Читать онлайн Багровая луна, автора - Парнелл Андреа, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Багровая луна - Парнелл Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Багровая луна - Парнелл Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Багровая луна - Парнелл Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Парнелл Андреа

Багровая луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Весь день Рис Делмар приумножал свое состояние, занимаясь делом, которое было едва ли не самым важным в его жизни. Однако чем дальше, тем ему все меньше нравился вид человека, сидящего напротив него за карточным столом. Эта мертвенная бледность позволяла предположить, что ее обладатель либо дошел до крайней степени возбуждения, либо он серьезно болен. В любом случае, и то, и другое грозило испортить весь вечер.
– Может, хотите бренди, месье Геймбл? – попытался разрядить обстановку Рис и сделал знак своему слуге Люсьену принести им напитки. Но не успел тот поднять серебряный поднос со стоящими на нем хрустальным графином и заманчиво мерцающими бокалами, как Закери Геймбл отрицательно покачал головой.
– Пожалуй, немного попозже, – сказал он. Его по-американски неторопливая речь сейчас, казалось, еще более замедлилась. Никогда не отказываясь от возможности выпить на дармовщину, на этот раз Зак Геймбл решил даже не думать о какой-либо выпивке. Проклятая английская еда!
Эти роскошные харчи совершенно невозможно переварить человеку, привыкшему к доброму бифштексу и простым галетам. Вот и сейчас Зак чувствовал, что у него начинается что-то вроде несварения, потому что ощущения были внутри такие, словно он проглотил гвоздодер.
А Рис, как и положено радушному хозяину, тут же сказал:
– Как пожелаете, сударь. Может, сигару? Закери Геймбл снова слегка покачал головой, и тогда Рис пододвинул к себе квадратную деревянную коробку для сигар, инкрустированную слоновой костью и серебром. Взяв из нее длинную, тонкую сигару, он размеренным, точным движением отрезал ей кончик лезвием серебряного ножичка и поднес ко рту. К тому времени, как он положил нож на стол, Люсьен уже стоял рядом, держа зажженную спичку.
Раскурив сигару, Рис сделал несколько глубоких затяжек, наслаждаясь ароматом прекрасного табака, а затем решил все-таки в одиночку выпить бокал бренди и движением руки попросил Люсьена принести ему напиток.
Люсьен Бурже в третий раз покинул свой наблюдательный пост, который он занимал возле роскошной бордовой с золотом портьеры. Приволакивая ногу, поврежденную когда-то при встрече с бандитами, слуга медленно двинулся по толстому персидскому ковру к ближайшему сервировочному столику со стоявшим на нем спиртным. Он, не жалея, налил в бокал бренди из графина, любуясь благородным золотым оттенком напитка и вдыхая его солнечный аромат.
Когда хозяин удалится, Люсьен проявит к себе не меньше щедрости, так как у него появилось ощущение, что сегодня будет повод для праздника. Этот вечер был дьявольски удачен для молодого хозяина. Успех этот был тем более приятен после нескольких недель бедности и неудач за карточным столом, настолько опустошивших их кошелек, что Люсьен уже начал волноваться и думать, как они смогут заплатить за те роскошные апартаменты, которые они снимали в Лондоне.
Незаметная усмешка – ни один хороший слуга не выдает свои чувства, выполняя работу, – тронула уголки губ Люсьена. Вопрос платы за жилье, по крайней мере, больше не стоит, независимо от того, выиграет ли хозяин или проиграется в пух и прах. Плату за те комнаты, в которых они живут сейчас, хозяин вносит с завидным постоянством, Люсьен в этом был уверен.
Рис, не глядя и даже не кивнув, взял бокал из рук слуги. Сделав несколько неторопливых глотков, он открыл свои карты и остался доволен и картами, и напитком. Накануне ночью этот американец, месье Геймбл, крупно выиграл у него и четырех других господ, решивших составить им компанию за карточным столом. Геймбл неплохо играл в карты, даже, пожалуй, искусно, но далеко не так хорошо, как сам Рис. Месье Геймбл и те другие джентльмены не догадывались, что Рис намеренно не показывал своих истинных способностей. И уж тем более не догадывался этот шумный, громкоголосый американец, что в сегодняшнем их поединке ему предстояло лишиться не только вчерашнего выигрыша, но и значительной доли своего капитала.
Длинными, чувственными пальцами Рис, словно невзначай, прикоснулся к толстой пачке долговых расписок, уже перекочевавших с половины стола, принадлежавшей месье Геймблу, на его половину. Даже не пересчитывая, Рис знал, что общая сумма выигрыша уже приближается к десяти тысячам фунтов.
Все эти приятные подсчеты он производил в голове в процессе игры. Если информация о состоянии месье Геймбла была верной, а в ней сомневаться не приходилось – Рис Делмар всегда прежде чем сесть за стол, тщательно выяснял платежеспособность своего противника, так вот, если его сведения верны, то американцу недолго оставалось делать ставки.
А Зак Геймбл, в свою очередь, открыл свои карты, но увидел только мешанину цифр и рисунков, от которой закружилась голова.
Пытаясь сосредоточиться, он поморгал, чувствуя, как отяжелели его веки, и глубоко вздохнул. В ту же секунду в груди пребольно кольнуло, а лицо ужасно побледнело.
– Эй, там, как насчет того, чтобы открыть окно? – Зак слабо махнул Люсьену. – В этих чертовых курительных комнатах человек задохнется, а никто и не заметит.
– Вы бы хотели, чтобы я потушил сигару, месье Геймбл? – осведомился Рис Делмар.
– Хорошо бы, черт побери! – проворчал Зак. – Кто хочет курить, пусть идет на улицу!
– Тысяча извинений, месье! Если бы я знал… – Рис торопливо затушил сигару, которую держал между пальцев, но его противник тут же воскликнул: – А, проклятье! – и замахал ему с виноватым видом руками, картами и всем, чем только мог. После того, как свежий прохладный воздух проник в комнату через шелковые шторы, на щеках Зака заиграл легкий бледный румянец, и теперь Геймблу стало совестно. Он не понял, что это на него накатило. В любое другое время он и сам бы с удовольствием покурил: обычно Зак любил хорошие сигары. Поэтому сейчас, пытаясь загладить собственную резкость, он примирительно произнес:
– Не обращайте на меня внимания. Человек может курить, где ему нравится. К тому же, это ваш дом.
– Но вы гость моего дома! – ответил хозяин, и мир, таким образом, был восстановлен.
«Мой дом… Вот уж, едва ли», – подумал Рис.
Комнаты, в которых он сейчас жил, на самом деле принадлежали французской графине Клеменс, эмигрировавшей в Лондон так же, как и он сам. Графиня была дамой далеко не первой молодости, и Рис Делмар заключил с нею достаточно выгодное соглашение, не очень, правда, красивое с точки зрения высокой нравственности, но крайне необходимое ему в тот момент.
Дело в том, что графиня, несмотря на годы, сохранила весь темперамент молодости и очень любила, когда постель с нею делил какой-нибудь молодой проказник с горячей кровью. Зато за свои услуги Рис получил прекрасное жилье и рекомендации, помогавшие получить долгожданные приглашения на великосветские рауты.
Но действовать следовало медленно и осмотрительно. Рису необходимо было позаботиться о собственной репутации. Слава о его страсти и умении побеждать пришла в Лондон раньше, чем он сам приехал сюда из Парижа. Оказавшись на берегах туманного Альбиона, он обнаружил, что ему закрыт доступ в респектабельные клубы и комнаты, где за карточными столами собираются богатые английские буржуа, которые любят, чтобы игра все-таки имела некоторый оттенок непредсказуемости. Рису пришлось пойти на большие жертвы, приходилось отдавать за карточными столами верные взятки, пока, наконец, эти чопорные англичане не пришли к выводу, что рассказы о его необычных способностях не что иное, как простое преувеличение, столь свойственное французам. Когда они отбросили осторожность, он оказался за самыми престижными столиками с самыми богатыми игроками, да еще в такой момент, когда ставки были назначены особенно высокие. Рис слегка улыбнулся, предвкушая удовольствие от своих будущих побед.
Однако к тому времени ему понадобятся деньги, вот почему этому американцу сегодня и предстояло остаться без своих сбережений. Рис рассчитал все точно и знал, что англичане, не очень жаловавшие выходцев из своей бывшей колонии, не поставят ему в вину этот крупный выигрыш.
– Итак, вы готовы начать, месье? – спросил он Зака.
Зак Геймбл скосил глаза на красивого француза, сидящего напротив, вцепился руками в бархатную обивку подлокотника кресла и сказал:
– Зак! Проклятье! Зовите меня просто – Зак! А то от всех этих «мусью» я могу подавиться. Я все время забываю, что это меня зовут!
Рис расхохотался.
– Ну, как хочешь, Зак, – вежливо согласился он.
По правде говоря, ему нравился этот американец. У него не было изящных, хороших манер, и, может быть, поэтому он был симпатичен Рису. Самому Рису пришлось научиться этому всему, чтобы казаться своим среди золотой молодежи. Некоторые из них, великие кутилы и дебоширы, при необходимости становились надменными и изысканными.
Благодаря своему дару перевоплощения, Рис теперь был принят в их общество. Его манеры были отточены и изящны, словно он был одним из самых знатных отпрысков знаменитых фамилий. Речь его была блестяща и остроумна, как у самых образованных людей. Он прекрасно поддерживал беседу как на английском, так и на родном французском языке, оставляя при этом впечатление рафинированного аристократа.
– Вот именно, Зак, – эхом отозвался его партнер по игре и выпрямился в кресле, чувствуя себя теперь намного лучше. – Как насчет еще одной партии, чтобы я мог отыграть фунт-другой своих денег?
Легкое улучшение, которое ощутил Зак Геймбл, было, конечно, недостаточным для того, чтобы победить в игре, где все зависело от везения. Не прошло и часа, как карманы американца истощились, словно дождевая туча, вылившая из себя всю воду без остатка. Он написал поручительство на каждый фунт и каждый золотой, еще оставшиеся у него дома. Теперь после того как он расплатится со своим карточным долгом, ему еще хватит денег на хороший обед.
Ослабев, чувствуя, что его голова стала чугунной, словно после крепкого перепоя, Зак погрузился в размышления о превратностях судьбы и о пакостных обстоятельствах, в которых он оказался.
Тем временем Рис встал из-за стола, извинился и оставил своего соперника на несколько минут.
Странно, но Зак не особенно переживал по поводу своей неудачи в игре. Для него деньги значили не так уж много, а поэтому уходили и приходили с удивительной легкостью. Множество раз он проигрывался до того, что приходилось закладывать кольт, рукоятка которого была украшена жемчужинами. Однажды жизнь оставила его даже без сапог. Ему никогда не приходилось бедствовать долго. Никогда, за исключением одного раза. Тогда он так долго находился на мели, что ему пришлось пожертвовать частью своей доли в компании, принадлежавшей их семье. Черт побери! Он был уверен в себе и не мог проиграть. Однако в тот раз жизненные обстоятельства сложились так, что это стоило ему не только 10 % «Геймбл Стейдж Лайн», это стоило ему семьи. Черт побери! Он во всем обвинял Теодора. Способненький, благовоспитанный Теодор! Отцовский наследник, любимчик матери! Будь он проклят! Чтоб ему сгореть в аду! Способный, благовоспитанный, непогрешимый Теодор Геймбл!
Все же Заку не хватало его, и он скучал по Тедди и по матери. И он устал. Устал так, словно весь мир свалился ему на спину, и он целый день таскал его у себя на закорках. Однажды мать назвала их Каином и Авелем. В тот раз ему удалось крепко поколотить Теодора.
Но только в тот раз, и только с помощью кулаков. После той драки Теодор внимательно просмотрел бухгалтерские книги, которые велись компанией, и быстренько обнаружил, что его младший братец вытягивает деньги из семейного бизнеса и тратит их на азартные игры. Разъярившись, Теодор хотел вообще отлучить его от компании и предлагал выкупить долю брата, но Зак отказался ее продавать.
– Я даю тебе обещание, дорогой братец! – поклялся тогда Зак. – Ты никогда меня больше не увидишь, но пока я жив, доли моей ты не получишь!
На следующий день он уехал из Вишбона, пылая ненавистью к брату и все же понимая, что Теодор был прав. Но признаться себе в этом он не хотел. Зак уехал, с чувством злорадства думая о том, как старший брат будет волноваться и гадать, что его младший брат собирается сделать со своей долей в компании. Пусть Теодор знает, что может отлучить своего единственного брата от семьи, но никогда не сможет отлучить его от «Геймбл Лайн»! Никогда! По крайней мере, до тех пор пока сам Зак Геймбл не захочет выйти из доли.
Зак даже застонал от желания выпить. Когда-то и он был похож на этого молодого француза: такой же задиристый и самоуверенный и такой же убежденный в том, что игра за карточным столом удается тому, у кого есть ум, а не тому, кому везет с картами.
Двадцать лет назад он сам был Рисом Делмаром. Может, не таким красивым, не таким воспитанным, но бесстрашным. И сам черт был ему не брат. А теперь… Внезапно острая боль, зародившаяся где-то слева, пронзила его грудь. Он почувствовал сквозь боль, как немеет левая рука и словно тысячи иголок впились в напряженные мышцы. На мгновение, пока боль не отпустила, Зак забыл даже, о чем думал. Вся жизнь его может быть ставкой в карточной игре. Интересно, знает ли уже об этом Рис Делмар? Зак покачал головой. Может, и правда, он взвалил на свои плечи весь мир?! Может, с тех пор как он пять лет назад уехал из Аризоны, так и таскает у себя на плечах эту тяжесть?! И, может быть, настало время развязаться со всем этим? Эта мысль принесла Заку некоторое облегчение. Впервые за четыре месяца, которые он провел в Лондоне!
Когда Рис Делмар вернулся за стол, Зак приветливо ему улыбнулся.
– Ну что, Рис, давай еще одну партию! – не терпящим возражений тоном сказал он.
– Месь…э… Зак! – сказал Рис, чувствуя, что должен отговорить американца.
Зак Геймбл оказался даже более состоятельным человеком, чем он думал о нем вчера. Однако, у него было такое белое лицо и болезненный взгляд, что ему необходимо было отдохнуть сейчас. И поэтому Рис добавил:
– Послушай, Зак, я не люблю выигрывать у человека больше, чем тот может позволить себе проиграть.
– Я вовсе не разорен! – громко заявил Зак.
С решительным взглядом лихорадочно горящих глаз он потянулся за своим пальто. Дрожащими пальцами обшарил все карманы, пока, наконец, не вытащил из одного тонкий кожаный бумажник. Бумажник содержал несколько пожелтевших бумаг, которые Зак разложил веером на столе.
– Вот посмотри, – сказал он, тяжело ткнув пальцем в документы. – Мне принадлежит сорок процентов «Геймбл Стейдж Лайн» – лучшей в Аризоне компании, которая занимается перевозками пассажиров и грузов.
– Зак, – снисходительно сказал Рис. – Транспортная компания в какой-то глуши… Зачем она мне?
– Она стоит вчетверо больше твоего сегодняшнего выигрыша! Продай ее, если захочешь! Завтра можно будет обо всем договориться с лондонским агентом моего брата. Черт возьми! Да мой братец даст тебе даже больше. Он давно хотел прибрать к рукам мою долю!
Рис покачал головой, чувствуя, что ему просто совестно. А надо сказать, что он редко испытывал такое чувство, когда выигрывал так много. Он вовсе не собирался обирать американца до последней нитки.
– Завтра утром я приду к тебе, чтоб получить долг по распискам. И если ты договоришься с агентом своего брата насчет денег, то мы потом еще сыграем с тобой.
Зак сердито отодвинул кресло от стола, тяжело оперся ладонями на столешницу с разбросанными на ней картами и, наклонившись вперед, с мрачной решимостью посмотрел в лицо Рису Делмару.
– Ты дашь мне еще один шанс, француз! Ты обчистил меня так же хорошо, как гриф обчищает кости! Ты обязан мне дать шанс, чтобы я мог вернуть все, что потерял! Еще одна партия!
Зак откинулся назад, не испытывая ни малейших угрызений совести из-за того, что солгал. У его брата не было агента в Лондоне.
На то, чтобы получить деньги от Теодора Геймбла, потребуется много времени. Но Зак не собирался проигрывать. Он гневно посмотрел на Риса.
– Ну, как хочешь, – ответил Рис.
Он и раньше видел подобные взгляды. Именно так смотрит человек, отказывающийся признать свое поражение и играющий до тех пор, пока не лишится головы. Рис с сожалением разорвал свежую колоду карт и сдал Заку. Он сыграет и эту партию, хотя она уже не будет иметь никакого значения. У него не было ни малейшего интереса к тому, что ему предлагал противник, и он совсем не хотел разорять дотла Зака Геймбла. Но у Риса также не было ни малейшего желания отдавать свой выигрыш только для того, чтобы удовлетворить мужскую гордость этого американца. Да, он сыграет эту партию. Сейчас этот господин получит, чего так добивается, а затем от него надо будет избавиться. Иначе придется кого-нибудь позвать, чтобы этого упрямого американца вышвырнули из дома графини. Завтра, когда этот тип немного остынет, он и сам поймет, как глупо себя вел сегодня, и будет счастлив заплатить свой долг и получить назад бумаги своей компании.
Не прошло и четверти часа, как Зак Геймбл бросил карты на стол, признавая свое поражение. Медленно, словно любое усилие причиняло ему боль, он встал с кресла, достал свой кожаный бумажник, шлепнул его на центр стола. Затем Зак потребовал перо и чернила. Люсьен поспешно выполнил его просьбу. Несмотря на горячие уверения Риса, что он может подождать и до завтра, Зак настоял на том, чтобы позвали еще одного слугу, который вместе с Люсьеном смог бы засвидетельствовать передачу его доли в руки Риса Делмара.
Рис неохотно выполнил просьбу своего карточного партнера, зная, как досадно потом отыскивать свидетелей, чтобы аннулировать эту сделку.
Раздраженный и все же обрадованный тем, что вечер заканчивается относительно спокойно, молодой француз положил бумажник к долговым распискам, с тем чтобы не забыть его взять завтра, когда он пойдет к американцу.
– Приходите завтра к двум, – сказал Зак Рису, сохраняя хладнокровие, удивительное для человека, только что проигравшего все состояние. – Я приготовлю к этому времени деньги для уплаты долга.
Рис настоял на том, чтобы Люсьен вызвал для гостя кэб и проводил до двери. Однако он не подозревал, что, покинув особняк, Зак Геймбл расхохотался, несмотря на жуткую боль, отдававшую в плечи, несмотря на тяжесть в ногах. Он расхохотался, несмотря на то, что каждый вздох давался ему с трудом. Ну, что ж, пускай этот французишка поищет Теодора, если хочет получить должок. Пусть Теодор поищет его потом, если ему не понравится то, что произошло с долей его младшего брата. Какое ему, Заку, дело до всего этого? Он сдержал свое обещание. Он никогда не вернется в Вишбон. Но Теодор, могущественный, благоразумный Теодор скоро крепко об этом пожалеет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Багровая луна - Парнелл Андреа



Че-то оа его быстро простила. Это странно. Я даже не поняла, что к чему. Но роман неплох
Багровая луна - Парнелл АндреаЛале
15.02.2013, 19.20





Гг.ня вызывает отвращение и раздражает грубостью и неоправданным хамством. Он тоже раздражает, в общем роман не дочитала.
Багровая луна - Парнелл АндреаОльга
21.12.2013, 1.50





Роман не понравился, скучно. Хотя, идея сюжета интересная, но автору не удалось "раскрутить". Самая низкая оценка.
Багровая луна - Парнелл АндреаGala
9.12.2015, 0.16





А мне этот вестерн очень понравился. Именно - вестерн, а не любовный роман. Хорошо описана оризонская глушь...нравы заштатного городка...местный олигарх-живоглот...бандитизм. Сюжет закручен и динамичен. А Лале отвечу, что когда остаешься с двумя детьми на руках, быстро-быстро мужика простишь!
Багровая луна - Парнелл АндреаВ.З.,68 л.
16.10.2016, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100