Читать онлайн Жар твоих объятий, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жар твоих объятий - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жар твоих объятий - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жар твоих объятий - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Жар твоих объятий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Ты подонок!
Эдуардо оделся и пришел в номер Тайрона, находившийся в противоположном крыле отеля «Грэнд-юнион», с единственной целью: защитить Филаделфию любой ценой.
Тайрон отнесся к своему гостю без всякого почтения, несмотря на семь лет их союза и клятву, скрепленную кровью, которая привязала их друг к другу. Он был разгневан так же, как и Эдуардо.
— Если ты пришел убить меня, то я не советую тебе этого делать.
Двое мужчин стояли друг против друга в маленькой гостиной; горящие черные глаза неотрывно смотрели в холодные глубины бесцветных глаз. Атмосфера сгущалась по мере того, как накалялись страсти. Достаточно небольшой вспышки, и ярость вырвется наружу.
Физически они были равны. Тайрон был выше ростом, зато Эдуардо — мускулистее. Последний находился явно в невыгодном положении по одной причине: гнев переполнял его, в то время как его противник держался с холодным спокойствием. Затем Эдуардо заметил слабое подергивание подбородка Тайрона и страшно удивился этому факту. Однако и успокоился одновременно. Наверное, какое-то важное дело привело Тайрона в Саратогу. Он не будет с ним драться, по крайней мере до тех пор, пока они не поговорят.
Эдуардо медленно повернулся и тихо закрыл за собой дверь. Терпение! Боже, пошли ему терпение! Взглянув на Тайрона, он увидел, что тот уже сел, но его правая рука лежала на левой, где под обшлагом он держал небольшой крупнокалиберный пистолет.
— Не ожидал увидеть меня здесь, — сурово сказал Тайрон, растягивая слова. — Наверное, думал, что я не найду тебя.
— Ты ошибаешься, — спокойно ответил Эдуардо и, подойдя поближе, сел напротив. — Письмо, которое я послал тебе из Чикаго, многое объясняет.
Тайрон не спускал с него глаз, каждую секунду готовый к нападению.
— Я не люблю писем. К тому же ты забыл упомянуть некоторые детали.
— Какие же?
Тайрон криво ухмыльнулся:
— Свою светловолосую суку. Надеюсь, ты был на высоте? К сожалению, твоя рубашка испортила мне весь вид. Она любит совокупляться на ковре или ты ее еще не распечатал?
— Это не твое дело, — ответил Эдуардо.
Бледные глаза Тайрона вспыхнули неожиданным интересом.
— Она не говорила тебе, что мы уже сегодня встречались? Нет? Не надо отпускать ее одну, дружище. Кругом так и шныряют коты.
— Она у меня послушная.
Эдуардо постарался ничем не выказать свою озадаченность. Действительно ли Филаделфия встретила Тайрона или это только уловка? Тайрон всегда умел вставлять ему палки в колеса. Сейчас он пытается вывести его из себя, но с какой целью?
— Кто она?
Прежде чем ответить, Эдуардо подождал, пока успокоится сердце, которое при этом вопросе сильно забилось. Не ведая, как много Тайрон знает, он решил сказать правду.
— Филаделфия Хант.
Глаза Тайрона округлились от удивления, и он, откинув голову, громко расхохотался.
— Ну ты и подонок! Это просто замечательно! Значит, отродье Хаита — твоя новая потаскуха? За это надо выпить. — Он поднялся, подошел к прикроватной тумбочке, взял бутылку бренди и щедро налил его в стоявший рядом стакан. — За твою шлюху! — предложил он, передавая стакан Эдуардо. — Желаю тебе хорошо и долго пользоваться ею. — Тайрон отхлебнул из бутылки. — Почему ты не пьешь, дружище? Тебе не нравится бренди?
— Мне не нравится тост.
Тайрон еще раз глотнул из бутылки, словно не слышал слов Эдуардо, затем удовлетворенно вздохнул.
— Ах эти женщины! — начал он, глядя на бутылку. — Стоит мужчине связаться с ними, и он пропал. Когда же дело имеешь со шлюхой, то ты ей просто платишь, и все Любовница совсем другое. Мужчина привязывается к ней, особенно если она такая хорошенькая, как эта сучка Ханта. Эта связь так же опасна, как и женитьба. — Его взгляд устремился к Эдуардо; радужная оболочка глаз стала прозрачной, как крылья насекомого. — Она досталась тебе в качестве награды. Не забывай об этом.
— С каких это пор ты стал помыкать мной? Тайрон кивнул и опустился в кресло.
— Итак, ты решил отдохнуть. Отдыхай. А я подумываю вернуться в Южную Америку. После разорения Ханта ты сразу собирался возвратиться в Бразилию. Я поеду с тобой
— Ты изловил меня, чтобы я составил тебе компанию во время круиза?
Тайрон повел плечами.
— Мне нужно быть рядом с тем, кому я доверяю. Этот человек — ты.
— Я польщен.
— Но ты не готов уехать?
— Мне нравится находиться среди североамериканцев
— Таких, как твоя шлюха?
— Я имел в виду кентуккийское виски. Бурбон.
— Приятное времяпрепровождение, — согласился Тайрон. — А я предпочел бы твою шлюху. За нее я пришлю тебе целое судно виски.
— Почему ты ею так заинтересовался? Ведь ты не любишь женщин.
— Я люблю женщин. В них есть своя польза. Просто мне не нравятся долгие связи.
— Значит, Адель снова на улице?
Глаза Тайрона сузились, но он спокойно ответил:
— Именно там я и нашел ее. Откуда пришла, туда и ушла.
Эдуардо выругался на португальском, поднял свой стакан и залпом осушил его.
— Я думаю, что ты отдашь ее мне, — сказал Тайрон и, перехватив взгляд Эдуардо, добавил: — Я терпеливый. Я подожду, пока она тебе надоест. Она молода и выглядит недотрогой. Будь с ней добрым. Кстати, я видел, как она смотрела на тебя в опере. Судя по взгляду, она влюблена в тебя На меня это произвело большое впечатление, особенно если учесть, что ты погубил ее отца. Она смотрела на тебя с такой страстью, что я уж было подумал, что ты прижмешь ее к перилам и задерешь юбки на глазах у всех.
— Это твоя самая длинная речь, которую мне когда-либо доводилось слышать, — спокойно заметил Эдуардо. — Почему у тебя к ней такой интерес?
На лице Тайрона появилась самая настоящая улыбка.
— Потому что она интересует тебя, а стало быть, становится интересной и мне. Мы же с тобой кровные братья. Мы должны всем делиться.
— Ты не делился со мной Аделью.
— А ты и не просил.
Эдуардо охватило нервное напряжение: Тайрон что-то хотел от него и будет вытягивать это, пока он не сдастся.
— Она моя собственность. Я не отдам ее никому. Даже тебе. Поэтому не жди. Я состарюсь вместе с ней.
Продолжая улыбаться, Тайрон вытащил из кармана колоду карт.
— Ты всегда любил карты, хотя, судя по тому, что я о тебе слышал с момента моего приезда в город, удача тебе изменила. — Ловким движением профессионала Тайрон перетасовал карты и положил их перед Эдуардо. — Я снял за тебя колоду. Бери карту. Выбор за тобой.
— Она моя, — ответил Эдуардо, даже не взглянув на карты, — и моей останется.
— Трусишь?
— Мне нечего выигрывать.
— Это достойно уважения.
— Я считал, что заслужил его еще семь лет назад, когда мы противостояли целому гарнизону солдат на аргентинской границе.
— Ты был тогда юным девятнадцатилетним мальчиком из диких джунглей, с грязными волосами и руками, обагренными кровью. Тогда у тебя вообще не было никаких желаний. Мы сражались с нашими врагами и вместе стали богатыми. Но ты сильно изменился, дружище. Ты смыл с себя грязь и кровь. Ты научился жить как мужчина. Я вижу в твоих глазах желание иметь дом, покой и семью. Вот почему эта женщина опасна для тебя.
— А ты не изменился, хотя тебе нравится разыгрывать из себя джентльмена. Почему ты считаешь, что я изменился?
— Я разыгрываю джентльмена, — ответил Тайрон, — а ты им стал. Отдай ее мне, дружище. Тебе же лучше, если она окажется в моей постели. — Он улыбнулся. — Я научу ее тому, чего не умеешь ты. А если ты захочешь получить ее обратно, она будет для тебя совершенно новой женщиной в прежнем облике.
— Я собираюсь на ней жениться. Тайрон выглядел озадаченным.
— Хочешь заковать себя в кандалы? От этого ты сойдешь с ума. Она принадлежит тебе по праву победителя. Попользуйся ею и отдай.
— Я ее люблю.
На лице Тайрона с его словно высеченными из гранита чертами появилось редкое для него выражение удивления.
— Ты еще не рассказал ей, кто ты такой! — воскликнул он.
— То, что произошло между се отцом и мной, не имеет к ней никакого отношения.
— Тогда почему же ты не открылся ей? Ты никогда не сделаешь этого, потому что побоишься потерять ее.
Обвинения Тайрона так и сыпались на Эдуардо, но он даже не моргнул. Похоже, Тайрон не отстанет от него, если он не переключит его внимание на что-нибудь другое.
— Хватит толочь воду в ступе, у нас есть более серьезные темы для разговора. У меня для тебя новость. Если бы ты оставался в Новом Орлеане, то получил бы сейчас мое второе письмо. — Эдуардо выпрямился, подчеркивая тем самым значимость своих слов. — Помнишь врага, про которого мы думали, что он умер? Он жив.
Лицо Тайрона внезапно вспыхнуло от ярости.
— Макклауд!
Эдуардо был доволен: Тайрон попался на удочку.
— Как тебе нравится такая ирония судьбы? Он живет в Новом Орлеане, как раз у тебя под носом. По крайней мере жил там год назад.
— Как ты узнал об этом? Расскажи мне!
— У Филаделфии есть письмо Макклауда, посланное им ее отцу год назад.
— Я должен поговорить с ней, — сказал, вставая, Тайрон. Эдуардо не сдвинулся с места. Сейчас он жалел, что не прихватил с собой ружье.
— Она ничего не знает. Просто в ее распоряжении оказались три письма, включая и то, что я послал ее отцу перед самым разорением банка. Я читал все письма. В них нет ничего особенного. Она не понимает важность письма Макклауда.
— Она что-то знает, иначе бы не таскала их с собой.
Эдуардо тихо выругался, вспомнив, что Тайрон обладает острым умом. У него были хищные повадки леопарда и такая же жестокость.
— Она все еще не теряет надежды восстановить доброе имя отца.
— Тебе придется ее огорчить, — с ухмылкой сказал Тайрон. — Правильно говорят, что мозги мужчин находятся между ног. Почему она считает своего отца невиновным? Где она взяла эти письма?
Эдуардо почувствовал, что у него начинает краснеть шея, и, чтобы устранить эту неприятность, протянул руку за бутылкой виски. Правда заключалась в том, что он не знал истинных намерений Филаделфии и почему она носит с собой эти письма. Он также не знал, как ему сойти с того скользкого пути, куда завел его Тайрон.
— У нас есть все, что нам нужно, — сказал он. — Мы знаем, что Макклауд жив. Возможно, что он все еще в Новом Орлеане. Мы найдем его.
— Мы? — Тайрон посмотрел на своего приятеля; его слова падали тяжело, словно камни в спокойную воду пруда, ударяя по нервам Эдуардо. — Ты планируешь вернуться в Новый Орлеан и помочь мне припереть к стене Макклауда?
— Да. — И хотя в своем письме Эдуардо писал совершенно противоположное, он внезапно понял, что не может поступить иначе. Вот только что делать с Филаделфией? Она была его главной заботой. — Клятва, которую я дал над могилой родителей, не может считаться выполненной, пока я не достану Макклауда.
— Пока мы не убьем Макклауда, — поправил его Тайрон. — Мы скрепили нашу клятву кровью. Пока мы не убьем Макклауда, твоя часть сделки не будет выполнена.
— Ты никогда не говорил мне, почему хочешь этого. Ты хочешь этого больше, чем я.
Лицо Тайрона стало непроницаемым.
— Я никогда не расспрашивал тебя, что они сделали с тобой и с твоими родителями. Ты вызвался добровольно помогать мне.
Эдуардо давно знал, что у Тайрона мертвая душа — холодная, черная и пустая. Если у него когда-то и были нормальные человеческие чувства, он запрятал их глубоко в душе. Ему были чужды сострадание и другие человеческие эмоции. Сам Эдуардо, несмотря на вспышки гнева, боль и страдания, всегда хотел быть счастливым. Тайрон, казалось, был человеком, который даже не мог представить себе, что такое счастье, а уж тем более желать его. Быть с ним в союзе — равносильно тому, что находиться в одной клетке с питоном. К нему нельзя приближаться, показывать свою слабость и надо быть все время начеку. Эдуардо не сомневался, что, несмотря на их многолетнюю дружбу, если дело дойдет до драки, то Тайрон не моргнув глазом убьет его.
Эдуардо медленно поднялся.
— Я устал, Тайрон. Давай поговорим утром.
— Ты приведешь с собой девчонку?
— Нет. Наши дела не имеют к ней никакого отношения.
— Интересно, скажет ли она то же самое, если я спрошу ее об этом? — осведомился Тайрон, глядя в спину Эдуардо, направлявшегося к двери.
Эдуардо резко обернулся, и Тайрон увидел в его глазах первобытную силу и решимость дикаря, которого он встретил семь лет назад в джунглях Амазонки. Его черные глаза горели опасным блеском.
— Оставь ее в покое, Тайрон. Давай заниматься Макклаудом.
— Займемся, — сказал Тайрон, когда дверь за Эдуардо закрылась. — Ты, я и девчонка в качестве приманки.
Недовольная Филаделфия сидела посреди кровати, а Эдуардо расхаживал по спальне.
— Не могу понять, что это за друг, который врывается в комнату? Я на твоем месте никогда бы не встретилась с ним снова.
Эдуардо остановился и с милой улыбкой на лице посмотрел на нее.
— У Тайрона своеобразное чувство юмора. Он не ожидал, что я буду не один. Я даже сомневаюсь, что он запомнил тебя.
— Я видела его мельком, но узнала. Это тот самый мужчина, который вчера остановил меня в вестибюле. Я никогда еще не встречала таких холодных глаз.
Эдуардо сел на край кровати, заметив при этом, что Филаделфия отодвинулась от него, поджала ноги и обхватила руками колени.
— Что в этом плохого, menina? Что он тебе сказал? — Филаделфия положила голову на колени, и волосы упали ей на лицо.
— Он думал, что я проститутка. А теперь, после того, что он увидел…
Ее слова брали его за сердце, но он не пытался сказать ей слова утешения.
— Он бы ничего не увидел, если бы постучался.
— Что он хотел?
Впервые за все время их знакомства Эдуардо не мог заставить себя посмотреть Филаделфии в глаза.
— Он пришел повидаться со мной. — Эдуардо встал с кровати и подошел к окну. — Я хочу спросить тебя кое о чем. Зачем ты носишь с собой письма?
— Как ты узнал о них?
— Ты оставила их открытыми на туалетном столике в Бель-Монте. Сознаюсь, что я прочитал их. Я решил, что они от Уортона.
Он был рад видеть, что эта маленькая ложь стерла выражение возмущения с ее лица.
— Ты решил, что я написала Генри? Почему?
— Потому что я ревную. Но ты не ответила на мой вопрос. Почему ты хранишь эти письма? Что они для тебя значат?
На этот раз Филаделфия отвела взгляд. Она ждала этого момента с того самого дня, как они уехали из Бель-Монте, ждала и боялась. Нет, даже еще раньше ей хотелось задать этот вопрос и узнать правду, но сейчас по крайней мере она знает, что он не причастен к этому делу.
— Я считаю, что моего отца погубили намеренно. Мне кажется, что в этих письмах находится ключ к разгадке. Они помогут мне найти людей, которые это сделали. Мой адвокат говорил, что у отца были какие-то неизвестные деловые партнеры, из-за которых возник весь этот скандал. У меня три письма, и одно из них от нью-йоркского банкира Ланкастера.
Она выжидающе посмотрела на Эдуардо, и тот в ответ кивнул:
— Мы говорили о нем по дороге в Бель-Монте. Он умер.
— Да, — согласилась Филаделфия. — Второе письмо от человека по имени Макклауд. Он живет в Новом Орлеане. Мне кажется, что письмо, которое он прислал отцу, как-то связано со смертью Ланкастера. Конечно, я этого доказать не могу, но у меня такое ощущение. Об этом говорит тон письма. Он связывает произошедшее несчастье с ворошением прошлого. В нем даже упоминается какой-то бразилец.
— Я читал его, — невозмутимо ответил Эдуардо. — Сдается мне, что ты многое знаешь.
— Я не знаю почти ничего. Если бы эти письма не были в руке моего отца в тот вечер… когда он умер, я бы никогда не узнала о них.
— Он читал эти письма перед смертью? — Филаделфия покачала головой, стараясь избавиться от ужасных воспоминаний, связанных со смертью отца.
— Письма были у него в одной руке, а в другой он держал пистолет.
— Этот пистолет принадлежал отцу?
— Так считает полиция, и наша домоправительница подтвердила это. Я никогда не знала, что у него был пистолет, хотя и не очень удивлена. Будучи банкиром, он иногда носил с собой крупные суммы денег или важные бумаги. Полагаю, что пистолет был для защиты.
— Как тебе удалось заполучить эти письма?
— Я первая обнаружила его. Мне больно вспоминать об этом. Там еще был едкий запах дыма. Отец лежал неподвижно на турецком ковре в неудобной позе. Я увидела безобразную дыру у него на виске. — Филаделфия содрогнулась и тихо застонала.
Эдуардо бросился к ней и крепко прижал к себе. Она заплакала и плакала горько и долго. Он даже не пытался утешить ее, так как знал, что она еще не выплакала все слезы. Он вспомнил, как она плакала из-за испорченных волос, и решил, что уже тогда она пыталась избыть свое горе.
Наконец, когда она немного успокоилась в его объятиях, Эдуардо нагнулся, поцеловал ее и усадил к себе па колени. Она обняла его за шею, а он задумался, как поступить. Он рассказал Тайрону все, что знал, но не верил, что тому не захочется расспросить саму Филаделфию. А если Тайрон это сделает, что он может ей сказать, чтобы расположить ее к себе?
Филаделфия прижалась к нему, наслаждаясь теплом и силой его тела.
— Порой мне казалось, что я сойду с ума, если буду и дальше держать это в секрете, — прошептала она ему на ухо — Я рада, что поделилась этим с тобой. Ты обещал мне помочь раскрыть эту тайну. Я нуждаюсь в твоей помощи сейчас. Этот Макклауд что-то знает. Я хочу поехать в Новый Орлеан, чтобы увидеться с ним.
Эдуардо нежно поглаживал ее по спине.
— Menina, что ты надеешься доказать? Даже если ты права и этот Макклауд что-то знает о заговоре против твоего отца, что ты сделаешь? Ты никогда не передашь это дело в суд, так как у тебя нет доказательств.
— Я хочу знать правду, — ответила она, заглядывая ему в глаза. — Неужели ты не понимаешь, как это важно для меня?
Эдуардо отвел волосы с ее лица.
— А что это за совет «не ворошить прошлое»? Тебе не кажется, что лучше оставаться в счастливом неведении? Возможно, все это — часть прошлого твоего отца, и ему бы не хотелось, чтобы ты когда-нибудь узнала об этом.
Сказать по правде, именно этого Филаделфия и боялась, вот почему, оттолкнув Эдуардо, она раздраженно спросила:
— Зачем ты все время твердишь об этом? Неужели думаешь, что я поверю тому, кто дурно отзывается о моем отце?
Эдуардо затих. Он отчетливо слышал голос своей бабушки, призывавшей к терпению, но его собственный темперамент так и рвался наружу.
— Нельзя выдавать желаемое за действительное. Хорошо, путь так и будет. Сейчас уже ничего нельзя изменить.
Отчаяние Филаделфии сменилось негодованием; ее нервы были окончательно взвинчены, и причиной тому стал Эдуардо.
— Ты не знал моего отца. До этой самой минуты я думала, что ты бы ему понравился, что вы бы хорошо поладили между собой, а теперь вижу, что ошибалась. Он бы не одобрил тебя.
Эдуардо молчал, мысленно возвращаясь в то время, когда был двенадцатилетним мальчиком, верующим в ангелов-хранителей. Жадность ее отца заставила бандитов лишить его всего, оставив только жизнь.
— Почему бы он меня не одобрил?
Филаделфия покраснела, не решаясь сказать те слова, которые произнес бы отец относительно своего зятя. Эдуардо никогда не предлагал ей выйти за него замуж, и осознание этого факта еще больше распалило ее обиду. К тому же ее злило, что он был так спокоен.
— Он бы не одобрил, что ты сделал меня своей любовницей, — выпалила она
— Однако ты не возражала.
Филаделфия взмахнула рукой и отвесила Эдуардо звонкую пощечину. Испуганная, она потянулась к нему, но он отстранился.
— На сегодня хватит, — процедил он. — У тебя был долгий и изнуряющий вечер. Иди спать, menina, пока я не задушил тебя.
— Эдуардо, я… — Филаделфия запнулась, увидев его взгляд. В этом взгляде была едва сдерживаемая неистовая ярость, которую она ощущала каждой частичкой своего тела. — Мне очень жаль.
— Разумеется. Как только мы начинаем ссориться, никакие доводы на вас не действуют, сеньорита Хант. Если вы хотите хранить свое целомудрие, то закрывайте дверь на ключ… и запирайте ее каждую ночь. Но я никогда не овладеваю женщиной против ее желания. Я предпочитаю тех, кто добровольно ложится на ковер обнаженной, чтобы доставить мне удовольствие. Спокойной ночи.
Филаделфия не остановила его: на это у нее не было сил. Она бросилась на кровать и принялась горько плакать, пока не почувствовала желанного облегчения.
— Воды этого источника благотворно подействуют на вас, миссис Милаззо, — оживленно сказала Мей Бичем, входя в павильон «Конгресс-Спринт» со своей маленькой компанией. Они влились в толпу ранних пташек, ежедневно совершавших ритуал принятия вод. — Мы просто без ума от них, не правда ли, Кассандра?
— Да, мама, — ответила старшая дочь миссис Бичем. — Сара Амос говорит, что ее мигрень как рукой сняло в Саратоге. Миссис Милаззо, вы выглядите немного усталой. Два стакана воды скажутся на вас самым чудесным образом
Филаделфия слабо улыбнулась. У нее раскалывалась голова, и, если бы они не зашли за ней в восемь часов утра, она все еще спала бы, совершенно забыв об условленной встрече. Четыре часа сна не могли улучшить ее настроения. Сейчас она больше, чем вчера, злилась на Эдуардо
— Вот мы и пришли, — торжественно заявила миссис Бичем, когда они подошли к стойке. — Три стакана, — сказала она раздатчику воды, мальчику, одетому в халат и берет установленного образца. Она наблюдала, как он опустил черпак в бассейн, где бил минеральный источник, зачерпнул воды и разлил ее в три стакана. Когда он поставил стаканы на стойку бара, миссис Бичем расплатилась с ним и, взяв один из стаканов, протянула его гостье.
Филаделфия взяла стакан и осторожно глотнула. Когда пахнувшая серой вода проникла ей в горло, она, сделав попытку выплюнуть ее, закашлялась и чуть не задохнулась.
— К ней надо немного привыкнуть, — спокойным тоном разъяснила миссис Бичем. — Не забывайте, что эта вода лечебная. Не мешало бы добавить в нее немного сахара, но мы здесь все взрослые и знаем, что хорошо, а что плохо. Лучше всего ее пить залпом.
Филаделфия пропустила мимо ушей этот совет и с сомнением посмотрела на прозрачную жидкость. Вода была слегка шипучая и пахла тухлыми яйцами. Неужели кто-то может пить эту гадость залпом?
Пока она с сомнением разглядывала воду, мать и дочь пили ее с удовольствием. Оглядев павильон, Филаделфия увидела, что его завсегдатай поглощают эту воду с нескрываемым наслаждением. В богато украшенном павильоне со стеклянной крышей, мозаичным полом и высокими витражными окнами собралась веселая публика в отличном настроении. Филаделфия пришла к заключению, что причиной тому является отнюдь не вода.
— Синьора Милаззо!
Филаделфия резко обернулась и встретила леденящий душу взгляд Тайрона.
— Доброе утро, синьора. — Он пристально посмотрел на нее. — Надеюсь, вы крепко спали после столь напряженного вечера.
В этом приветствии не было ничего необычного, но по злобному блеску глаз Филаделфия поняла, что он намекает на то, что видел ее вчера лежащей на ковре рядом с Эдуардо совершенно обнаженной.
Горькое чувство обиды охватило Филаделфию. Стакан выскользнул из ее дрожавших пальцев и упал на пол, разбившись на мелкие осколки; вода залила ей лиф платья.
— Боже! Какая неприятность! — услышала она словно издалека голос миссис Бичем. В ее сознание проник и встревоженный крик Кассандры, но в это время беспощадная рука схватила ее за запястье, пронзив его острой болью.
— Позвольте, — сказал Тайрон и, вытащив носовой платок, стал осушать воду с ее лифа. Этот интимный жест был столь неожиданным, что мать и дочь ахнули, но Филаделфия словно оцепенела и не могла противиться.
— Вот так гораздо лучше, — сказал Тайрон, засовывая платок в нагрудный карман. — Небольшое происшествие. Ничего страшного. — Он только сейчас заметил миссис Бичем. — Мне кажется, эта вода не для моей кузины. Прошу прощения, но мне придется отвести ее в отель.
— Кузины? Ну в таком случае… Я уверена… Если вы считаете, что так будет лучше, мистер… — Миссис Бичем осеклась и бросила на Филаделфию вопросительный взгляд. — С вами все в порядке, моя дорогая?
— Да, — ответила Филаделфия слегка охрипшим от страха голосом. — Я чувствую себя превосходно. — Она попыталась выдернуть руку, но Тайрон так крепко держал ее, что все усилия оказались напрасными.
— Не смущайтесь, кузина, за вашу минутную слабость, — сказал он суровым тоном. — Я думаю, что все вас понимают. Обопритесь о мою руку.
Это был приказ, но вместе с ним и возможность с честью выйти из неловкого положения. Кроме того, она подозревала, что если не воспользуется его предложением, то он просто вытащит ее из павильона. Она положила свою дрожавшую руку на его, моментально почувствовав исходящую от него силу. Она попыталась успокоить себя тем, что является приятельницей Эдуардо, но не знала, что ему про них известно, особенно состоят ли они в браке.
— До свидания, леди, — услышала она голос Тайрона, и он повел ее к выходу.
Филаделфия что-то невнятно пробормотала дамам. Она понимала, что ей надо как можно скорее уйти из павильона, прежде чем он начнет оскорблять ее у всех на виду.
Легкий ветерок немного развеял ее страх. По крайней мере теперь она была уверена, что Тайрон снова не поставит ее в неловкое положение, хотя от этого ужасного человека можно было ожидать чего угодно. Когда он наконец заговорил, они были уже в двух кварталах от павильона.
— Остановимся здесь. — Тайрон указал ей на ближайшую парковую скамью.
— Я не хочу садиться, — возразила Филаделфия. — Мне бы хотелось поскорее вернуться в номер.
Суровые черты его лица смягчились
— Нам лучше поговорить в общественном месте, мисс Хант, но если леди приглашает меня к себе в комнату, то я не имею привычки отказываться. — Он сухо рассмеялся, увидев, как она быстро повернула к скамейке.
Филаделфия шла по покрытой росой траве, и ее ноги дрожали в коленках. Он знал, кто она такая! Неужели Эдуардо сказал ему? Если это так, то что ему от нее надо?
Филаделфия опустилась на скамью и с испугом наблюдала, как Тайрон подходит к ней. Высокий, крепко сбитый, с упругими мышцами, он держался настороже, словно чего-то опасался и готов был в любой момент выхватить из-за пояса пистолет, как это делают ковбои. Она видела таких людей в Чикаго в сезон перегона скота Ей приходилось рассматривать дагерротипы в журналах — на них были изображены мужчины с оружием, заткнутым за пояс. Однако у этого человека вид был еще более опасный. Она внезапно поняла, что он больше похож на налетчика.
Тайрон не сел на скамейку, а поставив рядом с Филаделфией согнутую в колене ногу, положил на нее руки и склонился к девушке. Ему не надо было прибегать к такому акту запугивания. Взгляда его бесцветных глаз, контрастирующих с бронзовой, обветренной кожей лица и черными волосами, было вполне достаточно. Возможно, при других обстоятельствах Филаделфия нашла бы его даже привлекательным, но в данный момент она чувствовала себя как заключенный в ожидании приговора, и все в нем, каждая черта, вызывало у нее только страх.
— Меня всегда удивлял вкус Эдуардо относительно женщин. Вы являетесь на удивление прекрасным исключением.
Глядя прямо перед собой, Филаделфия проглотила это оскорбление. Ей словно нанесли удар ножом.
— Я приехал сюда, чтобы наставить Эдуардо на путь истинный.
— Вы имеете в виду меня? — спросила она подавленно.
Почему она позволяет ему так грубо с собой обращаться? Наверное, потому, что она совершенно беззащитна. Он знает, кто она. Ее выбросят из отеля и попросят уехать из Саратоги, если широкой общественности станет известно, что она не жена, а любовница Эдуардо.
— Я имею в виду то, что мужчина иногда принимает жалость за любовь.
— Жалость? — Это слово так удивило Филаделфию, что она решилась посмотреть на него. — Почему Эду… мистер Таварес должен жалеть меня?
— Что еще он может испытывать к молодой хорошенькой леди, оказавшейся в таком положении? Ваш отец умер. Вы лишились дома. Эдуардо воображает себя галантным кавалером. Он, считая себя человеком чести, решил вмешаться в вашу судьбу.
Мужество совсем покинуло Филаделфию. Откуда он так много знает, если не от самого Эдуардо?
— Это он вам сказал? — спросила она.
— А вы ожидали чего-то другого? Думали, что он признается в вечной любви к вам?
Конечно, именно на это она и надеялась. Слова Тайрона задели ее за живое, и она почувствовала себя так, как будто ей воткнули под ногти иголки. Когда Эдуардо успел все рассказать ему, до или после их ссоры?
— Я не имею ни малейшего представления, что мог сказать вам мистер Таварес. Почему бы вам меня не просветить?
Он выглядел таким довольным, словно она покорно положила голову на гильотину.
— Он сказал мне, что не собирается просить вашей руки, поэтому я бы на вашем месте глубоко задумался над тем, в какое положение вы попали.
Филаделфия почувствовала, как краска стыда заливает ее лицо.
— Вы принимаете меня за бесстыжую…
— Наоборот, я нахожу вас очень привлекательной и разумной, — ответил он, но выражение его глаз говорило обратное. — Но может быть, я ошибаюсь относительно вас. Возможно, вы считаете ваше положение вполне нормальным. Вчера я видел на вас прекрасные изумруды, а это неплохая плата за потерю целомудрия. Эдуардо — богатый и щедрый человек. Драгоценности, наряды, отличная компания: вам будет трудно найти мужа, подобного ему.
Филаделфия чувствовала себя как в аду. Она поднялась, и ее лицо оказалось всего в нескольких дюймах от лица Тайрона.
— Выражайтесь яснее, мистер Тайрон. Что конкретно вы хотите от меня?
Он холодно улыбнулся:
— Я хочу, чтобы вы ушли от Эдуардо. Он хочет вас, но вы ему совсем не нужны, и уж, конечно, он не будет содержать вас вечно. Если у вас проблема с деньгами, то я могу вам немного подкинуть.
Этот человек презирал се, ненавидел, оскорблял, и она это сразу почувствовала. — Но почему?
Он снова окинул Филаделфию долгим пренебрежительным взглядом, и она вся задрожала, хотя они стояли в людном месте и мимо них все время шли люди.
— Вы знаете, что такое caboclo? — Филаделфия покачала головой, и он разъяснил: — Это бразильский метис, чьи предки были индейцами, португальцами или испанцами и в чьих жилах течет также и африканская кровь. Некоторым женщинам безразлично, что за ребенок у них родится, но в Новом Орлеане женщины вашего положения считают, что они запачкают себе юбки, если будут идти по одной стороне улицы с мулатом. А вы выбрали такого мулата себе в любовники, мисс Хант. Я только оказываю вам услугу. В следующий раз выбирайте себе любовника более тщательно.
Филаделфия была просто в шоке от такого оскорбления.
— И вы называете себя его другом? Что вы за человек? Он грубо схватил ее за подбородок и вплотную приблизил к ней лицо:
— Я опасный человек, мисс Хант, и со мной шутки плохи. Вот кто я такой.
Отбросив его руку, Филаделфия подобрала юбки и под изумленными взглядами прохожих быстрым шагом направилась подальше от него.
Тайрон смотрел ей вслед, испытывая невольное восхищение ее манерой держаться, несмотря на его гнев и запугивания. Ему хотелось сломать ее волю и подчинить себе, но из этого ничего не вышло.
Черт! Если он расскажет Эдуардо, что произошло между ними, то, возможно, еще до заката его друг наставит на него свое ружье.
Тайрон забеспокоился. Со дня его отъезда из Чикаго опасность еще никогда не была так близко от него. Сейчас он знал, что его смертельный враг Макклауд жив. Ланкастер и Хант мало значили для него. Но весть о том, что Макклауд еще коптит небо, вызывала в нем тревогу. Эдуардо не ошибся, сообщив ему эту новость. Их крепко связала клятва, скрепленная кровью.
Его пронзило странное и совершенно незнакомое чувство. Ему внезапно показалось, что эта женщина отняла у него что-то очень важное, без чего он не сможет жить. Да нет, это не так. Он никогда ни в ком и ни в чем не нуждался. Да, он уважает Эдуардо, как никого другого, восхищается им. Но чтобы нуждаться?
Тайрон повернулся и медленно пошел в направлении парка. Семь долгих лет он полагался на Эдуардо и знал, что тот в любое время придет к нему на помощь, а вот сейчас он, кажется, потерпел поражение. Но клятва, основанная на крови, была так же крепка, как и мужская дружба. Если сейчас Эдуардо предпочтет эту девчонку их дружбе, то что же — так тому и быть. Он не будет извиняться. Он не заслужил такого отношения, и если Эдуардо не поймет этого, то и черт с ним!
Господи, но до чего же хороша эта сучка Хант! Он прекрасно понимает, почему Эдуардо не может думать ни о чем другом, кроме как о ней. Он бы и сам не возражал заняться с ней любовью.
Тайрон остановился, и на его губах появилась злая усмешка. Сейчас он использовал кнут, чтобы отделаться от нее. Возможно, лучше попробовать пряник. Если ему удастся заполучить ее, пусть даже на ночь, Эдуардо ему не поверит. Надо убедить его, что она пришла к нему по собственному желанию. Никто и ничто не должно стоять между ними. У них есть неоконченные дела, и он не позволит какой-то шлюхе с лицом мадонны разлучить их.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жар твоих объятий - Паркер Лаура



Книга отличная.Но прочитать на один раз. Мне понравилось все как на духу! Но, почему нет продолжения о Тайроне и дочери его врага они же поехали в Колорадо! Где же это продолжение, Я В ШОКЕ!!!Кто знает где искать дайте ссылку или хоть скажите как книга называется.
Жар твоих объятий - Паркер ЛаураОльга
25.02.2013, 12.54





Роман хороший и интересный. Судьба Тайрона неизвестно. Но герои сильные. Героиня не плакса, реальная. Читайте.10/9
Жар твоих объятий - Паркер ЛаураKamila
10.06.2015, 16.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100