Читать онлайн Слаще жизни, автора - Паркер Лаура, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слаще жизни - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слаще жизни - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слаще жизни - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Слаще жизни

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На обратном пути подниматься на перевал пришлось медленно. Промчавшийся по ущелью шквал засыпал мокрый асфальт камнями и песком. Когда они еще ехали к озерцу, Эва видела несколько табличек, предупреждавших о возможности камнепадов, но не придала этому большого значения. Теперь такие предупреждения виделись ей совсем в ином свете. Между отвесной скалой с одной стороны и глубоким обрывом с другой места было немного. Крутые повороты, часто скрываемые до последней секунды нависшими ветвями деревьев, заставляли ее нервничать. Завал на дороге может означать серьезную задержку. Она вдруг подумала, что не потрудилась спросить, нет ли отсюда другой дороги, и что они до сих пор не разминулись ни с одной машиной.
Хотя вечер еще не наступил, солнце уже скрылось за горами и дорога погрузилась в глубокие тени сумерек. Кондиционер не был включен, но от охлажденного дождем воздуха Эва покрылась гусиной кожей. Торопясь одеться, она натянула первое попавшееся под руку – джинсы и тенниску. Дождь погубил ее шоферскую униформу, но она ей больше и не понадобится. Ее служба у Ника Бауэра закончена.
Она с опаской бросила взгляд в зеркало заднего вида. Ник, одетый столь же небрежно, сидел, уставившись прямо перед собой. Может, наблюдал за ней? Она снова стала смотреть на дорогу. Ей не удалось по выражению его лица догадаться, о чем он думает. Темные очки, которые он ни разу не надел за всю вторую половину дня, были опять на месте. Она не пригласила его к себе на переднее сиденье, и сам он не пытался, как прежде, сесть рядом. В ней шевельнулось смутное беспокойство. Мужчина в непроницаемых темных очках показался ей совсем чужим.
Прошло несколько секунд, прежде чем Эва опять рискнула оторвать глаза от дороги. Увиденное в зеркале поразило ее настолько, что она невольно отвела взгляд. Поморгав, она сосредоточила внимание на скользком черном асфальте, змеившемся впереди. Должно быть, почудилось. Она взглянула еще раз. И увидела, как одинокая слеза выкатилась из-под темного стекла и медленно сползла по его щеке.
Это зрелище и ужаснуло, и обрадовало ее. Если Ник способен столь сильно страдать, то у него в сердце должно найтись место и для других чувств, таких, как счастье, надежда, любовь.
Она вздохнула с облегчением, когда лимузин выехал на седловину горного перевала. Здесь все еще ярко светило солнце и дорога расширялась, образуя обзорную площадку, где было место для парковки. Эва притормозила и полюбовалась панорамой раскинувшейся внизу долины, утопавшей в синей дымке и завешенной легкой вуалью дождя, которая тянулась от уходящих грозовых облаков. Потом она снова сосредоточилась на дороге, включила вторую скорость и тронулась вниз по противоположному склону, выводившему на главную трассу.
Лимузин плавно вписался в первый поворот, отлично слушаясь руля. Склон с этой стороны горы был более пологий, и у дороги густо росли деревья. В ожидании следующего поворота Эва решила, что может чуточку расслабиться. Худшее уже позади.
… Тягач с прицепом появился из ниоткуда, материализовавшись из-за невидимого поворота прямо перед лимузином.
Эва ударила по тормозам с предостерегающим криком и круто завернула руль вправо, чтобы не врезаться в склон горы. Пытаясь не потерять управление, она слышала, как Ник выкрикнул ее имя. Колеса заскользили по мокрой поверхности и соскочили с дороги. Лимузин вильнул, потом она ощутила удар от столкновения с передним бампером тягача. Послышался скрежет металла, и что-то взорвалось перед ее лицом. Аварийная подушка, подумала она, когда что-то сильно ударило ее в лицо и грудь.
Борясь с беспамятством, Ник сглотнул, ощутил вкус крови и зло выругался. Пахло горелой резиной и бензиновыми парами. На мгновение ему показалось, что он заново переживает ночной кошмар.
Этого не может быть. Боже правый! Только не это!
Он заставил себя открыть глаза и увидел прямо над собой мягкую обивку потолка. Он лежал в неудобной позе, грудь и шея болели от врезавшихся в момент столкновения привязных ремней.
– Эва! – Он произнес ее имя, еще не успев полностью прийти в себя. – Эва? Ты в порядке?
Она не ответила, но в ближайшем к нему окне появилась какая-то тень. Тень оказалась головой мужчины.
– Люди, вы живы? Бог свидетель, я вас не видел!
– Там впереди женщина! – крикнул Ник. – Что с ней?
Мужчина передвинулся и заглянул в переднее окно.
– Вот она. Господи! Очень уж неподвижно лежит.
Ник постарался не вникать в смысл его слов. Паниковать некогда. Надо действовать. Он отстегнул ремни и высвободился, так что мог смотреть в лицо этому человеку.
– Вызовите нам помощь. И как можно скорее!
– Конечно! О чем речь! – Водитель грузовика оказался моложе, чем сначала подумалось Нику. Вероятно, не старше двадцати пяти. – У меня в кабине радио. Я вызову шерифа.
Ник высунулся из окна.
– Только посмей улизнуть, черт побери! Я тебя запомнил. Если смоешься, я и без властей с тобой разберусь!
Ник был удивлен тем, как шофер грузовика отреагировал на его угрозу. Что бы он мог ему сделать? Но парень побледнел, его лицо сморщилось.
– Послушайте, я отойду только поговорить по радио. Там, на другой стороне, случился оползень. Он скатывался очень быстро, мне нельзя было останавливаться. Клянусь, моей вины тут нет. Шериф вам это подтвердит. Я сейчас же вернусь, честное слово!
С переднего сиденья до Ника донесся стон. Перебравшись через развалины своего сиденья, он попытался дотянуться до Эвы.
– Я здесь, Эва, – сказал он, стараясь протиснуться между кусками покореженного металла к передней спинке.
– Ник? – Ее голос был еле слышен.
– Слава богу, ты жива. – Ник попытался увидеть ее через разбитую стеклянную перегородку, разделявшую сиденья, но мешала провалившаяся внутрь крыша. – Надо выбираться отсюда.
– Не могу. Меня зажало. И нога… – еле слышно выдохнула Эва; в шоковом состоянии ей трудно было понять, насколько серьезно она пострадала.
Ника обдало волной страха.
– У тебя идет кровь? Эва! Ты можешь сказать или нет? Отвечай!
– Нет. Кажется, нет. Я ударилась головой, но… – Эва подняла свободную руку и потрогала лицо. Было ощущение содранной кожи, но, когда она отняла руку, следов крови на пальцах не было. Однако она знала, что скоро вся покроется синяками от удара об аварийную подушку. Несмотря на пульсирующую в голове боль, она заставила себя сосредоточиться поочередно на каждой руке и ноге и постаралась оценить свое положение. Она оказалась зажатой между передним сиденьем и панелью управления, а вдавленная внутрь крыша образовала наклонную плоскость прямо у нее над головой. Она могла двигать руками, ногами же пошевелить не удалось. – Кажется, переломилась рулевая колонка. Мне заклинило ноги. Несмотря на бешено колотящееся сердце, Ник постарался, чтобы у него в голосе не было паники.
– Не беспокойся, я сейчас вызову помощь. Ладно?
– Ник?
– Да, Эва?
– Не бросай меня.
– Ни за что на свете!
– Ник? Я не то хотела сказать. Тебе надо выйти наружу. Машина может свалиться в любую минуту.
– Не волнуйся. Ты врезалась в дерево. Лимузин никуда не денется. – Он надеялся, что его слова прозвучали убедительно, потому что ощущал, как машину слегка раскачивает ветром. Это могло означать, что она застряла в неустойчивом положении, несмотря на ствол дерева, который был виден через треснувшее лобовое стекло.
– Повезло тебе со страховкой, – сострила она и слабо засмеялась.
– Чертовски повезло, – подхватил Ник, но без смеха. Он выглянул в окно, надеясь увидеть возвращающегося шофера, но тот словно испарился. – Не унывай, Эва. Я сейчас проверю, не работает ли телефон в машине.
– Просто набери девятьсот одиннадцать.
– Так я и сделаю.
Эве было слышно, как он сыплет проклятиями, шаря в полутьме. Боится, подумала она. Боится за меня. Я не хотела ни причинять ему боль, ни пугать его. Должно быть, ему очень страшно.
Ник нашел телефон у себя под левой туфлей и набрал номер.
– Мисс, нужна срочная помощь. Автомобильная катастрофа. Срочно свяжите меня с полицией Северной Каролины… Откуда мне знать, черт побери? Вы же телефонистка. Поскорее, я жду.
Его соединили с удивительной легкостью.
– Я попал в автокатастрофу в… – Ник приподнял голову в направлении переднего сиденья. – Где мы находимся, Эва?
– Я не запомнила, как называется это место, – тихо ответила она. – Скажи им, что это по дороге к ущелью, недалеко от парковой дороги Блю-Ридж.
Ник повторил это в трубку, с минуту слушал, а потом взорвался с нехарактерной для него горячностью:
– Мне наплевать на проблемы, которые создала вам гроза. У нас проблемы побольше. Женщину заклинило в машине. Пошлите сюда кого-нибудь! Немедленно! Ориентируйтесь на оползень, блокирующий дорогу. Мы находимся по ту сторону от него. С собой захватите все, что требуется, чтобы извлечь женщину из машины. Если нас не вытащат до наступления темноты, то вообще не найдут.
Эва слушала, как Ник объясняет полиции ситуацию, в которой они оказались, и просит немедленной помощи. Может, после грозы дороги залило или завалило. Сколько потребуется времени, чтобы спасатели до них добрались?
В эту минуту заскрипел и посыпался гравий – это машина еще немного осела на краю обрыва.
Ник с трудом сдержался, чтобы не выругаться, когда раздался визг и скрежет металла. Через несколько секунд движение прекратилось. Он подавил в себе дрожь испуга.
– Эва, – произнес он ровным голосом, продвигаясь еще немного по направлению к переднему сиденью, – попробуй проверить, не сможешь ли ты освободиться сама. Эва покачала головой.
– Бесполезно. Я уже пробовала. Не думаю, что у меня что-то сломано, но выбраться я не смогу, тут нужна спасательная техника. Но ты должен отсюда выбираться, Ник, пока не поздно. Согласен?
– Согласен. Сейчас зайду с твоей стороны и попробую открыть дверцу.
Эва зажмурила глаза, услышав, как открывается, уступая грубой силе, задняя дверца. Этот звук больше подходил раздираемой на части консервной банке, чем роскошному лимузину. Важно, что Ник будет в безопасности. Теперь можно поволноваться и за себя. Она почувствовала, как что-то теплое течет у нее по щеке, и поняла, что это пот. Странно, ведь все остальные части тела ощущают холод. Нервы, сказала она себе. Просто нервы. Ей ведь практически не о чем беспокоиться. Ник здесь, рядом. Он обязательно найдет способ спасти ее.
Она слышала, как скрипит у него под ногами гравий. Ага, это он обходит машину кругом. Пробует оценить степень повреждений и, вероятно, прикидывает, в какую новую переделку она может попасть, если случится очередной камнепад.
Услышав еще чей-то голос, она попыталась повернуть голову, чтобы посмотреть, кто это. Может, уже прибыли спасатели? Но разглядеть ничего не удалось.
– Ник? – позвала она. – Ник!
После нескольких секунд ожидания, когда сердце чуть не выскочило у нее из груди, она увидела, как дверца со стороны пассажирского места с диким скрежетом открылась и в потоке хлынувшего внутрь солнечного света показалось лицо Ника.
– Все в порядке, Эва. Я разговаривал с водителем тягача, который в нас врезался. Он тоже вызвал помощь, но пройдет какое-то время, надо потерпеть. – Его улыбка стала бесшабашной. – Я составлю тебе компанию, чтобы ты не заскучала.
– Нет! Не делай этого! – крикнула она, но он уже влез в машину, протискиваясь мимо острых зазубрин рваного металла туда, где под смятым каркасом осталась узкая щель между сиденьем и приборной доской. – Незачем тебе здесь сидеть, – попробовала она уговорить его еще раз. – Вдруг что-нибудь случится!
Он улыбнулся, чем заставил ее пульс участиться, и устроился как можно ближе к ней.
– Помнишь, о чем ты спросила меня вчера вечером? Боже мой! Неужели это было только вчера вечером? Ты спросила, ради чего я хочу жить, Эва. Тогда у меня не было ответа. Сейчас есть. Я хочу жить ради того, чтобы быть с тобой.
Эва закусила губу.
– Ник, не надо. Прошу тебя.
– Не надо что? – Он попытался дотянуться рукой до ее плеча. – Ты думаешь, я просто так болтаю, чтобы занять тебя? Если бы это было так, я бы мог говорить о погоде. – Он нахмурил брови, его лицо приняло задумчивое выражение. – Я не тупица, Эва. Упрямый, близорукий – это да. Я не привык ошибаться в суждениях, поэтому и не понял, в чем был не прав. Я думал, что до тех пор, пока не позволю себе ни к кому и ни к чему привязаться, боль и страдания меня минуют. Я не прав. Человек может разложить свою жизнь по полочкам, все рассчитать и предусмотреть – и все равно это не поможет. – Он опять улыбнулся. – Во всех своих расчетах я не учел одного, Эва, – тебя. Не предвидел, что в мою жизнь войдешь ты.
– Я знаю. – Эва беспомощно смотрела на него, потому что ей вдруг показалось, что он больше нуждается в утешении, чем она. – Мне очень жаль.
– И правильно, – философски сказал он. – Ты безнадежно испортила мой идеальный план, Эва, и я, кажется, никогда этого не переживу.
Машину вдруг сильно тряхнуло – у них за спиной отвалился и сполз по скальной стене еще один кусок горы. Ник, услышал, как Эва застонала от страха, когда мимо них со стуком, отскакивая от колес, покатились камни.
– Держись, Эва. Спасатели скоро прибудут. – Он затаил дыхание, увидев, что она отвернулась от него. – Ты слышишь меня, Эва? Эва? – Он с трудом продвинулся чуть-чуть по сиденью, но все равно немного не дотягивался до нее. – Эва, ты нужна мне. Не оставляй меня.
Эва медленно повернула голову в его сторону.
– Я не собираюсь оставлять тебя, Ник. – На ее побелевшем как мел лице он уловил короткий проблеск улыбки. – Я останусь с тобой… и буду бороться за тебя… и выйду за тебя замуж… и рожу тебе детей… и заставлю тебя улыбаться.
Ник почувствовал, как сжалось у него сердце.
– Ты всегда заставляешь меня улыбаться.
– А потом, – продолжала она, словно не слыша его, – я постараюсь, чтобы ты прожил долгую жизнь и успел стать дедом. – Она все еще улыбалась, но ее улыбка стала больше похожей на гримасу. – Но ты никогда не состаришься. Так и будешь всегда сребровласым сердцеедом.
– Мне нужно только твое сердце, Эва. Да, от такого будущего я бы не отказался. Если все еще буду тебе нужен.
Как просто он это сказал…
– Ты мне нужен. – Медленным движением она протянула руку в его сторону. – Обними меня, Ник.
Сделав еще одно усилие, он дотянулся до ее руки и, крепко стиснув, даже смог прижать к своей щеке.
– Ты такая холодная, Эва. Жаль, что я не могу согреть тебя. – Он провел ладонью по ее руке от локтя до плеча и по груди – насколько удалось дотянуться. – Как только сумею, крепко обниму тебя и буду заниматься с тобой любовью долго-долго, так, что ты не сможешь после этого ходить.
Эва слабо засмеялась.
– Замолчи, Ник. Не рекомендуется волновать раненого человека.
Он улыбнулся, но в глазах была тревога.
– Тебе очень больно, Эва?
– Нет, совсем не больно. Вот это-то и странно. Я не чувствую вообще ничего, если не считать того, что дико чешется щиколотка на правой ноге, а почесать не могу.
– Если чешется, то это хорошо, Эва. Это значит, что ноги не потеряли чувствительности.
Она сжала его руку.
– Я так рада, что ты рядом, Ник.
– Я всегда буду рядом с тобой, Эва, где бы ты ни была. – Он ласково дотронулся до ее лица, погладил по щеке. – Эва? Просто для протокола. Я люблю тебя.
Эва кивнула.
– Я знаю. И ничего страшного, если ты боишься любить меня. Но ты не будешь разочарован. Я дама крепкая. Тебе следовало бы это уяснить в тот день, когда ты пустил меня на порог в «Бауэр ассошиэйтс».
– Я собираюсь взять тебя на постоянную работу в «Бауэр ассошиэйтс», если ты согласна, и водворить тебя на постоянной основе к себе в постель.
– Постель будет не только твоя, но и моя тоже.
Он закашлялся от смеха.
– Ты форсируешь, Эва.
– Это просто тикают мои биологические часы, – сказала Эва и тоже засмеялась.
Следующие двадцать минут они болтали обо всем, что приходило на ум, решив как бы по взаимному согласию, что для более важных мыслей и чувств будет другое время и место.
Оба не сразу обратили внимание на звуки, сопровождавшие прибытие спасательной команды, пока полицейские сирены не стали хорошо слышны за деревьями.
– Помощь пришла, Эва, – возбужденно сказал Ник. – Спасатели уже здесь.
К несчастью, ни машина «скорой помощи», ни спасательные машины не смогли преодолеть препятствий в виде целой череды небольших грязевых оползней и каменных обвалов, заблокировавших горную дорогу. Полицейские добирались до места пешком, а медиков отправили с расположенной выше в горах обзорной площадки, где смогли посадить вертолет.
Эва потеряла всякое представление о времени, пока спасатели цепляли лебедкой и вытаскивали лимузин на безопасное место. Ей не досаждала медлительность, с какой отделяли один за другим куски металла, чтобы извлечь ее, не причинив боли. Она спокойно отвечала на вопросы медиков и только отвела глаза, чтобы не видеть иглу, которую ей воткнули в руку. Мысленно вернувшись на несколько часов назад, Эва видела себя купающейся нагишом в озерце, наслаждалась вкусом губ Ника, ощущала своим телом его горячее и твердое тело.
Когда медик, во время спасательных работ следивший по монитору за ее состоянием, заметил, что пульс у нее частит несколько больше, чем ему бы хотелось, Эва лишь улыбнулась ему загадочной улыбкой сфинкса и бросила многозначительный взгляд на Ника, маячившего поблизости. Встретившись с ним глазами, она поняла, что он догадался о ее мыслях, а может, и сам думает о том же.
Наконец Эву извлекли из машины, предварительно надев ей спасательный воротник и пристегнув ее к доске – на всякий случай, из предосторожности. Потом заботливо, как если бы она была сделана из сахарной ваты, уложили на носилки.
– Ну как она? – спросил Ник у медиков в сороковой раз.
– Похоже, все обошлось, – ответил старший. – На первый взгляд нет никаких серьезных повреждений. Но с полной уверенностью ничего сказать нельзя, пока ее не обследуют по всем правилам в стационаре.
– Со мной будет все хорошо, – бодро сказала Эва Нику. Потом перевела взгляд на медика. – Вот только как вы спустите меня вниз?
– Первым классом, если уж на то пошло, – ответил ей медик с жизнерадостной улыбкой. – Надеюсь, вам нравится летать. Нас сюда доставили на вертолете.
– Я полечу вместе с ней. Ошеломленный взгляд Эвы встретился с решительным, немигающим взглядом Ника. В списке вещей, которые он навсегда исключил из своей жизни, полеты значились под первым номером.
– Это совсем не обязательно, Ник.
Он посмотрел на нее сверху вниз. Взгляд его заблестевших глаз был полон любви и решимости.
– Нет, обязательно.
Слова эти были произнесены с такой убежденностью, что Эва поняла: он сейчас испытывает на крепость не только их отношения, но и себя самого. Эти два дня она воодушевляла его на небольшие рискованные шаги. Но есть и такой риск, на который люди идут лишь по собственной воле. Сейчас они полетят, и решил он это сам.
Они совершили восхождение к парковочной площадке почти в полном молчании. Ник поддерживал носилки у изголовья, чтобы можно было держать ее за руку.
Ник вздрогнул лишь один раз, когда ожили лопасти винта. Но когда он поднялся в вертолет и сел возле нее, его лицо выдавало только напряжение, страха на нем не было.
Пока вертолет содрогался, набирая обороты перед взлетом, Ник ритмично сжимал ее руку, словно перекачивал в нее свою кровь.
– Теперь остается потерпеть совсем немного. Почти все уже позади, малышка. Поверь мне.
– Да, дорогой, – спокойно ответила Эва, любя его за то, что он так сильно ее любит. – Мне хотелось бы теперь только одного. Ник наклонился к ней.
– Чего же? Скажи мне – и можешь считать, что это у тебя есть.
Эва улыбнулась, увидев озабоченное выражение его лица.
– Поцелуй меня, Ник. На счастье.
Его лицо осветилось радостной улыбкой.
– Все, что будет угодно даме.
Он поцеловал ее так ласково и нежно, что у нее на глаза навернулись слезы. Но этого ей показалось мало. Чтобы продлить поцелуй, она вытянула руку и придержала его голову за волосы.
Когда Ник оторвался от нее, его глаза были темными от страсти, о силе которой Эва до недавнего времени могла только догадываться.
– Ну и безрассудная же ты женщина, – восхищенно сказал он.
– Это я только с тобой такая, – с озорным смешком ответила она.
– Выздоравливай быстрее, Эва. У меня к тебе тысячи разных дел. – Он засмеялся легко и непринужденно. – Некоторые из них можно делать даже не в постели.
Эва улыбнулась в ответ, уверенная и в себе, и в нем, и в будущем.
Звук вращающихся лопастей казался Эве самой прекрасной песней любви на свете, потому что Ник остался рядом с ней, преодолев свой страх, свои воспоминания и душевные раны. Если он смог это сделать вопреки всему, значит, Айсберг растаял без следа и они оба смогут теперь до конца жизни наслаждаться светом и теплом своей любви.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Слаще жизни - Паркер Лаура

Разделы:
Глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7

Ваши комментарии
к роману Слаще жизни - Паркер Лаура



ИНТЕРЕСНО ПОЧИТАТЬ.
Слаще жизни - Паркер Лаураиришка
6.01.2015, 0.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100