Читать онлайн Шалость, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалость - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалость - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалость - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Шалость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

До Рождества оставалась неделя, самое горячее время для «Фортнама и Мейсона». Слуги в ливреях, повара и кухарки и даже достопочтенные граждане с корзинами в руках толкались и пихали друг друга, дожидаясь, пока подойдет их очередь выбрать товары из потрясающего разнообразия снеди, что предлагали им лучшие поставщики продовольствия и прочих товаров первой необходимости в столице. Лавка на Пиккадилли пользовалась известностью.
Ричард Фортнам позаботился о том, чтобы его «кузина» из-за недостатка времени или по рассеянности не обошла его учреждение стороной. Ричард помнил один неловкий момент, когда он случайно услышал, как горничная обратилась к Джапонике «миледи». Наведя кое-какие справки, Фортнам выяснил, что его родственница обладает титулом виконтессы, и тут же слегка изменил к ней отношение на более почтительное. Для него было большой честью обслуживать аристократов. Теперь он мог гордиться высоким патронажем и, что еще более почетно, родством с аристократией. Ричард Фортнам счел за честь лично провести Джапонику по всему своему заведению, и для этого ответственного дела снарядил еще и двух помощников.
Сопровождаемая почетным эскортом, леди Эббот прошлась по всем кладовым заведения и выбрала несколько нарядных коробок с имбирными бисквитами и шотландскими песочными коржиками. Рождество семейство Шрусбери должно было встретить во всеоружии. Любуясь яствами, вдыхая праздничные ароматы, Джапоника вдруг почувствовала острую тоску по дому. Не уставая хвалить родственника за невиданное разнообразие снеди, она призналась, что его магазин ближе всех подошел по изобилию к восточным базарам ее родины. Запах пряностей щекотал ноздри, будоражил воспоминания о солнечном Бушире, раскинувшемся под лазурным небом у лазурной гавани. Вот она оказалась возле бочек с оливками, привезенными с Ближнего Востока. В других бочках хранились орехи всех видов и сортов: от водяных до миндальных, в скорлупе и без скорлупы. Чуть дальше были припасы сушеных фруктов из солнечных стран, еще дальше бобовые всех цветов и на любой вкус, от серо-зеленого до коричнево-красного. Тут же в мешках хранилось зерно: необмолоченный овес и пшеница.
Но больше всего Джапонике понравилось там, где продавали свежие фрукты. Груши из теплиц, сизые сливы и краснобокие яблоки. Смородина, красная и белая, крупная и яркая, напоминала рассыпавшиеся бусы с нарядного ожерелья. Полки ломились от горшочков с медом из разных мест: из Корнуолла, Дорсета, Ньюмаркета и Шотландского высокогорья. На каждом горшке был ярлык с указанием места и названий цветов, с которых пчелы собирали этот мед. На других полках хранились консервированные фрукты, приготовленные с имбирем и прочими пряностями, а также лимонное, малиновое желе и варенье из розовых лепестков. Мармелад из испанских апельсинов соседствовал с банками маринованных зеленых грецких орехов, огурцов и инжира, сваренного в роме. За другим прилавком предлагали разнообразно приготовленную горчицу и хрен.
Из чая она выбрала китайский улунг и кимон. Ей так и хотелось попробовать ароматный английский чеддер и стилтон с голубыми прожилками, томящийся в глиняных чанах. Были и такие сыры, о которых она даже никогда не слышала: голубой уэнслидейл и красный чешир.
У мясника Джапоника заказала дюжину сырокопченых Йоркских окороков и копченой дичи. В отделе расфасованных товаров продавались икра и копченая шотландская лососина, а также всевозможные паштеты и пироги с начинкой. Еще подальше в аквариуме плавали живые черепахи и рыбы, ждущие возможности украсить собой чей-то обед. Но Джапоника выбрала устриц и лососину, свежую и копченую. Все это вместе с тремя рождественскими пудингами было велено доставить непосредственно в Крез-Холл.
В завершение она купила себе бумажный пакетик с жареными каштанами и, выйдя из магазина, присела на скамейке, чтобы немного отдохнуть и насладиться орехами.
Совершенно случайно Джапоника узнала, что в отсутствие лорда Эббота к Рождеству в Крез-Холле никто не готовился.
Пиона сходила на кухню спросить, будет ли па праздник смородиновое печенье, и вернулась заплаканной.
— В октябре не было пудинга, мисс, — пожаловалась она, — и печенья с миндалем тоже не было. Что же это за Рождество без пудинга? Что же нам делать?
Джапоника обнаружила, что аристократические дома мало чем отличаются от обычных в том, что касается самостоятельности прислуги. Если хозяева не возьмут на себя труд все подготовить, никому из слуг и в голову не придет пошевелиться.
— Не мое это дело заказы делать, — ответила Джапонике кухарка.
Но леди Эббот считала, что не отметить Рождество они не имеют права. Находясь в Лондоне, она сама может выбрать лучшие деликатесы. И даже если сестры Шрусбери этого еще не знали, у них появился лишний повод для праздника. И у сестер Шрусбери, и у нее.
Проснувшись, Джапоника была приятно удивлена, нет, пожалуй, ошеломлена тем, что жены некоторых из господ, присутствовавших вместе с ней накануне вечером на приеме у персидского посла, отправили ей свои визитные карточки с указанием времени, когда отправительницу можно застать дома. Джапоника расстроилась было от того, что ни одна из пославших ей свою визитку фактически не пригласила ее в гости, но Бершем отнесся к новоиспеченной виконтессе с редкостным терпением и объяснил, что в Лондоне в высшем свете так принято. Он также сказал, что в течение ближайших нескольких дней Джапонике следует нанести визит тем, кто прислал ей свои визитки, и, если после этого ей будут нанесены ответные визиты, она может считать, что первый шаг на пути к тому, чтобы быть принятой в обществе, уже сделан.
Бершем также пояснил, что, хотя девочки еще и не получили официального допуска в свет, обычай не запрещает им наносить визиты вместе с леди Эббот, как и находиться дома в то время, когда леди Эббот захочет посетить какая-нибудь светская дама.
Джапоника с улыбкой жевала жареный каштан. Возможно, еще до наступления нового года девушки заведут необходимые знакомства и получат приглашения на балы и светские рауты. Быть может, в этом году их все же удастся протащить через прием в Сент-Джеймсском дворце. Ей даже пришло в голову, что она может задержаться в Лондоне хотя бы для того, чтобы обеспечить презентацию сестер Шрусбери при дворе.
Довольная покупками, как и тем, что ей удастся обеспечить девиц не одними лишь съестными припасами, но и порадовать чем-то большим, Джапоника приписала к списку заказанного и те продукты, которые в качестве хозяйки поместья собиралась подарить жителям Крез-Холла. Продуктов должно было хватить на всех, в том числе и на тех жителей поместья, которые по традиции являлись в господский дом на рождественский ужин. Спасибо Бершему, который просветил ее на этот счет. Дворецкий сказал, что обычай свято соблюдался покойным виконтом, за исключением тех случаев, когда его не было дома на Рождество.
Но теперь в Шрусбери был новый виконт. Будет ли он присутствовать в Крез-Холле на Рождество?
Джапоника потеснее запахнула плащ под подбородком, больше не от холода, а чтобы скрыть нахлынувший румянец.
Когда Девлин ушел из ее спальни в начале пятого утра, она и не помышляла о том, что будет заниматься праздничными закупками для Крез-Холла. Они хихикали и перешептывались, как школьники, когда она помогала ему собрать разбросанную одежду, а потом справиться с застежками на рубашке, жилете и бриджах. На самом деле ей пришлось игриво вытолкать его за дверь, упрекнув за то, что он слишком сильно ее возбуждает. Хотя, если бы они не боялись быть застигнутыми врасплох, едва ли бы они отказали себе в лишней порции удовольствия, ибо ни он, ни она не были удовлетворены той мерой наслаждения, которую к тому времени успели разделить. Вечером Синклер обещал отвести ее в оперу, чтобы Лондон мог на нее взглянуть хоть краешком глаза.
После его ухода Джапоника сладко заснула и проснулась со счастливой мыслью о том, что будущее может оказаться не таким унылым, как ей виделось до сих пор. Она не ждала от него предложения руки и сердца, а положение официальной любовницы ее бы не устроило. Но даже в той далекой колониальной провинции, где она прожила всю жизнь, она слышала о том, что вдовы поддерживают тайные отношения с мужчинами. Быть может, он согласился бы на что-то меньшее, чем брачные узы, в основе которых лежит вульгарный коммерческий расчет. Но в первую очередь она должна была рассказать ему о Джейми.
Принимая ванну, Джапоника думала о том, как начнет разговор о сыне… о его сыне. Она не смогла бы сообщить ему об этом, если бы не открыла другую часть правды. Он теперь знал, что в ее жизни был еще мужчина, помимо виконта, Хинд-Див. Разве так уж трудно перескочить от Хинд-Дива к тому, кто был Хинд-Дивом, к разоблачению тайны, к тому, что Хинд-Див — это он и есть? Возможно, он сам все вспомнит. А может, и нет.
К тому времени, как она оделась и принялась за горячий шоколад, та простая конструкция, которую она возвела у себя в уме, начала терять свою притягательность. Для того чтобы Синклер поверил в то, что является отцом Джейми, он должен признать тот факт, что Хинд-Див — это он.
Если память его ничего не предложит, откуда она возьмет подтверждение своей правоты? Как он отреагирует, если до сих пор она всеми способами отрицала их прежнее знакомство? Не решит ли, что из него делают дурака?
Допивая шоколад, Джапоника уже полнилась сомнениями. Даже если он ей поверит, ему может понадобиться время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Что тогда? Он захочет увидеть ребенка. И следовательно, она должна вызвать Агги и Джейми в Лондон!
Почему она об этом не подумала раньше? Она могла бы поселить их в Лондоне в скромном домике под вымышленными именами, где-нибудь неподалеку, чтобы посещать их каждый день, а Шрусбери ни о чем не узнали бы.
Чтобы не дать себе передумать, Джапоника нацарапала записку для Агги и вложила чек на сумму, достаточную для проезда.
Если в итоге Девлин не признает ребенка своим, с ней по крайней мере будет ее сын. А если признает, то сможет познакомиться с Джейми. То, что было между ними, никого, кроме них, не касалось. Как только хотя бы одна из сестер Шрусбери будет выдана замуж, Джапонику совершенно перестанет интересовать то, что думает о ней лондонское общество.
В последний момент Джапоника решила сделать еще одну покупку — саше с мускусом, которое она вместе со своей визиткой решила отправить мирзе. Персидский обычай требовал выражения благодарности за гостеприимство, хотя Джапоника сделала бы это по собственному побуждению. Общество мирзы побудило Девлина открыть себя, обнаружить свое истинное лицо под загадочной маской. Ревность, как выяснила Джапоника, весьма хороший стимулятор.
Девлин прогуливался мимо Хорсгардз, здания, в котором располагались отделы военного министерства, расположенного как раз между Уайтхоллом и Сент-Джеймсским парком. Ему сказали, что своих сослуживцев он сможет найти в апартаментах неподалеку. Он подошел к дому по указанному адресу как раз в тот момент, как двое офицеров вышли из дверей казенного учреждения и направились в противоположную сторону.
— Винслоу! Хемпхилл!
Оба стремительно обернулись.
— Синклер! Вот так сюрприз!
— Не ждал увидеть вас в такую рань, полков… виконт, — с улыбкой сказал Хемпхилл. — Не сразу и вспомнишь, как теперь тебя называть.
— А мы как раз отправляемся завтракать. Беконом и устрицами. Давай с нами.
— Спасибо, я не голоден. Но мне хотелось бы поговорить с вами по очень личному вопросу.
— Тогда надо вернуться. Думаю, хозяйка не пожалеет для нас трех стаканчиков портвейна для поднятия духа.
Когда портвейн разлили по бокалам, Винслоу провозгласил тост за вдову Шрусбери и выпил залпом.
— Должен признать, я ее вчера не узнал, — продолжил он. — Ходят слухи, что за трансформацией стоишь ты, Синклер.
— Вы переоцениваете мои возможности, — холодно заметил Девлин. Друзья весьма красноречиво улыбнулись в ответ. — Если бы для того, чтобы превратить дурнушку в красавицу, нужно было лишь красивое платье, в Лондоне не осталось бы ни одной старой девы.
— Как верно замечено! — хором откликнулись друзья. Девлин, нахмурившись, вертел ножку полного бокала.
— А что, по городу ходят подобные слухи?
— Слухи еще не то слово, Синклер. Вы стали героями настоящего скандала. Вернее, ваша дама. То, как они славно поладили с мирзой… то, как они читали друг другу любовные стихи. Никто не видит простого совпадения в том, что она прибыла в город одновременно с послом. Уверен, те, кто проснулся, уже говорят о том, что Узли выбрал вдову на роль тайной любовницы мирзы.
— И все это говорится еще до того, как большинство людей успели позавтракать, — вполголоса прокомментировал Девлин.
— Но сам-то ты не верь слухам, — сказал Винслоу, который продолжал считать Девлина своим другом, а леди Эббот его родственницей, хотя и не кровной. — Хотя ты ведь не станешь спорить с тем, что мирза весь вечер с нее глаз не сводил.
Девлин пригубил вино, но пить не стал. Он слишком хорошо знал, какой Джапоника может быть обворожительной. На самом деле он только о ней и думал с того момента, как проснулся. Но Джапоника была не та женщина, о связи с которой он стал бы хвастливо сообщать своим друзьям. Тем более следует прекратить эти гнусные домыслы. Он не мог выйти и защитить ее честь открыто, не вызвав ответную волну слухов. К тому же ему по долгу службы следовало позаботиться о репутации мирзы.
— Странно, что слухи обрели такую неожиданную направленность. Я, если вы помните, вначале принял ее за гувернантку.
— Не ты один, — подтвердил Винслоу. — Вначале я совершенно поверил в то, что лорд Эббот женился на ней лишь для того, чтобы она стала матерью для его дочерей.
Девлин согласно кивнул.
— Кстати, о трансформации. Она имеет весьма прозаичную природу. Джапоника Эббот была сиделкой у лорда Эббота в Персии. Ее опыт общения с детьми и больными внес в ее облик нечто от гувернантки. Жизнь в колонии объясняет ее свободную манеру общения. Для чопорного Лондона она может показаться излишне фамильярной, но не для тех кругов, в которых она выросла.
Девлин увидел в глазах сотоварищей разочарование, сопутствующее развенчанию иллюзий, и решил довершить начатое:
— Должен признать, что я был несколько ошарашен, узнав, что лондонский торговец Фортнам приходится ей родственником.
— Ах, да она дочь торговца! Даже не их благородных… Мы все знаем, что за моралистки растут в семьях среднего класса. Они все прямо-таки заражены праведностью! — с недовольной гримасой заметил Хемпхилл.
— Одно дело святая невинность, она может даже показаться очаровательной, а другое — пуританское ханжество. Боже избави! — воскликнул Винслоу.
— И еще по поводу мирзы. Вы не слышали, что его предшественник был сварен заживо в кипящем масле из-за нарушения клятвы?
Хемпхилл побледнел.
— Так что вся эта заваруха насчет тайной любовницы мирзы — сплошная чушь, — заключил Винслоу.
— Не сомневаюсь, — сказал Девлин.
— Такое искушение… Бедняга мирза. Впрочем, скорее всего она принадлежит к той утомительной категории вдов, которые только и хотят захомутать тебя в мужья, — разочарованно протянул Хемпхилл.
— Боже меня упаси от семейных пут! — воскликнул Винслоу. — С тех пор как я вернулся, моя мамаша только и говорит о том, что мне пора жениться. Словно хочет меня обратно на войну загнать.
— Мы что, потеряли чувство юмора? — с улыбкой воскликнул Девлин. — У кого из нас не завелись связи с местными там, на Востоке?
— Я завел интрижку, — признался Винслоу, — но с тобой по масштабам никто не сравнится. А почему ты вдруг завел этот разговор?
— Я хотел бы знать о месте пребывания некой темной личности по имени Хинд-Див.
Оба друга онемели от удивления.
— Ты меня поражаешь! — опомнившись, воскликнул Хемпхилл.
— С чего бы он вдруг стал тебя интересовать? — прищурившись, спросил Винслоу.
Девлин взял стакан и залпом осушил его.
— Мне кажется, — ни на кого не глядя, сказал он, — что мы с ним были знакомы.
— Вот это да! Неудивительно, — с нервным смешком ответил Хемпхилл.
Винслоу взглянул на товарища так, что тот поперхнулся.
— Ты ничего не помнишь из своего пребывания в Персии? — пристально глядя на Девлина, спросил Хемпхилл.
— У меня бывают сны, — признался Синклер, глядя в свой пустой стакан. Во второй раз за эту встречу он испытал сильнейшую неловкость, делая признания.
— Понимаю, — медленно протянул Винслоу, словно решая про себя трудную задачу. — И что эти сны говорят тебе о, как ты его называешь, Хинд-Диве?
Девлин потянулся за графином с портвейном и налил себе еще вина.
— Что я должен свести с ним счеты. Я бы вызвал его на дуэль, если бы не лишился руки.
— Дуэль? С Хинд-Дивом? — Хемпхилл чуть было не дал петуха от удивления.
Девлин бросил на него мрачный взгляд.
— Мне нужно всего несколько фактов. Если никто из вас мне не поможет, я обращусь к другим.
Винслоу пристально смотрел другу в глаза.
— Он был одним из нас. Агентом, знаешь ли.
— Хинд-Див — англичанин?
— Такой же, как я… или ты, — решился сказать Хемпхилл и закашлялся. — Сущий дьявол. Никому из нас не было дано узнать, кто он такой, пока он не умер.
— Если вы знаете, что он мертв, зачем устраиваете эту игру в прятки?!
— Хемпхиллу следовало сказать: «Пока не доложили о его гибели». — Винслоу вытащил из кармана монокль и принялся им поигрывать. — Хотя, старина, весть о его кончине оказалась преждевременной.
— Так он жив?
— Как ты, жив и здоров, — ответил Хемпхилл. Ситуация начинала его забавлять. Края губ его подернулись в усмешке. — Брось, Синклер. Разве ты растерял свою сообразительность?
— Я прошу прощения за то, что вам приходится иметь дело с таким недотепой. — Синклер стремительно обернулся к Винслоу: — Скажи, Хинд-Див — один из вас?
Винслоу опустился на стул, словно ноги отказались его держать.
— Видит Бог, нет! Разве я похож на человека, способного раскрасить свое лицо под леопарда и бесшумно продираться сквозь джунгли, чтобы ни персы меня не заметили, ни индийцы?
Действительно, не голубоглазый Винслоу, ни веснушчатый блондин Хемпхилл для этой роли не подходили.
— Но вы… его знаете.
— Мы все его знаем, — уточнил Винслоу.
Девлин почувствовал, как волоски на коже встали дыбом. Он явно ощущал опасность, но еще не понимал, откуда она идет.
— Расскажите мне все.
— Потише, дружище. — Винслоу пожевал нижнюю губу, собираясь с мыслями. — Врачи говорили, что мы не должны давить на тебя в том, что касается утерянных воспоминаний о прошлом.
— О моем прошлом. Значит, Хинд-Див принадлежит моему прошлому?
Оба друга отвернулись.
Девлин почувствовал противную пустоту в животе, но все еще боялся поверить очевидному. Если бы все обстояло именно так, как хотели представить его друзья, в его памяти должна была остаться хотя бы зацепка.
— Мне нужно подтверждение.
— Пожалуйста. Нам отдали на хранение шкатулку. Маленькая шкатулка, присланная генерал-губернатору Калькутты после того, как ты пропал в прошлом году. Шкатулка была доставлена агентами Замана — шаха Афганистана. Там было доказательство того, что ты погиб. По крайней мере то, что нашли там, приняли за доказательство твоей смерти. И ты считался какое-то время погибшим.
— И что за доказательство? — прищурившись, спросил Девлин.
— Твоя кисть, — сказал Хемпхилл и отвернулся. — Скверное дело, ее похоронили.
— На пальце было кольцо, большой бирюзовый перстень. Говорят, он был украден у Заман-шаха не кем иным, как Хинд-Дивом.
— Что еще было в той шкатулке?
— Мы не знаем, — сказал Хемпхилл и, опасливо покосившись на Девлина, слывшего непредсказуемым, особенно в последнее время, добавил: — Клянусь, не знаем!
— Нам поручили хранить ее до тех пор, пока ты не потребуешь ее сам.
Девлин изменился в лице. Друзья переглянулись в тревоге.
— Я требую ее назад.
— Сейчас принесу, — Винслоу вскочил на ноги. Хемпхилл последовал за товарищем.
— Я помогу. Кто знает, может, что-то в шкатулке пробудит твою память.
Девлин смотрел им вслед, борясь с искушением броситься за ними следом, чтобы как можно быстрее заполучить шкатулку с ключом от прошлого. Страх, холодный и омерзительный, расползался внутри, сводя на нет едва обретенное счастье.
Девлин сидел в кресле, протянув ноги к каминной решетке. Полупустая бутылка из-под виски уютно пристроилась под левым боком. Перед ним лежали бирюзовый перстень редкой ценности и красоты, сборник персидской поэзии и развернутое письмо. Где-то вдали Биг Бен прозвонил десять. Как раз время для начала ночных развлечений: пора уходить в театр, на бал, еще куда-нибудь. Но сегодня он никуда не пойдет. Он пребывал в раскаленных тисках ярости. Он даже боялся выходить из своей комнаты, ибо за себя он не отвечал.
Он и был Хинд-Див!
Нет, он ничего не помнил, и ощущения ему ни чего не подсказывали. Он просто знал, что это так.
Девлин зажмурился, не желая видеть ничего вокруг, и внезапно перед его внутренним взором всплыла пара глаз цвета ириса, окаймленных темно-рыжими ресницами, и глаза эти были настолько яркими, что казались принадлежащими иному миру. Глаза смотрели ему в душу и видели правду о нем, которая была скрыта даже от него самого. Он прочел правду в глазах Джапоники Эббот в самый первый раз, когда увидел ее, но не захотел ее признать.
Он был Хинд-Див!
Но всю омерзительную правду о том, что собой представлял Хинд-Див, он узнал случайно. Свидетельство лежало на самом дне шкатулки — письмо, вернее, наспех нацарапанный листок, использованный в качестве закладки к книге стихов в кожаном переплете. И этот листок связал воедино все звенья и сделал историю убийственно полной.
Он потянулся к листку, перечитал его еще раз. Должно быть, он уже в десятый раз перечитывал это послание. Но слова никак не хотели ложиться в строку. Смысл фраз распадался, затуманенный виски мозг терял нить, если только он на несколько секунд отрывался от чтения. И вот Девлин взял письмо и еще раз его перечел.
«Дорогой мальчик!
Я нашел тебе невесту. Замечательная женщина! Находчивая, здравомыслящая и обладающая по-настоящему любящим сердцем. Я отправляю ее к тебе в надежде, что ты одобришь мой выбор. А затем я одолжу ее у тебя на время. Не сомневаюсь, ты произвел на нее неизгладимое впечатление.
Пока ты не будешь готов, она останется на моем попечении.
Но не заставляй ее ждать слишком долго, мой горделивый петушок. Мне бы не хотелось, чтобы она оказалась связанной браком с человеком, который ее не заслуживает.
Джордж Эббот».
Ниже уже другой рукой было нацарапано: «Джапоника Фортнам». Итак, Джапоника Фортнам должна была стать его невестой.
Даже сейчас, с этим убийственно неопровержимым доказательством в руках, Девлин не мог припомнить ничего из той встречи, что Джапоника описала ночью. Он думал, что понимает, чего стоит ей это признание. Теперь и он осознавал, насколько серьезно недооценил ее мужество. Как могла она рассказать свою историю злодею, сыгравшему в ее жизни роковую роль, и затем из уст того же человека выслушать обещание помочь ей преодолеть самый большой в ее жизни позор?
Он опоил ее! В этом она обвинила Хинд-Дива. Это таинственное существо, посвятившее себя обману, предательству, коварным интригам и колдовству, без особых проблем мог подобрать яд, который отвечал бы его целям. И преуспел в этом.
Теперь ему стало ясно все: стремление Джапоники избегать его, ее настороженность, неприятие его как человека. На самом деле письмо объясняло все в их отношениях, кроме последней ночи — тех часов, что он провел в ее постели. И воспоминание об этом времени, столь недавнем — суток не прошло, словно взывали к нему из будущего, вселяя надежду на счастье, с которой он давно мысленно распрощался.
Проклятие! Он потянулся за бутылкой с виски и разом проглотил добрую порцию. Стук в висках на этот раз был встречен им почти с благодарностью, ибо эта боль стала постоянным компаньоном его болезненных мыслей.
Что могло подвигнуть женщину лечь в постель со своим насильником? Он видел тревогу и страх в ее глазах. Сыграть так здорово она бы не смогла. Никто не смог бы. Но какие судороги сознания могли заставить ее сдаться на милость… нет… завлечь своего насильника к себе в постель?
Он выпрямился столь стремительно, что мозг, казалось, вот-вот выплеснется из черепа. От невыносимой боли он застонал и выругался. Но озарившая его догадка была сродни и даже сильнее вспышки боли. Быть может, Джапоника Эббот осмелилась дразнить льва в его пещере лишь потому, что хищник не знал своей власти. Каким, должно быть, жалким предстал перед ней этот лев, мнящий себя шакалом! Какую достойную сожаления картину представлял для нее тот, кто некогда внушал почти благоговейный страх! Он слышал от британских офицеров рассказ об иностранном шпионе такой хитрости и ловкости, что кое-кто не верил, что он человек. Они даже не подозревали, что говорят об этой легендарной личности с самим Хинд-Дивом. Даже Винслоу и Хемпхилл ничего не знали о нем, пока Хинд-Дива не объявили мертвым. Пока он не стал калекой и британское правительство потеряло к нему интерес ввиду его полной непригодности для шпионской работы.
Девлин резко взмахнул правой рукой. Он словно хотел убить с ее помощью ту муку, что поднималась в душе. Бесполезный! Жалкий! Вот каким он теперь стал. Настолько безвредный, что даже нежного воспитания леди, которую он когда-то обесчестил, так мало его боялась, что решила воспользоваться его состоянием, дабы отомстить пусть в самой нежной форме.
— Я изгнал ее демона! — От этой мысли Девлин захохотал горьким, желчным смехом сожаления.
О женщины! Он относился к ней с высокомерным презрением даже здесь, в Англии, вначале приняв за гувернантку, затем, отчитав ее за то, что она не умеет преподнести себя как женщина. Можно ли представить себе нечто более пошлое, чем эта слепая демонстрация глупого высокомерия? Разве лишь то, что он не мог ее вспомнить. Да, он мог понять, откуда в ней возникло желание отомстить. Он тоже хотел отомстить. Себе самому.
Он был готов вызвать на дуэль ее соблазнителя! Хинд-Дива!
Как она все умно обставила! Какой, должно быть, сладкой была ее победа! Но при этом ему даже не в чем было ее винить. Она была достойным противником.
Девлин сделал глоток. Он хотел напиться до бесчувствия, утопить в вине стыд и чувство униженности. Вопреки всему тому, что он знал. Да, он не мог не согласиться с тем, что ее способ мести оказался более изощренным и действенным, чем любой другой. Он был даже более действенный, чем она могла бы подумать. Ибо прошлой ночью Джапоника Эббот завоевала его сердце.
— Мне еще раз разжечь камин, миледи? Джапоника покачала головой:
— Нет, Бершем. Можете идти спать. Я скоро. Дворецкий осторожно улыбнулся хозяйке. Часы на каминной полке пробили час ночи.
— Непредвиденная задержка, вне сомнений.
— Вне сомнений, — эхом откликнулась она. — Спокойной ночи, Бершем.
— Спокойной ночи, миледи.
Джапоника встала и зашагала по комнате. Она найдет другой повод надеть наряд, который ей продала мадам Соти, хотя он был предназначен другой покупательнице. Она еще успеет побывать в опере. Будут другие вечера за тихим ужином со свечами, серебром и кружевной скатертью, как тот, что сейчас остывал на столе. В Лондоне полно ароматических свечей, как те, которые медленно оплывали и недовольно зашипели, когда она собралась их притушить.
Джапоника смотрела на прилипший к пальцам воск. Вне сомнений, найдется вполне внятное объяснение отсутствию Девлина. Какая-то мелочь, досадное недоразумение. И конечно, он не пришел не потому, что прошлой ночью она выставила себя полной дурой. И не потому, что в полном свете дня он, не зная, как выразить свои сожаления, решил просто молча исчезнуть, предоставив ей переживать унижение самостоятельно.
Могло ли случиться, что она допустила роковую ошибку, решив, что они перемахнули через невероятной высоты барьер, бросившись друг к другу в объятия?
Будет ли так, что Джейми приедет в Лондон и не увидит своего отца, не познает отцовской ласки?
— Он все помнил! — в ужасе прошептала Джапоника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шалость - Паркер Лаура



Замечательный роман! Автору из, в общем, банального сюжета удалось создать, действительно захватывающие произведение, которое читается на одном дыхании. Чего стоят только главные герои - он, сильный мужчина, воин, она - образованная, здравомыслящая женщина, что уже необычно для героини любовного романа, где действие происходит в начале 19 века. Но роман силен еще и второстепенными героями: падчерицы Джапоники или колоритный персидский посол, интересны сами по себе. Очень советую прочесть, особенно тем кто ценит в романах не только действие, но и хорошие, остроумные диалоги и красивую любовную историю!
Шалость - Паркер ЛаураВера
5.12.2010, 12.46





Очень интересная книга! До самого конца хотелось дочитать.
Шалость - Паркер ЛаураНаталья
22.08.2011, 14.03





Интересная книга.
Шалость - Паркер ЛаураКсения
10.01.2013, 14.33





Присоединяюсь к рецензии Веры. Целиком с ней согласна.
Шалость - Паркер ЛаураВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.51





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Роман из тех, что "аж дух захватывает".Абсолютно всё в нём понравилось, но всё-таки хочется выделить сцены любви, ну очень красиво описаны. Л.Паркер однозначно пополняет список любимых авторов.
Шалость - Паркер ЛаураИванна
16.02.2014, 17.35





Замечательно! Прекрасно! Интересно!
Шалость - Паркер ЛаураТаня
21.02.2014, 10.54





Очень понравилься роман. Интересный сюжет и главные герои понравились. Очень захватывающий роман.
Шалость - Паркер ЛаураЯна
25.02.2014, 23.13





govno
Шалость - Паркер ЛаураFedora
26.02.2014, 0.58





Один раз можно прочитать.
Шалость - Паркер ЛаураК
18.05.2014, 22.33





хотелось бы немного остроты, а то такое впечатление, что многое осталось за кадром. А в общем не плохо.
Шалость - Паркер ЛаураЛюдмила
12.08.2014, 20.54





Я в полном восторге. Это очень продуманное и интеллектуальное произведение. РЕКОМЕНДУЮ БЕЗОГЛЯДНО- ДЛЯ ИСТИННЫХ ЦЕНИТЕЛЬНИЦ ЖЕНСКОГО РОМАНА
Шалость - Паркер ЛаураБелла
4.10.2014, 12.40





Я в восторге, захватывающий роман. мне очень понравилось! Сюжет не избит. Тут вам и приключения и любовь. 10 баллов. Читать обязательно.
Шалость - Паркер ЛаураЮля
25.01.2015, 14.12





класс!
Шалость - Паркер ЛаураНана
26.01.2015, 20.05





Белла, согласна с Вами - роман для истинних ценительниц женского романа.И читается легко, и диалоги умные. А как красиво проведена ассоциативная линия между гл.героями (Хинд-Див и Джапоника) и парой павлинов! 10 баллов.
Шалость - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.06.2015, 22.31





Не в восторге. Герои невыразительные. Намешано всего, Багдад, Лиссабон, Лондон, а ничего толком не прописано. Этот букет девиц совершенно надуманная линия. Не убедила. Это когда читаешь и не веришь.rnОценка 4.
Шалость - Паркер ЛаураЛилия
13.09.2015, 21.45





прекрасная книга.
Шалость - Паркер ЛаураВАЛЕНТИНА
23.09.2015, 22.12





Замечательный роман, интересный и не такой избитый, не приевшийся сюжет.
Шалость - Паркер ЛаураЕлена
15.01.2016, 6.01





В большой череде любовных романов - это произведение стоит наособицу, т. к. роман написан талантливой рукой. Конечно, не совсем удались образы сестер, уж больно быстро они из мегер превратились в более или менее приличных леди. Зато главные герои хороши. Мне совершенно непонятно почему у романа такой низкий рейтинг, я ставлю уверенную 10.
Шалость - Паркер ЛаураВераника
15.01.2016, 21.47





Чудесный роман. Описание любовных сцен - поэзия Востока. Сильные эмоции, сильные характеры. Мне понравилось.
Шалость - Паркер ЛаураElen
15.01.2016, 23.14





Да!!! Роман, не оторвешься!!! Супер!!!! 10+
Шалость - Паркер Лаурамэри
16.01.2016, 13.04





Хороший роман, слегка затянут.
Шалость - Паркер ЛаураКрасотка
16.01.2016, 23.41





Чуть было не прошла мимо этого ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО романа!!! Не буду расписывать какие замечательные гл.герои,второстепенные,сюжет,слог автора,юмор и так можно продолжать и продолжать... Одно хочу сказать, ЧИТАТЬ ОДНОЗНАЧНО! 10 баллов с "+"!!!
Шалость - Паркер ЛаураАлександра Ха 27
18.01.2016, 0.55





замечательный роман 10 балов
Шалость - Паркер Лауратату
19.04.2016, 21.39





Можно почитать, неплохо, на 7 из 10. Согласна с Лилией, которая выше писала, что понамешано всего в романе много, а толком ничего не прописано. Так оно и есть, и от этого все это выглядит не очень убедительно. Вроде интрига выдумана неплохая, гл. герои интересны, но все это вместе как-то "не живет". До середины динамично и читается влет, а дальше нудно и пресно. И сестры эти, вроде все аристократки, все с бешеным норовом, а наша юная купеческая дочка их всех мигом уделывает, а они и рады.. эх, ну где тут правдивость-то?!
Шалость - Паркер Лаурагость
13.05.2016, 0.35





Очень хороший роман !
Шалость - Паркер ЛаураMarina
13.05.2016, 12.11





Оооочень классный роман.а тётя вообще клевая)))))
Шалость - Паркер ЛаураЛала
19.05.2016, 15.44





одно имя только чего стоит
Шалость - Паркер Лауралёлища
27.07.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100