Читать онлайн Мужей много не бывает, автора - Паркс Адель, Раздел - 25. БЕДА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужей много не бывает - Паркс Адель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 2.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужей много не бывает - Паркс Адель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужей много не бывает - Паркс Адель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркс Адель

Мужей много не бывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25. БЕДА

Белла
Вторник, 15 июня 2004 года
— Это просто смешно — лететь с ним в Лас-Вегас, — говорит Амели.
Мы сидим в кафе «Коста-Кофе», которое находится недалеко от моего дома. Я позвонила ей и вызвала на экстренное совещание. Я смотрю в окно. За окном, прогоняя с улицы промокших прохожих, льет дождь. Такой погоды не пожелаешь и в январе, не говоря уже об июне. На прошлой неделе я щеголяла в футболке и сексуальных шортиках, а на этой не выхожу из дому без плаща и зонта. Унылое положение дел немного улучшает тот факт, что у меня плащ «Барберри». Для тех, кто следит за модой, — совершенно обязательный предмет гардероба зимнего сезона 2003 года. Может, мне и холодно и мокро, но выгляжу я шикарно.
Амели, естественно, права как никогда. Лететь со Стиви в Вегас — абсурдная затея.
— Я знаю, но они не оставили мне никакого выбора. На звонок Лауры ответил Филип. Он, конечно, подумал, что это просто сногсшибательная идея — составить им компанию в их бесплатной поездке в Лас-Вегас, и тут же согласился, не посоветовавшись со мной.
— Ты пыталась его отговорить?
— Конечно, но он сказал, что последние три недели я какая-то нервная и раздражительная и что смена обстановки пойдет мне на пользу.
— Он хорошо тебя знает, — комментирует Амели.
Я кисло улыбаюсь. В последнее время я не могла совладать с нервами, и Филип и Амели неоднократно указывали мне на это, что вообще-то редко содействует прекращению приступов раздражительности. Ну конечно, я чувствую напряжение и срываюсь по мелочам. Скажите, а кто мог бы сохранять полное спокойствие, будучи замужем за двоими мужчинами, которые знакомы друг с другом, и каждую секунду ощущая угрозу гибельного разоблачения? Лаура, несомненно, тоже заметила, что я сама не своя, но она проявила тактичность и не стала допытываться до причин моего состояния. У нее на этот счет свои соображения — я уверена, она решила, что я капризничаю из-за того, что мне не нравится Стиви. Тут она одновременно попала в десятку и пальцем в небо.
Со времени моего свидания со Стиви прошла неделя. За это время, с его согласия, я договорилась о встрече с адвокатом — это шаг вперед — и оказалась втянута в четырехдневный вояж в Лас-Вегас, в котором также будут участвовать моя лучшая подруга и оба моих мужа, — это шаг назад. И даже не шаг, а целый гигантский прыжок, если быть честным. Кошмарная перспектива.
— Интересно, что заставило Стиви согласиться, чтобы вы с Филипом присоединились к ним в этой поездке.
— Скорее всего, его уговорила Лаура.
— Или он хочет, что ты хорошенько поплясала на сковородке, — говорит Амели.
— Нет, он не стал бы этого делать. Зачем ему это? — спрашиваю я.
— Затем, что ты ужасно с ним поступила. Ты тайно вышла за него замуж, потом бросила, а теперь требуешь от него развода. Кроме того, ты заставляешь его лгать своей девушке и вовлекаешь в паутину собственной лжи твоему мужу, что может в любой момент привести к взрыву, чреватому непредсказуемыми последствиями, — заявляет Амели.
Я начинаю ее ненавидеть. Осознаю, что мое раздражение подпитывается моими собственными недостатками, но это не только не смягчает его, но делает еще более жгучим. Из-за ее добродетели я чувствую себя так, будто продала душу дьяволу. В этом-то вся беда с хорошими людьми — тебе приятно находиться с ними рядом, только если ты в этом отношении ничем не хуже их. Если же ты не хороший — а сейчас я определенно плохая девочка, — то это только доводит тебя до белого каления.
— Завтра я спрошу у него, какую еще игру он затеял, — говорю я и поясняю: — Завтра мы снова встречаемся. Я представлю ему отчет о том, как идут дела.
— По-моему, ты сказала, что они стоят на месте.
— Ну… завтра все может измениться. У меня утром консультация с адвокатом.
— А ты не можешь послать ему электронное письмо? В нем и опишешь, как прошла твоя консультация.
— Это слишком рискованно: электронное письмо может попасться на глаза не тем людям.
— Точно так же вас могут увидеть вместе. Это, без сомнения, еще более рискованно, — возражает Амели.
— Нет, мы выбрали место подальше от исхоженных дорог. Нам не грозит опасность быть увиденными.
— Как все таинственно, — негромко говорит Амели и вскидывает брови, тем самым демонстрируя мне свое недоверие и недовольство.
— Не думай, что мне это нравится.
— Ты сама, главное, следи за тем, чтобы тебе это не понравилось. Еще кофе?
Я киваю — в основном потому, что хочу, чтобы Амели оставила меня в покое, пусть даже только на пару минут — а ей и не потребуется больше двух минут на то, чтобы заказать и принести два латте. Я уже начинаю жалеть, что посвятила ее в свою ужасную тайну. Она стала вести себя как мой личный заместитель совести.
Я обвожу взглядом кафе. Обычно я люблю здесь бывать. Часто, гуляя днем по городу, я вдруг обнаруживаю, что открываю дверь «Косты». У них вкусные сандвичи, и я предпочитаю покупать их здесь, чем есть дома одна. Я устраиваюсь на одном из коричневых кожаных диванов и, потягивая кофе, читаю какую-нибудь книгу. Так как я работала официанткой много лет — больше, чем хотелось бы считать, — то для меня прийти в хорошее место и не спеша выпить кофе — это особое удовольствие, несравнимое с тем, которое получают от этого простого действия остальные смертные. Я люблю есть итальянские миндальные печенья, макая их в кофе. Они дорогие, и многие считают, что они не вкуснее картона, но для меня они являются символом городской респектабельности. Уже ради одного этого я готова есть их каждый день.
Я помню, как всего месяц назад я заглянула сюда на ленч после спортзала. Я тогда подумала, что живу чертовски замечательной жизнью и мне можно только позавидовать. Тело у меня приятно ломило от физических упражнений, желудок был полон и доволен (кофе латте с обезжиренным молоком, сыр моцарелла, сушеные помидоры и сандвич с песто — вкусный, но чуть пересоленный). Мне никуда не нужно было спешить. Я никому не должна была денег, никого не обидела, никого не просила отработать за меня смену. Помню, я подумала, что все так хорошо, что лучше просто не бывает. А сейчас мне кажется, что моя судьба многострадальнее судьбы библейского мученика Иова, а Амели как-то подозрительно успешно справляется с ролью Святого Духа. Будто в подкрепление моей мысли, Амели возвращается к столику с тремя латте и улыбающейся Лаурой.
— Угадай, кого я уговорила присоединиться к нам? — говорит она, сияя широкой улыбкой.
Я вскакиваю и обнимаю Лауру, испытывая при этом смешанные чувства. Мне, как всегда, приятны ее приветливая улыбка и непритворная радость при виде меня. Но чувство вины, стянувшее мои внутренности как при тяжелом случае пищевого отравления, не столь приятно.
— Что ты здесь делаешь? — Надеюсь, мой голос выражает радость и любопытство, а не тревогу и настороженность.
— Утром Амели написала мне сообщение, что вы сегодня встречаетесь, и предложила тоже прийти. Ты ведь не возражаешь, правда?
Одно мгновение Лаура выглядит испуганной и неуверенной. Раньше на ее лице часто можно было заметить такое выражение, но в последнее время оно практически исчезло. Как жаль видеть его снова. Она не уверена в том, что ее хотят здесь видеть. Мне становится стыдно, в основном потому, что я, в отличие от Амели, действительно не хочу ее видеть, хотя вины Лауры в этом нет.
— Замечательно, что ты пришла. — Я обнимаю ее и изо всех сил стараюсь поверить в собственные слова. — А где Эдди?
— У своего отца.
Я внутренне готовлюсь к злобной тираде, направленной в адрес Оскара. Не припомню, чтобы она хоть раз упустила случай в подробностях рассказать о недавно совершенных им проступках. Всегда что-нибудь находится. Кроме ухода от Лауры и Эдди, преступления Оскара против человечества состоят в том, что он постоянно покупает Эдди не тот йогурт; что Эдди упал на детской площадке (понятно, что Эдди мог упасть независимо от того, кто в этот момент за ним смотрел, — здесь вся соль в том, что это случилось, когда он находился на попечении Оскара); что он уложил Эдди спать не в урочный час; что он кормил Эдди едой с большим содержанием соли и добавок (Лаура, естественно, тоже этим грешна, но…); что он уехал из города как раз в день рождения Эдди; что, вернувшись, он в качестве компенсации купил Эдди дорогую и бесполезную игрушку… Боюсь, этот список можно продолжать до бесконечности. Но сегодня Лауре, похоже, нечего поведать нам об Оскаре.
— Не могу думать ни о чем, кроме Вегаса. Подумать только, через три недели и один день мы будем лететь в самолете! — Она хихикает.
— Я тоже много об этом думаю, — признаю я.
Лаура улыбается и принимается напевать. Это можно слушать, потому что ее голос ангелы должны были дать мне.
Она улыбается и светится мягким внутренним светом. Она не догадывается, что этим она выводит меня из себя. Я понимаю, что должна быть рада тому, что она наконец-то нашла мужчину, который ей небезразличен и которому небезразлична она.
Мне приходит в голову, что в один прекрасный день они могут решить пожениться, и тогда им придется заполнять бумаги и отвечать на вопросы. Стиви будет вынужден признаться, что он уже был женат. Лаура наверняка захочет узнать на ком. Даже если нам удастся разрешить эту трудную ситуацию, возникнут другие, не менее трудные. Я не смогу присутствовать на их свадьбе, потому что мать Стиви узнает меня. А если я не пойду, то как я объясню это Лауре? По той же самой причине Лауру и Стиви нельзя будет приглашать ко мне на семейные торжества — потому что вдруг на них появятся мой отец или братья и узнают его? Я даже не могу представить, какое чудовищное везение потребуется мне для того, чтобы прожить следующие сорок лет и избежать губительного разоблачения. Я не говорю Лауре ничего из этого. Вместо этого я спрашиваю:
— Не хочешь на днях пройтись по магазинам? Купим каких-нибудь вещей в дорогу.
— Белла, мне очень приятно, что ты это предложила, — Лаура улыбается, — но, знаешь, я уже совершила набег на «Манго» и «Топшоп». — Затем ее улыбка вдруг гаснет, и на лице появляется озабоченное выражение. — Ты уже знаешь насчет бедняжки Фрейи? Над ней издеваются в школе.
— Что? Кто? Ты ходила в школу? Разговаривала с учителями? Почему ты мне не сказала? Это просто возмутительно.
— Тебе и без этого есть о чем беспокоиться. Кроме того, я думаю, что там все не так уж страшно. Фрейя крепкая девочка — и физически, и психически. Я буду отслеживать ситуацию.
— Амели! — Я искренне возмущена. Разве мать не должна защищать своего ребенка? Как она может быть такой спокойной? — Расскажи мне все в подробностях, — требую я.
— Одна девочка дергает ее за хвост и говорит, он выглядит по-дурацки. И еще она отняла у нее карандаши и укусила ее, что недопустимо в их возрасте.
— Дети такие жестокие, верно? — бормочу я. — Школьная игровая площадка — это настоящие джунгли. Ну вот, например, сколько раз тебя кусали за прошедшую неделю?
Лаура краснеет.
— Я не имею в виду укусы как часть любовной игры, — злюсь я. — Я говорю о тех случаях, когда тебе при этом говорят, что от тебя воняет, или спрашивают, где ты купила свою одежду — не на благотворительной распродаже?
— Фрейя достаточно умна для того, чтобы понимать, что эта девочка просто завидует, — говорит Амели. — Это буря в стакане.
Во мне поднимается гнев. Ясно, что над Амели никогда в школе не издевались, иначе она бы сейчас горела желанием оторвать голову этой хулиганке.
— А эти издевательства не могли начаться после того, как погиб Бен? — спрашиваю я.
— С чего ты взяла, что это имеет какое-то отношение к смерти Бена? — спрашивает Амели.
— Это просто предположение.
— Тебя начали задирать в школе после смерти матери? — спрашивает Амели.
Она проницательна до такой степени, что становится страшно.
— Мы не обо мне говорим, — отвечаю я.
Мы и правда говорим не обо мне, но почему тогда глаза у меня наливаются слезами?
— Думаю, что о тебе, — невозмутимо констатирует Амели. — Ты ощущала себя покинутой, когда твоя мать умерла?
Я боюсь пошевелиться, потому что чувствую, что расплачусь, даже если просто кивну. Я не собираюсь лить слезы из-за насмешек и унижений двадцатилетней давности. Это просто глупо. Наверное, это проблемы сегодняшнего дня сделали меня такой чувствительной к прошлым обидам.
— Я уверена, что твой отец и братья делали все, что могли, чтобы тебе жилось получше, но тебе, скорее всего, все равно было нелегко расти в семье, где кроме тебя остались одни мужчины.
Вообще-то отец и братья не делали для меня почти ничего, но я не собираюсь делиться этим с Амели. Дети в школе дразнили меня тем, что я выгляжу как мальчишка. Так оно, наверное, и было, потому что ходила я в основном в обносках, оставшихся от братьев. С деньгами у нас в то время было худо, ведь после смерти матери отец не работал. Не потому, что ему не на кого было оставить детей или он был убит горем, — он не работал, потому что все время был пьян. Дети кричали, что от меня воняет грязными тряпками и пивом. И возможно, они и в этом были правы.
— Кто спас тебя, Белла? — спрашивает Амели.
— Я не хочу об этом говорить, — говорю я, глядя Амели прямо в глаза. По крайней мере, ей хватает порядочности побледнеть, встретив мой взгляд. Но она очень целеустремленная женщина.
— Почему же? За все те многие часы, что мы посвятили разговорам о Бене, ты ни разу не сказала: «Я это понимаю». Но ведь ты должна была понимать, разве нет? Потеряв мать, ты ощущала в душе то же горе, злость и страх, что и я после смерти Бена.
— Я была всего лишь ребенком.
— Из-за того, что ты была всего лишь ребенком, по тебе это должно было ударить еще сильнее.
Я делаю медленный сознательный вдох. Я должна успокоиться. Необходимо сохранять хладнокровие. Не время плакаться в жилетку. Я понимаю, зачем Амели затеяла этот сеанс любительского психоанализа. На основании того, что я говорила ей в прошлом, и — в большей степени — того, чего я ей не говорила, она сделала вывод, что у меня было очень несчастливое детство, начиная с того дня, когда у мамы нашли рак. До того дня детство у меня было самое замечательное, потому что оно было таким, как у всех детей. Я сполна получила свою долю успехов и разочарований, желе и мороженого, домашних заданий и ветрянки. Я была первой из всех детей в городе, у кого появился велосипед «Рали». А когда мне исполнилось восемь, мне подарили малышку Кэббидж Пэтч, со свидетельством о рождении, документом об усыновлении и всем прочим. Удивительно, как часто ты и понятия не имеешь, насколько тебе было хорошо, пока не становится плохо.
Потом мама заболела. А потом умерла. Я не буду об этом говорить. Не хочу вспоминать. Достаточно сказать, что следующие семь лет были для меня ужасно тяжелыми. Каждый день я жила в состоянии тоскливого уныния. Возможно, я до сегодняшнего дня тонула бы в этом личном аду, если бы в нашем городке не появился Стиви. Стиви вновь открыл мне, что такое доброта и счастье. Стиви.
Очевидно, Амели сложила два и два и получила четыре. Она пытается создать ситуацию, при которой я могла бы объяснить Лауре, что я сделала и почему. Но я хочу одного — чтобы она оставила меня в покое. Чтобы не совала нос не в свой вопрос. Я не желаю ей ничего объяснять. И Филипу тоже. В разговорах с ним я очень осторожно отзывалась о питейных привычках моего отца, никогда не называя их алкоголизмом. Я всеми силами удерживала Филипа от поездки в Кёркспи, где он не увидел бы ничего, кроме бедности, грязи и, что хуже всего, равнодушного отношения ко мне моей семьи. Я не хочу, чтобы это открылось. Не хочу ни рассказывать, ни оправдываться. Я просто не хочу снова испытывать страх.
— Ты ведь ходила в школу в твоем городке, да, Белла? Кстати, а как он называется? Напомни мне, пожалуйста.
Я долго жгу Амели взглядом, потом говорю:
— Кёркспи. — Я знаю, что если бы я не сказала, то Амели сама «вспомнила» бы название.
— Ничего себе! — удивляется Лаура. Она рада, что, как она думает, нашла повод увести нас от неприятной темы. — Там же жил Стиви, когда был подростком!
— Ты, наверное, ошиблась, — холодно говорю я. — Это очень маленький городок. Сколько, ты говорила, Стиви лет?
— Тридцать один.
— Всего на год больше, чем мне. Я бы тогда его знала. А раз я его не знаю, значит, ты ошиблась.
— Нет, я отлично помню. Он говорил, что жил в Кёркспи.
— Думаю, тебе стоит уточнить у Стиви, — говорит Амели.
— «Кирк» по-шотландски означает «церковь». Скорее всего, в Шотландии не один город с таким названием, — спокойно заявляю я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мужей много не бывает - Паркс Адель

Разделы:
1. завтра — это слишком долго
l:href="#n_1" type="note">[1]2. одно разбитое сердце на продажу3. человек, на которого можно опереться4. деньги, детка5. отношение мира к тебе6. человек с гитарой7. это любовь8. у меня есть мечта9. я he хочу знать10. то пламя, что зажгло его11. ты не знаешь меня12. мне повезло13. моя девушка14. я просто не могу не верить15. детка, давай поиграем в семейную жизнь16. разве это странно?17. теперь или никогда18. этот вечер так подходит для любви19. детка, это не важно20. ты меня больше не любишь21. в поисках тебя22. люби меня нежно23. так плелась паутина24. все путем, мама25. беда26. я позабыл позабыть27. да здравствует лас-вегас28. не могу не влюбляться29. чудо в тебе30. рок-н-ролльный вечер31. мое счастье32. обращайся со мной хорошо33. упрямая женщина34. шум, гам и гвалт35. всегда в мыслях36. в любой день37. воспоминания38. дьявол в ином обличье39. прилипла к тебе40. подозрения41. один вечер42. буду помнить тебя43. когда сердце начинает болеть44. отель разбитых сердец45. моя детка ушла от меня46. я ухожу47. чужой в родном городе48. мне больно49. передумай, детка50. знаю, что любишьЭпилог

Ваши комментарии
к роману Мужей много не бывает - Паркс Адель


Комментарии к роману "Мужей много не бывает - Паркс Адель" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1. завтра — это слишком долго
l:href="#n_1" type="note">[1]2. одно разбитое сердце на продажу3. человек, на которого можно опереться4. деньги, детка5. отношение мира к тебе6. человек с гитарой7. это любовь8. у меня есть мечта9. я he хочу знать10. то пламя, что зажгло его11. ты не знаешь меня12. мне повезло13. моя девушка14. я просто не могу не верить15. детка, давай поиграем в семейную жизнь16. разве это странно?17. теперь или никогда18. этот вечер так подходит для любви19. детка, это не важно20. ты меня больше не любишь21. в поисках тебя22. люби меня нежно23. так плелась паутина24. все путем, мама25. беда26. я позабыл позабыть27. да здравствует лас-вегас28. не могу не влюбляться29. чудо в тебе30. рок-н-ролльный вечер31. мое счастье32. обращайся со мной хорошо33. упрямая женщина34. шум, гам и гвалт35. всегда в мыслях36. в любой день37. воспоминания38. дьявол в ином обличье39. прилипла к тебе40. подозрения41. один вечер42. буду помнить тебя43. когда сердце начинает болеть44. отель разбитых сердец45. моя детка ушла от меня46. я ухожу47. чужой в родном городе48. мне больно49. передумай, детка50. знаю, что любишьЭпилог

Rambler's Top100