Читать онлайн Шалость, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалость - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалость - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалость - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Шалость

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 22

Суррей, апрель
Утро было умеренно теплым, воздух влажен и ароматен, как это бывает в разгар весны. Все вокруг радовало глаз цветением. Местные деревья, кустарники и прочие растения, наряду с привезенными из других краев и выращенные с особым старанием, дабы сделать английскую почву родной и для них, благодарно отзывались на заботу садоводов и садовников. Глаз пировал на красном лихнисе, ярко-зеленых папоротниках, стоящих сплошной стеной розовых рододендронах. Рядами насаженные белые и желтые нарциссы украшали подъезд к дому. Цветы покачивались на стебельках, сгибаясь под ветерком, словно приветствовали гостей. Ирисы гордо устремляли свои стройные стебли с крупными, разнообразных оттенков синего, фиолетового и золотого соцветиями к ласковому весеннему небу. На лужайке, там, где дорога делала поворот, на клумбе цвели изысканные и нежные камелии. Лестницу, ведущую к парадной двери, украшали кадки с апельсиновыми и лимонными деревьями из зимнего сада. Благодаря им в воздухе было что-то от персидской весны.
Все эти и многие другие приготовления были сделаны для того, чтобы создать изысканный и впечатляющий фон для свадебного пира, который вот-вот должен был начаться. Средняя дочь Шрусбери, мисс Бегония Эббот, сегодня венчалась с мистером Чарлзом Репингтоном, младшим сыном баронета и в настоящее время служащим пастором в Афтон-Нерве.
Все жители городка были согласны с тем, что именно пение мисс Эббот на рождественской службе зажгло в сердце мистера Репингтона любовь, котррая и привела к ожидавшемуся счастливому событию. Были, конечно, и такие, кто говорил, что не по правилам выдавать замуж среднюю дочь, когда две старшие еще не пристроены.
Но в основном все были рады за молодых. Пара и в самом деле была замечательная.
Кроме того, местные жители не могли не заметить того, что достопочтенный Фарнлоу Хеппл весьма охотно помогал мисс Гиацинте Эббот в ее трудах по благоустройству сада и разведению новых растений в теплице. Видели, что он заезжал в Крез-Холл раз двадцать, предлагая советы. Естественно, вся округа строила предположения о том, когда состоится вторая брачная церемония в семействе Шрусбери, и еще один цветочек из «букета Шрусбери» покинет деревенский дом, чтобы обустроиться в Лондоне.
Однако два ученых садовода, к счастью, совершенно не ведали о том, что приписывает им молва. Оба отличались примерной сдержанностью, граничащей со скрытностью. Впрочем, сегодня всем, кто имел прямое отношение к Крез-Холлу, было чем занять ум и руки, помимо вульгарных предположений и сплетен. И самым занятым человеком в доме была хозяйка поместья.
Джапоника стояла под дубом, наблюдая за тем, как лучшие наездники из числа гостей дома играли на лужайке в поло. Игра была шумной от возбужденных криков игроков, треска клюшек и конского ржания. И не менее громко реагировали многочисленные болельщики: кто подбадривал играющих криками, кто визжал от восторга. Игра в поло была одним из развлечений, предусмотренных для тех, кто приехал из Лондона накануне дня венчания.
«Блистательного чужестранца», как окрестила мирзу Хасана «Морнинг пост», нетрудно было заметить среди игроков. И не только из-за его длинной курчавой бороды. На нем был костюм для верховой езды, состоящий из короткого отделанного мехом камзола и длинной зеленой шелковой рубашки, шаровар и гамаш. Красный кушак вокруг пояса и конической формы шапку украшала вышивка в виде полумесяца. И этот сверкающий яркими красками наряд выглядел весьма импозантно даже на фоне дорогих мундиров, в которые были облачены многие английские военные, играющие в поло вместе с ним.
— Смотри! Ой, туда смотри, Джейми! Ты видишь, как быстро катится мяч от удара? — спрашивала Джапоника ребенка, которого держала на руках.
Но внимание Джейми было отвлечено другим. Он заметил нового любимца Пионы, коричнево-белого пятнистого кокер-спаниеля, маленького щенка, который, неуклюже подбрасывая лапы, торопился к ним через лужайку. Научившись ползать с большим проворством, Джейми рвался помериться силами со щенком и потому просился на землю.
Понимая его желание, Джапоника опустила сына на траву.
Заметив потенциального товарища по играм, щенок великодушно облизал мальчику лицо. Джейми, в свою очередь, протянул руку и, схватив собачонку за ухо, стал тянуть, пока щенок не завизжал.
— О нет, ты должен быть нежнее, мой мальчик, — отчитывала сына Джапоника, старательно разжимая пухлые пальчики, крепко ухватившиеся за бархатистое ухо.
Решив, что осторожность с новым другом не помешает, щенок принялся прыгать и бегать вокруг ребенка, но так, чтобы тот до него не мог дотянуться. Так что Джейми ничего не оставалось, как совершенствоваться в передвижении на четырех опорах.
Наблюдая за сыном, упражняющимся в ползании, Джапоника подумала о том, что правильно сделала, решив не уезжать, пока не увидит Англию в цвету.
За это она должна была благодарить леди Симмс. Прагматичная и здравомыслящая, женщина привела неопровержимые аргументы против зимнего переезда. Это она назидательно напомнила Джапонике о тех невзгодах и трудностях, которые выпадут на долю Джейми, если его мать решится вновь пуститься в путь в разгар зимы. Джапонике самой не нравилась такая перспектива, но альтернативы она не видела. И вот тогда леди Симмс предстала перед ней во всем блеске своего ума.
— Дев рассказывал мне, что ты боишься, как бы лондонское общество не разузнало о ребенке, — сказала леди Симмс в тот день, когда Джапоника уже собралась уезжать. — Я не вижу повода для страха. Кроме членов семьи, кому какое дело до того, кто его настоящий отец? К счастью, Лорел, будь проклята негодница, не сообщила об этом никому, кроме Дейва. Я бы дважды в день ее стегала розгами, чтобы напомнить о том вреде, что она чуть было не нанесла семье. Пусть страдает от скандалов семейство Ганноверов, хотя они-то точно безродные дворняги. Вульгарные тевтонские бюргеры, узурпировавшие английский трон! Но что до нашей семьи, пока я дышу, скандала не будет!
Джапоника улыбалась, вспоминая, какие в тот момент были у леди Симмс глаза. Совсем как у совы. Круглые, злые и немигающие.
— Я прощаю тебе твой промах, ты дала повод для вопросов по неведению, к тому же тебе помог Девлин, не слишком заботящийся о соблюдении приличий. Но, как я уже говорила, я обожаю своего негодника! Да и его отпрыска я тоже начинаю любить. Когда он вырастет настолько, чтобы носить штаны, ты должна будешь присылать мне его каждое лето на один месяц.
В ответ на ее вопрос о предположительном отцовстве Джейми, как и о том, чем обернется ситуация для лорда Синклера в том случае, если факт его отцовства станет достоянием публики, леди Симмс ответила в том же веселом тоне:
— Дев заверяет, что он займется этим вопросом, когда придет время. А я должна возвращаться в Лондон, пока Лей не послал за мной сыщиков. Я дам знать публике, что виконтесса Шрусбери, не успев насладиться счастливым воссоединением с семьей — клянусь, это был отличный подарок к Рождеству! — вынуждена отклонять все приглашения. Кто всерьез будет задаваться причинами твоего уединения? Позже я раздам твои карточки нужным людям в городе с положенными пи-пи-си на обороте. Что это значит? Аббревиатура с французского «я в отъезде». Чем больше в твоей жизни французского, тем более изысканной ты представляешься. Разве ты не знала?
У Джапоники имелись сомнения на сей счет, но кто их озвучит, когда такая дама держит речь?
Единственной ложкой дегтя в бочке меда оставался нерешенный вопрос о том, где Джапоника и Джейми должны жить. Джапоника категорически заявила, что не станет делить кров с лордом Синклером даже ближайшие двадцать четыре часа, не говоря уже о более длительных сроках.
И вновь у леди Симмс оказалось готовое решение. Джапоника, ее сын и сестры Эббот должны жить в Крез-Холле.
— Вполне естественно для женщины, имеющей на руках ребенка. А Дев поживет в городе. Он не из тех, кто любит подолгу задерживаться в глуши.
Так и решили.
И лишь для того, чтобы имение действительно походило на теплое семейное гнездышко, а не на поле для интриг, леди Симмс по возвращении в Лондон прислала Лорел приглашение пожить зиму у нее. И Лорел, счастливая тем, что сможет избежать постоянных напоминаний о двуличности и глупости, быстро упаковала вещи и уехала, даже не дожидаясь наступления Нового года.
В одном из своих недавних писем, которые леди Симмс с завидной регулярностью посылала Джапонике из Лондона с самого Рождества, она писала:
«Если провидение не послало мне ребенка, то не мне на то пенять. Но, лишенной возможности иметь собственных детей, мне, верно, ниспослано судьбой подбирать и воспитывать чужих и наставлять их на путь истинный. В противоположность моему первоначальному мнению о Лорел она оказалась вполне покладистой. Достаточно было лишь четко дать ей понять, что всякий раз, когда она попытается подставить мне подножку, ее рацион будет нещадно урезаться. Девушка похудела на два добрых размера, пока приноровилась к моим методам воспитания. Удивительно, на что способны миндальные пирожные с кремом в деле воспитания юного поколения! Несмотря на то что я имела опыт лишь с выращиванием мальчика, теперь из меня бы вышла образцовая Леди Плетка! Из Лорел почти получилась образцовая девица на выданье».
Все складывалось как нельзя лучше, рассеянно думала Джапоника, неустанно следя за сыном. Все шло своим чередом. И если бы не периодически присылаемая лордом Синклером корзинка с лакомствами, закупленными в торговом доме «Фортнам и Мейсон», она вообще могла бы забыть о его существовании. Если бы имела к этому расположенность.
Но его последние слова не давали Джапонике покоя. Он сказал, что за ней никогда правильно не ухаживали, а он в этом не мастак. И все. Ни то, что он хочет загладить свою вину, ни то, что у него есть к ней какие-то чувства. Он поцеловал ее, а потом туманно намекнул на некий «другой раз». Какой еще другой раз? Джапоника воспитывала в себе терпение, говорила, что сам факт его поцелуя должен внушать ей мужество. Но вот прошло уже три месяца, а кроме еженедельных дежурных записок с вопросами о здоровье сына, она ничего от него не получала. Если таково было его представление о правильном ухаживании, то ей оставалось лишь развести руками. К тому же поцелуй не слова, и тепло его остывало с каждым прожитым днем, и надежда на то, что будущее все еще лучезарно, таяла с той же скоростью. Тот факт, что он тоже приехал на свадьбу в компании других господ, в числе коих был и мирза, только еще сильнее расстраивал Джапонику. До сих пор они не успели обменяться и парой слов. Наступил даже момент, когда она была на грани того, чтобы зажать его в углу и потребовать объяснений. Но уже через секунду, когда Синклер появился в комнате, где было полно народу, она просто убежала и спряталась.
— Он, кажется, не торопится со мной разговаривать, — вслух подумала Джапоника. Она была на грани срыва. И раздражение придало ей мужества. Наверное, в ней было не меньше храбрости, чем в ту ночь, когда она пригласила его к себе. Она не знала, где искать источник этой храбрости. Джапоника решила, что больше не станет брать лидерство на себя. Если сдержанность стала его новым стилем жизни, то ей этот стиль нисколько не нравился!
Что же касается Джейми, то к нему Девлин никакой сдержанности не проявлял. Напротив, он трижды за день бывал в детской и с удовольствием возился с малышом. Если верить Агги, конечно. Может, в этом была причина ее раздражения? Джапоника не знала, как ей быть.
— Если он думает, что я должна заговорить с ним первой, то пусть ждет до скончания века!
Джапоника отвлеклась от своих мыслей, поскольку ее сын, потеряв интерес к щенку, заинтересовался площадкой, на которой проходила игра в поло, и направился прямо туда.
Когда игра была закончена, большинство участников отправились на ленч. Ленч подавали прямо на лужайке, под просторными цветными тентами. Все было просто, по-семейному. Джапоника не удивилась бы, если бы кто-то из гостей был этой простотой даже шокирован. Она отправилась следом за гостями. Там возле тента ее должна была ждать Агги, чтобы передать ребенка кормилице. Она решила, что, передав мальчика с рук на руки, тут же исчезнет, чтобы случайно не столкнуться с лордом Синклером.
Пока все шло по плану.
Но Девлин уже успел ее заметить — он был верхом, что позволяло ему лучше обозревать окрестности. На самом деле он не сводил с нее глаз целый день, что стоило ему игрового преимущества, ибо вместо того, чтобы следить за игрой, он следил за матерью своего ребенка. Джапоника как раз наклонилась, чтобы взять Джейми на руки, предоставив ему роскошный обзор ее бедер, обтянутых легкой юбкой. Вот в этот момент он и упустил нить игры.
Когда она поднялась в полный рост с ребенком на руках, ветерок трепал подол ее юбки, обрисовывая стройную фигурку, и поигрывал медными кудряшками ее прически. Он не мог слышать, что она говорила своему сыну — его сыну. Но он видел, как ребенок счастливо засмеялся, когда Джапоника потерлась носом о его нос. И эта сцена пробудила в его душе нечто большее, чем просто похоть. Она пробудила в нем желание стать частью этой сцены, частью ИХ ЖИЗНИ.
И это утвердило его в уверенности, что в этой женщине есть все, что он хотел бы видеть в леди.
Но был ли он сам тем мужчиной, которого она заслуживает? Он уехал из Крез-Холла в последний день декабря, сильно сомневаясь в том, что станет хорошим супругом для Джапоники и хорошим отцом для их совместного ребенка.
Он даже не очень представлял себе, что за человек Джапоника Эббот, пока не получил письмо от Лорел. И это письмо дало ему ключ к разгадке. Написанное ради того, чтобы посеять раздор и смуту, это письмо спасло его, уберегло от роковой ошибки в суждении. Поездка в Португалию, которую он предпринял, чтобы привезти ребенка, виделась ему только как первое звено в цепи поступков, призванных загладить свою вину перед виконтессой. Затем он собирался поведать ей о своих чувствах. После того, как показал бы ей письмо от лорда Эббота. Но она не захотела его слушать, и он не мог ее за это винить. В тот вечер, когда она ждала его, чтобы вместе пойти в оперу, он забыл о ней, предаваясь постыдному самобичеванию, перешедшему в не менее постыдную жалость к себе. А потом ему стало стыдно, и он не нашел в себе мужества для того, чтобы хотя бы отправить ей записку с извинениями. Да, он заслуживал ее презрения. Девлин оставался в Крез-Холле до тридцать первого декабря, глупо надеясь на то, что Джапоника захочет с ним поговорить и сообщит об этом. Но прошло три месяца, а она ни словом, ни поступком не дала ему понять, что хочет его видеть.
— Упрямая ослица, — процедил он сквозь зубы. Как бы там ни было, первым сдался он, устав от неопределенности, и решил приехать сюда, чтобы выяснить, есть ли у них с Джапоникой Эббот надежда на будущее.
Возможно, память так никогда и не возвратится к нему, но теперь он уже не так страдал от потери. Ни к чему доводить себя до безумия в попытке все вспомнить. И как только Девлин осознал это, головные боли стали стихать. Самая значительная часть его прошлого теперь существовала как бы отдельно от него. Он мог лишь констатировать, что являлся частью этого прошлого, но не более того.
Когда он увидел, что Джапоника заметила его и торопится ретироваться, силясь при этом выглядеть достойно, Девлин пустил коня вскачь.
— Леди Эббот!
Когда наездник приблизился к ней, Джапоника остановилась и, прикрыв козырьком глаза от солнца, посмотрела на всадника. Он произвел на нее впечатление, и весьма благоприятное. Он налился силой, оброс мышцами. Смуглый, подтянутый, Синклер куда больше походил на того человека, которого она повстречала в Багдаде, чем на виконта, с которым ей довелось встретиться в Лондоне. За четыре месяца волосы его сильно отросли и ниспадали крупными локонами до плеч. Единственное, чего не хватало для полного сходства, это темных полос на лице — раскраски под леопарда.
Он притормозил возле нее, и Джапоника поприветствовала его легким поклоном головы.
— Добрый день, лорд Синклер.
— Добрый день, леди Эббот. — Хотел бы он, чтобы тон ее был чуть теплее. Все еще будет, сказал он себе. Какое-то время он молча любовался ею. На ней было платье с высокой талией приятного зеленого оттенка, весьма ей шедшего. Волосы ее горели ярко, словно позаимствовали у солнца свое сияние.
Джапоника чувствовала себя под его взглядом не слишком уютно.
— Вам понравилась игра? — спросила она.
— Не настолько, насколько мне нравится то, что я вижу сейчас, — ответил он.
Джапоника нахмурилась. Не в его стиле раздавать комплименты направо и налево.
— Не смею вас задерживать. В доме есть горячая вода и свежие полотенца, чтобы вы могли освежиться после игры, — сказала Джапоника, понимая при этом, что так просто отделаться от него ей не удастся. Тем более что к ним уже подъезжал мирза Хасан. Он широко улыбался:
— Должен вам заметить, лорд Синклер, что вы прекрасный наездник. Не всякий смог бы удержаться на таком могучем и бойком скакуне, как ваш.
— Благодарю, но в этом не только моя заслуга. Я воспользовался советом одного знающего человека. — Синклер выразительно посмотрел на Джапонику. — Мне предложили попробовать научиться ездить на манер жителей степей, которые правят своими лошадками с помощью ног, чтобы руки оставались свободными для иных дел.
Мирза понимающе улыбнулся Джапонике:
Немало земель за свой век исходил.
Немало красавиц приметил.
Но ту, что любовь бы смогла пробудить,
Я так до тебя и не встретил.
Джапоника улыбнулась и сделала реверанс.
— Ваша светлость слишком добры ко мне.
— Я удивлен, леди, что все сокровища Англии еще не брошены к вашим ногам. — Мирза взглянул на Девлина. — Иного вы не заслуживаете.
— Я тоже так думаю, — тихо сказал Девлин.
— Ах, но мысли — это еще не поступки и, следовательно, во внимание не принимаются, ибо для того, чтобы думать, усилий не требуется, — бойко ответила Джапоника.
Мирза от души рассмеялся.
— И все же на этой лужайке собралось немало приятных дам. Изящный изгиб их бровей храбрейшего из рыцарей мог бы заставить побледнеть и почувствовать слабость. Для меня наблюдать за тем, как они упражняются в верховой езде, истинное наслаждение. Увы, я вынужден бороться со своими желаниями. — Он улыбнулся Джапонике и, приподняв бровь, спросил: — А вы любите кататься верхом, леди Эббот?
Джапоника была не слишком склонна отвечать мирзе в том же легкомысленном тоне, но Девлин был так холоден, что внимание мужчины, которого она не желала, приятно согревало ее гордость. Джапоника улыбнулась персидскому послу и ответила на персидском:
— Полагаю, ваше превосходительство, что вы меня уже однажды об этом спрашивали.
— В самом деле, Аллах свидетель. Но тогда, как и сейчас, вы не дали мне ответ, который я больше всего хотел бы услышать.
— Иногда я действительно катаюсь верхом, ваше превосходительство, — опустив ресницы, сказала Джапоника. — Когда обстоятельства и лошадь этому благоприятствуют.
Мирза откинул голову и от всей души засмеялся.
— Я преклоняюсь перед вашим умением обходить острые углы. И, понимая ваши чувства, вынужден покинуть вас ради менее приятной компании. — Мирза слегка поклонился ей, развернул коня и ускакал.
Когда перс был уже достаточно далеко, Джапоника подняла глаза и встретила золотисто-теплый взгляд Девлина. Но ее было не обмануть. Она знала, что он раздражен фривольным вмешательством мирзы в их разговор.
— Вы не хотите присоединиться к мирзе в его поисках более приятной компании? — бросила ему в лицо Джапоника.
— Я думаю, что уже нашел то, что искал, — сказал Девлин и, поклонившись, уехал.
Глядя ему вслед, Джапоника едва подавила желание запустить всаднику камнем в спину. Как мог он покинуть ее, не сказав ничего, кроме нескольких вежливых, пусть и с налетом загадочности фраз?
На следующее утро состоялась свадебная церемония. После того как формальная часть была завершена, гости вернулись в зал, где был накрыт стол для завтрака. Языки в желе, жареная голубятина, ломтики ветчины, несколько блюд из яиц, почек и устриц, множество различной выпечки и свадебный торт. Несколько различных сортов вин, пива, лимонада, чая, кофе и шоколада предлагались гостям. Изобилию и пышности трапезы, помимо поваров, публика была обязана и лондонскому торговому дому «Фортнам и Мейсон». Ричард Фортнам тоже был среди гостей.
Как только гости принялись за еду, Джапоника выбрала удобный момент, чтобы выскользнуть из зала. Ей надо было побыть одной. Еще никогда Джапоника Эббот не чувствовала себя такой жалкой. Во время церемонии в церкви она не могла глаз отвести от Девлина, такого импозантно-красивого в своем фраке.
Ни разу он не посмотрел в ее сторону. Он весь витал в собственных мыслях, рассеянно улыбаясь чему-то, что касалось только его одного.
Свадьба получилась красивой. Пышная и торжественная, гораздо пышнее чем та, о которой Джапоника могла бы мечтать для себя, но при этом обстановка все равно была достаточно теплой и непринужденной. Джапоника невольно задумалась об обстоятельствах собственной жизни. Она успела побывать невестой, потом вдовой, но за ней так никогда никто и не ухаживал.
Гости в своем большинстве собирались покинуть имение сразу после свадебного пира, и Джапоника полагала, что Девлин тоже будет среди этого большинства. Ну что же, она не станет стоять у ворот, весело помахивая ему платочком на прощание!
— Бисмалла! — пробормотала Джапоника. Не часто ее посещало чувство жалости к себе, но когда, как не сегодня, могла она сполна отдаться этому чувству? Джапоника проскользнула в музыкальную комнату и прикрыла за собой дверь.
Ей не хотелось, чтобы ее увидели хныкающей, как школьница. Однако у леди Симмс была потрясающая способность чуять чужую беду за версту и обязательно совать нос в чужие проблемы. Именно она застала Джапонику на месте преступления. Джапоника рыдала, уткнувшись носом в крышку инструмента.
— Что это ты делаешь? — спросила леди Симмс, увидев заплаканное лицо хозяйки. — Слишком поздно о чем-то сожалеть. Свадьбу отыграли, и невеста теперь жена. Ничего не поделаешь, придется ей с мужем спать. Впрочем, говорят, и пастырь способен вполне сносно исполнить супружеский долг. Лично я знаю одного священника, чья женушка, благочестивая душа, родила шестнадцать детей. По одному на каждый год брака. Вот тут действительно есть над чем поплакать.
Джапоника продолжала всхлипывать, а леди Симмс продолжала смотреть на нее без тени сочувствия.
— Соберись, дорогая. Слезы портят цвет лица. — Леди Симмс огляделась. — Я ведь не раз бывала в этом доме, но вот сюда ни разу не забредала. Что это за помещение? То ли галерея, то ли музыкальный салон. А в итоге получилось ни то ни другое. Ты все еще хнычешь? Кстати, как там Девлин? Что он успел сделать к настоящему моменту?
— Ничего, — безнадежно ответила Джапоника. — Совсем ничего.
— О, дорогая, это совсем не похоже на моего Дева. Я-то думала, что он уже успел затащить тебя в укромный уголок и целует без памяти.
— Поцелуй! Что такое поцелуй? — Джапоника продолжала всхлипывать. — Женщине нужно услышать слова, чтобы она во что-то поверила.
— Девлин ничем не лучше большинства его собратьев. — Леди Симмс подошла к полке, уставленной китайскими вазами, и принялась тщательно их изучать. — Никогда не могла понять, что их так пугает. Слова совсем не трудно произнести, при этом они едва ли могут быть восприняты как нечто вульгарное и оскорбительное. «Я вас люблю». Так элементарно! Любой ребенок может составить такое простое предложение.
— Он… не сказал этого. Эти слова не для него. — Джапоника зарыдала в голос. — О, если бы я могла умереть!
— Отталкивающе, но вполне обычно. Типичные жалобы обладателей разбитых сердец. Но лично я не подвержена подобному заболеванию. Я нахожу гораздо более приятным быть любимой, нежели любить. И таким образом ограждаю себя от подобных страданий. — Леди Симмс замолчала, зорко всматриваясь в одну из ваз на полке. — Это не ваза династии Минг, — безапелляционным тоном заявила она. — Это дешевая голландская копия! Не сомневаюсь, что на ветер были выброшены огромные деньги! Это непростительно!
Джапоника встала и подошла к своей непрошеной гостье.
— Вы хотите сказать, что ни разу ни в кого не влюблялись?
Леди Симмс стремительно обернулась:
— Я хочу сказать, моя дорогая, что меня никогда не следует слушать, если я болтаю лишнее. Я люблю Лея до безумия, но ничего хорошего не будет ни ему, ни тем паче мне, если он об этом узнает.
— Сомневаюсь, что это так.
Мужской голос заставил вздрогнуть обеих.
— Дев! — воскликнула леди Симмс. — Вовремя ты появился. Молодые люди взяли моду все время опаздывать, когда речь заходит о делах любовных.
— Надеюсь, ты нас извинишь, тетя? — Девлин открыл перед леди Симмс дверь.
Леди Симмс демонстративно уселась на ближайший к ней стул.
— Ни за что.
Девлин скользнул взглядом по лицу Джапоники, выражение его лица было не очень приветливое.
— Пойдемте пройдемся, леди Эббот.
Не слишком любезное приглашение, но Джапоника не нашла повода отказать. Она не хотела выглядеть такой же неотесанной грубиянкой, как Синклер.
Никто из них не проронил ни слова, пока они не отошли на значительное расстояние от дома, откуда уже не доносился гул голосов, к самой ограде усадьбы. Джапоника использовала это время, чтобы собраться с мыслями. Она решила, что если у него хватит совести заметить ее слезы, она скажет, что разволновалась из-за свадьбы. Наконец настал момент, когда она просто не выдержала молчания:
— Надеюсь, вы воспользовались возможностью осмотреть усадьбу.
— Да, сегодня утром, во время верховой прогулки. — Голос его звучал отчужденно-вежливо. — Кажется, все в порядке. Завтра утром я намерен вникнуть в дело более детально. Земельный агент Шрусбери приезжает утром в понедельник.
До понедельника оставалось еще три дня. Значит, он пока не намерен уезжать.
— Вы довольны моими успехами по хозяйству?
— Разумеется.
Ей показалось, что в голосе его прозвучала ирония.
— С тех пор как вы поселились в Крез-Холле, имение превратилось в настоящее семейное гнездышко. Единственное, чего не хватает, так это детей, бегающих по всему дому.
Джапоника опустила голову, чтобы он не мог видеть ее лица.
— Ваша честь собирается в скором времени обзавестись собственным потомством, полагаю.
— Что-то в этом роде. — Девлин окинул взглядом ее профиль. Какой она была серьезной и к тому же, несомненно, она только что плакала.
— Но вначале я должен жениться.
— Понимаю. — О, как она все понимала! Лондонская леди! Ну конечно! Как могла она иметь глупость ожидать чего-то другого? Вежливые, но отчужденные расспросы. Разумные, но ни в коем случае не личные подарки. Подарки, которые можно распределить на всех членов семьи. Лондонская леди. Конечно, красавица. Несомненно, получившая хорошее воспитание, образованная, стильная и не запятнанная скандалом.
Джапоника сглотнула вязкую слюну.
— Я надеюсь, сезон был для вас удачным.
— Более или менее.
Что это было: насмешка, приятное удивление или издевка? Нет, она не собирается оставаться терпимой к его издевательствам! Если он надеется, что она пожелает ему счастья в семейной жизни, то пусть забудет об этом!
— Джейми здоров, вы заметили?
— Да. Он растет так быстро, что повергает меня в благоговейный ужас. И именно из-за него я и хотел поговорить с вами.
Джапоника остановилась и резко повернулась к нему лицом.
— Что ты хочешь сказать? — тревожно спросила она. — Девлин достал из кармана сюртука сложенный вчетверо лист.
— Я привез документы, подтверждающие право Джеймса Майкла Эббота на наследование титула виконта Шрусбери. Для того чтобы этот документ мог быть представлен в палате лордов, не хватает только вашей подписи.
Джапоника растерялась только на мгновение. Затем она отступила и покачала головой:
— Ничего не получится. Джеймс не имеет права наследовать.
— Почему нет? Вы признаете меня законным наследником? — осторожно возразил Девлин.
— Признаю.
— Тогда кто мой законный наследник, если не мой родной сын?
Джапоника прикусила губу, прежде чем выдавила из себя:
— Джейми твой незаконнорожденный ребенок.
— Не смейте называть его бастардом. Он родился через девять месяцев после свадьбы и такой же законный сын, как и любой другой, считающийся законным.
Джапоника снова покачала головой:
— Ты крутишь правдой, как хочешь, лишь бы было выгодно тебе.
— Но я всего лишь излагаю факты. Отчего не опустить некоторые детали ради того, чтобы защитить права нашего сына?
— Но тогда вы сами опускаетесь в глазах общества. Сейчас вы полноправный виконт Шрусбери, но, если Джеймса признают наследником титула, все будет обстоять иначе.
Девлин улыбнулся:
— Мне нужен титул, чтобы произвести на вас впечатление?
— Вы знаете, что не нужен!
— Тогда я ничего существенного для себя не теряю. — Он улыбался. — А если вы еще раз выйдете замуж, то не потеряете титула вдовствующей виконтессы Шрусбери.
Джапоника отвернулась и, рассеянно глядя вдаль, на зеленые поля, сказала:
— Я буду помнить об этом, если мне выпадет случай.
— Надеюсь. — Он чуть наклонился и изогнулся так, чтобы его лицо оказалось в поле зрения Джапоники. — Возможно, вам придется вспомнить об этом раньше, чем вы предполагаете.
Джапоника всматривалась в его лицо, ища подвоха.
— Вы готовы отказаться от титула ради моего сына? Готовы сделать это для него?
— Конечно. — Он смотрел на нее с такой нежностью, что она боялась расплакаться. — Он и мой ребенок тоже. Я не хочу, чтобы люди называли его бастардом.
Джапоника покраснела.
— Я понимаю.
«Понимаешь ли?» — хотел он спросить, но решил повременить с вопросом. Он ждал, когда она ему по-настоящему улыбнется.
— Есть и другое объяснение. Я хочу усыновить его. Как мой сын, он унаследует титул и поместье после меня.
Джапонику охватило странное чувство. Чувство, настолько потрясающее и настолько более сильное, чем благодарность, что она невольно подумала о том, каково бы это было свободно любить этого мужчину. Она знала, что он чувствует по отношению к Джейми, но до сих пор он не сказал ни слова о том, что чувствует к ней. Он пока не предлагал ей брак, не предлагал и иной формы альянса. По крайней мере ей так думалось. Но ни жалость, ни расчет не должны соединять их, даже ради ребенка, которого обожали они оба. Если этот брак не по любви — слово, которое ни один из них пока ни разу не произнес, — она отвергнет его, даже если этот отказ разобьет ей сердце.
Она отвернулась и пошла вперед.
— Я спрашиваю себя, с тех пор как ты показал мне его письмо, почему лорд Эббот женился на мне, если предназначал меня тебе?
— Я тоже об этом думал. Он не мог знать о ребенке.
— Нет, он не знал. И я бы не вышла за него замуж, если бы знала.
Девлин взял ее под руку и повел по тропинке к видневшейся вдали беседке.
— Ты слишком честна, Джапоника. Я думаю, он все равно предложил бы тебе выйти за него.
— Но зачем? — Прикосновение его пальцев будило воспоминания многих бессонных ночей, но ей не хотелось отнимать руку.
Девлин пожал плечами.
— Теперь я знаю, что память о тех годах никогда ко мне не вернется, но иногда у меня бывает такое чувство, что я помню обо всем, только память моя никак не связана с какими-то конкретными событиями. И отчего-то я уверен, что лорд Эббот знал о том, что я тебя обесчестил. Возможно, я сам написал ему об этом. Кажется, Хинд-Див был способен на такого рода браваду.
— Ты уверен в том, что лорд Эббот женился на мне, чтобы спасти мою репутацию?
Она попыталась остановиться и повернуться к нему, но он крепко держал ее под локоть и вел вперед, увлекая за собой.
— Не знаю и знать не хочу. Но ответь мне: зачем ты вышла за него замуж?
Впервые Джапоника сумела посмотреть правде в глаза и дала ответ, даже не успев подумать о том, стоит ли так раскрываться перед лордом Синклером.
— Потому что Хинд-Див был мертв. Он вздрогнул, но не замедлил шага.
— Откуда ты об этом узнала?
— Мне рассказал резидент компании, на которую я работала, в тот день, когда я получила предложение от лорда Эббота. В тот момент я не увидела никакой связи между лордом Эбботом и Хинд-Дивом. — Она посмотрела ему в глаза. — Теперь я вижу, что ошибалась.
Девлин улыбнулся.
— Теперь мы знаем ответ. Настолько полный, насколько это возможно при имеющихся обстоятельствах. — Он сжал ее локоть, помогая зайти на ступени, ведущие в тенистую прохладу каменной беседки.
Джапоника отвернулась от лорда Синклера.
— Я не выйду за вас.
— Я ведь еще не просил, не так ли?
Она удивленно посмотрела на него. Он улыбался, и она не могла понять почему.
— Вы попросите. Вы будете думать, что совершаете честный поступок, и поэтому я вынуждена просить вас не делать мне «достойное предложение».
— Хорошо. — Он улыбнулся, увидев, как разочарованно поползли вниз уголки ее губ. — Как вы знаете, порядочности мне не занимать.
Джапоника внезапно улыбнулась:
— Вы отъявленный негодяй! Кажется, именно этими словами назвала вас леди Симмс.
— Ей виднее. Но тогда как вы можете ожидать от отъявленного негодяя, чтобы он принимал в расчет чувства дамы? — Девлин взял ее за руку. — Или вы предпочтете, чтобы я преклонил колено?
Джапоника оттолкнула его руку.
— Не надо меня дразнить. Я перестала понимать шутки. Ваши шутки.
Он провел ладонью по ее волосам, рассеянно улыбаясь и вдыхая их аромат. Ему так не хватало этого многие месяцы.
— Тогда давай не будем лукавить. Будем предельно честными друг с другом.
Он взял ее за подбородок и заглянул в глаза:
— Я люблю тебя.
Она задохнулась. Слова, которых она ждала так долго, наконец были произнесены. Она положила руки ему на плечи.
— Повтори еще раз! Он усмехнулся.
— От частого повторения слова изнашиваются, ты знаешь об этом?
— Бисмалла! Ты обещал ухаживать за мной и ничего подобного не делал!
— Согласен. Так что начнем прямо сейчас.
Он преклонил колено, прижал губы к ее ладони и очень осторожно, тщательно выговаривая каждый слог, давая послезвучию еще какое-то время повибрировать в воздухе, сказал:
— Я люблю тебя.
Джапоника чувствовала себя порочной, вызывающей и очень-очень счастливой. Кто мог догадаться, что можно заниматься любовью средь бела дня на улице, совсем недалеко от места, где играли свадьбу? Впрочем, кому придет в голову их здесь искать?
Над головами плющ свил прочный шатер, и только отдельные лучи солнца пробивались в беседку сквозь зеленый свод. Девлин сбросил сюртук и ее жакет на деревянный настил беседки, соорудив таким образом постель. Но это ложе Джапонике казалось мягче, чем пуховая перина.
Они лежали на боку, и пальцы ее переплетались с его пальцами, обласканные страстью, которую они оба так быстро смогли утолить. Но если плотское желание способно исчезать, едва придет насыщение, то другие чувства оказались более постоянными. Нежность и стремление защитить, предельная открытость по отношению друг к другу — все это составляющие любви. Да, она любила этого мужчину и больше не боялась этого чувства. Слова наконец были произнесены, и наступила пора спокойного счастья.
Она не стала возражать, когда он поднял ее юбки во второй раз. Она просто закрыла глаза и отдалась на волю чувств, которые в тот самый первый раз, еще неосознанные, толкнули ее в его объятия. Но на этот раз не было никакого подвоха. Только доверие, честность и понимание того, что у них есть будущее, в котором они нераздельны.
Позже Девлин нежно провел пальцем по крохотным полоскам на ее животе — следам, оставленным материнством. В тот раз, в темноте, он не мог разглядеть их. Когда он прижался губами к ее животу, она лишь улыбнулась. В ней не было ложной скромности, и она знала, что они будут очень счастливы вместе.
— Почему ты так медлил?
Голос его звучал приятно приглушенно в зеленом полумраке.
— Чтобы дать тебе время.
— Я всегда знала, что люблю тебя. Ни одного дня без тебя не было у меня счастливым.
— Хорошо. — Он приподнял голову. Желтые кошачьи глаза его сверкали. — Тогда ты не будешь возражать, если мы не станем нигде показываться какое-то время? Только тут, в поместье? — Он наклонился и поцеловал ее в губы. — Пройдет несколько недель, прежде чем я захочу покинуть твою постель.
Джапоника засмеялась. Жесткие волосы его щекотали ее живот.
— Вам не кажется, что вы устанете от такой монотонной работы, милорд?
— Я скорее устану от собственного дыхания. Так когда мы поженимся?
Джапоника улыбнулась:
— Полагаю, чем скорее, тем лучше.
— Как можно скорее! Я отойду от дел и буду лежать с женой целыми днями, пока не растолстею и не окажусь совершенно непригодным для какой-либо иной деятельности, кроме как угождать моей жене. — Он улыбнулся, почти касаясь губами ее губ. — И ты, готов поспорить, тоже скоро разрастешься. Если судить по Джейми, мне не придется особенно трудиться, чтобы ты забеременела вновь.
— О, тогда я стану круглой, неповоротливой и совершенно немодной.
— Со мной — никогда, моя любовь! Никогда!






Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Шалость - Паркер Лаура



Замечательный роман! Автору из, в общем, банального сюжета удалось создать, действительно захватывающие произведение, которое читается на одном дыхании. Чего стоят только главные герои - он, сильный мужчина, воин, она - образованная, здравомыслящая женщина, что уже необычно для героини любовного романа, где действие происходит в начале 19 века. Но роман силен еще и второстепенными героями: падчерицы Джапоники или колоритный персидский посол, интересны сами по себе. Очень советую прочесть, особенно тем кто ценит в романах не только действие, но и хорошие, остроумные диалоги и красивую любовную историю!
Шалость - Паркер ЛаураВера
5.12.2010, 12.46





Очень интересная книга! До самого конца хотелось дочитать.
Шалость - Паркер ЛаураНаталья
22.08.2011, 14.03





Интересная книга.
Шалость - Паркер ЛаураКсения
10.01.2013, 14.33





Присоединяюсь к рецензии Веры. Целиком с ней согласна.
Шалость - Паркер ЛаураВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.51





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Роман из тех, что "аж дух захватывает".Абсолютно всё в нём понравилось, но всё-таки хочется выделить сцены любви, ну очень красиво описаны. Л.Паркер однозначно пополняет список любимых авторов.
Шалость - Паркер ЛаураИванна
16.02.2014, 17.35





Замечательно! Прекрасно! Интересно!
Шалость - Паркер ЛаураТаня
21.02.2014, 10.54





Очень понравилься роман. Интересный сюжет и главные герои понравились. Очень захватывающий роман.
Шалость - Паркер ЛаураЯна
25.02.2014, 23.13





govno
Шалость - Паркер ЛаураFedora
26.02.2014, 0.58





Один раз можно прочитать.
Шалость - Паркер ЛаураК
18.05.2014, 22.33





хотелось бы немного остроты, а то такое впечатление, что многое осталось за кадром. А в общем не плохо.
Шалость - Паркер ЛаураЛюдмила
12.08.2014, 20.54





Я в полном восторге. Это очень продуманное и интеллектуальное произведение. РЕКОМЕНДУЮ БЕЗОГЛЯДНО- ДЛЯ ИСТИННЫХ ЦЕНИТЕЛЬНИЦ ЖЕНСКОГО РОМАНА
Шалость - Паркер ЛаураБелла
4.10.2014, 12.40





Я в восторге, захватывающий роман. мне очень понравилось! Сюжет не избит. Тут вам и приключения и любовь. 10 баллов. Читать обязательно.
Шалость - Паркер ЛаураЮля
25.01.2015, 14.12





класс!
Шалость - Паркер ЛаураНана
26.01.2015, 20.05





Белла, согласна с Вами - роман для истинних ценительниц женского романа.И читается легко, и диалоги умные. А как красиво проведена ассоциативная линия между гл.героями (Хинд-Див и Джапоника) и парой павлинов! 10 баллов.
Шалость - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.06.2015, 22.31





Не в восторге. Герои невыразительные. Намешано всего, Багдад, Лиссабон, Лондон, а ничего толком не прописано. Этот букет девиц совершенно надуманная линия. Не убедила. Это когда читаешь и не веришь.rnОценка 4.
Шалость - Паркер ЛаураЛилия
13.09.2015, 21.45





прекрасная книга.
Шалость - Паркер ЛаураВАЛЕНТИНА
23.09.2015, 22.12





Замечательный роман, интересный и не такой избитый, не приевшийся сюжет.
Шалость - Паркер ЛаураЕлена
15.01.2016, 6.01





В большой череде любовных романов - это произведение стоит наособицу, т. к. роман написан талантливой рукой. Конечно, не совсем удались образы сестер, уж больно быстро они из мегер превратились в более или менее приличных леди. Зато главные герои хороши. Мне совершенно непонятно почему у романа такой низкий рейтинг, я ставлю уверенную 10.
Шалость - Паркер ЛаураВераника
15.01.2016, 21.47





Чудесный роман. Описание любовных сцен - поэзия Востока. Сильные эмоции, сильные характеры. Мне понравилось.
Шалость - Паркер ЛаураElen
15.01.2016, 23.14





Да!!! Роман, не оторвешься!!! Супер!!!! 10+
Шалость - Паркер Лаурамэри
16.01.2016, 13.04





Хороший роман, слегка затянут.
Шалость - Паркер ЛаураКрасотка
16.01.2016, 23.41





Чуть было не прошла мимо этого ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО романа!!! Не буду расписывать какие замечательные гл.герои,второстепенные,сюжет,слог автора,юмор и так можно продолжать и продолжать... Одно хочу сказать, ЧИТАТЬ ОДНОЗНАЧНО! 10 баллов с "+"!!!
Шалость - Паркер ЛаураАлександра Ха 27
18.01.2016, 0.55





замечательный роман 10 балов
Шалость - Паркер Лауратату
19.04.2016, 21.39





Можно почитать, неплохо, на 7 из 10. Согласна с Лилией, которая выше писала, что понамешано всего в романе много, а толком ничего не прописано. Так оно и есть, и от этого все это выглядит не очень убедительно. Вроде интрига выдумана неплохая, гл. герои интересны, но все это вместе как-то "не живет". До середины динамично и читается влет, а дальше нудно и пресно. И сестры эти, вроде все аристократки, все с бешеным норовом, а наша юная купеческая дочка их всех мигом уделывает, а они и рады.. эх, ну где тут правдивость-то?!
Шалость - Паркер Лаурагость
13.05.2016, 0.35





Очень хороший роман !
Шалость - Паркер ЛаураMarina
13.05.2016, 12.11





Оооочень классный роман.а тётя вообще клевая)))))
Шалость - Паркер ЛаураЛала
19.05.2016, 15.44





одно имя только чего стоит
Шалость - Паркер Лауралёлища
27.07.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100