Читать онлайн Великосветский скандал, автора - Паркер Юна-Мари, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Юна-Мари

Великосветский скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Сара была безутешна. Гай мертв, и она не знала, как ей пережить эту боль. В какую-то долю секунды пуля вошла в его тело, и она потеряла человека, которого любила больше всех на свете. Гай был ее жизнью. Все, что она делала, она делала ради него. Трагедия заключалась в том, что ничего из этого он не хотел. Кроме денег.
Слезы катились по ее морщинистым щекам, губы дрожали. Ей хотелось быть благодарной за то, что у нее была возможность сорок пять лет так горячо любить его, однако она способна была думать лишь о том, что темные силы навсегда забрали у нее сына.
По крайней мере она заставила Франческу пообещать, что тело Гая будет отправлено самолетом в Штаты сразу же, как только английские власти это позволят, и она сможет увидеть величественные похороны. Он будет похоронен рядом с ее отцом на семейном участке Вудлоунского кладбища.
Пришел врач, чтобы сделать ей очередной укол. Саре хотелось послать всех к чертям, хотелось, чтобы ее оставили в покое. И вообще ей тоже хотелось умереть.


Франческа встала после второй бессонной ночи. Ужас от случившегося все не проходил. Она не могла, не хотела верить в то, что Гая убила Катрин. Катрин мягкая, деликатная девушка, в ней совершенно не было злобы. А тут было дикое убийство, выстрел из ружья с близкого расстояния, который свалил Гая и едва не разнес его надвое. Утром она и Серж собирались вылететь в Англию, чтобы выяснить на месте, что произошло, и предложить помощь Диане, которая пребывала в полном смятении. Катрин, как ей сказали, взяли под стражу.
Состояние Сары также вызывало беспокойство. Врачи предупреждали, что перенесенное ею горе может стать причиной нового инфаркта. В первое время Франческа старалась постоянно быть при ней, но затем стала понимать, что ее присутствие вряд ли поможет. Сара не хотела ее видеть. Во время ее первого посещения после случившегося Сара сказала сквозь рыдания:
– Ну почему это должно было произойти с Гаем? Он мой самый любимый ребенок… Я любила его больше, чем это можно себе представить.
Франческа была глубоко уязвлена и тихонько удалилась.
Вернувшись домой, она позвонила Генри Лэнгхэму.
– Мне очень неловко вас просить об этом, дядя Генри, – без предисловий сказала она, – но не могли бы вы приехать в Палм-Бич и побыть с матерью? Я должна лететь в Англию, чтобы забрать тело Гая, и, хотя уход за ней самый лучший, я боюсь оставлять ее одну.
– Считай, что дело сделано, золотко.
Генри разговаривал с ней накануне и знал, какую драму пережила Франческа. Дело было даже не в смерти брата и не в шоке от чудовищного обвинения, предъявленного Катрин; дело было в том, что Франческа окончательно прозрела относительно того, насколько Сара любила Гая и насколько неприязненно относилась к ней. Генри хорошо понимал болезненные повороты мыслей Сары. Она злилась из-за того, что Франческа осталась жить, а Гай умер.
– Чем еще могу тебе помочь? – спросил Генри.
– Не могли бы вы поддерживать постоянную связь с офисом в Нью-Йорке? Насколько я знаю, там все под контролем, но я могу сейчас в чем-то и ошибаться. И вообще, если что-то понадобится…
– Нет проблем. Предоставь это мне. Я с удовольствием прерву на какое-то время свой отдых. И не беспокойся о Саре. Она стреляный воробей. Выкарабкается непременно.
– Хочу надеяться, – не без сомнений проговорила Франческа.


– Нет сомнений в том, что она виновна, – сказал Артур Килгур, главный суперинтендант полиции, изучив дело в своем офисе на Нью-Скотленд-Ярд. – Дело совершенно ясное.
Это был суровый мужчина сорока с лишним лет, который вышел из низов и питал глубокую неприязнь к высшему обществу.
– Правда, как завершится это дело – вопрос совсем другой, – загадочно добавил он.
– Как это понимать? – Один из его коллег, Боб Бриджес, также изучивший заявления всех свидетелей по делу мистера Гая Эндрюса, члена парламента от Восточного Уэссекса, выглядел озадаченным. – Поблизости больше не было никого, кто мог бы его убить.
Артур Килгур искоса взглянул на Боба Бриджеса, чуть приподняв песочного цвета брови.
– Вы когда-нибудь имели дело с людьми вроде семейства Саттон? – спросил он.
Боб Бриджес напряг память и в конце концов признал:
– Нет… Пожалуй, что нет.
Артур Килгур сухо пояснил:
– Должен сказать, что эти люди держатся друг за друга прочнее, чем ракушки за скалу. Они ни перед чем не остановятся, чтобы защитить своих. Очень уж они ранимы.
– Ранимы? – Боб Бриджес выглядел искренне удивленным. – С чего им быть ранимыми? У них огромный клан, мешки денег, высокое положение.
– В том-то и дело! Эти привилегированные семьи представляют собой вымирающую породу. Они из последних сил держатся за свой образ жизни. Вы обратили внимание, пресса сделала из них котлету за последние несколько дней? Они не могут позволить себе подобной огласки. Позвольте мне кое-что вам сказать. – Артур Килгур стукнул кулаками по столу. – Они думают, что могут спрятаться за свои титулы, частные привилегированные школы и чертовски роскошные дома. Черта с два! Время этих лордов и леди кончилось! Но вы знаете, что может произойти? Вам сказать, чем все может обернуться? Они наймут самого дорогого адвоката и не дадут просочиться информации, которая доказывает виновность этой испорченной девчонки. Поверьте, Боб, она виновна, как тысяча чертей! До этого момента они не сумели даже придумать какую-нибудь крышу. Но они придумают. Готов биться об заклад.
Боб Бриджес выслушал диатрибу Артура Килгура и улыбнулся про себя. Все объясняется его обычной допотопной ревностью, подумал он и пожал плечами. К чему пускаться в споры. Повышение по службе более важно.
– Стало быть, что нам следует делать? – ровным тоном спросил он.
– Мы должны добиться, чтобы это доказательство было представлено в суде, вот что нам следует сделать во что бы то ни стало, – отрезал суперинтендант.


Диана сидела в обитом дубовыми панелями офисе своего адвоката мистера Джорджа Селвина и обсуждала план защиты. Мистер Селвин был одним из наиболее респектабельных и успешно практикующих королевских адвокатов. Чарльз сказал, что лучшей кандидатуры для защиты по этому делу просто нет.
– Мы должны доказать, что отец спровоцировал Катрин на выстрел в него, – заявил он, изучив материалы, разложенные перед ним на столе.
– Но она не делала этого! – воскликнула Диана. – Провокация, как и убийство из ревности, здесь совершенно не подходит! – Она сжала лежащие на коленях руки в кулаки, отчаявшись в том, что Джордж Селвин способен ее понять. Никто и ни при каких обстоятельствах не убедит ее в том, что Катрин взяла ружье и застрелила Гая.
Мистер Селвин тяжело вздохнул. Ему нравилась леди Диана, и он ей сочувствовал. Ему было жаль и ее дочь, но показания, которые дали независимо друг от друга свидетели, находившиеся в тот день в Стэнтон-Корте, были однозначно изобличающими.
Адвокат еще раз просмотрел их. Вот они, факты. Выводы очевидны. Больше не было никого, кто мог бы стрелять в Гая.
Джордж Селвин снова проанализировал каждое из свидетельских показаний, пытаясь найти хоть какую-то зацепку или лазейку. Но таковой не находилось.
Мэри Саттон, Софи и Диана были вместе на террасе и пили кофе; Чарльз оставил Гая одного в комнате для хранения охотничьих ружей, чтобы ответить на телефонный звонок, и тут же ушел на ферму, чтобы осмотреть заболевшего теленка. Люси, Филипп и Шарлотта находились возле бассейна и, когда начался дождь, ушли в купальню и стали играть в слова. Все слуги были на кухне и завтракали, после того как закончило завтракать семейство Саттон, и слышали ссору между Гаем и Катрин. У всех рабочих, садовников и работников фермы было алиби, подтверждающее их пребывание либо в своей семье, либо в местной гостинице.
Никто из них не видел ничего необычного.
Не было замечено, чтобы кто-то карабкался по двенадцатифутовой стене, окружающей усадьбу, хотя дождь мог смыть возможные следы. Никто не мог войти через ворота фермы, потому что Чарльз и управляющий фермы ковырялись во дворе. Факты однозначно свидетельствовали против Катрин.
Катрин, должно быть, пришла в комнату для хранения ружей после того, как Чарльз отправился на ферму, в пылу отчаянной ссоры из-за своего возлюбленного схватила ружье, выстрелила в отца, затем бросила его и выбежала из дома. Отпечатки ее пальцев были ясно видны на ружье.
Наконец полиция рассмотрела версию о возможном самоубийстве. Человек не мог выстрелить себе в живот, если длина его руки меньше шести футов.
– Видите ли, – мягко сказал, обращаясь к Диане, Джордж Селвин, – как прямые, так и косвенные улики однозначны и неопровержимы. Присяжные, без всякого сомнения, вынесут вердикт о виновности. Но если мы станем говорить, что она действовала под влиянием гнева, поскольку Гай Эндрюс запретил ей встречаться с возлюбленным, в состоянии аффекта схватила ружье и выстрелила, не соображая, что делает, то у нас есть хороший шанс, что ее осудят за убийство по неосторожности. А это означает, леди Эндрюс, гораздо более короткий срок осуждения.
– На чьей вы стороне? – не в силах сдержать гнев, спросила Диана. – Стало быть, вы верите, что это сделала она? Верите, что моя дочь убила его? – Лицо Дианы побагровело, глаза гневно сверкали.
– Я работаю с фактами. Голые факты, логика, никаких эмоций. Разумеется, вы верите, что она невиновна. Если бы она была моей дочерью, я тоже верил бы в ее невиновность. Но судья и присяжные не будут разбираться, кто верит и кто не верит. Они станут опираться на свидетельства и доказательства и в соответствии с этим принимать решение. Поверьте, леди Диана, если мы не представим доказательств того, что не Катрин убила отца, лучше говорить о непредумышленном убийстве или о том, что она в тот момент находилась в состоянии аффекта. Было бы, пожалуй, неплохо, если с ней поговорят психиатры.
Диана вскочила, трясущимися руками схватила сумочку и перчатки.
– Я больше не намерена все это выслушивать! – воскликнула она. – Мы наняли вас, чтобы доказать ее невиновность! Если вы не готовы приняться за это дело, я найду кого-нибудь другого, кто сможет это сделать. – Повернувшись, Диана быстро вышла из кабинета.
На улице она почувствовала, что ее колотит дрожь, а ноги подламываются. Диана на минуту привалилась к чугунному ограждению, сделала пару глубоких вдохов и выпрямилась. Даже если ей придется бороться в одиночку, она намерена доказать невиновность Катрин.


Когда на следующее утро Франческа и Серж появились в доме Дианы, в ее кабинете они увидели Майлза. Диана выглядела суровой и решительной, что касается Майлза, то он казался усталым и, похоже, пребывал в смятении.
– Привет, Франческа, Серж, – вяло поприветствовал он.
Франческа положила руки ему на плечи и притянула к себе. Было ясно, что он тяжело переживает смерть отца, а обвинение Катрин в убийстве окончательно доконало его.
– Вам обоим нужен хороший отдых, – сказала Франческа, увидев у Дианы темные круги под глазами и резкую складку у рта.
– Об этом не может быть и речи, мы должны найти способ доказать, что Катрин не убивала Гая, – заявила Диана.
– А мы знаем, что она не убивала, – поддержал ее Майлз. – Но кто, черт возьми, это сделал? Мы ломаем голову все эти дни и ничего не можем придумать. – Он понурился, сжимая и разжимая кулаки.
Серж сел на диван рядом – этакая сильная, несущая покой и уверенность фигура.
– Мы найдем ответ, Майлз. Он должен быть. – Серж повернулся к Диане. – Ты рассказала нам общепринятую версию того, что случилось в воскресенье. Но что говорит обо всем этом сама Катрин?
Диана в отчаянии махнула рукой.
– Все очень элементарно, – ответила она. – Катрин признает, что у нее с Гаем произошла ужасная ссора в комнате для хранения ружей. Она отправилась туда, чтобы попросить у него денег. Я думаю, что они понадобились ей для того, чтобы тайком от нас улететь в Америку и встретиться там с Карлосом. Очевидно, такой же вывод сделал и Гай. Катрин говорит, что он пришел в страшную ярость, угрожал, что как несовершеннолетняя она будет находиться под опекой и что он практически запрет ее в Уилмингтон-Холле. Она признает, что, пока он кричал и угрожал, она положила руку на ружье Чарли, которое находилось на столе, и рассеянно трогала его, не имея намерений брать его в руки или тем более воспользоваться им. В общем-то Катрин умеет обращаться с ружьями. Вместе с кузенами она ездила охотиться на кроликов с двенадцати лет. Ее обучал обращению с ружьем сам Чарли. Ружье это не тот предмет, которого она может испугаться. Вы понимаете, что я имею в виду? О Господи, лучше бы она его не трогала, потому что на нем есть ее отпечатки вместе с отпечатками многих других людей, потому что Чарли часто одалживает его гостям или членам семьи. – Переведя дыхание, Диана продолжила рассказ. – Гай возился с другим ружьем, и перепалка становилась все горячей. Он грубо обозвал ее, Катрин разрыдалась, выбежала из дома и решила на моей машине уехать в Лондон. Она решила взять паспорт, занять у подруги денег и улететь в Нью-Йорк, где надеялась увидеть Карлоса. Она паковала вещи, когда в квартире на Итон-террас появилась полиция и арестовала ее.
Последние слова Диана произносила уже шепотом. Круги под глазами стали сейчас еще заметнее.
– Ты не думала о том, чтобы нанять частного детектива? – спросила Франческа.
– Пока нет. Я разговаривала с Чарли. Он не очень одобряет эту идею, говорит, что это ухудшит наши отношения с полицией, – ответила Диана. – Знаете, они могут обозлиться из-за того, что мы усомнились в их способностях, и все обернется против Катрин.
– Вздор! – сказал Серж. – Если ваша полиция такая же, как наша, кому нужны дружеские отношения с ней? Найми перво-наперво частного сыщика, Диана. Мы должны докопаться до сути этого дела ради Катрин. Где она сейчас?
– Они держат ее в Холлоуэе. – Диана передернула плечами. – Я навещала ее вчера. Вы не представляете, какое ужасное это место! Тюрьма переполнена, впечатление самое мрачное, бедные дети в кошмарном состоянии. Я надеюсь вызволить Катрин оттуда завтра.
Майлз, внимательно слушавший мать, наклонился и положил ладонь ей на плечо, как бы пытаясь защитить ее.
– Не переживай, мама, все образуется. Мы вызволим Катрин, – сказал он.
Диана улыбнулась ему в ответ, оба понимающе посмотрели друг на друга. Затем она отвела взгляд. У нее не было сил сказать ему, что накануне вечером звонил Карлос Рейвен, тем самым добавив новых забот. Диана сказала Карлосу, чтобы он навсегда исчез с глаз. Воспоминание об этом рождало в ней чувство вины. Вины Карлоса ни в чем не было, но Диана не хотела лишних осложнений. Жизненно необходимо, чтобы он и Катрин больше никогда не встретились. Она не может объяснить ему, почему именно. Диана вынуждена будет лгать и Катрин, если она спросит о Карлосе.
Клубок обмана и лжи, который она и Гай намотали за многие годы, становился все туже и запутаннее и грозил погубить их всех.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21

Ваши комментарии
к роману Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари



Читайте, неплохо.
Великосветский скандал - Паркер Юна-Марииришка
17.11.2013, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100