Читать онлайн Шалость, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалость - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалость - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалость - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Шалость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Джапоника присела на каменную скамью возле дома. Только что она смахнула с нее снег, который даже не намочил ее, настолько было холодно. Согревая дыханием руки, она смотрела на заснеженную дорогу, не потому, что ждала кого-то, а потому, что дорожная грусть была сродни ее настроению.
Еще ни разу в жизни у нее не было такого тихого и грустного Рождества. Даже в тот год, когда умер отец, и то ей было веселее на душе. Сегодня шел третий день праздника, такой же монотонно-тоскливый, как предыдущие два, и ничего не предвещало перемен к лучшему.
И не потому, что она не старалась. Следуя советам Бершема, Джапоника проследила за тем, чтобы вазы у входа в дом и широкая, посыпанная гравием дорога к дому были украшены ветками нарядного, словно воском натертого, остролиста с яркими красными ягодами. Повсюду были развешаны венки из плюща, веток сосны и ели. Ветки омелы, как полагалось, висели над каждой дверью, свисали с каждой арки. Толстые кремового цвета свечи, принесенные домой из церкви в рождественский сочельник, таинственно мигали — пламя сносило неистребимыми сквозняками. Весь дом сверкал от множества свечей, горящих вопреки древнему поверью о том, что с Рождества до Нового года огня в доме быть не должно, ибо он может навлечь несчастье на его обитателей. Аромат хвои, обилие праздничных украшений превратили глыбу пыльных камней в зеленый оазис. И все же этим утром Джапоника предпочла уюту дома зимний холод. Она надеялась, что легкий морозец поможет прочистить мозги, выметет навязчивые унылые мысли, что не оставляли ее уже давно.
Прослышав о том, что в Крез-Холле полно еды и питья, вчера в дом забрели странствующие артисты. Непрошеные гости плясали, пели и показали грубоватый спектакль о двух влюбленных шутах, оказавшихся между двух огней — Наполеоном и Нельсоном — и, естественно, попавших в крутой переплет. Влюбленных, разумеется, спас святой Георгий. Джапоника даже посмеялась над пьесой, хотя и не ожидала от себя такого. И все же потом, когда представление закончилось и гостям выкатили бочку с пивом, Джапоника не могла отделаться от ощущения, что беда притаилась где-то рядом и с каждым ударом часов становится все ближе, все неотвратимее.
Несмотря на то что никто прямо об этом не говорил, все, кто пировал под крышей этого дома, заметили отсутствие настоящего хозяина Крез-Холла, лорда Девлина Синклера.
Джапоника зябко повела плечами и закрыла глаза. Порыв ветра распахнул плащ, сорвал капюшон и бросил волосы на лицо. Девлин ушел из ее жизни навсегда. При всем том, что впереди ее ждали новые несчастья и полная неопределенность, за это она должна была быть ему благодарной. Она будет избавлена от необходимости смотреть ему в глаза в тот момент, когда он наконец узнает о сыне, о котором она так и не успела ему рассказать. Когда-нибудь он все равно обо всем узнает, но тогда она будет очень далеко отсюда.
Лорел, на редкость смиренная, объявилась вечером накануне праздника в сопровождении мистера Симмонса, который тут же поспешил обратно в столицу, чтобы встретить Рождество с женой и детьми. Лорел ни слова не сказала о том, где она была и с кем говорила. Молча прошла в свою комнату и оставалась там вплоть до утра. Вместе с сестрами она пошла завтракать и, развернув приготовленный для нее Джапоникой подарок, от изумления округлила глаза, когда обнаружила там шляпку с цветами, ту самую, которой она так восхищалась у мадам Соти. Всем на удивление она в слезах выскочила из-за стола и бросилась в свою комнату.
После завтрака все шесть весьма торжественного вида леди Шрусбери отправились в церковь. Скамьи были украшены остролистом и плющом, перевязанными красными лентами. Церковь напоминала сказочный лес. Единственным по-настоящему волнующим моментом во время всей службы был тот, когда Бегония встала, чтобы своим пением рождественского гимна повести за собой паству. Все заметили, как смотрел на нее викарий. Бегония, будто воплощала собой всю радость рождественского утра.
В этот день за ужином, на который был приглашен и викарий, ни он, ни Бегония, как заподозрила Джапоника, не слышали ни единого слова, кроме тех, что говорили друг другу. Этот союз, с унылым чувством удовлетворения подумала Джапоника, не надо было устраивать, пытаясь приспособиться к замысловатым правилам поведения в лондонском высшем свете.
Джапоника смахнула со щек растаявший снег. Когда-то она по глупости своей мечтала о приключении. В этом году она получила их больше, чем хотела бы. Счастье и печаль, горечь и радость — все так сплелось, что она не знала, может ли отделить одно от другого. Но при этом все — и радость, и горе — осталось в прошлом.
Сегодня на ее сердце было тяжело еще и потому, что она ничего не получала от Агги с тех пор, как пригласила ее приехать и отправила денег на дорогу. Раньше она чуть ли не каждый день получала по письму. Последнее, что ждало ее в Крез-Холле по возвращении, было датировано числом, предшествующим тому, когда она отправила Агги письмо с приглашением. Джапоника решила, что если до Нового года ничего не получит, то бросит все и сама отправится в Лиссабон.
До нее вдруг дошло, что она чувствует себя такой несчастной еще и потому, что знала, что неминуемо окажется изгоем лондонского высшего общества. Ей и самой себе не хотелось признаваться в том, что страх оказаться не у дел объяснялся той самой гордостью и женским тщеславием, отсутствием которого она так гордилась. В глубине души ей хотелось стать одной из них, заносчивых лондонских аристократок. С того самого момента, как она увидела себя в зеркале в новом наряде от мадам Соти, в ней проснулось желание иметь то, чего раньше иметь не хотелось. Для нее стало важным то, чему раньше она не придавала значения. Но добиться общественного признания оказалось делом далеко не легким. Путь в высший свет был усеян ловушками, правила игры вздорными и порой произвольными, а Джапоника была слишком независима, чтобы неукоснительно следовать правилам, и совершала промахи один за другим.
Ну что же, для того чтобы вернуться в Бушир, разрешения света не требовалось. Там она снова начнет жить привычной для себя трудовой жизнью. Той, которой жила до недоброй памяти поездки в Багдад. Скандал страшен, лишь ожиданием — ожиданием того, что вот-вот все раскроется, а теперь, когда Лорел открыла ее тайну, Джапоника поняла, что все совсем не так жутко, как ей представлялось. Соседи, конечно, поговорят, поудивляются, порассуждают на тему, откуда взялся ребенок, но никто открыто не посмеет ее спросить о том, кто отец Джейми. Ни одна живая душа! А потом чье-то другое несчастье попадет в фокус зрения сплетников, и о ней забудут. Джапоника понимала, что у нее есть главное преимущество: востребованная профессия. К тому же она никогда не считала для себя зазорным засучить рукава и самой пойти торговать в лавку. Ее отец был купцом, и дед, и прадед. И она гордилась этим.
И Джейми не будет чувствовать себя несчастным, как не чувствовала себя несчастной она, оттого что родился в простой семье, а не в родовом гнезде аристократов. Джапоника не станет ни фунта брать из тех немалых денег, что оставил ей отец, и, к тому времени как Джейми подрастет, он унаследует весьма солидное состояние и прибыльное дело заодно. И она, Джапоника Эббот, станет ему и отцом, и матерью. Она и Агги. Если бы только-они быстрее приехали!
Джапоника заметила карету на дороге, но до того, как она осознала, что карета едет в Крез-Холл, прошло немало времени. Фактически, пока она не услышала протяжный звук рожка, с помощью которого лакей на запятках обычно предупреждал обитателей дома о приезде гостей, Джапоника не поняла, что к ней нагрянули гости.
Она вскочила, надеясь вопреки всякому здравому смыслу на то, что Агги с Джейми наконец приехали к ней. Но тут же увидела, что экипаж не был похож на обычную почтовую карету. Яркие цвета салона и контрастирующий цвет низа кареты явно говорили о том, что это транспортное средство принадлежит знатному человеку. Теперь на дверцах можно было разглядеть и герб. Итак, экипаж проехал по гравийной дорожке, пересекавшей газон, и остановился у парадного входа.
Джапоника едва успела перевести дыхание, как лакей открыл дверцу кареты. Из экипажа вышла дама в изумрудно-зеленом наряде и длинном шелковом плаще багряного цвета, отороченном мехом. Шляпа ее была сделана из зеленого и багряного бархата и украшена двумя перьями.
— Добрый день, леди Симмс. — Джапоника поприветствовала гостю тоном, в котором было мало восторга. — Вот так сюрприз!
— Это всего лишь я. — Леди Симмс огляделась и воскликнула: — Видит Бог, эта куча готических камней никогда не меняется. Всякий раз, когда я приезжаю сюда с визитом, мне кажется, что на меня бросятся полчища солдат Кромвеля. Вам придется как-то освежить этот дом, леди Эббот. Я знаю одного архитектора, протеже Адама. Не могу себе представить, чтобы Девлин согласился жить здесь весь год, но вы найдете те усовершенствования, которые предложит вам мой знакомый, вполне соответствующими женским запросам.
Джапоника дала леди Симмс выговорится, не перебивая, но как только последняя замолчала, чтобы перевести дыхание, без обиняков выпалила:
— С сожалением вынуждена информировать вас, леди Симмс, что лорда Синклера здесь нет. Он уехал во Францию.
— Во Францию? Но это невозможно! Только вчера вечером я получила от него письмо, в котором он приглашает меня навестить его в Крез-Холле. Разумеется, я тут же примчалась. Но ты выглядишь бледной, девочка. Что-то случилось?
— Ничего, — слабым голосом ответила Джапоника. — Только то, что я не была извещена о приезде столь важного гостя. Девлин вернулся? И едет сюда? Вы уверены, что его следует ожидать сегодня?
Леди Симмс смерила хозяйку презрительным взглядом:
— Может, я и нацепила перья себе на шляпу, но это еще не превратило меня в гусыню. — И тут же со сладкой улыбкой сказала: — Я бы тоже была не в себе, если бы меня не известили о приезде гостей. Но вот она — я, и мы постараемся извлечь лучшее из этой ситуации. Я бы сама сильно разозлилась на Девлина, если бы его записка не дала мне предлог убежать от родственников моего мужа. Они шотландцы. Если вы не знаете, то я вам скажу: они приезжают погостить целыми кланами. Безумные банды пьяниц и игроков. Такого вы точно никогда не видели. День и ночь пьют виски и режутся в карты. Довели меня до нервного истощения, скажу я вам.
— Позвольте мне пригласить вас в дом, — устало сказала Джапоника, поскольку ничего другого ей делать не оставалось: леди Симмс так ли иначе намеревалась остаться.
— Вино с пряностями было бы очень кстати, — заметила леди Симмс, поднимаясь по ступеням. — Или стаканчик хереса с бисквитами. Я вам не говорила, что шотландцы не пьют ничего, кроме ядовитого зелья, которое сами варят и называют виски? От него становишься в стельку пьяным, ни разу не испытав удовольствия от самого напитка. Не знаю, но мне кажется, что изобилие этого самогона с лихвой возмещает им недостаток чувства юмора. Ах, вот это уже лучше. — Леди Симмс перешла из холла в салон с пылающим в камине огнем. В дальнем углу комнаты спокойно играли в карты сестры Шрусбери. — Ах, бродячий зверинец Шрусбери, — недовольно пробурчала гостья.
Девушки тут же встали, положив карты на стол.
— Леди Симмс, какой приятный сюрприз! — в точности скопировав тон Джапоники, сказала Гиацинта. — Позвольте на всякий случай еще раз представить вам моих сестер. — По мере того как Гиацинта называла имена девушек, каждая приседала в глубоком реверансе и хорошо смодулированным голосом произносила подобающие слова приветствия.
Когда с представлениями было покончено, леди Симмс обернулась к Джапонике с выражением неподдельного изумления на лице:
— Я поражена. Должно быть, за этим нежным фасадом скрывается сердце Чингисхана. Я поспорила с мужем, что эти фурии загонят вас в угол задолго до Рождества. — Леди Симмс взяла лорнет, болтающийся на ленточке, украшавшей ее дорожный костюм, и посмотрела сквозь увеличительное стекло на каждую из девиц в отдельности. — Замечательно! Невероятно! Исключительно!
Покончив с восклицаниями и досмотром, она обернулась к Джапонике.
— Они кажутся вполне презентабельными. Во всех отношениях.
— Благодарю вас, леди Симмс. Лорд Синклер не сказал вам, когда именно он собирается приехать?
— Я никогда не предпринимала попыток требовать от моего дорогого мальчика сообщать мне точное время своего появления. — Глаза леди Симмс блеснули, когда она окинула взглядом платье Джапоники. — Полагаю, вам следовало бы одеться во что-то более веселое. Английским джентльменам нравится думать, что домочадцы ничего так не ждут, как их возвращения домой.
— Тогда, должно быть, Англия полна разочарованных джентльменов, — не без язвительности ответила Джапоника. Она обернулась к своим приемным дочерям: — Бегония, предложи леди Симмс кресло поудобнее. Пиона, найди теплый плед, чтобы леди Симмс согрелась. — Джапоника скользнула взглядом по Лорел и ничего ей не сказала. Лорел быстро опустила глаза. — А теперь, если вы извините мое отсутствие, я пойду переоденусь во что-нибудь, — Джапоника окинула взглядом стильный костюм леди Симмс, — более подходящее для приема нашей гостьи.
— Дурацкая гордость, — услышала за своей спиной Джапоника комментарий леди Симмс.
— Я сейчас соберу вещи и немедленно уеду, — сказала себе Джапоника, вернувшись в холл. Ничто не могло помешать ей просто так взять да и уйти пешком из Крез-Холла, навсегда покинув дом и всех присутствующих. Она могла поехать в Лондон и затеряться там, как мышь в стоге сена. И все ее английские знакомые только вздохнут с облегчением, да и она сама тоже.
Джапоника замедлила шаг, увидев, что передняя дверь вновь распахнута настежь. В дверном проеме виднелась сквозь завесу снега карста. Еще мгновение, и из нее вышел мужчина. Джапоника замерла, узнав его.
Девлин приехал в Крез-Холл! Бог простит ее, но она все еще не могла смотреть на него без того чувства, что душила в себе. Слезы подступили к глазам. Он выглядел лучше, чем когда-либо раньше, хотя она никогда не видела его так неброско одетым. На нем были простой серый дорожный костюм и высокие сапоги. Волосы его, несколько отросшие, развевались на ветру. Лицо имело здоровый вид, и он улыбался светлой и радостной улыбкой, которая на несколько лет омолодила его. Как мог он быть таким счастливым? Конечно, он еще не знал, что она стоит в дверях. Возможно, он решил, что спугнул ее и она в страхе покинула поместье. Возможно, он понадеялся, что она бросилась в Темзу и покончила со своей жалкой жизнью, ¦ которая для него все равно ничего не значила.
Все закружилось перед ее глазами, и безумие, о котором последнее время она так часто думала, наконец овладело ею. Она была уверена, что сошла с ума, ибо, когда она оглянулась, то в руках у Девлина был маленький верещащий сверток.
— Нет! — прошептала она. Подняла руку к глазам, словно хотела заслониться от жуткого видения, но не могла оторвать взгляда. Словно одна из фигур обреченных из сцены Страшного суда, Джапоника, пригвожденная к месту необъяснимым ужасом, все смотрела и смотрела на него, как на подтверждение свершившегося проклятия. Ветер отогнул край одеяла, и она увидела ангельское личико собственного сына.
Переступив порог дома предков, Девлин меньше всего ожидал увидеть Джапонику Эббот, распростертую на ковре у входной двери. Она была в обмороке. Но удивление его было недолгим. Он понял, что произошло. Ругая себя за то, что не выбрал более подходящего времени, Синклер сунул ребенка на руки ошалелому Бершему и опустился на колени перед лежащей без признаков жизни женщиной.
Он едва успел приподнять ее с пола и прижать ее голову к груди, как сын принялся плакать.
— Укачай его на плече! — бросил Девлин, даже не оглядываясь.
Он заметил тысячу всяких несущественных мелочей, касавшихся Джапоники Эббот. То, например, что щека ее, гладкая, как атлас, была холодной как лед. И то, каким теплым и податливым было ее тело. Как здорово было держать ее в объятиях, так естественно и так хорошо, что он не сдержался и прижал девушку к себе еще крепче. Крепче, чем следовало. Она все еще пахла цветами хны, и этот аромат по-прежнему действовал на него как сильнейший стимулятор, возбуждая желание. Больше всего на свете ему хотелось подхватить Джапонику на руки и унести подальше от чужих глаз, туда, где он мог бы разбудить се своими поцелуями и поцелуями дать ответ на все ее вопросы, залечить все раны. Но конечно, этому не дано было случиться.
Крик ребенка привлек в холл множество любопытных, а среди них и собственную тетю Девлина.
Леди Симмс вплыла в холл с бокалом хереса в одной руке и с бисквитом в другой. Когда она увидела дворецкого с ребенком и Девлина на коленях перед Джапоникой, то остановилась как вкопанная.
— Дев, дорогой мой мальчик! Что все это значит? И кто этот извивающийся детеныш?
Девлин улыбнулся своей ближайшей родственнице:
— Леди Симмс, позвольте мне представить вам моего сына, Джеймса Майкла Эббота.
— Твоего сына? — Тетушка в крайнем изумлении переводила взгляд с кричащего ребенка на женщину, распростертую у ее ног, а потом, взглянув на Девлина, бросила: — Ты дурак! Ты просто негодяй!
Она подняла бокал и плеснула содержимое в лицо Синклера.
Несколько капель хереса попали Джапонике на лицо. Она заморгала. В течение нескольких мгновений, еще не придя в сознание, она смотрела в подернутое дымкой лицо мужчины, которого надеялась больше никогда в жизни не увидеть. И затем вспомнила, почему он здесь. У него был Джейми!
В панике, удесятеренной материнским инстинктом, она схватила его за лацкан сюртука.
— Ты не можешь отнять у меня Джейми! Он мой!
— Ты слишком крепко его держишь, — предупредила ее Агги. Джейми извивался и норовил соскользнуть с материнских коленей.
— Ничего, — ответила Джапоника, но прислушалась к совету и дала сыну немного свободы. — Мне кажется, я никогда не смогу его отпустить.
— Еще как отпустишь, — с улыбкой сказала Агги, выкладывая чистую пеленку для ребенка. Им с кормилицей отвели небольшую комнату, смежную со спальней виконтессы, но Джейми спал с матерью. Прошло уже два дня со времени приезда Агги с ребенком, и все это время Джапоника не выходила из спальни, целиком посвящая себя чаду, как будто весь мир перестал для нее существовать. Но обе женщины прекрасно понимали, что и за пределами спальни была жизнь. Лорд Синклер не давал им об этом забыть. Трижды в день он подходил к дверям лишь с тем, чтобы его отсылали прочь. И с каждым разом голос его звучал все более грозно. Обе женщины чувствовали, что ярость виконта грозит хлынуть через край. Еще немного, и он от слов перейдет к действиям.
Если Джапоника не видела надобности в том, чтобы умерить гнев виконта, Агги решила сама взяться за дело. Пора было заставить ее храбрую девочку решить проблемы.
Агги отошла, любуясь матерью и сыном.
— Он так хотел к тебе на ручки, последние недели только об этом и мечтал. Ни я, ни кормилица не могли ему угодить. О, дитя мое, ты снова готова заплакать! Я теперь вообще боюсь с тобой о чем-нибудь говорить, чтобы не расстраивать.
— Прости. — Джапоника смахнула слезу тыльной стороной ладони. — Я просто никак не могу поверить, что вы с Джейми здесь.
— Тебе надо за это благодарить лорда Синклера. — Агги увидела, как хозяйка вытянулась в струнку при упоминании этого имени, но продолжала как ни в чем не бывало: — Без его помощи мы бы так и не смогли выехать из Португалии. Ни разу не видела человека, который умел бы лучше находить язык с властями. И на каких только языках он не говорит! На португальском, и на языке басков, и на французском — в каких только странах мы не перебывали за время пути. Не удивлюсь, если бы он своей обходительностью сумел найти выход даже из ада.
Джапоника приподняла Джейми так, что он касался ее колен одними носочками. Ребенок защебетал от счастья, что стоит прямо, и замотал ножками в воздухе. Улыбка его была как бальзам для материнского сердца. Он стал тяжелее, чем помнилось, ручки и ножки его наполнились плотью, появились ямочки на сгибах рук и под коленками. Некогда лысая головка теперь была покрыта черными кудряшками.
— Он так вырос, Агги. Я бы его ни за что не узнала, если бы он не был с тобой.
— Брось, девочка. Ты узнала бы своего сына. И отец его узнал. Его светлость ни о чем не спрашивал. Просто посмотрел на Джейми, взял на руки и сказал: «Привет, сынок!» Вот так. И Джейми, кроткий как ягненок, тут же пошел к нему на руки.
Джапоника отвернулась от Агги.
— Он не отец Джейми.
В тот момент, как Джапоника увидела Джейми на руках Девлина, ее охватил необъяснимый страх. Она боялась потерять своего ребенка. С ужасом думала о том, что наделенный властью благородных кровей отец заберет ребенка у матери. Она читала о таких случаях в газетах. Мужчина мог обвинить жену в супружеской измене и упрятать в тюрьму или в сумасшедший дом. Женщина в этом случае была совершенно бесправна. И это касалось семей аристократии. Что же говорить о ней, простолюдинке. Ему, виконту, ничего не стоит отнять у нее ребенка. И общество его не осудит. Какое дело этим господам до чувств женщины, не принадлежащей их кругу! Джапоника не знала, верит ли сама в то, что Девлин способен на такую подлость, но при одной мысли о подобной возможности она леденела от ужаса.
Агги продолжала складывать подгузник.
— Я уже сказала, что его светлость не задавал никаких вопросов. Но зато он о многом мне рассказал. И о том, как потерял память, и о том, что некогда был известен как Хинд-Див. — Агги украдкой бросила взгляд на свою подопечную. — Но я думаю, ты и так об этом все знаешь.
— Не все, — коротко ответила Джапоника и посадила Джейми себе на колени. — Джейми мокрый.
Агги бросила ей свежий подгузник.
— Ты должна выслушать его светлость, девочка. Он очень хочет поговорить с тобой.
— Ты лучше других должна понимать, почему я не могу и не хочу с ним говорить.
— Знаю, он — Хинд-Див, и я догадываюсь, что это может для тебя значить. Но с тех пор как ты приехала в Лондон, произошло нечто такое, что все изменило. Хинд-Див превратился в достойного и порядочного аристократа, который может дать тебе хорошую жизнь. Я знаю и то, что у тебя есть ребенок, который был отлучен в последнее время от матери. Ты сама видела, что дитя с трудом узнал тебя. И я вижу, что мать его влюблена в человека, который подарил ему жизнь…
— Я не люблю его, — вставила Джапоника, но Агги сделала вид, что не услышала. Она даже не сделала паузы.
— А у ребенка есть родитель, который, точно не зная, он ли его отец, пересек территории двух воюющих стран, чтобы привезти Джейми к себе в дом. Вот что я думаю: Джейми нужен отец, а тебе муж.
— Только не этот человек.
— Ну ладно, раз уж ты такая разборчивая. Что тебе не нравится? Покрой его сюртука? Или его пустой рукав?
— Ты знаешь, что не это, — раздраженно бросила Джапоника.
— Я никогда тебе не лгала и никогда не щадила. Тебе надо не только о себе думать. Но ты похожа на влюбленную девчонку, а он на мужчину, который не любит терпеть долго. Самое простое, что можно сделать, это объединиться, а время довершит остальное.
Джапоника покачала головой:
— Он… меня не любит. Однажды мы были вместе в Лондоне. Он бросил меня еще до того, как узнал о Джейми.
— О, да это просто поправить. Мужчины не такие уж непостижимые существа, скажу я тебе. Это женщины вечно переживают, раздумывают, выдумывают и приходят к заключениям. А мужчина — это чуть больше того, что у них на сердце и в штанах. Если ты задействуешь одно, все остальное за ним потянется.
Джапоника неожиданно для себя улыбнулась. И сказала, несмотря на то что не хотела продолжать тему:
— Тебя послушать, так мужчины просто немые животные.
— О нет! Только не немые. Они вечно кричат, угрожают и клянутся. Но все это просто шум. — Агги положила руку Джапонике на плечо. — Он мужчина, который тебя любит. Я никогда не стала бы толкать тебя к нему, если бы не была в этом уверена. Ты бы только посмотрела, как он обращается с Джейми. Он прирожденный отец и с годами будет только лучше. Но ты не должна с этим тянуть. Мужчины, хотя они это и отрицают, существа тонкокожие. Они убегают, если их гордость задевают слишком часто и при этом не используют целительный бальзам любви, чтобы их успокоить. Дай ему то, что он хочет, и что нужно тебе, и что заслуживает Джейми.
Джапоника расправила плечи, но лицо ее было непроницаемым, словно маска.
— Я не могу. Ничего не получится.
Агги покачала головой. Она знала Джапонику с той поры, когда та была ребенком. Она умела быть упрямой в своих заблуждениях.
— Тебе все равно придется с ним поговорить. Сегодня, завтра или потом.
Джапоника ничего не сказала. Она боялась, что силы ее слишком подорваны, чтобы противостоять напору Девлина.
— Как он узнал, Агги? Узнал о Джейми?
— Тебе лучше спросить его самого.
Джапоника промолчала, и тогда Агги, неодобрительно пощелкав языком, сказала:
— Это дело рук одной из твоих приемных дочерей. Она написала ему после того, как украдкой прочла одно из посланных мной писем.
— Лорел. — Джапоника вздохнула в грустном недоумении. — Кажется, нет пределов ее вероломству.
— Да, та самая, которую его светлость называл толстой гусыней.
— Она всего-навсего глупая испорченная девчонка.
— Она хладнокровная порочная дрянь, — вынесла безжалостный приговор Агги. — Если она не осознает, насколько омерзительно поступает, то я не завидую тому, кто попадется на ее пути.
Как бы ни хотелось Джапонике оспорить вынесенный Агги приговор, она не могла не понимать, что служанка говорит только правду.
— Она заслуживает жалости, ибо теперь я думаю, что ее сестры будут жить вполне благополучно.
— Не без твоей помощи. — Агги улыбнулась, встретив озадаченный взгляд Джапоники. — Его светлость много часов провел в карете, держа на руках малыша. И поскольку делать нам было особо нечего, он говорил о тебе.
Джапоника покраснела и усадила мальчика на колени.
— Мне все равно, что лорд Синклер обо мне думает.
— Не сомневаюсь. Поэтому и говорить ни о чем тебе не стану.
В дверь громко постучали, затем раздался возмущенный голос леди Симмс:
— Откройте немедленно!
Джапоника подошла к двери, отодвинула задвижку и приоткрыла дверь.
Леди Симмс прищурилась. Меры предосторожности, предпринятые Джапоникой, вызывали у нее законное раздражение.
— Я пришла, чтобы познакомиться с внуком. Не стану благодарить тебя за то, что наделила меня почетным званием бабушки. Какое-то время, полагаю, я буду продолжать крепко на тебя сердиться. Но я не намерена позволять ребенку страдать оттого, что его родительница наделила меня этим одиозным титулом. Подумать только, бабушка! — Леди Симмс вставила серебряный наконечник трости в щелку. — Отойди, Джапоника, а то я такое устрою, что чертям в аду станет тошно!
Джапоника увидела за спиной леди Симмс затененную фигуру, приближающуюся к двери, и выражение ее лица изменилось.
— Мадам, вы даете мне слово, что обманом не впустите сюда лорда Синклера, если я вас приглашу войти?
Леди Симмс смотрела на Джапонику с чувством легкого отвращения.
— Я пытаюсь тебя полюбить, девочка. Но на настоящий момент ты мне сильно осложняешь задачу. Я не стану давать тебе слова, а ты не смеешь требовать его от меня. Дев — самая нежная душа на свете, а ты обращаешься с ним как с распутником и негодяем. А ведь он хочет сделать тебе честное предложение.
— Прошу прощения…
— Довольно! — Девлин вышел из-за спины тети и вставил руку в проем за миг до того, как Джапоника успела бы захлопнуть дверь. Единственный желтый глаз, видимый в щель, сверкал грозным огнем. — Мадам, вы исчерпали мое терпение. Я должен поговорить с вами наедине. Если вы этого не пожелаете, мы будем кричать друг другу сквозь закрытую дверь, но, черт возьми, я заставлю себя выслушать! Так какой же способ нравится вам больше?
Джапоника оказалась в ловушке. Ей ничего не оставалось, как отпустить дверь и попятиться. Но она даже не попыталась скрыть свой гнев, когда леди Симмс проплыла в комнату мимо нее, одетая в наряд цвета лаванды и сливок, а следом за ней и лорд Синклер появился в новом черном костюме и угрюмый как грозовая туча.
— Вам потребуются плащ, шляпа и крепкая обувь, — сказал он без предисловий. Я буду ждать у входа внизу. Даю вам пять минут. — Он похлопал себя по карману для часов для пущей выразительности. — Повторяю, пять минут.
— Какой из него получился отличный парень, — заметила леди Симмс, проводив племянника взглядом. — Никогда раньше не замечала в нем приверженности к стилю. — Она бросила на Джапонику пронзительный взгляд. — Это все твоя работа. Смотри осторожнее с этим, девочка. А теперь, — сказала леди Симмс, повернувшись к Агги, — дайте мне подержать эту маленькую обезьяну, что весь дом перевернула своими вечными криками, нытьем и визгом.
Ровно через пять минут Джапоника шагала рядом с лордом Синклером по очищенной от снега дорожке, ведущей от дома к маленькому летнему домику в дальнем углу сада. Она была удивлена, увидев, что ставни отворены и в окнах отражается свет от огня.
Девлин пристально наблюдал за Джапоникой, тщательно избегая встречаться с ней глазами. Впрочем, предосторожности были напрасны: леди Эббот смотрела только вперед и себе под ноги. Она казалась миниатюрнее, чем ему помнилось, погруженной в себя и недоступной. За четыре короткие недели она совершенно изменила манеру поведения, стремительно преодолев пропасть, разделяющую женщину с повадками гувернантки и царственную леди. Если первое его раздражало, то последнее вызывало отвращение. И еще она была совсем не той женщиной, которую он впервые увидел во всем блеске на приеме у мирзы, а затем познал. Не эту женщину держал он в своих объятиях.
Синклеру очень хотелось как можно быстрее разрушить неожиданно вставшую между ними преграду из холодной отчужденности, но знал он и то, что если будет слишком настаивать, то потеряет ее навсегда.
— А теперь, — сказал он, когда Джапоника села в одно из двух придвинутых к камину кресел, — я хотел бы узнать твои планы.
— Планы? — Джапоника ожидала услышать совсем другое. — Я уезжаю.
— Понимаю. — Он стоял в дальнем конце комнаты, не выказывая желания слишком к ней приближаться. — И когда ты намерена ехать? Уже через месяц или когда, к примеру, начнется весенняя распутица?
— Я уезжаю сегодня. — Это заявление удивило не только его, но и ее.
Темные брови Синклера поползли вверх.
— Ты не в том состоянии, чтобы ехать сегодня же. Джапоника сложила руки в теплых перчатках на коленях.
— Думаю, я сама могу решать, когда мне ехать и когда нет.
Он смотрел на нее какое-то время молча.
— И куда ты намерена ехать? — Голос его был спокойным, лишенным всяких эмоций, но виконт замер, и только золотистые глаза, неестественно блестящие, одни жили на его лице.
— Это тебя не касается, — сердито бросила Джапоника. — Что бы ты по этому поводу ни думал, мой отъезд объясняется лишь желанием начать новую жизнь. Вдали отсюда.
— Тогда ты по крайней мере можешь дождаться утра.
— Нет! — Джапоника встала и отвернулась. — Если у меня еще остался ум, я не стану проводить еще одну ночь под одной крышей с вами.
Девлин услышал в этой гневной отповеди первый огонек надежды.
— Хорошо. Тогда уеду я.
Она стремительно обернулась к нему, пылая от гнева:
— Вы не должны! Ни в коме случае! Вы — хозяин поместья, а я здесь посторонняя. Я не имею права находиться здесь, и тем более я не имею права находиться здесь после того, что произошло. Я не желаю создавать одиозную ситуацию и давать новую пищу для сплетен, проживая с вами под одной крышей. Но вы должны остаться. Вы отвечаете за тех, кто живет в Крез-Холле, вы не должны их бросать.
— Что за чушь! Ни вы, ни я никогда и гроша ломаного не давали за то, что думают о нас другие. Признайтесь себе хотя бы в этом, черт возьми!
— Не смейте кричать на меня, — начала было она.
— Я буду кричать так, что крыша рухнет, если вы будете продолжать эту дурацкую игру в «приличную девочку»!
— Вы можете делать что пожелаете. Это ваш дом. Он шагнул к ней навстречу:
— Иногда мне кажется, что следовало просто взять и увезти вас силой. Куда-то очень далеко, чтобы мы могли сколько влезет орать друг на друга, пока не станем готовы утолить страсть, которая в нашем с вами случае часто принимает обличье гнева.
Джапоника вскочила на ноги.
— Вы смеете мне об этом говорить? После того как узнали все? Все, что между нами было? Все, что сделали вы со мной в Багдаде? — добавила она шепотом.
Выражение ее лица заставило его отступить от первоначального плана.
— Вы должны по крайней мере меня выслушать. Я могу представить, что вы обо мне думали. Ну допустим, не вполне могу представить. Но я не бесчувствен к горестям и унижениям, которые могут выпасть на долю человека, ничем не защищенного. Я не понимаю, чего хотел добиться лорд Эббот, посылая вас ко мне. Посулив вас мне на всю оставшуюся жизнь.
Джапоника встрепенулась:
— Что вы хотите этим сказать — на всю оставшуюся жизнь?
— То, что сказал. — Девлин стиснул зубы так, что желваки заходили на скулах. — Вы ведь не знали, что было в той записке, которую просил передать мне лорд Эббот. Хотел бы я, чтобы вы все же прочли ее перед тем, как ко мне идти. Тогда, вероятно, наши пути никогда бы не пересеклись.
Джапоника повела плечами:
— Вы говорите загадками.
— Тогда позвольте мне раскрыть вам отгадку. — Он достал из кармана сложенный вчетверо листок и развернул его перед Джапоникой.
Она дважды прочла написанное, прежде чем подняла на Девлина глаза.
— Что это значит? — недоумевающим шепотом спросила она.
— Там все прямо написано. Джапоника вновь опустила глаза на письмо.
— Вы хотите, чтобы я поверила в то, что лорд Эббот отправил меня к Хинд-Диву за помощью в качестве предлога для того, чтобы я помаячила у вас перед глазами, как марионетка на рыночном прилавке?
Девлин усмехнулся. Образность ее мышления была ему по душе.
— Дьявольский план, не так ли?
— Удачно, нечего сказать, удачно придумано. — Пальцы ее занемели и разжались. Письмо плавно опустилось на ковер. — Я не поверю, что лорд Эббот был настолько бесчувственным и жестоким, чтобы так меня использовать. Словно товар на рынке. Дал отведать покупателю, прежде чем тот решит, брать или нет всю партию.
Впервые Девлин отвернулся.
— Даже сейчас я не помню, как все это было. Как только я обнаружил письмо, я сумел наконец сложить вместе фрагменты того, что вы рассказали мне, и получилась более или менее целая картина. — Он смотрел на нее, и впервые в лице Синклера не было привычного высокомерия. — Понимаю, что оправдания мне нет, но уверен, что я либо был пьян, либо обкурен, если мог поступить так бесчестно после того, как прочел сообщение.
— Вы его не читали.
Голова его дернулась, словно от удара.
— Что?
Джапоника поджала губы.
— Когда я передала вам записку, вы отшвырнули ее в сторону. Я не была уверена в том, что вы вообще ее прочтете. А потом все это уже действительно не имело значения.
— Бисмалла! — Девлин произнес еще одно ругательство. — Это мало что добавляет моей репутации, но должен признаться, что чувствую облегчение оттого, что я не действовал… зная.
Он отвернулся.
— Хинд-Див был сам себе господин, сам себе суд и закон. По определению он должен был стать существом дьявольским: вероломным, жестоким, безжалостным. Иначе его бы не боялись столь же безжалостные враги. Но клянусь, что я не стал бы порочить девственницу, если бы знал, что передо мной именно девственница.
— Разумеется.
Слова ее прозвучали глухо, голос был отчужденным и бесцветным.
— Вы думаете, я лицемерю, не так ли?
— Я не знаю и знать не хочу. — Джапоника приложила руку ко лбу и потерла его. — Могу сказать, что вы были пьяны. Вы опоили нас обоих. Но вы были готовы сделать то, что сделали! Даже если вы верили в то, что я — наемная убийца, в чем вы меня обвиняли, вы были готовы сделать с другой женщиной то, что вы сделали со мной.
На это Девлину ответить было нечего.
— Но я не питаю к вам никакой обиды, — устало продолжала Джапоника, спрашивая себя, почему он просто не развернется и не уйдет, оставив ее наедине со своим отчаянием. — Думаю, что я уже не способна ненавидеть людей, ибо тех, кого бы я могла ненавидеть, очень уж много. Среди них Лорел, тупая безмозглая девка. Она даже не отдавала себе отчета в том, к чему приведут ее действия. А теперь еще и лорд Эббот. — Ее темные глаза загорелись от возмущения. — Как смел он полагать, что наделен правом выбрать для меня мужа!
— Как мог он послать меня к вам, не предупредив, не подготовив! Должно быть, он женился на мне из жалости, узнав, что вы мертвы.
— Не думаю, что им двигала жалость, — нежно сказал Девлин. — Ни один мужчина, который узнал бы тебя по-настоящему, не нуждался бы в предлоге, чтобы хотеть тебя.
Джапоника не смотрела ему в глаза, но чувствовала, как гнев в ней сходит на нет. А именно сейчас поддержка в виде ярости была бы ей нужна. Она скрестила руки на груди.
— Теперь это уже не важно. Уже ничего не важно, кроме того, что я совершила ошибку и усугубляла ее с тех пор каждым своим шагом. Я действительно хочу уехать. Джейми заслуживает того, чтобы жить в окружении людей лучше тех, кто составляет лондонское великосветское общество.
Ее последний аргумент едва не положил Девлина на лопатки. Об этом он еще не подумал.
— Я не попытаюсь остановить вас. Просто скажите, куда вы едете.
— Нет. — Джапоника покачнулась. Ей пришлось схватиться за спинку стула, чтобы не упасть. Враждебный взгляд, что она бросила в сторону Девлина, пресек его попытку помочь ей. — Не вижу смысла вам рассказывать. Я не могу представить, что мы увидимся вновь. Джейми нужна мать. Он и так слишком долго прожил без меня, пока я пыталась исправить мир. — Она снова покачнулась, и на этот раз ее голос был едва слышен. — Я так устала. Я не могу сказать вам, как я устала.
На этот раз Девлин поспешил усадить ее на стул, пока она не упала.
Потом он опустился перед ней на колени и взял ее за подбородок здоровой рукой.
— Маленькая мученица, такой ты себя видишь, не так ли? «Я так устала, вы и представить не можете», — повторил он, издевательски подражая ее интонации, и был вознагражден: щекам ее вернулся прежний цвет. Лучше гнев, чем отчаяние.
Джапоника оттолкнула его руку от своего лица.
— Я больше не желаю вас видеть. — Она отвернулась, чувствуя себя так, словно сдает последние рубежи обороны. — Я ничего от вас не хочу. Я сама построю свою жизнь. Утром я уеду с Агги и Джейми. Прошу у вас только об одном одолжении.
Она обернулась, чтобы оказаться лицом к лицу с человеком, до которого было рукой подать. Девлин смотрел на нее молча. Если ей и следовало кого-то презирать всей душой, то именно этого мужчину, а она, безумная, любила его.
— Вы должны дать обещание, что никогда не станете искать меня. Никогда.
Девлин улыбнулся. Он не был ей безразличен. Иначе откуда такое отчаяние во взгляде и тоне, когда она просит не искать с ней встречи?
— Забирай своего сына, если ты считаешь, что так надо. Но знай, что он и мой тоже. И что наступит время, когда я приду и потребую то, что считаю своим. Все, что считаю своим.
— Хотела бы я, чтобы вы этого не делали, — тихо сказала она и прикрыла глаза.
— Я знаю. Но через некоторое время мы оба будем чувствовать по-другому. — Он прикоснулся к ее щеке и, почувствовав, как она вздрогнула, прижал ладонь к прохладной коже еще на мгновение. — Я думаю, что за вами никогда еще должным образом не ухаживали, и я думаю, что сам должен освоить это искусство.
Когда она подняла голову, он улыбался прямо ей в лицо.
— Думаешь, я не знаю, как тебе было трудно? Что и сейчас очень и очень трудно? — Он наклонился и легко поцеловал ее, словно перышком коснулся. — До встречи, бахия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шалость - Паркер Лаура



Замечательный роман! Автору из, в общем, банального сюжета удалось создать, действительно захватывающие произведение, которое читается на одном дыхании. Чего стоят только главные герои - он, сильный мужчина, воин, она - образованная, здравомыслящая женщина, что уже необычно для героини любовного романа, где действие происходит в начале 19 века. Но роман силен еще и второстепенными героями: падчерицы Джапоники или колоритный персидский посол, интересны сами по себе. Очень советую прочесть, особенно тем кто ценит в романах не только действие, но и хорошие, остроумные диалоги и красивую любовную историю!
Шалость - Паркер ЛаураВера
5.12.2010, 12.46





Очень интересная книга! До самого конца хотелось дочитать.
Шалость - Паркер ЛаураНаталья
22.08.2011, 14.03





Интересная книга.
Шалость - Паркер ЛаураКсения
10.01.2013, 14.33





Присоединяюсь к рецензии Веры. Целиком с ней согласна.
Шалость - Паркер ЛаураВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.51





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Роман из тех, что "аж дух захватывает".Абсолютно всё в нём понравилось, но всё-таки хочется выделить сцены любви, ну очень красиво описаны. Л.Паркер однозначно пополняет список любимых авторов.
Шалость - Паркер ЛаураИванна
16.02.2014, 17.35





Замечательно! Прекрасно! Интересно!
Шалость - Паркер ЛаураТаня
21.02.2014, 10.54





Очень понравилься роман. Интересный сюжет и главные герои понравились. Очень захватывающий роман.
Шалость - Паркер ЛаураЯна
25.02.2014, 23.13





govno
Шалость - Паркер ЛаураFedora
26.02.2014, 0.58





Один раз можно прочитать.
Шалость - Паркер ЛаураК
18.05.2014, 22.33





хотелось бы немного остроты, а то такое впечатление, что многое осталось за кадром. А в общем не плохо.
Шалость - Паркер ЛаураЛюдмила
12.08.2014, 20.54





Я в полном восторге. Это очень продуманное и интеллектуальное произведение. РЕКОМЕНДУЮ БЕЗОГЛЯДНО- ДЛЯ ИСТИННЫХ ЦЕНИТЕЛЬНИЦ ЖЕНСКОГО РОМАНА
Шалость - Паркер ЛаураБелла
4.10.2014, 12.40





Я в восторге, захватывающий роман. мне очень понравилось! Сюжет не избит. Тут вам и приключения и любовь. 10 баллов. Читать обязательно.
Шалость - Паркер ЛаураЮля
25.01.2015, 14.12





класс!
Шалость - Паркер ЛаураНана
26.01.2015, 20.05





Белла, согласна с Вами - роман для истинних ценительниц женского романа.И читается легко, и диалоги умные. А как красиво проведена ассоциативная линия между гл.героями (Хинд-Див и Джапоника) и парой павлинов! 10 баллов.
Шалость - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.06.2015, 22.31





Не в восторге. Герои невыразительные. Намешано всего, Багдад, Лиссабон, Лондон, а ничего толком не прописано. Этот букет девиц совершенно надуманная линия. Не убедила. Это когда читаешь и не веришь.rnОценка 4.
Шалость - Паркер ЛаураЛилия
13.09.2015, 21.45





прекрасная книга.
Шалость - Паркер ЛаураВАЛЕНТИНА
23.09.2015, 22.12





Замечательный роман, интересный и не такой избитый, не приевшийся сюжет.
Шалость - Паркер ЛаураЕлена
15.01.2016, 6.01





В большой череде любовных романов - это произведение стоит наособицу, т. к. роман написан талантливой рукой. Конечно, не совсем удались образы сестер, уж больно быстро они из мегер превратились в более или менее приличных леди. Зато главные герои хороши. Мне совершенно непонятно почему у романа такой низкий рейтинг, я ставлю уверенную 10.
Шалость - Паркер ЛаураВераника
15.01.2016, 21.47





Чудесный роман. Описание любовных сцен - поэзия Востока. Сильные эмоции, сильные характеры. Мне понравилось.
Шалость - Паркер ЛаураElen
15.01.2016, 23.14





Да!!! Роман, не оторвешься!!! Супер!!!! 10+
Шалость - Паркер Лаурамэри
16.01.2016, 13.04





Хороший роман, слегка затянут.
Шалость - Паркер ЛаураКрасотка
16.01.2016, 23.41





Чуть было не прошла мимо этого ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО романа!!! Не буду расписывать какие замечательные гл.герои,второстепенные,сюжет,слог автора,юмор и так можно продолжать и продолжать... Одно хочу сказать, ЧИТАТЬ ОДНОЗНАЧНО! 10 баллов с "+"!!!
Шалость - Паркер ЛаураАлександра Ха 27
18.01.2016, 0.55





замечательный роман 10 балов
Шалость - Паркер Лауратату
19.04.2016, 21.39





Можно почитать, неплохо, на 7 из 10. Согласна с Лилией, которая выше писала, что понамешано всего в романе много, а толком ничего не прописано. Так оно и есть, и от этого все это выглядит не очень убедительно. Вроде интрига выдумана неплохая, гл. герои интересны, но все это вместе как-то "не живет". До середины динамично и читается влет, а дальше нудно и пресно. И сестры эти, вроде все аристократки, все с бешеным норовом, а наша юная купеческая дочка их всех мигом уделывает, а они и рады.. эх, ну где тут правдивость-то?!
Шалость - Паркер Лаурагость
13.05.2016, 0.35





Очень хороший роман !
Шалость - Паркер ЛаураMarina
13.05.2016, 12.11





Оооочень классный роман.а тётя вообще клевая)))))
Шалость - Паркер ЛаураЛала
19.05.2016, 15.44





одно имя только чего стоит
Шалость - Паркер Лауралёлища
27.07.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100