Читать онлайн Шалость, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалость - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалость - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалость - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Шалость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Джапоника спрашивала себя, не совершила ли ошибку. Все эти дни она считала, что встречи с Синклером избегает она. Но в тот день, когда она случайно увидела его в эскорте мирзы, лорд Синклер явился домой только ночью и ушел на рассвете, она поняла, что он делает все возможное, чтобы с ней не встречаться.
Осознание этого факта плюс добрый стаканчик хереса, хранящегося в буфете столовой, придали ей храбрости. И Джапоника решила, что должна застать лорда врасплох. Не дать ему ускользнуть. Оттого и выбрала время, когда он был не один. Глядя на Синклера сейчас, она не могла придумать ни одной разумной причины, чтобы оправдать свое вторжение. Он же смотрел на нее так, словно она была змеей, коварно выскользнувшей из-под колоды.
— Еще раз спрашиваю: какого черта вы это сделали?
— Я хотела с вами познакомиться, лорд Синклер, и на это у меня есть две причины.
— Ни одна женщина, с которой я желал бы познакомиться, не представлялась мне в такой возмутительной и грубой манере. — Он говорил пренебрежительно-снисходительным тоном, словно очень хотел подчеркнуть аристократизм своего происхождения. Общаясь с выскочкой из простолюдинок, он изо всех сил, должно быть, стремился не ударить в грязь лицом перед портретами, висящими по стенам Крез-Холла.
Джапоника отвела взгляд, но не от смущения, а от инстинктивной неприязни к тем, кто кичится своим аристократизмом. Она могла бы простить ему первую неадекватную реакцию на ее приход, когда из-за наряда он и принял ее за гувернантку, то теперь, когда он понимал, кто перед ним, какое право он имел разговаривать с ней так, будто она приходилась ему служанкой?
— Быть может, вам и не хочется признавать мое родство, но спешу заверить: мой статус вдовствующей виконтессы позволяет мне входить в любую комнату этого дома. — И дабы закрепить произведенное впечатление, а больше для храбрости, она подошла к кушетке и села. — Если нам суждено конфликтовать, то лучше делать это, соблюдая рамки приличия. Если вы, конечно, не хотите сделать содержание нашей беседы достоянием слуг.
Он метнул на нее быстрый взгляд. Он напомнил ей дикую кошку из джунглей, которая высматривает добычу. Синклер повернул ключ в замке. Раздался щелчок, отчего-то показавшийся Джапонике очень громким. Облава началась.
— А теперь, мадам, — сказал он, подойдя к ней вплотную и едва не нависнув над ней всем корпусом, — я хочу знать, кто вы такая?
Джапоника позволила себе окинуть его весьма дерзким взглядом. Зачем он делает вид, что они незнакомы? Она была готова увидеть в его глазах удивление, гнев, готова была к любой отповеди, но он, врожденный хищник, занял позицию нападающего, а ее заставил защищаться. Таков был Хинд-Див.
Джапоника отвела взгляд. Сердце ее часто забилось. Нет, она не даст себя сломать. Решимость ее крепла. Несомненно, он лишь оттягивает момент истины. Что же, она готова играть по его правилам.
— Пока мы не перешли к другим темам, могу я спросить, как вы себя чувствуете?
Он резко отвернулся к камину.
— Вас это не касается.
Удивленная его внезапным отступлением, Джапоника решила дожать:
— Возможно, хотя по моим представлениям, некоторое участие в вашем выздоровлении я все же приняла. Вы могли бы по крайней мере поблагодарить меня за то, что я купировала приступ.
Девлин бросил на нее сердитый взгляд.
— О чем вы там лопочете?
Джапоника вспыхнула от обиды.
— Вы, может, ничего и не знаете о том, что я давно и успешно занимаюсь траволечением, лорд Синклер. Именно моему искусству вы обязаны тем, что вам стало легче. Но вы и сами знаете толк в зельях. Правда, ваша специализация — алкогольные напитки. Не так ли?
Девлин угрюмо скривился.
— Понятие не имею, о чем вы.
Джапоника удивленно заморгала. Что это? Очередная игра умов? Он пытается заманить ее в ловушку? Или ждет, что она сама заговорит о том, как он ее соблазнил? Какой позор! Нет, этот человек настоящее чудовище.
Джапоника переплела пальцы, чтобы не дрожали. Чем дальше, тем вернее она скатывалась на позицию пешки в той игре, где правила диктовал Синклер.
— Хорошо, давайте обсудим недавние события. Вы ведь помните, как я оказалась в вашей комнате в ту ночь? Как ваши крики подняли на ноги весь дом? Вы помните, как мы говорили и как я… — С каждым ее словом глаза его все больше расширялись от удивления. Джапоника перестала понимать, что происходит. — Вы… не помните?
Он отвел взгляд, пошарил глазами по столу, достал из коробки сигару и лишь потом посмотрел на собеседницу, пригвоздив ее к кушетке своим странным блестящим взглядом.
— Мадам, если только я не растерял последние остатки ума, могу поклясться, что вижу вас в первый раз.
Джапоника пристально вглядывалась в его лицо, чтобы уловить хотя бы намек на насмешку, озорной блеск, изобличающий ложь, но ничего подобного не увидела.
— Не хотите ли вы, чтобы я поверила в то, что вы ничего не помните? Совсем ничего?
Он опустил глаза.
— Я страдаю провалами в памяти. Из-за ранения… — Он поднял взгляд, и в этих золотистых глазах она прочла правду. Он действительно ничего не помнил.
Джапоника смотрела на него, слегка приоткрыв рот и все никак не могла смириться с тем, что ей открылось. Он выбил почву у нее из-под ног! Но только в том случае, если говорил правду. Хинд-Див всегда был мастером удивлять и обескураживать. Если он действительно ничего не помнил — ничего из того, что было связано с ней, — то и ей бояться было нечего.
Или она заблуждалась, и лорд не Хинд-Див.
Джапоника закрыла глаза, стараясь вызвать в памяти его черты как можно отчетливее. Если представить его худые щеки выбритыми… Если мысленно прикрепить к его волевому подбородку бородку клинышком… Так он или не он?
— Где мы с вами встречались?
— Что? — Джапоника открыла глаза и заморгала. Он подошел ближе. Эти желтые глаза… Она могла бы поклясться, что узнает их.
— Вы говорите, что мы знакомы. — Под его скулами заходили желваки. — Где мы встречались? — повторил он с иной интонацией, без угрозы.
Джапонику охватила паника. «Успокойся, девочка», — сказала она себе. Так любил говорить ее отец, когда видел, что его дочь вот-вот допустит промах. Не так поздно отступить. Пока ни один из ее секретов не был ему известен. Слабость этого человека работала на нее. Джапоника выпрямилась.
— Перед тем как ответить, я хочу задать вам вопрос. — Он молча ждал продолжения. — Как давно вы страдаете потерей памяти?
Девлин весь сжался, словно сгруппировался, чтобы принять удар. Никто до сих пор не смел говорить с ним о его увечьях.
— Я вас оскорбила, — сказала она спокойно. — Прошу прощения. Не думала, что вы такой чувствительный.
— Чувствительный?
Девлин смотрел на нее во все глаза. Надо было лучше прислушаться к рассказу нотариуса о тех.пикантных обстоятельствах, при которых эта простолюдинка стала виконтессой. Но ему было не до того. С первого дня, как он поселился в этом доме, Девлин непрерывно страдал, страдал от боли, вызванной желанием вспомнить прошлое. Итак, это она пришла к нему в ту первую ночь. Неужели она побывала в его постели? На вид эта женщина была не слишком бойкой. Он заметил, что виконтесса краснеет и прячет глаза даже тогда, когда для этого нет видимых причин. Если она решилась на этот разговор, то между ними действительно что-то было. То, чего он не помнил. Девлину вдруг отчаянно захотелось узнать подробности. Узнать и понять.
Синклер больше не делал попыток заставить ее уйти. Он сел в кресло напротив с сигарой в руке, которую забыл зажечь.
— Сколько вам лет?
— Двадцать один.
Он медленно окинул Джапонику взглядом. Фигура ее, насколько он мог судить, учитывая безобразный покрой платья, была юношески стройной. Лицо, весьма своеобразное и запоминающееся, могло бы показаться приятным, если бы не было так напряжено. Она казалась весьма ранимой и хрупкой, но эта подрагивающая нижняя губа, спелая и сочная, как зрелая клубника, так и просилась, чтобы в нее впились поцелуем. Что заставило эту симпатичную малышку выйти замуж за человека в два с половиной раза старше себя?
Ответ пришел быстро. Деньги, что же еще? Мистер Симмонс что-то об этом говорил. Она вышла замуж за умирающего аристократа ради денег. Как правило, такого рода женщины бывают авантюристками со скандальной репутацией, умеющими сыграть на тщеславии сластолюбивых старцев. Эта женщина была исключением из правил. Веснушки, рассыпанные по переносице, придавали ее лицу особую прелесть, да и ум в глазах говорил в ее пользу. Но в целом она не принадлежала к тому типу женщин, который будит в мужчинах животные инстинкты. Так чем тогда она смогла завлечь виконта?
Девлин глубже опустился в кресло, полуприкрыл глаза.
— Расскажите мне подробнее о том вечере.
Не зная, в чем он ее подозревает, Джапоника описала события первой ночи кратко, избегая останавливаться на подробностях, способных вызвать его любопытство. Она не стала говорить о том, что полагает, будто он — Хинд-Див, и о том, что говорили они с ним на персидском.
— Это… все?
— Что еще могло быть?
Синклер заметил, как виконтесса покраснела. Но она ни словом не обмолвилась о том, что залезла к нему в постель. А он не настолько полагался на свою память, чтобы решиться заговорить об этом. Такая барышня может и в обморок упасть. Но отчего-то Девлин подозревал, что эта женщина не так наивна, как кажется.
После затянувшейся паузы, когда тишину нарушало только злобное шипение огня в камине, Девлин заговорил:
— Я страдаю от головных болей. Бывают моменты, когда я не вполне… управляю собой. — Он говорил неуверенно, будто признание давалось ему с большим трудом.
— Потеря памяти и приступы ярости — таковы симптомы вашего заболевания?
Девлин усмехнулся про себя. Она цепко хваталась за услышанное, понуждая его открыть еще больше, при этом сама ничего не открывала. Он был прав, когда решил не доверять ей вопреки первому побуждению. Возможно, в этом и крылся ее секрет: в особой хитрости, в умении прикинуться сочувствующей и готовой помочь, тогда как в действительности она была коварна и вероломна, как библейская Иезавель.
Он шагнул к ней и выставил перед собой правую руку:
— Вы заметили это…
Джапоника ответила не сразу. Он навис над ней, как грозная башня, и на его мертвенно-бледном лице жили лишь одни желтые глаза.
— Вы знаете ответ на этот вопрос. Я сама перевязывала вашу рану.
Ее ответ взбесил его. Он рванул сколотый конец рукава, обнажив уродливый обрубок.
— Смотрите! Разве вам не противно? Вот это или, — он указал на шрам на лбу, — вот это?
Джапоника опустила глаза на обрубок руки, потом спокойно подняла взгляд. Он наклонился так, чтобы глаза их были на одном уровне.
— Что бы я ни испытывала, — сказала Джапоника, — это не идет ни в какое сравнение с тем, что испытываете вы. Вам жить с этим, не мне.
В глазах ее были лишь грусть и сочувствие. Ни страха, ни злорадства. Девлину стало неловко. Он вдруг увидел себя со стороны. Ей он казался жалким калекой, разыгрывающим патетический спектакль. С другой стороны, он не мог доверять этой женщине, ибо не был вполне уверен в правдивости своих воспоминаний. Эта маленькая серая птичка держалась так, будто не боялась, что ей могут пощипать перышки.
Джапоника не знала, о чем он думает. Она просто протянула руку и дотронулась до шрама там, где некогда была кисть. Она видела его кровоточащим и воспаленным. Теперь рана потихоньку заживала.
— У вас все время тут болит?
Он отшатнулся, словно боялся, что она вцепится в него когтями и начнет рвать на куски.
— Не смейте меня опекать!
Была ли то реакция гордеца или одержимого приступами ярости безумца? Джапоника могла лишь надеяться на то, что этот окрик не положил начало новому приступу.
— Вы просили меня говорить прямо. Если вы не хотите обсуждать эту тему, могли бы ее не поднимать.
Девлин отвернулся и торопливо спрятал культю в рукав, кое-как замотав в порванную манжету. Тем временем он пытался собраться с мыслями, придумать, какую позицию занять, чтобы оказаться в преимущественном положении. К тому времени, как он вернулся в кресло, план уже был выработан.
— Вот этот удар, — он коснулся шрама на лбу, — как сказали мне врачи, сделал из меня сумасшедшего. — Он смотрел ей прямо в глаза. — Что вы по этому поводу думаете?
— Вам очень повезло, раз вы остались живы. И еще более повезло потому, что к вам вернулся рассудок.
— Откуда вам известно, что я в здравом уме? Я не помню, кем был до того, как меня ранили. Я вполне мог быть сумасшедшим или преступником. Кем угодно.
— Я принимаю эту поправку, — спокойно ответила она, не опуская глаз. Конечно, Джапоника знала, кем он был и слыл, но сообщать ему об этом не желала. — Должна признаться, что вердикт врачей кое-что объясняет. Недостаток доброжелательности в вашей весьма грубой и оскорбительной манере общаться.
Синклер издал то ли стон, то ли рычание и откинулся на спинку кресла. Он теперь наблюдал за ней из-под полуопущенных век. Даже если перед ним была последняя шельма, которых он перевидал немало, то факт оставался фактом: с тех пор как он обменивался колкостями с женщинами своего круга, прошло немало времени. Большинство, едва заметив его увечья, пугливо избегали встречаться с ним глазами, другие чувствовали себя крайне неловко, настолько, что разговор просто не клеился. Но леди Эббот была не из тех. Она была другой, и эта неожиданность, новизна развлекали его. Он не хотел так скоро с ней расставаться.
— Если вы решили здесь задержаться, могли бы что-нибудь для меня сделать. Скажем, налить мне вина.
Джапоника беспрекословно выполнила его просьбу. Наблюдая за ее движениями, Девлин вдруг поймал себя на совершенно неожиданной мысли. «Я хочу ее», — пронеслось у него в голове. Впервые за многие месяцы — или годы? — грубое желание заявило о себе в полный голос.
И вдруг она перестала казаться ему простушкой. Он окинул ее совсем другим взглядом, отметив тонкую талию, полную грудь и красивую линию бедер, очертания которых прорисовывались под старомодным платьем. Что же до ее полных сочных губ, он обратил на них внимание уже давно, но сейчас желание вонзиться в их сочную мягкость стало почти непреодолимым.
Итак, они знают друг друга. Они уже встречались дважды до сего дня. Она сама об этом сказала в самом начале своего визита. Чувствовала ли она себя оскорбленной потому, что он не помнил этого? Девлин встрепенулся. Он почувствовал, что стоит на пороге отгадки. В ее рыжих кудрях угадывалось что-то очень знакомое. И что-то знакомое в манере разговора — держать оборону, отражая возможное нападение.
Синклеру показалось, что черные провалы в его мозгу начинают обретать смутные очертания. Но туман, не успев рассеяться, сгустился вновь, оставив ему лишь головную боль — первые признаки подступающего кошмара.
Когда она повернулась, чтобы протянуть ему бокал, он заметил еще одну вещь.
— Что это на вас?
— Самое обычное платье, — ответила она, с сомнением посмотрев на виконта.
— Я имею в виду ваш запах. — Он подался вперед. Духи ее создавали шлейф, запах не исчезал, даже когда она уходила. — Так что это за духи?
— А, это… — Смутившись, она прикоснулась к щеке, а потом к крохотной золотой сережке с жемчужиной, украшавшей маленькое розовое ухо. — Духи собственного изготовления. На основе эссенции сипринум.
— Цветка хны? — Девлин округлил глаза. — С каких это пор английские леди пользуются такими… — Он с наслаждением вдохнул сильный цветочный аромат. Этот запах так и манил заняться любовью. Картины одна соблазнительнее другой вставали у него перед глазами. — Сильный запах, — сказал он наконец. — Очень сильный.
На краткий миг Джапонике показалось, что она увидела в его глазах желание. Желание Хинд-Дива.
— Этот запах напоминает мне о… — Она задержала дыхание.
Лицо Синклера перекосила боль. Он пытался вспомнить, прилагая к тому нечеловеческие усилия. Может, он уже начал вспоминать? Джапоника не пользовалась духами несколько месяцев, поскольку запах этот раздражал Джейми. Только сегодня она решилась воспользоваться ими снова. Этот запах придавал ей уверенности. Она нанесла их совсем чуть-чуть — на шею и запястья.
— Не могу вспомнить точно, — сказал Синклер, но по выражению его лица она видела, что он не оставил попыток найти ответ.
— Может, вы уловили этот запах где-то в доме, в холле, например, оказавшись там сразу после меня, — предположила Джапоника, надеясь, что сможет пустить его по ложному следу.
— Нет, здесь кроется нечто большее. — Он смотрел на нее так, будто мог прочесть в ее взгляде ответ. — Что-то куда более существенное…
— Неудивительно, что запах показался вам знакомым, — защебетала Джапоника. Пока не поздно, надо выдвинуть еще несколько версий, авось одна из них покажется ему правдоподобной. — Цветочные ароматы используются так широко. Вы знаете, что камфара предупреждает появление насекомых в одежде? А гвоздичное масло может замаскировать запах уборной? Я хочу поджечь благовония во всех убранных комнатах дома, чтобы изгнать запах разложения…
— Нет, ассоциации не те!
Он так посмотрел на нее, что Джапонике разом расхотелось читать лекцию о пользе эфирных масел. Она попятилась к кушетке и села.
Девлин глотнул вина и выругался неслышно. Черт бы побрал его больную голову! Он не мог вспомнить! Но он точно знал: этот аромат был не для вялой и пугливой барышни, какой хотела казаться его новая родственница. То был аромат обольщения. Инстинкт не мог его обмануть. Итак, она играет с ним. Сейчас ему было безразлично, кто из них двоих одержит победу. Безразлично, ибо ее запах, сама эта женщина сулили ему наслаждение.
— Вы сказали, что у вас есть две причины для того, чтобы мне представиться.
— Да. — Джапоника улыбнулась, почувствовав себя наконец на твердой почве. — Я хотела бы поговорить с вами по поводу пятерых…
— А! Потуши немедленно!
Следом за воплем отчаяния послышался стук бегущих по лестнице ног.
— Бисмалла! — воскликнула Джапоника и бросилась к двери.
Она открыла дверь и увидела Лорел, несущуюся навстречу с пылающим факелом над головой.
Бегония бежала следом, в мольбе протягивая руки:
— Отдай! Это моя шляпа!
Лорел злобно рассмеялась, оглянулась у наружной двери и распахнула ее.
— У нас нет выхода. Ее нужно выбросить!
С этими словами она метнула горящий предмет в дверной проем. Бегония захлебывалась от крика.
— Что происходит? — строго спросила Джапоника, подойдя к девушкам.
— Я всех нас спасла, — гордо заявила Лорел и указала на дверь.
Джапоника высунула голову на улицу и только тогда признала в обгорелых останках на заснеженной улице новую шляпку Бегонии.
— Мне пришлось от нее избавиться, — сказала Лорел, — не то от нее мог бы загореться весь дом. — Лорел смотрелась героиней. — Я всем спасла жизнь, — повторила она, обращаясь к лорду Синклеру, который вышел следом за Джапоникой, чтобы посмотреть, что происходит.
— Почему шляпа горела? — начала допрос Джапоника.
— Лорел опрокинула мою шляпу на свечу! — выкрикнула Бегония, вне себя от горя. Но и в скорби она была прекрасна. Слезы зажгли звезды в ее глазах. — Эта шляпка — самое красивое, что у меня было.
— Если бы ты была поосмотрительнее, этого бы не случилось, — ответила сестре Лорел, при этом не сводя глаз с джентльмена, единственного среди них. — Правильно я говорю, лорд Синклер?
— Я была осторожна. Ты ее опрокинула!
— Я не дотрагивалась…
— Дотрагивалась! Дотрагивалась! — присоединилась к ним неслышно подошедшая Пиона. — Лорел ее примеряла, пока Бегония не видела.
— Она хотела побыстрее вернуть шляпку на место, пока Бегония не повернулась, и опрокинула на нее свечу, — высказала свою версию произошедшего Цинния. Вдвоем с Гиацинтой они спускались по лестнице.
. — Нет, она нарочно это сделала, — настаивала Пиона.
— Ты, маленькая дура! — Лорел развернулась и со всего размаху ударила сестру по щеке. Звук от этой пощечины был подобен ружейному залпу.
Джапоника схватила Лорел за руку. Пиона громко завыла.
— Не смей трогать ее! Или я тоже дам тебе пощечину! Именно этого момента все и ждали. Поднялся страшный крик, сестры начали спорить и ругаться.
— Убирайтесь отсюда! Все вы! — Голос лорда Синклера был подобен грому. Дети затихли в один момент. Наступила напряженная пауза. — Ну? — Односложное слово подействовало на сестер как удар кнута. В одно мгновение все бросились к лестнице.
Дождавшись, когда сестры скроются из виду, Синклер обратился к Джапонике. Голос его просто звенел от ярости:
— А вы, мадам, ступайте за мной. Виконтесса повиновалась. Устраивать дискуссию с лордом Синклером в коридоре она не могла, но то, что он стал свидетелем столь безобразной сцены, не только злило ее, но рождало чувство неловкости.
— Я сожалею, что вы познакомились с девочками при таких обстоятельствах. Обычно они ведут себя тихо и…
Лорд насмешливо приподнял бровь, и Джапоника замолчала. Врать не было смысла, как и оправдываться.
— Если их поведение — результат вашего влияния, то вы для них плохая опекунша.
Джапоника мудро решила, что оскорбительный намек можно и проглотить, если несчастливый эпизод привел их непосредственно к тому вопросу, который она намеревалась обсудить с лордом с самого начала.
— Я готова сделать все возможное, чтобы избавить себя от этой роли.
— Не сомневаюсь, что в этом случае выиграют обе стороны.
— При всем самоуважении, должна признать, что я им не ровня. Их воспитанием и опекой должен заняться тот, кто по своему происхождению и воспитанию им ближе. — Джапоника выдержала многозначительную паузу. — Такой человек, как вы. Лорд несколько долгих секунд пристально смотрел на виконтессу.
— Я бы предпочел, чтобы бешеный верблюд пятьдесят миль тащил меня за собой по джунглям, — сказал он наконец.
Джапоника еле сдержала улыбку.
— С ними иногда нелегко.
— Лучше бы их утопили при рождении. Джапоника едва не вскрикнула.
— Как жестоко!
— Зато честно. — Он усмехнулся. — Даже если взять лучшее у каждой, на одну приличную девушку все равно не хватит. Слава Богу, их воспитание не входит в мои обязанности.
Честно говоря, Джапоника хотела бы услышать иное. Она решила испробовать другую тактику:
— Их отец высказал пожелание, чтобы одна из старших сестер была как можно скорее выдана замуж. В этом вы, конечно, помочь сможете. Разве среди офицеров, что были у вас сегодня в гостях, нет холостяков?
Девлин смотрел на Джапонику так, будто у нее выросли рога. Он был абсолютно уверен в том, что разговор о сватовстве дочерей лорда Эббота был только уловкой, предлогом для чего-то другого. Умные женщины начинают разговор о чем-то, совершенно к делу не относящемуся, лишь для того, чтобы сделать удачный маневр и перейти к сути в совершенно неожиданный момент.
— Позвольте мне быть откровенным до грубости. Я и пальцем не пошевелю, чтобы напустить этот бродячий зверинец на кого-нибудь из своих знакомых.
Задетая его снобизмом, Джапоника сказала:
— Я отвечу вам взаимностью и буду столь же откровенна. Ваше наследство сделало их нищими. Другой на вашем месте счел бы для себя долгом чести выдать кого-нибудь из них замуж.
Посмотрев на носки своих ботинок, лорд Синклер протянул:
— Мадам, я скорее женился бы на вас.
— Женились на мне?
Он наслаждался выражением неприкрытого изумления на ее лице. Как хорошо она разыгрывала невинность! Действительно, жениться на ней!
— Это всего лишь фигура речи, — холодноватым тоном пояснил он. — Полагаю, вы слишком заняты возложенными на вас обязанностями по патронажу приемных дочерей, чтобы обременять себя новым ухажером.
Джапоника почувствовала, что покраснела до корней волос.
— Вы абсолютно правы, если имеете в виду себя в качестве утешителя моей вдовьей доли.
Девлин спрятал улыбку. В самом деле, какое неподдельное возмущение в голосе! Да уж, рыжие волосы не обманули. В этом хрупком теле скрывалась женщина с жарким темпераментом. Это его возбуждало.
— Вы виконтесса, а одеваетесь как гувернантка, попавшая в нужду. Что это за смехотворный предмет? — Он выпростал руку и сдернул с головы Джапоники чепец так быстро, что она не успела ему помешать.
Случайно он задел узел, шпильки выскочили, и рыжие кудри упали на ее спину и плечи. Девушка увидела, как расширились его зрачки, и больше не сомневалась в природе его чувства. В глазах лорда был голод, животный голод самца.
Голос ее слегка дрожал от возмущения:
— Вы самый грубый мужчина, с кем мне приходилось иметь дело.
Он бросил чепец к ее ногам и, молитвенно сложив на груди руки, сказал:
— Поверьте мне, я такой, как все.
— Ну что же, я подозреваю, что вы надеетесь, будто я стану вам возражать, — ответила она презрительно. «Какой несносный, надменный тип!»
Джапоника нe знала, что и думать, когда в ответ лорд Синклер улыбнулся:
— Вы хотите сказать, что возражаете против моей компании и намерены покинуть мои пенаты.
Джапоника вдруг поняла, что попалась в ловушку. В тот первый раз все начиналось так же. Он загнал ее в угол, прежде чем начать торговаться о цене за его услугу. На этот раз она не могла ничего придумать для того, чтобы уговорить его пойти ей навстречу и помочь сосватать хотя бы одну мисс Эббот.
Девушка наклонилась, чтобы поднять чепец с пола, но он опередил ее и протянул чепец с лучезарной улыбкой на лице. Джапоника попыталась взять головной убор двумя пальцами, давая понять, что даже случайное соприкосновение рук считает для себя оскорбительным.
Догадавшись о том, что стоит за ее действиями, Девлин в последнюю секунду спрятал чепец за спину.
— Давайте же. Неужели вы так легко сдадитесь? Джапоника сжала губы, мрачным взглядом встретила его довольное выражение лица. Синклер забавлялся, и это ее бесило. Может, эти слова про потерянную память были ложью, попыткой заставить ее сделать неверный шаг, раскрыть карты? Или сейчас человек, что был перед ней, вел себя так, как требовала его природа? «Ты еще должна меня удивить, — когда-то говорил, поддразнивая ее, Хинд-Див. — Будь умной и думай быстрее!»
Джапоника сложила руки на груди и заговорила голосом, являвшим полное противоречие ритму ее бешено бьющегося сердца:
— Если я смогу сделать сестер Эббот, скажем, за месяц такими, чтобы они не вызывали у вас неприятия, вы не могли бы представить старших девочек лондонскому обществу?
Лорд улыбнулся, но улыбку его нельзя было назвать приятной.
— Мадам, если вы могли бы изменить их хоть на йоту, я мог бы пересмотреть свою позицию. — Он приблизился к ней вплотную, так что она вынуждена была смотреть на него снизу вверх. — Но послушайте меня. Я не верю в чудеса и не жду их. Таким образом, пока это не произойдет, я не хочу, чтобы вы или ваше потомство показывались мне на глаза.
Джапоника гордо вскинула голову:
— Дайте мне месяц. А до тех пор скатертью дорожка туда, куда вы там собрались отправляться, и черт с вами.
Когда она захлопнула за собой дверь, улыбка на лице Синклера поблекла. Как бы там ни было, он не привык, чтобы в споре с ним последнее слово оставалось за женщиной. К тому же виконтесса вела себя так, как будто была с ним одного поля ягода. Да, по рангу вдовствующая виконтесса даже немного выше, чем он.
Но ведь это результат мезальянса! Может, она ведет себя так потому, что считает, что он должен ее помнить?
Но ведь он потерял память!
После всех объяснений, касавшихся событий трехдневной давности, Синклер не имел ни малейшего представления о том, что ему следовало бы о ней знать. Но что-то между ними было. Он видел испуг в ее карих глазах. Если даже она сама того не замечала, то он видел, как начинала подрагивать ее нижняя губа всякий раз, как он приближался. И еще кое-что очень существенное. Он чувствовал себя как семнадцатилетний мальчик в присутствии доступной женщины. Сама похоть!
А он-то думал, что больше с ним такого не будет. И не было… пока он не встретился глазами с леди Эббот.
Его восхищала ее манера изредка касаться шеи и золотой серьги в ухе. Жест, усвоенный в детстве, теперь, когда она стала женщиной, приобрел весьма соблазнительное звучание. Она весьма твердо напомнила ему о том, что он — мужчина, мужчина, у которого очень долго не было женщины.
Девлин улыбнулся. Он не мог бы сказать, что ему очень понравилась леди Эббот. Он даже не мог бы сказать, что его сильно к ней влечет. Но он не мог бы утверждать, что остался к ней равнодушен. Не мог, когда тело его налилось, являя собой неопровержимое доказательство обратного. Итак, что же делать?
— В самом деле, что? — пробормотал лорд, рассеянно дернув за веревку звонка, вызывая дворецкого.
Соблазнить вдову, живущую с ним под одной крышей? Это вызовет скандал, что значительно усложнит его жизнь, какой бы соблазнительной ни казалась перспектива при первом рассмотрении. Что делать с ней, когда притягательность новизны исчезнет? Нет, лучше не гадить в собственном гнезде. В Лондоне в избытке женщин, более красивых и доступных, чем леди Эббот, и не менее страстных, чем она. Достаточно удовлетворить естественные потребности организма, и все пройдет. Должно пройти.
— Милорд?
Девлин взглянул на дворецкого:
— Пусть подгонят карету к дому. Да, Бершем, что ты знаешь о виконтессе? Пользовалась ли она успехом на лондонском рынке невест, пока не подцепила лорда Эббота?
— Леди Эббот в Лондоне впервые. Она вообще не из Англии, милорд. Лорд Эббот встретил ее и женился во время своего последнего пребывания в Персии.
Девлин вздрогнул.
— Ты сказал, в Персии?
— Именно так, милорд. Леди Эббот выросла в восточно-индийских Колониях.
— Откуда тебе это известно?
— Сама леди об этом сказала. — Бершем позволил себе улыбнуться, что случалось с ним крайне редко. — Весь дом смотрел на нее в страхе. То, как она обращалась с вами в тот вечер, невозможно забыть. А потом, когда мы услышали, как она говорит с вами на иностранном языке…
— Что? — Девлин не мог скрыть удивления.
— Леди Эббот сказала, что в лихорадке вы говорили с ней на персидском. — Бершем зябко поежился. Он не мог забыть ту ночь и тот мистический ужас, что испытал, глядя на своих новых хозяев. — Я думал, милорд, вы помните.
— Нет, — ответил Девлин и сжал в руках чепец. Он бросил на него взгляд, и новая мысль молнией пронзила его мозг.
Итак, все обстояло именно так, как он и подозревал. Дочь колониста! Должно быть, они встретились в Персии. Если бы он только мог вспомнить!
Боль сдавила виски, как это случалось всякий раз, когда Синклер пытался вспомнить прошлое. Непроизвольно он сжал в ладони льняной, с кружевной оборкой чепец, и запах, тот самый пьянящий персидский аромат, стал сильнее. Наполнил собой воздух, делая леди Эббот соблазнительно ближе. В серых воробьиных перышках таилась душа гурии.
Что-то новое зашевелилось в нем, нечто такое, что не напоминало о себе ни разу за весь год. Инстинкт охотника. Возбуждение, сопутствующее охоте! Быть может, он перестал быть солдатом, способным совладать с врагом. Не было у него вкуса к политике, к дипломатической карьере. Но безразличие его покинуло. Теперь Синклеру стало не все равно, как сложится жизнь. В настоящий момент судьба бросала ему вызов в виде секретов маленькой юной женщины, в чьих руках был ключ к воспоминаниям, которые ему очень хотелось вызвать к жизни.
Впервые за долгое время он улыбнулся широко и ясно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шалость - Паркер Лаура



Замечательный роман! Автору из, в общем, банального сюжета удалось создать, действительно захватывающие произведение, которое читается на одном дыхании. Чего стоят только главные герои - он, сильный мужчина, воин, она - образованная, здравомыслящая женщина, что уже необычно для героини любовного романа, где действие происходит в начале 19 века. Но роман силен еще и второстепенными героями: падчерицы Джапоники или колоритный персидский посол, интересны сами по себе. Очень советую прочесть, особенно тем кто ценит в романах не только действие, но и хорошие, остроумные диалоги и красивую любовную историю!
Шалость - Паркер ЛаураВера
5.12.2010, 12.46





Очень интересная книга! До самого конца хотелось дочитать.
Шалость - Паркер ЛаураНаталья
22.08.2011, 14.03





Интересная книга.
Шалость - Паркер ЛаураКсения
10.01.2013, 14.33





Присоединяюсь к рецензии Веры. Целиком с ней согласна.
Шалость - Паркер ЛаураВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.51





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Очень понравился роман. Легко читается. Присоеденяюсь к комментариям Веры.
Шалость - Паркер ЛаураОксана
24.09.2013, 19.50





Роман из тех, что "аж дух захватывает".Абсолютно всё в нём понравилось, но всё-таки хочется выделить сцены любви, ну очень красиво описаны. Л.Паркер однозначно пополняет список любимых авторов.
Шалость - Паркер ЛаураИванна
16.02.2014, 17.35





Замечательно! Прекрасно! Интересно!
Шалость - Паркер ЛаураТаня
21.02.2014, 10.54





Очень понравилься роман. Интересный сюжет и главные герои понравились. Очень захватывающий роман.
Шалость - Паркер ЛаураЯна
25.02.2014, 23.13





govno
Шалость - Паркер ЛаураFedora
26.02.2014, 0.58





Один раз можно прочитать.
Шалость - Паркер ЛаураК
18.05.2014, 22.33





хотелось бы немного остроты, а то такое впечатление, что многое осталось за кадром. А в общем не плохо.
Шалость - Паркер ЛаураЛюдмила
12.08.2014, 20.54





Я в полном восторге. Это очень продуманное и интеллектуальное произведение. РЕКОМЕНДУЮ БЕЗОГЛЯДНО- ДЛЯ ИСТИННЫХ ЦЕНИТЕЛЬНИЦ ЖЕНСКОГО РОМАНА
Шалость - Паркер ЛаураБелла
4.10.2014, 12.40





Я в восторге, захватывающий роман. мне очень понравилось! Сюжет не избит. Тут вам и приключения и любовь. 10 баллов. Читать обязательно.
Шалость - Паркер ЛаураЮля
25.01.2015, 14.12





класс!
Шалость - Паркер ЛаураНана
26.01.2015, 20.05





Белла, согласна с Вами - роман для истинних ценительниц женского романа.И читается легко, и диалоги умные. А как красиво проведена ассоциативная линия между гл.героями (Хинд-Див и Джапоника) и парой павлинов! 10 баллов.
Шалость - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.06.2015, 22.31





Не в восторге. Герои невыразительные. Намешано всего, Багдад, Лиссабон, Лондон, а ничего толком не прописано. Этот букет девиц совершенно надуманная линия. Не убедила. Это когда читаешь и не веришь.rnОценка 4.
Шалость - Паркер ЛаураЛилия
13.09.2015, 21.45





прекрасная книга.
Шалость - Паркер ЛаураВАЛЕНТИНА
23.09.2015, 22.12





Замечательный роман, интересный и не такой избитый, не приевшийся сюжет.
Шалость - Паркер ЛаураЕлена
15.01.2016, 6.01





В большой череде любовных романов - это произведение стоит наособицу, т. к. роман написан талантливой рукой. Конечно, не совсем удались образы сестер, уж больно быстро они из мегер превратились в более или менее приличных леди. Зато главные герои хороши. Мне совершенно непонятно почему у романа такой низкий рейтинг, я ставлю уверенную 10.
Шалость - Паркер ЛаураВераника
15.01.2016, 21.47





Чудесный роман. Описание любовных сцен - поэзия Востока. Сильные эмоции, сильные характеры. Мне понравилось.
Шалость - Паркер ЛаураElen
15.01.2016, 23.14





Да!!! Роман, не оторвешься!!! Супер!!!! 10+
Шалость - Паркер Лаурамэри
16.01.2016, 13.04





Хороший роман, слегка затянут.
Шалость - Паркер ЛаураКрасотка
16.01.2016, 23.41





Чуть было не прошла мимо этого ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО романа!!! Не буду расписывать какие замечательные гл.герои,второстепенные,сюжет,слог автора,юмор и так можно продолжать и продолжать... Одно хочу сказать, ЧИТАТЬ ОДНОЗНАЧНО! 10 баллов с "+"!!!
Шалость - Паркер ЛаураАлександра Ха 27
18.01.2016, 0.55





замечательный роман 10 балов
Шалость - Паркер Лауратату
19.04.2016, 21.39





Можно почитать, неплохо, на 7 из 10. Согласна с Лилией, которая выше писала, что понамешано всего в романе много, а толком ничего не прописано. Так оно и есть, и от этого все это выглядит не очень убедительно. Вроде интрига выдумана неплохая, гл. герои интересны, но все это вместе как-то "не живет". До середины динамично и читается влет, а дальше нудно и пресно. И сестры эти, вроде все аристократки, все с бешеным норовом, а наша юная купеческая дочка их всех мигом уделывает, а они и рады.. эх, ну где тут правдивость-то?!
Шалость - Паркер Лаурагость
13.05.2016, 0.35





Очень хороший роман !
Шалость - Паркер ЛаураMarina
13.05.2016, 12.11





Оооочень классный роман.а тётя вообще клевая)))))
Шалость - Паркер ЛаураЛала
19.05.2016, 15.44





одно имя только чего стоит
Шалость - Паркер Лауралёлища
27.07.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100