Читать онлайн Буря страсти, автора - Паркер Лаура, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря страсти - Паркер Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря страсти - Паркер Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря страсти - Паркер Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паркер Лаура

Буря страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Порто-Венере, январь 1816 года
— Два месяца! Проклятие.
Грохот разбившейся бутылки не произвел впечатления ни на кого из обитателей виллы Тоскана, так как подобное происходило практически ежедневно. Хозяин беспробудно пил. И чем глубже он погружался в дурное настроение, тем более терпимыми становились домочадцы. Однако мало кто осмеливался выходить из своей комнаты по вечерам, опасаясь встретиться с ним в длинном лабиринте коридоров, по которому он бродил как привидение.
Сегодня вечером он не скитался по вилле — лежал в пьяном оцепенении на своей кровати и боролся с приступами тошноты. Он задыхался под бинтами. Его сжигала внутренняя лихорадка. Глаза горели и слезились, как будто он долго смотрел на солнце.
Сравнение вызвало у него невеселый смех. Он бы с радостью подставил лицо солнцу и ощутил на себе действие его слепящих лучей, если бы мог видеть. Его разобрал кашель, сухой, лающий. Кашель появился недавно и свидетельствовал о болезни. Это заключение привело его в ярость. Неудивительно, что он болен. Его лишили спокойствия! Он не находит отдохновения даже на дне бутылки.
Делла все еще жила в доме. Два мучительных месяца. И все потому, что его жалкая совесть не позволила ему прогнать ее прочь.
Он не поверил своим ушам, когда через два дня после приезда она заявила экономке о том, что хочет некоторое время пожить в Италии. Более того, она попросила у него совета насчет виллы поблизости.
Взбешенный, он попытался отпугнуть ее: заставил экономку рассказывать ей страшные истории о разбойниках, которые бродят по холмам, и о пиратах, которые держат в страхе портовые городки вроде Порто-Венере. Слух об одинокой и, следовательно, беззащитной англичанке быстро распространится по побережью. Ее ограбят, изнасилуют или убьют.
Но Делла, как он понял к своему огромному неудовольствию, оказалась чрезвычайно упряма. Она письменно уведомила его о том, что останется в Италии, поможет он ей или нет. Она не принадлежит к храбрым путешественникам. К его сведению, она никогда не уезжала дальше фамильного поместья или Хиллфорд-Холла. Одному Богу известно, как ей удалось без происшествий добраться до Порто-Венере.
И он смирился, хотя и неохотно. Если она настолько глупа, что не поддается разумным доводам и отказывается возвращаться в Англию, пусть остается под его крышей сколько угодно. Тихо чертыхнувшись, Рейф взял с тумбочки уже открытую полную бутылку. Он сделал большой глоток и закашлялся, когда спиртное обожгло горло.
Он жестоко просчитался. Если бы он предполагал, чего ему будет стоить постоянное присутствие Деллы, он бы предпочел подвергнуться порке. Он превратился в пленника в собственном доме, приговоренного прятаться днем и красться закоулками ночью из страха, что она раскроет его тайну.
Она сделала невозможным его спокойное, почти монашеское существование. По утрам ее звонкий голос врывался в его мысли. Весь дом пропах ароматом ее духов, пробуждавшим страсть, которая, как он считал, давно умерла.
Из ночи в ночь он сходил с ума от желания, лишенный возможности когда-либо утолить его. Никто никогда не изобретал более изощренной пытки.
Вот поэтому он пил.
Он сделал еще один глоток. Пылая в огне, обливаясь потом и дрожа, он тщетно сражался с эмоциями, которые не должны жить в нем, и с грезами, которым нельзя давать волю. Возможно, лихорадка убьет его. Так будет лучше.
— И тогда наконец, — заплетающимся языком пробормотал он, — я обрету покой.
— О, миледи! Вот вы где! — воскликнула Сара, найдя Деллу в огороде. — Немедленно идите со мной!
Делла, на коленях поливавшая спаржу, подняла голову и сдвинула на затылок широкополую соломенную шляпу.
— В чем дело?
— В синьоре, миледи. — Сара покачала головой. — Он помешался, вот уж точно! Мечется по дому, круша все, что попадается под руку. Он пьян вдрызг, прошу прощения за выражение, миледи. Они пытаются остановить его, но очень недостойным образом.
Делла встала на ноги и отряхнула юбку.
— Что вы имеете в виду?
— Экономка привела двух полевых рабочих — рослых мускулистых парней. Как бы они не укокошили его.
— Это еще что такое!
Сопровождаемая Сарой, Делла решительным шагом направилась к дому. Она на ходу сняла перчатки, фартук и соломенную шляпу, которую купила в деревне, чтобы предохранять лицо от солнца.
Хотя со дня своего приезда она ни разу лично не переговорила с синьором, он, к ее изумлению, согласился предоставить ей жилье. Впрочем, ведь она и не видит его в доме.
В ответ на его гостеприимство она занялась виллой. Дел было невпроворот: очистить сад от сорняков, убрать и проветрить комнаты, починить множество вещей, которые никогда бы не пришли в такое состояние, не будь хозяин слеп. Сопротивление экономки только подстегнуло ее решимость. Она хотела приносить пользу, а своей работой могла хоть в малой степени отплатить хозяину за его любезность.
Он никоим образом не выражал своего одобрения и вообще никак не реагировал на ее деятельность. Его присутствие в доме выдавали только шаги в коридоре по ночам.
Делла также знала, что он постоянно пьян. Однажды, увидев, что его дверь не заперта, она постучала и, не получив ответа, вошла. Хозяин оказался в комнате, о чем заявил тем, что с удивительной точностью запустил ей в голову глиняным кувшином, от которого она едва увернулась.
После того случая она решила, что ни он, ни его времяпрепровождение ее не касаются. А вот то, что его слуги причиняют ему насилие, ее очень даже касается, хотя бы как защитницу беспомощного инвалида.
Крики и вопли достигли ее ушей еще на первом этаже. Она стремительно поднялась по лестнице и открыла дверь в комнату как раз в тот момент, когда два дюжих парня повалили хозяина на пол и заломили ему руки за спину.
Зажатый между ними, синьор в грязной рубашке и бриджах, с обмотанной бинтами головой напоминал пугало или соломенную фигуру Гая Фокса. Он оказался выше и худощавее, чем она помнила. Судя по всему, ему не причинили вреда.
— Немедленно отпустите его! — приказала Делла на итальянском, познания в котором не простирались дальше классной комнаты.
Экономка, стоявшая возле двери, повернулась к Делле и вызывающе уперла руки в бока.
— Он pazzo, синьора. Его надо связать! Он прирежет нас в наших же кроватях!
— Глупости! — Делла ничего не знала об уходе за больными и еще меньше об уходе за помешанными, однако ей довелось повидать немало пьяных. — Он не сумасшедший, просто пьян. — Она приблизилась к мужчинам. — Сожалею, что ваши слуги посчитали необходимым прибегнуть к подобным методам, синьор, — обратилась она к поверженному хозяину, от которого сильно несло перегаром, — но вы должны понять их. Вы покалечите себя, если не успокоитесь. Я хочу вам помочь.
В ответ он злобно выругался и рванулся, едва не сбросив с себя парней.
— А-а-а! Связать его! Связать! — завопила экономка из дальнего угла комнаты, где, как она решила, будет безопаснее.
— Я запрещаю вам, — резко заявила Делла. Когда парни снова прижали своего пленника к полу, она наклонилась и выхватила у него полупустую бутылку, которой он размахивал как булавой. — Хватит! Будете делать так, как я скажу, вы поняли меня, синьор?
Он не ответил, но и не чертыхнулся и не попытался вырваться.
Удовлетворенная достигнутым результатом, Делла обратилась к парням:
— Теперь можете отпустить синьора.
Те устремили испуганные взгляды сначала на экономку, потом на Деллу, не зная, кому подчиняться. Экономка подскочила к Делле и, злобно прищурившись, выпалила:
— У вас нет права распоряжаться здесь. Никакого.
— Есть! — возразила Делла, хотя знала, что женщина права.
Экономка ощерилась, обнажив желтые зубы.
— Что вы намерены сделать с ним, синьора?
— Во-первых, я намереваюсь проследить за тем, чтобы его вымыли, переодели в чистое и сытно накормили. Во-вторых, он должен проспаться, чтобы… чтобы избавиться от своей дерзости! — Делла улыбнулась, вспомнив это образное выражение отца, и протянула бутылку экономке. — Уберите и больше никогда не приносите сюда ничего подобного, пока синьор не придет в себя. На обратном пути позовите двух поденщиц, а также захватите белье, чистую одежду для хозяина, новый наперник и побольше горячей воды. — Она оглядела комнату. — Вы думаете, если хозяин слеп, ему все равно? Здесь настоящий свинарник. Воняет, как в уборной! Нужно вычистить камин и открыть окна, чтобы проветрить, пол тщательно отскрести и вымыть. Далее: соберите все ковры и сожгите их, а также матрац.
В черных глазах экономки светилось восхищение, смешанное с изумлением
— Вы не знаете его, синьора. Он будет сопротивляться.
— Если он будет продолжать вести себя как испорченный ребенок, мне придется обращаться с ним соответственно. — Делла повернулась к хозяину, надеясь, что до него дойдет смысл ее следующего заявления: — Когда испорченный мальчишка капризничает, нужно игнорировать его.
— В последние дни у него была лихорадка, — предупредила экономка. — Вы можете заразиться.
— Я не верю вам, — сказала Делла, и молодые парни испуганно дернулись.
Делла не приняла всерьез слова экономки, так как та держалась слишком вызывающе. Несомненно, она надеялась вызвать у Деллы истерику, подобную той, что случилась с ней в день приезда. Но того уставшего, трогательного создания, какой она была в ту ночь, уже не существовало.
— Настоятельно прошу вас, синьор, помочь мне, — сдержанно произнесла она. — Единственное, чего я хочу, это обеспечить вам комфорт. Если вы поможете мне, обещаю, я оставлю вас в покое. Естественно, решать вам.
Делле на секунду показалось, что ей удалось пробиться через пьяный дурман, но она ошиблась. Взревев, хозяин попытался сбросить с себя обидчиков.
Делла впервые видела, чтобы человек сражался с таким неистовством, как будто ему грозит дыба. Возможно, его рассудок помутился от ран, решила она. Как же заставить его понять, что она — его союзник?
Делла прикусила губу, не желая показывать свое разочарование ухмыляющейся экономке. А парни тем временем боролись с хозяином, натыкаясь на мебель. Им пришлось сильно попотеть, прежде чем они снова скрутили его.
В конце концов, Делла приказала им уложить синьора на кровать и привязать за здоровую руку и обе ноги к столбикам балдахина. Однажды она побывала в Бедламе — больше она не совершала подобной ошибки — и видела буйных, которых связывали ради их собственной безопасности. Возможно, синьор — один из таких больных, но ей все равно претит, когда с людьми обращаются грубо.
Распластанный на кровати, хозяин вел себя на удивление тихо. Покачав головой, Делла расправила плечи. Ну что ж, это было неизбежно. Зато теперь можно хоть что-то для него сделать.
— Продолжим. Его нужно вымыть. Снимите с него грязную одежду.
Парни устремились к кровати, дабы выполнить указание, но больной неожиданно закрыл рукой забинтованное лицо и издал душераздирающий вопль, эхом отдавшийся от стен затхлой комнаты. В его животном крике было столько боли и отчаяния, что Делла едва не сдалась. Однако она напомнила себе, что перед ней не раненое животное, а раненый человек, и, подойдя к больному, легко дотронулась до его плеча.
— Прошу вас, синьор, не усложняйте себе жизнь! Лежите смирно, умоляю.
Он замер, но в нем чувствовалось напряжение. Выждав минуту, Делла повернулась к парням.
— Поаккуратнее, — тихо попросила она. Они ножом осторожно разрезали рубашку и одним движением сдернули ее.
— Dio mio — отскочив, хором воскликнули они и перекрестились.
Тело больного было покрыто нарывами. Из некоторых сочились гной и кровь — видимо, вместе с рубашкой была сорвана прилипшая к ней корка.
— Оспа.
— Вот видите! Видите! — торжествовала экономка, когда парни бросились прочь из комнаты. — У него оспа, синьора!
— Леди Хиллфорд! — Забывшись, Сара назвала свою хозяйку ее настоящим именем. — Уходите! Оспа!
Делла бессознательно пятилась до тех пор, пока не уперлась в холодную каменную стену. Ее напугал вовсе не вид гноящихся пустул. То, от чего ее сердце едва не выпрыгнуло из груди, выглядело гораздо безобиднее.
Среди густой поросли на груди больного поблескивал овальный золотой медальон с инициалами «Р» и «X» на топкой золотой цепочке.
Перед отъездом Рейфа на полуостров она подарила ему на память очень похожий медальон. Внутри был ее портрет. Она выгравировала его инициалы на крышке, дабы они сохранились навечно, как и ее любовь к нему — в ее сердце. Об этом она поведала ему в записке, прилагавшейся к медальону.
Делла перевела взгляд на забинтованное лицо. Возможно ли, чтобы этот буйный сумасшедший был тем, кого она поклялась любить, уважать и кому обязана подчиняться?
Она отступила от стены.
— Вон! Вон! Вы, обе, оставьте меня!
Она с такой стремительностью налетела на женщин, что и экономка, и Сара выбежали из комнаты. Делла решительно закрыла за ними дверь, едва не прищемив платье Сары, и заперла ее на щеколду. Тяжела дыша, она привалилась к полированному косяку, оттягивая момент, когда ей придется вновь столкнуться лицом к лицу с мужчиной на кровати. Она вспомнила кошмарную ночь своего приезда. Тогда ей показалось, что этот забинтованный человек — демон, поднявшийся из преисподней. Но то были фантазии измученного сознания. Они не могли сравниться с ужасом открывшейся перед ней действительности.
Делла закрыла руками лицо. Она не находила в себе сил еще раз взглянуть на больного и убедиться в своих предположениях.
В начале путешествия она не очень задумывалась над причинами, почему Рейф не вернулся к ней. Слишком уж часто она сражалась против холодного рационализма других, чтобы признать бессмысленность собственной точки зрения. И вот сейчас она дрожала при мысли, что ее самое безрассудное желание претворилось в жизнь в тот момент, когда она готова была сдаться.
Тихий стон вызвал у Деллы новый приступ тревоги. Массивная готическая кровать была скрыта в густом мраке, и только путы из разорванной на полосы простыни белели на темных столбиках.
Делла услышала, как заскрипела кровать, когда мужчина попробовал свои путы на прочность. Он думает, что он один? Неужели он не слышит громкого стука ее сердца и учащенного дыхания? Неужели не чувствует ее страха? Или ему это безразлично? Может, помешательство — результат ранения, а не беспробудного пьянства?
Он дергал рукой и ногами, дерево скрипело, но не поддавалось, так как в нижней части окружность столбиков была не меньше, чем талия Деллы. Говорят, сумасшедшие обладают недюжинной силой, но Делла подозревала, что, даже если и так, у него не хватит сил, чтобы освободиться. Наконец он с гневным стоном оставил свои попытки и начал колотить по матрацу. Бедняга, как же он страдает!
Поддавшись порыву, Делла сделала шаг вперед. Ее ноги в атласных туфельках ступали бесшумно.
Но он услышал. И поднял голову.
— Кто там? — с вызовом спросил он по-итальянски.
— Всего лишь я, — после некоторого колебания ответила Делла.
Он что-то буркнул и уронил голову на подушку.
Приблизившись к кровати, Делла принялась изучать его сапоги, стараясь не смотреть на золотой медальон на цепочке. Сапоги были высокими, и даже грязь и царапины не могли скрыть великолепное качество кожи.
Ей непроизвольно вспомнились слова Рейфа о том, что о чувстве самоуважения солдата можно судить по тому, как он заботится о своем мундире и вооружении. Начищенные сапоги, хорошо наточенная сабля, прочно пришитые и сияющие медные пуговицы — все это требует немалых усилий и свидетельствует о внимании к мелочам, от которых зависит жизнь.
Это не может быть Рейф, сказала себе Делла. Рейф всегда был гордым человеком. Неожиданно ей в голову пришла предательская мысль — подобные мысли хоть и редко, но все же посещали ее. Они оба страдали именно из-за его гордости.
Она стояла на расстоянии вытянутой руки от кровати, но так и не могла набраться храбрости, чтобы поднять глаза. Казалось, некая сила приковала их к левому сапогу, у которого не было каблука. Может, отсутствие каблука объясняет его хромоту?
— Помогите мне, — неожиданно опять по-итальянски произнес он.
Взгляд Деллы метнулся на больного. Под грязными бриджами вырисовывались четкие контуры напряженных мышц бедер, как будто он готовился еще раз испытать прочность пут. Тело же оставалось в тени полога. Чтобы хорошо его рассмотреть, понадобится свет.
Делла подошла к окну и подняла тяжелые зеленые шторы. Яркий полуденный свет залил кровать. Поморгав, она повернулась к кровати и обнаружила, что больной снова закрыл лицо рукой. Нахмурившись, она осторожно приблизилась к нему. Он слеп, следовательно, ему незачем закрываться от света. Может, он стесняется своей внешности? Или ему есть что скрывать? Эта мысль побудила Деллу повнимательнее приглядеться к нему. Однако она избегала смотреть туда, где покоился медальон. Его болезнь не вызывала у нее страха. В детстве она пережила эпидемию оспы и приобрела иммунитет. Если не считать гноящихся и покрытых коркой пустул, такое тело может принадлежать только мужчине в расцвете лет. На стройном торсе с темной порослью на груди не было никаких следов ран в отличие от лица и правой руки. Даже если бы это был Рейф, она бы все равно не смогла узнать тело собственного мужа.
Делла вспомнила их первую и последнюю ночь вдвоем. Понимая ее смущение, он задул свечу, прежде чем раздеться и лечь рядом с ней.
Она же слишком сосредоточилась на чувственном удовольствии, которое он дарил ей, чтобы рассматривать его обнаженное тело. Память сохранила нежность, ласковые прикосновения рук, тяжесть тела, огонь страсти и, наконец, силу и твердость его плоти.
Делла замотала головой. Так дело не пойдет. Надо все выяснить. Она заставила себя поднять взгляд на несколько дюймов.
Медальона не было на месте. Только тонкая золотая цепочка на шее.
Очевидно, догадалась она, медальон соскользнул с его груди, когда он пытался разорвать путы. Наклонившись пониже, она обнаружила украшение рядом с левым ухом больного. Ей пришлось опереться коленом на край кровати, чтобы дотянуться до медальона. Почувствовав ее присутствие, мужчина резко повернул к ней голову. Его спрятанное под многими слоями бинтов лицо оказалось так близко от нее, что она ощутила отвратительный запах винного перегара. Содрогнувшись, но не отступив, она быстро схватила медальон.
Замок был сломан, поэтому медальон распахнулся при прикосновении, открыв ее взору то, чего она так страшилась, — собственный портрет.
Делла выронила его из руки и отскочила от кровати. Она разрывалась между противоречивыми желаниями: убежать или обнять этого калеку, который лежал абсолютно неподвижно, как будто умер или спал.
— Почему я слушала так невнимательно? — хрипло прошептала она. Правда читалась в глазах Квинлана Делейси, когда он принес ей письмо Рейфа.
Делла взглянула на правую руку больного, туда, где должна была находиться кисть. «Ну конечно!» — сообразила она. Рейф не мог написать письмо. Его написал Делейси! Возможно ли, что таким образом лорд Кирни попытался уберечь ее от того, что знал сам? Она видела, с каким нежеланием он отвечал на ee вопросы о смерти Рейфа. Его взгляд словно молил: «Не вытягивайте из меня всю правду».
Делла опять посмотрела на больного и прижала кулак к губам, чтобы не закричать. Хочет ли она знать правду?
Называя себя здравомыслящей, она долгими темными ночами перебирала в голове все возможные причины, почему Рейф не вернулся к ней, даже те, которые причиняли боль. Она воображала, что он ранен или сошел с ума… его держат в плену с целью получить выкуп… он ранен и скрывается где-то во Франции, не зная, что война уже закончилась. Она даже допускала, что он влюбился в какую-нибудь красавицу, спасшую ему жизнь, и не желает покидать ее. Но во всех этих случаях он оставался жив. Пусть эти мысли доставляли страшные мучения, однако верить в то, что он жив, было легче, чем в то, что он погиб. И вот сейчас…
Делла устремила взгляд в окно и не моргая смотрела на отдаленную точку до тех пор, пока не защипало глаза и не потекли слезы. Там, за окном, была жизнь — солнечный день, тепло, оливковые деревья, черепичные крыши, красная земля и серебристые блики реки, протекавшей через зеленую долину.
Неожиданно Делла обнаружила, что внутренняя тревога прошла, она ощутила необыкновенное спокойствие. Только кровь, пульсирующая в венах, свидетельствовала о том, что она еще существует. Прирожденная уверенность больше не управляла ее мыслями. Уж слишком часто она подводила ее. Отныне ею руководил инстинкт самосохранения и стремление выжить.
Мужчина на кровати еще не знает, кто она. Почему бы не оставить все так, как есть? Слугам не известно ее настоящее имя. Только Сара знает о цели ее приезда сюда. Можно вернуться в Англию, провести положенный год в трауре, а потом начать жизнь сначала. И никто не заподозрит, что ей известна правда.
Как молода и глупа она была прежде, как долго занималась самообманом и не предполагала, что на свете есть вещи более жуткие, чем вдовство, — когда ты на всю жизнь привязана к мужу-калеке, да еще и сумасшедшему. Нет, у нее не хватит на это смелости.
Делла судорожно вздохнула. Правда оказалась хуже, чем ее самые смелые предположения. Теперь, когда она знает все, сможет ли она жить с этим, с самой собой, если уйдет отсюда и поддержит его обман?
Она прошла через комнату, открыла дверь и захлопнула ее за собой с яростью, удивившей ее саму.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буря страсти - Паркер Лаура



Браво! Потрясающая вещь! Умная, забавная, ироничная, добрая и без излишней слащавости книга!
Буря страсти - Паркер ЛаураТатьяна
15.01.2015, 21.12





Меня сбивало с толку, что в одном романе рассказывается 4 истории любви. Сначала тяжело воспринимать, потом ничего, понравилось. И имена героев, проще не придумать(((
Буря страсти - Паркер ЛаураЮля
20.01.2015, 13.09





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Роман за душу берет. 3 истории про любовь. Три героя и три героини по характеру очень разные но сильные. Одна героиня заставила в себя влюбиться, другая достойно отвоевала как будто бы потерянную любовь, а другая героиня обрела любовь своей жизни. Эти три истории связанны с друг-другом тонкой нитью. Прочтите их по внимательнее и роман вас удивит своими красочными историями. Я прочитала на этом сайте очень много романов. Были там и лучшие были и худшие Но такого сюжета я те читала. Очень советую всем читать! 10/10
Буря страсти - Паркер ЛаураKamila
9.06.2015, 9.46





Согласна с Юлей. Первые главы насыщены информацией и именами, в которых можно запутаться, как в песне Миронова "... Полетта, Колетта, Кларетта...", потом все становится ясно и понятно. Читайте, роман хорош! 10 баллов.
Буря страсти - Паркер ЛаураЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
26.07.2015, 22.09





Отличный роман)
Буря страсти - Паркер ЛаураЛала
22.05.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100