Читать онлайн Багровая луна, автора - Парнелл Андреа, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Багровая луна - Парнелл Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Багровая луна - Парнелл Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Багровая луна - Парнелл Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Парнелл Андреа

Багровая луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

Свой вынужденный отдых Рис использовал, чтобы написать, как он давно собирался, письмо Алену Перрол. Мей Спрейберри сказала, что почту получают в лавке Пенрода, так как Милт Пенрод, кроме того, что был владельцем единственного в Вишбоне магазина, выполнял еще и обязанности городского почтмейстера. Она предложила, было, постояльцу свои услуги, но Рис, которого утомили ее бесконечные хлопоты вокруг него, деликатно, но твердо отказался. Ему не хотелось лишних вопросов. Для человека, желающего сохранить свое прошлое в секрете, Мей Спрейберри была сущим наказанием.
Но все-таки Рис очень ценил ее доброту. Если бы не ее забота, он бы до сих пор валялся в кровати и, возможно, долго бы еще не смог встать. Что и говорить, этому Тедди следовало бы поучиться у Мей. Да ей, этой чертовке Тедди, вообще следовало бы поучиться вежливости. Вот потому-то, прежде чем пойти выпить и успокоиться, Рис и направился сначала к лавке Пенрода. Он прошел мимо длинного ряда скамеек перед магазином. В этот момент дверь отворилась, и на пороге показался высокий, худой мужчина в полосатых брюках и белой накрахмаленной рубашке.
– Доброе утро, – сказал он.
– Бонжур, – приподнял шляпу Рис. – Мне сказали, что я смогу здесь отправить письмо.
– Вы – Делмар, не так ли?
Хозяин магазина сунул соломинку в рот и оглядел Риса с головы до ног.
– Ну, конечно, можете, как и любой другой. Я вас ждал. Вы же понимаете, что почтмейстер знает обычно всех горожан.
– Будем знакомы, Рис Делмар, – протянул ему руку Рис.
– Милт Пенрод, – мужчина крепко пожал протянутую ему руку. – Здешний почтмейстер. Владелец магазина.
Когда он говорил, соломинка в уголке его рта смешно прыгала и раскачивалась.
– Входите, пожалуйста. Сейчас разберемся с вашим письмом.
Он дружески похлопал Риса по спине, жестом предлагая следовать за ним, и пошел вперед, с привычной ловкостью пробираясь между ящиками и мешками и продолжая при этом без умолку говорить.
– Я видел, как вы разговаривали с Тедди. Должно быть, она вам здорово благодарна за то, что вы изловили того бандюгу. Жалко все-таки, что этого парня пристрелили до суда.
Пенрод прошел за маленький прилавок, за которым стоял секретер с бесчисленными ящичками для бумаг.
– Да уж, – ответил Рис. – Шериф Блэлок был страшно расстроен, когда рассказывал о побеге, и очень хвалил мистера Адамса за то, что тот пристрелил бандита.
– Этот бездельник постоянно бы крутился вокруг города, если бы остался жив. Бьюсь об заклад, что он хотел набить себе карманы, прежде чем бежать за границу.
Хозяин магазина пожал плечами и оглянулся, словно желая удостовериться в том, что они одни. Он сделал знак Рису подойти поближе к прилавку и, наклонившись к нему, тихо, доверительно произнес:
– Я вам вот что скажу. Я тут вижу много такого, чего не видят другие. Смотрю целый день через большую витрину на приезжающих, отъезжающих, иногда задерживаюсь над бумагами допоздна. Между нами говоря, я не раз видел, как этот парень Лазер приходил в «Алмаз» и уже тогда, когда заведение было закрыто.
На лице Пенрода появилась многозначительная усмешка.
– Так что точно можно сказать, что Лазер надеялся найти в тот вечер в «Алмазе» не только еду и питье!
Рис тоже улыбнулся:
– А, вы, наверное, говорите о женщинах.
Он вытащил из внутреннего кармана письмо и положил его на прилавок.
– Это, а может, и еще что-то, – предположил Пенрод, с отсутствующим видом беря письмо и небрежно взглянув на адрес. – В любом случае, на этот раз Лазер выбрал неудачное время. Конечно, Перришу Адамсу ничего не будет за то, что он убил этого бездельника. Вот посмотрите, никто даже не удивится, если на следующих выборах Адамс станет мэром Вишбона. – Держа в руках письмо Риса, Пенрод помахивал им, подчеркивая каждое свое слово.
– Черт! Если бы вы видели, как он скупает все окрестные земли, сразу бы поняли, что он скоро будет владеть всем в Вишбоне.
Пенрод замолчал, чтобы повнимательнее посмотреть на адрес, написанный на конверте.
– Ага, в Лондон, – протянул он. – Другу или семье?
– Другу, – ответил Рис, чувствуя, что Мелт Пенрод так же болтлив, как и хозяйка Риса. – Сколько будут стоить почтовые расходы?
Догадываясь, что Рис торопится, Пенрод быстро произвел подсчеты, взял деньги и протянул сдачу.
– Ждете ответа?
Рис помолчал с минуту, думая о том, как отнесется Ален к его запоздалому письму. Конечно, сын Дженни не должен поверить, что Рис виновен в гибели его матери. Конечно, нет! И все-таки Рис очень боялся отправлять это письмо, думая, что суматоха, вызванная убийством, еще не улеглась, а потому он подвергает себя серьезному риску, отправляя сейчас письмо Алену.
Сын Дженни вполне мог предупредить лондонские власти, где теперь искать Риса. Но он должен отправить это письмо. Ему нужно было рассказать Алену все, что он узнал о смерти Дженни. И ему только оставалось надеяться, что Ален поверит ему и станет союзником, а не врагом.
– Надеюсь, что ответ будет, – тихо сказал Рис, вежливо кивнул Милту Пенроду и, задумчиво склонив голову, пошел к выходу. Он не обратил внимания ни на кипы штанов, разложенных на прилавках, ни на горы тяжелых кожаных ботинок. Скользнув взглядом по шляпным коробкам, он задержал взгляд на длинном застекленном прилавке, где было выставлено оружие всевозможных видов. Но даже здесь он не стал задерживаться.
Выйдя на улицу, Делмар остановился на тротуаре, вдохнул полной грудью свежий утренний воздух и направился к «Алмазу». Несмотря на ранний час, ему, как никогда раньше, захотелось выпить, а еще лучше – напиться.
В салуне было тихо и пустынно. У девочек еще не начался рабочий день, и Рис обрадовался этому.
Ему хотелось тишины и одиночества, чтобы как следует успокоиться перед тем, как он сядет за игру и пополнит свой отощавший кошелек. А еще он подумал, что потом можно будет вернуться к Пенроду и выбрать себе новый револьвер. Те парни, которые его тогда ограбили, забрали и его оружие. А если ему придется еще пожить в Вишбоне, а, судя по всему, так оно и будет, то хотелось бы быть вооруженным. Он заказал виски и поставил бутылку на стол. Мей не позволяла пить в своем доме. Несмотря на его убеждения, что глоток хорошего виски лучше всякого лекарства, добрая женщина не дала ему выпить ни капли, пока он лежал в постели.
Рис сделал медленный, неторопливый глоток. Крепкий напиток обжег небо. Качество его было невысоким, однако желаемый эффект это пойло производило. Рис откинул голову и дал жидкости переместиться в горло, ощущая, как огненный поток медленно течет по пищеводу, и внутри у него словно разгорается небольшой костерок.
По мере того как виски оказывало желаемое действие, Рис расслаблялся, его нервы начали успокаиваться.
Внезапно над его головой раздался голос Перриша Адамса:
– Если хотите, могу вам предложить кое-что получше.
Хозяин салуна появился сразу, как только Харлей сообщил ему о том, что француз сидит здесь.
– У меня есть пара ящиков прекрасного отборного виски! И мне доставит огромное удовольствие выпить его с вами, потому что вы сможете оценить его по достоинству.
Говоря это, Адамс засунул палец в маленький жилетный карман и вытащил небольшие золотые часы на золотой же цепочке, красиво сверкнувшей на черном фоне жилета.
– Если я не ошибаюсь, – добавил он, – то вы как раз тот человек, у которого есть вкус и умение оценить прекрасное!
– Скажу честно, я не испытываю к хорошим вещам отвращения, – улыбнулся Рис. – Так что, если вы не шутите, я принимаю ваше приглашение.
Он запечатал бутылку, стоявшую на столе, отставил ее в сторону и спросил:
– Вы Адамс? Не так ли?
– Перриш Адамс, – ответил собеседник. – Владелец «Алмаза», хотя содержание салуна – это не главная работа для меня.
Когда они подошли к кабинету, Адамс остановился и пропустил Риса вперед, говоря при этом:
– Вообще-то, я – землевладелец. У меня одно из самых крупных ранчо в этих местах и одно из самых лучших стад скота в Аризоне.
Рис кивнул. Конечно, было бы лучше, если б ему предложили хорошее виски без липших разговоров, так как все его мысли были заняты Тедди. Ему еще никогда не встречалась такая женщина, в присутствии которой он постоянно чувствовал себя идиотом. До чего все же странно! Она презирала все то, что, по его мнению, украшало мужчину. Он на приобретение этих качеств потратил всю свою сознательную жизнь, а она издевалась над этим и восхищалась тем, что ему было противно. Изысканные разговоры, прекрасные манеры для нее ничего не значили. Она хотела, чтобы мужчина доказывал, что он мужчина, не разговорами, а тяжелым трудом и потом. В каком странном, неправильном мире он оказался! Но самое странное, что он испытывает влечение к этой странной женщине, и ему, в конце концов, придется решать, что делать.
Рис опустился в кресло, обитое алым бархатом, и откинулся на мягкую, удобную спинку.
Оказавшись в своей неофициальной штаб-квартире, Адамс тоже слегка расслабился. Он подошел к бару, налил в короткие хрустальные бокалы виски и предложил гостю.
– Восхитительно! – с удовлетворением сказал Рис, сделав глоток и решив, что даже такая маленькая доза отлично выдержанного виски с лихвой вознаграждает его за необходимость выслушивать излияния этого Адамса. Решив, что хозяин «Алмаза» пригласил его, чтобы похвастаться своими планами и богатством, Рис из вежливости спросил:
– А ваше ранчо недалеко от Вишбона?
– К северу отсюда, – ответил Адамс, держа свой бокал в руке. Он сел за стол и добавил:
– Две тысячи акров, а поблизости – еще пятьсот. Надеюсь, что когда-нибудь объединю земли в одно владение. Неплохо получится, а?
Адамс помолчал, давая собеседнику возможность оценить сказанное. Затем он, не глядя, потянулся рукой назад, открыл ящик с сигарами и предложил одну Рису.
– Вот, пожалуйста, самые лучшие.
– О, благодарю, вас! – с удовольствием согласился Рис Делмар, поднес сигару к лицу, вдыхая изысканный аромат табака, а затем похлопал по карманам в поисках спичек.
– Воспользуйтесь вот этим, – Адамс достал маленький, в пол-ладони, серебряный предмет и слегка нажал на его верхушку большим пальцем. Над предметом тут же загорелся маленький язычок пламени, и гостеприимный хозяин склонился к гостю, давая прикурить.
– Это лучше, чем спички. Я только что получил с Восточного побережья.
С этими словами Адамс опустил крышку зажигалки и передал ее Рису. Тот пару раз клацнул фитилем, удовлетворяя свое любопытство, а затем, оценив достоинства диковинки, вернул ее владельцу. К этой минуте Рис уже достаточно освоился среди пышного убранства в кабинете хозяина «Алмаза». Панели из редких древесных пород, дорогая мебель и мягкий восточный ковер – все было намного роскошнее, чем в главном зале салуна, и служило доказательством того, что Адамс действительно понимает толк в хороших вещах.
– Просто удивительно, – сказал Рис в промежутке между двумя затяжками, – почему вы с вашим изысканным вкусом не хотите вернуться на Восток?
– Видите ли, все дело в возможностях, – не колеблясь ни минуты, ответил Адамс. – Просто здесь их не меньше, чем песка в пустыне. На этих землях умный человек может…
Владелец салуна чуть не сказал «создать империю, какую еще свет не видывал», но в последний момент все же сдержал свой энтузиазм и добавил:
– Ну, просто здесь нет предела тому, что может сделать мужчина.
Сверкнув глазами, он отпил виски из своего бокала, секунду выдержал и закончил:
– Я человек, которому нравится жить там, где нет никаких пределов.
– Авантюрная философия, я бы сказал, – заметил Рис, – никаких ограничений за столом, никаких ограничений в жизни.
На этом Делмар счел возможным остановиться. Сегодня у него не было ни малейшего настроения вести философские разговоры – слишком о многом ему нужно было поразмыслить наедине с самим собой.
Он допил свое виски, возможно, даже с излишней поспешностью, но бахвальство Адамса его порядком утомило, и к тому же ему не терпелось поскорее оказаться за игровым столом. Рис встал, поблагодарил хозяина и только тут впервые заметил маленькую стеклянную витрину рядом со встроенным в стену книжным шкафом. За стеклом в ней находился единственный предмет, но это было нечто такое, чего он уж никак не ожидал встретить в Вишбоне. Он подошел поближе и, посмотрев повнимательнее, убедился в том, что эта восхитительная ваза была не хуже тех, что ему доводилось видеть в самых знаменитых европейских музеях.
– Замечательная вещица! – произнес он с уважением. – Китайский фарфор, не так ли?
Адамс довольно кивнул и, с оттенком гордости за свое приобретение, сказал:
– Очень древняя работа! Замечательная вещь! Самодовольно улыбаясь, он тоже подошел к витрине:
– Я купил вазу в Сан-Франциско. Ее хозяин не хотел с нею расставаться, но в конце концов я убедил продать.
Адамс помнил, что платой послужила пуля, которую он всадил в спину старого китайца.
– Вы себе представить не можете, как эти китайцы держатся за свои древности.
Повернувшись, он подошел к столу, взял бокал Риса и наполнил его до краев.
– Присядьте, пожалуйста, – дружелюбно сказал он Рису. – Докуривайте вашу сигару, выпейте еще стаканчик. И позвольте мне сделать вам одно предложение.
У Риса не хватило духу отказаться от второго стакана такого виски, которого, наверняка, ему не удастся попробовать в Вишбоне, поэтому он выполнил просьбу Адамса, хотя подумал при этом, что ему придется выслушать за это вторую серию рассказов о замечательном хозяйстве Перриша Адамса.
– Вы чрезвычайно любезны, – с самым вежливым поклоном ответил он Адамсу. – Право, вы так добры ко мне, что я уже чувствую себя в неоплатном долгу перед вами!
– В таком случае, выслушайте меня, – обрадованно кивнул Адамс. – Мы, наверняка, можем быть полезны друг другу.
– Возможно, – ответил Рис.
Вспомнив, что Адамс в прошлый раз похвалил его игру в карты, Рис подумал, что хозяин «Алмаза» собирается предложить ему организовать что-то вроде турнира в салуне или, может быть, он сам решил сыграть с ним по-крупному. В любом случае, Рису подходит и то, и другое. Он слишком рано понял, что сила и власть у того, у кого деньги, а безденежье ему вовсе не нравилось. Поэтому, отбросив все тревожные мысли, Рис стал внимательно слушать хозяина салуна.
– Видите ли, в дополнение к ранчо и другим делам на севере Аризоны у меня есть транспортная компания. Не очень большая, скорее вспомогательная, но достаточно прибыльная. Называется она «Адамс Оверленд». Может, слышали? Я собираюсь объединить разрозненные короткие маршруты так, чтобы моя линия шла от границы до границы.
Его длинные тонкие пальцы коснулись кончика черного закрученного уса, а он, между тем, продолжал:
– Единственное препятствие на моем пути – существование в Аризоне другой транспортной компании…
– «Геймбл Лайн», – догадался Рис. Он слушал Адамса со всевозрастающим интересом, однако благодаря выработанной годами выдержке, никак не выдал этого. Он медленно поднес сигару ко рту, с наслаждением затянулся и, выпустив густое облако дыма, равнодушно сказал:
– Однако я думаю, что этот регион так велик, что спокойно мог бы прокормить и две линии.
Адамс энергично замахал головой.
– Ни одна транспортная линия не может существовать без контрактов с почтовыми фирмами. У нас это «Уэлз Фарго». И «Геймбл Лайн» заключила с ней пятилетнее соглашение на обслуживание всего нашего региона. А моя компания, хотя она значительно лучше, в результате не имеет такого договора. Как вы, должно быть, понимаете, ждать пять лет – это слишком долго. К тому же «Геймбл Лайн» может настаивать на возобновлении контракта.
Рис старался держать себя в руках. Адамс допил виски и отставил в сторону пустой бокал.
– Что я собираюсь сделать? Хочу объединить обе компании в одну. Это объединение, любой разумный человек с нами согласится, принесет огромную пользу региону, так как обе компании станут сильнее и богаче.
Только теперь Рис начал понимать, для чего его сюда пригласили. Вовсе не ради разговоров о китайских древностях и не из-за его выдающихся картежных способностей. Он также понял, что Адамс не считает Тедди разумным, здравомыслящим человеком. С этим, вообще-то, можно и согласиться. Очевидно, Адамс уже предлагал ей слияние их компаний и, естественно, получил полный и решительный отказ. И еще… Судя по всему, Адамс узнал, что приезжий француз стал невольным партнером Тедди Геймбл. Почувствовав нечто вроде азарта, обычно появляющегося у него в самые острые моменты игры, когда к нему в руки приходили нужные карты, Рис снова неторопливо затянулся сигарой.
– Это звучит разумно, – сказал он, прекрасно понимая, что Адамс ожидает, как он сию минуту раскроет карты и предложит свою долю в его полное распоряжение. Правда, пока у Риса еще не было уверенности в том, что он полностью раскусил хозяина «Алмаза». В таком случае, не стоит начинать первым. Нужно сначала выяснить, что за карты у него на руках? Спокойно сидя в кресле, потягивая виски, Рис просчитывал в уме разные ходы и думал о том, что припас для него Адамс.
– Что касается денег, – продолжал убеждать его Адамс, – их нелегко заработать с семейством Геймбл. У них существует глупое убеждение, что в их семейный бизнес никто не имеет права соваться, даже ради высокой прибыли и эффективности. Я делал предложения Теодору Геймблу о выкупе их компании, но он отказался. После его смерти я обращался с этим предложением к Тедди, думая, что она будет мне благодарна за то, что ей можно будет достойно покинуть бизнес, совершенно не подходящий для женщины. Но вы же видели Тедди? Разговаривать с этой девицей – все равно, что говорить со столбом.
Он замолчал, предоставив Рису возможность поразмыслить над сказанным. Затем обошел вокруг стола и сел в свое кожаное кресло. Там, на фоне богатой обивки кабинета, он стал величаво ожидать ответа Риса.
– Тедди, конечно, упрямое создание, – наконец, произнес Рис. – Но, что касается бизнеса, она, по-моему, вполне справляется.
– Справляется?! – расхохотался Адамс. – Да она висит на волоске и удерживается в бизнесе только чудом. А в последнее время на маршрутах ее компании участились случаи грабежа. Тот инцидент, свидетелем которого вы стали, был не первым и вряд ли последним. А что вы хотите? – резко закончил он. – Компания, которая управляется женщиной, любому проходимцу с большой дороги покажется легкой, доступной добычей. Не давая собеседнику вставить слово, Адамс продолжал свои обличения:
– Подумайте сами, что может знать женщина о защите жизни? Поверьте мне, я бы сделал ей огромное одолжение и оказал бы честь, выкупив у нее компанию. И она сама это понимает! Понимает, но из упрямства не желает признавать, что находится на пороге разорения!
Рис слушал Адамса со всевозрастающим волнением, а при последних словах на его лице отразилась неподдельная тревога. Слова Адамса, действительно, его встревожили, и очень сильно. Если «Геймбл Лайн», в самом деле, на грани краха, то это значит, что его доля в компании, от которой теперь зависела вся его жизнь, может оказаться никому не нужной и совершенно бесполезной.
К счастью, Рис не забывал одно золотое правило: в любой игре опытный мастер может искусно преувеличивать свои силы, чтобы деморализовать противника. Поэтому он ответил:
– Ну, если дела в «Геймбл Лайн» так плохи, как вы рисуете, почему бы вам просто не подождать, когда все разрешится своим чередом? Компания потерпит крах, и вы сможете дешево купить ее!
– Я же вам уже сказал, – тут же ответил Адамс, – я не из тех людей, которые считают терпение добродетелью. Я готов организовать маршруты «Адамс Оверленд» хоть сейчас!
Он твердо положил ладони на поверхность стола, его лицо окаменело.
– И точно так же я готов закончить это осторожное хождение вокруг да около. Мы оба знаем, о чем идет речь.
Он наклонился к Рису, его зрачки расширились:
– У вас оказалась доля Зака Геймбла в этой компании. Я готов предложить вам за нее десять тысяч долларов. Немедленно! До того, как вы уйдете из этого кабинета! И это больше, чем вам предложит Тедди сейчас, да и, вообще, когда-нибудь. Итак… – Адамс встал и посмотрел на Риса сверху вниз: – Примите мой совет и продайте вашу долю!
Рис допил свое виски и холодно улыбнулся Адамсу. Он не мог скрыть своего удовольствия при мысли о том, что хозяин салуна первым раскрыл карты.
– Ваше предложение меня чрезвычайно заинтересовало, – ответил он, изобразив на лице озабоченность. Теперь Рис ни минуты не сомневался в том, что сумма в десять тысяч долларов взята Адамсом с потолка и рассчитана, скорее всего, на неосведомленность иностранца. А реальная стоимость его доли, наверняка, значительно выше. Поэтому, продолжая все так же вежливо улыбаться, он добавил:
– Но ваше предложение настолько неожиданно, что мне необходимо время, чтобы принять решение.
Не обращая внимания на внезапно помрачневший взгляд Адамса, он продолжил:
– Видите ли, я пришел сюда, чтобы сыграть в карты, и боюсь, что вряд ли смогу сейчас думать о столь важных вещах.
Адамс был совершенно ошеломлен, и, глядя на него, Рис испытал чувство легкого удовлетворения. Наверняка, в следующий раз Адамс предложит значительно больше. А пока… можно будет использовать это предложение, чтобы заставить Тедди быть посговорчивее. Да! Его улыбка стала просто лучезарной. Кажется, сегодня исторический день.
Во всей этой истории ему не нравилось только то, что его умственные способности притупились после всех передряг. Ну надо же, он столько времени провел в Вишбоне, и ему ни разу даже в голову не пришло, что акции «Геймбл Лайн» могут интересовать еще кого-то. Теперь он готов был побиться об заклад, что эта мысль приходила в голову Тедди. Значит, эта очаровашка все время блефовала с ним? Ну что ж, сегодня он сможет отплатить ей той же монетой.
Рис не думал о том, чтобы продать свою долю Адамсу, даже если тот предложит вдвое больше. Во всяком случае, он не сделает этого до тех пор, пока не проучит Тедди как следует и не поиздевается над ней так, как она издевалась над ним столько времени.
Извинившись, Рис встал, оставляя Адамса в бессильной ярости, которую он, однако, тщательно прятал за хладнокровной улыбкой. Изо всех сил пытаясь не обнаружить своего поражения, хозяин салуна сказал, старательно выговаривая слова:
– «Геймбл Лайн» дешевеет с каждым днем. В скором времени я ее получу задаром!
– Непременно учту это, – хладнокровно ответил Рис, чувствуя себя замечательно впервые с тех пор, как приехал в этот городок. Адамс мог говорить что угодно, Рис теперь не верил ни одному его слову. Когда через несколько минут он сел играть в покер, все его чувства и мысли обострились до предела. За это следовало благодарить Адамса. Рисом овладел такой энтузиазм, что он совсем не обратил внимания на то, как Харлей вышел из-за стойки бара и пошел в кабинет босса.
– Звали меня? – спросил бармен, вытирая руки о передник, повязанный на поясе, и встал, вытянувшись чуть ли не по стойке «смирно». От холодного взгляда хозяина кряжистый бармен даже вздрогнул. Ему оставалось только надеяться, что не он – причина хозяйского гнева.
– Харлей! – раздался ледяной голос. Плохо сдерживаемая ярость в тоне привела бармена в еще больший трепет. – Пусть Делмар играет сегодня, а затем пустишь среди завсегдатаев слух о том, что он – шулер и играет краплеными картами.
– Вы хотите, чтоб его вышибли вон?
– Вот именно! – глухо заворчал Адамс, так что от звуков его голоса у Харлея даже мороз побежал по коже.
– Не извольте беспокоиться! – подобострастно ответил бармен. – Наши парни с удовольствием дадут отставку тому, кто очищает их карманы всякий раз, как садится играть. Я обязательно скажу им об этом, как только Делмар уйдет.
Харлей был несказанно рад тому, что хозяин зол не на него, а на француза. Уж кто-кто, а он хорошо знал, как страшен хозяин в гневе, и испытывать это на себе не желал.
Справедливости ради следует сказать, что Харлею не доставляло особого удовольствия видеть, как гнев хозяина обрушивался на кого-то вообще. Интересно, как этому Делмару удалось так быстро разозлить Адамса?
– А что он сделал? – осмелился спросить бармен. – Пытался смошенничать с вами?
Вместо ответа Адамс улыбнулся так, что Харлей немедленно пожалел о своем вопросе.
– Вообще-то, это тебя никоим образом не касается, Харлей. Однако у этого сукиного сына есть кое-что, нужное мне, а он только что отверг мое предложение.
Лицо Адамса приобрело землисто-серый цвет, голос звучал глухо и низко.
– Но запомни мои слова и запомни их хорошенько! До того, как я закончу с Делмаром, он сам захочет мне отдать это нечто!
Услышав, в чем дело, Харлей захотел заслужить одобрение хозяина и спросил:
– Хотите, я прослежу за тем, чтоб он никогда не появлялся в «Алмазе»?
Из всех людей Адамса Харлей работал с ним дольше всех других. Бармен редко ошибался и без всяких угрызений совести мог вышибить любого нежелательного посетителя, стоило только хозяину мигнуть.
– Нет! – ответил Адамс. – Пусть приходит, когда захочет! Я хочу его видеть, чтоб знать, когда он будет готов принять мое предложение!
Харлей понимающе засмеялся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Багровая луна - Парнелл Андреа



Че-то оа его быстро простила. Это странно. Я даже не поняла, что к чему. Но роман неплох
Багровая луна - Парнелл АндреаЛале
15.02.2013, 19.20





Гг.ня вызывает отвращение и раздражает грубостью и неоправданным хамством. Он тоже раздражает, в общем роман не дочитала.
Багровая луна - Парнелл АндреаОльга
21.12.2013, 1.50





Роман не понравился, скучно. Хотя, идея сюжета интересная, но автору не удалось "раскрутить". Самая низкая оценка.
Багровая луна - Парнелл АндреаGala
9.12.2015, 0.16





А мне этот вестерн очень понравился. Именно - вестерн, а не любовный роман. Хорошо описана оризонская глушь...нравы заштатного городка...местный олигарх-живоглот...бандитизм. Сюжет закручен и динамичен. А Лале отвечу, что когда остаешься с двумя детьми на руках, быстро-быстро мужика простишь!
Багровая луна - Парнелл АндреаВ.З.,68 л.
16.10.2016, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100