Читать онлайн Великосветский скандал, автора - Паркер Юна-Мари, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Юна-Мари

Великосветский скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

До приезда Гая оставалось два месяца, и Франческа спешила сделать как можно больше, боясь, что он станет препятствовать ее планам. Собрав все необходимые бумаги, она направилась в отдел рекламы. Ее идеи нуждались в воплощении, и сейчас ей нужно было проконсультироваться с экспертами.
Глен Касиль возглавлял отдел рекламы около двух лет и, к счастью для Франчески, был молодым человеком, который с энтузиазмом и доброжелательностью относился к новым идеям. Она всегда находила с ним общий язык. Его веснушчатое лицо, наполовину спрятанное за толстыми очками, непринужденная манера держаться весьма располагали. Его помощница Рита также являла собой сгусток энергии.
– Привет, ребята! Вы можете уделить мне немного времени? У меня есть кое-какие идеи, которые я хотела бы с вами обговорить, – сказала Франческа, садясь напротив Глена.
– Чудненько! Чашку кофе? – предложил Глен.
– Пожалуй. Черный, без сахара. Вот! – Она выложила на письменный стол кипу бумаг. – Только подождите, пока все не услышите.
Рита поставила кофе рядом с бумагами, весело сверкнула глазами.
– Давайте, выкладывайте!
Видя нетерпение обоих, Франческа улыбнулась:
– Прежде всего, я думаю, мы должны предоставить широкий выбор полдюжине ведущих филиалов и разрешить им выдавать клиентам на время наши драгоценности по особым случаям при условии широкой информации о том, что драгоценности от компании «Калински джуэлри».
– Это как миссис Вардбург Вильямс III, – заметил Глен.
– И еще миссис Карл Дарро, Пози Коуэн и Мейзи Сейглер! – подхватила Рита. – Это здорово!
– Меня беспокоит только одно – обрадует ли это страховых агентов, – сказала Франческа.
– Все будет нормально, – успокоил Глен. – У них будет такая же крыша, как и у вас, когда вы берете напрокат драгоценности.
Франческа засмеялась:
– Вы думаете, им понравится пункт, гласящий, что страховка не выплачивается, если дама, на которой были драгоценности, была пьяна в момент их утери?
Глен пожал плечами:
– Да разве хоть половина этих женщин бывают трезвыми? Это нормальная практика, Франческа. А как в отношении того, чтобы предоставлять драгоценности напрокат кинозвездам?
– Хорошая мысль! Почему бы и нет? Где Элизабет Тейлор собирается в скором времени появиться?
– Я выясню. – Рита сделала пометку в своем блокноте. – Только с какой стати она станет носить наши бриллианты? У нее, наверное, своих навалом.
– Я думаю, мы можем сделать так, – задумчиво проговорил Глен. – Я выясню фамилию продюсера ее следующего фильма. Схожу к нему и скажу, что его ожидают золотые часы или еще какой-нибудь подарок, если он велит главному костюмеру взять все драгоценности у нас с полной страховкой. При условии определенной рекламы за небольшую цену. Я думаю, любой ухватится за это.
– Блестящая идея! – согласилась Франческа. – Но вернемся к нашим филиалам. Почему бы не предложить им процент с продажи каждой вещи?
– Вы хотите сказать, что если Пози Коуэн приведет свою подругу из Небраски, которая купит бриллиантовое ожерелье, то мы дадим Пози процент с продажи?
– Правильно! Другие компании так делают, почему бы и нам не пойти на это? – сказала Франческа.
– Идея хорошая. Что еще у вас в загашнике?
– Спонсирование спортивных мероприятий, в особенности соревнований по теннису. Золотые часы для всех участников мировых чемпионатов. – Франческа подняла глаза от папки с надписью «Проекты». – Кстати, когда будут следующие олимпийские игры?
– Я проверю, – механически сказала Рита, делая запись в блокноте.
– А сейчас я хочу сообщить вам действительно стоящую идею. Тут наверняка можно расшевелить прессу. – Франческа вынула еще несколько листов с аккуратно напечатанным текстом и передала их Глену. – Я думаю, мы должны открыть «Калински джуэлри» для молодых. Сейчас все больше девушек начинают самостоятельно зарабатывать на жизнь и хотят приобрести себе ювелирные изделия.
Рита комично подняла брови.
– Господи Боже мой, да сколько они зарабатывают? У нас цены такие, что три тысячи долларов стоит связка крошечных жемчужин с бриллиантами, которые и разглядеть мудрено! Или, может, мы будем работать на проституток?
Франческа весело рассмеялась:
– В том-то и дело! Ни одна молодая женщина, если она не проститутка, не может позволить себе купить украшения по нынешним ценам. Я хочу, чтобы у нас появился новый ассортимент изделий стоимостью начиная от пятисот долларов, а может быть, и меньше для женщин, которые имеют соответствующий доход.
– Интересно, – заметил Глен, ожидая дальнейших разъяснений.
– Я думаю, мы могли бы предложить изящные золотые цепочки, скажем, с жемчужиной или бриллиантовой подвеской. Затем можно подумать о золотых серьгах, о русских кольцах с тремя оттенками золота, изящных браслетах и булавках для шарфа.
– С указанием нашего символа – буквы «К»? – предположил Глен.
– Возможно, – согласилась Франческа. – Ну, так что вы думаете по этому поводу?
– Уф! Думаю, это здорово! – горячо откликнулась Рита. – Вы полагаете, миссис Эндрюс поддержит эти новшества?
– Надеюсь. Я подключу Генри Лэнгхэма, чтобы он выступил с этими идеями. Он умеет убеждать мою мать. И я бы хотела воплотить в жизнь эти идеи как можно быстрее.
Все замолчали – каждый думал о том, как пойдут дела в компании, когда Гай займет пост вице-президента. Точное представление об этом имела лишь Франческа, но, естественно, ничего не сказала.
– Я хотела бы сделать что-то очень необычное, – задумчиво проговорила Франческа, допив кофе. – Что-то такое, что оказало бы положительное влияние на будущее «Калински джуэлри». Не знаю, как на вас, но на меня наводит тоску дизайн многих традиционных и классических изделий. Например, тот, где три ряда жемчужин и бриллиантовые клипсы.
– Вам надо бы встретиться с одним человеком, – задумчиво проговорил Глен. – Это весьма неординарный дизайнер. Родился он в Талсе, а учился в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Он вернулся в Нью-Йорк несколько недель назад, и мне хотелось бы, чтобы вы посмотрели его изделия.
Франческа явно заинтересовалась словами Глена:
– Как его зовут? И как выглядят его изделия?
– Зовут его Серж Буано. Я вам скажу, Франческа, вы никогда не видели подобных ювелирных изделий! И вообще никто не видел!
– Вы не могли бы пригласить его, Глен? Вы считаете, что мы можем его использовать?
– Я думаю, что он выведет «Калински джуэлри» на первое место на рынке драгоценностей! У него поистине революционные подходы!
– В таком случае я бы очень хотела с ним встретиться.
Франческа вернулась к себе в офис радостно взволнованная. Серж Буано и его изделия могут стать ее секретным оружием и укрепить ее положение в компании до приезда Гая.


Серж понравился Франческе сразу, едва он вошел в ее офис с портфелем, в котором находились эскизы образцов. Высокий, хорошо сложенный, с бородой янтарного цвета и глазами голубыми, словно небесная лазурь, он прошел вперед с непринужденной грацией и протянул руку.
– Садитесь, – сказала Франческа после приветствия. – Я много слышала о вас.
Глен просветил ее насчет того, где и как Серж Буано учился, а также показал рекомендации компаний в Париже и Лондоне, где Серж последние одиннадцать лет работал. Франческе было также известно, что все эти годы он жил экономя каждый шиллинг, чтобы купить материал и сделать тот или иной образец.
Серж поставил портфель на стол и выжидательно улыбнулся.
– Вы, кажется, начинали как живописец? Что же заставило вас обратиться к ювелирным изделиям?
– В день, когда мне исполнился двадцать один год, я шел по Пятой авеню, – улыбаясь, заговорил Серж. – Мне за два года изрядно наскучила учеба в художественном училище. И вдруг я увидел витрину магазина Картье. Это зрелище меня потрясло! Изумительные, разных цветов камни, изящно обработанные. Это и вдохновило меня. Когда я посмотрел на витрины магазинов Тиффани, Ван Клифа и Арпельса, я понял, чего хочу в жизни. Мне захотелось выявить естественную красоту камней. Ведь в конце концов и камни, и драгоценные металлы вышли из земли, поэтому мне захотелось отразить их связь с землей… Позвольте мне показать вам кое-что.
Серж открыл портфель и извлек оттуда несколько эскизов, выполненных пером, чернилами и акварельными красками.
Франческа не спеша стала рассматривать их, и в глазах ее вспыхнули искорки восхищения. Тем временем Серж продолжил свой рассказ:
– С этого момента я совершенно по-иному стал смотреть на многие вещи. Например, роса на траве в Центральном парке на моих глазах вдруг превращалась в браслет. Вот видите, здесь я использовал остроугольные кристаллы изумруда с крохотными бриллиантами. А вот эта подвеска из бледно-голубых бриллиантов родилась в моем воображении, когда я увидел капли дождя на оконном стекле.
– Блестяще! – восхищенно выдохнула Франческа. – Кто-нибудь уже видел эти эскизы?
– Я показывал их нескольким людям в Лондоне, но они сказали, что образцы выглядят слишком уж нетрадиционно. – Серж покачал головой. – Никто не решается идти на риск и запускать их в производство. Они говорят, что я опережаю время.
– Это и в самом деле так! И это именно то, что я ищу! – воскликнула Франческа.
Серж стал показывать ей другие эскизы, по его голосу чувствовалось, что он с трудом сдерживает волнение.
– Меня очень вдохновляет вода – все равно, в спокойном она состоянии или в движении. Мне хотелось схватить и передать эффект падающей и разбивающейся о скалы воды вот в этом ожерелье из платины и аквамаринов, а брызги фонтана – вот в этих бриллиантовых серьгах. Вода так подвижна, она переливается и беспрестанно меняется, и свет в ней тоже меняется. Эту подвижность мне хочется привнести и в ювелирные изделия. Мне совершенно не по душе статичность, – решительно добавил он.
Франческа молча кивнула. Щеки ее раскраснелись. Слова Сержа так подействовали на нее, что по спине пробежала волна дрожи. Она поняла, что нашла именно то, что ей всегда хотелось найти. А может быть, она нашла даже больше, чем искала. Ей нравился блеск глаз Сержа на загорелом лице, когда он улыбался, нравились сильные и в то же время артистические, нежные руки, но больше всего ей нравилось то, что оба они, видимо, находились на одной и той же волне. Если ей удастся убедить мать взять в компанию Сержа, она сделает из него дизайнера-звезду. Это настоящая находка. Франческа мысленно нарисовала себе картину: коллекция ювелирных изделий Сержа Буано из «Калински джуэлри».
– А у вас есть уже готовые образцы? – поинтересовалась Франческа.
– Есть несколько штук. Правда, я не принес их сегодня, потому что, честно говоря, не рассчитывал, что вас заинтересуют мои эскизы.
– Я не просто заинтересовалась. Я собираюсь пригласить вас на следующей неделе на правление, так что приносите образцы, – горячо сказала Франческа. – Я очень надеюсь, что мы будем вместе работать.
Серж смотрел на Франческу, не скрывая восхищения. Кажется, он наконец поверил, что его работы ей действительно понравились.
– Я тоже надеюсь, – вполне искренне проговорил он. – Вы настоящая леди. Умная и к тому же красивая.
Франческа почувствовала, что краснеет. Серж чем-то напоминал ей Марка. В нем ощущались то же соединение силы и деликатности, тот же энтузиазм в сочетании с творческим началом, наконец, тот же шарм. Она задержала дыхание, решив про себя, что их отношения с Сержем в будущем будут исключительно деловыми. Она не намерена допускать классическую ошибку – дважды влюбляться в мужчин одного и того же типа. И не собирается снова наносить себе душевную травму.
– Я позвоню вам и сообщу, когда у нас будет заседание совета директоров, – сказала она, стараясь говорить ровным, спокойным тоном.
Серж стоял перед ее столом, широко расставив ноги, руки в карманах, и с улыбкой смотрел на нее.
– Горю нетерпением снова услышать и увидеть вас, – негромко проговорил он.


Неделю спустя Серж раскладывал свои ювелирные изделия на краю стола в зале заседаний. Он и Франческа ожидали прихода Сары, которая должна была решить вопрос о его назначении. Франческа изрядно волновалась. Для нее было чрезвычайно важно, чтобы Серж стал работать в компании, она отчаянно хотела, чтобы Сара отнеслась к нему доброжелательно. Франческа всю неделю возвращалась к нему в мыслях, и сейчас, когда он находился рядом, у нее дрожали руки. Он выглядел очень эффектно в светло-сером пиджаке и темных брюках, и ей хотелось бы знать, есть ли у него подруга.
– Вам нравится это? – нарушил Серж мысли Франчески. Он держал в руке одно из своих самых изящных изделий – ожерелье из золотой канители с аквамаринами и жемчужинами, напоминающими парящих стрекоз.
– Нечто восхитительное! – ахнула Франческа. – Такое элегантное и хрупкое.
Серж засмеялся:
– На самом деле оно прочное. – Положив образец на стол, он взял другое ожерелье. – Однако самое любимое у меня – вот это.
Франческа наклонилась, чтобы получше рассмотреть изделие, их плечи соприкоснулись. То, что Серж держал в руках, можно было назвать водопадом из платины и бриллиантов. Полоски металла, одни с шероховатой, другие с гладкой поверхностью, были различной длины и перемежались бриллиантами разной величины, словно падающими с ожерелья, которое напоминало прозрачную воду, перекатывающуюся по камешкам. При малейшем движении все приходило в волнение и словно оживало.
– Это ожерелье пошло бы вам, – сказал он, испытующе глядя ей в лицо. – Оно великолепно гармонирует с вашими волосами.
Франческа смотрела на Сержа, загипнотизированная взглядом его голубых глаз.
– В самом деле? – пробормотала она.
В этот момент в зал в сопровождении Генри вошла Сара, нарушив очарование момента.
Франческа представила Сержа и отошла в сторону, давая ему возможность показать свои образцы.
– Они просто великолепны! – громко произнес Генри, уже подготовленный Франческой. – В будущем они совершат настоящую революцию в дизайне ювелирных изделий.
Сара внимательно рассматривала эскизы и готовые образцы.
– Они настолько революционны, что способны отпугнуть нормального клиента! – решительно заявила она. – Нужно помнить, что средства массовой информации бывают в диком восторге от всего нового в моде, однако клиент предпочитает покупать традиционные вещи.
– Я вовсе не предлагаю отказываться от трех рядов жемчужин с бриллиантовым зажимом, – заметила Франческа, стараясь приглушить сарказм в своем голосе. – Я лишь предлагаю изготовить несколько новых образцов и открыть выставку изделий в стиле модерн. Представьте только: выставка ювелирных изделий Сержа Буано вместе с работами Пикассо, Матисса, может быть, скульптурами Генри Мура! Мы можем с этой выставкой совершить турне по всему свету. Это произведет сенсацию и… – здесь Франческа сделала паузу и посмотрела на мать, зная, что ее следующая фраза должна матери понравиться, – это будет весьма полезно для имиджа «Калински джуэлри», потому что продемонстрирует ее серьезный интерес к искусству.
– М-м-м… – Мозг Сары работал быстро. – Пожалуй, это весьма престижный ход.
– Мы можем начать с Музея Уитни, – предложил Генри.
– И устроим большой прием на открытии с широким привлечением прессы, – добавила Франческа. – Я думаю, что многие очень даже заинтересуются этими образцами. Это ювелирные изделия будущего, и мы станем первой компанией, которая способствует их продвижению.
Сара встала с любезной улыбкой. Франческа затаив дыхание ожидала ее реакции. Ей вдруг даже в большей степени захотелось выпускать образцы изделий Сержа, нежели открывать новые филиалы в далеких столицах. Но на все необходимо благословение Сары.
– Я думаю, что мы можем сочетать изготовление новых образцов с нашими традиционными. Это может оказаться неплохой идеей. Но помни, Франческа, я не потерплю никакого трюкачества. У нас репутация компании, которая производит изделия в классическом стиле, притом такие, которые продаются. Да, что касается выставки… – Сара замолчала, Франческа и Генри тайком посмотрели друг на друга, и Генри еле заметно кивнул.
Это было уже почти одобрение со стороны Сары.
Отныне Серж Буано стал неотъемлемой частью компании.


Когда Серж в тот день предложил Франческе отпраздновать произошедшее событие, она ответила не сразу. Ее мучили серьезные сомнения. С одной стороны, она испытывала неодолимое желание снова его увидеть, с другой – в ее мозгу звучали предупреждающие об опасности колокола. Франческу пугала мысль о возможности новой душевной травмы. Она до сих пор не могла забыть своих страданий после того, как ее покинул Марк. И потом она обязана подумать о «Калински джуэлри». Серж должен будет стать одним из важнейших элементов имиджа компании, который она надеялась создать. И если у них возникнут какие-то особые отношения, а потом вдруг разрушатся, то это плохо отразится на «Калински джуэлри».
– Право, я не знаю, – неуверенно произнесла она.
Серж вперил в нее взгляд своих ясных голубых глаз – дружелюбных, добрых и понимающих, как если бы знал, какие мысли бродят сейчас у Франчески в голове.
– Всего лишь скромный обед, – пояснил он. – Если вам нравится китайская кухня, я знаю изумительный ресторан на Канал-стрит. У них креветки и тосты из кунжута – просто мечта! А еще они здорово готовят цыпленка генерала Джо. Вам наверняка понравится!
Франческа засмеялась, будучи не в силах противостоять чарам Сержа. В конце концов, сказала она себе, ну что такое обед для двух взрослых людей, которые собираются вместе работать. Будет просто нелюбезно с ее стороны отказать Сержу.
– Надеюсь, что понравится. Значит, до вечера.
Лицо Сержа просияло.
– Я заеду за вами в восемь часов. Это подойдет?
– Чудесно.
Во время обеда Серж рассказал ей о своих родителях, которые и сейчас жили в Талсе, а также о замужней сестре, у которой трое детей. Франческе стало очевидно, что семейная жизнь, его родословная значат для него очень много.
– А как у вас? – наконец спросил он. – Ваш отец умер, насколько я знаю. Глен говорил мне, что ваша семья – это вы и мать, а также брат, живущий в Англии.
– Да, – тихо подтвердила Франческа.
Она посмотрела на Сержа и вдруг каким-то шестым чувством угадала, что перед ней человек, которому она может доверять. Впервые после Марка она поделилась своими мыслями и сомнениями, касающимися Сары и Гая, впервые выплеснула то, что было у нее на сердце, поразившись тому, как легко ей разговаривать с Сержем. У нее создалось впечатление, что она знает его много лет.
– Так что, как видите, – заключила Франческа, – я отнюдь не в восторге от того, что Гай приедет и станет вице-президентом. Я думаю, что мать смотрит на него как на суррогат хозяина. Он всегда был ее любимчиком, в течение многих лет она стремилась к тому, чтобы он работал рядом с ней. Она способна привязать его к своей юбке.
В голосе Франчески не чувствовалось горечи, она просто беспристрастно излагала факты.
– Беда в том, – продолжала она, – что мы оба – Генри и я – знаем, что толку от этого не будет. Гай станет вмешиваться не потому, что знает дело, а потому, что считает, что имеет на это право, поскольку он сын президента. От него можно ожидать чего угодно. Я как-нибудь расскажу вам, что случилось в Лондоне, когда там открывался филиал компании. И я хочу одного – протолкнуть свои идеи и укрепить свое положение до его приезда.
Они еще какое-то время говорили о Саре и Гае, а затем Серж вдруг задал вопрос, которого она боялась весь вечер:
– А как у вас с личной жизнью? Нет мужа? Нет друга?
Франческа сжала под столом кулаки, внезапно поняв, что ей до сих пор больно об этом говорить.
– Нет, никого нет… то есть в течение какого-то времени, – неуклюже проговорила она, понимая, что Серж внимательно на нее смотрит.
– Ну, у меня тоже никого нет, – сказал, непринужденно улыбнувшись, Серж, тем самым разряжая напряженность. – Вы любите ходить на выставки или на концерты?
Франческа кивнула, довольная тем, что трудный момент позади.
– Великолепно. – Его рука медленно двинулась через стол и коснулась ее локтя. – Мы, одинокие ньюйоркцы, должны держаться друг друга! Что сейчас интересного показывают на Бродвее?
Франческа почувствовала облегчение, когда Серж снова перевел разговор на общие темы. И мало-помалу она все больше свыкалась с мыслью, что вовсе не следует бояться Сержа. Что такого страшного случится, если она позволит себе влюбиться в него? Он совсем не похож на Марка, если его узнать получше, сказала она себе. Марк был безжалостен к себе, а у Сержа – вполне естественные амбиции, и этим они отличаются друг от друга. И потом, она могла поклясться, что Серж – это тот человек, которому она по-настоящему способна доверять.
Прощаясь возле ее дома, Серж наклонился и легко поцеловал ее в губы. Поцелуй ничего не требовал, но был как бы намеком на искреннее чувство. Франческа тепло ответила и почувствовала себя вдруг спокойно и легко. Может, она наконец-то отбросит все свои страхи и отдастся мужчине, к которому испытывает любовь и доверие.
* * *
На следующее утро Франческа пришла на работу в приподнятом настроении. Если Гай приедет – ну что ж, она будет к этому готова. Она чувствовала себя сильнее, чем когда бы то ни было, и понимала, что это связано с Сержем. Они вместе сумеют привести «Калински джуэлри» к успеху, и даже Гай не сумеет им помешать.
Охваченная внезапным порывом, Франческа решила позвонить Диане в Лондон. Заодно уточнить, когда именно они приезжают в Нью-Йорк.
У Франчески было такое ощущение, что Диана станет ее союзником. Опять же от Дианы можно узнать кое-какие вещи, которые будут полезны.
Но то, что сказала ей невестка, повергло Франческу в полное недоумение.
– Но мы вовсе не собираемся в Нью-Йорк! Откуда у тебя такие сведения?
Пытаясь прийти в себя, Франческа сделала глубокий вдох.
– Мать сказала нам, что Гай возвращается, чтобы стать вице-президентом компании. Она полна всяких планов… Я что-то не понимаю…
В разговоре возникла пауза.
– Она пыталась его уговорить, – сказала наконец Диана. – Она начала с меня, потом разговаривала с Гаем, перед тем как улететь отсюда. Но насколько я знаю, ей не удалось его убедить. Мы определенно никуда не едем.
– Но тогда зачем мать громогласно объявила о его приезде? Все в «Калински джуэлри» ожидают его. Мать говорит, что он приезжает через шесть недель, если вести отсчет от сегодняшнего дня… Ты уверена, что он не согласился? – Мозг Франчески лихорадочно работал. Может быть, Гай не поделился своими планами с Дианой?
– Я спрошу у Гая, когда увижу его вечером, но думаю, что ты ошибаешься, – сказала Диана, хотя в ее голосе появилось некоторое сомнение. – Есть еще одна причина, почему я уверена, что мы остаемся в Лондоне. Я не совсем здорова, и доктора не позволяют мне путешествовать.
– Ой, Диана, прости меня! Что-нибудь серьезное? – встревожилась Франческа.
На другом конце линии послышался смешок.
– Вообще-то это пока секрет, но я беременна.
– Боже мой! – воскликнула Франческа. – Но это же потрясающая новость! Когда должно все разрешиться?
– В середине февраля. Это было так неожиданно. Я даже не думала.
Франческа уловила смущение в голосе невестки и удивилась, с чего это Диане все показалось неожиданным. Если ты замужем, то разве не надеешься забеременеть? Но как бы там ни было, этим может объясняться новый поворот в игре. Может быть, Гай изменил свои планы ради будущего ребенка…
– А мать знает о твоей беременности? – неожиданно спросила Франческа.
– Нет… и я бы не хотела, чтобы она знала, по крайней мере сейчас. Я чувствовала себя очень плохо, доктор боялся, что у меня будет выкидыш, так что мы хотим подождать месяц-другой, прежде чем сообщать о предстоящем событии. Особенно твоей маме, так сказал Гай. – Диана снова захихикала. – Я думаю, что он боится, как бы она снова не приехала в Лондон, если узнает об этом.
Франческа понимающе засмеялась.
– Ты позвонишь мне, когда уточнишь у Гая? – спросила она. – Я хотела бы знать, что меня ожидает.
– Конечно, позвоню, но только думаю, что ты ошибаешься.
– Не только я, но и все директора в «Калински джуэлри», – серьезно сказала Франческа.
Положив трубку, она тут же позвонила по внутреннему телефону дяде Генри. Она не станет говорить ему о ребенке, но должна обсудить с ним новый поворот событий.
– Не могла мать блефовать? – спросила Франческа, усаживаясь на диван в офисе Генри спустя несколько минут.
– А какой смысл?
– Чтобы подставить мне ножку. Подорвать мою уверенность в себе и помешать моим планам.
– Вряд ли. Если бы она хотела этого добиться, то сказала бы о его приезде тебе лично, не делая публичных заявлений, – резонно возразил Генри. – Черт возьми, ведь об этом даже в газетах писали!
– В таком случае ее обманывает Гай. Или Диана?
– Ты можешь воспользоваться всем этим в своих интересах, – задумчиво проговорил Генри. – Никому не говори о том, что тебе сказала Диана. Мы начнем действовать, когда услышим новость из ее уст. – Он улыбнулся, подумав о возможных последствиях. Сара на сей раз зашла слишком далеко. Назначив Гая вице-президентом за его спиной, она поступила вероломно. Если у него будет возможность помочь Франческе, он непременно это сделает.
– Что мы можем сделать? – спросила Франческа.
– Прежде всего нужно еще раз уточнить факты, – твердо сказал Генри. – А вообще дыма без огня не бывает.


Диана лежала на кровати, обложенная белоснежными подушками, наблюдая за тем, как Гай собирается на обед. Доктор прописал ей постельный режим по крайней мере в течение двух недель во избежание возможного выкидыша. Это не мешало Гаю каждый день бывать на обедах и приемах, с которых он возвращался порой под утро. По крайней мере он был доволен новостью о ребенке, и Диана была рада этому. Рождение ребенка, безусловно, придаст больше смысла их браку, внесет какую-то упорядоченность в их отношения, хотя она понимала, что этого недостаточно. Ей необходимо сделать свою жизнь более полезной и содержательной, и после рождения ребенка об этом нужно весьма серьезно подумать.
– Сегодня был звонок от Франчески, – неожиданно сказала Диана.
– И что ей надо? – Слова Гай произносил отрывисто, однако вел себя в последние дни более дружелюбно.
– Она говорит, что твоя мать всем рассказывает, будто ты едешь в Нью-Йорк и будешь вице-президентом «Калински джуэлри».
К удивлению Дианы, Гай запрокинул назад голову и расхохотался:
– В самом деле? Очень смешно! Значит, мне и вправду удалось провести ее!
– Так ты говорил, что ты собираешься приехать?
– Ну конечно! – Гай снова захохотал. – А она что, уже оборудовала мне офис рядом со своим? Что говорит Франческа? Бьюсь об заклад, она нисколько не радуется возвращению блудного сына.
– Так мы, насколько я понимаю, не едем? – снова спросила Диана.
– Диана, после того как она презентовала тебе это роскошное ожерелье, а я взял у нее несколько тысяч долларов, я вынужден был ей что-то сказать.
– Стало быть, Франческа права. И мы поедем жить туда. – Лицо Дианы вдруг побледнело.
– Да нет же, нет! Ты так же глупа, как и она, если веришь, что я все здесь брошу и уеду туда, чтобы стать ее жалким рабом! – раздраженно воскликнул Гай. – Да ни за что на свете я туда не поеду!
Кровь снова прилила к щекам Дианы, она с облегчением откинулась на подушки.
– Но, может, будет лучше, если ты сообщишь ей об этом?
– Нет! – отрезал он. – Ей не повредит походить немного кругами, помечтать и поволноваться.
– Но ведь это жестоко! Как ты можешь так обращаться с собственной матерью?
– Если бы ты знала мою мать так, как знаю я, то не стала бы этого говорить… Ну ладно, я сейчас ухожу, возможно, вернусь поздно, а ты лежи в постели и отдыхай. – Он по-братски клюнул ее в щечку и через минуту ушел.
На следующий день Диана позвонила в «Калински джуэлри» и попросила соединить ее с Франческой.
– Мы не приедем в Нью-Йорк, – лаконично сказала она. – Очевидно, Гай водил мать за нос, предварительно получив от нее кругленькую сумму.
– Спасибо. Это все, что я хотела знать, – ответила Франческа.


На следующее утро Франческа сидела в офисе Генри и, хотя не во всем с ним соглашалась, все больше склонялась к тому, что ей следует быть такой же суровой и целеустремленной, как ее мать, если она намерена достичь цели.
– Итак, ты знаешь, что должна делать, – подытожил Генри.
Франческа кивнула.
– Мне это не очень-то нравится, дядя Генри. У меня такое чувство, будто я опускаюсь до уровня Гая, но, по всей видимости, это единственный способ.
– Именно так, Франческа, и я все время буду с тобой.
– Да. Мать сейчас в офисе?
– Да.
– Пойду и повидаюсь с ней прямо сейчас.
Франческа отправилась к матери, стараясь выглядеть более уверенной, нежели себя чувствовала. Обычно Франческа устранялась от участия во всяких махинациях, но сейчас был исключительный случай, и это был, возможно, единственный счастливый шанс, способный изменить ее судьбу в лучшую сторону.
Макс Дицлер и Сара были погружены в беседу, когда появилась Франческа, но они прервали разговор на полуслове, обменявшись понимающими взглядами еще до того, как ответили на ее приветствие.
– Что ты хочешь? – спросила Сара. У нее и сейчас, как и все эти недели, в глазах посверкивали торжествующие искорки. – Мне нужно обсудить с Максом много вопросов.
– Я понимаю, что ты занята, – с сочувствием в голосе проговорила Франческа. – Поэтому и хотела предложить свою помощь в подготовке офиса для Гая по соседству с твоим. Он ведь приедет всего через месяц с небольшим? Времени остается мало.
Какое-то мгновение лицо Сары выражало сомнение, но затем она медленно кивнула:
– Что ж, пожалуй, ты можешь проконтролировать проведение косметического ремонта и окончательной отделки. Я хочу, чтобы офис понравился Гаю, был красивым, удобным, светлым и теплым.
– Я знаю, – согласно кивнула Франческа. – Кто-нибудь должен представить эскизы?
– Конечно. Роберто Пала обещал прислать.
– Хорошо, мама. Я позвоню ему и посмотрю, что он предложит. Ни о чем не беспокойся. Я позабочусь, чтобы офис вице-президента уступал по великолепию только твоему, – сказала Франческа с улыбкой и поднялась. – А ты можешь точно сказать, когда приезжает Гай?
Сара на секунду запнулась, но затем расправила плечи и твердо сказала:
– В течение последней недели я не смогла с ним связаться, поскольку он очень занят. У него сейчас много хлопот в связи с продажей дома и так далее, но я ожидаю его недель через пять-шесть.
– Прекрасно! – Франческа шагнула к двери. – Значит, у меня есть время, чтобы все успеть сделать.
– Спасибо, Франческа, – сдержанно, но уважительно сказала Сара. И повернулась к Максу, тут же забыв о дочери.


В течение всей следующей недели Франческа и Генри вели тайные переговоры со всеми директорами, за исключением Макса Дицлера, который пользовался особым расположением Сары. Клинт Фридман и Тони Стейвэр были приглашены к Франческе домой на завтрак. Поскольку оба они были работающими (а не ушедшими в отставку) директорами, то убедить их оказалось совсем не трудно, так же как Морриса Эйотта или Дэна Уинтропа, которые проработали в «Калински джуэлри» несколько лет. Они были достаточно наслышаны о Гае, в особенности о его действиях при открытии филиала в Лондоне, и готовы были поддержать Франческу. Вальтер Джарвис, опытный банкир, также обещал ей свою поддержку, равно как и Сильвестр Брандт и Шон Ричмонд, которого приводили в восхищение усилия Франчески дать новый импульс развитию компании. Совместно с Генри они владели всего лишь пятнадцатью процентами акций, но это были влиятельные люди, которых Сара не хотела бы злить или раздражать. В особенности Вальтера Джарвиса, чей банк не так давно выделил «Калински джуэлри» заем порядка шести миллионов долларов для дальнейшего развития дела.
Позиция была определена, и Франческе оставалось лишь с волнением ждать развития событий.
– Мы можем начать действовать на этой неделе? – спросила она Генри.
Он задумчиво посмотрел на Франческу. Никогда в жизни ему не случалось встречать женщину, обладающую подобной решимостью и мужеством. Нужно иметь немалую выдержку и волю, чтобы делать то, что делает она. Не подозревая о том, Сара учила ее собственным примером. Хотя Саре вряд ли хотелось встретить на своем пути такую же сильную, как она, противницу.
– Очень важно правильно выбрать время, – медленно проговорил Генри. – Точно определить минуту, когда следует нанести удар.
– Мы сообщим ей в приватном порядке или же все произойдет на заседании совета директоров? – допытывалась Франческа.
– Если мы скажем ей лично, она может все поломать. Должно быть заседание совета директоров, хотя на людях удар воспримется ею гораздо более болезненно, – ответил Генри.
Франческа поднялась из-за стола и, подойдя к окну, посмотрела на раскинувшийся Манхэттен, ощутив внезапный приступ тоски.
– Как жаль, что приходится действовать таким образом, – с сожалением проговорила она. – Если бы мать признавала во мне ровню Гаю, ничего подобного не произошло бы. Нам не пришлось бы прибегать к закулисным играм… У матерей не должно быть любимчиков! – с неожиданной горячностью добавила Франческа. – Если у меня когда-либо будут дети, я стану одинаково относиться и к мальчикам, и к девочкам.
– Когда у нас следующее заседание? – спросил Генри.
Франческа вернулась к столу и посмотрела в ежедневник.
– Следующее заседание назначено на десять тридцать во вторник, – тихо сказала она. – Как насчет этого времени?
– Отлично, – уверенно произнес Генри, словно как раз и мечтал об этом дне. – Мы будем готовы.
– Хочу надеяться, что все будет в порядке… А что мне делать, если все пойдет не так, как задумано, если мать прознает о том, что готовится?
– Успокойся, Франческа. – Генри улыбнулся ободряющей улыбкой. – Волков бояться – в лес не ходить, – добавил он.
Несмотря на свою тревогу, Франческа не смогла сдержать улыбки.


В понедельник Серж пригласил Франческу на концерт в «Карнеги-холл», а затем они отправились к ней домой ужинать.
– Ты хорошо себя чувствуешь? – мягко спросил Серж, когда они перешли к кофе и бренди. – Ты как-то напряжена.
Франческа закусила губу и бросила на него беспокойный взгляд.
– Знаешь, по-моему, я одурела от страха… Нет, дело не в том, о чем ты можешь подумать! – поспешила добавить она, увидев его удивленный взгляд. – Это связано с тем, что должно произойти завтра на совете директоров.
– Рад слышать, что причина не во мне, – улыбнулся Серж. – Я вообще-то не отношусь к числу людей, которые способны до смерти напугать женщину.
Франческа улыбнулась, благодарная ему за то, что он смотрит на нее понимающе и не задает лишних вопросов.
– Я тебя никогда не боялась, Серж, – тихо сказала она.
Он поймал руку Франчески и легонько сжал ее.
– Я рад этому, душа моя.
Их взгляды встретились, некоторое время оба изучали друг друга, и именно в этот момент Франческа поняла, что Серж испытывает к ней в точности те же чувства, что и она к нему.
– Франческа… Франческа… Франческа… – Серж снова и снова повторял ее имя. Его голос звучал хрипло. Дрожь пробежала по ее телу, когда он наклонился и обнял ее. Упругие губы и шелковистая борода Сержа коснулись ее лица, прежде чем он крепко прижался ртом к ее губам.
Франческа чувствовала, что млеет в его объятиях, что ее груди жаждут прикосновений, а в паху ноет от сладостного желания. Франческа обняла Сержа за шею, притянула к себе поближе и горячо ответила на его поцелуй. Она страстно хотела его, и это желание было неодолимо.
Серж медленно расстегнул пуговицы шелковой блузки Франчески, сунул внутрь руку и накрыл ладонью грудь. Большой палец стал тихонько описывать круги вокруг соска. Затем он принялся целовать ее в шею, а после того как Франческа издала стон восторга, начал тихонько сжимать зубами и посасывать ее сосок.
– Ах, Серж… милый…
Он оторвался от груди и поднял глаза, в которых светилось желание не менее сильное, чем испытывала Франческа.
– Пошли в спальню, – пробормотал он, на мгновение закрыв глаза, словно был ослеплен зрелищем обнаженной до пояса Франчески.
Оба поднялись и, обнимая друг друга, двинулись в спальню. Франческа чувствовала такую слабость в ногах, что Серж фактически донес ее до широкой кровати. Затем он стал раздевать ее, снимая вещь за вещью и целуя открывающиеся части тела. И вот она лежала перед ним нагая и трепещущая, дрожа от неукротимого желания. Серж разделся очень быстро, явив взору крепкое мускулистое тело с широкими плечами и узкими бедрами. Волосы на его лобке были такого же янтарного цвета, что и борода, ствол был толстый и напряженный. Расположившись рядом с Франческой, Серж осторожно положил ладонь на ее плоский живот, и тот конвульсивно задергался под его рукой.
– Все было так давно… – шепотом пояснила она.
– Понимаю, душа моя, понимаю. – Она рассказала ему о Марке в один из совместно проведенных вечеров, и Серж знал о ее страхах.
– Обещаю тебе, что ты никогда не пожалеешь об этом, – тоже шепотом сказал он. Его рука скользнула между ног, где под кудрявой порослью возбужденно пульсировала жаждущая ласки женская плоть. – Я люблю тебя, Франческа. Я влюбился в тебя с первой нашей встречи. Ты воплощаешь в себе все, что я мечтал видеть в женщине. Ты моя женщина, – добавил он. Он опустился ниже, и его рот оказался там же, где уже находилась рука. Он целовал, ласкал губами трепещущую плоть, доводя Франческу до экстаза. Волны дрожи пробегали по ее телу. Когда Франческа, кажется, была уже не в состоянии выносить эти сладостные муки, она повернулась на бок и взяла в рот полыхающий жаром конец плоти, ощутив губами, как он пульсирует.
Ее ласка приблизила момент разрядки Сержа, Франческа почувствовала это по тому, как напряглось его тело. Серж схватил ее за плечи и развернул так, что она оказалась под ним. Франческа поняла, что сейчас они сольются в единое целое.
Уже при первом погружении в нее Франческа вскрикнула от восторга и прильнула к Сержу всем телом, отдавая ему всю любовь, все сердце, всю себя. Внутри ее все пело – это человек, которому она может довериться, мужчина, которого она будет любить всегда.
Их движения делались все энергичнее. Сжигаемая бушевавшим в ее теле пожаром, Франческа подалась бедрами вперед, пытаясь достичь порога блаженства. Она стонала и вскрикивала, а затем к ее крикам присоединился и Серж, для которого наступил момент разрядки.
Затем какое-то время они лежали неподвижно, вели тихий и любовный разговор. Серж провел пальцем линию вокруг шеи Франчески.
– Я хочу сделать ожерелье для тебя. – Голос его все еще оставался хриплым. – Только для тебя. Больше ни у кого такого ожерелья не будет.
– А какое оно? – тихо спросила Франческа.
– Золотые руки, соединенные вместе и образующие кольцо. Изящные золотые руки будут держать крупный бриллиант, – сказал он, продолжая водить пальцем по ее ключицам.
– Руки, соединенные навеки?
– Навеки, – шепотом подтвердил Серж.


На следующее утро Франческа поднялась рано. Вот и пришел этот день. День, которого она с нетерпением ждала и в то же время страшилась начиная с того момента, как узнала, что Гай не приедет. И только мысли о проведенной с Сержем ночи помогали ей справиться с дрожью в руках и сердцебиением.
Тщательно и продуманно одевшись, Франческа прибыла в свой офис, а еще через час появилась в зале заседаний совета директоров.
Сара безмятежно сидела во главе стола, пока своим чередом шло обсуждение вопросов повестки дня, в том числе и о переводе мастерских в более просторные помещения на Двадцать девятой и Седьмой улицах. Словом, ничего из ряда вон выходящего. Франческа сидела напряженная и прямая, боясь взглянуть на Генри, в то время как мать вела себя весьма непринужденно, полностью веря в то, во что хотела верить. В это утро директора были весьма покладистыми и без возражений соглашались с ее пожеланиями. Такое положение вещей было весьма по душе Саре. Все пребывали в согласии, ее власть была абсолютной.
Подошли к пункту «Другие вопросы».
Генри откашлялся, разгладил лежащие перед ним бумаги и чуть подался вперед. Сердце у Франчески заколотилось с такой силой, что его стук, кажется, услышали все сидящие рядом.
– Могу я внести предложение, госпожа президент? – официально обратился Генри.
– Разумеется, Генри. Что за предложение? – спросила с непринужденной улыбкой Сара.
Франческа вдруг почувствовала укор совести. Сейчас мать была близка к тому, чтобы угодить в расставленную для нее ловушку. Через несколько минут все ее мечты мгновенно рассыплются. Но ведь у Франчески тоже есть свои мечты, которые она стремится воплотить в жизнь, и потому она должна использовать эту возможность. Если бы Гай не вел себя так лживо и подло, сейчас никто бы не стоял перед необходимостью нанести этот удар.
– Мы мечтаем о том, чтобы назначить еще одного вице-президента компании, – сдержанным тоном сказал Генри.
Улыбка Сары стала еще шире.
– Сообщения о таком назначении, исходящие от руководства «Калински джуэлри», появились в прессе и были встречены общественностью весьма благосклонно. Если в руководство компании вливается член семьи, это создает ощущение преемственности и надежности. Клиенты не могут не одобрить того, что у руля компании постоянно находятся члены семейства Эндрюс.
Сара благосклонно наклонила голову, улыбка не сходила с ее лица. Ей определенно нравилось то, что говорил Генри. Франческа сидела в напряженной позе, не поднимая глаз. Она упорно смотрела на свое золотое вечное перо, поглаживая пальцами его блестящую поверхность.
– Ничто не должно поколебать необычайно ценного впечатления надежности и преемственности, которое мы создали. Поэтому, наряду с той новостью, которую я должен буду вам сообщить, я счастлив сказать, что могу предложить решение.
Все навострили уши. Взгляды директоров были направлены на Генри. Сара внезапно показалась какой-то постаревшей. Франческа наконец-то решилась поднять глаза. Она чувствовала, как у нее горят щеки.
Это напоминало удар топора, раскалывающего бревно, когда Генри резко и лаконично произнес свою следующую фразу – Гай не вернется в Нью-Йорк, и он предлагает вместо него назначить вице-президентом Франческу. Только двое – Макс Дицлер и Сара, казалось, пребывали в шоке. Смертельная бледность покрыла лицо Сары, и сейчас оно, загримированное и пережившее несколько подтяжек, превратилось в безжизненную маску.
– Предложение поддерживается! – выкрикнул Шон Ричмонд.
Его дружно поддержали Моррис Эйотт, Дэн Уинтроп, Сильвестр Брандт, Вальтер Джарвис, Клинт Фридман и Тони Стейвэр. Всех этих директоров Франческа и Генри сумели привлечь на свою сторону во время тайных бесед в течение последнего месяца, рассказав им о планах Франчески, направленных на расширение и развитие «Калински джуэлри».
– Предложение принимается, – резюмировал Генри.


Через час после заседания, когда всеобщее возбуждение слегка улеглось, Франческа проскользнула в свой новый кабинет и села за новый, покрытый стеклом письменный стол. Вот все и произошло! Благодаря советам и помощи Генри она добилась того, к чему всегда стремилась. Отныне она вице-президент компании, которая в будущем станет крупнейшей и самой процветающей корпорацией по производству и продаже ювелирных изделий в мире! Наверное, для этого потребуются годы, у Франчески не было иллюзий на сей счет, все будет не так-то просто, но у нее в запасе есть время, есть здоровье, есть амбиции, и все это поможет ей добиться цели. Она окинула взглядом великолепное просторное помещение, стены, украшенные современными живописными полотнами, изысканную мебель. Офис, который она якобы готовила для Гая! Франческа улыбнулась, вспомнив тот далекий день, когда мать велела ей идти в балетный класс, потому что офис – это не место для девочек. Ну что ж, та маленькая девочка теперь выросла и намерена показать всем, на что способна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21

Ваши комментарии
к роману Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари



Читайте, неплохо.
Великосветский скандал - Паркер Юна-Марииришка
17.11.2013, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100