впрочем, ее мысли путались, она никак не могла разобраться в своих желаниях.
- Неужели это так трудно - провести здесь две ночи? Может, все дело во мне? Но раз уж я взял на себя роль плюшевого медведя, обещаю не нарушать главный закон плюшевых мишек. Или ты не доверяешь самой себе? - продолжал допытываться Люк.
- Я намерена вести себя так же пристойно, как и ты. - К своему негодованию, Сара вдруг поняла, как двусмысленно звучат ее слова.
Он усмехнулся, и у нее сжалось сердце.
- Вот как? Буду рад, если в соблюдении приличий ты одержишь победу. С чего начнем?
- Ты прекрасно понял, что я имею в виду, - выпалила она, чувствуя, что ее нервы натянуты до предела. Если он и впредь намерен вести себя таким же образом, значит, она напрасно согласилась остаться здесь. Сара понимала, что ей не устоять перед его обаянием, но не сознавала всей степени своей уязвимости до тех пор, пока не начался этот нелепый разговор. Тоже мне плюшевый мишка!
Пожалуй, ей было бы лучше отправиться домой, подготовившись к встрече с журналистами.
Худшее, что они могли натворить, - это приукрасить пикантными подробностями историю ее знакомства с Люком. По иронии судьбы, по вине репортеров она попала в такое положение: вымысел грозил превратиться в реальность.
Значит, остановиться следует немедленно.
- Я позвоню родителям из спальни, - решила она, воспользовавшись этим предлогом, чтобы оказаться подальше от Люка.
Он согласно кивнул.
- Выбирай любую комнату, какая тебе понравится. Мне все равно.
Схватив сумку, Сара буквально взлетела вверх по лестнице, чувствуя, как Люк провожает ее взглядом. Она выбрала большую спальню, но не из-за размеров, а потому, что она была удалена от остальных комнат и к ней вел отдельный коридор.
Люка следовало держать на расстоянии, и Сара намеревалась твердо следовать этому правилу.
Поскольку в таком взвинченном состоянии звонить родителям было опасно, она решила сначала разложить вещи и осмотреться. Узор из морских раковин повторялся на шторах и обивке мебели, стоящей в комнате. Изголовье постели также имело форму раковины. Здесь преобладали светло-голубые, терракотовые и золотистые тона, всю стену занимало огромное окно. Спинки обитых мягким бархатом стульев тоже напоминали раковины.
Дверь вела на балкон - уютный уголок, в самый раз, чтобы насладиться ночной прохладой.
Поскольку он был обращен на запад, с него можно было полюбоваться закатом. Снаружи царили такой покой и великолепие, что Сара просто не смогла усидеть в комнате. Но позвонить родителям все-таки следовало, хотя эта задача по-прежнему не вызывала у Сары воодушевления.
Они так радовались ее работе на студии, ясно давая понять, что она наконец оправдала их ожидания. Сара ужасалась при мысли, что сейчас ей придется рассказать об увольнении.
Бросив на себя взгляд в зеркальную дверцу шкафа, она принужденно улыбнулась. С виду ее можно было принять за шестнадцатилетнюю девчонку, а не двадцатишестилетнюю самостоятельную женщину. Но любой человек нуждается в похвале родителей, каким бы взрослым и преуспевающим он ни был, думала Сара.
С тяжелым вздохом она сняла трубку и набрала номер. К телефону подошла ее мать, Джина.
Узнав по голосу среднюю дочь, она оживилась.
Отец Сары, профессор университета Западного Квинсленда, в этот вечер был на занятиях, он часто работал допоздна.
- Уже очень поздно. Надеюсь, ничего не случилось? - забеспокоилась Джина. Почему она всегда предполагала самое худшее, когда звонила Сара? Звонки Изабель и Линн ее обычно не пугали.
- Случилось, мама. Сегодня вечером я уволилась со студии. Мне хотелось сообщить тебе об этом прежде, чем новость попадет во все газеты.
- С какой стати журналисты станут писать о тебе?
Сара подавила вздох. Таких затруднений она не предвидела.
- Рядом с моим именем в статьях появится имя Люка Энсфилда, объяснила она, надеясь, что мать ей поверит.
- Знаменитого гонщика? Но при чем тут твоя работа? Ты же твердо намеревалась стать постоянной ведущей передачи.
- Мои шансы были невелики, мама. А знакомство с Люком - настоящая сенсация. Ты же сама была редактором, ты должна меня понять. - Ее мать когда-то редактировала в журнале раздел для женщин. Она бросила работу, чтобы помочь мужу сделать карьеру и воспитать трех дочерей. Теперь Джина занималась в основном сбором средств на благотворительные нужды.
- В наше время так трудно найти хорошую работу, особенно в твоей сфере! - Джина испустила мученический вздох.
Линн как модель не имела даже постоянного места работы, однако Джина была уверена, что та сумеет обеспечить себя.
- Я уже получила предложение - стать соавтором биографии, - объяснила Сара. - Посвятить тебя в подробности я не могу - соглашение еще не заключено.
- Так ты и вправду знакома с этим бывшим гонщиком? - допытывалась мать.
- Сейчас он работает консультантом. - Сара не сразу заметила расставленную ловушку - она совсем забыла об осторожности. - Именно биографию Люка я и буду писать.
"Неужели ты не можешь хотя бы однажды сказать, что гордишься мною? мысленно негодовала она. - Скажи, что поможешь мне в любом случае, а не пытайся здраво оценить мои способности!"
- Ты спятила? - воскликнула Джина. - Ты только недавно получила известность. Зачем понадобилось бросать такую работу?
Прежде чем Сара успела ответить, трубку вынули из ее дрожащих пальцев.
- Миссис Фоке, это Люк Энсфилд, - произнес Люк. - Я уговорил Сару оставить работу на студии и стать моим партнером. Мне необходим ее опыт, а ей по контракту будет причитаться шестизначная сумма. Если в ближайшее время дочь будет редко навещать вас, можете винить в этом меня.
Он держал трубку так, что Сара слышала сбивчивое бормотание матери, в котором часто повторялось: "Это большая честь для нашей Сары". Люк показал ей большой палец, обмениваясь с Джиной завершающими разговор любезностями, и передал трубку Саре.
- Как видишь, мама, я поступила правильно, - твердо заявила Сара.
- Как обрадуется папа, когда все узнает! - звенящим от волнения голосом откликнулась Джина. - Полагаю, вы с Люком обсуждаете свой проект?
Сара искоса взглянула на Люка.
- Разумеется.
Мать принялась бурно желать Саре удачи - вероятно, она не проявила бы такого энтузиазма, не вмешайся в разговор Люк, и забила бы тревогу.
- Спасибо за помощь, - произнесла Сара, обращаясь к Люку.
- Я как раз зашел узнать, не нужна ли тебе помощь. Ты держалась прекрасно, но я решил, что поддержка не повредит.
Сара кивнула.
- Еще раз спасибо. Мама не так уж деспотична и требовательна, однако она считает, что мы не должны удовлетворяться малым.
- И ты оправдала ее ожидания, - спокойно заверил Люк. - Тебе вовсе незачем извиняться, Сара.
Внезапно она осознала всю интимность ситуации: она сидит в изголовье кровати, придвинув к себе телефон, Люк стоял рядом, гипнотизируя ее.
Медленно протянув руки, он поднял ее на ноги и привлек к себе. Дыхание Сары участилось.
Рядом с Люком она была не в силах сопротивляться. Их взгляды на жизнь остаются диаметрально противоположными. Почему же ее тело совершенно игнорирует этот факт?
Несмотря на все старания Сары сохранять самообладание, ее кожу покалывало, к лицу прилила кровь. Дрожь, в которой она отказывалась признать трепет вожделения, пробежала по телу - видимо, она исходила из кончиков пальцев Люка. Вопреки всем доводам рассудка Сара питала к нему более острое желание, чем к любому другому мужчине.
Он отстранился, разрушив чары, но Сара так и не сумела опомниться. Хрипловатым голосом он произнес:
- Спокойной ночи, Сара. Приятных снов.
Он вышел, а она задумалась о том, сумеет ли вообще уснуть.
Должно быть, проворочавшись несколько часов кряду, она наконец задремала, а когда вновь открыла глаза, в комнату уже ворвалось солнце.
Лениво перекатившись по кровати, она взглянула на электронные часы, встроенные в тумбочку, и ахнула. Десять часов! Она не привыкла вставать так поздно. Что это с ней стряслось?
Плеск за стеной напомнил ей о бассейне. Сара колебалась не более минуты. В ее сумке лежал купальник - в нем она когда-то снимала сюжет о пляжных бродягах, - поэтому она встала, умылась, оделась, набросила махровый халат, найденный в ванной, и босиком направилась к бассейну.
Люк раздвигал воду мерными гребками. Он поприветствовал ее кратким кивком и поплыл дальше. Впервые в жизни Сара увидела Люка почти раздетым и чуть не поскользнулась.
Его бронзовая кожа поблескивала в лучах утреннего солнца. Мышцы неутомимо работали, вода вокруг пенилась, темные волосы облепили голову, точно шлем. Сильные ладони совершали гребки в такт движениям мускулистых ног.
При виде этого поразительно красивого и сильного тела у Сары перехватило дыхание. Она уже знала, как приятны объятия этих рук, как требовательны эти губы, но и не подозревала, что под одеждой Люк прячет тело атлета. Волны, поднятые им, размеренно бились о ноги Сары, вторя лихорадочным ударам ее сердца.
Будь у нее причина уйти, она немедленно сбежала бы, но причин как-то не находилось. Стараясь не обращать внимания на бушующие эмоции, Сара бросилась в воду.
Она не помнила, как утреннее купание превратилось в состязание, но, едва разогревшись, поплыла наравне с Люком. Плечом к плечу они проплыли половину бассейна, а затем он вдруг вырвался вперед. Сара когда-то была чемпионкой университета по плаванию, и, хотя она уже давно не тренировалась, ее вдруг охватило желание обогнать его.
Он бросил ей вызов!
С нарастающим возбуждением она поплыла быстрее. На стороне Люка было два несомненных преимущества: физическая сила и регулярные тренировки, но Сара знала, что она гибка и подтянута, а потому рассекала воду с поразительной быстротой. Он коснулся бортика бассейна, лишь на долю секунды опередив ее.
Тяжело дыша, Сара прислонилась к стенке бассейна и отвела мокрые волосы со лба. Состязание слегка приглушило взрыв энергии, вызванный близостью Люка. Теперь Сара чувствовала себя усталой, но довольной.
- А ты неплохо плаваешь.
Он ответил плутоватой усмешкой, которая пронзила Сару, точно электрический разряд.
- А ты - еще лучше. Я уже успел разогреться, однако ты чуть не опередила меня. Попробуем еще раз?
Она помотала головой.
- Мне едва хватит сил выбраться из бассейна.
Еще один заплыв меня прикончит.
Обхватив за талию, Люк без труда посадил ее на бортик, а затем подтянулся сам и сел рядом.
Прежде чем она сообразила, что будет дальше, он приложил ладонь к ее спине и склонился к губам.
Сердце Сары заколотилось так, как не билось даже в разгар состязания.
- Люк... - неуверенно прошептала она.
- Тебе просто необходимо искусственное дыхание, - с обещанием в голосе произнес он, подчеркивая каждое слово легчайшим прикосновением к ее приоткрытым губам.
Вкус его губ почти заставил ее забыть обо всех предостережениях рассудка. Теплые ладони Люка покоились на ее плечах, мокрая грудь прижималась к ее груди. Она и вправду почувствовала, что тонет, но искусственное дыхание не смогло бы спасти ее. Скорее всего, оно и стало бы причиной гибели.
Саре понадобились все силы, чтобы упереться ладонями ему в грудь.
- Нет, Люк.
Он сразу выпрямился и заболтал ногами в воде.
- Ты подала мне сразу несколько сигналов.
Которому я должен верить?
Он заслуживал честного ответа.
- Я и сама не знаю.
Люк нахмурился.
- Но почему, Сара? Я хочу тебя, а ты - меня. Что тут непонятного?
Сара вдруг сообразила, что закатывает эластичную ткань купальника на бедре. Это был машинальный жест, но она не желала, чтобы Люк его заметил, и потому поспешно убрала руки за спину и этим только подчеркнула обтянутую купальником грудь. С раздраженным возгласом она подтянула колени к груди и обняла их руками, тщательно выбирая слова:
- Мне не нужен мимолетный роман с тобой, Люк.
Он оживился.
- Меня вполне устроят серьезные отношения.
Надолго ли? Пока она не найдет другую работу?
- Так не пойдет, - решительно заявила она. - У нас слишком разные представления о жизни.
Он положил ладони на ее плечи и принялся медленно массировать их, лишая Сару самообладания.
- Ты уверена, что мы настолько разные?
"Останови его! Стряхни с плеч эти ладони, которые отнимают у тебя решимость!" - убеждала себя Сара. Но она бездействовала, хотя остро ощущала игру его мышц, хрипловатое дыхание, даже запах кожи. Отгоняя мысли о собственной физической реакции, она попыталась объясниться:
- Тебе нравится, как ты живешь. А мне - нет. Я хочу... - Ей не хватило слов.
Он перестал массировать ее плечи и заглянул ей в глаза.
- Чего, Сара? Успеха? Славы? Миллиона долларов в банке?
Услышав холод в его голосе, Сара поморщилась.
- А что плохого, если я мечтаю о первом, втором и третьем сразу?
- Все зависит от того, зачем тебе это надо. - Его взгляд стал испытующим, но Сара не дрогнула. - Для себя или для того, чтобы доказать что-нибудь остальному миру? В последнем случае это не поможет. Никакой успех не убедит окружающих в твоей значимости, если ты сама не научишься ценить себя.
- Тебе легко говорить, - с притворной беспечностью откликнулась она. Ты имел все и от всего отказался.
- А я предпочел бы удовлетвориться ярлыками "выдохшийся" и "бывший", возразил он.
Те же слова слышались в голосе Джины, пока с ней не заговорил сам Люк.
- Разве они тебя не оскорбляют?
- Оскорбляют, но я не могу заставить людей считать иначе. Мне остается только жить так, как я хочу. Твои сестры счастливы, Сара?
Вопрос прозвучал неожиданно, и Сара задумалась, прежде чем ответить. Линн уже побывала замужем, но ее брак распался. В настоящее время она жила с фотографом, благодаря которому стала знаменитой моделью.
Изабель всю жизнь посвятила карьере политика и, насколько знала Сара, никогда не имела ни с кем серьезных отношений. Она слишком боялась сделать неверный выбор, который впоследствии станет препятствием для ее восхождения наверх.
Люк следил за сменой выражений на лице Сары.
- Твои сестры богаты и знамениты. Ваши родители гордятся ими. В твоем понимании они добились всего, что только возможно.
Сара поднялась, вода заструилась по ее ногам, словно слезы.
- Именно поэтому мне не нужен роман с тобой, Люк. Мы вечно будем спорить по этому поводу.
- И заканчивать споры в постели, - отозвался он, лукаво блеснув глазами. - Что в этом плохого?
Ровным счетом ничего - об этом ему сказало выражение лица Сары. Но для счастья требовался не только секс. Несомненно, его поцелуи и любовь будут чудесны, но что делать, если между ними так и не возникнет душевная близость?
Сара набросила халат, заметив, что дрожит - но не потому, что по ее телу струилась вода. Люк напомнил ей о сомнениях, которые она предпочла похоронить, когда начала подниматься по служебной лестнице. Да, она мечтала о прочных взаимоотношениях и хотела иметь детей.
Но она вовсе не желала, чтобы они стали заменой сверкающему трофею успеха. А Люк считал, что сами по себе дети и семья уже награда.
Он мог позволить себе подобные мысли, поскольку добился в жизни всего, о чем мечтал. Он стал пятикратным чемпионом мира в своем виде спорта. Его узнавали в лицо во всех странах, где пользовались популярностью гонки. Но он все бросил, чтобы вести обычную жизнь.
Сара не могла позволить ему обольстить ее словами, соблазнительными губами, мощными руками и великолепным телом. Ей осталось только отправиться прочь, не оглядываясь.
Глава 6
Люк больше не стал напоминать Саре о недавнем разговоре, но старался, чтобы рядом с ним она чувствовала себя непринужденно. Может, он пытался доказать, что у них могут сложиться замечательные отношения? Именно это и подозревала Сара, но это не могло изменить реальность.
Вместе с завтраком принесли газеты.
- Ну, что там? Все настолько плохо, как мы предполагали? - спросила Сара, с наслаждением поглощая свежий круассан и омлет с зеленью.
Он протянул ей газету.
- Взгляни сама.
Статья занимала столько же места, как и информация о последнем кризисе на Ближнем Востоке. Под заголовком "Тайная жизнь аса скорости" была помещена фотография Люка в гоночном костюме и шлеме, сделанная незадолго до его ухода из спорта, и снимок Хиллтопа с большого расстояния.
Сбоку красовалась фотография Сары и текст, повествующий о том, как "чемпион Формулы-1, отшельник Люк Энсфилд" спас ей жизнь.
Материал дополняли подробности уединенной жизни Люка на Золотом берегу и интервью с его соседями. Сара в негодовании отшвырнула газету.
- А что у тебя? Что-нибудь получше?
Он покачал головой.
- Стиль более выдержанный, но приведены все подробности, в том числе и то, что вчера ни тебя, ни меня не удалось найти.
- И слава Богу! - в сердцах выпалила Сара.
- Но это не помешало журналистам смаковать детали нашего предполагаемого романа.
И намекать, что Сара оставила работу в студии из-за "аса гонок", мысленно добавила она с кривой гримаской.
Одна из газет даже процитировала слова Ричарда Неро, намекающего, что он не прочь осветить эксклюзивные подробности этого романа в своей передаче.
Сара вздрогнула, увидев, как Люк схватил газеты в охапку и унес их прочь. Должно быть, он ненавидит известность. А на него обратили внимание потому, что он спас ее. Это было несправедливо.
Люк вернулся на террасу, и Сара сжалась, приготовившись к вспышке гнева. Но вместо этого он налил обоим ароматного свежесваренного кофе и предложил:
- Давай поговорим о книге.
Добавив сливок в кофе, Сара решила взять быка за рога.
- Так не пойдет, Люк. Как только поползут слухи, что ты готовишь к печати биографию, вновь поднимется шумиха.
Его лицо оставалось непроницаемым.
- Я в любой момент могу покинуть город и вернуться, когда страсти утихнут.
- Так зачем вообще издавать книгу, если ты терпеть не можешь внимания публики?
Он откинулся на стуле, балансируя на двух ножках.
- Как я уже сказал, я не могу помешать публикации биографии, написанной без моего разрешения. Но я могу создать собственный вариант, притом довольно точный.
Сара вдруг почувствовала, насколько он напряжен.
- И объяснить, почему ты так избегаешь огласки?.
Он подошел к парапету террасы, положил на него руки и несколько долгих минут смотрел вдаль, на океан.
- Опять делаешь выводы по жестам, Сара? И что же тебе удалось узнать?
- Ты со всех сторон окружил себя табличками "Посторонним вход воспрещен", - нехотя откликнулась она. - Никак не могу понять, что беспокоит тебя: сама мысль о книге или о признаниях, которые придется в нее включить?
Он коротко усмехнулся.
- Вы на редкость проницательны, мисс Фоке.
И как вы думаете, в чем причина моего беспокойства?
- Поскольку я не знаю твоего прошлого, я предпочитаю не строить догадки. Ты сидел в тюрьме? Был уличен в мошенничестве? По уши погряз в карточных долгах? Был наркоманом или алкоголиком?
Люк помрачнел.
- Это не самые страшные из тайн, какие могут быть у человека.
- Неужели ты кого-то убил?
Она просто пошутила и потому оказалась не готовой к ледяному тону Люка:
- А если да, тогда между нами все бы изменилось?
По спине Сары пробежали мурашки. Конечно, она еще плохо знала Люка, но почему-то мысль об убийстве была несовместима с ним. Может, он решил испытать ее преданность? Хотя без подобных испытаний она вполне могла обойтись.
Сара слышала, что каждый человек в определенных обстоятельствах способен совершить убийство, но не могла представить себе ситуацию, в которой Люк Энсфилд решился бы лишить жизни другого человека. Этому должно было быть какое-то объяснение, и она намеревалась найти его, работая над книгой.
Внезапно ее осенило: какой бы ни была его тайна, он явно стремился поделиться ею с надежным человеком.
- Ты сказал, что я могу довериться тебе. Пока я не вижу причин менять свое решение, - произнесла она слегка дрогнувшим голосом.
Его напряжение заметно спало, он взял ее за руки.
- Спасибо, Сара.
Тепло от его ладоней растеклось по телу Сары, заставив ее гадать, не пожалеет ли она вскоре о своем обещании. Прошлое Люка было здесь ни при чем: просто Сара еще на шаг приблизилась к нему, а это предвещало опасность.
Она заставила себя вернуться к делам.
- В какие дни и часы мы будем работать?
Он сел напротив Сары.
- Иногда - круглые сутки. Иногда будем отдыхать целыми днями. Можешь спать до полудня.
В ней зашевелилось подозрение.
- Спать до полудня? Где?
- В Хиллтопе, разумеется. У меня нет офиса в городе. Я думал, ты это уже поняла.
Сара была ошарашена: события развивались слишком быстро.
- Я не против работать у тебя дома, но...
- Тебе не хотелось бы жить там?
Не выдержав, Сара вскочила, чуть не опрокинув стол.
- У меня нет ни малейшего желания привыкать к тебе.
- Почему?
Сара не знала, выдали ли ее жесты. Люк уже понял, что ее влечет к нему, знал все причины, по которым она не в силах уступить своему желанию. Если она будет жить бок о бок с Люком, ей рано или поздно придется сдаться.
Очевидно, именно на это он и рассчитывал.
- Я уже сказала, что мне ни к чему роман с тобой, - заявила она.
Люк остался невозмутимым.
- Да, я помню. По крайней мере, это я слышал из твоих уст. Но стоит мне прикоснуться к тебе, и я понимаю, что ты хотела бы ответить совсем иначе.
Стало быть, тело все же выдало ее.
- Тем больше причин придерживаться чисто деловых отношений.
- Надеюсь, телохранитель и пара доберманов успокоят тебя.
Сара не смогла сдержать улыбку.
- Они на твоей стороне.
- Они будут защищать тебя до последнего вздоха, если я прикажу.
Но Сара лишь скептически усмехнулась.
- Даже от тебя?
Люк кивнул.
- Да. Даже от меня.
Саре казалось, что она сходит с ума, но чем дольше говорил Люк, тем более логичными выглядели его доводы. Чтобы ознакомиться с его заметками, ей понадобится доступ к компьютеру Люка, а также к личным бумагам, которые он хранит в Хиллтопе.
Сара почти слышала голоса родителей: "Ты уволилась со студии, чтобы поселиться у какого-то бывшего гонщика? Конечно, ты помогаешь ему писать мемуары".
Требовалось заставить замолчать не только внутренний голос, но и голоса родителей, чтобы выполнить условия соглашения. Она взрослая женщина, вполне способная владеть собой. Если она пожелает, между ней и Люком ничего не произойдет.
Сара искоса взглянула на него. Люк склонился над ноутбуком, принесенным из машины, и в эту минуту выглядел неотразимо. Темная прядь упала ему на лоб, нахмуренный от напряжения. И все-таки Сара была уверена, что ему привычнее сжимать руль, а не тыкать в клавиши двумя пальцами.
- Тебе нужна моя помощь в работе над книгой только для того, чтобы не печатать самому, - подумала она вслух.
От ответной усмешки Люка у нее внутри что-то дрогнуло.
- Твоя помощь мне нужна потому, что самому мне ни за что не написать хорошую книгу. Я предпочел бы пройти трассу в Монзе со скоростью двести километров в час, лишь бы не готовить к публикации два коротеньких абзаца.
Мысль о том, что она и вправду нужна ему, стала для Сары новой и захватывающей. Впрочем, ей и без того было нелегко сдерживать себя в электрическом поле, которое создавал вокруг них Люк. Даже без его признания, что нуждается в ее помощи.
Было почти невозможно не реагировать на его дружескую улыбку. Пульс Сары резко участился.
Ей захотелось оказать Люку любую возможную помощь, но ее опыт исчерпывался написанием статей.
Одно она понимала со всей отчетливостью: в присутствии Люка ей никогда не удастся всецело сосредоточиться на работе над книгой.
Поднявшись с шезлонга, она потянулась, стараясь выглядеть беспечно.
- Пойду пройдусь, пока я не сделала какую-нибудь глупость, например, не вызвалась помочь тебе печатать.
- Это спецификация для нового автомобиля, - объяснил Люк и нахмурился. - Но надо ли тебе выходить? Разумнее было бы дождаться, когда утихнет шумиха.
- Оставшись здесь, я скоро расплавлюсь, - отозвалась она, не желая признаваться, по каким причинам торопится покинуть "люкс".
Она удалилась в спальню и вскоре вернулась в соломенной шляпке, отделанной цветами, и темных очках. В этой шляпке она готовила для передачи сюжет о защите от солнца. Шляпка была не в ее стиле, но вполне могла послужить для маскировки. Простая тенниска и белые льняные брюки не привлекали внимания.
Сара повернулась перед Люком.
- Ну, что скажешь?
Что она натворила? Она торопилась удрать отсюда, а теперь вдруг вздумала выслушивать похвалы от Люка!
- Прекрасно, - пробормотал он, оглядев ее.
- Ты даже не взглянул на шляпу и очки, - укоризненно заметила Сара.
Он изумленно поднял брови, даже не пытаясь скрыть огонек страсти в глазах.
- Ты так думаешь? Просто я отвлекся. Но если уж хочешь знать, эта шляпа не в твоем стиле.
- Благодарю, - отозвалась она, словно услышала комплимент. В глубине души она понимала, что была бы разочарована, если бы Люк назвал нелепую шляпу восхитительной. Интересно, какие слова вызвали бы у нее чувство удовлетворения? - Я только пройдусь по магазинам на нижнем этаже, пообещала она и удалилась, не дожидаясь ответа.
Никто даже не взглянул на нее, пока она бродила между рядами бутиков на первом этаже отеля. Привыкнув к тому, что все оборачиваются и смотрят ей вслед, Сара была даже несколько разочарована. Но это лишь подкрепило ее вывод - они с Люком совершенно разные люди. Он терпеть не мог внимания публики, а Сара, напротив, жаждала его.
В то же время она отказывалась признавать, что Люк был прав, говоря, будто она стремится к признанию. Саре оно представлялось мерилом ее собственных достижений.
Раздраженная тем, что даже в одиночестве не может отделаться от мыслей о Люке, она свернула в ближайший бутик, предлагающий изысканные модели местных дизайнеров.
Внезапно Саре захотелось сделать то, что ее сестра Линн называла "пустить пыль в глаза". Это было нелепо, если вспомнить, что она не далее как вчера лишилась работы. Но пока у Сары была работа, она тратила деньги осмотрительно, а теперь ей принадлежала квартира и небольшой банковский счет на черный день. Так почему бы не побаловать себя?
К радости владельца бутика, она примерила несколько нарядов и наконец выбрала коралловую блузку, отделанную золотом, и пару таких же эффектных, очень широких брюк.
Повинуясь импульсу, она попросила продавца уложить в пакет ее собственную одежду и срезать этикетки с покупок. В новом наряде она привлекала больше взглядов, чем в тенниске и брюках.
Впрочем, ей требовалось всего-навсего дойти до лифта.
Она решила переодеться только для себя самой, твердила Сара. Но внутренний голос говорил ей совсем другое, а по телу пробегала дрожь при мысли о том, что скажет Люк, когда увидит ее.
Чтобы пройти к лифту, ей пришлось обогнуть толпу туристов, а затем ждать, когда толпа рассеется. Ослепленная вспышками фотоаппаратов, которыми туристы щелкали друг друга, она вздохнула с облегчением, когда двери лифта закрылись за ее спиной.
Внезапно ее осенило: вспышки не беспокоили бы ее, будь она в шляпке и темных очках.
Но узнать реакцию Люка ей не удалось - его нигде не было видно. Относя старую одежду в спальню, Сара услышала шум воды в его душевой и приглушенное пение - какую-то оперную арию.
На столе в гостиной лежали распечатки, которые Сара из любопытства перелистала. Новый автомобиль больше напоминал ракету. Из текста спецификации Сара не поняла ровным счетом ничего, точно он был составлен на иностранном языке, но, судя по всему, в разработку машины Люк внес весомый вклад. Автомобиль производил впечатление изящной вещицы.
Очевидно, Люк отдавался этой работе всей душой. Неудивительно, что он не нуждался в деньгах, которые мог получить за книгу. Несмотря на небольшой опыт, Сара поняла, что его познания в технике блестящи.
- Если машина окажется такой же быстрой и прочной, как на рисунке, она будет пользоваться огромным спросом, - произнес появившийся в гостиной Люк.
Оглянувшись, Сара вдруг утратила способность дышать, словно кто-то стиснул ее в объятиях.
Люк обернул вокруг талии одно полотенце и вытирал волосы другим. Собственная нагота его ничуть не смущала.
- В чем дело? - насторожился он, не услышав ответа.
Сара попыталась сглотнуть.
- Ни в чем. Надеюсь, ты разрешишь мне прочесть это?
Он сделал вид, что не замечает ее смущения.
Закончив вытирать волосы, он повесил полотенце на плечо.
- Разумеется - при условии, что ты никому не проболтаешься. Компания "Брэнкстон" втайне разрабатывала эту модель, сейчас она проходит испытания в Эсториле. Дизайн, а также технические особенности держат в секрете, чтобы избежать подделок.
Сара кивнула, но думала она вовсе не о дизайне машины, а о какой-то бессмыслице - дорожке влажных следов на полу и о том, как поблескивают на солнце волосы Люка. Напрасно она поспешила вернуться в номер.
Он прошлепал к бару, налил себе содовой и предложил тот же напиток Саре. Когда он протягивал ей стакан, их пальцы соприкоснулись и она вздрогнула.
- А ты совершенно изменилась, - приглушенно заметил он. - Новый наряд. Потрясающий, как и его хозяйка.
Сара принужденно улыбнулась.
- Мне он нравится.
Он посматривал на нее из-под опущенных век.
- Кстати, не только тебе.
Именно такой реакции она и ждала, хотя и не отваживалась признаться в этом. Но комплимент Люка почему-то рассердил ее - должно быть, потому, что она чересчур высоко ценила его мнение.
Ее разрывали сомнения: желание заняться с ним любовью и вместе с тем держать его на расстоянии. Задумавшись, Сара оступилась и чуть не упала.
Люк вовремя поддержал ее.
- Пожалуй, мне будет лучше одеться.
- Да, - промямлила Сара, хотя ей вовсе этого не хотелось.
Едва он поднялся наверх, она упала в кресло, пытаясь разобраться в своих чувствах. Надо отказаться от его предложения. Пусть найдет другого соавтора, которому все равно, где жить. Сара могла бы порекомендовать Люку нескольких писателей-мужчин.
Но вдруг ей пришло в голову, что в любом случае он предпочел бы женщину. Саре не хотелось работать с Люком, но она не могла допустить, чтобы его партнершей стала другая женщина. И все-таки, что же ей нужно на самом деле?
Прежде чем она разгадала эту загадку, рядом с ней на столике затрезвонил телефон. Сара не стала брать трубку, надеясь, что это сделает Люк.
Через несколько минут он спустился вниз с хмурой гримасой на лице.
- Это звонил репортер из "Голд-Кост геральд", спрашивал, можно ли поместить в газете твой снимок, сделанный здесь, в отеле...
- Но я не... - Сара осеклась, сообразив, в чем дело. Вспышки в вестибюле! Должно быть, репортер затесался в толпу туристов, ждущих лифта.
Люк кивнул.
- Он объяснил, что заметил тебя, явившись сюда на семинар. То, что я ему ответил, не подлежит публикации.
Люк не скрывал раздражения; казалось, что просторный номер не в состоянии сдержать буквально бьющего из него негодования.
- Значит, оставаться здесь дольше бессмысленно.
В душе Сары мгновенно вскипел гнев.
- Это нелепо! Можно подумать, что мы кинозвезды!
Он поджал губы.
- Похоже на то.
Судя по всему, он не винил ее в случившемся, но Сару все-таки терзали угрызения совести. Если бы она не покинула номер и не сняла шляпку и очки... Она отбросила все эти бесполезные сожаления.
- Значит, вот как тебе жилось прежде?
Он пригладил волосы ладонями, в них блеснули серебристые пряди.
- Отчасти в этом виноват я сам. Прежде я стремился к вершинам, а теперь мой пыл угас.
Если это называется "угас", стало быть, прежде он напоминал динамит! Сару пронзила дрожь.
- Так или иначе...
- Так или иначе, я вовсе не желал превращаться в затравленного зверя. После того, как я побил рекорд Фангио, повсюду, где я появлялся, на меня нацеливали фотоаппараты и камеры.
Иногда я просто не мог выйти из дома. В одной испанской газете опубликовали снимки, сделанные в то время, как я принимал душ.
Сара затаила дыхание.
- В обнаженном виде?
Он приподнял бровь.
- Я как-то привык мыться раздетым. - И он сухо улыбнулся. - Мне казалось, такое больше не повторится.
- Пока я не вернула тебя в прошлое...
- Нас обоих, - поправил он и пожал плечами. - По крайней мере, на этот раз у меня приятная компания.
Радуясь тому, что Люк считает ее товарищем по несчастью, Сара попыталась ободрить его:
- Остается радоваться, что меня не сфотографировали в душевой.
Люк помрачнел.
- За это репортеры дорого заплатили бы.
Внутренний голос подсказывал Саре, что дело здесь не только в утреннем инциденте. Какова же тайна Люка? Но спрашивать об этом пока не следовало.
- Страсти утихнут, - заверила его Сара, отлично зная повадки журналистов. - Завтра на первых полосах газет будет красоваться какая-нибудь другая знаменитость. К чему доставлять им удовольствие, давая понять, что нам неприятно внимание?
- Ничего подобного я им не доставлю, - откликнулся Люк. - Но поскольку наше убежище обнаружили, надо убираться отсюда.
Сара охотно согласилась, даже не удивляясь себе. Она не знала, сумеет ли пережить еще одну ночь в одном номере с Люком. По крайней мере, в его поместье рядом будут телохранитель и два добермана.
Оставалось надеяться лишь на то, что такой защиты ей хватит.
Глава 7
Работа над книгой в Хиллтопе продолжалась уже три недели, а Сара все никак не могла избавиться от сомнений. Несмотря на все усилия, она с каждым днем все сильнее привязывалась к Люку и понимала, какими пагубными могут оказаться последствия.
У них уже вошло в привычку рано вставать и купаться в бассейне вдвоем, при этом купание неизменно заканчивалось состязанием. Затем следовал сытный завтрак, приготовленный и поданный Гленом, исполнявшим обязанности не только телохранителя, но и повара, управляющего, дрессировщика собак и правой руки Люка.
Следующие шесть часов Сара и Люк работали над книгой, время от времени перекусывая сандвичами.
В сущности, слово "работали" здесь не совсем подходило. Люк обладал энциклопедической памятью, он досконально помнил события давних лет и пересыпал рассказы шутками, за которые с радостью хваталась Сара.
К большому сожалению Сары, он решил придерживаться хронологической последовательности и перечислять исключительно сухие факты, тогда как ее журналистское чутье требовало расположить события в совсем ином порядке и начинать не обязательно сначала, а лучше всего - с самого захватывающего момента.
Временами они так азартно спорили по поводу формы и содержания книги, что работа надолго замирала, хотя в конце концов сдвигалась с мертвой точки.
- Так ты хочешь, чтобы книгу покупали, или не хочешь? - не выдержала Сара после одного такого спора.
- Откровенно говоря, для меня это неважно.
Потрясенная, она воззрилась на него. Неужели ослышалась?
- Тогда зачем же мы корпим над рукописью?
Должен же Люк понять, что она стремится к совершенству в любом деле. И если он согласен удовлетвориться меньшим, значит, ошибся в выборе партнера.
- Книга должна быть написана, но покупать ее должны не потому, что она станет сенсацией.
- Мы уже покончили с описанием твоего детства и прихода в спорт. Но ведь это лишь половина истории. Есть и другая половина - та самая, которую ты не желаешь обсуждать даже со мной. - Сара глубоко вздохнула. - Думаю, другие писатели не были бы столь строги к себе и к своей работе.
Он нахмурился.
- Они написали бы то, что сочли нужным.
- Тогда изложи свою версию событий! Ты же просил довериться тебе. Разве не пришло время отплатить мне той же монетой? Начни со сведений, которые исказили бы другие авторы.
Он недовольно вздохнул и выключил компьютер.
- Мы оба вымотались. Лично я забираю собак и ухожу.
Намек был ясен: Сара вольна присоединиться к нему или остаться в доме, но этот разговор был закончен. Ее охватила горькая обида. Только сейчас она поняла, до какой степени ей необходимо доверие Люка.
С тех пор, как Сара поселилась в Хиллтопе, он ни разу даже не попытался приоткрыть тайну.
Они оба опасались, что придется отбиваться от назойливых репортеров, но Глен избавил их от этого, пустив слух, что Люк и Сара отдыхают на острове близ Барьерного рифа.
К тому времени, как репортеры узнали правду, она уже утратила свою новизну. Как и предсказывала Сара, предстоящие выборы переключили внимание журналистов.
Вопреки своим опасениям, она быстро освоилась в поместье, тем более что ей удалось заехать домой за компьютером и необходимой одеждой.
Жизнь в Хиллтопе оказалась праздником, несмотря на упорную работу.
Саре нравились долгие ежедневные прогулки, которые они с Люком совершали, утомившись от сидения за компьютерами. Каждый день Люк показывал ей все новые уголки своего царства - от рощ пальмообразных папоротников, помнивших еще динозавров, до тысячелетних скал над пляжем, усыпанным белоснежным песком. Здесь повсюду встречались очаровательные представители дикой природы: кенгуру-валлаби, попугайчики-лори, кукабарры, какаду, дикие индейки.
Люк даже показал Саре свое любимое место - огромное дерево в глубине леса. Его массивные корни тянулись на десятки метров над землей, их оплетали ползучие растения и бархатистый зеленый мох, а в стволе имелось дупло размером с комнату.
Здесь, в этом тайном убежище, под трели птиц и жужжание насекомых, он заключил ее в объятия.
Они не целовались с тех пор, как устроили состязание в бассейне отеля. Но теперь все было по-другому. Пещера в стволе дерева очаровала Сару, она почувствовала себя лесной нимфой и мгновенно растаяла в руках Люка, понимая, что уже давно мечтала о поцелуе.
Его губы заскользили по ее векам и носу, коснулись рта. У Сары перехватило дыхание. Она обвила обеими руками его шею и притянула к себе голову, отвечая поцелуями на поцелуи.
На этот раз она напрасно ждала взрыва. Жар нарастал медленно, но неудержимо, пробуждая в ней надежды, желания и мечты.
Тогда она закрыла глаза, отдаваясь неумолимому пламени. Именно в этом и была для нее главная опасность - не совладать с собственной страстью. До сих пор ни один мужчина не вызывал в ней таких чувств. Как хорошо было бы проигнорировать их. Люк был чудесным компаньоном. Так замечательно было остаться просто друзьями и коллегами! А для более близких отношений они ведут слишком разный образ жизни.
Но справиться с чувствами оказалось не так-то просто. Чтобы воспламенить их, Люку было незачем даже прикасаться к Cape - хватало одного взгляда. Целуясь с ним, она чувствовала себя путником, заблудившимся в пустыне и вдруг обнаружившим, что очередной источник - вовсе не мираж.
Отстранившись, она вдруг ощутила панику.
Никогда прежде ее рассудок и сердце не отказывались повиноваться ей. Временами Саре приходило в голову, что лучше просто поддаться своим чувствам и насладиться бурным романом с Люком, а затем расстаться с ним. Теперь это обычное явление. В нынешние времена вовсе не обязательно любить до самой смерти.
А если она стремилась именно к такой любви?
И если отдаться Люку, то как потом быть с собственными честолюбивыми планами и куда деть воспоминания о нем? Даже в самом лучшем случае ее сердце будет разбито. А не сумев порвать с прошлым, она не добьется того, о чем мечтала.
- Сегодня я пропущу прогулку, - заявила она, резко прервав размышления. - Эта глава требует серьезной правки.
Он устремил на нее понимающий взгляд.
- С ней можно подождать.
Сара отвернулась.
- Уж лучше я поработаю, пока она свежа в памяти, - прежде чем погружусь в совсем другие мысли, добавила она про себя.
Его лицо стало непроницаемым.
- Хорошо, только не переутомляйся. Фангио, Джекки, гулять!
Услышав приказ хозяина, доберманы вскочили и бросились к двери. Названные в честь знаменитых гонщиков, они сами были прекрасными бегунами и больше всего любили носиться по лесу, убегая от Люка, но время от времени возвращаясь к нему.
Люк сдержал слово и приказал собакам охранять Сару. Доберманы относились к ней со сдержанным обожанием, но она знала: если ей будет грозить опасность, они станут защищать ее до последнего вздоха.
Она проследила, как собаки выскочили из дома, опередив Люка. Вскоре вся троица скрылась из виду среди деревьев. Вздохнув, Сара вернулась к компьютеру, решив лечиться от тревожных мыслей испытанным средством напряженным трудом.
Внезапно кто-то подошел к ней сзади и закрыл ее глаза ладонями.
- Сюрприз!
Ладони разжались, кресло Сары кто-то развернул.
- Китти! Когда ты приехала?
Подруга Сары заулыбалась.
- Только что, но решила сначала побеседовать с Гленом. Мне не хотелось тревожить тебя - слишком уж занятой ты выглядела.
Сара как раз заканчивала дневную порцию работы. Она откинулась на спинку кресла, разминая затекшие мышцы рук.
- Как дела?
- Отлично. Недавно я продала две сотни снимков для альбома о плато Ламингтон.
На минуту Сара задумалась. Интересно, как продвигается охота Китти на мужчин, которую она вела в алфавитном порядке? Наконец Сара решилась спросить:
- А как поживает Кевин?
Китти смутилась.
- Мы стали близкими друзьями. Похоже, на некоторое время я задержусь на букве К. А что нового у тебя?
- А я по-прежнему свободна и беспечна, - заверила ее Сара, слегка погрешив против истины. Они с Китти перекусили вдвоем в тот день, когда Сара собрала вещи и перевезла их в Хиллтоп. Тогда подруга скептически нахмурилась, узнав, что переезд Сары продиктован исключительно требованиями работы.
Китти оглянулась.
- Где же этот красавец?
Сара неловко поерзала в кресле.
- Гуляет с собаками. Они вернутся через час.
- Напрасно ты не составила ему компанию.
Сегодня чудесный день.
- Тогда я не увиделась бы с тобой. И не смотри так подозрительно на меня. Уверяю, мы с Люком просто коллеги. Ничего более.
- Поэтому ты так густо краснеешь при упоминании его имени?
Сара вовсе не собиралась краснеть, но, услышав слова Китти, совсем смутилась.
- Не выдумывай, - пробормотала она и встала. - Пойду приготовлю чай со льдом, и мы поболтаем.
Через несколько минут она вернулась в комнату с чаем в высоких, запотевших стаканах и блюдом домашних булочек с черникой, испеченных Гленом.
Китти принялась рыться в своей огромной кожаной сумке.
- Я привезла тебе почту и факсы...
- Ты просто золото, Кит. Я так тебе благодарна!
- Ради того, чтобы увидеть тебя и попробовать булочки Глена, стоило тащиться в такую даль! Кстати, где Люк отыскал такое сокровище?
- Они учились вместе в школе, в Южной Австралии. Невероятно, но Глен служил в полиции, пока не вышел в отставку после того, как на него напал подозреваемый. Глен работал с Люком, когда тот еще участвовал в гонках, а потом вместе с ним переселился сюда.
Китти медленно расплылась в улыбке.
- Похоже, потеря полиции обернулась нашей находкой.
Сара одарила подругу подозрительным взглядом. Глен не вписывался в алфавитную последовательность ее приятелей, а Китти была рабой привычек. И все-таки она явно проявляла интерес к товарищу Люка. Возможно, хоть кто-то сумеет извлечь пользу из этой ситуации.
Сара перебрала кипу писем и факсов. Знакомые она откладывала в сторону вместе с рекламными объявлениями. Один факс привлек ее внимание, ее дыхание участилось, когда она бегло просмотрела его.
- О, Господи! Мне предлагают роль ведущей на церемонии вручения "Медиа Гран-При"!
Китти хитро прищурилась.
- Знаю, знаю - я читала факс. И сразу подумала, что награда нашла героя.
Эта церемония, на которой вручались награды выдающимся работникам в области печати, телевидения и радио, была самым заметным событием в жизни австралийских средств массовой информации. Премия получила даже неофициальное название "Медиа-Оскар".
Сара вдруг нахмурилась.
- Но почему именно я? В последнее время я даже не появлялась в эфире...
- Разве ведущими становятся не те, кто получил золотой приз в прошлом году?
- Я была удостоена только серебряного, - напомнила Сара. Своей наградой она гордилась - приз подчеркивал ее положение в мире тележурналистики.
Она снова перечитала факс.
- Ну, понятно! Максин Гай, завоевавшая золотой приз, сейчас живет в Голливуде! Потому они и пригласили меня.
Китти потягивала чай и деликатно откусывала булочку.
- М-м-м, объеденье! Не обманывай себя, детка. Дело не только в том, что Максин далеко. У тебя талант, ты на редкость телегенична.
- Похоже, мне следует кое-кого поблагодарить.
- Она и не подозревала, как ее реплики разоблачают ее, пока не заметила прищуренные глаза Китти. - В том смысле, что это большая честь тем более, что я почти месяц не появлялась на экране.
- Увидев однажды, тебя уже невозможно забыть, - заверила ее Китти. Осталось только узнать, что думает по этому поводу Люк.
У Сары упало сердце. Люк наверняка будет недоволен предложением. Разумеется, он поздравит ее, но она прочтет его истинную реакцию по лицу, прежде чем он успеет надеть маску вежливости.
Он охотно освободит ее от работы над книгой на неделю, пока идут репетиции, примерки и сама церемония. Он предоставит ей сколько угодно свободного времени, но у нее в ушах будет постоянно звучать его укоризненное "так я и знал".
Эти слова, никогда не сказанные, то и дело будут повторяться им мысленно.
Сколько времени прошло, прежде чем ее снова потянуло к огням прожекторов? Три недели?
Должно быть, дольше, чем ожидал Люк.
Она сцепила пальцы, чувствуя легкую дрожь.
Такая удача выпадает раз в жизни. Тогда почему она беспокоится о том, что подумает Люк? Чтобы закончить книгу, понадобится в лучшем случае еще несколько месяцев. А что потом, когда работа над книгой завершится?
- Что-то я не вижу на твоем лице особой радости, - заметила Китти, дожевывая булочку.
Сара принужденно улыбнулась.
- На самом деле я очень рада, просто... - Она указала на папки, разложенные вокруг. - Работа продвигается так успешно...
Китти усмехнулась.
- Ты что, всерьез хочешь променять церемонию вручения "Медиа Гран-При" на работу над книгой о Люке? Ты либо спятила, либо влюбилась в него.
- Надеюсь, ни то и ни другое, - чересчур поспешно отозвалась Сара.
Но ее мысли были для Китти открытой книгой.
- Все дело в Люке? Знаешь, он ведь никуда не денется.
Сару охватило уныние.
- Хотелось бы думать. Он терпеть не может шумиху, с которой связана моя работа.
- А как он относится к тебе самой?
Сару бросило в дрожь: она точно знала, что должна ответить. Это влечение вовсе не было односторонним. Оно светилось в глазах Люка, когда он смотрел на нее, чувствовалось в его прикосновениях, когда они целовались. Сара не сомневалась, что они могли бы сблизиться, будь обстоятельства иными.
Несмотря на споры и разногласия по поводу книги, они отлично ладили друг с другом. В сущности, работа продвигалась успешно именно благодаря спорам, поскольку каждый имел свою точку зрения и был готов отстаивать ее. При этом выдвигались самые веские и обдуманные аргументы. Побеждали наиболее убедительные доводы.
Полумерами они не довольствовались.
Рядом с Люком Сара вообще забыла о полумерах. Он придерживался принципа "все или ничего" и защищал его до конца. Однажды приняв решение уйти из большого спорта, он ни разу не пожалел об этом и никому не позволил переубедить себя. Он ушел, не оглядываясь.
- Полагаю, он относится ко мне так же, как и я к нему, - с тяжелым вздохом объяснила Сара Китти. - Такого энергичного человека я еще никогда не встречала. Он не упускает мелочей и не стыдится выказывать эмоции.
- Так в чем же проблема?
Сара слабо улыбнулась.
- Споры между нами вспыхивают, когда речь заходит об образе жизни, который каждый из нас выбрал для себя. - Она обхватила ладонями запотевший стакан с чаем. - Мы никак не можем прийти к согласию.
- Значит, он тебе небезразличен?
- Последние несколько недель были насыщены событиями. Мы жили, как кошка с собакой, - но лишь в том, что касалось работы. И даже в личных спорах... - Она не договорила.
- А разве нельзя, чтобы он жил здесь, а ты работала на студии? удивилась Китти.
Сара покачала головой.
- Ты же знаешь, это немыслимо. Если над книгой придется работать в промежутках между десятичасовым пребыванием на студии, Люк на такое никогда не согласится.
Китти понимающе закивала.
- Он не вынесет, если кто-нибудь ошибется и назовет его "мистером Фоксом".
Любой другой мужчина взбесился бы, услышав такое, но только не Люк. Сара уже давно все обдумала и пришла к мучительному выводу: надо работать и держать сердце на замке Но она надеялась, что до катастрофы еще есть время.
И вот катастрофа разразилась, признала она, глядя на лежащий перед ней факс. Ее агент требовал ответа немедленно. Сара пожала плечами.
- Конечно, я соглашусь. Ты права: ни в коем случае нельзя упускать такой шанс. Кто знает, к чему это приведет?
Это она узнала несколько дней спустя, когда Люк ворвался к ней с последним номером "Голд-Кост геральд".
- Ты видела это?
Все произошло так, как она и предполагала:
Люк холодно воспринял известие. Разумеется, он выразил радость и согласился на время прекратить работу над книгой. Он даже напомнил, что в Хиллтопе Сара гостья, а не пленница.
Он был абсолютно честен с ней. Так почему Саре казалось, что она разочаровала его?
С растущей тревогой она принялась читать статью под заголовком "Звезды в преддверии церемонии "Медиа-Оскар"". Под ней был напечатан список основных номинаций и претендентов на призы, а также известие о том, что ведущей церемонии согласилась быть Сара Фоке.
Неожиданностью для нее оказалась фотография Люка, помещенная рядом с ее собственной, и эксклюзивная информация о том, что он будет сопровождать Сару на церемонию.
- Это дело рук Ричарда Неро, - заявила она.
- Никто другой не отважился бы на такое. Так он мстит нам за то, что мы свели на нет его усилия.
- Надеюсь, это не ты подсказала ему подобный вид мести?
Ужаснувшись, Сара уставилась на него.
- Ты думаешь, я способна на такую низость?
В этом случае на радужное будущее с Люком шансов у нее гораздо меньше.
Он раздраженно вздохнул.
- Нет. Но все равно это чертовски досадно.
- Я немедленно позвоню своему агенту и заставлю опубликовать опровержение, - предложила Сара. Но удар уже был нанесен, она ничего не могла поделать.
В то же время ей представилось заманчивое зрелище: она сама, входящая в зал под руку с Люком.
- Ты же не собираешься сопровождать меня на церемонию?
Его взгляд стал многозначительным.
- А ты как считаешь?
Сара вздохнула.
- По-моему, ты предпочел бы быть сваренным заживо. Сейчас я позвоню агенту.
- Посмотрим, что из этого выйдет, - бросил он через плечо, покидая комнату.
Вскоре выяснилось, что он был прав: даже если газета опубликует опровержение, то ему уделят гораздо меньше внимания, чем первой статье.
Сара замерла с газетой в руках. На фотографиях они с Люком прекрасно смотрелись рядом.
Почему, черт возьми, Люк так решительно настроен против появлений на публике? Как пятикратный чемпион мира, он должен был привыкнуть к вниманию. Но его ненависть к свету прожекторов смахивает на манию.
Сару особенно уязвляло его предположение, что он попал в газету благодаря ее коварному замыслу. Как же плохо на самом деле он знает ее.
Агент Сары заявил, что газета вряд ли опубликует опровержение. Саре вдруг пришло в голову, что именно они предложили упомянуть в статье о Люке и тем самым подогреть интерес к ее появлению на церемонии.
Но какая разница, чьих это рук дело? Результат от этого не менялся. Пропасть между Люком и Сарой стала еще шире.
Время близилось к ужину, начинать работу над новой главой было бесполезно, даже если бы Люк выразил такое желание. Некоторое время Сара размышляла, стоит ли ей самой вывести собак на прогулку, но энтузиазма она не испытывала. Больше всего ей хотелось побыть рядом с Люком, однако тот явно избегал ее.
Она нашла его за домом. Люк колол дрова, чтобы растопить камин в гостиной. Даже в это время года в сырые и туманные вечера камин иногда приходилось топить. Но Люк набрасывался на поленья так, словно пытался излить гнев.
На газеты? На весь мир? На Сару?
Поленницу составляли массивные стволы деревьев, торцы которых образовывали причудливую мозаику. Большинство этих деревьев было повалено во время бурь или просто засохло, и их срубили. Люк ни за что не позволял рубить живые деревья.
Он сражался с громадным эвкалиптовым чурбаком, топор свистел в воздухе, клиновидное лезвие вонзалось в прочную древесину. Люк до пояса расстегнул рубашку и закатал рукава выше локтей. Пот ручьями струился по его великолепному торсу. При взгляде на эту картину у Сары пересохло во рту.
Работа была опасной, она требовала полной сосредоточенности. Острое, как бритва, лезвие топора вполне могло перерубить ногу человека. Но Люк ни разу не промахнулся. Раз за разом топор взлетал вверх и со стуком опускался на чурбак, пока наконец тот не распался на четыре одинаковых полена.
Люк отложил топор и бросил поленья в груду, которую собирался занести в дом. Сладковатый запах древесных щепок смешивался с ароматами земли и опавших листьев. Сара поняла, что это благоухание в ее памяти навсегда останется связанным с образом Люка.
Вскинув топор на плечо, он обернулся и увидел ее.
- И давно ты здесь стоишь?
Она скрестила руки на груди.
- Достаточно давно, чтобы понять: ты воюешь вовсе не с поленьями.
Он насторожился, почуяв подвох.
- На что ты намекаешь?
- Кого ты хотел наказать, Люк? Меня?
Он опустил топор на чурбак.
- Да нет же! Я верю, что ты здесь ни при чем.
- Тогда кого?
- Не будем об этом, ладно? - произнес он сквозь стиснутые зубы.
Но Сара уже была сыта недомолвками по горло.
- Так не пойдет. Либо ты объяснишь мне, в чем дело, либо.., я позвоню в газету и сообщу, что ты не только намерен сопровождать меня на церемонию, но что мы и спим вместе.
Он шагнул ближе, заставив ее попятиться к поленнице.
- Тогда я так и сделаю.
- Что именно? - спросила она с бравадой, которой не ощущала. Гнев в глазах Люка предупредил ее, что страсть, вспыхнувшая между ними в эту минуту, имеет отношение скорее к мести, нежели к любви.
Она держала голову высоко поднятой, не желая выдавать бурю эмоций, бушующих в ее душе.
Через мгновение он отвернулся и чертыхнулся вполголоса.
- Ладно. Ты хочешь знать всю правду. А как бы ты почувствовала себя на месте человека, которого журналисты обвинили в убийстве невесты и неродившегося ребенка? Мало того, если бы в их обвинениях была доля истины?
Ее охватил ужас. Этого не может быть!
Но выражение лица Люка подтвердило ее худшие предположения.
- Что же произошло? - с болью выговорила она.
Он сделал глубокий вдох, прислонился к поленнице и заговорил:
- Кэти работала в организации, финансирующей состязания "Формулы-1". Мы познакомились, стали встречаться, полюбили друг друга - обычная история. По окончании сезона гонок мы собирались пожениться в Европе.
Деловитый тон Люка скорее подчеркивал, чем маскировал то, как мучительны для него эти воспоминания. Сара едва осмеливалась дышать, чтобы не спугнуть его.
- В Европе меня окрестили плейбоем гонок, - продолжал он тем же ровным тоном, но суставы его пальцев, сжатых в кулаки, побелели. - На соревнованиях я выкладывался полностью, вел бурную жизнь, много пил. Я был тем, что ты могла бы назвать "удачной находкой".
Журналисты были недовольны, узнав, что я помолвлен и твердо намерен остепениться. Они смаковали подробности моей личной жизни и строили догадки, сколько продлится моя помолвка.
Типично для бульварной прессы, поняла Сара, которая не раз сталкивалась с подобным.
- А ты?
- С трудом сдерживал желание сбить с ног каждого фотографа, который преследовал нас.
Они следили за каждым моим шагом, подкарауливали опрометчивые поступки, рассказы о которых позволили бы им поднять тираж.
Сара понимающе кивнула.
- Тебе пришлось нелегко.
Он хрипло рассмеялся.
- Ты не знаешь и половины того, что я пережил. По иронии судьбы, пристальное внимание прессы привело к тому, что какой-то бандит выследил Кэти и похитил ее, когда она направлялась на встречу со мной.
Сара невольно ахнула.
Его глаза вспыхнули.
- Я увидел, как ее запихнули в машину, и погнался за ними. Машина свалилась в пропасть с той же дороги, где погибла Грейс Келли. Никто не спасся.
Сара озадаченно нахмурилась.
- Но ты же сказал, что в гибели невесты обвинили тебя!
- По заявлениям журналистов, именно мое преследование заставило похитителя забыть об осторожности на опасной трассе и попытаться оторваться от меня, а не вступить в переговоры.
- Разве ты не позвонил в полицию?
- Я пытался, но телефон в машине не работал. По крайней мере, в те минуты. Позднее, когда полицейские проверили его, он работал идеально. Так что, возможно, журналисты были правы. Может быть, именно я стал причиной смерти Кэти - потому, что пытался выглядеть героем.
- И ты поверил в это?
- Когда все газеты кричат, что ты убийца, спорить трудно.
- И ты боишься, что это повторится, если пиратская версия твоей биографии будет опубликована?
Его лицо помрачнело.
- Она выглядит правдоподобнее слов о том, что у меня сломался телефон и мне не оставалось ничего другого, кроме как гнаться за похитителем. - Он провел пятерней по волосам. - Сказать по правде, я ехал очень медленно, не приближаясь к похитителю вплотную, и очень боялся, что он совершит безрассудный поступок. Я прибавил скорость, только когда увидел, что он уже потерял управление и его занесло на горной дороге. Но было слишком поздно.
Сара подхватила:
- А полицейские увидели твой тормозной путь и пришли к выводу, что ты гнался за похитителем на предельной скорости.
Люк кивнул.
- Об этом свидетельствовало все, в том числе и тормозной путь. Долго потом я размышлял, были ли они правы. Может, если бы я дождался полиции, Кэти осталась бы жива?
Сара коснулась его руки.
- Ты поступил так, как считал нужным в тот момент. А журналистов не было рядом. Они не вправе судить тебя.
Он устремил на нее потухший взгляд.
- О том, что она была беременна, я узнал только после ее гибели.
Боль охватила Сару. Он потерял все, а журналисты вдобавок обвинили его в случившемся. Неудивительно, что он возненавидел их. Они обрекли его на адские муки, которые не под силу вынести никому. И теперь над ним вновь нависла такая угроза.
- Прости.., я ничего не знала, - пробормотала Сара. Знай она заранее о его прошлом, была бы лучше подготовлена к такой исповеди.
- Ты могла бы прочесть об этом в газетах, но в те дни в аэропортах Австралии вспыхнула волна терактов, и статьи обо мне публиковали на страницах спортивных новостей. В противном случае твои коллеги раздули бы известие до размеров сенсации, как это случилось в Европе.
Ее сердце обливалось кровью, она понимала всю безнадежность положения. Она ведь принадлежала к числу людей, которые неотступно преследовали его на протяжении всей трагедии, взвалили на него вину за смерть невесты и неродившегося ребенка. Каждый шаг, предпринятый Сарой с тех пор, как Люк вытащил ее из машины, становился еще одним гвоздем, забитым в крышку гроба их взаимоотношений. Не согласившись расстаться с тем, к чему она так стремилась, она не вправе надеяться стать его женщиной.
Но истинная любовь готова на невероятные жертвы: Сара знала способ доказать Люку, что не все журналисты одинаковы. Срывающимся голосом она произнесла:
- Спасибо тебе за откровенность, Люк. Жаль, что я ничем не могу помочь тебе. - И она направилась прочь.
- Куда ты? - спросил он.
От боли у нее перехватило горло.
- В дом. Мне надо позвонить.
Глава 8
Какое-то время после того, как Сара скрылась в доме, Люк попытался успокоить расходившиеся нервы. Черт бы побрал эту женщину! Откуда у нее эта поразительная способность вызывать его на откровенность? Он вовсе не собирался посвящать ее в такие подробности, но обнаружил, что в присутствии Сары не в состоянии скрыть даже самые мучительные воспоминания.
Он недоумевал. Ему ведь хотелось видеть Сару рядом больше, чем любую другую женщину, и, к счастью, она почти спокойно восприняла услышанное. Так почему бы ему не порадоваться? Почему он чувствует себя так, словно совершил тяжкое преступление?
Неожиданная догадка все прояснила: он не имел права так поступить с Сарой. Понимание обрушилось на него, как удар топора. Сам он имел все основания похоронить себя здесь, в глуши, но Сара не должна была губить свой талант.
Напрасно он поддался своему желанию и подталкивал ее оставить карьеру. Он просто эгоист.
Но не хотеть этого было бы еще тяжелее.
Сдержаться он не мог. А Сара заслуживала лучшей участи, и он не желал ей мешать, как бы тяжело это ни было для него. Опомнившись, Люк последовал за ней.
Объявив агенту о своем решении, Сара приготовилась к взрыву, и он не замедлил последовать.
- Что?! Ты не станешь участвовать в церемонии "Медиа Гран-При"? Ты больна? Или спятила?
Агент даже не подозревал, насколько он прав, но объяснять ему это Сара не собиралась.
- А по-моему, я наконец-то в своем уме, Фил.
Последовала долгая пауза - очевидно, Фил боролся с яростью. В мире прессы и шоу-бизнеса он прославился своей вспыльчивостью. Сара считала чудом, что в беседах с ней он пытался проявить терпение.
- Это все из-за статьи о тебе и Люке Энсфилде? - наконец спросил Фил. - Обещаю, я добьюсь опровержения. Мы объясним, что ты терпеть его не можешь...
Сара раздраженно вздохнула.
- Я была бы благодарна за опровержение, но только не за счет Люка, - в любом случае ее слова были далеки от истины. Но она не собиралась признаваться в этом Филу.
- Ты, случайно, еще не сделала глупость и не влюбилась в него? Этот человек - отшельник. - После долгого молчания Фил добавил:
- О, Господи, должно быть, и ты пристрастилась к отшельничеству. Когда ты взялась за эту книгу, я сразу понял - нас ждут неприятности.
От замешательства голос Сары стал неуверенным. Доверившись Люку, она сказала "нет" будущему, о котором всегда мечтала. Неужели она и вправду так разительно изменилась за столь короткое время? Ответ пришел из глубины ее души.
- Быть отшельником не так уж плохо, Фил, - заверила она агента.
- Ты обманываешь саму себя, - возразил он. - Эта работа для тебя сущий подарок. Признайся хотя бы в этом!
- Да, работа чудесная, - нехотя согласилась Сара, не в силах отрицать то, чему она и сама придавала огромное значение. Ее голос прозвучал грустно даже для нее самой. - Но я уже приняла решение. - Внезапно она поняла: Люк значит для нее больше, чем известность.
Фил продолжал что-то говорить, и Сара послушно соглашалась: да, такого шанса ей больше не видать, да, глупо отказываться от него. Но все это время сердце убеждало ее, что она приняла правильное решение.
- Пообещай мне хотя бы подумать до завтра, - наконец попросил Фил. Надеюсь, к утру ты передумаешь. Тогда и созвонимся.
Он не отставал, пока она не согласилась:
- Хорошо, я перезвоню тебе завтра, - она глубоко вздохнула, - но мое решение останется прежним.
Она медленно повесила трубку и только теперь заметила, что в дверях стоит Люк. Ее сердце дрогнуло. Если он слышал разговор, то понял, что ей предстоит сделать выбор.
- Ты слышал?..
Он коротко кивнул.
- Слышал.
На самом деле он слышал гораздо больше, чем подозревала Сара. От него не ускользнула грусть в ее голосе, когда она отказалась от карьеры, о которой так мечтала. К счастью, он услышал и то, как агент уговаривал ее подумать до утра - значит, у Люка был шанс заставить ее изменить решение.
Ему пришел в голову единственный способ добиться этого.
- Завтра ты позвонишь агенту и скажешь, что подумала и принимаешь предложение.
Сара растерялась.
- Ты хочешь, чтобы я сделала это?
Он покачал головой.
- Неважно, чего сейчас хочу я. Я не позволю тебе совершить профессиональное самоубийство из-за какой-то фантазии.
Сара выглядела так, будто ее ударили. Решимость Люка заколебалась пока он еще раз не напомнил себе, что важнее всего ее будущее счастье.
- Я думала, ты обрадуешься. А ты говоришь "фантазия"...
Сара недоумевала: неужели между ними нет ничего общего?
Он широко развел руками.
- Вероятно, так оно и есть. Только понял я это не сразу. Ты была права: мы слишком разные. Наверно, пришло время осознать истину и разойтись.
Сара онемела от потрясения и боли. Она наконец-то призналась себе, что быть рядом с Люком она жаждет сильнее, чем добиться профессионального успеха. А он ей теперь объясняет, что это напрасная жертва, которую никто не оценит.
Удар казался смертельным.
А она-то так была уверена, что сделала правильный выбор, отказавшись от работы, чтобы доказать ему, как она предана их будущему, как не похожа на коллег, выслеживающих его!
Да, она была не в силах воскресить его невесту и ребенка, но она надеялась, что у них есть общее будущее. А теперь Люк утверждает, что этого мало, что у них попросту не может быть будущего. Может, влечение сохранялось, пока она была недоступна для него? Других объяснений Саре просто не приходило в голову.
Взгляд темных глаз Люка вонзался ей в душу.
- Я сразу понял, к чему все это приведет, именно поэтому и молчал так долго. У тебя есть талант, Сара. Ты не вправе похоронить себя в глуши вместе со мной. Я не позволю тебе бездумно жертвовать своим будущим.
Эти слова звенели у нее в ушах. Он решил выставить ее, словно между ними ничего не было. Люк начал шагать взад-вперед по комнате, его лицо оставалось бесстрастным. Саре вдруг вспомнилось, что этот человек привык управлять мощными гоночными машинами на самых сложных трассах мира. Как она могла надеяться, что он хотя бы на миллиметр отклонится от выбранного курса?
Если она ему безразлична, какой смысл продолжать разговор?
- Подумай об этом, - настойчиво повторял он. - На этой церемонии бывают все видные представители телеиндустрии. Ты будешь там главной, на тебя устремятся все взгляды. Церемония откроет перед тобой двери, о которых ты даже и не мечтала.
Пора было сказать правду.
- А если мои мечты изменились?
- Не обманывай себя, - хриплый, резкий возглас Люка вызвал у нее почти физическую боль. - Потому что речь идет о твоей жизни, Сара. Не о прозябании в глуши. Здесь у тебя нет будущего, даже если сейчас что-то представляется тебе заманчивым. Много ли времени пройдет, прежде чем этот дом превратится в тюрьму для твоих надежд и мечтаний? В место, где погибнет твое честолюбие? И ты считаешь, я допущу такое?
В ней затеплилась крохотная искра надежды.
Если он думает о ее судьбе, значит, ей есть к чему стремиться.
Он прочел эту надежду и поспешил загасить ее рубящим жестом руки.
- Забудь про все, что ты нафантазировала. Ты не Золушка, а я не принц, с которым ты была бы вечно счастлива. Мы деловые партнеры, вместе работающие над книгой, и если я дал тебе повод думать иначе, значит, я совершил ошибку.
Сара старалась не подавать вида, как глубоко его слова ранили ее. Она не знала даже, верит ли им. Люк всегда мастерски скрывал свои чувства.
Как же она могла быть уверена, что он не скрывает их сейчас - ради того, чтобы она приняла предложение?
- Хорошо, - произнесла она со спокойствием, которого не ощущала; - но если я и ошиблась на твой счет, то причиной тому были поцелуи.
Их взгляды встретились. Сара напоминала Люку о том, что произошло между ними в стволе старого дерева. Пусть только попробует сказать, что и в тот раз она неверно истолковала его поступок!
Но он даже не попытался.
- Это ничего не меняет. Тебе здесь не место. - Его глаза вспыхнули. Пройдет совсем немного времени, как Хиллтоп осточертеет тебе и ты захочешь сбежать отсюда.
Внезапно ее осенило.
- Так вот в чем все дело! Ты хочешь поскорее избавиться от меня, потому что считаешь расставание неизбежным? Господи, Люк, а я-то думала, ты меня уже знаешь!
- Возможно, лучше, чем ты саму себя, - возразил он грустно.
Замерев на месте, Сара изумленно воззрилась на него. Ей не верилось, что она когда-нибудь предпочтет образ жизни Люка собственному; откуда она могла знать, что для этого понадобится всего несколько недель совместной работы? Разве этот срок сопоставим с ее прежней жизнью, где честолюбие занимало прочное место? Ей не хотелось признавать правоту Люка, но, возможно, в его словах была немалая доля истины.
И все-таки она предприняла еще одну попытку.
- Ты настаиваешь, чтобы я уехала отсюда?
В напряженном молчании она ждала ответа.
На лице Люка не отразилось ни тени чувств, оно напоминало каменную маску, глаза потемнели.
- Ты уедешь, - произнес он так, словно не слышал вопроса. - Проведешь церемонию награждения и станешь ее украшением. А затем ты забудешь о знакомстве со мной.
Первые два предсказания Люка показались ей выполнимыми, но последнее немыслимым.
Гордость не позволяла ей умолять Люка передумать. Осталось только уйти с высоко поднятой головой.
- Что же ты будешь делать с книгой? - поинтересовалась она небрежным тоном, делая вид, что ее это вовсе не волнует.
Он горько улыбнулся.
- То, что следовало сделать с самого начала, - допишу ее сам, без чьей-либо помощи.
От боли у нее защипало в глазах, она быстро заморгала. Если Люк когда-нибудь и нуждался в ее помощи, он с поразительным искусством скрыл это. Сара с трудом верила всему, что он говорил.
- Хорошо, Люк, - смирилась она. - Я вернусь к прежней жизни. Но ты не заставишь меня забыть тебя - и я никогда не поверю, что ты меня забудешь.
Его брови взлетели вверх.
- Опять фантазии?
- Сейчас проверим. Поцелуй меня еще раз и докажи, что для тебя это ничего не значит.
Впервые за весь разговор она заметила крохотную трещинку в каменной маске.
- А какой в этом смысл?
Она не сводила с него глаз, сердце ее судорожно колотилось.
- Ты знаешь сам. Но если боишься...
Однако прежде, чем Сара успела закончить язвительное замечание, она очутилась в стальных объятиях и задохнулась.
Руки Люка крепко обхватили ее. Со всей силой и страстью он впился в ее губы, от поцелуя у Сары закружилась голова.
Он стремится возбудить ее, вдруг поняла Сара - очевидно, какая-то часть ее рассудка не поддалась натиску. Люк хочет доказать, что они испытывают друг к другу всего лишь физическое влечение, и не более.
И он чуть не преуспел. Пока он исследовал ее губы и прижимался к ее телу, она отчетливо ощущала каждое прикосновение, каждое движение сильных мышц. Ее тело запело в ответ, слилось с ним так, что Сара была бы потрясена собственной беззастенчивостью, если бы сомневалась в своей правоте.
Ее ошеломила собственная потребность чувствовать, впивать вкус, быть с ним, даже зная, что у них нет будущего, зная, что он намерен вернуть ей свободу. В таком благородстве с его стороны она не нуждалась. В ответном поцелуе она изливала всю досаду, все желание и несбыточные надежды.
И тут она почувствовала, как неукротимая решимость пересилила в нем нежелание расстаться с ней. Все-таки, когда он отстранился, его лицо было слегка растерянным. И хотя это продолжалось всего секунду, Сара сразу поняла, что еще никогда не видела такого сплава боли и страсти.
А затем он вновь стал холодным и властным.
- Этого ты хотела? - проронил он.
Сара мечтала пробудить в себе надежду, каким-то чудом заставить Люка забыть о трагедии и начать строить будущее. Она покачала головой.
- Нет, но и это сойдет, потому что мне все равно пора.
Не дожидаясь ответа, она прошла мимо Люка, всеми силами стараясь сохранить самообладание.
Не в ее привычках умолять мужчину о любви, а сейчас она чуть было не изменила своим принципам. Чем раньше она уедет отсюда и вернется к прежней жизни - тем лучше.
И поделом Люку! Когда-нибудь она взлетит так высоко, что ему понадобится заранее просить о встрече, если он пожелает увидеться с ней.
Глава 9
Собственная квартира показалась Саре чужой и странной, хотя во время работы на студии ей не раз случалось подолгу отсутствовать. Дело не во времени, осенило Сару: тому, что она чувствует себя чужой в своем доме, она обязана общению с Люком.
Но размышлять об этом ей было некогда.
Подготовка к церемонии включала бесчисленные примерки эффектных нарядов, репетиции, подготовку рекламных материалов. Если бы не бессонные ночи, Сара без труда убедила бы себя, что совсем не скучает по Люку.
- Ты давно виделась с ним? - спросила Китти, явившись однажды во время случайного "окна" в плотном расписании Сары. Китти принесла с собой жареную курицу, салат и свежие булочки и бесцеремонно отставила в сторону стаканчик с йогуртом, которым собиралась перекусить Сара.
Сара рухнула на табурет, с запозданием понимая, насколько она устала. Она была благодарна Китти за предусмотрительность, но в последнее время у нее редко появлялся аппетит.
Она придвинула к себе тарелку с курятиной и салатом.
- Люк не звонил мне. Впрочем, я этого и не ждала, - заявила она, надеясь, что слова ее прозвучат решительно и категорично.
Ей следовало сразу понять, что Китти трудно обмануть.
- А ты звонила ему?
- Да. Я хотела узнать, как продвигается работа над книгой. - Под этим предлогом она действительно однажды позвонила в Хиллтоп. Но либо Люка и в самом деле не было дома, либо Глен получил приказание не звать его к телефону - поговорить Саре так и не удалось.
Однако даже голос Глена стал для нее потрясением. Забыв о репетиции, она была готова немедленно мчаться в Хиллтоп, лишь бы увидеть Люка. Но что бы она ему сказала? Он уже расставил все точки над "i", отправив ее домой. Хотя она чувствовала себя Золушкой в бальном платье, принц не желал играть свою роль. Волшебная сказка не состоялась. Именно этого и добивался Люк.
Сара вернулась в настоящее, услышав, как Китти щелкает пальцами перед ее носом.
- Сара, я здесь! Если ты не хочешь есть, то хотя бы покажи мне платье, о котором я столько слышала.
Сара слабо улыбнулась.
- Так вот зачем ты сюда явилась! А тебе известно, что мой наряд хранят в тайне до самой церемонии?
Китти приложила палец к губам.
- Мой рот на замке.
Почему ее родные сестры не похожи на Китти? Размышляя об этом, Сара отправилась за платьем. Они с Китти никогда не состязались друг с другом, у них не было тайн друг от друга.
По крайней мере, до сих пор, поправила себя Сара, доставая из шкафа платье. Она так и не решилась рассказать подруге о своих чувствах к Люку.
Китти восторженно ахнула, увидев Сару в платье от знаменитого Алоиса Джейды. Это был изумительный наряд из шуршащей органзы ярко-клубничного цвета, расшитый стразами и блестками, высокий лиф, переходящий в узкую нижнюю юбку, проглядывающую сквозь пышную верхнюю юбку из органзы. Наряд дополняли туфельки из тайского шелка с высокими каблуками и носами, также расшитыми блестящими стразами.
- Бесподобно! Ты похожа на королеву, - со вздохом выговорила Китти и нахмурилась. - Но, по-моему, здесь что-то не так.
Сара обернулась к зеркальной стене комнаты, пытаясь отыскать изъян в великолепном туалете.
- С платьем?
Китти покачала головой.
- С его хозяйкой.
Сара оторопела.
- Что ты имеешь в виду?
- Сара, по твоему виду никак не скажешь, что ты на седьмом небе от счастья. В этом платье ты выглядишь особенно хрупкой и исхудавшей.
Такое впечатление, что ты тоскуешь о чем-то... или о ком-то.
Сара расправила шуршащие складки юбки.
- Тебе почудилось, Китти.
- А твоя бледность? А то, что ты потеряла аппетит и вдруг пристрастилась к статьям о "Формуле-1"?
Журналы, посвященные знаменитым гонкам, лежали на столике. Сара пожала плечами.
- Да, я пытаюсь узнать прошлое Люка, но не собираюсь менять настоящее. Ему не нравится мой образ жизни, и он не позволил мне подстраиваться к своему.
Она выпрямилась и закружилась, словно пытаясь отбросить все сомнения.
- Поэтому я решила заняться собственной жизнью.
Китти вздохнула.
- Даже если это убьет тебя?
- Вопреки всем романам и фильмам, от неразделенной страсти еще никто не умер.
Сомнение и восхищение сменяли друг друга на открытом лице Китти.
- Рада слышать, поскольку у моего друга Кевина есть знакомые среди руководства вашей студии. И там ходят слухи, что твой бывший партнер Ричард Неро утратил прежнюю популярность.
Без тебя передаче "От побережья до побережья" недостает искры - и я говорю это не потому, что ты моя подруга. Это сущая правда.
Сара в удивлении уставилась на подругу. Начав работать с Люком, Сара напрочь забыла о передаче. А ведь еще месяц назад ее заветной мечтой было место постоянной ведущей. Что же с ней стряслось?
Все дело в Люке, пришлось ей признать. Не говоря ни слова, он показал ей всю тщетность ослепляющих амбиций. Стремление порадовать родителей и произвести впечатление на сестер теперь было уже не таким сильным. Пришло время найти свою путеводную звезду и ориентироваться на нее.
- Как ты поступишь, если вести передачу предложат тебе? - спросила Китти, не выдержав мучительной паузы.
- Скорее всего, откажусь.
Китти ахнула.
- Ради чего?
- Чтобы писать, - с расстановкой объяснила Сара, вдруг понимая, что эта идея вызревала в ней уже давно. - Мне понравилось работать над книгой Люка. Я никогда не радовалась так, как в те минуты, когда видела, что стопка отпечатанных страниц растет. Я хотела бы сама написать книгу возможно, роман о жизни телестудии.
Китти озорно усмехнулась.
- Говорят, писать надо о том, что тебе знакомо. Ты могла бы взглянуть на жизнь телестудии изнутри и разоблачить ее темные стороны.
- А я предпочла бы не разоблачение, а просто хороший роман, отозвалась Сара, обдумывая свою мысль. - Чтобы читатели подолгу гадали о том, кто послужил прототипами персонажей.
Китти приподняла стакан с минеральной водой.
- Так действуй, Сара! Посмотришь, на какой скорости примчится твой гонщик, когда поймет, какую добычу упустил.
Сара подумала, что, скорее всего, Китти ошибается. Никакой успех не заставит Люка вернуться к ней - скорее отпугнет. С прессой у него связано слишком много тягостных воспоминаний.
А еще он уверен, что горбатого исправит только могила, и, пожалуй, он прав. Карьера автора бестселлеров вряд ли позволит ей вести уединенную жизнь.
Следовательно, он был прав, когда утверждал, что она не вынесет тихой жизни в безвестности?
Именно это Сара и собиралась выяснить.
Следующие несколько дней она мечтала только о том, чтобы ее оставили в покое. По мере приближения дня церемонии у нее все чаще брали интервью, спрашивая, кто, по ее мнению, будет призерами.
Как и следовало ожидать, родители только радовались такому вниманию к ее персоне. Билеты на церемонию ценились на вес золота, но Сара сумела достать для родителей хорошие места и еще больше выросла в их глазах. Еще недавно она была бы в восторге от их похвал, но теперь принимала их почти равнодушно.
Даже когда сестра Изабель позвонила ей из Канберры, чтобы посплетничать о претендентах на премию в области политической прессы, это ничуть не взволновало Сару. Она предпочла бы, чтобы Изабель просто поговорила с ней о жизни.
К тому же, что скажут ее родные, узнав, что она намерена переменить профессию и избрать рискованную карьеру писательницы? Ей хотелось надеяться, что они окажут ей поддержку, но, так или иначе, она не собиралась менять решение.
Все дело в Люке, убеждала себя Сара, пока ее одевали и причесывали в номере отеля, прилегающем к банкетному залу. В порыве неуместного оптимизма она послала ему приглашение на ужин, не надеясь, что он появится. А ей так нестерпимо хотелось его увидеть. Однако ей и в голову не приходило рассчитывать, что он потратит целый вечер на общение с ненавистными ему людьми - пусть даже ради нее.
Ко всему прочему журналисты по-прежнему продолжали строить догадки насчет взаимоотношений Люка и Сары. Что ж, они наконец узнают всю правду, когда сегодня на церемонии он не появится, уныло думала она.
- Нервничаешь? - спросила костюмерша.
- Немного. - Сказать по правде, Сара совсем пала духом, но не собиралась признаваться в этом. Ей была невыносима мысль о пустом месте за столом. Ей стоило немалых усилий улыбнуться и поблагодарить помощников, которые наконец оставили ее в покое, чтобы дать возможность собраться с мыслями перед началом церемонии.
Стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Сара не ждала гостей. Но, возможно, кого-то привело сюда важное дело. Распрямив плечи, она открыла дверь, и принужденная улыбка вмиг слетела с ее губ.
- Люк... - потрясенно прошептала она. - Что ты здесь делаешь?
- Ты предложила мне сопровождать тебя на ужин, - напомнил он.
Он сразу понял, что она не надеялась его увидеть. Но вот он здесь, и она смотрела на него в потрясенном молчании. Люк выглядел великолепно: в черном смокинге с шелковыми отворотами, черном парчовом жилете, подчеркивающем его стройную фигуру, и черных брюках с идеально заглаженными складками. На фоне белого пикейного воротника рубашки его кожа казалась особенно загорелой. Только усталость ему не удалось скрыть. Сара заметила ее сразу, как замечала любые мелочи, которые касались Люка. Прежде у него не было таких горьких морщин в углах рта, да и губы будто стали тоньше.
И все-таки он был неотразим и обаятелен, его глаза поблескивали, как бриллианты, а на щеках играл румянец.
- Ты прекрасно выглядишь, Сара.
У нее пересохло во рту.
- Спасибо, - ты тоже, хотела добавить она, но побоялась разрушить очарование минуты. Нервозность куда-то улетучилась. Рядом с Люком она могла бы покорить весь мир. Оставалось уладить только одно затруднение.
- А ты знаешь, что нам предстоит сегодня?
Телекамеры, репортеры - все то, что ты так ненавидишь.
Он покачал головой.
- Ну и что? Ты была права в одном, Сара: ты мне небезразлична. Я не заставляю тебя отказаться от блестящего будущего, но и не допущу, чтобы ты сражалась за него в одиночку.
Его голос звучал обольстительно, однако в голове Сары будто прозвенел сигнал тревоги. Он явился сюда всего на один вечер, не более. Его чувства не изменились. Он пришел только потому, что решил оказать ей услугу.
Она с трудом обрела дар речи.
- Тебе вовсе незачем терпеть все это ради того, чтобы сделать мне одолжение.
- Это не одолжение. Я хочу быть здесь.
Она невольно улыбнулась. Почему бы ей просто не порадоваться неожиданному подарку судьбы? Люк пожелал провести этот вечер с ней.
Именно об этом она мечтала и теперь решила наслаждаться каждой минутой.
Отчетливо понимая, что завтра ее сердце будет разбито, она решила не думать об этом. Ешь, пей и веселись, мысленно приказала она себе, взялась за предложенную руку и вышла навстречу прожекторам.
Убранство бального зала напоминало о временах расцвета британского владычества в Индии - стены были обтянуты шелком, столы украшены алыми бугенвиллеями, посреди зала бил фонтан.
Люстры с подвесками голубого венецианского стекла рассыпали снопы искрящихся огней.
Церемонию должны были транслировать по национальному телевидению, а после нее намечался банкет с танцами до рассвета, уже без телекамер.
У Сары было чувство, что она оказалась на небесах. Церемония прошла без единой накладки: на монитор вовремя выдавали ее реплики, никто из знаменитостей не напился, не дождавшись вручения призов, а речи победителей оказались приятно короткими и иногда даже остроумными.
Каждый раз, когда Саре требовалась новая доза адреналина, ей достаточно было взглянуть на Люка, восседающего за столом сразу за ее трибуной. Понимая, какое испытание выпало на его долю, Сара поражалась его бесстрастности и невозмутимости перед камерами.
Несмотря на длительное затворничество, Люка сразу узнали и встретили бурными аплодисментами. Находчивый сценарист пустил в субтитрах его имя. Похоже, Люк не возражал, но Сара не сомневалась, что все это он терпит только ради нее.
Отчасти ее мучали угрызения совести, но она старалась не думать об этом. Сегодня ее вечер, а присутствие Люка - самый дорогой из подарков.
Ей вдруг пришло в голову, что он решил способствовать ее профессиональному росту. Если у нее появятся новые предложения, ему будет не в чем упрекнуть себя. Эта мысль встревожила Сару, но какое другое объяснение можно было дать появлению Люка, она не знала.
Новая догадка, что это его прощальный подарок, чуть не лишила ее самообладания. Ей потребовался весь профессионализм, чтобы довести церемонию до финала, ничего не упустив. Со сцены ее проводили шквалом аплодисментов и многочисленными комплиментами. Теперь осталось только вытерпеть банкет.
Люк встал и направился навстречу Саре.
- Поздравляю! Ты была великолепна.
Она с трудом улыбнулась, но не села на указанное место.
- Спасибо. Мне надо выйти подышать свежим воздухом. - Она была готова убежать куда угодно, лишь бы не сидеть рядом с Люком, зная, что видит его последний раз.
- Я провожу тебя.
Он повел ее по залу, лавируя между столами.
К счастью, повсюду их окружали люди, интимные прикосновения были неуместны.
Трансляция завершилась, приглашенные торопливо занимали свои места. Сару засыпали поздравлениями и пожеланиями. Очутившись на террасе, она обнаружила, что не только ей захотелось подышать воздухом. Продюсер передачи "От побережья до побережья" Донна Блейк уже стояла здесь рядом со своим другом.
При виде Сары она просияла.
- Дорогая, сегодня ты была бесподобна!
Кивнув в ответ на воздушные поцелуи Донны, Сара огляделась.
- А разве Ричард не с тобой?
Донна покачала головой.
- Нет. Официальное решение пока еще не принято, но сегодня он вел свою последнюю передачу.
Благодаря Китти, Сара уже знала о трудностях на студии, но это известие застало ее врасплох.
Рука Люка сжала ее запястье. Она почти читала его мысли: разумно воспользуйся моментом, и эта работа достанется тебе.
Сара вздохнула, чтобы успокоить сердце, биение которого не имело никакого отношения к словам Донны. Все, на что она была способна, - не виснуть на руке Люка.
- Очень жаль... Кто же теперь будет вести шоу?
Донна хитро прищурилась.
- Место постоянного ведущего вакантно. Нам с тобой надо поговорить, Сара.
Однако ничего хорошего из этого не вышло бы - Сара давно приняла решение. Впрочем, о нем она предпочитала сообщить Донне, когда Люка не будет рядом.
- Позвони мне, - равнодушно откликнулась она. Донна довольно улыбнулась.
- Вижу, вы все еще вдвоем, - заявила она, одарив Люка пристальным взглядом. - Как продвигается работа над книгой?
- Заканчиваем, - ответил тот, явно не желая посвящать Донну в подробности их взаимоотношений. Сару охватила нелепая радость. Она понимала, что истина вскоре откроется, но ей так не хотелось становиться предметом для сплетен.
Она замолчала, невольно заинтригованная воздействием обаяния Люка на Донну. Продюсер чуть не мурлыкала от удовольствия, позабыв о своем друге. Через несколько минут она нехотя отошла.
- Ну, я справился? - спросил Люк шепотом, когда они с Сарой вновь остались вдвоем.
- Тебе следовало бы стать рекламным агентом, - отозвалась она, не скрывая боли. - Почему бы тебе не приклеить ценник мне прямо на лоб?
Его брови взлетели вверх.
- Однажды ты уже упустила свой шанс по моей вине. Самое меньшее, что я могу сделать, - проследить, чтобы такое больше не повторилось.
Он не сомневался в том, где ее место; ему и в голову не приходило, что ее взгляды изменились.
Она напряглась, почувствовав, что он обнял ее за талию.
- Ты мне небезразлична, Сара. Я хочу, чтобы ты была счастлива.
- А не путалась у тебя под ногами, - продолжила она, смирившись с горькой правдой. Неважно, что тело отказывалось принять ее - это сделал рассудок. Желание, вспыхнувшее так внезапно, следовало подавить. Или поддаться ему.
На одну безумную минуту она представила себе, что поддалась отчаянному стремлению упасть к нему в объятия. Она могла бы пленить его женскими хитростями, сделать бегство невозможным. Ее сердце заколотилось при мысли об объятиях, о страстной ночи с Люком, дыхание участилось, ее бросило в жар. Побороть это искушение можно было, только неоднократно поддавшись ему. А Сара не сомневалась, что Люку это придется не по душе.
Ее движения стали неловкими, все ее существо протестовало, когда она высвобождалась из объятий.
- Пойдем, я познакомлю тебя с моими родителями.
Как и Донна, мать и отец Сары были буквально очарованы Люком. В беседе с матерью он проявил неподдельный интерес к делам всех ее дочерей, а с отцом обменялся взглядами на власть прессы, быстро уловив, что это его излюбленная тема.
Но Сара помнила, что Люк так любезен отнюдь не со всеми. Его интерес к разговору не был наигранным. Она с удивлением отметила, что ему нравится парировать словесные удары ее отца. Это позволило Саре по-новому взглянуть на родителей, понять, что они способны быть интересными собеседниками.
Мать отвела ее в сторонку.
- Ты должна знать, Сара: мы гордимся тобой.
Она удивленно приподняла брови.
- Из-за церемонии?
- Потому, что ты многого добилась. Посмотри, сколько людей не сводят с тебя глаз. Иногда мне хотелось бы... - Она осеклась и прикусила губу.
- Продолжай, - попросила Сара.
- Чтобы твои сестры были похожи на тебя, - призналась Джина. - Линн так взбалмошна, а Изабель меняет мнения в зависимости от того, откуда дует ветер политических перемен. А вот ты всегда верна своим принципам.
У Сары невольно приоткрылся рот, она попыталась замаскировать потрясение улыбкой и порывисто обняла мать.
- Мама, я люблю тебя, - искренне произнесла она.
Позднее ей понадобится немало времени, чтобы разобраться в этом разговоре, но пока она чувствовала себя превосходно. В конце концов, она не посрамила родных. Слова матери скрепили печатью ее планы на будущее. Родители будут гордиться ею, как бы она ни поступила. Если бы то же самое мог сделать и Люк, все было бы прекрасно.
Но Сара не питала иллюзий. В полночь бал закончится, Золушке придется покинуть зал. И никакой принц не бросится искать ее с хрустальной туфелькой в руке. Едва Сара вспомнила об этом, радость улетучилась. При мысли о предстоящей разлуке с Люком на сердце легла тяжесть, как напоминание о том, насколько пуста будет ее жизнь без него.
И эту пустоту ничем не заполнишь - он не позволит любить себя. Он всеми силами выталкивает ее из своей жизни, из волшебной сказки, которой она так наслаждалась, чувствуя, что ничего другого ей и не нужно. Следующие слова матери Сара прослушала: прозрение обрушилось на нее, как штормовая волна на берег.
Она влюблена в Люка!
Почему прежде она этого не понимала? Яростное желание, угрожающее поглотить ее, вовсе не было сексуальным влечением. При этой мысли ее охватило жгучее пламя. Лучше бы она скрывала правду даже от себя, а тем более от Люка. Она не нужна ему, он ее не любит. Остается лишь уйти, не оглядываясь и делая вид, что карьера для нее превыше всего.
- Хочешь потанцевать? - спросил Люк, когда ее родители ушли, уверяя, что бал превосходен, но уже поздно, а им еще предстоит долгая дорога домой. Сара пожалела, что не уехала вместе с ними. Танцевать с Люком - рискованное занятие.
Он умел читать ее мысли. Придется приложить все силы, чтобы он не разгадал ее истинных чувств.
Но, отказавшись от приглашения, она бы только выдала себя, поэтому Сара послушно последовала за Люком и попыталась расслабиться в его объятиях.
Звучала медленная, чувственная музыка, и, несмотря на все старания оставаться невозмутимой, Сара ощущала, как ее охватывает пламя. От Люка исходил жар, он обнимал ее за талию, притянув к себе, его дыхание овевало разгоряченные щеки Сары.
От смущения она сбилась с такта, оступилась, но он вовремя поддержал ее.
- Ты в порядке? Не слишком устала?
- Совсем нет, - ответила она, но ее сердце было готово остановиться. Она не посмела воспользоваться таким предлогом. Признайся она, что устала, Люк наверняка отвел бы ее к столику и удалился.
Да что с ней такое? Он не любит ее. Почему бы не прекратить эту муку сразу, пока ей не стало слишком больно? Еще несколько секунд, пообещала она себе. Она пытается запомнить каждый миг, запастись воспоминаниями на долгие годы, как белки запасаются орехами на зиму. Зима ведь обещала быть невыносимо долгой, может, и бесконечной.
Музыка кончилась внезапно, все вокруг зааплодировали. Прежде чем Люк и Сара вернулись к столику, к ним приблизился служащий отеля.
- Прошу прощения, мистер Энсфилд, вас срочно просят к телефону.
Вопросы вспыхивали в ее голове, пока Сара следовала за Люком в отдельную комнату. Охрана потребовала оставить мобильные телефоны у входа, чтобы звонки не мешали трансляции. Люк отвечал коротко и деловито. Сара сразу поняла: что-то случилось.
- В чем дело? - спросила она, когда он повесил трубку.
Он нахмурился.
- Звонил Глен. В Хиллтопе взлом.
- А собаки?..
- Их отравили, - коротко бросил он. - Я должен немедленно вернуться домой. Но я смогу подвезти тебя.
Она покачала головой.
- Это ни к чему.
Он не стал скрывать раздражение.
- Как же ты доберешься до дому? На такси?
- Пока я не собираюсь домой, - заявила она, приняв решение. Телефонный звонок заставил ее отказаться от прежних намерений. Теперь она необходима Люку, а что будет потом - неважно. - Я еду в Хиллтоп вместе с тобой.
Он тихо выругался.
- Черта с два!
Она вскинула голову и уставилась на него в упор, не мигая.
- Либо ты возьмешь меня с собой, либо я поеду за тобой на своей машине.
Чтобы принять решение, ему потребовалась доля секунды.
- Со мной будет безопаснее. Я хоть смогу позаботиться о тебе. Едем.
Глава 10
- Почуяла сенсацию, Сара? - спросил ее Люк по дороге. Он вел машину легко и уверенно.
- Профессиональное любопытство тут ни при чем, - беспечно откликнулась она.
- А почему бы и нет? Этот сюжет мог бы стать гвоздем следующей передачи.
- Я еще не согласилась вернуться на студию, - напомнила она. - И даже если бы согласилась, то уж, конечно, не стала бы комментировать материалы, касающиеся моих друзей.
Он шумно вздохнул.
- Прости, я не подумал. Я не сомневаюсь в тебе. Ты предпочитала умалчивать о наших отношениях, несмотря на то, что они помогли бы тебе обрести известность.
- Благодарю за запоздалое признание.
Он провел пятерней по волосам, серебристые нити заблестели при свете луны.
- Ладно, я прошу прощения уже за то, что подумал такое.
Разве она могла сердиться на него, видя, как он тревожится?
- Я все понимаю, - произнесла Сара, подавляя горечь и обиду. С ними можно разобраться потом. А сейчас предстояло решать проблемы Люка. - А сам Глен не пострадал?
- К счастью, нет. Его не оказалось дома. Неподалеку загорелся кустарник, и Глен бросился тушить пожар.
Его голос звучал так напряженно, что Саре захотелось прогнать его тревогу. Должно быть, он уже упрекал себя, что принял приглашение на церемонию. Будь он сегодня дома, взлома не произошло бы.
- А собаки?
Он объехал дерево, лежащее у обочины. От поворота Сару качнуло в сторону. Она легонько коснулась Люка, однако и этой краткой близости хватило, чтобы ее сердце судорожно забилось, а на лбу выступил пот. Да, она, несомненно, сделала глупость, навязавшись ему.
- Глен считает, что собакам подбросили отравленное мясо, - ответил Люк.
На миг она растерялась: собственный вопрос уже вылетел из ее памяти. С трудом собравшись с мыслями, она осторожно поинтересовалась:
- Они поправятся?
- Узнаем, когда будем на месте.
Остальной путь проходил в тягостном молчании, нарушаемом лишь обрывками незначительных фраз. Сара изнывала от желания прикоснуться к Люку, снять с его души тяжесть - хотя бы настолько, насколько это возможно. Но он не принимал от нее помощи, не желал иметь с ней ничего общего. И уж наверняка считал, что, если бы не Сара, никакого взлома не случилось бы.
"Еще один довод против моего образа жизни", - грустно подытожила она, гадая, бывали ли у Люка приятные моменты, связанные с представителями ее профессии. Он оказал ей поддержку, а это опять обернулось бедой для него. Люк наверняка сожалеет о своем поступке.
К тому времени, когда они подъехали к Хиллтопу, нервы Сары натянулись до предела, и от прикосновения Люка к ее руке она вздрогнула.
- Все в порядке, мы на месте. А я думал, ты уснула, - произнес он во внезапной тишине, выключив двигатель.
Сара распрямила плечи: не стоило усугублять тревогу Люка. Она увидела, что все окна в доме ярко освещены. На стоянке было несколько незнакомых машин.
- Вероятно, здесь полиция, - объяснил Люк. - Глен сказал, что вызвал ее, как только обнаружил взлом. - Он придвинулся ближе. - Тебе незачем ввязываться в это дело. Держись в стороне и не мешай мне. Так будет легче нам обоим.
- Я приехала сюда не для того, чтобы сидеть и наблюдать. Я хочу помочь.
Он открыл дверцу и помог ей выбраться из машины.
...После темной дороги свет в доме резал глаза.
Несколько офицеров полиции искали отпечатки пальцев и следы взлома, а Глена допрашивала какая-то женщина. Заметив Люка, он представил его старшему офицеру и с сочувствием произнес:
- Мне очень жаль, если бы не этот пожар...
- Дом мог бы сгореть, и это было бы гораздо хуже, - перебил Люк. Он обвел взглядом комнату. - Что украли?
Глен вздохнул с явным облегчением.
- Почти ничего. Похоже, это акт вандализма, устроенный подростками.
Детектив сверилась с записями.
- Грабители побывали в вашем кабинете, мистер Энсфилд. Там царит беспорядок - похоже, они что-то искали, но не нашли.
Сара громко ахнула.
- Материалы по книге!
Должно быть, воры узнали, что Люк сопровождает ее на церемонию, и воспользовались случаем, чтобы похитить рукописи.
Детектив приподняла бровь.
- Что вам об этом известно, мисс...
- Фоке, Сара Фоке, - подсказала Сара. - Я работала вместе с мистером Энсфилдом над его биографией.
- И это не единственная книга обо мне, - добавил Люк. - Конкуренты не раз угрожали, что помешают мне издать книгу, пока не будет опубликован их вариант.
- Но вы не обращали внимания на угрозы, поэтому они и решили действовать наверняка, - подытожила детектив. - Почему же вы не заявили в полицию?
- У меня не было доказательств. Я не думал, что все зайдет так далеко. - Сейчас даже Люк был потрясен, узнав, на что способны его конкуренты.
Детектив с сомнением нахмурилась.
- В следующий раз будьте предусмотрительнее. Проверьте, все ли на месте - в том числе рукописи, компьютерные файлы, прочие материалы, - и составьте список украденного. Вы оба должны дать показания о поступавших угрозах. К счастью, ваш помощник успел заметить похитителей и номер их машины, поэтому мы наверняка вскоре их найдем.
Детектив назвала номер машины, который почему-то показался Саре знакомым. Где-то она видела машину с таким номером, но не могла вспомнить, где. Она прошла вслед за Люком в кабинет. Здесь они работали еще совсем недавно.
Вспоминая любимую работу и даже бурные споры, она испытала приступ тоски. Напрасно она вернулась сюда. Но будь Люк здесь, а не с ней, могла бы разразиться катастрофа.
Он увидел, как она побледнела, и взял ее под руку.
- Все в порядке. Материалы можно восстановить. Никто не пострадал.
Она принужденно улыбнулась и отвела взгляд.
- Знаю, но мне вдруг представилось.., если бы ты был здесь...
- Но, к счастью, в доме не оказалось ни меня, ни Глена, - прошептал он ей на ухо. - Теперь наши конкуренты наверняка лягут на дно и затаятся.
- Но книга.., столько трудов...
- У меня есть копии всех файлов, они спрятаны в надежном месте. Вряд ли похитители нашли их, - объяснил он. - Если они искали именно материалы по книге.
- О, Люк, какое счастье, что ты сегодня был на банкете! - Сара не думала о том, что он может неверно истолковать ее слова. Ей была невыносима мысль о том, что он мог погибнуть. Но он все понял правильно.
- Я тоже этому рад.
Его улыбка согрела ее, придала силы. Вдвоем они начали разбирать бумаги. В кабинете царил такой беспорядок, что Сара поняла: чтобы выяснить, что пропало, понадобится уйма времени.
Так она и сказала полицейскому, который сопровождал их. Он с интересом взглянул на нее.
- А вы, случайно, не Сара Фоке?
Она кивнула.
- До недавнего времени я работала над книгой вместе с мистером Энсфилдом.
Офицер заулыбался.
- Сегодня вас показывали по телевизору. Я был на дежурстве и успел посмотреть почти всю передачу.
Сара расправила складки платья.
- Когда Люк узнал о случившемся, мы оба были на банкете после церемонии.
Офицер вдруг достал блокнот.
- Вы не могли бы дать мне автограф для дочери?
Под пристальным взглядом Люка Сара взяла блокнот и нехотя расписалась в нем. Внимание к ее персоне в такой момент показалось ей неуместным.
- А теперь нам пора навести здесь порядок...
- Ваше платье изумительно, - не унимался офицер. - Скажите, неужели вы совсем не волновались? Вы выглядели абсолютно спокойной.
Но прежде чем Сара успела ответить, офицера позвали в другую комнату. Уходя, он улыбнулся.
- Сегодня же расскажу дочери, что познакомился с вами. Она будет в восторге.
А Люк вовсе не был в восторге - Сара ясно видела это.
- Будь добра, просмотри эти папки. Похоже, здесь чего-то недостает, произнес он холодным, отчужденным голосом. Прежняя теплота улетучилась бесследно.
Сара склонилась над столом.
- Я ни в чем не виновата, - попыталась оправдаться она. - Я старалась напомнить ему, что он на работе.
- Извиняться незачем. Я все понимаю, - заверил ее Люк. - Вероятно, ему еще не доводилось встречаться со знаменитостями.
Снисходительность Люка было труднее пережить, чем его недовольство: в его словах ясно читалось, что они принадлежат к разным мирам. А реакция офицера только подчеркнула это.
К счастью, полицейские не теряли времени и вскоре завершили осмотр. Глен вовремя спугнул грабителей. Но если бы он не тушил пожар, то исход мог бы стать совсем иным. Ближе к рассвету полиция уехала. Глен отвез собак в местную ветеринарную клинику, где его заверили, что вскоре они поправятся.
Что касается Сары, еще никогда в жизни она не чувствовала такого изнеможения.
- Будет лучше, если ты останешься здесь, - заявил Люк, когда посторонние наконец покинули дом. Таким же сдержанным тоном он мог бы предложить ей чашку кофе. Но он выглядел таким усталым, что Сара не решилась просить, чтобы он отвез ее домой, хотя ей меньше всего хотелось задерживаться в Хиллтопе.
- У меня нет с собой одежды, - напомнила она. Роскошное платье уже успело измяться - еще бы, ведь она провела в нем всю ночь.
- Я одолжу тебе тенниску, купальный халат и еще какую-нибудь домашнюю одежду. Напрасно ты поехала со мной.
Потому что он не желал ее видеть?
- Я была рада помочь, - возразила Сара. Ради того, чтобы поддержать Люка, она была готова выдержать сколько угодно бессонных ночей. Чтобы отвлечься, она принялась убирать разбросанные вещи, но Люк вынул из ее рук папки.
- С уборкой можно подождать до завтра. Ты совсем вымоталась.
- Пожалуй, да. Мне хотелось бы принять душ.
Уснуть я все равно не смогу.
Он кивнул с непроницаемым лицом.
- Пожалуйста. Можешь занять свою прежнюю комнату. Постель заправлена, в ванной есть полотенца. Там ты найдешь все, что тебе понадобится.
Но о том, в чем она особенно нуждалась, Сара не смела просить. Она крепко стиснула губы. Если Люк способен сохранять самообладание, значит, сможет и она - любой ценой.
- Спасибо, - холодно откликнулась она.
- Сейчас я принесу одежду и оставлю ее на кровати.
Еще раз кивнув, Сара вышла.
Без ее вещей комната выглядела чужой и пустой, словно номер в отеле. Устраиваться в Хиллтопе, как дома, не входило в планы Сары. Новое появление под этой крышей стало для нее изощренной пыткой.
А вот душ оказался блаженством. Тугие струи массировали ее тело, возвращая бодрость. Она долго стояла под душем, позволяя Люку оставить в комнате одежду и благополучно удалиться.
Закутавшись в огромное полотенце, она наконец вышла из ванной, но застала Люка еще раскладывающим одежду на постели. Он тоже успел принять душ и был одет только в легкий халат.
Сара подавила вздох и втянула приятный запах лосьона после бритья.
- Теперь тебе лучше? - равнодушно осведомился он.
В эту игру можно было играть вдвоем.
- Да, спасибо.
Опустив глаза, Сара увидела, что его пальцы крепко сжаты в кулаки. Но выражение лица Люка напоминало ей о том, что ее присутствие в доме более чем нежелательно. Его лицо и тело противоречили друг другу.
Ее пронзило острое желание, разрывающее на части; сопротивляться ему было почти невозможно. Задрожав, Сара прижала к груди полотенце, словно оно могло защитить ее от собственных чувств.
Едва сумев повернуть голову, она взглянула на постель.
- Это все мне?
Люк поднял халат из бархатистой ткани сочного янтарного оттенка.
- Подарок моей матери. Я ни разу не надевал его, - объяснил он, хотя Сара ни о чем не расспрашивала. - Оденься, ты вся дрожишь. Возможно, от холода или от потрясения.
Сара и вправду дрожала, но не от холода. Ее трепет имел совсем другой источник. Она чуть не улыбнулась, когда Люк отвернулся и закрыл глаза.
- Обещаю, я не стану подсматривать.
Сару охватила бесшабашность.
- На студии мне приходилось переодеваться чуть ли не в съемочном павильоне, так что от скромности я давно отучилась.
Ей вдруг захотелось, чтобы Люк увидел, как она сбрасывает полотенце, понял, от чего он отказывается. Мускул дрогнул на его шее, но он упрямо смотрел в сторону, пока Сара продевала руки в рукава халата. Ткань ласкала влажную кожу, складки струились по ногам. Когда она запахнула халат на груди, Люк открыл глаза и глубоко вздохнул.
- На мне он выглядит гораздо хуже.
- Хочешь примерить? - беспечно отозвалась она.
В его глазах промелькнул странный блеск. Размеренными движениями он начал закатывать рукава ее халата, подойдя к ней вплотную. От этого проявления заботы Сара вдруг показалась самой себе ребенком. Никогда она не чувствовала себя такой женственной, как в эту минуту.
Покончив с одним рукавом, он взялся за другой, его дыхание становилось все более сбивчивым. Напряжение нарастало, у Сары перехватило горло.
- Достаточно, - хрипло выговорила она. Еще немного - и она забыла бы все причины, по которым им не следует сближаться. Но одного взгляда на лицо Люка ей хватило, чтобы понять: уже слишком поздно.
Поздно для чего? Когда его ладони скользнули за отвороты мягкого халата, ей показалось, что она должна вспомнить что-то очень важное, но она думала лишь о том, как приятны ей эти прикосновения. Он рывком прижал ее к себе, бархатистая ткань распахнулась, усиливая ощущения.
Казалось, он касается ее обнаженных нервов, ласкает каждый дюйм ее тела, возбуждая ее.
Как она мечтала об этом, думала Сара, пока он целовал ее лоб, нос, касался губ. Она попыталась высвободиться, запротестовать, но вместо этого выговорила:
- Поцелуй меня, Люк.
Его глаза лукаво блеснули.
- Попроси как следует.
Разве она могла рассуждать здраво, если ей хотелось быть рядом с ним каждую минуту?
- Пожалуйста, поцелуй меня, - срывающимся голосом повторила она.
Эта мольба изумила ее. Она и вправду ждала поцелуя, мечтала о нем, но поступала не правильно. А когда он начал медленно, чувственно гладить ее тело под халатом, она совсем растерялась.
Закрыв глаза, Сара запрокинула голову, невольно приоткрывая губы соблазнительным движением, удержаться от которого она не смогла бы даже ради спасения собственной жизни.
Он поцеловал ее, и она вдруг почувствовала себя так, словно вернулась домой. Она обвила руками его шею, рукава халата упали, обнажив руки до локтей, полы распахнулись, однако Сара была слишком поглощена страстью к Люку, чтобы заметить это.
- Сара... - собственное имя, произнесенное хриплым голосом, пронзило ее, точно мощный электрический разряд. Пока он наслаждался вкусом ее губ, его пальцы слегка сжимали отяжелевшую грудь. Его поцелуи обжигали и доставляли невыносимое наслаждение.
Рывком он развязал пояс халата, спустил его с плеч Сары и притянул ее к себе, давая понять, что происходящее может иметь только один финал.
В тумане радости и удовольствия, окружающем Сару, прозвенел сигнал тревоги. Если они займутся любовью, утром ей будет труднее расстаться с Люком. Она не сомневалась, что он по-прежнему не желает иметь с ней ничего общего. Он всего лишь избавлялся от напряжения, заперев сердце на замок. А ее сердце было открыто, его переполняли надежды и почти неосуществимые мечты.
Он почувствовал ее замешательство.
- В чем дело, Сара? Твое сердце принадлежит другому?
- Нет, - шепнула она, давно поняв, кому отдала сердце. То, что случилось сегодня, лишь подчеркнуло глубину ее чувства.
- Я знаю, ты хочешь меня.
- Да, - отрицать все равно было бессмысленно: она отзывалась на каждое движение Люка.
- И ты знаешь, как я хочу тебя.
- Да.
Его взгляд смягчился. Подхватив на руки, он отнес Сару к кровати и положил на нее, словно хрупкую драгоценность.
- Тогда все хорошо. Уверяю, тебе не о чем беспокоиться. - И он вновь поцеловал ее, накрывая своим разгоряченным телом.
От этого прикосновения огонь вспыхнул в ее жилах, она ответила на поцелуй со страстью, наконец-то дав волю желанию, которое пришлось так долго сдерживать.
Она любит его, а все остальное не имеет значения - ни завтрашний день, ни душевные муки. Ничто, кроме потребности, которая вытеснила из ее головы все прочие мысли.
Время, которое понадобилось ему, чтобы снять халат, показалось Саре вечностью. Ей вдруг стало холодно, секунды тянулись мучительно медленно.
Господи, если она не в состоянии выдержать даже такую краткую разлуку, как же она сможет жить без него?
Она прогнала пугающую мысль, открывая объятия. Долгое время он просто целовал ее повсюду, пока страсть не стала нестерпимой. Она засветилась в его глазах, он напрягся, предлагая ей в дар терпение, предаваясь любви так нежно, что ей захотелось расплакаться.
Все это время он шептал ей ласковые слова, дотрагиваясь губами до шеи, щек, лба, губ. Она что-то отвечала, но не слышала ни слова. Ей едва хватало сил думать: страсть стремительно нарастала.
На еле слышный призыв он откликнулся мгновенно, изливая в нее огонь желания, вызывая взрывы изощренных ощущений. Глубины эмоций, в которые он поверг ее, могли бы сравниться лишь с высотами радости. Никогда прежде Саре не случалось испытывать ничего подобного, она даже не пыталась измерить свой восторг.
Иногда проще жить, чем размышлять. И она переживала каждую минуту, любила его так, словно была уверена, что завтрашний день никогда не наступит.
Потом она устроилась в его объятиях, чувствуя его ладонь на груди. Ее дыхание постепенно становилось размеренным, она погружалась в блаженный сон.
Проснувшись на следующее утро, Сара обнаружила, что лежит в постели одна. Ее охватила тоска. Этого и следовало ожидать. Она предалась любви с Люком, прекрасно понимая, что между ними ничто не изменилось. Значит, ей нечему удивляться.
Прежде чем уйти, он осторожно укрыл ее одеялом и оставил тенниску и джинсы на стуле у кровати. Все ясно. Ночь была чудесной, но уже закончилась.
Сара встала и начала медленно одеваться. Когда она пришла на кухню, то застала там Глена.
Он готовил завтрак.
- Мне только кофе, - попросила она и огляделась.
- Люк уехал в полицию, - объяснил Глен. - Он запретил будить вас.
Сара встревожилась.
- Что-то произошло?
- Полицейские нашли машину. Она принадлежит Ричарду Неро. Люка пригласили, чтобы он поискал среди дискет и файлов, найденных в машине, те, что были украдены у него.
- Значит, Ричард в сговоре с авторами книги? - потрясенно выговорила Сара. Она знала, что Ричард ненавидит ее, но не могла поверить, что он способен на преступление.
С упавшим сердцем она опустилась на стул.
Неудивительно, что номер машины показался ей знакомым. На ней Ричард обычно приезжал на студию. Она знала Ричарда достаточно хорошо, чтобы понять, как он рассуждал. Рейтинг передачи резко снизился. Работа с авторами биографии Люка представлялась ему неслыханной удачей, которая к тому же должна была нанести удар по положению Сары. Такие авантюры неизменно привлекали Ричарда, он не задумывался о последствиях и, похоже, даже Не понимал, что совершает преступление.
Сару не утешало то, что его план провалился.
Именно по ее вине Ричард заинтересовался прошлым Люка. Кроме того, имея в руках сенсационные факты, он мог бы упрочить свое положение на студии. Без помощи Ричарда авторы биографии оказались бы в проигрыше. Но сможет ли она теперь смотреть в лицо Люку?
Она отодвинула чашку.
- Я бы хотела как можно скорее вернуться домой, Глен.
- Вы не дождетесь Люка?
Разве могла она ждать - после того, как испортила ему жизнь? Сара покачала головой.
- Передайте ему мои наилучшие пожелания и скажите.., что он с самого начала был прав.
Глен нахмурился, почувствовав, как она подавлена.
- Что же вы намерены делать дальше?
Сара горько усмехнулась.
- Встретиться со своим агентом и подписать новый контракт.
И попытаться склеить осколки разбитого сердца.
Глава 11
- Взбодрись! Ты проснулась более чем знаменитой!
Китти была права: унылый вид Сары не соответствовал событию - они отмечали подписание нового контракта. В любое другое время Сара была бы в восторге, но теперь ощущала лишь опустошенность.
Если бы не та памятная ночь, одиночество стало бы терпимым. Но Сара не сомневалась в правильности своего решения. Когда в газетах появились статьи об аресте Ричарда Неро, Люк, судя по всему, покинул город - по уверениям Китти, чтобы не слышать фанфар. Китти лукаво намекнула, что собирается проведать Глена.
- Очень хочу узнать рецепт его булочек с черникой, - объяснила она.
Сара промолчала: известие об отъезде Люка добило ее.
Он не приехал за ней, удовлетворившись тем, что она передала через Глена. Сара попыталась наладить собственную жизнь, и не без успеха свидетельством тому был сегодняшний завтрак с подругой.
Осталось только вытеснить Люка из сердца и почить на лаврах. По иронии судьбы, Сара занялась именно тем, против чего так восставал Люк.
Какое-то шестое чувство подсказало ей, что сейчас случится, еще до того, как Китти просияла:
- Люк, как я рада вас видеть!
Успев надеть маску равнодушия, Сара медленно обернулась.
- Привет, Люк. А я думала, тебя нет в городе.
- Утром я вернулся, скоро уезжаю в Хиллтоп, - объяснил он так холодно и отчужденно, словно говорил с не слишком близкой знакомой.
Его выдавали только пляшущие искры в глазах.
- Позавтракайте с нами, - предложила Китти, ничуть не обескураженная холодностью подруги. - Мы отмечаем новый контракт Сары.
Блеск в его глазах угас, губы растянулись в улыбке.
- К сожалению, не могу. Поздравляю, Сара.
Твоя передача будет пользоваться огромным успехом.
И он ушел, слился с толпой покупателей, широкими шагами увеличивая расстояние между собой и Сарой. Сердце приказывало ей окликнуть Люка, сделать что угодно, лишь бы остановить его. Но она сидела неподвижно. Она заключила сделку с собой и теперь была обязана выполнить все условия.
Она не надеялась на легкую победу, но и не думала, что испытает такие муки.
Китти озадаченно уставилась на нее.
- О чем это он? Какая передача?
- Вероятно, Люк решил, что я вернулась на телевидение, - отозвалась Сара.
Ее подруга подняла брови.
- Ты хочешь сказать, он не знает о том, что ты решила написать книгу?
Плечи Сары поникли.
- Неважно, чем бы я ни занималась - вела передачу "От побережья до побережья" или писала бестселлеры, - эта деятельность связана с вниманием общественности. Ты только вспомни, сколько он натерпелся из-за меня.
- Значит, ты предпочла уйти, лишь бы не вытаскивать его из убежища? Ты спятила?
Сара ошеломленно уставилась на подругу.
- Что?!
- Знакомство с этим человеком - лучшее событие в твоей жизни. Нельзя упускать такой шанс.
- Он уже упущен, - бесстрастно произнесла Сара. Она еще не объясняла Китти, почему Люк так ненавидит журналистов, но теперь сделала это, зная, что ее подруга не проболтается.
Китти негромко присвистнула.
- Да, это серьезное препятствие.., но вспомни, какая драма разыгралась из-за книги о Люке. И он благополучно пережил ее. Благодаря твоему другу Ричарду Неро конкуренты остались с носом, поэтому Люку теперь решать, публиковать свою книгу или нет.
Сара поморщилась, услышав, как Китти назвала Ричарда ее другом. Его и двух писателей обвинили во вторжении в Хиллтоп. Теперь нечего было и надеяться на то, что написанная ими биография будет опубликована или Ричард вновь появится на экране.
- Люк сильный человек. Он справится, - настаивала Китти.
- Знаю, но ему незачем делать это ради меня.
Китти задумчиво ковыряла свой салат.
- Это из-за него ты ушла со студии?
- Нет. Он доказал мне, что я способна не только вести телепередачи, а окончательное решение я приняла сама.
- И правильно сделала, - подхватила Китти. - Но кто бы мог подумать, что ты заключишь контракт с крупным издателем, представив только описание будущей книги на двенадцати страницах?
Сара усмехнулась.
- Мой агент не верил в успех. Фил пришел в ужас, когда узнал, что я задумала. Но едва контракт был подписан, он резко изменил свое мнение.
- Кстати, пора отпраздновать удачу. - Китти подняла бокал. - За тебя и твой успех!
Саре не хотелось пить за успех, который разлучил ее с Люком, но она тоже подняла бокал.
- За нашу дружбу, - предложила она ответный тост. И, взглянув на часы, вскочила:
- Мне пора! У меня назначена встреча с журналистом из "Голд-Кост геральд" по поводу новой книги, - объяснила она.
Китти усмехнулась.
- Не забудь упомянуть, что твоей подруге принадлежит самая крупная фотобиблиотека на побережье. Если тебе не нужна реклама, то мне она всегда пригодится.
Сара улыбнулась.
- Непременно.
Она приложила все мыслимые старания, чтобы выполнить просьбу подруги, и в конце концов убедила журналиста взять отдельное интервью у Китти. Оно должно было стать маленькой наградой за многолетнюю поддержку.
Два дня спустя Китти позвонила Саре, чтобы поблагодарить ее, а затем упомянула, словно невзначай:
- Сегодня я еду в Хиллтоп, проведать Глена.
Он хочет посоветоваться со мной о том, какой фотоаппарат лучше выбрать. Если ты не против, то можешь составить мне компанию.
У Сары перехватило горло, она пошатнулась и вцепилась в край стола.
- Вряд ли я смогу, Китти. Мне надо поработать над книгой.
Последовала краткая пауза.
- Люка не будет дома, - тихо произнесла Китти. - Глен сообщил, что он уехал в Брисбейн по делу.
Но несмотря на это, Сара и представить себе не могла, что решится приехать в Хиллтоп. Там все напоминало о Люке. Мысли о нем не покидали ее ни на секунду. Разве она сможет забыть его, если будет то и дело оглядываться назад?
Однако приглашение звучало соблазнительно.
Именно в Хиллтопе Люк поцеловал ее под огромным деревом. В доме была комната, где они провели незабываемую ночь.
- Нет! - выпалила Сара, не замечая, что говорит вслух. Она не станет превращать этот дом в святилище потерянной любви. Она уже сделала выбор. Жизнь продолжается. Иначе и быть не может.
- Понятно... - удивленно протянула Китти.
- Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто я слишком близко к сердцу принимаю все, что касается Люка.
Китти засмеялась.
- Чересчур близко! А ты уверена, что с тобой все в порядке, Сара? Может, я смогу тебе помочь?
- Китти, мне не нужна помощь. Поезжай к Глену и поговори с ним о фотографии. Я и не подозревала, что он ею увлекается.
- Скажем так: это его новое хобби, - загадочно отозвалась Китти.
Они еще немного поболтали о пустяках и расстались. Отношения Китти и Глена... На чем они основаны? - подумала Сара.
Во время ее пребывания в Хиллтопе Глен держался на заднем плане. Впрочем, в присутствии Люка любой мужчина предпочел бы отступить в тень, признала Сара. Но Глен неизменно оставался услужливым и любезным. Неужели Китти разглядела в нем то, что ускользнуло от взгляда Сары?
Она раздраженно отмахнулась от этих мыслей.
Если она не в состоянии разобраться в собственной жизни, то нечего и пытаться пролить свет на личные дела Китти. Сейчас ей следовало думать прежде всего о новой книге.
Агенту Сары удалось заключить контракт, представив издателю краткое содержание и три пробных главы объемом не более десяти тысяч слов. Оставалось написать еще около девяноста тысяч, и чем скорее, тем лучше.
Следуя правилу "пиши о том, что знаешь", Сара задумала роман о трех сестрах из ничем не примечательной семьи, которые добились успеха - каждая в своей профессии В книге предполагалось описать взаимоотношения между сестрами Сара понимала возможно, читатели будут сопоставлять с героинями романа ее собственных родных, но Изабель и Линн служили ей только прототипами, как и собственные мысли и чувства.
Включив автоответчик, чтобы не отвлекаться на звонки, Сара села за компьютер и принялась за работу. К тому времени, когда в комнате стемнело, у нее уже ныли натруженные мышцы и затекшая спина. Листы, выползающие из принтера, свидетельствовали о том, что день прошел не зря.
Сара изнемогала от усталости, у нее слегка кружилась голова от пребывания в вымышленном мире, но вместе с тем она испытывала радостное возбуждение. Работа над книгой шла полным ходом.
Направившись на кухню, чтобы сварить кофе, она включила свет и обнаружила, что индикатор на автоответчике мигает. Она перемотала пленку.
Звонила Китти.
- Привет, Сара! Догадываюсь, ты сейчас в муках творчества, так что не буду тебе мешать. Но Глен сообщил, что сегодня вечером Люк появится в передаче "Шоу Тони Лоренса". Поскольку ты не хочешь больше его видеть, я решила предупредить тебя, чтобы ты не включала телевизор. И потом не говори, что я тебе ничем не помогаю.
Пока!
От сообщения у Сары что-то болезненно сжалось в груди, и она с трудом заставила себя сделать несколько глубоких вдохов. Китти действовала более чем хитро: предупредив Сару о передаче, она пробудила в ней непреодолимое искушение.
- И поделом тебе, если я не стану смотреть ее, - обратилась она к ни в чем не повинному автоответчику. "Но я всего лишь дала тебе совет!" - как наяву услышала она ответ Китти.
Сара начала мучительную борьбу с собой.
Сначала она решила, что не станет смотреть телевизор. Действительно, зачем подвергать себя такой пытке? Лучше уж выпить кофе и лечь в постель с хорошей книгой В этот момент на камине прозвенели часы. Передача уже начиналась.
Тем лучше, пока она сварит кофе и ляжет в постель, интервью с Люком как раз закончится. Надо принять решение.
А ведь любое решение можно отменить - было следующей мыслью. Черт бы побрал Китти! Если бы не ее сообщение, она просто легла бы в постель и заснула. Презирая себя за безволие, Сара направилась к телевизору и резким движением включила его.
Музыкальная заставка отзвучала, дирижер оркестра представил звезду программы - Тони Лоренса. Несмотря на напряженность, Сара улыбнулась. Несколько раз ей доводилось встречаться с Тони, и он произвел на нее самое лучшее впечатление. Глядя, сколь умело и невозмутимо он ведет передачу, никто не догадался бы, как ему приходится сражаться с собой перед каждым эфиром.
Привлекательный и спокойный, он начал вступительный монолог - о том, как когда-то ремонтировал машины.
- Кстати, о машинах, - продолжал Тони, заставив Сару вздрогнуть, после рекламной паузы я представлю вам моего гостя - одного из лучших гонщиков мира. Пятикратный чемпион мира Люк Энсфилд впервые за пять лет согласился дать интервью в прямом эфире!
Забыв о кофе, Сара дрожащими руками плеснула себе бренди. Она почти никогда не пила в одиночку, но на этот раз не стала колебаться: ей была просто необходима изрядная доза спиртного, чтобы спокойно смотреть на Люка на экране телевизора.
Китти как-то заметила, что она чересчур близко к сердцу принимает все, что касается Люка, и не ошиблась. Сара и сама понимала: невозможно жить, если каждый раз при упоминании имени Люка ее бросает в дрожь. Это интервью должно отчасти исцелить ее, рассудила Сара. Вдруг ее влечение к Люку угаснет?
Она застыла в ожидании, обхватив дрожащими пальцами стакан с бренди. Напиток она даже не пригубила - по-видимому, ее возбужденный мозг не нуждался в дополнительных стимуляторах.
Для человека, ненавидящего известность, Люк выглядел поразительно уверенным в себе. Он был одет в рубашку цвета красного вина с открытым воротом и отлично сшитые кремовые брюки.
Сара опытным взглядом поискала телевизионный макияж, но кожа Люка выглядела совершенно естественно, а глаза сияли внутренним огнем.
Он весь излучал уверенность и целеустремленность.
Пока Тони Лоренс представлял своего гостя, Сара изнывала от нетерпения. Судя по шквалу аплодисментов, в студии присутствовало немало поклонников Люка, и Сара сердито морщилась каждый раз, когда камера отворачивалась от него.
Тем временем последовал неизбежный сюжет, повествующий о победах Люка в гонках, и сердце Сары несколько раз было готово остановиться при виде того, как беспечно он играл со смертью на опасных поворотах трассы. И хотя Сара знала, что Люк уцелеет, видеть его рискованную езду было просто невыносимо.
Какое счастье, что он покинул спорт, подумала она, просмотрев сцену, где он оказался на волосок от гибели. Женщины любят таких мужчин.
Но как они способны смотреть это?
Наконец сюжет закончился, и Сара вздохнула с облегчением. Снова увидев Люка живым и невредимым в удобном кресле напротив Тони Лоренса, она почувствовала себя так, словно получила подарок.
Но следующие слова ведущего шоу насторожили ее.
- Люк пообещал нам эксклюзивные права на рекламу его автобиографии книги, которая еще не написана. Верно, Люк?
Люк кивнул.
- Я начал писать ее, чтобы помешать выпуску пиратской версии. После того, как ее авторов, вломившихся ко мне в дом, арестовали, я хотел было бросить работу, но затем решил продолжить, чтобы - как бы поточнее выразиться - закрыть дверь в свое прошлое.
Тони Лоренс с интересом подался вперед.
- Насколько я понимаю, вы впервые намерены поведать миру о трагедии, которую до сих пор держали в тайне?
По лицу Люка скользнула тень.
- Вряд ли ее назовешь тайной, но в Австралии о ней мало кто знает.
Сара выпрямилась, когда следом за этим на экране появилась фотография жизнерадостной темноволосой женщины. Голос ведущего представил ее как бывшую невесту Люка, погибшую при похищении сразу после того, как Люк в пятый раз стал чемпионом мира.
- В свое время пресса обвинила меня в ее смерти - потому что я погнался за похитителем сам, - продолжал Люк, когда камера повернулась к нему. - Некоторое время меня и самого мучали сомнения и угрызения совести. Я стал избегать репортеров, потому что не мог больше читать о себе в газетах. - Он глубоко вздохнул. - Но потом, уже работая над книгой, я вдруг выяснил, что моя невеста была в сговоре с мнимым похитителем - таким способом они надеялись выманить у меня выкуп.
- А как же преследование, во время которого она погибла?
- Водитель прибавил скорость по ее требованию. Как только она поняла, что я погнался за ними, она испугалась, что я узнаю, что "похититель" - ее сообщник. Эту роль исполнил друг Кэти, которого я не раз видел с ней прежде.
- В тот момент она была беременна? - осторожно спросил Тони Лоренс.
Люк задумчиво потер ладонью щеку.
- Знаете, много лет я думал, что это был мой ребенок. А недавно выяснилось: его отцом оказался сообщник Кэти - у преступника были покровители в высоких сферах, которые тогда и замяли следствие. Если бы я не начал работу над книгой, я мог бы навсегда остаться в заблуждении.
"Книга спасла его", - обрадовалась Сара, часто моргая. Люк больше не виноват в смерти этой женщины и ее ребенка. Истинная причина их гибели преступный обман. Саре хотелось засмеяться.
Тони Лоренс серьезно кивнул.
- Что же заставило вас теперь предать прошлое огласке?
Люк чуть заметно улыбнулся, морщинки в углах его глаз стали глубже. Сара всем сердцем желала очутиться рядом с ним. Она не могла представить, почему он решил поведать о своей трагедии всему миру, - разве только чтобы рассказать ей? А узнай она об интервью заранее, ни за что не допустила бы такой жертвы.
Но Люк ответил спокойно:
- Скажем так: я избавился от лишнего груза эмоций. И кроме того, книга помогла мне разобраться не только в причинах трагедии, но и в собственных желаниях.
- Если не секрет, в каких именно?
Лицо Люка смягчилось.
- Больше не секрет: речь идет о прекрасной женщине по имени Сара. В своей жизни я совершил немало ошибок, но самой страшной было то, что я позволил ей уйти. Я пришел к вам в студию, чтобы прямо сейчас сделать ей предложение.
Стакан выскользнул из ослабевших пальцев Сары на ковер. Может, она видит сон? Неужели Люк говорит правду?
Тони Лоренс усмехнулся.
- Для человека, прославившегося своей неприязнью к камерам, это героический поступок!
Люк согласно кивнул.
- Телевидение - это родной для нее мир. Вот я и выбрал вашу передачу чтобы она больше не сомневалась в моих чувствах.
Камера придвинулась ближе, экран заполнило лицо Люка - казалось, он смотрит прямо на Сару.
1 - Слышишь, Сара! Я люблю тебя и хочу жениться на тебе.
По ее щекам заструились слезы. Плакала не только она: слезы навернулись на глаза многих зрителей, сидящих в студии. А она уже едва расслышала следующие слова Тони Лоренса:
- Вот оно, предложение руки и сердца, сделанное королем "Формулы-1" своей королеве! Мы вернемся к этой теме после рекламной паузы.
Мысли в голове у Сары завертелись как бешеные. Люк любит ее и хочет, чтобы она стала его женой! Неужели это правда? Как же ей ответить на такое предложение? Конечно, она знает ответ, но Люк находится за сотни километров отсюда - в студии в Брисбейне.
Желание немедленно увидеть его причинило почти физическую боль.
Она работала над книгой, которая помогла Люку узнать правду о смерти невесты. Теперь он должен понять, что не все встречи с представителями прессы заканчиваются трагедиями. Иногда они даже помогают исцелиться. Величайшее препятствие между ним и Сарой перестало существовать.
Сделав ей предложение по телевидению, Люк выразил желание прийти в ее мир. О другом она и не мечтала. В конце концов Сара решила: надо уложить вещи и отправиться в Брисбейн, к Люку!
Но прежде, чем она успела двинуться с места, в дверь позвонили, и она с досадой нахмурилась.
Сейчас ей не хотелось бы видеть никого, кроме Люка.
Решив избавиться от гостя, кем бы он ни был, она чуть не лишилась чувств, когда увидела на пороге именно Люка. Его глаза переполняла нежность.
- Здравствуй, Сара. Можно войти?
- Ты?.. Как ты здесь?.. - Куда девалась невозмутимая журналистка? Она не могла связать и двух слов, у нее подкашивались ноги.
- Может, ты все-таки пригласишь меня войти? Или ты предпочитаешь сделать наши отношения достоянием общественности?
Его шутка вывела Сару из состояния шока. Он вошел в комнату и заключил ее в объятия.
- Об этой минуте я мечтал весь день. Я люблю тебя.
- Знаю. Я слышала, - с трудом выговорила она, понимая только одно: она наконец-то очутилась там, где мечтала, - в объятиях Люка. - Должно быть, передачу Тони Лоренса показывали в записи, - добавила она срывающимся голосом, не в силах поверить, что Люк здесь.
Он кивнул, запустил пальцы в ее волосы и осыпал поцелуями поднятое к нему лицо.
- По пути сюда я старался не превышать скорость, хотя искушение было слишком велико.
Сара не сводила с него глаз, представляя, как он мчался к ней. Все произошло слишком быстро - сначала предложение, затем эта встреча...
- Ты часто говорил о моих фантазиях. Может, я и теперь вижу сон? Или ты на самом деле сделал мне предложение по телевидению?
Он поцеловал ее в глаза, прижал к плечу и пригладил волосы.
- Это не фантазии, Сара. Я говорил так только для того, чтобы ты не отказывалась от своей мечты. Но потом я понял, что не смогу жить без тебя, - на его горле судорожно билась жилка. - А что именно так взволновало тебя - само предложение или то, что оно было сделано по телевидению?
Прижавшись к его плечу, Сара прерывисто вздохнула.
- И то, и другое.
Он кивнул, мягким движением поднял ей голову и заглянул в глаза.
- Я просто хотел доказать тебе, что люблю тебя такой, какая ты есть, и даже согласен ради этого всю жизнь провести перед камерами. Боюсь, правда, я буду дико ревновать тебя, но постараюсь справиться с собой.
Ее охватил трепет.
- В этом я ничуть не сомневаюсь! Но меняться придется мне.
Он нахмурился.
- Тебе? Тогда зачем же ты подписала новый контракт со студией?
Он ничего не знает, поняла Сара, и радостная дрожь пробежала по ее спине. Он был готов изменить всю свою жизнь ради нее. Чего еще могла пожелать влюбленная женщина?
Она покачала головой.
- Да, мы с Китти отмечали новый контракт, но не с телестудией.
- А с кем же?
В ответ она лукаво улыбнулась.
- Очевидно, ты не читал вчерашние газеты.
Речь идет о контракте с издателем на мой первый роман. После работы с тобой у меня начался писательский зуд. - И она указала на распечатки, разложенные на диване, где она занималась правкой. - Смотри - это первая глава.
У него заблестели глаза.
- Я уже готов был примириться с твоей известностью, а в результате обнаружил, что мне досталась начинающая писательница. - Судя по голосу, он ничуть не был разочарован. Люк усадил ее на диван, листы рукописи соскользнули на пол. - Так я по-прежнему жду ответа.
Слезы счастья навернулись на глаза Сары.
- Ты давно знаешь мой ответ. Да, я согласна стать твоей женой. Я люблю тебя - так, что иногда боль становится нестерпимой.
Он поцеловал ее - яростно, страстно.
- Я прогоню боль поцелуями.
При этих словах пламя охватило ее. Она молча кивнула. А он принялся выполнять свое обещание так усердно, что у Сары закружилась голова.
Незаметно ее одежда оказалась на полу, рядом с одеждой Люка, а поцелуи все продолжались.
Потом, почти засыпая в кольце его рук, Сара смутно осознала, что "Шоу Тони Лоренса" подходит к концу. Она забыла выключить телевизор и теперь вздрогнула, вновь услышав свое имя.
- Что он сказал?
- Сообщил зрителям, что ты согласилась, - с улыбкой объяснил Люк.
Сара приподнялась на локте и взглянула на него.
- Откуда он узнал мой ответ, если передача была записана вчера?
Люк вновь поцеловал ее - властно и пылко.
- Ты думаешь, я позволил бы тебе ответить иначе? Увидев тебя рядом с Китти в тот день, я понял, что больше не смогу прожить без тебя ни минуты. Труднее всего в жизни мне было уйти от тебя, но это было необходимо - чтобы решить, как лучше признаться в своих чувствах.
Еще несколько часов назад она считала, что для нее все потеряно, а теперь не сомневалась, что это лишь начало. И все-таки она не могла сдаться без сопротивления.
- А если бы я отказалась? - спросила она, смягчив вопрос улыбкой.
Он посерьезнел, только в глазах плясали искры.
- Тогда я предавался бы с тобой любви до тех пор, пока ты не передумала бы.
Жар охватил Сару, она состроила гримаску.
- Пожалуй, я все-таки поспешила. Ответственные решения нельзя принимать наспех.
Он рассмеялся.
- В таком случае я знаю, как убедить тебя.
Сара была готова расплакаться от радости.
Именно об этом она и мечтала!
ЭПИЛОГ
- С днем рожденья тебя, с днем рожденья тебя, с днем рожденья, милый Джейсон, с днем рожденья тебя!
Темноволосый мальчик, смущенный всеобщим вниманием, растерянно улыбался. Сара помогла ему задуть две свечи на пироге в форме замка. Ей не терпелось узнать, как обрадуется сын, увидев этот замок почти в натуральную величину, купленный Люком к его дню рождения.
Они решили сделать сыну сюрприз и потому долго хранили тайну. Маленький праздник был устроен в честь Джейсона и его товарищей по детской площадке.
Вспомнив о том, что скоро к ним присоединятся ее родители, Сара улыбнулась. Выходя замуж за Люка, она и не подозревала, что станет гордостью семьи. Ни успех одной дочери в Сенате, ни дом моды, созданный второй, не могли сравниться в их глазах с появлением первого внука. Даже выход в свет первого романа Сары обрадовал ее родителей не так, как рождение Джейсона.
- Смотри на меня, пока мама режет торт, - попросил Люк сына.
Сара подняла голову и увидела, что Люк направил на нее объектив видеокамеры. После рождения сына камера стала любимой игрушкой Люка странное хобби для человека, который прежде люто ненавидел репортеров и операторов.
А теперь он снимал все знаменательные моменты жизни Джейсона.
Сара улыбнулась.
- Снимай Джейсона, а не меня. Я ужасно выгляжу.
Он усмехнулся.
- Прежде ты никогда не терялась перед камерой.
- В то время я не была на шестом месяце беременности, - напомнила она.
Китти придвинулась ближе.
- Надеюсь, ты все-таки придешь ко мне на свадьбу.
Сара закивала.
- Ради тебя и Глена - непременно. Я так рада, что вы теперь вместе!
- Как же я могла упустить мужчину, который печет такие восхитительные булочки? - притворно удивилась Китти.
Люк отнял у Сары нож и отложил его в сторону.
- Иди-ка сюда. С чего ты взяла, что плохо выглядишь?
Сара окинула взглядом свою округлившуюся фигуру. Даже теперь, через три года после свадьбы, пламя их страсти не угасло. Слезы жгли ей глаза, она досадовала на то, что стала так легко поддаваться эмоциям.
Услышав приглушенный всхлип. Люк стер слезу с ее щеки кончиком пальца.
- Опять плачешь, дорогая?
- Только от счастья, - заверила его Сара. - Не могу дождаться, когда приедут наши родители.
Люк помирился со своими родителями, как только была опубликована его книга. Видимо, они и не ожидали, что он так часто будет упоминать о них в своей биографии. Книга имела успех, а родители Люка по праву могли считаться знаменитостями, и Сара подозревала, что они искренне наслаждаются своим новым положением.
Сара обожала Люка и радовалась за Джейсона: благодаря любящим и заботливым родителям, двум ласковым бабушкам и дедушкам он жил в лучшем из миров.
Как и она сама, мысленно добавила Сара, тая от счастья в нежных объятиях мужа.


Читать онлайн любовный роман - Им улыбнулась судьба - Парв Валери

Разделы:
парв валери

Ваши комментарии
к роману Им улыбнулась судьба - Парв Валери



роман понравился, особенно как гг делал предложение
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериОльга
11.05.2012, 12.31





прекрасный роман красивые чувства героев их отношения борьба характеров чудесное чувство любовь которое возникло между ними очень красиво сделал главный герой предложение женщине которая также полюбила его страшное прошлое осталось позади когда в душе радость и светлое будущее с детьми можно все преодолеть если рядом любящая женщина
Им улыбнулась судьба - Парв Валеринаталия
13.05.2012, 12.03





Читается легко, не сказала бы что очень хорош, но времени на этот роман не жалко
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериЖанна
13.05.2012, 16.23





Прекрасный роман!! Читала не отрываясь!!!!
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериАлина
13.05.2012, 19.58





Читала с удовольствием. Живой язык.Написано с любовью и уважением к героям.Спасибо автору за приятно проведенное время.
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериИрина
19.05.2012, 23.15





легкий роман, оставляет приятный осадок, советую прочитать
Им улыбнулась судьба - Парв Валерианя
30.05.2012, 10.38





прочитала с большим удовольствием. всем советую прочитать,роман читается легко.
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериСветлана
31.05.2012, 4.29





хороший роман
Им улыбнулась судьба - Парв Валеритана
6.06.2012, 13.25





Отдохнула читая роман, но все-таки неправподобно,конечно в жизни так не бывает! А очень жаль!
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериЛюдмила
12.06.2012, 6.58





Цікавий і романтичний, закінчення як і у вхіх романах хепі енд!!!
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериОля
3.07.2012, 14.37





роман супер!!!!!!!!!!
Им улыбнулась судьба - Парв Валерирая
29.08.2012, 15.37





8/10
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериМарго
31.08.2012, 18.58





роман понравился,читала и радовалась за героев.
Им улыбнулась судьба - Парв ВалериRimma
2.09.2012, 1.21





пРИЯТНЫЙ РОМАН. НАПИСАНО ЖИВО, СИМПАТИЧНЫЕ ГЕРОИ, ПОВЕДЕНИЕ ГЕРОЕВ ВЫСТРОЕНО ЛОГИЧНО И НЕ ВЫЗЫВАЕТ ВОПРОСОВ. СОВЕТУЮ.
Им улыбнулась судьба - Парв Валерииришка
5.01.2015, 22.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100