Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– В будущем мы должны строго придерживаться экономии, – заключила Мадлен. – Обо всех покупках надлежит советоваться со мной. И больше никаких азартных игр в этом доме! Понятно?
Анриетта поджала губы:
– Я не привыкла сидеть на привязи, племянница.
Жюстина состроила пренебрежительную гримаску:
– Лично мне очень жаль, что ты отказываешь своим единственным родственницам даже в столь невинных развлечениях, как встречи с друзьями.
– Значит, этот дебош вы называете встречей с друзьями? – переспросила Мадлен, задетая за живое язвительными репликами тетушек. – Двое ваших гостей, английские офицеры, оскорбили меня на пороге моего собственного дома!
– Каждый может ошибиться, – сухо возразила Анриетта.
– Они так молоды, милочка, и так внушительны в своих мундирах! Неужели надо винить их за этот легкий флирт? – протянула Жюстина.
Мадлен, сидящая напротив ничуть не раскаивающихся тетушек за обеденным столом, нахмурилась. Обе были разодеты в роскошные пеньюары, но, несмотря на пребывание в постели до полудня, лица тетушек нельзя было назвать свежими. Мадлен подозревала, что виной всему вчерашнее обилие шампанского.
– Ваши гости тратят попусту наше вино и деньги. Мало того, они наносят ущерб нашей репутации!
Анриетта надменно вскинула бровь.
– С каких это пор ты считаешь этот дом и деньги своими, детка? И чью репутацию ты имеешь в виду?
Мадлен была готова выплеснуть поток гневных слов, но вовремя сдержалась. У нее болела голова от почти бессонной ночи, когда даже краткие сновидения не приносили покоя. Она твердо решила не превращать разговор в ссору, но выполнить этот замысел было нелегко. По-видимому, тетки считали, что живут в мире, где нет ни забот, ни ответственности за свои поступки. Но Мадлен понимала, что это не так. Она еще не знала точно, как именно месье де Вальми осуществит вчерашнюю угрозу, но была уверена: без борьбы он не отступит.
– Мы должны избегать лишних расходов, вот и все. У щедрости лорда д’Арси есть свои пределы. За все расходы отвечаю я, следовательно, мне и принимать решение.
Анриетта опустошила свою чашку.
– Я не буду подчиняться ребенку!
Возмущенная словами тетки, Мадлен поняла: замечание нельзя оставлять без ответа, иначе и впредь ее слова будут пропускать мимо ушей.
– Я прекрасно понимаю ваше негодование. Мне жаль огорчать вас. – Она помедлила, вскинула голову и уставилась на теток в упор. – Если вам трудно отказаться от излюбленных развлечений, я не стану возражать, если вы покинете этот дом. – Выдержав многозначительную паузу, она грустно добавила: – И все же мне бы хотелось, чтобы сейчас рядом были мои родные.
Она затаила дыхание, глядя, как Анриетта изящным жестом промокает губы и складывает салфетку.
– Полагаю, – гордо изрекла Анриетта, – мы могли бы ограничиться двумя вечерами в неделю. Оттенок исключительности станет нашим преимуществом, Жюстина.
– Никаких приемов и вечеров за картами, – бесстрастно отрезала Мадлен, с трудом выдержав суровый взгляд серых глаз тетки, от которого ее сердце ушло в пятки. – Никаких игр, слышите?
– Ты выросла настоящим солдафоном, – заявила Анриетта, вставая с места. – Для женщины это недопустимо! – Подав Жюстине знак следовать за ней, она покинула комнату.
– Прошу вас, останьтесь, тетя Жюстина, – поспешно произнесла Мадлен.
Нехотя пожав плечами, Жюстина снова села.
– По-моему, детка, ты чего-то недоговариваешь, – заметила она, дождавшись, когда в коридоре затихнут шаги Анриетты.
– Вчера вечером месье де Вальми показывал мне один любопытный документ, – начала Мадлен, и ее тетка залилась густым румянцем. – Тетя, как вы могли оказаться должницей такого страшного человека?
Жюстина пожала плечами.
– Часто бывает, что гости делят банк, играя в фараона, – ведь банк обычно выигрывает. Мы были стеснены в средствах, и месье предложил нам пользоваться выигрышем по своему усмотрению. – Между ее бровями залегла крохотная складка. – Не понимаю, как я могла столько проиграть – ведь мне везло с самого начала вечера! Но до расплаты еще далеко. – Ее лицо оживилось. – Месье чрезвычайно сговорчив. Кстати, в записке, которую мне подали сегодня утром вместе с шоколадом, он намекнул, что готов простить этот долг в обмен на маленькое одолжение с нашей стороны: в конце недели мы должны погостить у него в поместье. Там будет избранное общество видных мужчин и прекрасных дам, веселье, музыка, смех и бал-маскарад! Замечательно!
– Если тут замешан месье де Вальми – не миновать беды, – мрачно проговорила Мадлен. – Конечно, вы отказали ему?
– Но ведь он пригласил всех нас. – Жюстина кокетливо опустила ресницы. – По-моему, месье был бы счастлив, если бы ты приняла приглашение.
– Нет. Он мне не нравится, – коротко отозвалась Мадлен.
– Фу, как ты вульгарна! Впрочем, я уже ответила согласием от твоего имени. Не забывай, если бы не мы с Анриеттой, у тебя бы никогда не было ни чудесного дома, ни великолепных туалетов, ни свиты поклонников. Взамен мы просим только об одном ничтожном одолжении.
Мадлен уставилась в тарелку.
– Вчера ночью месье де Вальми сделал мне гнусное предложение. Он заявил, что можно обойтись без уплаты этого долга, проявив известную благосклонность. – Она вскинула голову. – Чего он хочет?
Жюстина многозначительно усмехнулась:
– Того, что хочет каждый мужчина: общества прекрасных дам, улыбок, невинных ласк, может быть, поцелуев. Сущие пустяки!
Мадлен нахмурилась.
– Не верю! Вы просите меня быть с ним любезной, чтобы избавить вас от долга и впредь потакать вашей разорительной страсти к азартным играм?
Жюстина удивленно воззрилась на Мадлен.
– Вот уж не думала, что ты поведешь себя как неблагодарная дрянь! Радуйся, что тебя попросили только о мизерной услуге!
Мадлен была ошеломлена. Меньше всего она ожидала таких слов от тетушки Жюстины.
– Прошу вас, поймите меня правильно: я отказываю не вам, а месье де Вальми. Мне не нравится, как он смотрит на меня.
– А, вот в чем дело! – Жюстина зловеще прищурилась. – Слишком уж ты горда, племянница. Эти неуклюжие англичане заморочили тебе голову мечтами о славе. Женщины вроде нас, которые зарабатывают на хлеб умом и красотой, не могут позволить себе быть слишком разборчивыми и привередливыми в выборе спутников. Или ты считаешь, что состояние лорда д’Арси у тебя уже в кармане? – На щеках Жюстины вспыхнули два ярких пятна. – На твоем месте я бы на это не надеялась! Доверять ему нельзя. В Лондоне нет ни единой красавицы, у которой он не побывал хотя бы однажды. – Она торжествующе вздернула подбородок. – Не веришь – спроси у Анриетты!
На лице Мадлен появилось выражение, заставившее ее тетку побледнеть.
Жюстина вскочила, опрокинув чашку. По белоснежной скатерти расплылось бурое пятно.
– О, что я натворила! Не слушай меня, в гневе я способна наговорить что угодно! Прости меня, Мадлен. Мне пора укладывать вещи. – И она стремглав выбежала из комнаты, словно спасаясь от погони.
Мадлен осталась сидеть неподвижно. В ее ушах звучали слова тетки.
Она не нуждалась в напоминаниях о том, что Себастьян д’Арси – самодовольный развратник. Ведь она сама читала его воспоминания! И потом, разве он не предупреждал, что влюбляться в него не следует? В его намерения никогда не входило сделать ее своей любовницей. Он недвусмысленно дал ей понять: не стоит путать чувства с поступками, на которые нас толкают жизненные обстоятельства.
Мадлен подозревала, что Себастьян пренебрежительно отнесся бы к ее неудачной попытке соблазнить Брамуэлла Эверли. Какая разница, питает она к нему нежные чувства или нет? Без них гораздо проще. Но полное отсутствие у нее влечения к другим и ссора с тетушками ясно указывали, что Мадлен впала именно в то заблуждение, от которого ее предостерегал Себастьян.
– Стало быть, мы едем в поместье, – пробормотала она. Она непременно должна увидеть, как заводят романы утонченные светские особы, и во всем следовать их примеру. Кто-нибудь наверняка избавит ее от навязчивого шепота низкого, бархатистого голоса Себастьяна, сотрет из памяти блеск его завораживающих глаз, уничтожит следы его рук на ее коже. Кто-нибудь, но только не месье де Вальми! Этого она не допустит!
* * *
Выбежав из дома на Белгрейв-сквер, Себастьян испытывал лишь одно желание – осыпать кучера бранью и разогнать хлыстом уличных попрошаек. Вместо этого, зная, что подобные вспышки темперамента опасны, он отмахнулся от них и размашисто зашагал по улице.
– Де Вальми! – с яростью вырвалось у него.
Подъезжая к площади, где он арендовал дом для Мадлен, Себастьян заметил в проезжающем экипаже профиль давнего врага, но не придал значения этому событию. Теперь он знал наверняка: в том же экипаже сидела и Мадлен. Если бы долг не призвал его сначала побывать в Уайтхолле, он успел бы вовремя.
На побережье его задержала внезапно воспалившаяся рана, вдобавок он простудился на ветру, ожидая корабль. Еще слабый после болезни и потери крови, он явился в Лондон лишь сегодня утром. Но боль и слабость отступили под напором сжигавшей его ярости.
– Глупая девчонка!
Как могла она совершить такой опрометчивый шаг?
Горничная, открывшая ему дверь дома на Белгрейв-сквер, сообщила, что Мадлен отправилась на несколько дней в поместье вместе с месье де Вальми и сестрами Фокан. Но бойкая служанка не знала одного: кто устраивал этот прием и куда именно отправилась ее госпожа.
– Куда-то на южное побережье, ваша светлость, – с довольным видом заявила она.
– На побережье! – пробормотал Себастьян и чертыхнулся. Длина южного побережья составляла несколько сотен миль.
Однако он подозревал, что поместье, куда отправилась Мадлен, расположено между Брайтоном и Дувром. Армстронг в очередной раз высказал подозрения насчет сестер Фокан, объявив их сообщницами де Вальми. Генерал мрачно перечислил имена гостей, регулярно бывавших в особняке на Белгрейв-сквер под предлогом карточной игры, и Себастьян нахмурился. Особенно его злило то, что он невольно оказался пособником предприятия, развивающегося без его участия. В гостях у сестер Фокан бывали офицеры армии его величества, французские эмигранты сомнительных политических убеждений и мелкие политиканы из числа вигов и тори. Короче, Уайтхолл заподозрил, что на Белгрейв-сквер собирается целая свора шпионов.
Разведка докладывала, что де Вальми напрямую связан с зачинщиками заговора против Наполеона. Но до сих пор оставалось неясным, кто же он сам – роялист, республиканец или даже гугенот. Очевидно было лишь одно: Англия не могла позволить себе стать приютом для матерого шпиона, не сделав попытки пресечь его деятельность. Уайтхолл хотел скомпрометировать де Вальми и исключить его из политической партии, которую европейцы разыгрывали с Наполеоном. Несмотря на связь Себастьяна с сестрами Фокан, генерал Армстронг не более часа назад поручил именно ему наконец покончить с де Вальми. Капкан был расставлен прежде, чем Себастьян покинул штаб.
Себастьян помедлил под уличным фонарем, пылая возмущением и тревогой. Если ему не удастся вовремя найти Мадлен, в капкан попадет и она.
Де Вальми поддерживал отношения с сестрами Фокан, но Себастьян не понимал, при чем тут Мадлен. Несомненно, ей известно о сомнительной репутации де Вальми. Так зачем же она принимала этого человека в своем доме, мало того – доверилась ему и отправилась с ним неизвестно куда? Себастьян часто размышлял о том, кто такая Мадлен, однако не верил, что она шпионка. Однако не все отличались такой проницательностью. Будучи пойманной в обществе де Вальми, она может дорого поплатиться за свою неосмотрительность.
Себастьян понимал, что влечет де Вальми к Мадлен: она молода, красива, родом из Франции, у нее нет ни родных, ни покровителя. Изобретательный француз мог втереться к ней в доверие потому, что прежде всего был соотечественником Мадлен. Несомненно, он пообещал ей спокойное существование в обмен на доверие. Неужели они уже стали любовниками?
Эта мысль вызвала у него длинную вереницу проклятий. Куда смотрел Брам?
– Жалкая потаскуха! – злобно пробормотал Себастьян себе под нос. Де Вальми достался лакомый кусочек. Внезапно его ужалила страшная мысль: бросив Мадлен, не давая знать о себе, он сам вверг ее в полный опасностей мир развратников и куртизанок.
Оглядевшись, он нашел свой экипаж, ждущий на почтительном расстоянии, и подозвал его взмахом руки.
– Домой! – велел Себастьян, захлопывая дверцу и забиваясь в угол кареты.
Он не обязан заботиться о Мадлен, напоминал себе Себастьян. Он лишь пообещал помочь ей начать жизнь любовницы. Если говорить начистоту, она предала его, пренебрегая всем, что он так старательно вбивал ей в голову. Нет, он вел себя достойно и рассудительно, воздерживаясь от запретных поступков. Себастьян мрачнел с каждой секундой.
Откуда же взялось это отвратительное чувство, будто он сам предал Мадлен?
Он подробно поведал ей о пороках и потребностях, слабостях и капризах мужчин. Но она, похоже, забыла, что мужчины способны преувеличивать свое влияние и могущество, чтобы произвести впечатление на женщину. Она слишком молода, доверчива и невинна, чтобы обвести вокруг пальца де Вальми. Надо спасти ее, пока не поздно, но сначала – выяснить, где она находится.
– Брам наверняка знает об этом!
Но когда возница спустя несколько минут остановил экипаж, Себастьян с удивлением обнаружил, что находится возле собственного дома. Лишь с запозданием он понял, что назвал не тот адрес. Решив было исправить ошибку, он вдруг подумал, что Хорасу может быть известно местонахождение Миньон.
– Добрый вечер, Хорас, – поприветствовал он дворецкого, входя в дом.
– Добрый вечер, сэр… милорд! – Хорас чуть не выронил подсвечник. – Милорд, вас не узнать с этими усами и новой прической!
Себастьян улыбнулся и дернул себя за бутафорскую косицу.
– Неумелая маскировка, Хорас, только и всего.
– Вижу, вы были ранены, милорд.
– Пустяки, шальная пуля на охоте, – солгал Себастьян, похлопывая себя по повязке на руке.
– Что вы говорите! – Хорас прекрасно умел распознавать ложь. – Надеюсь, поездка прошла успешно?
Себастьян кивнул и рассеянно огляделся.
– Похоже, ремонт уже закончен.
– В конце прошлого месяца, милорд. – Хорас начал зажигать свечи на столе у двери. – Вы отсутствовали довольно долго, милорд. Мы все беспокоились о вас, особенно одна юная особа.
Себастьян огляделся.
– Где она, Хорас?
– А вот и я!
Себастьян повернулся в сторону главной лестницы, откуда донесся тонкий голосок, но увидел вовсе не Мадлен. К нему спускалась босоногая девочка лет тринадцати в ночной рубашке.
– Ох, ну я вас заждалась!
Она сбежала по ступенькам и бросилась к Себастьяну. Хрупкая, тоненькая, легкая, как цыпленок, она обхватила руками-прутиками его талию. Ее лицо под копной рыжих волос было густо усыпано крупными коричневыми веснушками.
– Я знала, что вы вернетесь! А я без вас не сидела сложа руки. Отскребла здесь все до блеска, спросите хоть у мистера Хораса!
Будто пораженный громом, Себастьян растерянно повернулся к дворецкому.
– Кто это?
Дворецкий отвел глаза.
– Мне казалось, вы помните, милорд. Вы привезли ее в сентябре, около четырех часов утра. Вы были навеселе, милорд. Кажется, упоминали о каком-то военном, которого вы избили хлыстом…
Себастьян ошарашенно воззрился на девочку. Значит, насчет лейтенанта Шервуда Брам не солгал.
– Проклятие!
– Вы совершенно правы, милорд. – Хорас сердито взглянул на девчонку, которая по-прежнему обнимала маркиза. – Вы велели найти этому ребенку какое-нибудь занятие. Миссис Ходж сделала из нее помощницу горничной.
– Но почему вы ни разу не напомнили мне о ней?
Хорас смущенно прокашлялся.
– Поскольку вы о ней не вспоминали, милорд, я считал, что незачем беспокоить вас понапрасну.
Себастьян не знал, что делать – хохотать, плакать или негодовать. Впрочем, он был благодарен дворецкому за чуткость. Он улыбнулся девчушке.
– Беги спать, детка. И смотри работай как следует. – Он слегка подтолкнул ее в сторону лестницы.
Девочка умчалась, а Себастьян повернулся к Хорасу:
– Если вы так хорошо разбираетесь в моих капризах и привычках, какого же дьявола вы отпустили мадемуазель Миньон вместе с этим мерзавцем де Вальми?
Хорас виновато потупился.
– Я не знал, что она уезжает с месье де Вальми, милорд. И потом, вы не поручили мне… ограничивать свободу миледи.
– Досадное упущение, – пробормотал Себастьян, но на самом деле он мечтал, чтобы Мадлен исчезла из его жизни, поэтому напрочь забыл о том, что она может попасть в беду. – Почему же лорд Эверли не остановил ее?
– Ваш кузен в Дербишире. Лорд Эверли попросил меня передать вам свои извинения. Семья его невесты потребовала его присутствия в фамильном поместье.
Себастьян помрачнел.
– Наверное, они прослышали о его знаках внимания мадемуазель Миньон. Значит, вам не известно, куда она отправилась?
Хорас вдруг заулыбался.
– Конечно, известно, милорд, – в Локсли-Хаус. Сегодня вечером лорд и леди Ховард дают бал-маскарад. Я сохранил присланное вам приглашение, милорд, – на всякий случай…
Себастьян улыбнулся впервые за весь день, не сразу вспомнив, что чета Ховардов заслужила дурную репутацию своими приемами, по сути дела представляющими собой оргии.
– По-моему, я вам недоплачиваю, Хорас.
Дворецкий просиял.
– И я так думаю, милорд.


По словам тетушек, в Локсли-Хаус было малолюдно по меркам столичных приемов – съехалось всего два десятка гостей. Но Мадлен шумная толпа показалась огромной – возможно, потому, что снег и холод не позволяли покинуть дом. Хозяева дома, лорд и леди Ховард, поощряли всевозможные азартные игры – от бильярда до карт и шарад сомнительного свойства.
Шампанское лилось рекой начиная с момента прибытия, пары составлялись, распадались и обменивались партнерами каждый час. Мадлен заметила, что даже гости, приехавшие в сопровождении жен и мужей, развлекаются отнюдь не в их обществе. После ужина развлечения возобновились – лукавые улыбки и кокетливые взгляды, тайные прикосновения и уединения в темных углах комнат.
Если прежде Мадлен сомневалась, теперь она знала наверняка: она очутилась среди богатых сластолюбцев. Все присутствующие мужчины были хорошо одеты и излучали властность и уверенность, дамы щеголяли роскошными туалетами и прическами, постреливали глазками и маняще улыбались, обмахиваясь веерами. Сегодня еще сто пятьдесят гостей ожидалось на бал, знаменующий открытие рождественского сезона.
Анриетта и Жюстина, элегантно одетые и искусно накрашенные, с легкостью влились в это пестрое сборище, но Мадлен была настороже, удивленная таинственным отсутствием месье де Вальми. В пути он не удостоил ее даже взгляда, словно ему хватало ее присутствия, и, слава Богу, не пытался завоевать ее расположение. После обеда он исчез, и остаток дня прошел без особых событий, если не считать преследований юного барона, который весь вечер таскался за Мадлен, словно щенок, потерявший хозяина.
К утру Мадлен понемногу успокоилась. Вместе с остальными гостями, которые начали появляться из своих комнат в половине одиннадцатого, она вышла к завтраку, устроенному в неофициальной обстановке гостиной. Завтрак состоял из тушеных почек, бифштекса, ветчины, хлеба, фазана, лепешек, тостов, джема и тартинок.
Пока Мадлен наполняла у большого стола свою тарелку, к ней подошли две дамы.
– Присоединяйтесь к нам, мадемуазель, – предложила одна, с которой Мадлен мило, но коротко побеседовала вчера вечером.
Мадлен поблагодарила и придвинула поближе свой стул.
– Мы как раз беседовали о вашем успехе у юного барона, – сообщила темноволосая леди и обменялась взглядом со своей рыжей подругой. – Ему всего двадцать четыре года, а он уже получил титул.
– И не меньше двадцати тысяч фунтов годовой ренты, – добавила рыжеволосая. – Завидная добыча!
– Мы с ним едва знакомы, – осторожно ответила Мадлен, надкусывая лепешку.
– Говорят, мужчины с каштановыми волосами – самые неутомимые и страстные любовники, – заметила рыжая с похотливой улыбкой.
– Такой лакомый кусочек! – подхватила брюнетка. – Так бы и съела целиком!
Рыжая лукаво взглянула на нее.
– Если верить слухам, тебе это уже удалось!
Женщины громко захихикали, словно желая привлечь внимание присутствующих, и Мадлен отвернулась. Но собеседницы, похоже, не заметили ее смущения. Продолжая разговор, они принялись сравнивать пропорции и преимущества нескольких знакомых им обеим джентльменов. Мадлен не знала, что шокировало ее: откровенность соседок или богатство их опыта в общении с мужчинами. Неужели через несколько лет и она станет такой же – потасканной, скучной, способной ценить лишь интимные достоинства мужчин или содержимое их кошельков?
Брюнетка вновь обратилась к Мадлен:
– Расскажите нам о месье де Вальми. Поговаривают, у него более чем экстравагантные пристрастия.
– А еще лучше, расскажите про маркиза Брекона! – вмешалась рыжая, в голосе которой звучали неприкрытая зависть и досада. – Жаль, что его здесь нет. Говорят, он ничем не обделен: и его кошелек, и панталоны туго набиты! Скажите, он доставил вам удовольствие?
– Прошу прощения, но вы, должно быть, меня с кем-то спутали. – Не глядя на жадно уставившихся на нее соседок, Мадлен встала и отошла.
– Тоже мне, гордячка! – процедила одна из дам. – Кого она пытается обмануть?
– Послушать ее, так она раздвигает ноги лишь затем, чтобы помыться!
Мадлен пропустила мимо ушей оскорбительный смех и любопытные взгляды всей компании и покинула комнату, забыв о еде. Теперь она поняла, по каким причинам ее пригласили. Хозяева дома ждали, что она возьмется развлекать гостей-джентльменов. При этой мысли Мадлен охватила паника, подавить которую ей никак не удавалось. Де Вальми привез ее сюда ради собственного удовольствия или для того, чтобы произвести впечатление на кого-то из своих знакомых!
Обращаться за помощью к теткам бессмысленно. Мадлен чувствовала, что, несмотря на улыбки, они боятся де Вальми больше, чем она сама. Иначе почему они пожелали разделить с ней одну спальню? Но они не могли находиться рядом с ней каждую секунду.
Нельзя было и сбежать, никому не говоря ни слова. Мадлен не сомневалась, что доберется до города, несмотря на снег и холод, но в таком случае гнев де Вальми наверняка падет на ее теток, а может, и на мать. Значит, придется делать вид, что она всем довольна.
Удалившись в библиотеку, Мадлен с радостью обнаружила, что там никого нет. Быстро просмотрев содержимое книжных шкафов, она выбрала один из романов, разыскала укромную оконную нишу в алькове с занавешенным входом и, несмотря на прохладу, устроилась на подоконнике. По крайней мере здесь на нее никто не глазел. Может быть, сегодня на маскараде найдется кто-нибудь, кто согласится увезти ее в Лондон. Если для этого придется уступить домогательствам юного барона – что ж, пусть будет так. Все лучше прикосновений де Вальми.
На маскарад начали съезжаться ближе к вечеру. Сразу после прибытия гости стали готовиться к торжеству. Джентльмены появились, когда стемнело: весь день, несмотря на мороз, они наблюдали за строительством мартелло,
type="note" l:href="#n_27">[27]
предназначенных для отражения возможного вторжения армии Наполеона. Гости говорили только о войне да о политике, пока не прозвучал сигнал, означающий, что пора переодеваться.
Мадлен прошла по пустому коридору к лестнице, ведущей в бальный зал. Она умышленно дождалась, когда остальные гости закончат пудриться, прихорашиваться и покрикивать на нерасторопных и глупых горничных, которые вечно что-нибудь забывали.
Как обычно, на маскараде было несколько пастушек в юбках с фижмами и огромных широкополых шляпах, с маленькими кривыми посохами в руках. Низкие вырезы их лифов обнажали груди почти до сосков. Женщина, одетая египетским божеством, проплыла мимо Мадлен в позолоченном головном уборе в виде головы овна, скрывающего все лицо, кроме лукаво улыбающихся губ. Ее гофрированная туника на тонких бретельках полностью открывала восхищенным взглядам обнаженные груди с сосками, подкрашенными кармином. Здесь были и дамы в нарядах Марии-Антуанетты. Их юбки без переднего полотнища не скрывали ножки в шелковых чулках с расшитыми подвязками. Были и такие гостьи, которые выбрали конусообразные средневековые головные уборы с покрывалами, падающими на лицо, и – как бы в насмешку над ними – откровенные, декольтированные платья. Нашлись и те, кто предпочел роскошные наряды, более уместные в турецком гареме, обнажающие бедра и живот. Объединяло эти пестрые костюмы желание их обладательниц привлечь мужские взгляды.
Мадлен переоделась в платье, которое миссис Селдон сшила ей несколько месяцев назад, когда она еще не подозревала о том, что ее ждет.
– Напрасно ты надеваешь нижнюю кофточку, – упрекнула ее Жюстина. – Она искажает очертания фигуры. Снимай, снимай! Неужели ты хочешь испортить себе весь вечер?
Мадлен шла в бальный зал не торопясь, стыдясь своей задрапированной легчайшим серым шелком фигуры. Сквозь полупрозрачную ткань отчетливо просвечивали ноги в шелковых чулках. Мадлен успокаивала себя тем, что ей случалось совершать и другие, гораздо более смелые и вызывающие поступки, например, пройти через всю Францию пешком, заключить сделку с контрабандистами и пробраться в дом маркиза. Но в каждом случае решение принимала она сама, зная, что никого не подвергнет опасности.
Тетушки уложили ее волосы на макушке, выпустив десяток вьющихся прядей на щеки и шею. Прическу украсили букетом шелковых серых роз с серебристыми листочками. Губы Мадлен подкрасили толчеными розовыми лепестками. Хозяйка дома снабдила масками тех гостей, кто не привез их с собой. Мадлен ограничилась простой черной бархатной полумаской, прикрывающей глаза, часть щек и нос.
Войдя в зал, она с удивлением обнаружила, что ощущает каждое движение и звук с небывалой остротой. Серебристые кисти шнура, стягивающего лиф выше талии, мерно покачивались в такт ее шагам, словно безмолвные колокольчики, возвещающие ее появление. Постепенно Мадлен начала понимать прелесть бала-маскарада. Она чувствовала себя иной, не такой, как прежде, сильной и даже дерзкой. На какое-то время она стала неуязвимой – в отличие от простой смертной Мадлен Фокан.
Маска странным образом придала ей смелости, несмотря на то что ей еще никогда не доводилось появляться на людях в столь смелом одеянии. По озадаченным взглядам и шепоткам, провожающим ее, Мадлен поняла, что ее никто не узнал. Проходя мимо зеркальной стены, она поначалу тоже не узнала себя, а затем, присмотревшись, улыбнулась. Вокруг нее разворачивалась весьма рискованная игра. Гости быстро хмелели, хотя до позднего ужина оставалось еще несколько часов. Играл оркестр, пошатывающиеся пары шаркали ногами по полу в новом австрийском танце под названием вальс.
Мадлен отвернулась от мужчин и женщин, кружащихся, как заведенные, в объятиях друг друга. Почему-то это зрелище вызвало у нее чувство неловкости, как случайно подсмотренный поцелуй.
Спустя несколько минут Мадлен заметила де Вальми среди джентльменов, расположившихся у стены зала. Он не стал переодеваться в костюм, предпочтя свое обычное траурное одеяние. Маску наподобие лорнета он не подносил к лицу, словно желая, чтобы все вокруг узнавали его.
Когда де Вальми вдруг повернулся и заметил Мадлен, сердце ее ушло в пятки. Решив не рисковать, она поспешно двинулась к ближайшему выходу из зала и скоро оказалась на террасе, где прежде не бывала. Комнату освещали китайские фонарики, но их свет не проникал в темные углы, поэтому Мадлен тут же споткнулась о чью-то протянутую ногу и вскрикнула, испугав ее владельца.
Парочка, расположившаяся на каменной скамье, мгновенно разжала объятия. У мужчины рубашка выбилась из-под пояса панталон, лиф платья женщины был расстегнут.
– Прошу прощения, – пробормотала Мадлен, абсолютно уверенная, что перед ней отнюдь не супружеская пара.
Казалось, происшествие смутило только ее. Незнакомцы улыбнулись ей, пряча блестящие и бегающие глаза, и отвернулись, словно придали ее появлению не больше значения, чем пролетающей мимо бабочке. Мужчина сжал пальцами нагую грудь женщины и, прежде чем Мадлен успела отойти, оглянулся на нее и подмигнул.
Мадлен направилась обратно к бальному залу, жалея о том, что утратила самообладание. Несколько секунд спустя поблизости послышались шаги, и она спряталась за большую пальму в кадке, опасаясь, что ее преследует де Вальми.
Отчетливый стук каблуков приблизился, и в дверях террасы выросла тень. Мадлен разглядела очертания кивера и ментика, висящего на правом плече, – традиционной принадлежности костюма гусара. Тень удлинилась и поползла навстречу ей по плитам пола.
Мадлен робко следила за проходящим мимо гусаром. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что незнакомец одет в голубой доломан, подбитый мехом ментик и рейтузы французского гусара. Вспомнив, что хозяин дома – английский офицер и что собравшиеся не далее как днем на все лады бранили Наполеона, такой выбор костюма Мадлен сочла дерзким, если не глупым.
Искренне радуясь тому, что кто-то, кроме нее, решился открыто бросить вызов этому сборищу, она вдруг вышла из своего убежища.
– Постойте, месье гусар! – негромко позвала она.
Он круто развернулся на каблуках. Очертания плеч показались Мадлен знакомыми, но она могла бы поклясться, что ни вчера, ни сегодня днем не видела здесь этого человека. При свете ближайшего фонаря она разглядела, что он одет не в маскарадную, а в настоящую форму одного из самых доблестных гусарских полков французской армии.
Восхищение переполнило ее при виде небесно-голубого доломана. Широкие черные кожаные шнуры, красные лампасы и красный кушак – все эти приметы ей, француженке, были известны наперечет. Кто же он такой?
Узкая полумаска скрывала его глаза, но дьявольски привлекательная улыбка приподнимала шелковистые роскошные усы. Фальшивая косица была перевязана тонкой красной лентой. Эта последняя красноречивая деталь вызвала у Мадлен улыбку: тщеславие французских гусаров было общеизвестным.
Казалось, незнакомец не удивился, что его окликнули. Он был не так высок, как де Вальми, но очертания его широких плеч и длинных мускулистых ног поражали мощью. Только опустив глаза, Мадлен вдруг заметила протянувшуюся между ними ее собственную тень со всеми подробностями – формой икр, ног, перехваченных подвязками, и бедер, просвечивающих сквозь тонкую ткань. Свет падал на нее сзади, поэтому, даже раздевшись догола, Мадлен не показалась бы более вызывающей особой. Вероятно, именно поэтому гусар смотрел на нее во все глаза.
– Не желает ли мадемуазель танцевать? – спросил он на чистом французском с особым «придворным» выговором.
– Я не умею танцевать вальс, – ответила Мадлен.
Гусар медленно приблизился к ней и протянул левую руку ладонью вверх.
– Тогда позвольте научить вас, ибо ваши соотечественницы уверяют, будто танцевать вальс – наслаждение.
Мадлен не сомневалась в этом, вспомнив, как развязно прижимались друг к другу партнеры в бальном зале.
Но удивительный незнакомец, похоже, не собирался принимать участие во всеобщей оргии. Мадлен молча протянула ему руку, затянутую в шелковую перчатку.
Гусар привлек ее к себе, и у Мадлен вдруг закружилась голова. Он наверняка понял, как неудержимо и необъяснимо ее влечет к нему. Мадлен пыталась уверить себя, что гусар просто напомнил ей о родине, что всему виной его мундир и выбор костюма – по сути дела, пощечина тем, кто веселился за дверями бального зала.
Незнакомец обнял ее за талию, и Мадлен затаила дыхание, когда его пальцы коснулись ее ягодиц сквозь тонкую ткань.
– Мадемуазель так легко одета, – прошептал он по-французски, – странно, как она не мерзнет? Но судя по всему, ей не холодно. Весьма польщен.
Последнее самодовольное замечание рассмешило Мадлен.
– Вы всегда так уверены в своем обаянии? – спросила она, поднимая руку в ожидании, что он возьмется за нее.
– Прошу простить мою неловкость, но…
Он приподнял край ментика и показал ей висящую на перевязи забинтованную руку.
– Вы ранены! – воскликнула Мадлен.
Его четко вылепленные губы, полуприкрытые усами, изогнулись в улыбке. Что-то знакомое почудилось Мадлен в очертаниях нижней губы. Почему воспоминания о Себастьяне до сих пор не покидают ее?
– Идет война, мадемуазель, а я – враг этой страны.
Мадлен испустила глубокий вздох.
– Но не мой враг, – смело ответила она и опустила глаза под его пристальным взглядом.
– Вы правы. Значит, вы сохраните мою тайну?
– Да. – Одного слова хватило, чтобы превратить ее в заговорщицу. – Итак, месье гусар, как танцуют вальс?
Он усмехнулся, и от этого звука по спине Мадлен пробежал знакомый холодок. Должно быть, она спятила, если повсюду ей мерещится Себастьян д’Арси. Мадлен невольно шагнула ближе к гусару, словно пытаясь спрятаться от собственных мыслей.
– Мадемуазель должна положить правую руку на мою левую… вот так. А левую руку – на мое правое плечо. – Он удовлетворенно кивнул. – Поскольку я не в состоянии обнять вас так, как бы мне хотелось, вам придется держаться как можно крепче, мадемуазель, и не сбиваться с такта. Вы готовы?
Он закружился в вальсе, негромко подпевая оркестру и давая Мадлен возможность почувствовать ритм танца. Мадлен обняла его за шею, стараясь попасть в такт. Гусар кружился все быстрее, постукивая каблуками по плитам пола. Ему отвечал шорох туфелек Мадлен. Ее сердце колотилось все стремительнее, пальцы сжимались. Она сбилась лишь однажды, задела раненую руку гусара и заметила, как он поморщился.
– О, простите!
Он положил ладонь ей на талию.
– В немецких деревнях мужчины держат партнерш за талию, а женщины обнимают их за шею. Пожалуй, так будет проще и безопаснее.
Мадлен рассмеялась.
– Проще – да, месье гусар, но безопаснее – вряд ли.
Однако она положила руки ему на плечи, а он крепче сжал ее талию. Они принялись вальсировать, двигаясь как одно существо. Перед глазами Мадлен плыли разноцветные огни фонариков, зелень растений и чернильные тени в углах террасы.
Когда музыка смолкла, Мадлен ахнула от удивления и неожиданности. На протяжении блаженного мгновения она смотрела на незнакомца во все глаза, обнимая его за шею и чувствуя прикосновение его сильной руки.
– И часто вы развлекаетесь подобным образом, мадемуазель? – осведомился он насмешливым тоном.
– Сегодня – впервые, месье гусар, – беспечно отозвалась она.
Его лицо оставалось в тени, лишь поблескивали ровные зубы.
– Вы думаете, мадемуазель, я поверю вам, воочию убедившись в вашем искусстве?
– Вот как? Никогда бы не подумала, – просто ответила она, проводя ладонью по груди гусара. – Только…
– Что такое, дорогая? – хрипло прошептал он, склоняя голову.
– Мне кажется, будто мы знакомы. – Мадлен и сама не понимала, почему заговорила об этом.
– А вы хотите познакомиться со мной поближе?
– Не знаю… пожалуй, да. – Его губы находились на расстоянии всего нескольких дюймов от ее лица. – Да.
– Стало быть, да? – Как спокойно звучал его голос! А Мадлен в эту минуту боялась вздохнуть полной грудью, чтобы не спугнуть очарования! – Ночь любви не налагает никаких обязательств, мадемуазель.
– Ночь любви? Ну конечно! – Как она забыла! Сегодня каждый гость вправе рассчитывать на любые вольности. Она взялась за перевязь на груди гусара. – Месье гусар, если сегодня вы увезете меня отсюда, я буду вам весьма признательна.
– Что значит «весьма», мадемуазель?
Она придвинулась ближе, касаясь грудью его груди. Ее голос дрогнул:
– Какой благодарности вы ждете, месье гусар?
Он рассмеялся, теплое дыхание овеяло щеку Мадлен.
– Я уже готов поверить в вашу невинность.
– Поверьте – и вы будете правы, месье. Прошу вас, поймите меня правильно: я оказалась здесь не по своей воле. Я не знала, каким будет предстоящий бал.
– И тем не менее обратились к незнакомцу с более чем щекотливой просьбой.
– Да. – Разве она вела себя не так, как подобало женщине, надеющейся обрести богатство с помощью увлеченных ею мужчин? Она действительно нуждалась в помощи и защите этого человека.
Гусар склонился к ее губам, и она ответила на поцелуй.
На этот раз теплые, ищущие губы не вызвали в ней разочарования. Сердце радостно забилось, пальцы сжались на плечах гусара. Когда его губы приоткрылись, Мадлен быстро подчинилась ударам его языка, отвечая на них, почувствовала одобрительный вздох незнакомца и закрыла глаза, погружаясь в пучину чувственных наслаждений. Значит, Себастьян д’Арси – не единственный мужчина в мире, способный доставить их!
Когда он наконец отстранился, улыбка исчезла с его лица.
– Ты превзошла все мои ожидания, Миньон. Поздравляю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100