Читать онлайн Великосветский скандал, автора - Паркер Юна-Мари, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Юна-Мари

Великосветский скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Франческа велела остановить машину на углу Седьмой авеню и Двадцать восьмой улицы.
– Дальше я прогуляюсь пешком, – сказала она шоферу.
Из соображений безопасности Франческа никогда не подъезжала на лимузине к самому входу. Чем меньше людей будет знать, где находятся мастерские, тем лучше, ибо именно здесь камни стоимостью в миллионы долларов стараниями квалифицированных дизайнеров, мастеров и рабочих превращались в ювелирные изделия. Франческа шла быстро и целеустремленно. На ней был элегантный кремовый костюм, поверх которого надет не бросающийся в глаза плащ. В руке она несла коричневую бумажную сумку. На взгляд случайного обывателя в ней мог находиться фунт яблок. На самом деле в сумке лежали завернутые в шелковый шарф десять великолепно обработанных изумрудов стоимостью в два миллиона долларов. Приблизившись к обветшавшему зданию, в котором размещались также меховая мастерская, фабрика кожаных товаров и компания по взысканию долгов, Франческа огляделась по сторонам. Удостоверившись, что за ней никто не идет, она вошла в здание и через несколько секунд оказалась в скрипучем стареньком лифте. Он отчаянно задрожал, набирая скорость, и доставил ее на пятнадцатый этаж. Выйдя из лифта, Франческа повернула налево, прошла по короткому коридору и остановилась в конце его перед тяжелой металлической дверью без какой-либо таблички. Нажав на звонок внутренней связи, она услышала по громкоговорителю мужской голос:
– Да?
– Апельсин – ананас – арбуз.
Пароль для наружной двери менялся еженедельно.
– Входите, – сказал бесплотный голос.
В двери что-то зажужжало, Франческа толкнула ее, вошла внутрь, и перед ней оказалась еще одна дверь, такая же тяжелая и безликая.
– Дева – Лев – Овен.
Это был пароль на месяц. Чужой опыт научил их, что лишняя предосторожность никогда не помешает. Всего лишь три месяца назад «Голдблюм» понес большие убытки, когда банда злоумышленников сняла офисы в здании по соседству с мастерскими. Работая по выходным дням, бандиты проделали в стене дыру, замаскировав ее точно такими обоями, какие были в фойе «Голдблюма». Когда сотрудники появились в понедельник утром, грабители выползли из замаскированной дыры, всех связали и потребовали под дулом пистолета шифр сейфа. Было украдено бриллиантов и сапфиров на общую сумму пять миллионов долларов.
Внутренняя дверь открылась, и Франческа оказалась в просторном помещении, за которым находились комнаты поменьше, где производились зачистка и полировка металлов – вначале с помощью наждачных стержней, затем тонкой материей с использованием восковых и красящих смесей. Франческа старалась пореже там бывать из-за резкого запаха нашатырного спирта, который использовался для очистки грязных металлов и от которого сильно щипало глаза.
Ее излюбленным местом была собственно мастерская, где за массивным круглым деревянным столом располагались восемь мастеров. Каждый из них сидел в полукруглой нише. Кожаные «фартуки», прибитые к полукругу, улавливали мельчайшие крупицы драгоценных металлов, пока формировались и припаивались золотые и платиновые детали с помощью старомодных газовых горелок. Франческа находила атмосферу этой комнаты чрезвычайно притягательной: здесь фактически пульсировало сердце «Калински джуэлри», ибо именно здесь эскиз трансформировался в настоящую вещь. Франческа с интересом огляделась вокруг, пытаясь определить, что именно происходит здесь в данный момент. Дейв, искусный мастер, работающий в компании уже одиннадцать лет, в течение первых четырех с половиной лет был учеником. Сейчас он заканчивал работу над парой запонок для манжетов и четырьмя заколками. Они были квадратными, из платины, каждая украшена девятью рубинами кроваво-красного цвета, расположенными симметрично. Дейв тонким напильником отрезал золото.
– Доброе утро! – приветствовала его Франческа. – Чудесно выглядит! – искренне восхитилась она. Это был специальный заказ техасского нефтяного магната и миллионера, который хотел иметь идентичные наборы – с рубинами и с изумрудами.
– Благодарю вас, мисс Эндрюс, – просиял Дейв, лишь на короткий миг оторвав взгляд от своей тонкой работы.
Далее сидел Хэнк, еще один старожил компании, который вручную просверливал отверстия в жемчуге. Всего нужно было просверлить пятьдесят шесть жемчужин, так что работа займет много времени.
– Просто удивительно, – воскликнула Франческа, – что в наш век методы изготовления ювелирных изделий остались такими же, как и двести лет назад, и вряд ли изменятся в последующие двести лет!
– У нас есть электрическая дрель, – засмеялся менеджер мастерской, который оказался рядом с Франческой. – Но мы используем ее только для жемчуга более низкого качества или искусственно выращенного.
Франческа понимающе кивнула. Каждое ювелирное изделие «Калински джуэлри» отвечало высочайшим стандартам. Она обошла комнату, вдыхая запахи газовых горелок и плавящегося золота, и приблизилась к Сержу.
Он поднял на нее глаза:
– Привет, дорогая. Как тебе все это нравится?
В его руках находилось золотое ожерелье на восемнадцать карат, прообразом которого послужил древний олимпийский венок. Дубовые листья перемежались желудями молочного оттенка из опалов и жемчужин. Подобное ожерелье могло быть сделано две тысячи лет назад и в то же время в нем было нечто от футуризма.
– Мне остается только изготовить застежки, и все будет готово, – сказал Серж.
Франческа выглядела явно потрясенной.
– Это фантастика! – восхитилась она. – А вообще я пришла проверить, как обстоят дела с ожерельем, которое мы делаем для арабской принцессы. Я принесла для него изумруды. – Она стала рыться в своей бумажной сумке. – Ну и, конечно, я хотела повидать тебя.
– Разве ты не могла подождать до вечера? – шутливо проговорил он шепотом, чтобы не было слышно окружающим.
Франческа слегка подмигнула ему:
– Вечер слишком долго не приходит.
Их взгляды встретились, Франческа весьма выразительно посмотрела на Сержа и улыбнулась. Она жила с ним больше двух лет, и с этого времени ее жизнь коренным образом изменилась. С Сержем ей было надежно, она верила в его любовь. Лишь одна тень омрачала ее счастье. Серж хотел, чтобы они поженились, она же хотела сохранить независимость, которая так много для нее значила. Брак лишит ее ощущения свободы, которая позволяла ей действовать самостоятельно. К тому же рано или поздно появятся дети. В настоящее время Франческа этого также не хотела. Нужно сделать еще очень много, чтобы «Калински джуэлри» превратилась в крупнейшую международную компанию, а это в большой степени зависит от нее, вице-президента. Цель подстегивала ее, звала к тому, чтобы достигнуть еще больших высот, и, несмотря на предложение Сержа, Франческа была непреклонна. Она хотела, чтобы все оставалось так, как есть.
Как-то Серж сказал:
– Но я не стану тянуть тебя назад, Франческа.
– Я знаю, дорогой, – ответила она и добавила: – Я сама буду тянуть себя. Выйдя замуж, я должна буду уделять много времени дому, рожать детей. Это скажется на моей работе. Пусть все останется по-прежнему.
Серж выглядел явно опечаленным, а Франческа задала себе вопрос, почему женитьба так много для него значит. В конце концов, они жили вместе, за ними ухаживала ее экономка, и Франческу это вполне устраивало.
Передав менеджеру изумруды, Франческа одарила Сержа еще одной улыбкой и собралась уходить. Да, думала она, возвращаясь в свой офис, я поступила правильно, не выйдя до сих пор замуж. Каким бы славным ни был Серж, а работа все-таки превыше всего.


«Санни» стояла на якоре среди множества других яхт в бухте Сен-Тропеза, когда сюда прибыли Диана и Марк. Капитан и команда приветствовали их напитками и ужином из свежих омаров, перепелиных яиц и паштета из печенки. Стол был накрыт прямо на палубе, и Марк с Дианой отведали угощение до того, как спустились в свою каюту. Затем Марк отдал приказ поднять паруса с восходом солнца.
Ночью, лежа на застеленной шелковыми простынями кровати и прислушиваясь к мягкому плеску волн о корпус яхты, Диана пребывала в сладостной полудреме. Ей совсем не хотелось думать о будущем. Марк женат, она замужем. У каждого из них есть ребенок. И тем не менее сейчас, когда Марк был рядом, ей казалось, что она перенесла бы травму, связанную с разводом, равно как и осуждение со стороны ее семьи. Но что думает Марк? Готов ли он оставить ради нее свою жену? Диана о его личной жизни знала чрезвычайно мало. Она даже не знала, сколько лет он женат. Прильнув к нему, она заставила себя сосредоточиться на настоящем, на чувствах, испытываемых к этому замечательному человеку, в объятиях которого сейчас находилась и черная голова которого покоилась у нее на груди.
Завтра они отправятся в море, оставив в прошлом все неприятности этих лет. Это будет праздник гедонизма; стремление к чувственным радостям оказалось сильнее опасений, подсказываемых разумом. Она будет плавать в чистейшей воде, загорать на палубе, есть деликатесы, которые заготовил капитан, и проводить сладостные ночи, занимаясь любовью с Марком. Словно услышав ее мысли, Марк притянул Диану ближе к себе, обвив ногами ее бедра.
– Любимая моя, – прошептал он.
– Ах, Марк, Марк… – Сердце Дианы таяло от любви к этому человеку, тело ныло от желания. – Возьми меня, любимый, войди в меня поглубже, прошу тебя.
Над темной гладью воды взошла холодная и ясная луна. «Санни» мягко покачивалась на волнах. Диане казалось, что еще никогда в жизни она не испытывала такого прилива любви и страсти.


Спустя пять дней к Марку подошел капитан. Лицо его было пунцовым, рот плотно сжат.
– У меня на связи миссис Рейвен, сэр, – коротко сказал он.
– Что за черт! – Марк вскинулся, увидев тревогу на лице капитана. – Откуда, черт побери, она узнала, где я нахожусь? – воскликнул он.
– Не могу знать, сэр. Возможно, она что-нибудь слышала от кого-то, кто находился на другой яхте в бухте. Должен сказать, что мне она наговорила множество оскорбительных вещей.
– Тысяча чертей! Проклятие! – Марк понесся по палубе в радиорубку, оставив Диану сидящей на палубе.
Он вернулся через пять минут. Глаза его метали грозные искры, руки тряслись от ярости.
– Она узнала, что у меня на борту кто-то находится, – без всякой преамбулы сообщил Марк. – Она садится на ближайший самолет, который летит до Ниццы, и будет здесь завтра утром.
Диана испуганно вскочила на ноги.
– Что нам делать?
Марк отвернулся, оперся на перила и стал молча смотреть на виднеющееся в отдалении побережье Франции.
– Марк! Что нам делать?
– О Боже! Эта сука загонит меня в гроб! – свирепо проговорил он. – Я бы отдал все на свете, чтобы отделаться от нее! Я люблю тебя, Диана. Я хотел бы, чтобы мы всегда шли по жизни вместе, а сейчас…
В его голосе прозвучали нотки отчаяния.
– А почему бы нам не быть вместе? Я готова ради тебя бросить Гая. Почему ты не можешь ради меня бросить ее? – Диана испытующе посмотрела ему в глаза.
Марк медленно покачал головой. Сейчас он был похож на льва, пораженного болью.
– Есть некоторые вещи, связанные с моим браком, о которых я не говорил тебе… И никому вообще. Есть причины, по которым я не могу бросить Карлотту. Я связан по рукам и ногам. О Господи! – Он повернулся и в ярости так пнул ногой один из стульев, что тот перелетел через перила. – Мне невыносимо думать, что я причиняю тебе такую боль, любимая. Ты и без того хлебнула горя со своим мужем. Я искренне надеялся, что мы можем быть вместе.
– Я не понимаю, Марк. – Диана дрожала, осознавая, что ее надежды на счастье, равно как и мечты, рушатся буквально на глазах. – Ведь мы любим друг друга! Все, что она может сделать, – это лишь подать на развод.
– Она может сделать гораздо больше гадостей. Поверь мне.
– Каким образом? Что она может сделать?
Лицо Марка стало суровым.
– Нам нужно идти к берегу прямо сейчас, – сказал он, явно игнорируя ее вопрос. – Нам следует быть в порту к шести часам вечера. Я должен посадить тебя на самолет до Ниццы сегодня же. Для твоего же блага я хочу, чтобы ты была подальше отсюда, когда здесь появится Карлотта.
Марк легонько оттолкнул от себя Диану и пошел искать капитана. Ярость клокотала в его груди, и он повторял про себя: «Будь проклята Карлотта, будь проклято то, чем она держит меня, будь проклята она за то, что второй раз губит мою жизнь!»
Времени для прощания почти не оставалось. Диана в смятении наблюдала за тем, как стюард пакует ее чемоданы. Противно сосало под ложечкой. Марк был возбужденный и злой, то и дело покрикивал на команду, черты его лица резко обострились. Когда они приплыли в Сен-Тропез, Диана стояла с ним на палубе. Она увидела какое-то движение на набережной и вспышки блицев.
– Это не может быть?.. – в тревоге спросила она.
– Нет. Это какая-то кинозвезда делает покупки, – мрачно ответил Марк.
– Когда я снова тебя увижу, Марк? – тихо спросила Диана.
Он ответил лишь после значительной паузы.
– Одному Богу известно. Но я найду способ. – Он поднял горестный взгляд на Диану. – Но будет ли этого тебе достаточно, любимая? Наверное, это покажется тебе несправедливым, однако боюсь, что ничего другого предложить не могу.
– Ах, Марк… – Диана взяла его руку и крепко сжала. – Я люблю тебя. Давай все-таки не будем говорить друг другу «прощай». Я этого просто не вынесу. Мы должны снова встретиться. Ведь так?
Марк крепко прижал Диану к себе, словно не желая выпускать ее из своих объятий.
– Когда-нибудь, обещаю тебе, мы снова будем вместе… Хотя и не знаю, когда это случится.
– Я буду ждать, любимый, – сквозь слезы прошептала Диана.
Как только «Санни» пришвартовалась, Марк и Диана бросились вниз по трапу и сели в ожидающую их машину. Они все делали как-то суматошно, словно спешка могла помочь им смягчить боль.
Путешествие до аэропорта Ниццы заняло два часа. Дорога шла берегом моря. Солнце бросало закатные лучи на их лица. Они почти не разговаривали, но Диана держала на своих коленях руку Марка. Время от времени он пожимал руку Диане. Нужно бы поговорить о тысяче вещей, но так трудно было найти слова!
Аэропорт встретил их обычной суетой. Прилетали и улетали люди, громыхали тележки с багажом, на колясках везли маленьких детей. Чиновники с подозрением посматривали на каждого, там и сям стояли очереди, ожидавшие проверки багажа. А над всем этим загробный голос из громкоговорителей сообщал о прилетах и отлетах самолетов. Марк оформил все документы Дианы и подвел ее к выходу на взлетное поле.
Ей хотелось кричать от несправедливости происходящего, что-то билось в ней, словно пойманная птица, но она смогла лишь заплакать.
Марк взял ее за плечи.
Ее что-то душило внутри, не давало дышать.
Марк нежно и любовно поцеловал Диану.
– До свидания, любимая, – только и сумел сказать он.
Не в силах что-либо произнести, Диана посмотрела на него глазами, полными слез. Для таких моментов подходящих слов не существовало.


– Почему я не могу забрать ожерелье для арабской принцессы из твоего офиса вместе с отдельными бриллиантами? – спросил Гай. – Или же взять их у матери? Так или иначе я приду в офис попрощаться, перед тем как ехать в аэропорт.
– Потому что у нас существует отработанная система выноса ювелирных изделий из мастерских в выставочные залы. Эта проверка проводится внизу, – объяснила Франческа. – На девятом и десятом этажах у нас такой системы нет. Почему это тебе кажется затруднительным?
– Зачем мне иметь дело со всякими продавцами в зале, если гораздо проще забрать все это у тебя? – упорствовал Гай.
– Ну ладно, ладно. Будь по-твоему. Господи, до чего же ты ленивый! Смотри, не оставляй ручной багаж без присмотра. Все застраховано, однако принцесса ждет не дождется ожерелья и будет страшно огорчена, если его украдут.
– Ты меня что – за кретина принимаешь?! – взорвался Гай. – Я оказываю любезность, связываясь со всеми этими делами.
Они сидели с бокалами вина в квартире Сары, ожидая, когда она к ним присоединится. Это был последний вечер Гая в Штатах, и Сара настояла на том, чтобы был дан прощальный обед.
По мнению же Франчески, чем быстрее Гай уедет в свою Англию, тем лучше. Его дальнейшее пребывание здесь лишь осложняло положение Франчески, да и Сара выглядела уставшей и озабоченной. Гай немало времени проводил в главном офисе, всюду совал свой нос и рылся в бумагах, когда мать уходила. Чего он, спрашивается, ищет?
– Я фактически превращаюсь в вооруженную охрану, которая должна сторожить вот это, – сказал однажды Генри, похлопав по стопе гроссбухов на его столе. – Я договорился с банком компании, чтобы все это хранилось в сейфе.
– Гроссбухи, регистрирующие продажи? А на кой черт? – удивилась Франческа. – Они не представляют интереса ни для кого, кроме бухгалтерии. Есть гораздо более простые способы определить наши доходы, чем рыться в этих толстенных книгах.
– Если эти гроссбухи попадут в грязные руки и будут преданы гласности, это принесет серьезные неприятности королям и императорам, султанам, принцам, некоторым президентам, не говоря уже о богатых бизнесменах, – с некоторой высокопарностью объяснил Генри.
Франческа искренне рассмеялась:
– Дядя Генри, не стоит все до такой степени драматизировать! Конечно, с нашей стороны было бы нехорошо предавать все это гласности, но, честное слово, не совсем понимаю, почему это может больно задеть тех или иных людей?
– Здесь фиксируются не только проданное ювелирное изделие и его стоимость. Здесь указывается имя покупателя и того лица, для которого оно предназначается. Теперь понятно?
На лице Франчески отразилось изумление.
– Вы хотите сказать, что если женатый человек приходит в «Калински джуэлри» и покупает что-то для своей любовницы, то мы выясняем, кто она такая?
– В большинстве случаев это невозможно скрыть. Получатель может прийти, чтобы выбрать образец, примерить ожерелье или кольцо, иногда нам приходится доставлять вещь непосредственно на дом.
– Я не подозревала об этом! Почему вы мне никогда об этом не говорили?
– Я сказал бы в нужное время. Твоя мать настаивает, чтобы это держалось в секрете. Тебя, наверное, поразили бы некоторые имена, фигурирующие в этих книгах. – Он постучал пальцами по стопе гроссбухов. – Два президента за последние десять лет, огромное число сенаторов, судей, лиц, занимающих высокое положение, президентов компаний, которых ты, возможно, знаешь. И это только в Соединенных Штатах! А ты взглянула бы на документацию из европейских филиалов! Похоже, половина всех титулованных особ имеют женщин на стороне, а два-три герцога отличаются особой щедростью и аппетитами. У нас есть перечень драгоценностей, которые герцог Виндзорский купил для миссис Эрнест Симпсон. Случилось это более двадцати лет назад, когда он был еще королем Эдуардом XVIII. Если бы сей факт стал известен до его отречения, трон Англии зашатался бы.
– Господи! Я не имела понятия о таких вещах! А бывает, что происходит путаница и жена получает ювелирное изделие по ошибке?
Генри хмыкнул:
– Такое однажды случилось. Здесь, на Пятой авеню. Жена одного весьма известного человека зашла в магазин. Продавец, который работал у нас недавно, услышал ее имя и сказал: «Мадам, та драгоценность, которую для вас заказал муж, уже готова».
– И что же было дальше?
– Нам пришлось отдать ей изделие, а затем мы связались с мужем и рассказали ему, что случилось. Бедняга вынужден был сделать вид, что он готовил сюрприз для жены.
– А он не очень рассердился? – спросила заинтригованная Франческа.
– Рассердился – это мягко сказано. Но твоя мать поступила весьма умно. Она проинструктировала служащих, чтобы они позволили ему выбрать еще какое-нибудь ювелирное изделие для его подруги, сопроводив все потоком комплиментов по поводу его тонкого вкуса. С этого времени он наш постоянный клиент.
– В таком случае неудивительно, что вы держите эти гроссбухи под замком. Какой-нибудь нечистоплотный тип может прибегнуть к шантажу, получив подобную информацию, – задумчиво проговорила Франческа.
– Именно. – На лице Генри промелькнула озабоченность. – Остается лишь надеяться, что я не опоздал. Я только вчера вечером принял решение переправить их отсюда и спрятать в сейф.
Имя Гая не было упомянуто, но оба знали, что имелось в виду.


Все более длинные тени ложились на ухоженные, ровно подстриженные газоны. Над деревьями появилась бледная луна, словно заявляя о наступлении ночи.
Диана сидела у окна своей спальни в Стэнтон-Корте, рассеянно наблюдая за тем, как внизу с важным видом прохаживаются павлины. Прошла неделя с момента ее поспешного возвращения из Франции, и Диана была благодарна, что в семье ей не было задано ни одного вопроса. В противоположном конце коридора находилось детское крыло, которое Майлз и няня делили с сынишкой Чарльза и Софи Филиппом.
Слава Богу, что Гай все еще в Америке. Диане и без рявканья мужа было непросто справиться с тяжелым чувством утраты, которое она испытывала все это время. После расставания с Марком она спала очень плохо, под глазами у нее появились темные круги. Диана постоянно задавала себе один и тот же вопрос: когда она увидит Марка снова? Память сохранила черты его лица, звуки его голоса, по ночам тело ныло от желания оказаться в его объятиях. Она отнюдь не пыталась подавить эти мучительные воспоминания – благодаря им он как бы оставался рядом. Каждый день Диана жила надеждой, что вот-вот раздастся телефонный звонок и она услышит его голос. Но вместо этого однажды утром она прочитала в «Дейли мейл», что Марк Рейвен совершает круиз вокруг Греческих островов вместе со своей красавицей женой Карлоттой и сыном Карлосом.
Раздался стук в дверь спальни, и в комнату вошла Софи. Она по своему обыкновению выглядела бодрой и веселой.
– Я только что разговаривала по телефону с Франческой, – сказала Софи, садясь рядом с Дианой на подоконник. – Она пытается разыскать Гая и думала, что он, возможно, у нас.
Диана апатично посмотрела на Софи:
– Но ведь он же еще в Америке.
– Гай уехал из Нью-Йорка четыре дня назад. Он должен был прямиком лететь в Лондон, но Франческа звонила вам домой, и Бентли ответил, что не имеет понятия, когда возвращается Гай.
– Я не знаю, где он. А что она от него хочет?
– Очевидно, он вез какие-то ювелирные изделия из Штатов в филиал в Лондоне. Бонд-стрит сейчас в панике, потому что они до сих пор ничего не получили.
– Надеюсь, мне не нужно говорить с Франческой? Я ей ровным счетом ничего не могу сообщить.
– Не беспокойся. Я сама буду этим заниматься. Ты не хочешь прогуляться? Смотри, какой славный вечер. – Софи соскочила с подоконника.
– Что-то не хочется, спасибо. Пожалуй, я немного поиграю с Майлзом, перед тем как он пойдет спать. А мама придет сегодня к обеду?
– Да. Вот только Джон куда-то запропал. Думаю, это связано с художественной выставкой в Оксфорде. Ну ладно, дорогая, до вечера.
Софи ткнулась губами Диане в щеку. Что-то происходило в душе золовки, и Софи хотелось спросить ее об этом. Однако полный сдержанного достоинства вид Дианы удерживал Софи от того, чтобы задавать какие-либо вопросы.


За тысячу миль от Стэнтон-Корта «Санни» мчалась вперед, разрезая волны подобно тому, как бритва разрезает взбитый яичный белок. Надвигался шторм, волны пенились перед носом яхты, захлестывали палубу и все сильнее раскачивали судно, удаляющееся в открытое море от греческого побережья.
Марк и Карлотта сидели в каюте и смотрели друг на друга. Карлотта уже неделю находилась на борту, все это время кипела от ярости и пыталась дознаться, что происходило на яхте до нее. Карлотта привезла и Карлоса.
Марк пожал плечами, отказываясь говорить.
– Так кто она такая? – взвизгнула Карлотта. – Как ты можешь приводить на борт женщину, стоит мне лишь на минуту отвернуться?
– Она мой друг, – глухо сказал Марк, – поэтому не лезь не в свои дела. Ты ведь мне не начальство.
– Ах, вот как? – Она сардонически выгнула тонкие черные брови. – Да я могу скрутить тебя в бараний рог, если захочу, не забывай, Марк! Я тебе уже говорила, что не потерплю, чтобы ты путался с женщинами, а тем более водил их на яхту на виду у всей команды! Это унижает меня! Отвечай, как ее зовут?
– Этот разговор ни к чему не приведет, – упрямо сказал Марк. – Она мой друг, и я не намерен называть тебе ее имя, потому что слишком хорошо тебя знаю. Стоит тебе узнать, кто она, и ты превратишь ее жизнь в сущий ад, а ей только этого не хватает.
На какое-то мгновение Карлотта закрыла свой алый рот, чтобы собраться с силами для новой атаки.
– Ты не смеешь так со мной обращаться! – выкрикнула она. – Ты свинья! Грязная, мерзкая свинья! И что бы ты ни говорил, я узнаю, кто эта сучка, и ей за все придется заплатить! – Дверь каюты с грохотом захлопнулась, и Марк остался в одиночестве.
Под порывами ветра «Санни» начала вибрировать и взбрыкивать. Погода была под стать настроению Марка. Еще один день, проведенный с Карлоттой, – и он вполне способен сойти с ума. Он позвонил по внутренней связи капитану.
– Давай выбираться отсюда к чертовой матери! – крикнул он. – Гони яхту в ближайший порт! Я лечу домой.
Спустя минуту в каюту ворвалась Карлотта.
– Какого черта ты собрался домой? – в ярости набросилась она на мужа. – Я только что приехала сюда! Этот дурацкий шторм скоро пройдет! И сейчас хорошая возможность для тебя начать новую книгу.
– Я и в Нью-Йорке могу быть таким несчастным, как здесь! – заорал Марк. – И плевать я хотел на следующую книгу! Я потратил уже немало лет на то, чтобы стать каким-то дерьмовым писателем! С меня довольно!
– Но мне нужна Марабелла! Я хочу навестить свою семью! И еще выяснить имя женщины, которая была с тобой на борту! – заверещала Карлотта.
– Что собираешься делать ты – мне безразлично! А я еду домой!
* * *
Франческа с бледным, встревоженным лицом, в упор глядя на мать, сидящую за старинным письменным столом в своем офисе, поставила вопрос ребром:
– В таком случае где его, черт возьми, носит? Как он смеет пропадать, никому не сказав ни слова, со всеми этими бриллиантами? Даже его несчастная жена не знает, где он сейчас!
– Не устраивай истерику, Франческа, – холодным тоном проговорила Сара. – Вероятно, Гай остановился где-то на полпути в Лондон.
– То есть где-нибудь посреди Атлантического океана? – не сдержала сарказма Франческа. – Ну в самом деле, мама, это безответственно с его стороны, если выражаться мягко, пропадать из виду, когда у него в руках ожерелье с изумрудами и бриллиантами для принцессы, не говоря уж о бриллиантах стоимостью в полмиллиона долларов.
– Если нам следует о чем-то беспокоиться, то лишь о том, чтобы он был жив и здоров. И если это так, то и с драгоценностями все будет в порядке. Не стоит впадать в панику, он вскоре объявится. – Сара поправила лежащие перед ней бумаги.
– А что я скажу принцессе, если она позвонит и спросит, где ее ожерелье? «Ах, простите, ваше высочество, мой брат забрал его с собой на отдых!» Господи, дело ведь не шуточное! – Франческа поднялась и зашагала по комнате, представив себе возможные последствия, если богатейшая клиентка своевременно не получит драгоценности.
– Все застраховано, поэтому перестань глупить. Ты договорилась о фотографировании изделий для нового каталога?
– Утром в понедельник. В десять тридцать, – механически отреагировала Франческа, продолжая думать о Гае.
Вернувшись в свой офис, она позвонила Генри:
– Я могу на минуту зайти к вам?
– Конечно. Приходи.
На лице Генри отразилась озабоченность, когда Франческа рассказала ему о ситуации с Гаем.
– Ну куда он мог отправиться, дядя Генри?
Генри пожал плечами.
– Париж, Рим, Мюнхен, Антверпен, Амстердам… – Он склонил голову набок. – Я бы поставил свои деньги на Мюнхен или Амстердам.
– А причина?
– В этих городах, как мне говорили, могут хорошо провести время люди с такой сексуальной ориентацией, как у Гая.
Франческа ошеломленно уставилась на Генри.
– Я и не подозревала, что вы знаете о Гае, – медленно сказала она. – Уверена, что мать об этом не знает.
– Пусть уж так и остается в неведении. Что касается меня, то я знал об этом еще с того времени, когда Гай был мальчишкой.
– В самом деле?
– Да. И могу поспорить, что он остановился где-то там, чтобы поразвлечься. Надеюсь, что изделия не украдены.
– Господи, хочу тоже на это надеяться, – озабоченно проговорила Франческа. – Я очень беспокоюсь, как отреагирует принцесса. Она наш постоянный и активный клиент. Мне очень не хотелось бы, чтобы произошло нечто такое, что может ее обидеть.


Принцесса Муна была клиентом «Калински джуэлри» уже несколько лет. Любимая дочь Мохаммеда Аль-Тамира, правителя Шарифы, она была избалована с детства. Ей давали все, чего бы она ни пожелала. Шарифа, крохотное государство в Персидском заливе, располагало гигантскими запасами парафиновой нефти, исчислявшимися по крайней мере тридцатью миллиардами баррелей. Семейство Аль-Тамир жило во дворце, построенном в квазигеоргианском стиле на выдающемся далеко в море мысе. Шарифа была теократическим государством, где строжайшим образом соблюдали предписания Корана. Мохаммеду Аль-Тамиру, человеку жестокому, с садистскими наклонностями, было около семидесяти лет. Он был отцом тридцати детей. Аль-Тамир требовал строгого соблюдения Корана и никаких современных послаблений не признавал. Ворам и поныне отсекали руку. За глоток виски полагалась жестокая порка. Виновных в адюльтере забивали камнями.
Принцесса Муна превратилась в очень красивую молодую девушку, черноглазую и страстную. Когда она достигла брачного возраста, отец определил ей в мужья своего кузена Хишама, министра обороны Шарифы. Тот факт, что Хишам был толст, непривлекателен и на шестом десятке лет, нисколько Мохаммеда Аль-Тамира не беспокоил. Хишам должным образом обеспечит ее и утолит ее любовь к приобретениям и покупкам. У них были особняки в Лондоне и Париже, охотничьи усадьбы в Австрии, они путешествовали по всему миру. Муна тратила деньги с невероятной расточительностью, а покупать она больше всего любила украшения и драгоценности.
Гай подошел к ее дому, который находился в фешенебельном районе Мэйфер. Его пригласили в большую, довольно мрачную комнату, затемненную тяжелыми шторами, с пышной аляповатой мебелью. Слуга попросил его подождать, и вскоре в зал вошла Муна – создание с весьма аппетитной фигуркой и черными жгучими глазами.
– Принцесса, – сказал, поднимаясь, Гай. – Я привез вам ваше ожерелье.
Он передал ей изящный кожаный футляр с вытесненной сверху золотой буквой «К».
Принцесса бросила быстрый взгляд по сторонам, словно желая удостовериться, что они одни, и открыла футляр. На темно-синей бархатной подушечке лежало ожерелье – десять дорогих изумрудов и сто восемьдесят бриллиантов общим весом 39,4 карат, оправленных в платину.
– Я ждала вас раньше, – коротко сказала принцесса.
– Я пришел сразу же, как только смог.
Она метнула на него быстрый взгляд, с громким щелчком закрыла футляр и снова осмотрелась по сторонам.
– Все в порядке, принцесса? – спросил Гай.
– Все в порядке. – Не говоря более ни слова, она позвонила. Тут же вошел слуга и проводил Гая к выходу.
Затем он направился на Бонд-стрит.
– Вот ваши камни, – будничным тоном сказал он и вынул из внутреннего кармана пиджака плоский пакет.
– Мы ожидали вас десять дней назад, – заметил генеральный директор филиала, открывая пакет и доставая лупу. Держа лупу перед глазом, он достал бриллиант и стал рассматривать камень. Затем перешел к другим. Он не смог сдержать восхищения:
– Великолепно! Совершенно белые! Ни у одного нет даже намека на какой-либо другой оттенок. – Он повернулся к Гаю. – То есть это значит, что ни у одного нет желтовато-коричневого оттенка.
– Я знаю, что это значит, – оборвал его Гай. – Все о’кей? Удовлетворены?
– Да, благодарю вас, мистер Эндрюс. – Атмосфера в демонстрационном зале была определенно прохладной. Генеральный директор, простившись, направился в другое помещение, чтобы поместить камни в сейф.
Через минуту Гай снова вышел на Бонд-стрит, где взял такси.
– Подбросьте меня к Джону Д. Вуду на Беркли-сквер.
Приехав по адресу, он вошел в контору по продаже недвижимости и обратился к молодому человеку, сидящему за заваленным бумагами письменным столом.
– Я хотел бы купить Уилмингтон-Холл, что недалеко от Келведона, в Восточном Уэссексе, – сказал он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21

Ваши комментарии
к роману Великосветский скандал - Паркер Юна-Мари



Читайте, неплохо.
Великосветский скандал - Паркер Юна-Марииришка
17.11.2013, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100