Читать онлайн Буря страсти, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря страсти - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря страсти - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря страсти - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Буря страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Он забрал у нее бокал.
— Тебе лучше?
Кетлин кивнула.
— Не могу понять, что со мной. Я бы не сказала, что очень испугалась в гавани. Но это… — Она вытянула перед собой дрожащие руки. — Глупость какая-то: взять да упасть в обморок на лестнице.
Квинлан предполагал, что до такого состояния ее довел не страх перед бесчинствами, а решение пойти с ним, но не стал говорить об этом вслух. Ее губы все еще были бледны, а щеки по цвету почти не отличались от белого платья.
— Вы просто перевозбудились, графиня.
Кетлин устремила на него напряженный взгляд.
— Я не графиня. Я просто Кетлин Джеральдин.
Она увидела, как в его глазах отражается пламя свечей.
— Отнюдь не просто, Кейтлин.
— Почему вы так меня назвали?
— А разве Кетлин по-ирландски звучит иначе?
— Меня никто так не называл, кроме папы.
— Если вы не хотите…
— Нет, — перебила его Кетлин и улыбнулась. — Мне нравится.
Квинлану стало жаль ее. К тому моменту, когда они добрались до его квартиры на третьем этаже, она дрожала как осиновый лист. Ему страшно хотелось подхватить ее на руки и отнести прямо в кровать, но даже охваченный любовным пылом, он понимал, что ей требуется время, чтобы успокоиться. Прежде чем пройти в комнату, он собрал все диванные подушки и разложил их на полу, а потом открыл дверь на маленький балкончик. Именно на этих подушках они и сидели сейчас.
— Еще вина?
— Нет, спасибо. Если я выпью лишнее, у меня начнет кружиться голова.
«Это будет очень кстати», — подумал Квинлан и тут же осадил себя. Он сделал большой глоток. Она напоминала скрипку с перетянутыми струнами. Искоса посмотрев на нее, он обнаружил, что она теребит пальцами ленты корсажа.
— Вам жарко?
— О нет. — Кетлин с виноватым видом опустила руки.
— Вы боитесь? — наклонившись к ней, спросил он.
— Я… ну, наверное. — На ее губах появилась неуверенная улыбка.
Он коснулся ее щеки, удивляясь, как кожа может быть такой нежной.
— Вы вольны уйти.
Кетлин отвела взгляд и отрицательно покачала головой.
Квинлан нахмурился. Это была не та Кетлин Джеральдин, которую он знал. Казалось, она готова на жертву, но ему нужно вовсе не это. Ему нужна ее страсть, стремление отдаться ему.
Он провел рукой по ее подбородку.
— У меня есть новость. Я скоро уезжаю.
Кетлин встрепенулась, наткнувшись при этом на его пальцы. В ее глазах появилось беспокойство, и это порадовало Квинлана.
— Ax. — К сожалению, это было единственное, что она сказала.
Его палец скользнул к тому месту на ее стройной шейке, где билась голубая жилка.
— Я закончил новую пьесу. Мне хотелось бы, чтобы вы прочитали ее до моего отъезда.
— Обязательно. — Что случилось с ее голосом? Он звучит глухо. Возможно, потому, что она отвернулась от него? — Если нужно, я примусь за нее сейчас…
— Нет. — Квинлан убрал руку. Милая глупышка! Он привел ее сюда не для того, чтобы редактировать пьесу. — Я хочу, чтобы вы посмотрели на меня.
Секунду Кетлин не двигалась. Позади нее, в окне, Квинлан увидел Неаполь в золотом ожерелье факелов.
— Кейтлин?
Когда она повернулась и встретилась с ним взглядом, он подумал: знает ли она, что ее судьба написана в ее глазах? Он прочитал ее в тот день, когда они случайно столкнулись в коридоре. Тогда он мгновенно ощутил ее волнение, ответил на влечение, более глубокое и целеустремленное, чем похоть. Тогда, как и сейчас, ее взгляд предназначался ему одному. Придет время, и он выяснит, как зародилось в ней это чувство.
— Каковы, по-вашему, шансы человека встретить любовь?
Вопрос удивил Кетлин. Когда-то она мечтала, что будет философствовать с ним на эту тему. Но сейчас ей показалось, что это ловушка. Какой ответ он ожидает от нее? Его нежный взгляд не помог ей найти решение. Ей хотелось поражать, изумлять его остротой своего ума. Но присущая ирландцам насмешливость покинула ее.
— Не могу сказать.
— Вот как? — Квинлан подергал за ленту, стягивавшую ее волосы. — Разве вы никогда не любили?
Он был так близко, что Кетлин ощущала его запах. Она не сомневалась, что он внимательно следит за малейшим изменением выражения ее лица. Ведь он как-никак привел ее сюда, чтобы соблазнить. Но тогда какое ему дело до того, любила ли она когда-нибудь?
Гордость. Ну конечно же! Она слышала, как друзья Франкапелли, полагая, что она занята чем-то другим, обсуждали свои подвиги. Очевидно, это характерная черта всех мужчин. Им нравится все регистрировать и учитывать. В этом они напоминают банкиров и бухгалтеров. Без сомнения, ему хочется разузнать о ее отношениях с отцом Грейн.
— Любила, — ответила Кетлин, однако ответ касался ее чувств к Квинлану.
Он развязал ленту и обеими руками взъерошил ей волосы, которые при этом рассыпались по ее плечам и спине.
— Разве любовь не была прекрасной?
— Она была… неожиданной и…
Квинлан перебирал ее волосы пальцами, словно проверял завитки на упругость.
— И?..
— Трудной.
Он поцеловал локон, лежавший на ее плече.
— И?..
— Непредсказуемой.
— Из ваших слов можно заключить, будто любовь — это неприятный поворот судьбы.
— И это тоже, наверное.
— Странно. — Он прижался щекой к ее щеке, и она почувствовала приятное покалывание отросшей за день щетины. Как же восхитительно от него пахнет солнцем! — Разве она не взывала к вашим лучшим чувствам, Кетлин?
— Взывала. — Она судорожно сглотнула, когда его рука обняла ее за талию. — Но радость и нежность не являются обязательным следствием выбора, который носит случайный характер.
Квинлан прикоснулся сухими губами к ее уху и прошептал:
— Значит, вы сожалеете о своем выборе?
Кетлин отстранилась и попыталась сосредоточиться, но могла думать только о том, что он уезжает в Лондон.
Квинлан поцеловал ее в шею, и она кожей ощутила тепло его дыхания.
— Да?
Кетлин закрыла глаза от наслаждения. Так о чем он спросил? Ах да, о выборе.
— Мне кажется, мы не выбираем любовь, а признаем ее как факт или отказываемся от нее.
Квинлан уткнулся лицом в ее плечо.
— Как странно вы рассуждаете о любви. Молодые дамы обычно говорят о ней как о чем-то, что нужно завоевывать цветами, стихами или грацией движения, демонстрируя ее в бальном зале.
— Эти молодые дамы не прошли через то, что выпало на мою долю, — с достоинством заметила Кетлин.
Она позволила себе на мгновение отдаться его ласкам, но тут же вспомнила, что скоро потеряет его, и похолодела.
Квинлан поднял голову и заглянул ей в глаза:
— Что вы думаете о любви?
Она твердо встретила его взгляд, скрывая за внешним спокойствием тайны души.
— Это вероломство по своей сущности.
— О! — Квинлану захотелось поцеловать ее дрожащую нижнюю губу, заставить ее забыть прежние обиды. — Любовь разрушила вашу жизнь?
— Да. И нет. — Он обрадовался ее слабой улыбке. — Если честно, я не могу сказать «нет». Ведь у меня есть Грейн.
Квинлан притянул ее к себе. Она положила голову на его плечо и сидела так не двигаясь. Он сомневался, что она расслабилась, но даже такой результат радовал его.
— А вам не интересно?
— Что?
— Узнать, как бы я ответил на такой вопрос.
— Да, конечно.
Он хмыкнул:
— Ваш энтузиазм поражает меня. Однако я отвечу. Друзья считают меня неуязвимым для любви. Я всегда подозревал, что это слово обозначает быстротечное влечение между мужчиной и женщиной, которое исчезает вместе с желанием. Это чувство выглядело очень эгоистичным и своекорыстным.
Кетлин попыталась поднять голову, но он прижал ее рукой к плечу. Рассеянно улыбнувшись, он с наслаждением вдохнул аромат ее волос — именно об этом он мечтал долгие месяцы. От нее пахло лимоном и еще чем-то очень женственным.
Какой же он теплый, какой надежный! Кетлин была готова окунуться в это тепло и силу, хотя бы на ночь сбросить с себя бремя одиночества. Но она преодолела это желание. Если она потеряет твердость даже на мгновение, потом, после его отъезда, ей будет слишком трудно жить в этом мире. Она пришла сюда, чтобы изгнать преследующих ее демонов, а не капитулировать перед ними.
— Вы не верите в любовь? — Это была соломинка, и она за нее ухватилась.
— Я бы скорее назвал себя агностиком. Видите ли, я никогда прежде не любил.
— О!
Кетлин подняла голову, чтобы посмотреть на него, и он не остановил ее. Его улыбка — он был так близко, что стоило чуть-чуть вытянуть шею, чтобы поцеловать его, — оказалась невообразимо нежной. Всматриваясь в его прекрасное лицо, она спрашивала себя, как ей жить после этой ночи с ним.
Кетлин поборола искушение и выпрямилась. Во второй раз любви так легко не удастся заставить ее капитулировать. На этот раз она припрячет крохотную частичку своего «я». Когда заключается сделка, обе стороны и что-то теряют и что-то приобретают.
— Я оказалась здесь потому, что хочу быть с вами, — сказала она и покраснела, смущенная собственной прямолинейностью. — Но я могу предложить вам только эту ночь.
Квинлан понял, что она делает, и пришел в восхищение. Прямота была одной из ее наиболее привлекательных черт, хотя временами ему хотелось, чтобы это достоинство имело чуть меньшие размеры.
— Разве я просил о большем?
— Нет, но я посчитала нужным поставить вас в известность: я не буду — не смогу быть — вашей любовницей.
— Понятно. — Он взялся за ленту, стягивавшую ее корсаж. — Я должен знать еще что-нибудь?
— Да. — Наклонив голову, Кетлин следила за тем, как его пальцы развязывают ленты. — Я уже небезупречна.
Квинлану потребовалось несколько мгновений, чтобы постичь истинный смысл ее слов.
— О! — Узел на корсаже развязался. — Тяготы материнства.
Кетлин кивнула.
— Я решила, вам следует знать.
Он накрыл ладонью ее грудь над корсажем.
— У меня есть некоторый опыт. А вам не кажется, что ваши страхи беспочвенны?
— Я не думала об этом. — Кетлин смущенно подняла глаза. Она верила, что через его руки прошло немало женщин, с готовностью ложившихся под него. — О! — Его пальцы скользнули за корсаж и нашли ее сосок.
— Отдайся мне, Кейтлин. Позволь мне показать, что ты заслуживаешь любви. Позволь доставить тебе удовольствие. Позволь подарить наслаждение.
Она хотела только прикасаться к нему: убрать прядь волос, упавшую на лоб, нежно погладить, обнять. И не больше. Ну почему мужчины требуют от женщин то, что приносит больше боли, чем удовольствия?
— А что, если вам это не удастся?
Неужели, подумал Квинлан, она никогда не испытывала страсть? Он заглянул в ее глаза, затуманенные сомнением, и ему безумно захотелось, чтобы первый урок чувственности она получила именно от него.
Он взял ее за подбородок и приник к ее губам. Затем отстранился и принялся целовать ее щеки и глаза. Не надо спешить. У него есть время, много времени, и он постарается, чтобы ей было хорошо.
Он вернулся к ее губам: провел языком по верхней, потом по нижней. Он почувствовал, как она затрепетала и судорожно сжала его предплечья. Он понял, что она борется с каким-то воспоминанием, нагоняющим на нее страх. Неужели Петтигрю добивался ее ради развлечения? Неужели грубостью разрушил ее доверие?
Кетлин задрожала, когда он притянул ее к себе и сунул язык ей в рот. Он провел им по ее зубам и чуткому нёбу, и она застонала.
Отстранившись, Квинлан с удовлетворением отметил, что она продолжает прижиматься к нему, что ее веки опущены, а губы призывно приоткрыты. Он провел пальцем по припухшим от поцелуя губам.
— А теперь расскажи, что ты чувствуешь.
Кетлин открыла глаза.
— Внутри все горит, — ошеломленно прошептала она. Он облегченно рассмеялся:
— Иди сюда.
Он усадил ее к себе на колени и положил ее голову на сгиб левой руки. Его пальцы скользили по ее щеке, гладили лоб, перебирали волосы на висках, играли с мочкой уха и снова возвращались к щеке.
Некоторое время Квинлан целовал ее осторожно, лишь слегка прикасаясь губами. Потом его поцелуи стали более настойчивыми: его язык опять заскользил по ее нёбу, и она, вздохнув, шире распахнула губы. Он нашел ее язык и принялся играть с ним. Он медленно и терпеливо учил ее отвечать на ласки, и она робко лизнула его верхнюю губу. Он сдерживался, пока это не повторилось, и только тогда обхватил ее язык губами. Его губы двигались по ее языку в том же ритме, что тела — при соитии. Вскоре ее дыхание участилось, а пальцы впились в его плечи.
Кетлин сообразила, что он распустил шнуровку на платье, лишь когда почувствовала на груди тепло его ладони. Прикосновение было ей приятно, оно так отличалось от грубого тисканья. Нет! Она не будет вспоминать. «Думай о настоящем, — велела она себе, — об этой волшебной ночи, когда тебя обнимает единственный мужчина, которого ты будешь любить всю жизнь».
Кетлин перевернулась и уткнулась лицом ему в локоть, сожалея о том, что не знает, как подарить Квинлану наслаждение, которое дарит ей он.
— Кетлин? — прошептал он.
— Что? — не поднимая головы, спросила она. Он потянул ее за сосок. Она выгнулась и застонала.
— Тебе больно, любимая?
Сколько заботы в его голосе! Она отрицательно замотала головой.
— Тогда почему ты прячешься? — Она с неохотой повернулась к нему. Ее глаза были расширены, на щеках играл румянец. — Так-то лучше.
Он страстно поцеловал ее и поднял. Она поняла, зачем он это сделал, когда платье упало с плеч. Она попыталась тянуть его, но ей помешали его руки. Обхватив за талию, он приподнял ее и поставил между своими коленями.
Как ловко он умеет обращаться с одеждой, решила Кетлин. Ее охватила легкая паника, когда платье и рубашка соскользнули на пол. Она поспешно прикрыла свою наготу руками, но он убрал их.
Квинлан заметил, что она закрыла глаза и в ее лице появилось напряжение. Может, она ожидает от него грубости? Или вспомнила что-то неприятное? Ее ранимость трогала и удивляла его. Ведь она очень сильна духом. Ее предал любовник, она перенесла смерть отца, беременная, боролась за кусок хлеба, но ни разу не дрогнула. Видимо, то, что происходит сейчас, — более тяжелое испытание. Он обнял ее, чтобы от нее же скрыть ее наготу. Он почувствовал ее дрожь, услышал тихий жалобный стон, и его захлестнула волна любви.
Квинлан уложил Кетлин на подушки и принялся нежно гладить ее грудь, бока, живот. Наконец его рука добралась до холмика, покрытого огненно-рыжими волосками, и скользнула ей между ногами. Однако задержалась там всего на мгновение.
Ее губы дрогнули — он так и не понял, какие эмоции владели ею, — глаза открылись. Она лежала не шевелясь и смотрела на него, не решаясь заговорить.
— Ты само совершенство, Кейтлин. — Он наклонился к ней и поцеловал. Прядь его волос упала ей на щеку.
Квинлан встал и, быстро сняв с себя сюртук и рубашку, побросал одежду на пол. Кетлин залюбовалась его торсом. Кожа, под которой четко выступали рельефные мышцы, казалось, блестела в свете звезд. Квинлан снял бриджи. Тихий вскрик Кетлин вывел его из задумчивости, и он повернулся в ее сторону. Она полулежала, опершись на локоть. Он не смог разобрать выражения ее лица — его скрывал полумрак.
— Я не смотрю.
Эти простые слова сказали ему больше, чем предполагала Кетлин. Он шагнул назад и встал так, чтобы на него падал свет.
— Тогда посмотри, Кейтлин.
Она послушно устремила на него взгляд и после непродолжительной паузы произнесла:
— Он невиданных размеров, милорд.
— На него произвела неизгладимое впечатление ваша красота, графиня.
Кетлин улыбнулась и протянула к нему руки. Он еще мгновение любовался ею, а потом лег рядом на подушки.
Он страстно ласкал ее, целовал ее стройное тело, умело находя самые чувствительные места. Своими чуткими пальцами он довел ее до такого состояния, что она вся дрожала от желания. Кетлин не ожидала ничего подобного, даже не помышляла об этом. Не находилось слов, чтобы описать то, что происходило с ней. Он творил над ней волшебство — да, именно волшебство, доступное ему одному.
— Достаточно, любимая?
Она приоткрыла затуманенные страстью глаза и прошептала:
— Чего?
Он удовлетворенно засмеялся:
— Не обращай внимания. Просто наслаждайся. Это для тебя, любимая. Бери все, что пожелаешь. Это мой дар тебе.
Кетлин жаждала верить ему. Всматриваясь в его прекрасное лицо, она спрашивала себя, скольких женщин поглотил ураган, бушевавший в его глазах.
— Ты хочешь меня, Кейтлин? Скажи мне. Я не буду принуждать тебя.
— Я… хочу.
Он отрицательно покачал головой.
— Это лишь покорность. Не бойся страсти, которая внутри тебя. Над ней властвуешь ты, и она подчинится тебе. Что ты желаешь?
Интересно, подумала Кетлин, ее душа, так же как и его, отражается в ее глазах?
— Чтобы ты любил меня.
— Мы будем любить друг друга.
Она улыбнулась:
— Да?
— Да? — поддразнил он ее.
Сквозь внешнюю красоту, приводившую ее в смятение, Кетлин наконец увидела мужчину, которого полюбила еще до того, как познакомилась с ним, и поняла, что больше никогда никого не полюбит. Как бы ни сложилась жизнь.
— Да!
Поласкав губами сначала один ее налитой сосок, потом другой, Квинлан ощутил еще сохранившийся привкус молока. Кетлин выгибалась под ним, подсознательно стремясь предложить ему то, что он так нежно любил.
Он осторожно, дюйм за дюймом, вошел в нее. Ее влажное и горячее лоно было готово принять его. Когда он погрузился в нее полностью, она только сильнее сжала его плечи. Он крепко обнял ее и, уткнувшись лицом ей в волосы, задвигался.
Кетлин лежала зажмурившись и ждала. Но ее тело оказалось мудрее, чем память. На этот раз все было иначе. Она начала двигаться вместе с ним, снова и снова поднимая бедра навстречу его толчкам. Они двигались все быстрее и быстрее, их дыхание с шумом вырывалось меж приоткрытых губ. Наконец по их телам одновременно прошла волна судорог, и Кетлин улыбнулась.
Спустя несколько минут она продолжала обнимать его так, как будто могла удержать на всю жизнь. Он обманул ее! Теперь ей хуже, чем до этой ночи! О, как же несправедлива судьба!
Она не смогла сдержать всхлип. Квинлан поднял голову и вытер пот — или слезы — с ее щеки.
— Почему ты вдруг загрустила, любимая?
— Я не хочу, чтобы это мгновение заканчивалось. — В ее голосе прозвучала безнадежность. — Я даже не хочу дышать.
Он понял ее гораздо лучше, чем можно было вообразить. Если она впервые открыла для себя блаженство, то он только что обнаружил, что первая любовь предала ее.
— Значит, ты не разочарована, Кейтлин?
— Мне трудно описать свои ощущения, милорд. Однако их нельзя назвать неприятными.
— У тебя потрясающая способность недоговаривать. — Он чмокнул ее в кончик носа и перекатился на спину, чтобы продемонстрировать ей вновь охватившее его возбуждение. — Ты не против попробовать еще раз?
— Я никогда не была против, милорд. — Кетлин с удивлением услышала собственный смех. — Я… колебалась перед неизвестностью.
— Как хорошо ты сказала. И для меня ты была такой же неизвестностью.
Она покачала головой, внезапно посерьезнев:
— Не смейся надо мной. Ты же спал с десятками женщин.
Он зажал ее лицо между ладонями.
— Но никогда — с тобой, Кейтлин. — Он жестом собственника накрыл ее грудь рукой. — Мы с тобой никогда не были вместе. Поэтому то, что мы испытали, восхитительно и дорого нам обоим.
Они снова ласкали друг друга, купаясь в блаженстве, наслаждаясь близостью обнаженных тел, и вскоре все его сомнения и ее воспоминания превратились в расплывчатые тени и сгинули в небытие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буря страсти - Паркер Лаура



Браво! Потрясающая вещь! Умная, забавная, ироничная, добрая и без излишней слащавости книга!
Буря страсти - Паркер ЛаураТатьяна
15.01.2015, 21.12





Меня сбивало с толку, что в одном романе рассказывается 4 истории любви. Сначала тяжело воспринимать, потом ничего, понравилось. И имена героев, проще не придумать(((
Буря страсти - Паркер ЛаураЮля
20.01.2015, 13.09





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Согласна с Юлей. Первые главы насыщены информацией и именами, в которых можно запутаться, как в песне Миронова "... Полетта, Колетта, Кларетта...", потом все становится ясно и понятно. Читайте, роман хорош! 10 баллов.
Буря страсти - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
26.07.2015, 22.09





Отличный роман)
Буря страсти - Паркер ЛаураЛала
22.05.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100