Читать онлайн Буря страсти, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря страсти - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря страсти - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря страсти - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Буря страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лондон, 16 июня 1815 года
Светское общество говорило только об этом. Большая часть сходилась во мнении, что представление единокровных cecтер Роллерсон ко двору, состоявшееся в начале недели, было тщательно просчитано и имело целью затмить всех дам, удостоены чести засвидетельствовать свое почтение регенту.
В то время как дамы, следуя диктату моды, украсили шляпки страусовыми перьями, количество которых превышало обязательные семь, сестры Роллерсон обошлись дозволенным минимумом. Дамы дополнили свои наряды фестонами из жемчуга, шелковыми кисточками, многочисленными безделушками тонкой работы, бриллиантовыми пряжками и гребнями с драгоценными камнями. Сестры же Роллерсон надели венки из свежих белых роз, на лепестки которых были приклеены бриллиантики, изображавшие капли росы. На фоне этих утонченных девушек остальные выглядели как взъерошенные голуби.
Хотя уловка с элегантной простотой вызвала у всех бурю негодования и раздражения, она — как это ни ужасно — имела успех. Регент беседовал с дочерьми лорда Роллерсона целых двенадцать секунд, а всем остальным не стесняясь давал понять, что ему скучно. Дамы оказались в затруднении: подвергнуть сестер Роллерсон остракизму или последовать их примеру?
Матери дочерей на выданье успокаивали себя только тем, что к тому времени, когда благородные английские офицеры вернутся с континента, где они готовятся нанести решающий удар корсиканскому узурпатору Наполеону, страсти вокруг сенсационного дебюта сестер Роллерсон в свете уже улягутся.
Едва кто-то упомянул имя Бонапарта, со всех сторон тут же раздались возмущенные и нетерпеливые возгласы. Кто осмелился нарушить идиллическое спокойствие июня разговорами о войне? Веллингтон скоро поставит негодяя на место!
Сестры Роллерсон, устроившиеся в оранжерее отцовского дома на Мейфер (Фешенебельный район Лондона), разделяли всеобщую надежду. Окруженные огромными горшками с папоротником, виновницы переполоха в высшем свете с удовольствием делили общество со своей кузиной и идейной вдохновительницей своего дебюта Корделией Деллой Хиллфорд, графиней Камберлендской.
Делла, постоянная участница раутов, музыкальных вечеров и приемов, досконально изучила нравы света и теперь могла поздравить себя с успехом своего смелого предприятия, Конечно, она слышала сплетни. Слухи способствовали тому, что вершители судеб бомонда возжелали как можно скорее лично познакомиться с сестрами Роллерсон.
— Какой фурор, дорогие мои! — воскликнула Делла, прочитав последнее приглашение. — Мы сторицей компенсировали свое опоздание к началу сезона.
Кларетта отложила в сторону приглашение на музыкальный вечер.
— Жаль, что никто из нужных людей не был свидетелем нашего триумфа.
Кларисса улыбнулась ангельской улыбкой, которая несколько дней назад пленила регента:
— Папа предупреждал, что из-за войны в Лондоне не осталось достойных внимания холостяков. Он говорит, что мы будем выставлять себя напоказ перед зелеными юнцами и страдающими подагрой стариками.
— Дела обстоят не так уж и плохо, — возразила Делла. — Бомонд остается в городе в надежде первым узнать новость о поражении Бони. Полагаю, одного этого достаточно, чтобы поблагодарить корсиканца! — со смехом добавила она.
Кларетта подняла глаза от письма, которое она начала читать. Девушка воспринимала корсиканца и войну только как обстоятельства, влияющие на автора письма. Беспокойство за автора придало ее словам эмоциональность:
— Какая ты храбрая, кузина Делла: смеешься, когда должна страшно тревожиться. — Она поправила застежку, которая по цвету подходила к лимонно-желтым лентам ее платья для утренних приемов. — Если бы долг перед родиной заставил моего мужа покинуть меня на следующий день после свадьбы, я, наверное, рыдала бы горькими слезами до самого его возвращения.
— Радуйся, что такого с тобой не случилось, — со сдержанной улыбкой заметила Делла. — Учитывая, что мой муж отсутствует более четырех месяцев, на моем месте ты бы уже промокла насквозь.
Кларетта проигнорировала то, что ее вежливо поставили на место.
— Как ты можешь шутить? — воскликнула она со всей горячностью семнадцатилетней девушки, не знавшей ни забот, ни тревог. — Из-за приказа графу явиться в полк у вас не состоялось свадебное путешествие в Италию. А вчера в разговоре с папой леди Рутланд заметила, что поступок лорда Хиллфорда очень напоминал бегство, судя по тому, с каким энтузиазмом он выполнил приказ командования.
Улыбающееся лицо Деллы затуманилось. Она знала, что является предметом пересудов, причем более злобных, чем слова леди Рутланд. Однако она давно запретила себе впадать в уныние.
— Уверяю тебя, я совсем не отличаюсь от десятков других женщин, чьи мужья ушли на фронт. Ничего другого я от него и не ожидала.
Убеждённая в том, что ни одна жена не расстанется с обожаемым мужем по доброй воле, Кларетта посмотрела на драгоценное письмо, лежавшее у нее на коленях.
«Тебе одной известно об удивительном событии, которое заставляет меня спешить в Лондон…»
Она вновь подняла голову. Ее глаза горели огнем, и чувства, отражавшиеся в них, нельзя было назвать добрыми.
— Когда я выйду замуж, то стану самой настоящей эгоисткой. Мой муж обязан будет всегда находиться подле меня!
— Прекрати, сестра, — со снисходительностью старшей — а ей уже исполнилось девятнадцать — проговорила Кларисса. — Ты расстраиваешь кузину Деллу. Наша задача — помочь ей не падать духом.
— О, но она и так не падает духом! — Кларетта восхищенно посмотрела на Деллу. — Ты проявила исключительное великодушие, согласившись, несмотря на свою печаль, вывести в свет кузин-провинциалок.
— Глупости! — Делла рассмеялась низким гортанным смехом, который обычно привлекал к ней внимание не только мужа. — Я слишком тщеславна, чтобы упустить возможность вырядиться в красивые туалеты. Кстати, разве я не очаровательна в этом новом спенсере (Прилегающий жакет до талии)?
Она повертелась перед кузинами, дабы они могли получше рассмотреть красный бархатный жакетик. На ее щеках играли ямочки, и вряд ли бы кто-либо предположил, что она старше Клариссы на целых шесть лет. В свой первый сезон в Лондоне она считалась несравненной красавицей и оставалась бы таковой, если бы не вышла замуж. Замужество превратило ее в важную даму, для чего одного возраста мало.
— Честно говоря, я с легкостью приняла на себя роль дуэньи.
В выразительном голосе Кларетты прозвучала нотка сомнения:
— Признайся, ты ужасно тоскуешь по своему мужу.
— Кузина Делла достаточно рассудительна и не позволяет себе тосковать по тому, что ей не под силу изменить, — бросилась на защиту кузины Кларисса. — Кроме того, с мужчинами бывают сложности. Все время приходится угождать: готовить их любимые блюда, поменьше разговаривать, побольше молчать. Они же позволяют себе проливать вино, крошить хлеб на скатерть и что-то невнятно бормотать, притворяясь искренними. Очень утомительно.
— Только у красавицы хватает смелости так плохо отзываться о мужчинах, — с легкой завистью заметила Кларетта.
На очаровательном личике Клариссы появилось упрямое выражение.
— Жаль, что я красива. Мои восхищенные поклонники забывают о том, как надо себя вести. Их совсем не красят вытаращенные глаза и отвисшая челюсть. Я предпочитаю общество моего галантного Альфонса.
Она взяла с подноса леденец и протянула его бело-коричневому щенку-спаниелю, растянувшемуся возле ее ног.
— На, Альфонс. Иди к своей хозяйке, мой хороший.
Делла с улыбкой оглядела своих подопечных. Она без колебаний взялась за то, чтобы ввести родственниц в высшее лондонское общество. Девушки, лишившиеся матерей в раннем возрасте, воспитывались у тетки в Сомерсете. К счастью, обе отличались необыкновенной привлекательностью. Единственное, чего им не хватало, — это столичного лоска.
Кларисса, белокожая, с нежным румянцем, обладала классической фигурой, сравнимой лишь с греческой амфорой, светлыми локонами, достойными ангела, и совершенной кожей, напоминавшей тончайший фарфор. Спокойное лицо, на котором никогда не отражались ни мысли, ни эмоции, придавало ей некоторую таинственность, что, как видела Делла, делало ее неотразимой для мужчин.
В Кларетте же, пухленькой, темноволосой, кареглазой, на первый взгляд не было ничего особенного. Но это впечатление исчезало сразу, как только она вступала в разговор. Девушка обладала ярким, как новенький соверен, умом и могла бы соперничать со спаниелем сестры в жизнерадостности. Мужчины, мечтающие о пылкой подруге, пошли бы на любые испытания, чтобы; завоевать Кларетту. Казалось, можно не сомневаться: девушки не отдадут свои сердца одному и тому же мужчине. Дочитав письмо, Кларетта глубоко вздохнула.
— Мне бы понравилось быть мужчиной — тогда бы я могла вести себя, как мне вздумается. Я бы участвовала в сражении с мечом в руке! — Она вскочила и вскинула воображаемый меч. — А потом бы проредила ряды самоуверенных распутников!
— Что заставило тебя произнести такую странную речь? — со смехом спросила Делла.
— Наверное, последнее письмо лейтенанта Хокадея, — предположила Кларисса, лукаво посмотрев на сестру.
— Высокородного Джеймса Хокадея, второго сына лорда Графтона? — осведомилась Делла, заметив, что Кларетта покраснела.
— Да. Дальний родственник со стороны мамы, — ответила Кларисса, беря щенка на руки и укрывая его краем щали. — У Кларетты склонность к нему.
— Какая глупость! — Кларетта бросила на сестру убийственный взгляд. — Мы подружились с кузеном Джейми прошлой осенью, когда папа пригласил его на охоту. Папе, у которого нет сыновей, он очень нравится.
— С тех пор как он вернулся на континент, — заявила Кларисса, выгнув бровь дугой, — она завалила его своими пожеланиями. А он, как истинный джентльмен, вынужден отвечать.
Кларетту до глубины души возмутил очередной намек на то, что она выставляет себя в дураках.
— Да ты просто завидуешь тому, что он не пишет письма тебе!
Делла, еще плохо знавшая своих кузин, была заинтригована.
— И о чем же вы с ним пишете друг другу, дорогая? — с деланным равнодушием спросила она. Кларетта самодовольно улыбнулась:
— Обо всем. Кузен Джейми замечательно описывает свои приключения на поле битвы. Он рассказывает о героических поступках, о дуэлях чести. Даже упоминает о разных любовницах, которых содержит лорд Петтигрю.
— Кларетта! — хором воскликнули шокированные слушательницы.
Кларетта пожала плечами и села в кресло, изумленная не меньше, чем остальные. Что толкнуло ее на столь опрометчивое замечание? Ее мать, скончавшаяся, когда Кларетте исполнилось девять лет, объясняла вызывающие манеры дочери тем, что девочка с рождения была способна на любые шалости. Менее снисходительная тетя Люсинда считала любую дерзкую выходку самым настоящим преступлением.
— Я и не предполагала, что письма кузена Джейми изобилуют такими непристойностями, — с долей высокомерия проговорила Кларисса. — Я должна сообщить папе.
— Ни за что! — вспылила Кларетта. — Иначе я скажу ему, что ты заказала себе накидку из тафты после того, как он запретил тебе тратить деньги на тряпки.
— Ябеда!
— А ты палка в колесе!
— Тише, девочки! — остановила их Делла, понимая, что на ее долю выпало испытание, о существовании которого она даже и не подозревала. — Вот самая подходящая возможность объяснить вам, что теперь, когда вы вращаетесь в свете, вы услышите многое, на что лучше не обращать внимания. Кларетта, — строго добавила она, — настоятельно прошу тебя не повторять сплетни о тех, с кем ты незнакома.
— Но мы знакомы с лордом Петтигрю! — возразила Кларетта. — В феврале он вместе с кузеном Джейми заехал к нам по дороге на твою свадьбу. Он длиннющий, как копье, и чернющий, как дьявол. У него бледно-зеленые глаза, которые, кажется, заглядывают в самую душу. Я нашла его довольно эффектным. — Порозовев от смущения, она повернулась к сестре, надеясь обрести в той поддержку. — Подтверди, Кларисса.
— Мне он не понравился, — заявила Кларисса, покачав изящной головкой. — Он просто шокировал меня: навязчивый и тщеславный, как павлин.
Кларетта сделала то, что совсем не пристало благородной барышне: выпучила глаза.
— Он тебе не понравился, потому что смеялся над попытками Селии Дейвенпорт завладеть его вниманием. Кузен Джейми говорит, что лорд Петтигрю общеизвестный распутник и у него нет времени на зеленых девиц.
«Хватит читать лекции о благопристойности», — сказала себе Делла, слегка нахмурившись. До нее тоже доходили слухи о беспутном образе жизни барона.
— И все же, — задумчиво произнесла она, — он очень старался произвести приятное впечатление на мою кузину из Ирландии, приехавшую на свадьбу.
— На мисс Кетлин Джеральдин? Ты писала о ней в своих письмах, — сказала Кларисса. — Кажется, ты ожидала, что она останется в Лондоне до закрытия сезона?
Делла кивнула:
— Я тешила себя надеждой, что так и будет, но потом тяжело заболел ее отец.
— Я бы с удовольствием взглянула на Ирландию. — Кларетта подтянула колени к подбородку, не обратив внимания на то, ж что при этом ее кушак помялся. — Мне говорили, что там полно духов и эльфов, а в землю закопаны горшки с золотом. Когда я выйду замуж, я заставлю своего мужа показать мне мир!
— И кто же хочет на тебе жениться? — без особого энтузиазма осведомилась сестра и взяла еще один леденец, чтобы угостить Альфонса.
— О, ты будешь приятно удивлена! — ответила Кларетта и посмотрела на письмо.
«Только тебе одной известно об удивительном событии, которое заставляет меня спешить в Лондон. Веди себя хорошо! Никому ничего не говори!» Неожиданно Кларетта подняла голову. Ее щеки заливал румянец, глаза блестели.
— Почему мужчины считают, будто они знают, что лучше, а женщинам постоянно твердят, что они не могут судить ни о чем?
— Так повелось в мире, — последовал философский ответ Клариссы.
— В мире повелось несправедливо, — пробормотала Кларетга.
Делла поднесла к губам чашку с чаем, чтобы скрыть улыбку. Кларетте придется обуздать свой норов, если она планирует остаться в Лондоне. Кузина с самого начала вызвала у нее живейший интерес. При более тесном общении она обнаружила, что девочка не уверена, отвечают ли на ее чувство взаимностью.
Эта мысль мгновенно стерла улыбку с лица Деллы. Слишком хорошо она знала, каково это — любить и скрывать свою страсть, из страха, что твои чувства никому не нужны.
«Бегство» — ужасное слово. Когда солдат во время войны бежит с поля боя, он знает, что ему грозит трибунал, за которым последует смерть. А что ждет жену, пробывшую замужем всего два дня, если от нее бегут? Естественно, смятение, неловкость и тревога. А еще шепот за спиной, намеки и домыслы!
Делла со звоном поставила чашку на блюдце и тем самым привлекла внимание кузин. Она резко встала.
— Прошу меня извинить, у меня побаливает спина от долгого сидения.
Она направилась в дальний конец оранжереи, к экзотическим растениям в горшках, выполненных в китайском стиле. Лорд Роллерсон недавно выписал из Индии орхидеи. Именно к этим бледно-кремовым цветам, размером и цветом напоминавшим бабочку, и подошла Делла. Она провела пальцем по атласному лепестку.
Подобно этим цветкам, которым не грозят превратности непогоды, она до последнего времени чувствовала себя защищенной. Престиж семьи делал ее неуязвимой — но только до замужества. Став леди Хиллфорд, она превратилась в жертву сплетен, обоснованных и надуманных.
Решив выйти замуж против воли отца, Делла тем самым лишила себя защиты от злобных слухов, шквалом обрушившихся на нее. Ситуацию усугубило и четырехмесячное молчание мужа. Ее отчаяние грозило перейти в депрессию.
В восемнадцать лет она получила огромное состояние — редкое событие в судьбе женщины, — которое ей оставила эксцентричная тетка, всю жизнь мудро вкладывавшая деньги в государственные ценные бумаги. Право распоряжаться этими деньгами позволило Делле отклонить отцовский выбор жениха. Во всех великосветских салонах ее проявление независимости сочли еще одним доказательством того, что женщинам нельзя давать в руки большие деньги.
«Ты отказываешься от прекрасного шанса и хочешь потратить свою жизнь на нищего, чья семья покрыла себя дурно славой, погрязнув в мотовстве! — заявил отец, когда вел ее к алтарю. — Он женится на тебе только из-за приданого скоро бросит!»
Она не могла, не хотела верить. Только не Рейф. В прошлом феврале он приехал в Лондон. После бурной встречи — страсть объятий, дурман поцелуев, желание во взгляде — она поверила, что жертва стоила того, даже несмотря на гнев и разочарование отца.
Делла закрыла глаза и мысленно представила, как Рейф сделал ей предложение. После долгих лет тоски и ожидания этот момент стал драгоценным воспоминанием. Она снова чувствовала, как его щека прикасается к ее щеке, как курчавые волоски на его висках покалывают ей кожу, как скрипит его портупея, как грубые ладони гладят ее обнаженные плечи. Он ни о чем не просил. Просто обнял ее, поцеловал так, как может целовать только тот, кем движут истинные эмоции, которые нельзя выразить словами. Отстранившись от него, она заглянула в его темные серьезные глаза и прошептала:
— Да!
Она была слишком счастлива, чтобы задумываться о том, что после семи лет редких встреч и продолжительных разлук они оставались чужими друг другу. Ей казалось, что она любила его всю жизнь.
Ей было тринадцать, когда она впервые обратила внимание на Рейфа Хиллфорда, которому в скором времени предстояло стать двенадцатым графом Камберлендским. Первый действующий полк Королевских драгун временно расквартировали в деревне неподалеку от родового поместья, где жила Делла. Ее отец то и дело приглашал офицеров на различные семейные сборища.
В один из таких визитов среди прочих офицеров оказался высокий стройный девятнадцатилетний юноша с густыми темными волосами, ястребиным носом и глубоко посаженными янтарными глазами. Недавно вместе с Артуром Уэлсли — так в те времена звали будущего герцога (речь идет о лорде Веллингтоне) — он вернулся в Англию из Индии, где сыновья из благородных семей с небольшим достатком были посвящены в рыцари.
С первого взгляда было ясно, что этому симпатичному юноше суждено стать потрясающим красавцем. Впрочем, в тот вечер он показался Делле самым серьезным на свете человеком. Он мало говорил, только неподвижно и прямо стоял у стены. Временами, когда он считал, что никто его не видит, выражение его лица менялось, и он напоминал Делле щенка, которого слишком рано оторвали от матери. Девушке захотелось помочь этой ранимой душе. Она с трудом удержалась от того, чтобы не взять его за руку и не отвести в укромный уголок, где бы он мог прийти в себя.
Ее отец сомневался в том, что молодому дворянину нравится неофициальная манера общения, принятая в провинции, однако Рейф вместе с другими офицерами продолжал навещать их. Они проводили время, играя в детские игры типа чепухи и театра теней, ели пироги с бараниной и яблоками.
Однажды, когда они по очереди зубами срывали висящие вишни, его губы, теплые и сухие, легко коснулись ее губ. В следующее мгновение их глаза встретились, и он улыбнулся. Делла была до глубины души потрясена очарованием и живой красотой этой улыбки, и ее юное неопытное сердечко вспыхнуло жарким огнем. Вот мужчина, чьей женой ей суждено стать! Вскоре он ушел на войну, а ее будущее покрылось завесой неизвестности.
Во время своего первого сезона в Лондоне она обнаружила, что ее желания и мнение света диаметрально противоположны. Она узнала, что лорд Хиллфорд беден, что его владения не приносят дохода. Он, пэр, должен был последовать примеру вторых сыновей в дворянских семьях и зарабатывать себе на хлеб военной службой, хотя обычно лишь во время войны пэры отправлялись на фронт. Многие намекали на то, что род Хиллфордов пришел в упадок и Делле стоит выбрать себе другого спутника жизни.
Весной Рейф вернулся с индийской границы. Он танцевал с ней в Олмаке, часто навещал ее и приносил подарки вроде очаровательной французской куклы с фарфоровой головой и такими же, как у нее, волосами; индийского веера из павлиньих перьев и силуэтов щенков с Дальнего Востока для театра теней. Ничего не значащие сувениры, но она была уверена, что они несут в себе глубокий смысл. Они словно говорили «Я думал о тебе, когда был далеко».
Сезон закончился, и Рейф уехал в полк. Шла война на Пиренейском полуострове, и его полк сражался сначала в Португалии, а потом в Испании. Во время своих редких визитов в течение последующих лет он не давал никаких обещаний, не искал ее благосклонности, не пытался завязать более серьезные отношения. Делла тщательно скрывала свои чувства и ждала.
Это было непросто. Ей уже исполнился двадцать один год, и подруги с энтузиазмом пересказывали ей слухи, ходившие о ней в высшем свете. По их словам, лорд Хиллфорд безжалостно бросил ее, без утешительного обручального кольца или клятвы. Бомонд, не осуждавший мужчину за то, что он ищет выгодную партию, косо посматривал на тех, кто унижал женщину семью годами неопределенности.
Когда же в прошлом феврале было наконец-то объявлено об их свадьбе, в свете начали шептаться о том, что только чрезвычайные обстоятельства вынудили лорда Хиллфорда жениться. По долгу службы он покинул Англию на следующий день после венчания, но никто не пожалел молодую жену. Все пришли к выводу, что она сама позволила себя обмануть и поэтому не заслуживает сочувствия.
Делла тихо вздохнула, когда нежные лепестки цветка опали ей в ладонь. Неужели она ошиблась? Неужели отец и ее друзья правы своей оценке человека, за которого она вышла, невзирая на все запреты и предостережения? Неужели ему нужно только ее приданое?
Все ее существо охватила дрожь. Как быстро кончилась ночь в объятиях Рейфа! Она познала его страсть, но его сердце так и осталось для нее тайной.
Долгие недели после отъезда мужа она повторяла себе, что «Я способна спокойно пережить крушение планов на медовый месяц. Ведь, в конце концов, он один из доверенных офицеров лорда Веллингтона. Страна нуждается в нем. Они уже обвенчаны, и ничего не может изменить этот факт».
Но сейчас, когда сообщения о великой битве вихрем врывались в модные салоны, у Деллы уже не хватало сил сдерживать свои страхи. Она боялась несчастья, что навсегда лишит ее радужных надежд на будущее. — Неужели эта проклятая война никогда не кончится? — прошептала она.
Взяв себя в руки, Делла быстрым шагом направилась к своим подопечным. Неделю назад она предприняла решительные действия, написав Рейфу довольно резкое письмо. Скорее ультиматум. Ему придется ответить ей, иначе он может считать себя персоной нон грата в ее жизни.
Делла содрогнулась от страха. Письмо заставит лорда Хиллфорда сдвинуться с мертвой точки! Ведь не допустит же он, чтобы ему в открытую бросали вызов!
Почувствовав себя гораздо лучше, Делла радушно улыбнулась кузинам.
— Итак, решили, какие приглашения мы принимаем?
В течение следующего часа они писали ответы: благодарили тех, чьи приглашения собирались принять, и выражали сожаления тем, чьи приглашения отклонили. К тому времени, когда они закончили, солнце уже село и оранжерея заполнилась причудливыми тенями.
Кларетта, которая первой отложила перо, тайком развернула письмо от Джейми Хокадея и прочитала последние строчки: «Скоро в Бельгии будет чертовски много работы. Когда старику Бонни дадут пинка, я приеду в город, чтобы засвидетельствовать свое почтение твоему отцу».
— Интересно, о чем говорят мужчины в такой вечер, как этот? — задумчиво проговорила она. — Как ты думаешь, они говорят о нас?
— Не сомневаюсь, что у них есть более интересные занятия, — ответила Кларисса, гладя щенка, который спал у нее на коленях.
— О, надеюсь, ты ошибаешься, — прошептала Делла так тихо, что даже сама усомнилась в том, что произнесла эти слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буря страсти - Паркер Лаура



Браво! Потрясающая вещь! Умная, забавная, ироничная, добрая и без излишней слащавости книга!
Буря страсти - Паркер ЛаураТатьяна
15.01.2015, 21.12





Меня сбивало с толку, что в одном романе рассказывается 4 истории любви. Сначала тяжело воспринимать, потом ничего, понравилось. И имена героев, проще не придумать(((
Буря страсти - Паркер ЛаураЮля
20.01.2015, 13.09





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Согласна с Юлей. Первые главы насыщены информацией и именами, в которых можно запутаться, как в песне Миронова "... Полетта, Колетта, Кларетта...", потом все становится ясно и понятно. Читайте, роман хорош! 10 баллов.
Буря страсти - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
26.07.2015, 22.09





Отличный роман)
Буря страсти - Паркер ЛаураЛала
22.05.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100